Кто первым создал атомную бомбу?

2013-08-11 21:54:55

В августовские дни 63 года назад, а именно, 6 августа 1945 года в 08:15 по местному времени американский бомбардировщик B-29 «Enola Gay», пилотируемый Полом Тиббетсом и бомбардиром Томом Фереби, сбросил на Хиросиму первую атомную бомбу под названием «Малыш». 9 августа бомбардировка повторилась — вторая бомба была сброшена на город Нагасаки.

 

Согласно официальной истории американцы первыми в мире сделали атомную бомбу и поспешили применить её против Японии, чтобы японцы быстрее капитулировали и Америка могла избежать колоссальных потерь во время десантирования солдат на острова, к чему адмиралы уже плотно готовились. Заодно бомба была демонстрацией перед СССР своих новых возможностей, ибо товарищ Джугашвили в мае1945-го уже мыслил распространить строительство коммунизма до Ла-Манша.

Увидев на примере Хиросимы, что будет с Москвой советские партийные деятели убавили свой пыл и приняли верное решение строить социализм не дальше Восточного Берлина. Параллельно они бросили все силы на советский атомный проект, откопали где-то талантливого академика Курчатова и тот по быстрому слепил для Джугашвили атомную бомбу, которой потом генсеки бряцали по трибуне ООН, а советские пропагандисты бряцали ей перед аудиторией — мол да, штаны у нас шьют плохие, но зато 

«мы сделали атомную бомбу». Этот аргумент чуть ли не основной для многих любителей совдепии. Однако наступает время опровергнуть и эти аргументы. 

Как-то не вязалось создание атомной бомбы с уровнем советской науки и  технологий.  Это, невероятно, чтобы рабовладельческая система способна была выдать такой сложный научно-технологический продукт самостоятельно.   Со временем как-то даже не отрицалось, что Курчатову помогали ещё и люди с Лубянки, принося в клюве уже готовые чертежи, однако академики это всё напрочь отрицают, минимализируя заслугу технологической разведки. В Америке за передачу СССР атомных секретов, были казнены супруги Розенберги. Спор между официальными историками и гражданами, которые хотят историю пересмотреть ведется довольно давно, почти открыто

однако истинное положение дел далеко как от официозной версии, так и от представлений её критиков. А дела таковы, что атомную бомбу первыми, как и многие вещи в мире, сделали к 1945-му немцы. И даже испытали её в конце 1944 года.Американцы готовили атомный проект как бы сами, но получили основные компоненты в качестве трофея или по договору с верхушкой рейха, поэтому и сделали всё гораздо быстрее. Но когда американцы взорвали бомбу, в  СССР начали искать немецких ученыхкоторые и сделали свой вклад. Поэтому так быстро в СССР создали бомбу, хотя по расчёту американцев он мог сделать бомбу не раньше 1952-55 года.

Американцы знали о чем говорили ибо если ракетную технику им помог сделать фон Браун, то их первая атомная бомба была полностью немецкой. Долгое время правду удавалось скрывать, но за десятилетия после 1945-го года, то кто-то уходя в отставку развязывал язык, то случайно рассекречивали пару листков из секретных архивов, то журналисты что-то вынюхивали.  Земля полнилась слухами и слухи что сброшенная на Хиросиму бомба на самом деле немецкая 

ходили начиная с 1945-го год. Люди шептались по курилкам и чесали лоб над логическиминесоответствиями и загадочными вопросами пока в один прекрасный день в начале 2000-х годов, господин Джозеф Фаррелл, известный богослов и специалист по альтернативному взгляду на современную «науку» не объединил все известные факты в одной книге — Черное солнце Третьего рейха. Битва за «оружие возмездия».

Факты им многократно проверялись и многое, в чем были сомнения автора в книгу не вошло, тем не менее фактов этих чтобы свести дебет с кредитом более чем достаточно. По каждому из них можно спорить (что официальные мужи США и делают), пытаться опровергать, но все вместе факты сверх убедительные. Некоторые из них, например Постановления Совета Министров СССР — так и вовсе неопровержимы ни учеными мужами ССССР, ни тем более учеными мужами США. Раз Джугашвили решил дать «врагам народа» 

Сталинские премии ( о чем ниже), значит было за что.

Всю книгу господина Фаррела мы пересказывать не будем, просто рекомендуем её к обязательному прочтению. Приведем лишь некоторые выдержки например несколько цитат, говорящих о том что немцы атомную бомбу испытывали и люди это видели:

Некий человек, по фамилии Цинссер, специалист по зенитным ракетам, рассказал о том, чему он был свидетелем: «В начале октября 1944 года я вылетел из Людвигслуста. (к югу от Любека), расположенного от 12 до 15 километров от атомного полигона, и вдруг увидел сильное яркое свечение, озарившее всю атмосферу, которое продолжалось около двух секунд.

 Из облака, образовавшегося при взрыве, вырвалась отчетливо видимая ударная волна. К тому времени, как она стала видимой, она имела диаметр около одного километра, а цвет облака часто менялся. После непродолжительного периода темноты оно покрылось множеством ярких пятен, которые в отличие от обычного взрыва имели бледно-голубой цвет.

 Приблизительно через десять секунд после взрыва отчетливые очертания взрывного облака исчезли, затем само облако начало светлеть на фоне темно-серого неба, затянутого сплошными облаками. Диаметр по-прежнему видимой невооруженным глазом ударной волны составлял по крайней мере 9000 метров; видимой она оставалась не меньше 15 секунд. Мое личное ощущение от наблюдения за цветом взрывного облака: оно приняло сине-фиолетовый опенок. В течение всего этого явления были видны красновато-окрашенные кольца, очень быстро меняющие цвет на грязные оттенки. Со своего наблюдательного самолета я ощущал слабое воздействие в виде легких толчков и рывков.

 Приблизительно через час я вылетел на «Хе-111» с аэродрома Людвигслуст и направился в восточном направлении. Вскоре после взлета я пролетел через зону сплошной облачности (на высоте от трех до четырех тысяч метров). Над тем местом, где произошел взрыв, стояло грибовидное облако с турбулентными, вихревыми слоями (на высоте приблизительно 7000 метров), без каких-либо видимых связей. Сильное электромагнитное возмущение проявилось в невозможности продолжать радиосвязь. Поскольку в районе Витгенберга-Берсбурга действовали американские истребители «П-38», мне пришлось повернуть на север, но зато мне стала лучше видна нижняя часть облака над местом взрыва. Замечание: мне не очень понятно, почему эти испытания проводились в таком плотно населенном районе»

АРИ: Таким образом, некий немецкий летчик наблюдал испытание устройства, по всем признакам подходящего по признаками к атомной бомбе. Таких свидетельств существуют десятки, но господин Фаррел приводит только официальные 

документы. Причем не только немцев но и японцев, которым немцы по его версии тоже помогли сделать бомбу и те её испытали у себя на полигоне.

Вскоре после окончания Второй мировой войны американская разведка на Тихом океане получила потрясающее донесение: японцы перед самой капитуляцией построили и успешно испытали атомную бомбу. Работы велись в городе Конан или в его окрестностях (японское название города Хыннам) на севере Корейского полуострова.

Война завершилась прежде, чем это оружие увидело боевое применение, а производство, где его изготавливали, теперь находится в руках русских.

Летом 1946 года эти сведения были преданы широкой огласке. Дэвид Снелл, сотрудник двадцать четвертого следственного отдела, работавшего в Корее… после своего увольнения написал об этом в газете «Атланта конститьюшн».

Заявление Снелла основывалось на голословных утверждениях японского офицера, возвращавшегося в Японию. Этот офицер сообщил Снеллу, что ему было поручено обеспечение безопасности данного объекта. Снелл, излагая своими словами в газетной статье показания японского офицера, утверждал:

В пещере в горах неподалеку от Конана работали люди, ведя гонку со временем, завершая работы по сборке «гендзай бакудан» — так по-японски называлась атомная бомба. Это было 10 августа 1945 года (по японскому времени), всего через четыре дня после того, как атомный взрыв разорвал небо

АРИ: Среди доводов тех, кто не верит в создание немцами атомной бомбы, такой довод, что не известно о значительных промышленных мощностях в гитлеровском реху, которые направлялись на немецкий атомные проект, как это делалось в США.  Однако этот довод опровергается  одним крайне любопытным фактом связанный с концерном «И. Г. Фарбен», который по официальной легенде выпускал синтетический каучук и потому потреблял больше электричества чем Берлин того времени. Вот только реально за пять лет работы там не было произведено ДАЖЕ КИЛОГРАММА официальной продукции и скорее всего это был главный центр по обогащению урана:

Концерн «И. Г. Фарбен» принимал активное участие в зверствах нацизма, создав в годы войны огромный завод по производству синтетического каучука буна в Аушвице (немецкое название польского городка Освенцим) в польской части Силезии.

Заключенные концентрационного лагеря, которые вначале работали на строительстве комплекса, а затем обслуживали его, подвергались неслыханным жестокостям. Однако на слушаниях Нюрнбергского трибунала над военными преступниками выяснилось, что комплекс по производству буны в Освенциме является одной из величайших загадок войны, ибо несмотря на личное благословение Гитлера, Гиммлера, Геринга и Кейтеля, несмотря на бесконечный источник как квалифицированных вольнонаемных кадров, так и рабского труда из Освенцима, «работам постоянно мешали сбои, задержки и саботаж… Однако, невзирая ни на что, возведение огромного комплекса по производству синтетического каучука и газолина было завершено. Через строительную площадку прошло свыше трехсот тысяч заключенных концентрационного лагеря; из них двадцать пять тысяч умерли от истощения, не выдержав изнурительного труда.

Комплекс получился гигантским. Настолько огромным, что «он потреблял больше электроэнергии, чем весь Берлин».Однако во время трибунала над военными преступниками следователей держав-победительниц озадачил не этот долгий перечень жутких подробностей. Их поставило в тупик то, что, несмотря на такое огромное вложение денег, материалов и человеческих жизней, «так и не было произведено ни одного килограмма синтетического каучука».

На этом, словно одержимые, настаивали директора и управляющие «Фарбена», оказавшиеся на скамье подсудимых. Потреблять больше электроэнергии, чем весь Берлин — в то время восьмой по величине город в мире, — чтобы абсолютно ничего не произвести? Если это действительно так, значит, невиданные затраты средств и труда и огромное потребление электроэнергии не внесли никакого существенного вклада в военные усилия Германии. Несомненно, тут что-то не так.

АРИ: Электрическая энергия в безумных количествах — одна из главных составляющих любого атомного проекта. Она нужна для производства тяжёлой воды — её получают, выпаривая тонны природной воды, после чего на дне остаётся та самая нужная атомщикам вода. Электричество нужно для электрохимического разделения металлов, другим путём уран не добыть. И его нужно тоже очень много. Исходя из этого историки утверждали, что раз у немцев не было таких энергоёмких заводов по обогащению урана и получению тяжелой воды то значит и атомной бломбы не было. Но как видим — всё там было. Только называлось по другому — по типу как в СССР потом был секретный «санаторий» для немецких физиков.

Ещё более удивительный факт — применение немцами незавершенной атомной бомбы на…Курской дуге.

Заключительным аккордом этой главы и захватывающим дух указанием на другие тайны, которые будут исследованы далее в этой книге, станет доклад, рассекреченный Агентством национальной безопасности только в 1978 году. В этом докладе, судя по всему, приводится дешифровка перехваченного сообщения, переданного из японского посольства в Стокгольме в Токио. Он озаглавлен «Доклад о бомбе на основе расщепления атома». Лучше всего привести этот поразительный документ целиком, с теми пропусками, которые получились при дешифровании оригинального сообщения.

Эта бомба, революционная по своему воздействию, полностью перевернет все устоявшиеся концепции ведения обычной войны. Я направляю вам собранные вместе все отчеты о том, что называется бомбой на основе расщепления атома:

Достоверно известно, что в июне 1943 года германская армия в точке на удалении 150 километров к юго-востоку от Курска испытала против русских совершенно новый тип оружия. Хотя удару подвергся целый 19-й стрелковый полк русских, всего нескольких бомб (каждая с боевым зарядом меньше 5 килограммов) оказалось достаточно, для того чтобы уничтожить его полностью, вплоть до последнего человека. Следующий материал приводится согласно показаниям подполковника Уэ (?) Кендзи, советника атташе в Венгрии и в прошлом (работавшего?) в этой стране, который случайно увидел последствия произошедшего непосредственно после того, как это случилось: «Все люди и лошади (? в районе?) взрыва снарядов были обуглены до черноты, и даже сдетонировали все боеприпасы».

АРИ: Тем не менее даже свои же официальные документы официальные ученые мужи США пытаются опровергать — мол, подделка эти все донесения, рапорты и протоколы допросов.  Но баланс все равно не сходится ибо к августу 1945-го года у США не было достаточного количества урана для производства как минимум двух, а возможно и четырех атомных бомб. Без урана бомбы не будет, а он добывается годами. К 1944-му году у США было не более четверти необходимого урана, на добычу остального нужно было ещё как минимум лет пять. И вдруг уран словно свалился им на голову с неба:

В декабре 1944 года был подготовлен весьма неприятный доклад, очень расстроивший тех, кто с ним ознакомился: «Анализ поставок (оружейного урана) за последние три месяца показывает следующее…: при сохранении нынешних темпов мы будем располагать к 7 февраля приблизительно 10 килограммами урана, а к 1 мая — 15 килограммами». Это действительно были очень неприятные известия, ибо для создания бомбы на основе урана, согласно первоначальным оценкам, сделанным в 1942 году, требовалось от 10 до 100 килограммов урана, а ко времени составления этого меморандума более точные расчеты дали значение критической массы, необходимой для производства урановой атомной бомбы, равное приблизительно 50 килограммам.

Однако проблемы с недостающим ураном имелись не только у «Манхэттенского проекта». Германия, похоже, также страдала «синдромом пропавшего урана» в дни, непосредственно предшествующие окончанию войны и сразу после нее. Но в данном случае объемы пропавшего урана исчислялись не десятками килограммов, а сотнями тонн. В этом месте имеет смысл привести пространную выдержку из блистательной работы Картера Хидрика, чтобы всесторонне исследовать данную проблему:

Начиная с июня 1940 года и до конца войны Германия вывезла из Бельгии три с половиной тысячи тонн ураносодержащих веществ — почти втрое больше того, что имелось в распоряжении Гровса… и разместила их в соляных шахтах под Штрассфуртом на территории Германии.

АРИ: Лесли Ричард Гровс (англ. Leslie Richard Groves; 17 августа 1896 — 13 июля 1970) — генерал-лейтенант армии США, в 1942—1947 — военный руководитель программы по созданию ядерного оружия (Манхэттенский проект).

Гровс заявляет, что 17 апреля 1945 года, когда война уже близилась к завершению, союзникам удалось захватить около 1100 тонн урановой руды в Штрассфурте и еще 31 тонну во французском порту Тулуза… И он утверждает, что больше урановой руды у Германии никогда не было, тем самым показывая, что Германия никогда не располагала достаточным количеством материала или для переработки урана в сырье для плутониевого реактора, или для его обогащения методом электромагнитной сепарации.

Очевидно, что, если в свое время в Штрассфурте хранилось 3500 тонн, а захвачено было только 1130, остаются еще приблизительно 2730 тонн — а это по-прежнему вдвое больше того, чем располагал «Манхэттенский проект» на протяжении всей войны… Судьба этой пропавшей руды неизвестна и по сей день…

 

Согласно историку Маргарет Гоуинг, еще к лету 1941 года Германия обогатила 600 тонн урана до формы оксида, необходимой для ионизации сырья в газообразный вид, в котором изотопы урана можно разделять магнитным или термическим способом. (Курсив мой. — Д. Ф.) Также оксид можно преобразовать в металл для использования в качестве сырья в ядерном реакторе. На самом деле профессор Рейхль, на протяжении войны отвечавший за весь уран, имевшийся в распоряжении Германии, утверждает, что истинная цифра была значительно выше…

АРИ: Таким образом, ясно, что без получения обогащённого урана откуда-то извне, и некоторых технологий подрыва, американцы не смогли бы провести ни испытания, ни взорвать свои бомбы над Японией в августе 1945 года. А получили они, как выясняется, недостающие компоненты от немцев.

Для того чтобы создать урановую или плутониевую бомбу, ураносодержащее сырье необходимо на определенной стадии превратить в металл. Для плутониевой бомбы получают металлический U238, для урановой бомбы нужен U235. Однако вследствие коварных характеристик урана этот металлургический процесс является чрезвычайно сложным. Соединенные Штаты рано занялись этой проблемой, но научились успешно превращать уран в металлическую форму в больших количествах только в конце 1942 года. Немецкие специалисты… к концу 1940 года уже преобразовали в металл 280,6 килограмма, больше четверти тонны»……

……В любом случае, эти цифры однозначно указывают на то, что в 1940–1942 годах немцы значительно опережали союзников в одной очень важной составляющей процесса производства атомной бомбы — в обогащении урана, и, следовательно, это позволяет также сделать вывод, что они в тот период вырвались далеко вперед в гонке за обладание действующей атомной бомбой. Однако эти цифры также поднимают один тревожный вопрос: куда же подевался весь этот уран?

Ответ на этот вопрос дает таинственное происшествие с немецкой подводной лодкой U-234, захваченной американцами в 1945 году.

История U-234 хорошо известна всем исследователям, занимающимся историей нацистской атомной бомбы, и, разумеется, «легенда союзников» гласит, что материалы, находившиеся на борту захваченной подлодки, никоим образом не были использованы в «Манхэттенском проекте».

Все это абсолютно не соответствует истине. U-234 была очень большим подводным минным заградителем, приспособленным перевозить под водой большой груз. Задумайтесь над тем, какой в высшей степени странный груз находился на борту U-234 в тот последний рейс:

— Два японских офицера.

— 80 покрытых изнутри золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограммов оксида урана.

— Несколько деревянных бочек, наполненных «тяжелой водой».

— Инфракрасные неконтактные взрыватели.

— Доктор Гейнц Шлике, изобретатель этих взрывателей.

Когда U-234 загружалась в германском порту перед выходом в свое последнее плавание, радист подлодки Вольфганг Хиршфельд обратил внимание на то, что японские офицеры пишут «U235» на бумаге, в которую были завернуты контейнеры, перед тем как загрузить их в трюм лодки. Вряд ли нужно говорить, что это замечание вызвало весь тот шквал разоблачительной критики, которой скептики обычно встречают рассказы очевидцев НЛО: низкое расположение солнца над горизонтом, плохое освещение, большое расстояние, не позволившее рассмотреть все отчетливо, и тому подобное. И в этом нет ничего удивительного, потому что если Хиршфельд действительно увидел то, что увидел, пугающие последствия этого очевидны.

Использование контейнеров, покрытых изнутри золотом, объясняется тем обстоятельством, что уран, в высшей степени корродирующий металл, быстро загрязняется, вступая в контакт с другими нестабильными элементами. Золото, по части защиты от радиоактивного излучения не уступающее свинцу, в отличие от свинца является очень чистым и чрезвычайно стабильным элементом; следовательно, очевиден его выбор для хранения и длительной транспортировки высокообогащенного и чистого урана. Таким образом, оксид урана, находившийся на борту U-234, представлял собой высокообогащенный уран, причем, скорее всего, U235, последнюю стадию сырья перед превращением ее в оружейный или металлический уран, пригодный для производства бомбы (если это уже не был оружейный уран). И действительно, если надписи, сделанные японскими офицерами на контейнерах, соответствовали действительности, весьма вероятно, что речь шла о последней стадии очистки сырья перед превращением в металл.

Груз, находившийся на борту U-234, был настолько чувствительным, что, когда 16 июня 1945 года представители военно-морского флота США составляли его опись, оксид урана из списка бесследно исчез…..

…. Да, так было бы проще всего, если бы не неожиданное подтверждение со стороны некоего Петра Ивановича Титаренко, бывшего военного переводчика из штаба маршала Родиона Малиновского, который в конце войны принимал со стороны Советского Союза капитуляцию Японии. Как писал немецкий журнал «Шпигель» в 1992 году, Титаренко написал письмо в Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. В нем он доложил, что в действительности на Японию были сброшены три атомных бомбы, одна из которых, сброшенная на Нагасаки до того, как над городом взорвался «Толстяк», не взорвалась. Впоследствии эта бомба была передана Японией Советскому Союзу.

Муссолини и переводчик советского маршала не единственные, кто подтверждает версию о странном количестве сброшенных на Японию бомб; возможно, в какой-то момент в игре участвовала еще и четвертая бомба, которая перевозилась на Дальний Восток на борту тяжелого крейсера американского ВМФ «Индианаполис» (бортовой номер СА 35), когда тот затонул в 1945 году.

Эти странные свидетельства снова поднимают вопросы к «легенде союзников», ибо, как уже было показано, в конце 1944 — начале 1945 года «Манхэттенский проект» столкнулся с критической нехваткой оружейного урана, и к тому времени так и не была решена проблема взрывателей для плутониевой бомбы. Так что вопрос стоит так: если эти доклады соответствовали действительности, откуда появилась дополнительная бомба (а то и несколько бомб)? Трудно поверить в то, что три, а то и четыре бомбы, готовые к использованию в Японии, были изготовлены в такие кратчайшие сроки, — если только они не явились военной добычей, вывезенной из Европы.

АРИ: На самом деле история U-234 начинается ещё 1944-го году, когда после открытия 2 фронта и неудач на Восточном фронте возможно по поручению Гитлера было принято решение о начале торговли с союзниками — атомная бомба в обмен на гарантии неприкосновенности для партийной верхушки:

….Как бы то ни было, в первую очередь нас интересует та роль, которую Борман сыграл в разработке и реализации плана секретной стратегической эвакуации нацистов после их военного поражения. После сталинградской катастрофы в начале 1943 года Борману, как и другим высокопоставленным нацистам, стало очевидно, что военный крах Третьего рейха неизбежен, если их секретные оружейные проекты вовремя не принесут плоды. Борман и представители различных управлений по вооружениям, промышленных отраслей и, конечно, СС собрались на тайную встречу, на которой были разработаны планы по вывозу из Германии материальных ценностей, квалифицированного персонала, научных материалов и технологий……

…..В первую очередь директор JIOA Грун, назначенный руководителем проекта, составил список наиболее квалифицированных немецких и австрийских ученых, которых американцы и британцы использовали в течение десятилетий. Хотя журналисты и историки неоднократно упоминали этот список, никто из них не сказал о том, что в его составлении принимал участие Вернер Озенберг, занимавший во время войны должность начальника научного отдела гестапо. Решение о привлечении Озенбсрга к этой работе было принято капитаном ВМФ США Рэнсомом Дэвисом после консультаций с Объединенным комитетом начальников штабов……

…..И, наконец, список Озенберга и проявленный к нему интерес со стороны американцев, похоже, подтверждают еще одну гипотезу, а именно что сведения о характере нацистских проектов, которыми располагали американцы, о чем свидетельствуют безошибочные действия генерала Паттона по отысканию секретных исследовательских центров Каммлера, могли поступить только из самой нацистской Германии. Поскольку Картер Хайдрик весьма убедительно доказал, что Борман лично руководил передачей секретов немецкой атомной бомбы американцам, можно смело утверждать, что он в конечном счете координировал поток другой важной информации, касающейся «штаба Каммлера», в американские спецслужбы, поскольку никто лучше его не знал о характере, содержании и персонале немецких черных проектов. Таким образом, тезис Картера Хайдрика по поводу того, что Борман помог организовать перевозку в США на подводной лодке «U-234» не только обогащенного урана, но и готовой к использованию атомной бомбы, выглядит весьма правдоподобным.

АРИ: Кроме самого урана для атомной бомбы нужно ещё много что, в частности взрыватели на основе красной ртути. В отличие от обычного детонатора эти устройства должны взорваться сверхсинхронно, собрав урановую массу в единое целое и запустив ядерную реакцию. Технология эта крайне сложная, у США её не было и потому взрыватели шли в комплекте. А поскольку и на взрывателях вопрос не заканчивался — американцы таскали к себе на консультации немецких ядерщиков перед загрузкой атомной бомбы на борт летящего на Японию самолёта:

……Имеет место еще один факт, не вписывающийся в послевоенную легенду союзников относительно невозможности создания немцами атомной бомбы: немецкого физика Рудольфа Фляйшмана доставили в США на самолете для допросов еще до атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Почему возникла столь острая необходимость в консультациях с немецким физиком перед атомной бомбардировкой Японии? Ведь, согласно легенде союзников, нам нечему было учиться у немцев в области атомной физики……

АРИ: Таким образом не остаётся никаких сомнений — у Германии на май 1945-го года бомба была. Почему Гитлер её не применил? Потому что одна атомная бомба — это не бомба. Чтобы бомба стала оружием их должно быть достаточное количество, помноженное на средства доставки. Гитлер мог уничтожить Нью-Йорк и Лондон, мог по выбору стереть с лица Земли пару дивизий, движущихся к Берлину. Но исход войны это бы не решило в его пользу. Зато союзники пришли бы в Германию в очень плохом настроении. Немцам и так в 1945-м досталось, но в случае применения Германией ядерного оружия её населению досталось бы гораздо больше. Германию могли стереть с лица земли, как, например, Дрезден.  Поэтому господина Гитлера хотя и считают некоторые сумасшедшим, тем не менее безумным политиком он не был и трезво всё взвесив тихо слил Вторую мировую: мы вам даём бомбу — а вы не даёте СССР дойти до Ла-Манша и гарантируете тихую старость нацистской верхушке.

Так что сепаратные переговоры в апреле 1945-го, описанные в кино про 17 мгновений весны, действительно имели место быть. Но только на таком уровне, что никакому пастору Шлагу и не снилось — переговоры вёл сам Гитлер. И физика Рунге не было никакого ибо пока Штирлиц за ним гонялся Манфред фон Арденне

уже испытывал готовое оружие — как миниум в 1943-м на Курской дуге, как максимум — в Норвегии, не позднее 1944-го года.

По понятным причинам, книгу господина Фаррела ни на Западе, ни в России не раскручивают, не каждому она попалась на глаза. Но информация пробивает себе дорогу и в один прекрасный день о том как была сделано ядерное оружие будет знать даже тупой. И возникнет очень пикантная ситуация ибо придется в корне пересматривать всю официальную историю последних 70-ти лет.

Однако хуже всего будет официальным ученым мужам в россиянской федерации, которые долгие годы твердили старую мантру: машины у нас может и плохие, но мы создали атомную бомбу.Но как выясняется — даже американским инженерам ядерное устройство было не по зубам, по крайней мере на 1945-й год. СССР тут вообще не при делах — сегодня россиянская федерация конкурировала бы с Ираном на предмет кто сделает бомбу быстрее, если бы не одно НО. НО — это пленные немецкие инженеры, которые и сделали для Джугашвили ядерное оружие.

Достоверно известно и академики СССР это не отрицают, что над ракетным проектом СССР работало 3 000 пленных немцев. То есть они по сути и запустили Гагарина в Космос. Но над советским атомным проектом работало аж 7 000 специалистов из Германии,  так что не удивительно что Советы сделали атомную бомбу раньше, чем полетели в космос. Если у США был всё же свой путь в атомной гонке, то в СССР просто тупо воспроизвели немецкую технологию.

В 1945 году поиском специалистов в Германии занималась группа полковников, которые на самом деле были не полковниками, а секретными физиками, — будущие академики Арцимович, Кикоин, Харитон, Щелкин… Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел Иван Серов.

В Москву были привезены свыше двухсот виднейших немецких физиков (около половины из них составляли доктора наук), радиоинженеров и мастеров. Кроме оборудования лаборатории Арденне, в Москву доставили позднее оборудование берлинского Кайзеровского института и других немецких научных организаций, документацию и реактивы, запасы пленки и бумаги для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии, оптику, мощные электромагниты и даже немецкие трансформаторы.  И дальше немцы под страхом смерти стали строить для СССР атомную бомбу. Строили с нуля поскольку в США к 1945-му году были какие-то свои наработки, немцы их просто сильно опережали, но в СССР, в царстве «науки» академиков типа Лысенко по ядерной программе не было ничего. Вот что удалось накопать исследователям этой темы:

(См. http://gazeta.aif.ru/online/tbilisi/505/16_01)

В распоряжение немецких физиков в 1945 году передали санатории «Синоп» и «Агудзеры», находившиеся в Абхазии. Так было положено начало Сухумскому физико-техническому институту, входившему тогда в систему сверхсекретных объектов СССР. «Синоп» именовался в документах Объектом «А», возглавлял его барон Манфред фон Арденне (1907–1997). Личность эта в мировой науке легендарная: один из основоположников телевидения, разработчик электронных микроскопов и множества других приборов. Во время одного совещания Берия хотел возложить руководство атомного проекта на фон Арденне. Сам Арденне вспоминает: «На обдумывание у меня было не более десяти секунд. Мой ответ дословно: такое важнейшее предложение я рассматриваю как большую честь для меня, т.к. это есть выражение исключительно большого доверия к моим способностям. Решение этой проблемы имеет два различных направления: 1. Разработку собственно атомной бомбы и 2. Разработку методов получения делящегося изотопа урана 235U в промышленных масштабах. Разделение изотопов есть отдельная и очень трудная проблема. Поэтому я предлагаю, чтобы разделение изотопов было главной проблемой нашего института и немецких специалистов, а сидящие здесь ведущие ядерщики Советского Союза выполнили бы большую работу по созданию атомной бомбы для своей родины».

 Берия принял это предложение. Через много лет на одном правительственном приеме, когда Манфред фон Арденне был представлен председателю Совета министров СССР Хрущеву, тот прореагировал так: «А, Вы тот самый Арденне, который так искусно вынул свою шею из петли».

Фон Арденне позже оценивал свой вклад в развитие атомной проблемы как «важнейшее дело, к которому привели меня послевоенные обстоятельства». В 1955 году ученому разрешили выехать в ГДР, где он возглавил научно-исследовательский институт в Дрездене.

 Санаторий «Агудзеры» получил условное название Объект «Г». Руководил им Густав Герц (1887–1975), племянник знаменитого Генрих

maxpark.com

Кто первым создал атомную бомбу?

В августовские дни 68 лет назад, а именно, 6 августа 1945 года в 08:15 по местному времени американский бомбардировщик B-29 «Enola Gay», пилотируемый Полом Тиббетсом и бомбардиром Томом Фереби, сбросил на Хиросиму первую атомную бомбу под названием «Малыш». 9 августа бомбардировка повторилась — вторая бомба была сброшена на город Нагасаки.

Согласно официальной истории американцы первыми в мире сделали атомную бомбу и поспешили применить её против Японии, чтобы японцы быстрее капитулировали и Америка могла избежать колоссальных потерь во время десантирования солдат на острова, к чему адмиралы уже плотно готовились. Заодно бомба была демонстрацией перед СССР своих новых возможностей, ибо товарищ Джугашвили в мае1945-го уже мыслил распространить строительство коммунизма до Ла-Манша.

Увидев на примере Хиросимы, что будет с Москвой советские партийные деятели убавили свой пыл и приняли верное решение строить социализм не дальше Восточного Берлина. Параллельно они бросили все силы на советский атомный проект, откопали где-то талантливого академика Курчатова и тот по быстрому слепил для Джугашвили атомную бомбу, которой потом генсеки бряцали по трибуне ООН, а советские пропагандисты бряцали ей перед аудиторией — мол да, штаны у нас шьют плохие, но зато «мы сделали атомную бомбу«. Этот аргумент чуть ли не основной для многих любителей совдепии. Однако наступает время опровергнуть и эти аргументы.

Как-то не вязалось создание атомной бомбы с уровнем советской науки и технологий. Это, невероятно, чтобы рабовладельческая система способна была выдать такой сложный научно-технологический продукт самостоятельно. Со временем как-то даже не отрицалось, что Курчатову помогали ещё и люди с Лубянки, принося в клюве уже готовые чертежи, однако академики это всё напрочь отрицают, минимализируя заслугу технологической разведки. В Америке за передачу СССР атомных секретов, были казнены супруги Розенберги. Спор между официальными историками и гражданами, которые хотят историю пересмотреть ведется довольно давно, почти открыто, однако истинное положение дел далеко как от официозной версии, так и от представлений её критиков. А дела таковы, что атомную бомбу первыми, как и многие вещи в мире, сделали к 1945-му немцы. И даже испытали её в конце 1944 года. Американцы готовили атомный проект как бы сами, но получили основные компоненты в качестве трофея или по договору с верхушкой рейха, поэтому и сделали всё гораздо быстрее. Но когда американцы взорвали бомбу, в СССР начали искать немецких ученых, которые и сделали свой вклад. Поэтому так быстро в СССР создали бомбу, хотя по расчёту американцев он мог сделать бомбу не раньше 1952-55 года.

 

Американцы знали о чем говорили ибо если ракетную технику им помог сделать фон Браун, то их первая атомная бомба была полностью немецкой. Долгое время правду удавалось скрывать, но за десятилетия после 1945-го года, то кто-то уходя в отставку развязывал язык, то случайно рассекречивали пару листков из секретных архивов, то журналисты что-то вынюхивали. Земля полнилась слухами и слухи что сброшенная на Хиросиму бомба на самом деле немецкая ходили начиная с 1945-го год. Люди шептались по курилкам и чесали лоб над логическиминесоответствиями и загадочными вопросами пока в один прекрасный день в начале 2000-х годов, господин Джозеф Фаррелл, известный богослов и специалист по альтернативному взгляду на современную «науку» не объединил все известные факты в одной книге — Черное солнце Третьего рейха. Битва за «оружие возмездия».

 

Факты им многократно проверялись и многое, в чем были сомнения автора в книгу не вошло, тем не менее фактов этих чтобы свести дебет с кредитом более чем достаточно. По каждому из них можно спорить (что официальные мужи США и делают), пытаться опровергать, но все вместе факты сверх убедительные. Некоторые из них, например Постановления Совета Министров СССР — так и вовсе неопровержимы ни учеными мужами ССССР, ни тем более учеными мужами США. Раз Джугашвили решил дать «врагам народа» Сталинские премии ( о чем ниже), значит было за что.

Всю книгу господина Фаррела мы пересказывать не будем, просто рекомендуем её к обязательному прочтению. Приведем лишь некоторые выдержки например несколько цитат, говорящих о том что немцы атомную бомбу испытывали и люди это видели:

 

Некий человек, по фамилии Цинссер, специалист по зенитным ракетам, рассказал о том, чему он был свидетелем: «В начале октября 1944 года я вылетел из Людвигслуста. (к югу от Любека), расположенного от 12 до 15 километров от атомного полигона, и вдруг увидел сильное яркое свечение, озарившее всю атмосферу, которое продолжалось около двух секунд.

 

Из облака, образовавшегося при взрыве, вырвалась отчетливо видимая ударная волна. К тому времени, как она стала видимой, она имела диаметр около одного километра, а цвет облака часто менялся. После непродолжительного периода темноты оно покрылось множеством ярких пятен, которые в отличие от обычного взрыва имели бледно-голубой цвет.

 

Приблизительно через десять секунд после взрыва отчетливые очертания взрывного облака исчезли, затем само облако начало светлеть на фоне темно-серого неба, затянутого сплошными облаками. Диаметр по-прежнему видимой невооруженным глазом ударной волны составлял по крайней мере 9000 метров; видимой она оставалась не меньше 15 секунд. Мое личное ощущение от наблюдения за цветом взрывного облака: оно приняло сине-фиолетовый опенок. В течение всего этого явления были видны красновато-окрашенные кольца, очень быстро меняющие цвет на грязные оттенки. Со своего наблюдательного самолета я ощущал слабое воздействие в виде легких толчков и рывков.

 

Приблизительно через час я вылетел на «Хе-111» с аэродрома Людвигслуст и направился в восточном направлении. Вскоре после взлета я пролетел через зону сплошной облачности (на высоте от трех до четырех тысяч метров). Над тем местом, где произошел взрыв, стояло грибовидное облако с турбулентными, вихревыми слоями (на высоте приблизительно 7000 метров), без каких-либо видимых связей. Сильное электромагнитное возмущение проявилось в невозможности продолжать радиосвязь. Поскольку в районе Витгенберга-Берсбурга действовали американские истребители «П-38″, мне пришлось повернуть на север, но зато мне стала лучше видна нижняя часть облака над местом взрыва. Замечание: мне не очень понятно, почему эти испытания проводились в таком плотно населенном районе»

 

АРИ: Таким образом, некий немецкий летчик наблюдал испытание устройства, по всем признакам подходящего по признаками к атомной бомбе. Таких свидетельств существуют десятки, но господин Фаррел приводит только официальные документы. Причем не только немцев но и японцев, которым немцы по его версии тоже помогли сделать бомбу и те её испытали у себя на полигоне.

 

Вскоре после окончания Второй мировой войны американская разведка на Тихом океане получила потрясающее донесение: японцы перед самой капитуляцией построили и успешно испытали атомную бомбу. Работы велись в городе Конан или в его окрестностях (японское название города Хыннам) на севере Корейского полуострова.

 

Война завершилась прежде, чем это оружие увидело боевое применение, а производство, где его изготавливали, теперь находится в руках русских.

 

Летом 1946 года эти сведения были преданы широкой огласке. Дэвид Снелл, сотрудник двадцать четвертого следственного отдела, работавшего в Корее… после своего увольнения написал об этом в газете «Атланта конститьюшн».

 

Заявление Снелла основывалось на голословных утверждениях японского офицера, возвращавшегося в Японию. Этот офицер сообщил Снеллу, что ему было поручено обеспечение безопасности данного объекта. Снелл, излагая своими словами в газетной статье показания японского офицера, утверждал:

 

В пещере в горах неподалеку от Конана работали люди, ведя гонку со временем, завершая работы по сборке «гендзай бакудан» — так по-японски называлась атомная бомба. Это было 10 августа 1945 года (по японскому времени), всего через четыре дня после того, как атомный взрыв разорвал небо

 

АРИ: Среди доводов тех, кто не верит в создание немцами атомной бомбы, такой довод, что не известно о значительных промышленных мощностях в гитлеровском реху, которые направлялись на немецкий атомные проект, как это делалось в США. Однако этот довод опровергается одним крайне любопытным фактом связанный с концерном «И. Г. Фарбен», который по официальной легенде выпускал синтетический каучук и потому потреблял больше электричества чем Берлин того времени. Вот только реально за пять лет работы там не было произведено ДАЖЕ КИЛОГРАММА официальной продукции и скорее всего это был главный центр по обогащению урана:

 

Концерн «И. Г. Фарбен» принимал активное участие в зверствах нацизма, создав в годы войны огромный завод по производству синтетического каучука буна в Аушвице (немецкое название польского городка Освенцим) в польской части Силезии.

 

Заключенные концентрационного лагеря, которые вначале работали на строительстве комплекса, а затем обслуживали его, подвергались неслыханным жестокостям. Однако на слушаниях Нюрнбергского трибунала над военными преступниками выяснилось, что комплекс по производству буны в Освенциме является одной из величайших загадок войны, ибо несмотря на личное благословение Гитлера, Гиммлера, Геринга и Кейтеля, несмотря на бесконечный источник как квалифицированных вольнонаемных кадров, так и рабского труда из Освенцима, «работам постоянно мешали сбои, задержки и саботаж… Однако, невзирая ни на что, возведение огромного комплекса по производству синтетического каучука и газолина было завершено. Через строительную площадку прошло свыше трехсот тысяч заключенных концентрационного лагеря; из них двадцать пять тысяч умерли от истощения, не выдержав изнурительного труда.

 

Комплекс получился гигантским. Настолько огромным, что «он потреблял больше электроэнергии, чем весь Берлин».Однако во время трибунала над военными преступниками следователей держав-победительниц озадачил не этот долгий перечень жутких подробностей. Их поставило в тупик то, что, несмотря на такое огромное вложение денег, материалов и человеческих жизней, «так и не было произведено ни одного килограмма синтетического каучука».

 

На этом, словно одержимые, настаивали директора и управляющие «Фарбена», оказавшиеся на скамье подсудимых. Потреблять больше электроэнергии, чем весь Берлин — в то время восьмой по величине город в мире, — чтобы абсолютно ничего не произвести? Если это действительно так, значит, невиданные затраты средств и труда и огромное потребление электроэнергии не внесли никакого существенного вклада в военные усилия Германии. Несомненно, тут что-то не так.

 

АРИ: Электрическая энергия в безумных количествах — одна из главных составляющих любого атомного проекта. Она нужна для производства тяжёлой воды — её получают, выпаривая тонны природной воды, после чего на дне остаётся та самая нужная атомщикам вода. Электричество нужно для электрохимического разделения металлов, другим путём уран не добыть. И его нужно тоже очень много. Исходя из этого историки утверждали, что раз у немцев не было таких энергоёмких заводов по обогащению урана и получению тяжелой воды то значит и атомной бломбы не было. Но как видим — всё там было. Только называлось по другому — по типу как в СССР потом был секретный «санаторий» для немецких физиков.

Ещё более удивительный факт — применение немцами незавершенной атомной бомбы на…Курской дуге.

 

Заключительным аккордом этой главы и захватывающим дух указанием на другие тайны, которые будут исследованы далее в этой книге, станет доклад, рассекреченный Агентством национальной безопасности только в 1978 году. В этом докладе, судя по всему, приводится дешифровка перехваченного сообщения, переданного из японского посольства в Стокгольме в Токио. Он озаглавлен «Доклад о бомбе на основе расщепления атома». Лучше всего привести этот поразительный документ целиком, с теми пропусками, которые получились при дешифровании оригинального сообщения.

 

Эта бомба, революционная по своему воздействию, полностью перевернет все устоявшиеся концепции ведения обычной войны. Я направляю вам собранные вместе все отчеты о том, что называется бомбой на основе расщепления атома:

 

Достоверно известно, что в июне 1943 года германская армия в точке на удалении 150 километров к юго-востоку от Курска испытала против русских совершенно новый тип оружия. Хотя удару подвергся целый 19-й стрелковый полк русских, всего нескольких бомб (каждая с боевым зарядом меньше 5 килограммов) оказалось достаточно, для того чтобы уничтожить его полностью, вплоть до последнего человека. Следующий материал приводится согласно показаниям подполковника Уэ (?) Кендзи, советника атташе в Венгрии и в прошлом (работавшего?) в этой стране, который случайно увидел последствия произошедшего непосредственно после того, как это случилось: «Все люди и лошади (? в районе?) взрыва снарядов были обуглены до черноты, и даже сдетонировали все боеприпасы».

 

АРИ: Тем не менее даже свои же официальные документы официальные ученые мужи США пытаются опровергать — мол, подделка эти все донесения, рапорты и протоколы допросов. Но баланс все равно не сходится ибо к августу 1945-го года у США не было достаточного количества урана для производства как минимум двух, а возможно и четырех атомных бомб. Без урана бомбы не будет, а он добывается годами. К 1944-му году у США было не более четверти необходимого урана, на добычу остального нужно было ещё как минимум лет пять. И вдруг уран словно свалился им на голову с неба:

 

В декабре 1944 года был подготовлен весьма неприятный доклад, очень расстроивший тех, кто с ним ознакомился: «Анализ поставок (оружейного урана) за последние три месяца показывает следующее…: при сохранении нынешних темпов мы будем располагать к 7 февраля приблизительно 10 килограммами урана, а к 1 мая — 15 килограммами». Это действительно были очень неприятные известия, ибо для создания бомбы на основе урана, согласно первоначальным оценкам, сделанным в 1942 году, требовалось от 10 до 100 килограммов урана, а ко времени составления этого меморандума более точные расчеты дали значение критической массы, необходимой для производства урановой атомной бомбы, равное приблизительно 50 килограммам.

 

Однако проблемы с недостающим ураном имелись не только у «Манхэттенского проекта». Германия, похоже, также страдала «синдромом пропавшего урана» в дни, непосредственно предшествующие окончанию войны и сразу после нее. Но в данном случае объемы пропавшего урана исчислялись не десятками килограммов, а сотнями тонн. В этом месте имеет смысл привести пространную выдержку из блистательной работы Картера Хидрика, чтобы всесторонне исследовать данную проблему:

 

Начиная с июня 1940 года и до конца войны Германия вывезла из Бельгии три с половиной тысячи тонн ураносодержащих веществ — почти втрое больше того, что имелось в распоряжении Гровса… и разместила их в соляных шахтах под Штрассфуртом на территории Германии.

 

АРИ: Лесли Ричард Гровс (англ. Leslie Richard Groves; 17 августа 1896 — 13 июля 1970) — генерал-лейтенант армии США, в 1942—1947 — военный руководитель программы по созданию ядерного оружия (Манхэттенский проект).

 

Гровс заявляет, что 17 апреля 1945 года, когда война уже близилась к завершению, союзникам удалось захватить около 1100 тонн урановой руды в Штрассфурте и еще 31 тонну во французском порту Тулуза… И он утверждает, что больше урановой руды у Германии никогда не было, тем самым показывая, что Германия никогда не располагала достаточным количеством материала или для переработки урана в сырье для плутониевого реактора, или для его обогащения методом электромагнитной сепарации.

 

Очевидно, что, если в свое время в Штрассфурте хранилось 3500 тонн, а захвачено было только 1130, остаются еще приблизительно 2730 тонн — а это по-прежнему вдвое больше того, чем располагал «Манхэттенский проект» на протяжении всей войны… Судьба этой пропавшей руды неизвестна и по сей день…

 

Согласно историку Маргарет Гоуинг, еще к лету 1941 года Германия обогатила 600 тонн урана до формы оксида, необходимой для ионизации сырья в газообразный вид, в котором изотопы урана можно разделять магнитным или термическим способом. (Курсив мой. — Д. Ф.) Также оксид можно преобразовать в металл для использования в качестве сырья в ядерном реакторе. На самом деле профессор Рейхль, на протяжении войны отвечавший за весь уран, имевшийся в распоряжении Германии, утверждает, что истинная цифра была значительно выше…

 

АРИ: Таким образом, ясно, что без получения обогащённого урана откуда-то извне, и некоторых технологий подрыва, американцы не смогли бы провести ни испытания, ни взорвать свои бомбы над Японией в августе 1945 года. А получили они, как выясняется, недостающие компоненты от немцев.

 

Для того чтобы создать урановую или плутониевую бомбу, ураносодержащее сырье необходимо на определенной стадии превратить в металл. Для плутониевой бомбы получают металлический U238, для урановой бомбы нужен U235. Однако вследствие коварных характеристик урана этот металлургический процесс является чрезвычайно сложным. Соединенные Штаты рано занялись этой проблемой, но научились успешно превращать уран в металлическую форму в больших количествах только в конце 1942 года. Немецкие специалисты… к концу 1940 года уже преобразовали в металл 280,6 килограмма, больше четверти тонны»……

 

……В любом случае, эти цифры однозначно указывают на то, что в 1940-1942 годах немцы значительно опережали союзников в одной очень важной составляющей процесса производства атомной бомбы — в обогащении урана, и, следовательно, это позволяет также сделать вывод, что они в тот период вырвались далеко вперед в гонке за обладание действующей атомной бомбой. Однако эти цифры также поднимают один тревожный вопрос: куда же подевался весь этот уран?

 

Ответ на этот вопрос дает таинственное происшествие с немецкой подводной лодкой U-234, захваченной американцами в 1945 году.

 

История U-234 хорошо известна всем исследователям, занимающимся историей нацистской атомной бомбы, и, разумеется, «легенда союзников» гласит, что материалы, находившиеся на борту захваченной подлодки, никоим образом не были использованы в «Манхэттенском проекте».

 

Все это абсолютно не соответствует истине. U-234 была очень большим подводным минным заградителем, приспособленным перевозить под водой большой груз. Задумайтесь над тем, какой в высшей степени странный груз находился на борту U-234 в тот последний рейс:

 

— Два японских офицера.

— 80 покрытых изнутри золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограммов оксида урана.

— Несколько деревянных бочек, наполненных «тяжелой водой».

— Инфракрасные неконтактные взрыватели.

— Доктор Гейнц Шлике, изобретатель этих взрывателей.

 

Когда U-234 загружалась в германском порту перед выходом в свое последнее плавание, радист подлодки Вольфганг Хиршфельд обратил внимание на то, что японские офицеры пишут «U235» на бумаге, в которую были завернуты контейнеры, перед тем как загрузить их в трюм лодки. Вряд ли нужно говорить, что это замечание вызвало весь тот шквал разоблачительной критики, которой скептики обычно встречают рассказы очевидцев НЛО: низкое расположение солнца над горизонтом, плохое освещение, большое расстояние, не позволившее рассмотреть все отчетливо, и тому подобное. И в этом нет ничего удивительного, потому что если Хиршфельд действительно увидел то, что увидел, пугающие последствия этого очевидны.

 

Использование контейнеров, покрытых изнутри золотом, объясняется тем обстоятельством, что уран, в высшей степени корродирующий металл, быстро загрязняется, вступая в контакт с другими нестабильными элементами. Золото, по части защиты от радиоактивного излучения не уступающее свинцу, в отличие от свинца является очень чистым и чрезвычайно стабильным элементом; следовательно, очевиден его выбор для хранения и длительной транспортировки высокообогащенного и чистого урана. Таким образом, оксид урана, находившийся на борту U-234, представлял собой высокообогащенный уран, причем, скорее всего, U235, последнюю стадию сырья перед превращением ее в оружейный или металлический уран, пригодный для производства бомбы (если это уже не был оружейный уран). И действительно, если надписи, сделанные японскими офицерами на контейнерах, соответствовали действительности, весьма вероятно, что речь шла о последней стадии очистки сырья перед превращением в металл.

 

Груз, находившийся на борту U-234, был настолько чувствительным, что, когда 16 июня 1945 года представители военно-морского флота США составляли его опись, оксид урана из списка бесследно исчез…..

 

…. Да, так было бы проще всего, если бы не неожиданное подтверждение со стороны некоего Петра Ивановича Титаренко, бывшего военного переводчика из штаба маршала Родиона Малиновского, который в конце войны принимал со стороны Советского Союза капитуляцию Японии. Как писал немецкий журнал «Шпигель» в 1992 году, Титаренко написал письмо в Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. В нем он доложил, что в действительности на Японию были сброшены три атомных бомбы, одна из которых, сброшенная на Нагасаки до того, как над городом взорвался «Толстяк», не взорвалась. Впоследствии эта бомба была передана Японией Советскому Союзу.

 

Муссолини и переводчик советского маршала не единственные, кто подтверждает версию о странном количестве сброшенных на Японию бомб; возможно, в какой-то момент в игре участвовала еще и четвертая бомба, которая перевозилась на Дальний Восток на борту тяжелого крейсера американского ВМФ «Индианаполис» (бортовой номер СА 35), когда тот затонул в 1945 году.

 

Эти странные свидетельства снова поднимают вопросы к «легенде союзников», ибо, как уже было показано, в конце 1944 — начале 1945 года «Манхэттенский проект» столкнулся с критической нехваткой оружейного урана, и к тому времени так и не была решена проблема взрывателей для плутониевой бомбы. Так что вопрос стоит так: если эти доклады соответствовали действительности, откуда появилась дополнительная бомба (а то и несколько бомб)? Трудно поверить в то, что три, а то и четыре бомбы, готовые к использованию в Японии, были изготовлены в такие кратчайшие сроки, — если только они не явились военной добычей, вывезенной из Европы.

 

АРИ: На самом деле история U-234 начинается ещё 1944-го году, когда после открытия 2 фронта и неудач на Восточном фронте возможно по поручению Гитлера было принято решение о начале торговли с союзниками — атомная бомба в обмен на гарантии неприкосновенности для партийной верхушки:

….Как бы то ни было, в первую очередь нас интересует та роль, которую Борман сыграл в разработке и реализации плана секретной стратегической эвакуации нацистов после их военного поражения. После сталинградской катастрофы в начале 1943 года Борману, как и другим высокопоставленным нацистам, стало очевидно, что военный крах Третьего рейха неизбежен, если их секретные оружейные проекты вовремя не принесут плоды. Борман и представители различных управлений по вооружениям, промышленных отраслей и, конечно, СС собрались на тайную встречу, на которой были разработаны планы по вывозу из Германии материальных ценностей, квалифицированного персонала, научных материалов и технологий……

…..В первую очередь директор JIOA Грун, назначенный руководителем проекта, составил список наиболее квалифицированных немецких и австрийских ученых, которых американцы и британцы использовали в течение десятилетий. Хотя журналисты и историки неоднократно упоминали этот список, никто из них не сказал о том, что в его составлении принимал участие Вернер Озенберг, занимавший во время войны должность начальника научного отдела гестапо. Решение о привлечении Озенбсрга к этой работе было принято капитаном ВМФ США Рэнсомом Дэвисом после консультаций с Объединенным комитетом начальников штабов……

…..И, наконец, список Озенберга и проявленный к нему интерес со стороны американцев, похоже, подтверждают еще одну гипотезу, а именно что сведения о характере нацистских проектов, которыми располагали американцы, о чем свидетельствуют безошибочные действия генерала Паттона по отысканию секретных исследовательских центров Каммлера, могли поступить только из самой нацистской Германии. Поскольку Картер Хайдрик весьма убедительно доказал, что Борман лично руководил передачей секретов немецкой атомной бомбы американцам, можно смело утверждать, что он в конечном счете координировал поток другой важной информации, касающейся «штаба Каммлера», в американские спецслужбы, поскольку никто лучше его не знал о характере, содержании и персонале немецких черных проектов. Таким образом, тезис Картера Хайдрика по поводу того, что Борман помог организовать перевозку в США на подводной лодке «U-234» не только обогащенного урана, но и готовой к использованию атомной бомбы, выглядит весьма правдоподобным.

АРИ: Кроме самого урана для атомной бомбы нужно ещё много что, в частности взрыватели на основе красной ртути. В отличие от обычного детонатора эти устройства должны взорваться сверхсинхронно, собрав урановую массу в единое целое и запустив ядерную реакцию. Технология эта крайне сложная, у США её не было и потому взрыватели шли в комплекте. А поскольку и на взрывателях вопрос не заканчивался — американцы таскали к себе на консультации немецких ядерщиков перед загрузкой атомной бомбы на борт летящего на Японию самолёта:

……Имеет место еще один факт, не вписывающийся в послевоенную легенду союзников относительно невозможности создания немцами атомной бомбы: немецкого физика Рудольфа Фляйшмана доставили в США на самолете для допросов еще до атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Почему возникла столь острая необходимость в консультациях с немецким физиком перед атомной бомбардировкой Японии? Ведь, согласно легенде союзников, нам нечему было учиться у немцев в области атомной физики……

АРИ: Таким образом не остаётся никаких сомнений — у Германии на май 1945-го года бомба была. Почему Гитлер её не применил? Потому что одна атомная бомба — это не бомба. Чтобы бомба стала оружием их должно быть достаточное количество, помноженное на средства доставки. Гитлер мог уничтожить Нью-Йорк и Лондон, мог по выбору стереть с лица Земли пару дивизий, движущихся к Берлину. Но исход войны это бы не решило в его пользу. Зато союзники пришли бы в Германию в очень плохом настроении. Немцам и так в 1945-м досталось, но в случае применения Германией ядерного оружия её населению досталось бы гораздо больше. Германию могли стереть с лица земли, как, например, Дрезден. Поэтому господина Гитлера хотя и считают некоторые сумасшедшим, тем не менее безумным политиком он не был и трезво всё взвесив тихо слил Вторую мировую: мы вам даём бомбу — а вы не даёте СССР дойти до Ла-Манша и гарантируете тихую старость нацистской верхушке.

Так что сепаратные переговоры в апреле 1945-го, описанные в кино про 17 мгновений весны, действительно имели место быть. Но только на таком уровне, что никакому пастору Шлагу и не снилось — переговоры вёл сам Гитлер. И физика Рунге не было никакого ибо пока Штирлиц за ним гонялся Манфред фон Арденне

уже испытывал готовое оружие — как миниум в 1943-м на Курской дуге, как максимум — в Норвегии, не позднее 1944-го года.

По понятным причинам, книгу господина Фаррела ни на Западе, ни в России не раскручивают, не каждому она попалась на глаза. Но информация пробивает себе дорогу и в один прекрасный день о том как была сделано ядерное оружие будет знать даже тупой. И возникнет очень пикантная ситуация ибо придется в корне пересматривать всю официальную историю последних 70-ти лет.

Однако хуже всего будет официальным ученым мужам в россиянской федерации, которые долгие годы твердили старую мантру: машины у нас может и плохие, но мы создали атомную бомбу.Но как выясняется — даже американским инженерам ядерное устройство было не по зубам, по крайней мере на 1945-й год. СССР тут вообще не при делах — сегодня россиянская федерация конкурировала бы с Ираном на предмет кто сделает бомбу быстрее, если бы не одно НО. НО — это пленные немецкие инженеры, которые и сделали для Джугашвили ядерное оружие.

Достоверно известно и академики СССР это не отрицают, что над ракетным проектом СССР работало 3 000 пленных немцев. То есть они по сути и запустили Гагарина в Космос. Но над советским атомным проектом работало аж 7 000 специалистов из Германии, так что не удивительно что Советы сделали атомную бомбу раньше, чем полетели в космос. Если у США был всё же свой путь в атомной гонке, то в СССР просто тупо воспроизвели немецкую технологию.

В 1945 году поиском специалистов в Германии занималась группа полковников, которые на самом деле были не полковниками, а секретными физиками, — будущие академики Арцимович, Кикоин, Харитон, Щелкин… Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел Иван Серов.

В Москву были привезены свыше двухсот виднейших немецких физиков (около половины из них составляли доктора наук), радиоинженеров и мастеров. Кроме оборудования лаборатории Арденне, в Москву доставили позднее оборудование берлинского Кайзеровского института и других немецких научных организаций, документацию и реактивы, запасы пленки и бумаги для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии, оптику, мощные электромагниты и даже немецкие трансформаторы. И дальше немцы под страхом смерти стали строить для СССР атомную бомбу. Строили с нуля поскольку в США к 1945-му году были какие-то свои наработки, немцы их просто сильно опережали, но в СССР, в царстве «науки» академиков типа Лысенко по ядерной программе не было ничего. Вот что удалось накопать исследователям этой темы:

 

(См. http://gazeta.aif.ru/online/tbilisi/505/16_01)

В распоряжение немецких физиков в 1945 году передали санатории «Синоп» и «Агудзеры», находившиеся в Абхазии. Так было положено начало Сухумскому физико-техническому институту, входившему тогда в систему сверхсекретных объектов СССР. «Синоп» именовался в документах Объектом «А», возглавлял его барон Манфред фон Арденне (1907-1997). Личность эта в мировой науке легендарная: один из основоположников телевидения, разработчик электронных микроскопов и множества других приборов. Во время одного совещания Берия хотел возложить руководство атомного проекта на фон Арденне. Сам Арденне вспоминает: «На обдумывание у меня было не более десяти секунд. Мой ответ дословно: такое важнейшее предложение я рассматриваю как большую честь для меня, т.к. это есть выражение исключительно большого доверия к моим способностям. Решение этой проблемы имеет два различных направления: 1. Разработку собственно атомной бомбы и 2. Разработку методов получения делящегося изотопа урана 235U в промышленных масштабах. Разделение изотопов есть отдельная и очень трудная проблема. Поэтому я предлагаю, чтобы разделение изотопов было главной проблемой нашего института и немецких специалистов, а сидящие здесь ведущие ядерщики Советского Союза выполнили бы большую работу по созданию атомной бомбы для своей родины».

 

Берия принял это предложение. Через много лет на одном правительственном приеме, когда Манфред фон Арденне был представлен председателю Совета министров СССР Хрущеву, тот прореагировал так: «А, Вы тот самый Арденне, который так искусно вынул свою шею из петли».

Фон Арденне позже оценивал свой вклад в развитие атомной проблемы как «важнейшее дело, к которому привели меня послевоенные обстоятельства». В 1955 году ученому разрешили выехать в ГДР, где он возглавил научно-исследовательский институт в Дрездене.

 

Санаторий «Агудзеры» получил условное название Объект «Г». Руководил им Густав Герц (1887-1975), племянник знаменитого Генриха Герца, известного нам со школьной скамьи. Густав Герц в 1925 году получил Нобелевскую премию за открытие законов соударения электрона с атомом — известный опыт Франка и Герца. В 1945 году Густав Герц стал одним из первых немецких физиков, доставленных в СССР. Он был единственный иностранный Нобелевский лауреат, который работал в СССР. Как и другие немецкие ученые, он жил, ни в чем не зная отказа, в своем доме на морском берегу. В 1955 году Герц выехал в ГДР. Там он работал профессором университета в Лейпциге, а затем в должности директора Физического института при университете.

 

Главной задачей фон Арденне и Густава Герца был поиск разных методов разделения изотопов урана. Благодаря фон Арденне в СССР появился один из первых масс-спектрометров. Герц успешно усовершенствовал свой метод разделения изотопов, что сделало возможным наладить данный процесс в промышленных масштабах.

 

Привезли на объект в Сухуми и других выдающихся немецких ученых, в том числе физика и радиохимика Николауса Риля (1901-1991). Называли его Николай Васильевич. Он родился в Петербурге, в семье немца — главного инженера фирмы «Сименс и Хальске». Мать у Николауса была русская, поэтому он с детства владел немецким и русским языками. Он получил прекрасное техническое образование: сначала в Петербурге, а после переезда семьи в Германию — в Берлинском университете кайзера Фридриха Вильгельма (позднее университет Гумбольдта). В 1927 году он защитил докторскую диссертацию по радиохимии. Его научными руководителями были будущие научные светила — физик-ядерщик Лиза Майтнер и радиохимик Отто Ган. Перед началом Второй мировой войны Риль заведовал центральной радиологической лабо

www.dal.by

Кто первым создал атомную бомбу?

Кто первым создал атомную бомбу?

Согласно официальной истории американцы первыми в мире сделали атомную бомбу и поспешили применить её против Японии, чтобы японцы быстрее капитулировали и Америка могла избежать колоссальных потерь во время десантирования солдат на острова, к чему адмиралы уже плотно готовились. Заодно бомба была демонстрацией перед СССР своих новых возможностей, ибо товарищ Джугашвили в мае1945-го уже мыслил распространить строительство коммунизма до Ла-Манша.

Увидев на примере Хиросимы, что будет с Москвой советские партийные деятели убавили свой пыл и приняли верное решение строить социализм не дальше Восточного Берлина. Параллельно они бросили все силы на советский атомный проект, откопали где-то талантливого академика Курчатова и тот по быстрому слепил для Джугашвили атомную бомбу, которой потом генсеки бряцали по трибуне ООН, а советские пропагандисты бряцали ей перед аудиторией — мол да, штаны у нас шьют плохие, но зато «мы сделали атомную бомбу». Этот аргумент чуть ли не основной для многих любителей совдепии. Однако наступает время опровергнуть и эти аргументы.

Как-то не вязалось создание атомной бомбы с уровнем советской науки и технологий. Это, невероятно, чтобы рабовладельческая система способна была выдать такой сложный научно-технологический продукт самостоятельно. Со временем как-то даже не отрицалось, что Курчатову помогали ещё и люди с Лубянки, принося в клюве уже готовые чертежи, однако академики это всё напрочь отрицают, минимализируя заслугу технологической разведки. В Америке за передачу СССР атомных секретов, были казнены супруги Розенберги. Спор между официальными историками и гражданами, которые хотят историю пересмотреть ведется довольно давно, почти открыто, однако истинное положение дел далеко как от официозной версии, так и от представлений её критиков. А дела таковы, что атомную бомбу первыми, как и многие вещи в мире, сделали к 1945-му немцы. И даже испытали её в конце 1944 года. Американцы готовили атомный проект как бы сами, но получили основные компоненты в качестве трофея или по договору с верхушкой рейха, поэтому и сделали всё гораздо быстрее. Но когда американцы взорвали бомбу, в СССР начали искать немецких ученых, которые и сделали свой вклад. Поэтому так быстро в СССР создали бомбу, хотя по расчёту американцев он мог сделать бомбу не раньше 1952-55 года.

Американцы знали о чем говорили ибо если ракетную технику им помог сделать фон Браун, то их первая атомная бомба была полностью немецкой. Долгое время правду удавалось скрывать, но за десятилетия после 1945-го года, то кто-то уходя в отставку развязывал язык, то случайно рассекречивали пару листков из секретных архивов, то журналисты что-то вынюхивали. Земля полнилась слухами и слухи что сброшенная на Хиросиму бомба на самом деле немецкая ходили начиная с 1945-го год. Люди шептались по курилкам и чесали лоб над логическими несоответствиями и загадочными вопросами пока в один прекрасный день в начале 2000-х годов, господин Джозеф Фаррелл, известный богослов и специалист по альтернативному взгляду на современную «науку» не объединил все известные факты в одной книге — Черное солнце Третьего рейха. Битва за «оружие возмездия».

Факты им многократно проверялись и многое, в чем были сомнения автора в книгу не вошло, тем не менее фактов этих чтобы свести дебет с кредитом более чем достаточно. По каждому из них можно спорить (что официальные мужи США и делают), пытаться опровергать, но все вместе факты сверх убедительные. Некоторые из них, например Постановления Совета Министров СССР — так и вовсе неопровержимы ни учеными мужами ССССР, ни тем более учеными мужами США. Раз Джугашвили решил дать «врагам народа» Сталинские премии ( о чем ниже), значит было за что.

Всю книгу господина Фаррела мы пересказывать не будем, просто рекомендуем её к обязательному прочтению. Приведем лишь некоторые выдержки например несколько цитат, говорящих о том что немцы атомную бомбу испытывали и люди это видели:

Некий человек, по фамилии Цинссер, специалист по зенитным ракетам, рассказал о том, чему он был свидетелем: «В начале октября 1944 года я вылетел из Людвигслуста. (к югу от Любека), расположенного от 12 до 15 километров от атомного полигона, и вдруг увидел сильное яркое свечение, озарившее всю атмосферу, которое продолжалось около двух секунд.

Из облака, образовавшегося при взрыве, вырвалась отчетливо видимая ударная волна. К тому времени, как она стала видимой, она имела диаметр около одного километра, а цвет облака часто менялся. После непродолжительного периода темноты оно покрылось множеством ярких пятен, которые в отличие от обычного взрыва имели бледно-голубой цвет.

Приблизительно через десять секунд после взрыва отчетливые очертания взрывного облака исчезли, затем само облако начало светлеть на фоне темно-серого неба, затянутого сплошными облаками. Диаметр по-прежнему видимой невооруженным глазом ударной волны составлял по крайней мере 9000 метров; видимой она оставалась не меньше 15 секунд. Мое личное ощущение от наблюдения за цветом взрывного облака: оно приняло сине-фиолетовый опенок. В течение всего этого явления были видны красновато-окрашенные кольца, очень быстро меняющие цвет на грязные оттенки. Со своего наблюдательного самолета я ощущал слабое воздействие в виде легких толчков и рывков.

Приблизительно через час я вылетел на «Хе-111» с аэродрома Людвигслуст и направился в восточном направлении. Вскоре после взлета я пролетел через зону сплошной облачности (на высоте от трех до четырех тысяч метров). Над тем местом, где произошел взрыв, стояло грибовидное облако с турбулентными, вихревыми слоями (на высоте приблизительно 7000 метров), без каких-либо видимых связей. Сильное электромагнитное возмущение проявилось в невозможности продолжать радиосвязь. Поскольку в районе Витгенберга-Берсбурга действовали американские истребители «П-38», мне пришлось повернуть на север, но зато мне стала лучше видна нижняя часть облака над местом взрыва. Замечание: мне не очень понятно, почему эти испытания проводились в таком плотно населенном районе».

АРИ: Таким образом, некий немецкий летчик наблюдал испытание устройства, по всем признакам подходящего по признаками к атомной бомбе. Таких свидетельств существуют десятки, но господин Фаррел приводит только официальные документы. Причем не только немцев но и японцев, которым немцы по его версии тоже помогли сделать бомбу и те её испытали у себя на полигоне.

Вскоре после окончания Второй мировой войны американская разведка на Тихом океане получила потрясающее донесение: японцы перед самой капитуляцией построили и успешно испытали атомную бомбу. Работы велись в городе Конан или в его окрестностях (японское название города Хыннам) на севере Корейского полуострова.

Война завершилась прежде, чем это оружие увидело боевое применение, а производство, где его изготавливали, теперь находится в руках русских.

Летом 1946 года эти сведения были преданы широкой огласке. Дэвид Снелл, сотрудник двадцать четвертого следственного отдела, работавшего в Корее… после своего увольнения написал об этом в газете «Атланта конститьюшн».

Заявление Снелла основывалось на голословных утверждениях японского офицера, возвращавшегося в Японию. Этот офицер сообщил Снеллу, что ему было поручено обеспечение безопасности данного объекта. Снелл, излагая своими словами в газетной статье показания японского офицера, утверждал:

В пещере в горах неподалеку от Конана работали люди, ведя гонку со временем, завершая работы по сборке «гендзай бакудан» — так по-японски называлась атомная бомба. Это было 10 августа 1945 года (по японскому времени), всего через четыре дня после того, как атомный взрыв разорвал небо.

АРИ: Среди доводов тех, кто не верит в создание немцами атомной бомбы, такой довод, что не известно о значительных промышленных мощностях в гитлеровском реху, которые направлялись на немецкий атомные проект, как это делалось в США. Однако этот довод опровергается одним крайне любопытным фактом связанный с концерном «И. Г. Фарбен», который по официальной легенде выпускал синтетический каучук и потому потреблял больше электричества чем Берлин того времени. Вот только реально за пять лет работы там не было произведено ДАЖЕ КИЛОГРАММА официальной продукции и скорее всего это был главный центр по обогащению урана:

Концерн «И. Г. Фарбен» принимал активное участие в зверствах нацизма, создав в годы войны огромный завод по производству синтетического каучука буна в Аушвице (немецкое название польского городка Освенцим) в польской части Силезии.

Заключенные концентрационного лагеря, которые вначале работали на строительстве комплекса, а затем обслуживали его, подвергались неслыханным жестокостям. Однако на слушаниях Нюрнбергского трибунала над военными преступниками выяснилось, что комплекс по производству буны в Освенциме является одной из величайших загадок войны, ибо несмотря на личное благословение Гитлера, Гиммлера, Геринга и Кейтеля, несмотря на бесконечный источник как квалифицированных вольнонаемных кадров, так и рабского труда из Освенцима, «работам постоянно мешали сбои, задержки и саботаж… Однако, невзирая ни на что, возведение огромного комплекса по производству синтетического каучука и газолина было завершено. Через строительную площадку прошло свыше трехсот тысяч заключенных концентрационного лагеря; из них двадцать пять тысяч умерли от истощения, не выдержав изнурительного труда.

Комплекс получился гигантским. Настолько огромным, что «он потреблял больше электроэнергии, чем весь Берлин».Однако во время трибунала над военными преступниками следователей держав-победительниц озадачил не этот долгий перечень жутких подробностей. Их поставило в тупик то, что, несмотря на такое огромное вложение денег, материалов и человеческих жизней, «так и не было произведено ни одного килограмма синтетического каучука».

На этом, словно одержимые, настаивали директора и управляющие «Фарбена», оказавшиеся на скамье подсудимых. Потреблять больше электроэнергии, чем весь Берлин — в то время восьмой по величине город в мире, — чтобы абсолютно ничего не произвести? Если это действительно так, значит, невиданные затраты средств и труда и огромное потребление электроэнергии не внесли никакого существенного вклада в военные усилия Германии. Несомненно, тут что-то не так.

АРИ: Электрическая энергия в безумных количествах — одна из главных составляющих любого атомного проекта. Она нужна для производства тяжёлой воды — её получают, выпаривая тонны природной воды, после чего на дне остаётся та самая нужная атомщикам вода. Электричество нужно для электрохимического разделения металлов, другим путём уран не добыть. И его нужно тоже очень много. Исходя из этого историки утверждали, что раз у немцев не было таких энергоёмких заводов по обогащению урана и получению тяжелой воды то значит и атомной бломбы не было. Но как видим — всё там было. Только называлось по другому — по типу как в СССР потом был секретный «санаторий» для немецких физиков.
Кто первым создал атомную бомбу?

Ещё более удивительный факт — применение немцами незавершенной атомной бомбы на…Курской дуге.

Заключительным аккордом этой главы и захватывающим дух указанием на другие тайны, которые будут исследованы далее в этой книге, станет доклад, рассекреченный Агентством национальной безопасности только в 1978 году. В этом докладе, судя по всему, приводится дешифровка перехваченного сообщения, переданного из японского посольства в Стокгольме в Токио. Он озаглавлен «Доклад о бомбе на основе расщепления атома». Лучше всего привести этот поразительный документ целиком, с теми пропусками, которые получились при дешифровании оригинального сообщения.

Эта бомба, революционная по своему воздействию, полностью перевернет все устоявшиеся концепции ведения обычной войны. Я направляю вам собранные вместе все отчеты о том, что называется бомбой на основе расщепления атома:

Достоверно известно, что в июне 1943 года германская армия в точке на удалении 150 километров к юго-востоку от Курска испытала против русских совершенно новый тип оружия. Хотя удару подвергся целый 19-й стрелковый полк русских, всего нескольких бомб (каждая с боевым зарядом меньше 5 килограммов) оказалось достаточно, для того чтобы уничтожить его полностью, вплоть до последнего человека. Следующий материал приводится согласно показаниям подполковника Уэ (?) Кендзи, советника атташе в Венгрии и в прошлом (работавшего?) в этой стране, который случайно увидел последствия произошедшего непосредственно после того, как это случилось: «Все люди и лошади (? в районе?) взрыва снарядов были обуглены до черноты, и даже сдетонировали все боеприпасы».

АРИ: Тем не менее даже свои же официальные документы официальные ученые мужи США пытаются опровергать — мол, подделка эти все донесения, рапорты и протоколы допросов. Но баланс все равно не сходится ибо к августу 1945-го года у США не было достаточного количества урана для производства как минимум двух, а возможно и четырех атомных бомб. Без урана бомбы не будет, а он добывается годами. К 1944-му году у США было не более четверти необходимого урана, на добычу остального нужно было ещё как минимум лет пять. И вдруг уран словно свалился им на голову с неба:

В декабре 1944 года был подготовлен весьма неприятный доклад, очень расстроивший тех, кто с ним ознакомился: «Анализ поставок (оружейного урана) за последние три месяца показывает следующее…: при сохранении нынешних темпов мы будем располагать к 7 февраля приблизительно 10 килограммами урана, а к 1 мая — 15 килограммами». Это действительно были очень неприятные известия, ибо для создания бомбы на основе урана, согласно первоначальным оценкам, сделанным в 1942 году, требовалось от 10 до 100 килограммов урана, а ко времени составления этого меморандума более точные расчеты дали значение критической массы, необходимой для производства урановой атомной бомбы, равное приблизительно 50 килограммам.

Однако проблемы с недостающим ураном имелись не только у «Манхэттенского проекта». Германия, похоже, также страдала «синдромом пропавшего урана» в дни, непосредственно предшествующие окончанию войны и сразу после нее. Но в данном случае объемы пропавшего урана исчислялись не десятками килограммов, а сотнями тонн. В этом месте имеет смысл привести пространную выдержку из блистательной работы Картера Хидрика, чтобы всесторонне исследовать данную проблему:

Начиная с июня 1940 года и до конца войны Германия вывезла из Бельгии три с половиной тысячи тонн ураносодержащих веществ — почти втрое больше того, что имелось в распоряжении Гровса… и разместила их в соляных шахтах под Штрассфуртом на территории Германии.

АРИ: Лесли Ричард Гровс (англ. Leslie Richard Groves; 17 августа 1896 — 13 июля 1970) — генерал-лейтенант армии США, в 1942—1947 — военный руководитель программы по созданию ядерного оружия (Манхэттенский проект).

Гровс заявляет, что 17 апреля 1945 года, когда война уже близилась к завершению, союзникам удалось захватить около 1100 тонн урановой руды в Штрассфурте и еще 31 тонну во французском порту Тулуза… И он утверждает, что больше урановой руды у Германии никогда не было, тем самым показывая, что Германия никогда не располагала достаточным количеством материала или для переработки урана в сырье для плутониевого реактора, или для его обогащения методом электромагнитной сепарации.

Очевидно, что, если в свое время в Штрассфурте хранилось 3500 тонн, а захвачено было только 1130, остаются еще приблизительно 2730 тонн — а это по-прежнему вдвое больше того, чем располагал «Манхэттенский проект» на протяжении всей войны… Судьба этой пропавшей руды неизвестна и по сей день…

Согласно историку Маргарет Гоуинг, еще к лету 1941 года Германия обогатила 600 тонн урана до формы оксида, необходимой для ионизации сырья в газообразный вид, в котором изотопы урана можно разделять магнитным или термическим способом. (Курсив мой. — Д. Ф.) Также оксид можно преобразовать в металл для использования в качестве сырья в ядерном реакторе. На самом деле профессор Рейхль, на протяжении войны отвечавший за весь уран, имевшийся в распоряжении Германии, утверждает, что истинная цифра была значительно выше…

АРИ: Таким образом, ясно, что без получения обогащённого урана откуда-то извне, и некоторых технологий подрыва, американцы не смогли бы провести ни испытания, ни взорвать свои бомбы над Японией в августе 1945 года. А получили они, как выясняется, недостающие компоненты от немцев.

Для того чтобы создать урановую или плутониевую бомбу, ураносодержащее сырье необходимо на определенной стадии превратить в металл. Для плутониевой бомбы получают металлический U238, для урановой бомбы нужен U235. Однако вследствие коварных характеристик урана этот металлургический процесс является чрезвычайно сложным. Соединенные Штаты рано занялись этой проблемой, но научились успешно превращать уран в металлическую форму в больших количествах только в конце 1942 года. Немецкие специалисты… к концу 1940 года уже преобразовали в металл 280,6 килограмма, больше четверти тонны»……

……В любом случае, эти цифры однозначно указывают на то, что в 1940–1942 годах немцы значительно опережали союзников в одной очень важной составляющей процесса производства атомной бомбы — в обогащении урана, и, следовательно, это позволяет также сделать вывод, что они в тот период вырвались далеко вперед в гонке за обладание действующей атомной бомбой. Однако эти цифры также поднимают один тревожный вопрос: куда же подевался весь этот уран?

Ответ на этот вопрос дает таинственное происшествие с немецкой подводной лодкой U-234, захваченной американцами в 1945 году.

История U-234 хорошо известна всем исследователям, занимающимся историей нацистской атомной бомбы, и, разумеется, «легенда союзников» гласит, что материалы, находившиеся на борту захваченной подлодки, никоим образом не были использованы в «Манхэттенском проекте».

Все это абсолютно не соответствует истине. U-234 была очень большим подводным минным заградителем, приспособленным перевозить под водой большой груз. Задумайтесь над тем, какой в высшей степени странный груз находился на борту U-234 в тот последний рейс:

— Два японских офицера.
— 80 покрытых изнутри золотом цилиндрических контейнеров, содержащих 560 килограммов оксида урана.
— Несколько деревянных бочек, наполненных «тяжелой водой».
— Инфракрасные неконтактные взрыватели.
— Доктор Гейнц Шлике, изобретатель этих взрывателей.

Когда U-234 загружалась в германском порту перед выходом в свое последнее плавание, радист подлодки Вольфганг Хиршфельд обратил внимание на то, что японские офицеры пишут «U235» на бумаге, в которую были завернуты контейнеры, перед тем как загрузить их в трюм лодки. Вряд ли нужно говорить, что это замечание вызвало весь тот шквал разоблачительной критики, которой скептики обычно встречают рассказы очевидцев НЛО: низкое расположение солнца над горизонтом, плохое освещение, большое расстояние, не позволившее рассмотреть все отчетливо, и тому подобное. И в этом нет ничего удивительного, потому что если Хиршфельд действительно увидел то, что увидел, пугающие последствия этого очевидны.

Использование контейнеров, покрытых изнутри золотом, объясняется тем обстоятельством, что уран, в высшей степени корродирующий металл, быстро загрязняется, вступая в контакт с другими нестабильными элементами. Золото, по части защиты от радиоактивного излучения не уступающее свинцу, в отличие от свинца является очень чистым и чрезвычайно стабильным элементом; следовательно, очевиден его выбор для хранения и длительной транспортировки высокообогащенного и чистого урана. Таким образом, оксид урана, находившийся на борту U-234, представлял собой высокообогащенный уран, причем, скорее всего, U235, последнюю стадию сырья перед превращением ее в оружейный или металлический уран, пригодный для производства бомбы (если это уже не был оружейный уран). И действительно, если надписи, сделанные японскими офицерами на контейнерах, соответствовали действительности, весьма вероятно, что речь шла о последней стадии очистки сырья перед превращением в металл.

Груз, находившийся на борту U-234, был настолько чувствительным, что, когда 16 июня 1945 года представители военно-морского флота США составляли его опись, оксид урана из списка бесследно исчез…..

…. Да, так было бы проще всего, если бы не неожиданное подтверждение со стороны некоего Петра Ивановича Титаренко, бывшего военного переводчика из штаба маршала Родиона Малиновского, который в конце войны принимал со стороны Советского Союза капитуляцию Японии. Как писал немецкий журнал «Шпигель» в 1992 году, Титаренко написал письмо в Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза. В нем он доложил, что в действительности на Японию были сброшены три атомных бомбы, одна из которых, сброшенная на Нагасаки до того, как над городом взорвался «Толстяк», не взорвалась. Впоследствии эта бомба была передана Японией Советскому Союзу.

Муссолини и переводчик советского маршала не единственные, кто подтверждает версию о странном количестве сброшенных на Японию бомб; возможно, в какой-то момент в игре участвовала еще и четвертая бомба, которая перевозилась на Дальний Восток на борту тяжелого крейсера американского ВМФ «Индианаполис» (бортовой номер СА 35), когда тот затонул в 1945 году.

Эти странные свидетельства снова поднимают вопросы к «легенде союзников», ибо, как уже было показано, в конце 1944 — начале 1945 года «Манхэттенский проект» столкнулся с критической нехваткой оружейного урана, и к тому времени так и не была решена проблема взрывателей для плутониевой бомбы. Так что вопрос стоит так: если эти доклады соответствовали действительности, откуда появилась дополнительная бомба (а то и несколько бомб)? Трудно поверить в то, что три, а то и четыре бомбы, готовые к использованию в Японии, были изготовлены в такие кратчайшие сроки, — если только они не явились военной добычей, вывезенной из Европы.

АРИ: На самом деле история U-234 начинается ещё 1944-го году, когда после открытия 2 фронта и неудач на Восточном фронте возможно по поручению Гитлера было принято решение о начале торговли с союзниками — атомная бомба в обмен на гарантии неприкосновенности для партийной верхушки:

….Как бы то ни было, в первую очередь нас интересует та роль, которую Борман сыграл в разработке и реализации плана секретной стратегической эвакуации нацистов после их военного поражения. После сталинградской катастрофы в начале 1943 года Борману, как и другим высокопоставленным нацистам, стало очевидно, что военный крах Третьего рейха неизбежен, если их секретные оружейные проекты вовремя не принесут плоды. Борман и представители различных управлений по вооружениям, промышленных отраслей и, конечно, СС собрались на тайную встречу, на которой были разработаны планы по вывозу из Германии материальных ценностей, квалифицированного персонала, научных материалов и технологий……

…..В первую очередь директор JIOA Грун, назначенный руководителем проекта, составил список наиболее квалифицированных немецких и австрийских ученых, которых американцы и британцы использовали в течение десятилетий. Хотя журналисты и историки неоднократно упоминали этот список, никто из них не сказал о том, что в его составлении принимал участие Вернер Озенберг, занимавший во время войны должность начальника научного отдела гестапо. Решение о привлечении Озенбсрга к этой работе было принято капитаном ВМФ США Рэнсомом Дэвисом после консультаций с Объединенным комитетом начальников штабов……

…..И, наконец, список Озенберга и проявленный к нему интерес со стороны американцев, похоже, подтверждают еще одну гипотезу, а именно что сведения о характере нацистских проектов, которыми располагали американцы, о чем свидетельствуют безошибочные действия генерала Паттона по отысканию секретных исследовательских центров Каммлера, могли поступить только из самой нацистской Германии. Поскольку Картер Хайдрик весьма убедительно доказал, что Борман лично руководил передачей секретов немецкой атомной бомбы американцам, можно смело утверждать, что он в конечном счете координировал поток другой важной информации, касающейся «штаба Каммлера», в американские спецслужбы, поскольку никто лучше его не знал о характере, содержании и персонале немецких черных проектов. Таким образом, тезис Картера Хайдрика по поводу того, что Борман помог организовать перевозку в США на подводной лодке «U-234» не только обогащенного урана, но и готовой к использованию атомной бомбы, выглядит весьма правдоподобным.

АРИ: Кроме самого урана для атомной бомбы нужно ещё много что, в частности взрыватели на основе красной ртути. В отличие от обычного детонатора эти устройства должны взорваться сверхсинхронно, собрав урановую массу в единое целое и запустив ядерную реакцию. Технология эта крайне сложная, у США её не было и потому взрыватели шли в комплекте. А поскольку и на взрывателях вопрос не заканчивался — американцы таскали к себе на консультации немецких ядерщиков перед загрузкой атомной бомбы на борт летящего на Японию самолёта:

……Имеет место еще один факт, не вписывающийся в послевоенную легенду союзников относительно невозможности создания немцами атомной бомбы: немецкого физика Рудольфа Фляйшмана доставили в США на самолете для допросов еще до атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. Почему возникла столь острая необходимость в консультациях с немецким физиком перед атомной бомбардировкой Японии? Ведь, согласно легенде союзников, нам нечему было учиться у немцев в области атомной физики……

АРИ: Таким образом не остаётся никаких сомнений — у Германии на май 1945-го года бомба была. Почему Гитлер её не применил? Потому что одна атомная бомба — это не бомба. Чтобы бомба стала оружием их должно быть достаточное количество, помноженное на средства доставки. Гитлер мог уничтожить Нью-Йорк и Лондон, мог по выбору стереть с лица Земли пару дивизий, движущихся к Берлину. Но исход войны это бы не решило в его пользу. Зато союзники пришли бы в Германию в очень плохом настроении. Немцам и так в 1945-м досталось, но в случае применения Германией ядерного оружия её населению досталось бы гораздо больше. Германию могли стереть с лица земли, как, например, Дрезден. Поэтому господина Гитлера хотя и считают некоторые сумасшедшим, тем не менее безумным политиком он не был и трезво всё взвесив тихо слил Вторую мировую: мы вам даём бомбу — а вы не даёте СССР дойти до Ла-Манша и гарантируете тихую старость нацистской верхушке.

Так что сепаратные переговоры в апреле 1945-го, описанные в кино про 17 мгновений весны, действительно имели место быть. Но только на таком уровне, что никакому пастору Шлагу и не снилось — переговоры вёл сам Гитлер. И физика Рунге не было никакого ибо пока Штирлиц за ним гонялся Манфред фон Арденне уже испытывал готовое оружие — как миниум в 1943-м на Курской дуге, как максимум — в Норвегии, не позднее 1944-го года.

По понятным причинам, книгу господина Фаррела ни на Западе, ни в России не раскручивают, не каждому она попалась на глаза. Но информация пробивает себе дорогу и в один прекрасный день о том как была сделано ядерное оружие будет знать даже тупой. И возникнет очень пикантная ситуация ибо придется в корне пересматривать всю официальную историю последних 70-ти лет.

Однако хуже всего будет официальным ученым мужам в россиянской федерации, которые долгие годы твердили старую мантру: машины у нас может и плохие, но мы создали атомную бомбу. Но как выясняется — даже американским инженерам ядерное устройство было не по зубам, по крайней мере на 1945-й год. СССР тут вообще не при делах — сегодня россиянская федерация конкурировала бы с Ираном на предмет кто сделает бомбу быстрее, если бы не одно НО. НО — это пленные немецкие инженеры, которые и сделали для Джугашвили ядерное оружие.

Достоверно известно и академики СССР это не отрицают, что над ракетным проектом СССР работало 3 000 пленных немцев. То есть они по сути и запустили Гагарина в Космос. Но над советским атомным проектом работало аж 7 000 специалистов из Германии, так что не удивительно что Советы сделали атомную бомбу раньше, чем полетели в космос. Если у США был всё же свой путь в атомной гонке, то в СССР просто тупо воспроизвели немецкую технологию.

В 1945 году поиском специалистов в Германии занималась группа полковников, которые на самом деле были не полковниками, а секретными физиками, — будущие академики Арцимович, Кикоин, Харитон, Щелкин… Операцией руководил первый заместитель наркома внутренних дел Иван Серов.

В Москву были привезены свыше двухсот виднейших немецких физиков (около половины из них составляли доктора наук), радиоинженеров и мастеров. Кроме оборудования лаборатории Арденне, в Москву доставили позднее оборудование берлинского Кайзеровского института и других немецких научных организаций, документацию и реактивы, запасы пленки и бумаги для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии, оптику, мощные электромагниты и даже немецкие трансформаторы. И дальше немцы под страхом смерти стали строить для СССР атомную бомбу. Строили с нуля поскольку в США к 1945-му году были какие-то свои наработки, немцы их просто сильно опережали, но в СССР, в царстве «науки» академиков типа Лысенко по ядерной программе не было ничего. Вот что удалось накопать исследователям этой темы:

В распоряжение немецких физиков в 1945 году передали санатории «Синоп» и «Агудзеры», находившиеся в Абхазии. Так было положено начало Сухумскому физико-техническому институту, входившему тогда в систему сверхсекретных объектов СССР. «Синоп» именовался в документах Объектом «А», возглавлял его барон Манфред фон Ар

maxpark.com

Кто же изобрел ядерную бомбу?. Третий рейх

Кто же изобрел ядерную бомбу?

Нацистская партия всегда признавала большое значение технологий и вкладывала огромные средства в разработку ракет, самолетов и танков. Но самое выдающееся и опасное открытие было сделано в области ядерной физики. Германия была в 1930-х годах, пожалуй, лидером в ядерной физике. Однако с приходом к власти нацистов, многие немецкие физики, которые были евреями, покинули Третий рейх. Некоторые из них эмигрировали в США, принеся с собой тревожные вести: Германия, возможно, работает над созданием атомной бомбы. Эти вести побудили Пентагон принять меры по разработке своей собственной атомной программы, которую назвали «Манхэттенский проект»…

Интересную, но более чем сомнительную версию о «секретном оружии Третьего рейха» предложил Ганс Ульрих фон Кранц. В его книге «Тайное оружие Третьего рейха» выдвигается версия о том, что атомная бомба была создана в Германии и что США только сымитировали результаты «Манхеттенского проекта». Но расскажем об этом подробнее.

Отто Ган, знаменитый немецкий физик и радиохимик, совместно с другим крупным ученым Фрицем Штраусманом открыл в 1938 году деление уранового ядра, фактически дав этим старт работам по созданию ядерного оружия. В 1938 году атомные разработки не были засекречены, но практически ни в одной стране, кроме Германии, им не уделялось должного внимания. В них не видели особого смысла. Премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен утверждал: «Эта отвлеченная материя не имеет никакого отношения к государственным нуждам». Состояние ядерных исследований в Соединенных Штатах Америки профессор Ган оценивал так: «Если говорить о стране, в которой процессам деления ядра уделяется наименьшее внимание, то следует, несомненно, назвать США. Разумеется, сейчас я не рассматриваю Бразилию или Ватикан. Однако среди развитых стран даже Италия и коммунистическая Россия значительно опережают США». Также он отмечал, что проблемам теоретической физики по ту сторону океана уделяется вообще мало внимания, приоритет отдается прикладным разработкам, которые могут дать немедленную прибыль. Вердикт Гана был однозначным: «Я могу с уверенностью утверждать, что в течение ближайшего десятилетия североамериканцы не смогут сделать что-либо существенное для развития атомной физики». Это утверждение и послужило основанием для построения гипотезы фон Кранца. Рассмотрим его версию.

В конце 1941 года англичанам стало известно, что немцы проводят атомные исследования, тогда же стала ясна и конечная цель этого процесса — ядерная бомба. Английские ученые-атомщики были достаточно компетентны, чтобы представить себе, какую угрозу несет новое оружие. Однако у Британии просто не было ресурсов для того, чтобы вступить в ядерную гонку с немцами. Отставание и так было большим, а в самое ближайшее время оно грозило стать безнадежным. И тогда англичане пошли единственным путем, который сулил хоть какую-то выгоду. Они решили обратиться к американцам, которые располагали необходимыми ресурсами. Британцы готовы были поделиться своими достижениями, чтобы ускорить процесс создания общей атомной бомбы. В отличие от военного ведомства, которое не вполне понимало ценности этих разработок, проектом заинтересовался Рузвельт. И в сентябре 1942 года было принято решение о начале работ по созданию атомной бомбы. Организационный период занял еще некоторое время, и по-настоящему проект развернулся в 1943 году. От армии работу возглавил генерал Лесли Гроувз, реальным руководителем был профессор Роберт Оппенгеймер. Хороших физиков-ядерщиков в Штатах можно было пересчитать по пальцам искалеченной руки, поэтому Оппенгеймер принял решение набрать людей, которых он знает лично и которым может доверять, вне зависимости от того, какой областью физики они занимались раньше. Большая часть ученых была сотрудниками Колумбийского университета из округа Манхэттен (кстати, именно поэтому проект получил название Манхэттенского). Привлекли к работе и британских ученых, буквально опустошив английские научные центры, а также специалистов из Канады. Итак, работа над проектом началась в то время, когда немцы над созданием бомбы трудились уже пять лет.

В это же время была создана группа «Алсос», деятельность которой сводилась к «охоте за головами» и поиску секретов атомных исследований Германии. Тут возникает закономерный вопрос: к чему американцам искать чужие секреты, если собственный проект идет полным ходом? Почему они так рассчитывали на чужие исследования?

Весной 1945 года, благодаря деятельности «Алсос», в руки американцев попали многие ученые, которые принимали участие в немецких ядерных исследованиях. К маю у них оказались и Гейзенберг, и Ган, и Озенберг, и Дибнер, и многие другие выдающиеся немецкие физики. Но группа «Алсос» продолжала активные поиски в уже побежденной Германии — до самого конца мая. И только когда все крупные ученые были отправлены в Америку, «Алсос» прекратил свою деятельность. И в конце июня американцы проводят испытания атомной бомбы, как утверждается, впервые в мире. А в начале августа сбрасывают две бомбы на японские города. Ганс Ульрих фон Кранц обратил внимание на эти совпадения.

Сомнения у исследователя вызывает и то, что между испытаниями и боевым применением нового супероружия прошел всего месяц, ведь изготовление ядерной бомбы невозможно в столь короткий срок! После Хиросимы и Нагасаки следующие бомбы в США появились на вооружении только в 1947 году, чему предшествовали дополнительные испытания в Эль-Пасо в 1946 году. Это наводит на мысль, что мы имеем дело с тщательно скрываемой правдой, так как получается, что в 1945 году американцы сбрасывают три бомбы — и все успешно. Следующие испытания — таких же самых бомб — проходят полтора года спустя, причем не слишком удачно (не взорвались три бомбы из четырех). Серийное производство началось еще через полгода, и неизвестно, насколько атомные бомбы, появившиеся на американских армейских складах, соответствовали своему страшному назначению. Это и навело исследователя на мысль, что «первые три атомные бомбы — те самые, сорок пятого года — были построены американцами не самостоятельно, а получены от кого-то. Если говорить прямо — от немцев. Косвенно такую гипотезу подтверждает реакция немецких ученых на бомбардировку японских городов, о которой мы знаем благодаря книге Дэвида Ирвинга». По мнению исследователя, атомный проект Третьего рейха контролировало «Аненербе», которое находилось в личном подчинении вождя СС Генриха Гиммлера. По мнению Ганса Ульрих фон Кранца, «ядерный заряд — лучший инструмент послевоенного геноцида, считали и Гитлер, и Гиммлер». Согласно данным исследователя, 3 марта 1944 года атомная бомба (объект «Локи») была доставлена на место испытаний — в болотистые леса Белоруссии. Испытания прошли успешно и вызвали небывалый энтузиазм в руководстве Третьего рейха. Германская пропаганда и раньше упоминала о «чудо-оружии» гигантской разрушительной силы, которое скоро получит вермахт, теперь эти мотивы зазвучали еще громче. Обычно их считают блефом, однако можем ли мы однозначно сделать такой вывод? Как правило, нацистская пропаганда не блефовала, она лишь приукрашивала действительность. Уличить ее в крупной лжи по вопросам «чудо-оружия» пока не удавалось. Вспомним, пропаганда обещала реактивные истребители — самые быстрые в мире. И уже в конце 1944 года сотни «Мессершмиттов-262» патрулировали воздушное пространство рейха. Пропаганда сулила врагам ракетный дождь, и с осени того же года десятки крылатых ракет Фау ежедневно обрушивались на английские города. Так с какой стати считать блефом обещанное суперразрушительное оружие?

С весны 1944 года начались лихорадочная подговка к серийному производству ядерных боеприпасов. Но почему же эти бомбы не применили? Фон Кранц дает такой ответ — не было носителя, а когда появился транспортный самолет «Юнкерс-390», рейх поджидало предательство, к тому же и эти бомбы уже не могли решить исход войны…

Насколько правдоподобна эта версия? Действительно ли именно немцы первыми разработали атомную бомбу? Сказать сложно, но исключать такую возможность не следует, ведь, как мы знаем, именно немецкие специалисты были еще в начале 1940-х годов лидерами в атомных исследованиях.

Несмотря на то, что множество историков занимаются исследованием тайн Третьего рейха, ибо стали доступными многие секретные документы, похоже, что и сегодня архивы с материалами о военных разработках Германии надежно хранят множество загадок.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Кто создал первую ядерную бомбу? Кто первый создал реактивный двигатель? Кто первый создал ядерный реактор?

На такой вопрос ответить невозможно в принципе, потому что столь сложные вещи создаются огромными коллективами, а не кем-то одним. Атьомную бомбу первыми создали американцы, испытана 17 июля 1945 года. Первый реактивный двигатель появился в древнем Китае (пороховые ракеты) , а турбореактивный двигатель появился в Германии незадолго до войны (первый самолёт с ТРД Не-178 взлетел в 1939 году) . Первый ядерный реактор был запущен в Чикаго в конце 1942 года. Немцы сделать свой реактор так и не успели.

Первая ядерная бомба была создана немецкими учеными, которые создавали ФАУ2. После захвата Берлина часть этих ученых попала в США часть в СССР. Те кто попал к нам, были в группе с Королевым и создали первый ракетоноситель. После удачного запуска, были сосланы в Сибирь. Остальное не знаю.

Первое ядерное оружие было разработано в конце Второй мировой войны, в 1944 году, в рамках американского сверхсекретного «Манхэттенского проекта» под руководством Роберта Оппенгеймера. Первая бомба взорвана в США, в порядке испытаний, 16 июля 1945 года. Первый в мире ядерный реактор, названный СР-1, построила группа физиков Чикагского университета, возглавляемая Э. Ферми. Он состоял из графитовых блоков, между которыми были расположены шары из природного урана и его двуокиси. Первый реактивный двигатель создал Фрэнк Уиттл в 1931 году.

группа учёных. Изначально кусок полония засветил рентгентовский снимок, и из-за этого начали изучать радиоактивность. в году 43 бомбу создали

Здравствуйте! Принято в вопросе задавать ОДИН вопрос, а не несколько, как Вы это сделали — Вы нарушаете Правила Проекта! Как Вы будете оценивать и выбирать лучший, ведь один отвечающий лучше ответит на один вопрос, а другой отвечающий — на другой вопрос! Мне известны ответы на КАЖДЫЙ заданный Вами вопрос, и каждый из них требует объёма в полный заданный объём, отведённый на ответ и Вы поставили даже знающего ответы на вопросы, в БЕЗВЫХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ! Так что Вы правильно избрали себе псевдоним (шучу, не обижайтесь!) . Искренне, Всего Вам доброго.

Первый примитивный реактивный двигатель создали древние китайцы, после изобретения пороха. Отсюда их знаменитая пиротехника. Принципы современного реактивного двигателя разработаны Циолковским и Кондратюком. Первый в металле создал Вернер в фашистской Германии. Знаменитые ракеты «Фау». Первый ядерный реактор построен в США в силиконовой долине в 1942 году. Авторов много. Это величайшие физики 20 века. Но, если говорить о решающей теоритической разрботке, а не о практическом руководстве (Оппенгейнер) , то это — звезда физиков всех времен и народов-Альберт Эйнштейн. Эта группа физиков и создала первую атомную бомбу. Трагедия Хиросимы и Нагасаки в 1945 году. В СССР атомный реактор, атомная бомба созданы группой физиков под руководством великого Курчатова до 1954 года. Они же, обогнав американцев создали в 1957 году первую термоядерную бомбу.

1в 1939 году в ссср было готово производство атомнова оружия, а задолго до этова инженер филипов разработал водородную бомбу 2еще китайцы пускали ракеты, а так-циолковский 3реактор это та же атомная бомба, цепная реакцыя в которой недостаточно для ее детонации

ПЕРВЫЕ СОЗДАЛИ ЯДЕРНЫЕ ОРУЖИИИ АМЕРИКА.

touch.otvet.mail.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *