Токи — «снаряжение для лазания»

Токи — «снаряжение для лазания»

Во время своих ночных операций «невидимкам» нередко приходилось преодолевать частоколы, стены, взбираться на крыши домов, деревья, карабкаться по горным кручам. Чтобы облегчить себе жизнь, ниндзя изобрели множество специальных токи — «приспособлений для лазания»: разных крюков, лестниц, скоб и т. д. Правда, воспользоваться ими можно было далеко не всегда. Лязг, скрежет, стук — все эти звуки моментально улавливались чутким ухом часового, спешившего поднять тревогу. Поэтому во время тайного проникновения в замок «ночные дьяволы» предпочитали пользоваться своими собственными «инструментами» — цепкими сильными руками, подвижными ловкими ногами, да еще головой. Вероятно, большинство токи использовали не при тайном проникновении, а во время внезапного штурма, когда было необходимо моментально перевалить через гребень стены и закрепиться на ней, пока враг не успеет подтянуть силы.

Впрочем, стены японских крепостей — не такая уж непреодолимая преграда. Как правило, замки строились вокруг какого-нибудь возвышения — холма, небольшой скалы, из-за чего их стены получались наклонными. Такая конструкция вполне оправдывала себя во время землетрясений, но была слабой защитой от шпионов-скалолазов. К тому же стены складывались из едва отесанных камней без раствора и изобиловали множеством щелей, выбоин, трещин, куда можно запросто просунуть пальцы. Как показывает личный опыт автора, имевшего возможность на себе испробовать лазание по стене японского замка, при наличии минимальной физической подготовки на десятиметровую стену можно подняться за считанные секунды. А ведь автор совсем не ровня средневековому разведчику-профессионалу, тренировавшемуся в своем ремесле с пеленок. Интересно, что небольшой замок Хакухо-дзё, находящийся в г. Ига Уэно, имеет самые высокие стены во всей Японии — 30 метров от основания кладки до гребня, что приблизительно равняется высоте девятиэтажного дома! Видно, его основатель Цуцуи Садацугу прекрасно знал способности местных ниндзя.

НАВА-«ВЕРЕВКА»

Простейшее приспособление для лазания — обычная веревка. Свои веревки ниндзя изготавливали из женских волос или волокон конопли. При действиях группой первый, самый опытный и подготовленный лазутчик взбирался на стену безо всяких приспособлений, крепил наверху веревку и спускал ее товарищам. После их подъема на стену, веревку сбрасывали по другую сторону от стены и спускались вниз.

К веревке можно было привязать какой-нибудь грузик— камень, мешочек с песком, деревяшку, перебросить ее через ветку дерева и взобраться на нужную высоту или подтянуть наверх груз.

КАГИНАВА — «КРЮК НА ВЕРЕВКЕ» (УТИКАГИ — «КОВАНЫЙ КРЮК»)

Ниндзя использовали разные виды крюков. Самым простым и распространенным был одиночный «кованый крюк» утикаги, изготовленный из высококачественной стали и имеющий форму полумесяца с отверстием для пропускания веревки в нижней части. Известны также двузубые крюки, с расходящимися в противоположные стороны «когтями»

Кагинава, прочный железный крюк с прикрепленной тонкой, но крепкой веревкой, — незаменимый «спутник» ниндзя (рис. 113).

Крюк кагинавы при помощи особой технологии делался черным, чтобы не отсвечивать в темноте. Сохранившиеся до наших дней образцы имеют вес от 112,5 до 187,5 граммов.

Используя несколько однозубых крюков, ниндзя сооружали трех- или четырехзубые «якоря» (рис. 114), а также четырехзубые крюки якорного типа (рис. 115), которые для удобства переноски можно было легко разобрать.

При сборке таких приспособлений использовались треугольные или четырехугольные — по числу зубьев «якоря» — металлические пластины с большими вырезами, позволявшие надежно зафиксировать «когти» в конструкции. Описания таких вариантов можно найти во многих источниках по нин-дзюцу. Например, в «Нинпидэн» описан разборный четырехзубый «якорь», а в «Бансэнсюкай» — трехзубый. Кроме того, в «Нинпидэн» в разделе «О якорях» описана четырехзубая «кошка» с длиной зубьев в 24 см и общей длиной около 45 см.

Кагинава имела весьма широкий спектр применения. Ее использовали для подъема на стены и спуска с них, подвески на дереве, зацепа врага броском с последующим связыванием, для фиксации дверей в закрытом положении, постановки лодки на якорь и т. д. и т. п. (рис. 116) В качестве «кошки» иногда ниндзя использовали и небольшие лодочные якоря-икаринава.

КАСУГАЙ — «СКОБА»

Пара касугаев (рис. 117) разновидности «нагай» — «длинный касугай» — с длиной поперечины в 36–37 см и зубьями в 6–7 см служила надежным подспорьем при подъеме на стену замка, дерево или крепостные ворота. Отточенные зубья скобы вставлялись в щели между камнями или ударом вонзались в дерево и служили надежной подпоркой для «верхолаза».

В книге «Нинпо хикан» имеется рисунок «большого касугая» — «оо-касугай» с указанным размером поперечины 55 см. Размер зубьев не указан, но, сколько можно судить по пропорциям рисунка, они должны быть более 10 см.

Проникнув во вражеский замок, ниндзя мог запросто пристроиться на декоративной поперечной балке-нагэси или под потолком в углу комнаты, используя пару малых касугаев — «ко-касугай», или, сокращенно, «ко-гай». Кокасугай имели поперечину от 12 до 18 см. Согласно легендам, ниндзя мог незамеченным пересечь даже большой зал оохирома, повиснув спиной вниз на потолочной балке, обхватив ее ногами и мелкими «шажками», переставляя касугай (рис. 118).

Укрывшись в углу комнаты, он упирался ногами в соседние стены, вонзив зубья касугаев в потолок. При этом полумрак, царивший в японских замках, и большая высота стен в главных залах — до 5–7 м — позволяли ему остаться невидимым.

ТОБИ-КУНАЙ — «ЛЕТУЧИЙ КУНАЙ»

Изначально кунай (119) — это один из кайки — воровских инструментов ниндзя. Однако под названием «летучий кунай» он фигурирует и в списке токи. К кольцу «летучего куная», небольшого по длине — 25–30 см, крепилась длинная и прочная веревка. Воткнув его броском на подходящей высоте, например, в деревянную балку башни, ниндзя взбирался по веревке в нужное место.

ТЭККО-КАГИ (СЮКО) — «РУКА-КРЮК», ТЭКАГИ — «РУКА-КРЮК»

Если вам довелось посмотреть художественный фильм «Месть ниндзя», вы наверняка помните, как герой Косу-ги Сё взбирался на стену небоскреба с помощью пластин с железными когтями, надетых на руки. Такие «лапы» ниндзя и называли «тэкко-каги», «тэкаги» или «сюко».

Существуют две разновидности тэкаги (рис. 120).

В одной когти крепились со стороны ладони, в другой — с тыльной стороны кисти, но в обоих случаях основой служил браслет из толстой железной полосы, в который продевалась ладонь. При подъеме и спуске по вертикальной поверхности когти вонзались в щели кладки или в дерево. Тэкко-каги с особым изгибом зубьев использовали также для самоподвешивания на потолочной балке (рис. 121).

НЭКОДЭ — «КОШАЧЬЯ ЛАПА»

Аналогичные функции выполняли и раздельные когти «нэкодэ», надевавшиеся на каждый палец руки по отдельности (рис. 122). Интересно, что идею таких когтей ниндзя позаимствовали у музыкантов, играющих на традиционном японском струнном инструменте кото.

Современные исследования показали, что использование всех форм ручных когтей для подъема по стене или дереву — штука архитрудная, требующая большой физической силы и выносливости.

Зато возможности применения тэкко-каги или нэкодэ в рукопашном бою сомнений ни у кого не вызывают. Когтями из каленой стали можно запросто проткнуть легкие кожаные доспехи рядового пехотинца, пробить череп, вырвать кусок мяса или, распоров живот, вывалить наружу кишки (рис. 123).

А разновидность тэкко-каги с креплением когтей на тыльной стороне кисти не мешает сжимать рукоять меча. Поэтому «воины ночи» нередко использовали в бою сюко в сочетании с мечом. При этом левой рукой отклоняли вражеское оружие, а правой выхватывали свой меч и рубили.

Но что касается защиты от удара мечом подставкой тэкаги, тут явное преувеличение. Японский меч катана — оружие страшное. Он способен резать кости как масло и разрубить все, что угодно. Так что зажать лезвие между шипами и поворотом руки вырвать его у врага можно, лишь действуя на опережении, блокируя меч на замахе.

Техника боя тэкаги весьма впечатляюще показана в первой серии известного японского сериала, прошедшего у нас под названием «Убийца сёгуна» (в японском варианте «Одинокий волк с ребенком»).

АСИКО — «НОЖНЫЕ КОГТИ»

Асико — это ножной вариант тэкко-каги. Они представляли собой металлические пластины с шипами. Асико в сочетании с тэкко-каги позволяли ниндзя подниматься по стенам, расположенным под углом друг к другу, упираясь ногами и руками в две соседние стены.

Другая техника использовалась для лазания по дереву. При этом ниндзя плотно обхватывал ствол руками и ногами.

ТЭППАСИ — «МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ХАСИ[15]»

Металлические гвозди, по форме напоминающие хаси — палочки для еды, длиной около 15 см, заточенные с одной стороны, с отверстием для пропускания веревки с другой, использовались ниндзя для вбивания в щели между камнями, чтобы служить подножкой при подъеме на скалу или стену. Обычно «невидимки» попользовали комплект из 12 тэппаси — не очень тяжело, но вполне достаточно для обыденных нужд.

УТИКАГИ — «КОВАНЫЙ КРЮК»

В некоторых школах нин-дзюцу так называлась длинная жердь с крюком на конце, подвесив которую на стене или ветке, можно без особых проблем влезть наверх.

СИНОБИ-КУМАДЭ — «ШПИОНСКАЯ МЕДВЕЖЬЯ ЛАПА»

Синоби-кумадэ по своему использованию в целом напоминает предыдущее приспособление, но его технологическое исполнение гораздо сложнее. «Медвежья лапа» изготавливалась из отдельных обрезков бамбука длиной в 25–30 см с высверленной сердцевиной. Внутри обрезков пропускалась веревка с крюком на одном конце. Ослабив веревку, синоби-кумадэ можно было легко сложить в небольшую вязанку бамбуковых обрезков, а натянув ее — превратить в длинный шест с крюком на конце, чтобы подвесить на стене и вскарабкаться на нее. В некоторых вариантах были предусмотрены и поперечные перекладины, делавшие подъем на стену вовсе пустяковым делом. По внешнему виду такая конструкция напоминает «летучую лестницу» тоби-басиго, о которой речь пойдет далее. Кроме того, некоторые авторы упоминают синоби-кумадэ телескопической конструкции (рис. 124).

Впрочем, японские историки со скепсисом относятся к синоби-кумадэ, считая это приспособление чисто кабинетным изобретением, хотя неразборные варианты «медвежьей лапы» японскими воинами использовались несомненно и не только для подъема на стены, но и для взятия на абордаж в морском бою (рис. 125).

При необходимости «грабли» типа синоби-кумадэ или жерди с крюками могли быть эффективно использованы как оружие ближнего боя. Ими ниндзя мог запросто изуродовать своего противника, «слегка поцарапав» зубьями по лицу, распороть бедренную артерию или живот.

СИНОБИ-ДЗУЭ — «ШПИОНСКАЯ ТРОСТЬ»

Трость синоби-дзуэ (рис. 126) представляла собой бамбуковый шест длиной в 120–150 см с металлическим заостренным набалдашником (исидзуки) в нижней части, с прочным стальным крюком на другом конце и 4–5—ю веревочными петлями. Перебираясь через ограду, ниндзя мог приставить синоби-дзуэ к стене или повесить ее за крюк и легко подняться вверх, используя тело трости и веревочные петли.

МУСУБИ-БАСИГО — «ВЯЗАНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Мусуби-басиго (рис. 127) — простейший и вполне привычный нам вариант лестницы. При ее изготовлении к двум длинным бамбуковым жердям веревочной вязью крепятся перекладины длиной в 25–30 см из того же материала. Единственная особенность шпионского варианта — соломенная обертка жердей по обоим концам, предотвращающая их скольжение и гасящая звуки при приставлении лестницы к стене и ее трении при подъеме.

Конструкция лестницы мусуби-басиго столь проста, что ее можно изготовить за очень короткий промежуток времени из подручных материалов. Но известны и специальные разборные варианты мусуби-басиго, в которых используются две длинные жерди с прикрепленными к ним металлическими скобами, в которые просовываются перекладины.

ТОБИ-БАСИГО — «ЛЕТУЧАЯ ЛЕСТНИЦА»

В этой разновидности лестницы к одной бамбуковой жерди привязывается несколько бамбуковых же перекладин, а верхний и нижний концы обматываются соломой (рис. 128). Эту лестницу также можно изготовить очень быстро.

КУМО-БАСИГО — «ОБЛАЧНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Кумо-басиго использовалась, если длины мусуби-басиго не хватало для подъема на нужную высоту. В этом случае к мусуби-басиго сверху привязывалась тоби-басиго, увеличивая общую длину конструкции почти в два раза (рис. 129).

МАКИ-БАСИГО — «СМАТЫВАЮЩАЯСЯ ЛЕСТНИЦА»

Такая разновидность лестницы несомненно известна читателю, например, по романам Александра Дюма. Именно по таким веревочным лестницам французские ловеласы лазили на свидания к своим возлюбленным или удирали от них в случае возвращения мужа.

Маки-басиго представляет собой две параллельные веревки с крюками на концах с привязанными бамбуковыми перекладинами (рис. 130).

Такая конструкция легко позволяет превратить довольно длинную лестницу в небольшой сверток.

Более сложный вариант маки-басиго собирался из равных по длине обрезков бамбука с высверленными перегородками, сквозь которые пропускалась веревка.

НАВА-БАСИГО — «ВЕРЕВОЧНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Это разновидность предыдущей лестницы, отличающаяся тем, что к концам ее перекладин прикреплены небольшие острые штыри, свободно вращающиеся на веревочных петлях и позволяющие зафиксировать лестницу в щелях между камнями и тем самым предотвратить ее раскачивание на ветру (рис. 131). Отсюда другое название этой лестницы: «каги-басиго» — «лестница с крюками». Такие варианты применялись при подъемах на особенно высокие кручи, главным образом, в горах.

КУМО-БАСИГО — «ЛЕСТНИЦА-ПАУК»

Из источников известен и иной вариант одноименной лестницы кумо-басиго, не имеющий, впрочем, ничего общего со своим предыдущим однофамильцем (рис. 132).

Этот вариант кумо-басиго представлял собой связку расходящихся в разные стороны, словно лучи солнца или лапки паука, веревок с крюками. Крюки зацепляли за ветки и стволы деревьев, и ниндзя легко перебирал по лесному массиву на большой высоте, оставаясь скрытым в листве и хвое и не оставляя следов на земле.

ТАКА-БАСИГО — «ВЫСОТНАЯ ЛЕСТНИЦА»

Описания этой лестницы в работах современных японских историков мне найти не удалось, но, судя по иллюстрации из старинного наставления по нин-дзюцу, приводимой Хацуми Масааки в книге «Ninjutsu history and tradition», такую лестницу использовали в качестве моста, наводимого через широкие пропасти. Для предотвращения раскачивания лестницы на ветру ее середину поддерживали при помощи веревки с крюком (рис. 133).

Различные варианты лестниц показаны также на рисунках 134–135.


КАСЯ — «РОЛИК»

Ролик кася (рис. 136) в сочетании с длинной веревкой позволял ниндзя в мгновение ока пересекать большие открытые пространства, быстро перемещать с места на место снаряжение и иные грузы. Нередко такие «тарзанки» устраивались загодя для обеспечения отрыва от погони в случае провала операции. Для этого веревку одним концом крепили на высоте, другим на земле, чтобы обеспечить ей переменной длины цуги-басиго, справа — опускаемая на веревках гансэки-басиго пологий уклон. Если под рукой не было ролика, можно было воспользоваться обычной ременной петлей, специально обработанной для скользкости.

НАГАДЗЁ — «ДЛИННЫЙ ПОДЪЕМНИК»

Так назывался прочный мешок, который использовали для подъема и спуска людей или снаряжения. Нечто подобное в настоящее время используют пожарные.

ИППОН СУГИ-НОБОРИ — «ПРИСПОСОБЛЕНИЕ ДЛЯ ЛАЗАНИЯ ПО ДЕРЕВУ СУГИ»

При лазании по гладким стволам деревьев и колоннам ниндзя использовали «приспособление для лазания по дереву сути» (рис. 137). Сути, или криптомерия, это высокое хвойное дерево, у которого ветви начинаются довольно высоко.

Иппон суги-нобори представлял собой железный брусок круглого сечения с довольно длинными и прочными шипами и веревкой, закрепленной на обоих концах. Ниндзя обвивал веревкой дерево так, чтобы шипы вонзились в дерево с противоположной от него стороны, натягивал веревку, упирался в ствол ногами и отклонялся спиной назад. За счет такой «распорки» он мог висеть на стволе, а быстро перебрасывая иппон суги-нобори вверх и подтягивая ноги, взбираться все выше и выше.

Аналогичную технику подъема на дерево можно использовать и с обычным поясом, или кожаным ремнем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Сюко (когти ниндзя)

Подробности
Категория: Экипировка и оружие ниндзя


Сюко (shuko) — один из видов «ручных крючьев» (текаги или tekagi), используемых ниндзя. Это стальные полосы, свернутые и надетые на ладонь так, чтобы со внутренней стороны торчали острые колюще-режуще-рвущие шипы. Эти полосы соединялись металлическими или кожаными отрезками с металлическими кольцами, надеваемыми на ладонь. Вобщем, смотрите на картинку — там все понятно.

.


Основное применение сюко кажется очевидным — это приспособление для карабканья по деревьям, и лишь потом оружие. Да и чего уж тут думать — цепляй крюки на руки и вперед, тут и дурак справится. На деле же выходит совсем другая песня — для хотя бы минимальной фиксации тушки на дереве руки должны быть недюжинной закалки, а кисти тренированы до суровейшего состояния. А для того, чтобы провисеть хоть сколько-то долгий срок и вовсе надо стать наполовину обезьяной. Экипировка ниндзя это вам не игрушки-с.


Боевое применение сюко сегодня передается в школе тогакуре-рю. Используется сюко в основном в качестве скрытого оружия для внезапной атаки противника, и дальнейшего разрывания и располосовывания его на лапшу. В ближнем бою сюко может применяться для обезоруживания врага, принимая удары ножа и меча прямо на руки, тяжелый браслет играет роль кастета для нежного воздействия на виски и голову, а сами когти оставляют действительно страшные и долго незаживающие раны на конечностях противника. Те, кто видел действие подобного оружия хотя бы в тренировочных целях, поймёт о чем речь.


В современной культуре сюко были довольно сильно обойдены вниманием из-за своей невзрачности, найти их можно только в паре-тройке игр и фильмов (например, артефакт в magic: the gathering). Сюко чаще рассматривается как приспособление, а не оружие, и потому гораздо популярней и привлекательней в роли «когтей ниндзя» сейчас кажутся текко-каги с крючьями на наружней стороне кисти, но о них в другой раз. Сюко же остается для многих будока серьезным оружием с глубоким прошлым.

mitsumono.ru

КОГТИ И КЛИНОК НИНДЗЯ

КОГТИ И КЛИНОК НИНДЗЯ

Какие только имена не давала молва ниндзя: черные дьяволы, лесные оборотни, посланцы ада… Какие только достижения не приписывала она им. Среди них и такие, как умение ходить по потолку, отражать голой рукой удары меча и разрывать ею тело на части… Сами ниндзя, которые всегда присутствовали в гуще масс, всячески поддерживали эти легенды, потому что они вызывали суеверный страх и позволяли иногда добиваться успеха в совершенно безнадежных, на первый взгляд, предприятиях…


Стены крепостей и самурайских замков в Японии возводили из больших, грубо обтесанных каменных глыб, плотно пригоняя их одну к другой без всякого раствора. К тому же эти стены были не вертикальными, а немного наклонными. Нередко небольшие укрепления строили из бревен. Поэтому ниндзя придумали очень простое приспособление — «сюко» (или «тэкаги»), позволявшее им использовать щели между глыбами (либо между бревнами) для лазанья по стенам. Сюко представляет собой нечто вроде металлического обруча, закрепленного на руке по-



Средством кожаных ремешков. Нижняя (ладонная) часть этого обруча снабжена несколькими шипами, слегка загнутыми наподобие когтей. Иногда такой же обруч с шипами надевали и на ноги, он назывался «асико».


Следует учитывать, что в старой Японии балки и стропила в жилищах были открыты снизу и проходили на небольшом расстоянии друг от друга. С помощью «сюко» и «асико» можно довольно легко цеплятся за них, висеть под потолком и незаметно передвигаться там. Тем более, что электрического освещения тогда не существовало, по ночам в помещениях царил полумрак, пока люди бодрствовали, и полная темнота, когда они ложились спать.


Кроме того, шипастые «перчатки» повышали эффективность ударов открытой ладонью или стопой. Шипы пробивали легкие доспехи из кожи (или лакированных дощечек), распространенные благодаря своей дешевизне, так что оружием они были достаточно грозным. Еще легче рукой с «когтями» можно наносить рваные раны на открытых участках тела. Но ют что касается отражения ею ударов меча, тут явное преувеличение. Самурайский меч (катана) — оружие поистине страшное, которое с размаха разрубает все, что угодно. Захватить лезвие меча между шипами и поворотом руки вырвать его у неприятеля, или хотя бы отвести в сторону, удавалось лишь в том случае, когда ниндзя действовал с опережением, в начальной фазе атаки противника, как это и показано на рисунках.


Вопреки мнению, широко распространившемуся сейчас благодаря кинофильмам, ниндзя редко когда был мастером фехтования. В открытом бою с самураями он, по сути дела, не имел никаких шансов на победу. Но это лишь в том случае, когда такой бой проходил в соответствии с правилами Бусидо. Известно, что классическая техника владения катаной сводится преимущественно к ударам сверху вниз по голове, плечам и рукам. Увертки и всякого рода хитрости во время поединка самураи считали делом, позорящим настояшего воина. Практически они никогда не рубили мечом ноги, не атаковали в спину и ниже пояса. Перед тем,



Как вступить в бой, противники обязаны были представиться друг другу. Короче говоря, самураи были опутаны, словно веревками, своими представлениями о чести, о благородстве, другими сословными предрассудками.


В отличие от них, ниндзю не связывали никакие условности. Мечу он не поклонялся (тогда как самураи создали подлинный культ меча), и видел в нем лишь один из инструментов, предназначеных для выполнения поставленных задач. Если не было больше никакой возможности уклониться от схватки, ниндзя стремился атаковать внезапно, действовать нестандартно, непредсказуемым образом. Как сказал бы любой самурай, ниндзя использовали «подлые приемы» и воевали «не по правилам». Они считали, что на войне нет места никаким правилам, кроме правила побеждать несмотря ни на что и, по возможности, самой малой ценой. Внезапность, непривычность, непонятность действий являлись их решающим козырем. Поэтому техника вы-хвтывания меча из любого исходного положения играла существенную роль в их подготовке. Эта техника (батто-дзюцу) существенно отличалась от техники самураев (иаи-дзюцу). Она позволяла выигрывать те драгоценные доли секунды, которые приносили победу.


Впрочем, ниндзя использовали меч не так уж часто. И дело не только в том, что среди них трудно было встретить мастеров меча. Главная причина в другом. Ниндзя действовали тайно, а потому старались ничем не выделяться среди окружающих, всячески избегали столкновений с ними. Чтобы иметь возможность выполнять задания своих начальников, они специально овладевали искусством перевоплощений. Достаточно напомнить в этой связи классический репертуар персонажей, за чьей личиной они скрывались: странствующий монах, уличный торговец, нищий, отшельник-юродивый, крестьянин, бродячий актер (фокусник или жонглер), подмастерье. Все эти категории людей принадлежали к низшим классам, которым категорически запрещалось иметь оружие. Тем более — меч, святыню святынь самураев. Стоило нарушить этот запрет, и


Следовала немедленная казнь, совершить которую имел право любой самурай, не спрашивая на то разрешения у властей. Между тем, меч — оружие довольно громоздкое, спрятать его на себе трудно, зато легко обнаружить. На всех дорогах в средневековой Японии, у всех городских и деревенских ворот стояли заставы. Подозрительных путников подвергали тщательному обыску. Поэтому ниндзя имел при себе минимум снаряжения.


Кусок веревки или цепь, полотенце, посох, нож, может быть — серп, немного еды и лекарств, кремень для высекания огня, вот и все. С таким грузом он мог свободно передвигаться, не опасаясь проверок. Достигнув места назначения, ниндзя из подручных средств изготавливал приспособления, в которых нуждался, а оружие (если в том была необходимость) отбирал у противника. Выполнив задание, он уничтожал или прятал свои инструменты и снова принимал облик безобидного путника.


Необходимость скрытно передвигаться по вражеской территории, выдавая себя за кого угодно, только не за того, кто он был на самом деле, и стремление иметь при себе как можно меньше вещей обусловили многофункциональность вооружения и снаряжения ниндзя. Это в полной мере относится к мечу «ниндзя-кэн» (или «ниндзя-то»). В отличие от катаны, он был прямым по всей длине и короче. Длина лезвия не превышала 50-60 см (у катаны до 90-96 см). Достаточно длинная рукоятка (30-40 см), обтянутая кожей, позволяла работать как одной, так и двумя руками. Гарда была квадратной (со стороной квадрата до 8 см), довольно толстой и очень прочной. Впрочем, существовал еще меч без гарды, с более длинным лезвием (до 70 см), замаскированный под посох. Одно движение, и вместо согбеного старого монаха с посохом перед ошеломленным противником возникал воин со сверкающим клинком в руках. Однако такой меч применялся еще реже.


Ножны (сая) были длиннее лезвия, что позволяло использовать свободное место для хранения различных мелких предметов: сюрикэнов, футляра с секретными доку-



Ментами, шипов-колючек и т. д. Наконечник ножен снимался и служил буравом, а также дротиком. Ножны без наконечника превращались в духовое ружье для метания отравленных/игл (фукия) или в трубку для дыхания под водой. Ножны старались делать как можно более прочными, это давало возможность применять их в качестве дубинки (дзё) и даже вместо алебарды (нагината), если меч вставляли в них рукояткой и надежно закрепляли ремешком из сыромятной кожи. Квадратную гарду использовали как опорную площадку для ног при лазании по стенам замков и по деревьям. Ремешок, на котором носили ножны, цепляли за выступ в стене или за прочную ветку, и тогда получался своего рода насест, на котором можно было передохнуть, не слезая для этого вниз. Полую рукоятку меча в случае необходимости заполняли едким порошком для ослепления противника, ядом или порохом, в нее также вставляли длинную отравленную иглу.


Еще один миф, распространившийся благодаря кинофильмам, это то, что ниндзя всегда носили свой меч за спиной. В действительности, они вешали его туда только, в тех случаях, когда надо было куда-то лезть либо ползти. Во всех остальных ситуациях место меча было сбоку, потому что из этого положения его выхватывали чуть-чуть быстрее, чем из-за спины. Как уже отмечалось, такое «чуть-чуть» могло оказаться решающим обстоятельством, следовательно, им не стоило пренебрегать.


Следует отметить, что «когти» на руках (сюко) не мешали сжимать рукоятку меча. Поэтому ниндзя нередко использовали в бою и то, и другое одновременно. Например, левой рукой отклоняли в сторону вражеское оружие, а правой выхватывали свое и наносили удар. Или с помощью когтей отбирали меч у самурая и закалывали его собственной катаной. Примеры использования когтей и меча, а также приемов внезапного выхватывания последнего, показаны на приводимых здесь рисунках. Их могло бы быть намного больше, но и имеющихся достаточно, чтобы составить представление о том, как использовали меч ниндзя.



П Воины-тени













nindja-profy.tk

Читать онлайн книгу Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Назад к карточке книги

ГОРБЫЛЕВ Алексей Михайлович
«КОГТИ НЕВИДИМОК.
ПОДЛИННОЕ ОРУЖИЕ И СНАРЯЖЕНИЕ НИНДЗЯ»

Введение

Дорогой читатель! В твоих руках книга «Когти невидимок». Она является продолжением разговора о ниндзя и нин-дзюцу, начатого автором в книге «Путь невидимых: подлинная история нин-дзюцу» (Минск, «Харвест», 1997).

Оружие (буки) и снаряжение (нинки) ниндзя составляют один из важнейших элементов культуры ночных воинов. Именно эти приспособления делали возможным совершение многих поступков, казавшихся непосвященным современникам сверхъестественными и чудесными. Так рождались предания и легенды, из которых в массовом сознании складывался фантастический образ лазутчика, способного становиться невидимым, ходить по воде, летать по небу, превращаться в диких животных, проходить сквозь стены…

Неудивительно, что описание оружия и снаряжения традиционно занимает одно из главных мест в большинстве книг по нин-дзюцу. Исследователи единодушно сходятся в том, что конструкторы ниндзя во многом опередили свое время. Действительно, в арсенале воинов ночи есть немало видов вооружения и снаряжения, которые могут поразить воображение. Это и ракетные установки (Да-да! Автор не сошел с ума и ничего не придумывает!), и многоствольные ружья, и разборные лодки и многое-многое другое. Огромный интерес у широкой публики вызывают «дома привидений» – так называемые «шпионские усадьбы» ниндзя-ясики, на протяжении столетий служившие жилищами для «воинов ночи».

Однако, несмотря на громадный интерес большой аудитории, в западном мире до сих пор нет практически ни одной серьезной работы по вооружению и снаряжению ниндзя, в которой оно было бы описано по реально сохранившимся образцам, либо по характеристикам этих предметов в дошедших до наших дней старинных источниках. В результате реальные исторические данные заменяются собственным вымыслом, рассчитанным на полную неосведомленность читателя.

В книгах псевдознатоков нин-дзюцу то и дело встречаются описания таких видов оружия как сай, тонфа и нунтяку (см., например, Гвоздев С.А., Кривоносов И.В. Ниндзя: тайны демонов ночи. Минск, «Современное слово», 1997), которые, в действительности, японскими «невидимками» никогда не использовались. Приводятся размеры оружия, не имеющие ничего общего с реальностью. Например, один автор пишет, что длина лезвия «короткого» «шпионского меча» доходила до 70 см! То и дело встречаются совершенно нелепые интерпретации функций того или иного снаряжения. Так, некий «сэнсэй Джэй» (а вслед за ним В.Н. Попенко) указывает, например, что сэ-кихицу – это кусок камня, которым ниндзя выцарапывали донесения на камнях и деревьях. Между тем, нужно лишь заглянуть в словарь японского языка, чтобы узнать, что «сэкихицу» это самый обьгчный карандашный грифель.

Некоторые авторы приписывают средневековым «невидимкам» использование таких средств, которых просто не могло быть в их распоряжении вследствие конкретных исторических причин. Например, американцы Ал Вейсс и Том Филбин рассказывают в своей книге о «ночных воинах», что «смертоносный яд можно найти в листьях обычных помидоров… Поешьте их, и у вас появятся сердечные проблемы, а в конце концов, наступит остановка сердца. Можно смело утверждать, что немало врагов ниндзя отправилось на тот свет, наевшись листьев томатов. Их можно было просто подмешать в салат, и, если жертва не знала об их смертоносном потенциале, они выглядели совершенно безобидными, и человек съедал их целиком, прежде чем понимал всю опасность для своей жизни». Вполне вероятно, что листья помидоров могут оказывать столь разрушительное воздействие на работу сердца – сам автор проверкой этого факта не занимался. Однако родиной томатов является Америка. До XX века их в стране Восходящего Солнца не выращивали. Как же, в таком случае, ниндзя могли готовить из помидоров свои смертоносные салаты? Кстати, овощные салаты с зеленью вообще отсутствуют в традиционной японской кухне.

На фоне всеобщего незнания, которое демонстрируют как «специалисты», так и рядовые любители, порой рождаются совершенно фантастические «учебники «нин-дзютсу» или «нин-джицу», написанные не на основе старинных трактатов самих ниндзя или наставлений, полученных от живого носителя традиции, а путем компиляции изданных в СССР учебников по войсковой разведке, саперному делу, маскировке. Таковы знаменитые «шедевры» В.Н. Попенко, вызывающие гомерический хохот у всех, кто хоть немного знаком с японской традицией военного искусства, но, вместе с тем, пользующиеся значительным успехом у тех читателей, которые бедны интеллектом.

Можно выделить три группы источников информации, которыми пользовался автор при работе над данной книгой.

Во-первых, это наставления, написанные самими ниндзя. Основную часть информации автор позаимствовал из трех важнейших текстов такого рода. Это «Нинпидэн» («Секретное наставление по нин-дзюцу», 1560 г.), «Бансэнсюкай» («Десять тысяч рек собираются в море», 1676 г.) и «Сёнинки» («Писание об истинном нин-дзюцу», 1681 г.). Помимо них, автор использовал ряд других старинных текстов.

Вторую группу источников составляют работы современных японских историков. Среди них в первую очередь надо отметить две прекрасные книги. Это «Хиссё-но хэйхо. Нин-дзюцуно кэнкю» («Всепобеждающее военное искусство. Исследования нин-дзюцу». Токио, 1972) Нава Юмио и «Нинпо. Соно хидэн то дзицурэй» («Нинпо. Его секреты и практические примеры», Токио, 1995) Окусэ Хэйситиро,

Третьим источником информации послужили собственные наблюдения автора, сделанные во время посещения музеев нин-дзюцу в городах Ига Уэно и Конан, музеев монастыря Нэгородэра, замка сёгунов Токугава в г. Киото Нидзёдзё и ряда других в исторических местах, так или иначе связанных с историей нин-дзюцу.

Использование этих аутентичных и надежных источников позволило сильно расширить поле исследования. Впервые в западной литературе даются точные описания десятков видов мин, бомб, зажигательных стрел, ракет, воровского инструмента, рецепты калорийных и жаждоутолящих пилюль, ядов, лекарственных средств, домов ниндзя.

Иллюстрации для книги также подбирались из надежных источников, причем предпочтение отдавалось рисункам из старинных наставлений по нин-дзюцу и другим бу-дзюцу. Многие рисунки были заимствованы из авторитетной работы Сасамы Ёсихисы «Нихон будо дзитэн» («Энциклопедия по японским будо». Токио, 1982). Часть иллюстраций основывается на фотографиях, сделанных автором во время посещений исторических мест нин-дзюцу. Нужно также подчеркнуть специфическую квалификацию художников, знакомых с военной историей Японии и боевыми искусствами отнюдь не понаслышке и приложивших весь свой опьгг и знания для того, чтобы сделать иллюстрации максимально точными.

Надеюсь, что эта книга станет подарком для подлинных поклонников нин-дзюцу и всех тех, кто интересуется военной историей и боевыми искусствами Японии и Востока.

В заключение автор хотел бы высказать свою огромную признательность и благодарность всем, кто помог делом и советом в работе над этой книгой: наставнику школы Катори Синто-рю Сергею Семенчуку, кандидату исторических наук

Константину Асмолову, зарубежным коллегам: профессору Стивену Тёрнбуллу, Дону Роли, Джеффри Мюллеру, а также сотрудникам музея «Ниндзя-ясики» г. Ига Уэно и музея «Кога-рю ниндзя-ясики» г. Конан за предоставленную возможность сделать фотографии различных устройств, приспособлений и оружия ниндзя. Отдельное слово искренней благодарности хотелось бы высказать замечательным художникам Алексею Астафьеву и Андрею Иванову за их титанический, поистине подвижнический бескорыстный труд.

Алексей Горбылёв

Москва, август 1998 г.

Глава 1. МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ И ДОСПЕХИ НИНДЗЯ

Работая над этой книгой, я просмотрел несколько десятков западных и русскоязычных работ по нин-дзюцу, но нигде не смог найти хоть сколько-нибудь подробного описания маскировочного костюма ниндзя (синоби-сёдзоку). А продающиеся на Западе «синоби-сёдзоку» никакого отношения к средневековым японским лазутчикам не имеют.

О том, что представлял собой настоящий маскировочный костюм ниндзя, мы можем судить по образцам одежды, хранящимся в музеях нин-дзюцу в Японии, и по реконструкциям японских историков, среди которых нужно особо выделить Наву Юмио.

СИНОБИ-СЁДЗОКУ – «МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ СИНОБИ»

Условия работы ниндзя предъявляли жесткие требования к специальному костюму, который позволял бы шпиону «растворяться во тьме», не сковывал движений и был приспособлен для переноски всех необходимых инструментов и приспособлений. Дошедшие до наших дней образцы синоби-сёдзоку (или синоби-но фукусо) демонстрируют весьма удачное решение этих задач (рис. 1).

Маскировочный костюм синоби-сёдзоку состоял из куртки (уваги) с поясом (додзимэ), специальных брюк (игабакама), маски (дзукин), скрывающей лицо, ручных накладок-перчаток (тэкко), ножных обмоток (кяхан, или асимаки), мягких тапочек-носков с особым отделением для большого пальца (таби), сандалий (варадзи) и верхней куртки (уваппари).

Брюки-хакама ниндзя отчасти походили на современные брюки для верховой езды: широкие вверху, они имели зауженную голень. Сделано это было для того, чтобы при ходьбе штанины не цеплялись за кусты, и чтобы их можно было использовать вместе с доспехами гусоку.

Разновидность хакама, которую использовали ниндзя из кланов Ига и Кога, издревле называлась ига-бакама – «хакама из Ига». Изначально такие брюки, внешне напоминающие японские женские рабочие шаровары-момпэ, надевали крестьяне из Ига и Кога для работы на полях. Штанины ига-бакама (в отличие от некоторых других видов хакама) были отдельными друг от друга и сшивались вместе лишь в верхней части таким образом, чтобы правая штанина была глубоко запахнута за левую. При этом в паховой области оставалась дыра, но правильный запах штанин позволял ниндзя садиться «в шпагат» без выставления нижнего белья на всеобщее обозрение. Такая конструкция брюк позволяла ниндзя справлять нужду, не снимая брюк, а только немного распустив шнурок, связывавший накладывающиеся друг на друга части.

Спинка брюк кроилась более длинной, чем передняя часть. Поэтому даже при глубоком наклоне вперед лазутчик не чувствовал никакого неудобства. Как и во всех настоящих хакама, сзади у ига-бакама имеется дощечка, накладывающаяся на спину. С внутренней стороны за ней в «шпионском» варианте делался длинный узкий потайной кармашек.

Верхнее кимоно ниндзя – уваги (японцы обычно носили по несколько кимоно, но на нижнем нательном кимоно мы не останавливаемся, так как в нем ничего «шпионского» нет) представляло собой модель ханкирэ – «полуразрезное». Оно было относительно коротким, длиной от затылочной части воротника до подола около 80 см. Рукава уваги делались довольно широкими. В нижней их части, также как и в популярной модели верхнего кимоно периода Гэнроку (1688–1704) время наивысшего культурного расцвета при сёгунах Токугава), делались объемные карманы. Чтобы широкие рукава не мешали при ходьбе по кустарникам, их подворачивали, а устье рукава стягивали шнурами (согласно Нава Юмио, к каждому рукаву крепилось по четыре шнурка).

В уваги традиционно делали пять потайных кармашков. Два длинных узких кармашка пришивали с тыльной стороны обоих отворотов. По традиции, карман с правой стороны был глубоким, а с левой – мелким. В правый карман ниндзя засовывали полотенце сандзяку-тэнугуи, а в левый – пилу косикоро, которую можно было использовать для перепиливания тюремных решеток, перерезания пут или как кинжал в рукопашной схватке.

Большой потайной карман пришивался по диагонали с левой стороны, против сердца. В него помещали медное зеркало. Оно защищало сердце от укола мечом или копьем. Кроме того, зеркалом можно было пускать солнечные зайчики и ослеплять противника, наблюдать за его действиями находясь к нему спиной и т. д.

Еще два больших потайных кармана находятся снаружи на спине чуть выше ягодиц. Так как одежда в этом месте никак не сковывала движения, карманы делали очень большими, мешкообразными. При носке данное место закрыто брюками хакама, и добраться до этих карманов, не снимая брюк, можно, только просунув руку в разрез между ногами.

Ниндзя надевали куртку уваги, поверх нее натягивали брюки-хакама и скрепляли всю конструкцию кушаком додзимэ. Додзимэ был довольно длинным, он позволял охватить туловище дважды и завязывался на животе. Но главной особенностью «шпионского» кушака было то, что внутрь него в том месте, которое приходилось на живот, в качестве сердечника обычно вставляли восьмислойную железную цепь (намбан хатидзю кусари). Она защищала пояс от перерезания мечом, что для ниндзя имело значение колоссальное. А то хорош был бы «демон», которому удирать надо, а у него брюки спадают!

Тэкко – ручные накладки, прикрывавшие тыльную сторону руки, – и кяхан (рис. 2) – ножные обмотки – снизу и сверху стягивались шнурками. И в тэкко, и в кяхан делали длинные узкие кармашки, в которые можно было спрятать бодзё-сюрикэн или пилу ко-сикоро.

Помимо своего прямого оружейного назначения, эти пруты и пластины из стали высочайшего качества защищали ноги и руки от порезов мечом.

Костюм ниндзя дополняли традиционные японские носки-тапочки таби q отделенным большим пальцем (рис. 3).

Некоторые авторы представляют их каким-то особым «ниндзевским» изобретением, но это – совершенная ерунда, так как таби – часть повседневной одежды всех японцев от мала до велика. Однако «шпионские» таби имели некоторые отличия. Так, на них не было застежек, присущих обычным образцам. В варианте ниндзя их заменяли шнурки, затягивавшиеся на лодыжках. Шпионские таби имели толстую кожаную подошву с прослойкой шелковой ваты, гасившей звук шагов и обеспечивавшей нужное сцепление при карабкании по стене, и стеганый подъем с тонкой прослойкой такой же ваты.

Синоби-варадзи (рис. 4) – походные сандалии ниндзя – также отличались от обычных. Их плели не из соломы, а из хлопчатобумажной нити или бычьей кожи, что делало их чрезвычайно прочными.

Для еще большего повышения прочности, а также на тот случай, если ниндзя вдруг наступит на «каштан» или оступится в волчью яму, в подошву вплетали конские либо женские волосы, а также укрепляли ее корой дерева мокугэ. Для этого кору сначала вымачивали в воде, потом расплющивали деревянным молоточком, пропитывали жиром черепахи и небольшими кусочками подшивали к подошве. В результате даже меч или копье не могли ее проткнуть.

Интересно, что похожие по конструкции варадзи вплоть до второй мировой войны имели широкое хождение на территории бывшего княжества Огаки Тода, только там вместо коры к подошве, подобно чешуе, пришивали металлические пластиночки. Назывались они «канэ-но варадзи» – «железные варадзи».

Обычные соломенные варадзи сидят на ноге неплотно и то и дело ездят взад-вперед. Если в повседневной жизни на это почти не обращают внимание, то во время далекого путешествия на своих двоих человеку очень быстро раскрывается истинное значение такого «пустячка»: слишком сильно у горе-путешественника болят ноги. Для предотвращения болтанки сандалий, ниндзя пришивали к пяткам своих «носков» таби по два тоненьких металлических изогнутых зубчика, впивавшихся в подошву обуви и называвшихся варадзи-симэгу – «держатели варадзи» (рис. 5).

Чтобы не скользить в варадзи по льду (а кожаные синоби-варадзи отнюдь не способствовали устойчивости в этих условиях), ниндзя использовали специальные приспособления, называвшиеся «субэри-домэ». Субэри-домэ представляли собой металлические пластины шириной около 1 см с несколькими шипами, привязывавшиеся поперек подошвы и обеспечивавшие надежное сцепление с поверхностью. Впрочем, ничего особенно специфического в этом приспособлении нет. Аналогичными штуками пользуются все, кому нужно прочно стоять на скользкой поверхности: альпинисты и футболисты, легкоатлеты и просто рядовые граждане, не питающие пристрастия к акробатическим трюкам в гололед.

Свои лица ниндзя скрывали под тряпичной маской дзукин (рис. 6).

Об ее конструкции единого мнения нет. Так, Нава Юмио утверждает, что это была просто длинная – до 180 см – узкая – около 24 см – полоса ткани. Ее можно было использовать не только как маску, но и как веревку для подтягивания товарища на стену, связывания пленника, как жгут для перевязки конечности выше раны, в качестве респиратора в дымных помещениях, как фильтр для очистки воды и т. д. В качестве маски ленту использовали следующим образом: накладывали серединой на макушку, связывали вместе концы под подбородком, заворачивали их в сторону затылка, закрывали лицевую часть и связывали концы на затылке. В результате открытыми оставались лишь глаза. Все остальные детали были надежно скрыты под тряпкой. Иногда под дзукин прятали тонкий кинжал.

Однако и в музее нин-дзюцу школы Ига-рю в Ига Уэно, и в музее нин-дзюцу школы Кога-рю в г. Конан представлены различные варианты капюшонов. Простейший вариант капюшона представлял собой колпак из плотной ткани, затягивавшийся на шее шнуром или тесемкой. В музее ниндзя в г. Конан можно увидеть также образец колпака с пришитым прямоугольником из ткани, предназначенным специально для лучшего сокрытия лица лазутчика (рис. 7).

Во время тайного проникновения во вражеский замок ниндзя поверх своего костюма синоби-сёдзоку надевал одну или две накидки уваппари, похожих на парадную накидку самураев хаори, или куртку хаори с кармашками в нижних частях рукавов. Именно эти предметы одежды можно быстро надевать и снимать, что было очень важно для шпиона. В случае обнаружения лазутчик мог моментально выскользнуть из кольца стражников, сбросив верхнюю куртку или моментально соорудив «двойника» для приманки и отвлечения преследователей (уловка амэторино дзюцу).

Некоторые образцы верхней одежды ниндзя имели очень длинные рукавные карманы-тамото – до 3 метров! В этом случае к внешней стороне левого отворота пришивался шнурок, которым подвязывали карман-тамото, когда им не пользовались.

Снаружи и с изнанки верхняя одежда имела разные цвета. С наружной стороны все элементы маскировочного костюма и снаряжения ниндзя: куртка и брюки, лицевая маска дзукин, полотенце сандзяку-тэнугуи, кошка кагинава и т. д. окрашивались в желтовато-коричневый цвет разных оттенков. Японские авторы называют с десяток разных цветов, но для всех них в русском языке нет эквивалента. Впрочем, речь идет о цветах, представляющих собой различные оттенки красновато-коричневого, пепельного или темно-серого цвета. Костюмы именно таких цветов позволяли «воинам ночи» совершенно растворяться в ночной мгле. Черный же цвет, который сплошь и рядом используют «ниндзя» в популярных боевиках, средневековых «невидимок» привлекал мало, так как абсолютно черный костюм резко выделяется в ночной мгле.

С изнанки костюмы красили в желтый, голубой или белый цвет.

Очевидно, что цвет наружной стороны и изнанки определялся конкретной ситуацией. Например, летней ночью следовало орудовать в костюме цвета хурмы, а зимой на снегу, на фоне стены или ограды, выкрашенной в белый цвет, на белом песке или гальке – в синоби-сёдзоку белого цвета.

Все одеяние ниндзя было мешковатым. Сглаживая контуры тела, оно помогало шпиону «раствориться» в сумраке замковых переходов и проскользнуть под самым носом охранника.

Несколько слов нужно сказать о нижнем белье ниндзя, которое, строго говоря, к синоби-сёдзоку отнести нельзя. Как и все японцы, ниндзя носили набедренную повязку симооби (фундоси), заменявшую трусы. Как правило, использовался такой вариант симооби как эттю – набедренная повязка со специальными тесемками (рис. 8).

Как и у всех японских военных, она была белого цвета и изготавливалась из хлопчатобумажной ткани. Симооби имела длину около 170 см и ширину около 30 см. К обоим концам повязки пришивались тесемки. Один конец повязки загибали и подшивали таким образом, чтобы в образовавшуюся петельку можно было пропустить тонкую тесемку длиной около 1 м, которую обвязывали вокруг шеи. К другому концу накрепко пришивалась более широкая тесемка длиной около 140 см, затягивавшаяся на поясе. Шейная тесемка имела ширину около 1 см, а поясная – около 1,5 см.

Надевали такую набедренную повязку следующим образом. Сначала шейную тесемку завязывали вокруг шеи так, чтобы узел оказался сзади, а сама полоса ткани спустилась вниз. Повязку пропускали между ног, загибали вверх, чтобы прикрыть ягодицы, и завязывали пришитую поперек ткани тесемку на животе.

Иногда ниндзя использовали симооби без шейной тесемки. Тогда ее делали на 60 см длиннее и разрезали этот кусок на две тесемки, которые обвивали шею и завязыва

лись на задней стороне. Столь простой вариант набедренной повязки (существовали и другие виды симооби), позволял легко справлять нужду, не снимая одежды. Кроме того, такую повязку можно одеть быстрее, чем обычную.

Полностью в костюм синоби-сёдзоку облачались следующим образом. Сначала ниндзя надевал набедренную повязку симооби, затем обматывал живот куском отбеленной хлопчатобумажной ткани длиной около 10 метров. Надевал нательную куртку кимоно из тонкой ткани, а поверх нее разрезную куртку уваги. Натягивал брюки ига-бакама. Обувал «носки» таби и сандалии варадзи. Обматывал ноги обмотками кяхан и натягивал на руки тэкко. Подворачивал рукавные карманы (тамото) куртки и стягивал их шнуром. Затягивал пояс додзимэ. Повязывал лицевую маску дзу-кин. Засовывал за пояс меч и кунай. С правого бока подвешивал мешочек со всякой мелочью, кошку кагинава, бамбуковую трубку с «каштанами»-;шсн внутри. Раскладывал необходимые мелочи по десятку карманов, разбросанных по всей одежде. Теперь ниндзя был готов к ночной операции (рис. 9).

Хотя сегодня многие считают синоби-сёдзоку характерным костюмом средневековых шпионов, на самом деле не все так просто. Дело в том, что в старинных наставлениях по нин-дзюцу мы нигде не найдем описаний синоби-сёдзоку.

Интересно проследить эволюцию изображений ниндзя. По мнению английского историка Стивена Тёрнбулла, самые старые изображения ниндзя содержатся в книге «Ходзё годайки» («Сказание о пяти поколениях дома Ходзё»), опубликованной в 1659 году. В ней есть несколько рисунков, показывающих раппа Фума во главе со знаменитым Фумой Котаро и их врагов, лазутчиков-куса Такэды Кацуёри (рис. 10).

Однако и те, и другие облачены отнюдь не в специальные маскировочные костюмы, а в стандартные одеяния рядовых пехотинцев асигару. И только через сто с лишним лет в осакском издании 1802 года повести «Эхон тайко ки» («Иллюстрированная повесть о тайко [Хидэёси]») мы обнаруживаем первое изображение ниндзя в синоби-сёдзоку (его можно найти в книге «Путь невидимых» на с. 367). Из этого можно сделать несколько выводов. Во-первых, костюмы синоби-сёдзоку использовали далеко не все ниндзя, а может быть только «невидимки» из Ига и Кога. Во-вторых, существует вероятность того, что такие костюмы вообще появились лишь в середине эпохи Токугава.

КАВАРИ-ГОРОМО – «ПЕРЕМЕННОЕ ОДЕЯНИЕ»

Действуя в обличье горожанина или сельского жителя, ниндзя использовали куртку кавари-горомо – разновидность описанной выше верхней куртки уваппари (рис. 11).

В наставлениях по нин-дзюцу упоминается даже особое искусство использования переменчивой одежды – кавари-горомо-но дзюцу.

Пользуясь своей замечательной одеждой, окрашенной снаружи и с изнанки в разные цвета, ниндзя мог мгновенно переменить свой облик, вывернув накидку наизнанку, несколько изменив стиль прически, добавив хромоты и т. д.

Если тебя раскрыли враги и бросились за тобой в погоню, лучше быть одетым в куртку яркого, привлекающего внимание цвета. Тогда будет возможно, на мгновение оторвавшись от противника, сбросить ее с себя и напялить на каменный фонарь, статую, дерево, столб, чтобы на несколько секунд отвлечь взимание преследователей, а самому с помощью маскировочного костюма раствориться в ночной мгле.

Нава Юмио утверждает, что при прыжках с большой высоты «ночные демоны» использовали куртку уваппари вместо парашюта. Для этого куртку снимали, захватывали руками концы рукавов и растягивали на максимальную ширину, среднюю часть подола зажимали в зубах, а руки поднимали вверх и в стороны. Уваппари надувалась ветром как парус и значительно ослабляла удар о землю в момент приземления.

Если же времени, чтобы скинуть куртку, у ниндзя не было, он просто захватывал руками углы подола, максимально разводил их в стороны и поднимал высоко над головой, так что у него над плечами вырастал небольшой треугольный парус, который, тем не менее, значительно снижал риск получения травмы при прыжке с большой высоты.

АМИГАСА – «СОЛОМЕННАЯ ШЛЯПА»

Дополняла костюм ниндзя, действовавшего в чужом обличье на глазах у врага, плетеная из соломы шляпа амигаса, устроенная так, что ее владелец прекрасно видит все вокруг, в то время как окружающие не могут видеть его лицо (рис. 12).

Такие шляпы имели широкое хождение по всей Японии. Поэтому человек с амигасой на голове не

привлекал к себе особого внимания. Кроме того, под амигасой можно было спрятать секретное донесение, потайное оружие и даже складной походный лук табиюми. Известны образцы амигасы с прикрепленным изнутри «под козырьком» массивным дугоообразным лезвием, превращающим шляпу в гигантский сюрикэн, способный запросто срубить молоденькое деревцо или отделить голову от туловища врага.

НАГАБУКУРО – «ДЛИННЫЙ МЕШОК»

При знакомстве с длиннющим списком различных приспособлений, использовавшихся ниндзя в разных ситуациях, возникает законный вопрос: а как же они таскали с собой весь этот скарб?

Давайте представим себе ниндзя, отправляющегося на задание. На левом боку за пояс у него заткнут «шпионский» меч синоби-гатана. Рядом с ним виднеется оо-кунай. С правой стороны за поясом торчит толстая бамбуковая трубка с хиси, а рядом с ней кожаный мешочек с сюрикэнами, дымовыми бомбочками, компасом, нитью с грузилом. За пазухой угольком внутри. На спине с правой стороны заткнута за пояс веревка с надежным крюком кагинава. А где же все остальное? Все остальное – различные нинки и порох, яды и лекарства, провизия – запрятано в заплечный мешок нагабукуро (рис. 13).

Нагабукуро ниндзя носили на спине по диагонали так, что он спускался от левого плеча к правому боку. Точно также носили свои заплечные мешки японские солдаты уже в XX веке. Нагабукуро изготавливали из полосы прочной парусины шириной в 90 см и длиной около 190 см, окрашенной в темно-коричневый цвет. Он представлял собой простую тряпичную трубу, к которой снаружи на равном расстоянии друг от друга и от концов пришивали две тесемки того же цвета. Тесемки затягивали и в средний отсек помещали различные нинки, а концы перевязывали узлом на груди.

ДОСПЕХИ НИНДЗЯ

Сразу нужно оговориться, что никаких особых, «шпионских» доспехов не существовало. Во время сражения ниндзя использовал либо кольчугу, либо облегченный вариант доспеха пехотинца татами-гусоку.

Полный кольчужный доспех (кусари-катабира) состоял из кольчужной рубахи, нарукавников, защищавших руки от локтя до кистей рук, поножей и шлема, прикрывавшего не только голову, но и шею с подбородком и оставлявшего открытыми лишь глаза бойца (рис. 14).

Такую кольчугу можно было надевать под верхнюю куртку уваппари.

Доспехи татами-гусоку изготавливали из кожи, на которую нашивали прямоугольные (карутагину) или шестиугольные (кикко) железные пластины (рис. 15–17).

Такими доспехами, защищавшими бойца лишь спереди, феодальные князья снабжали рядовых пехотинцев самого низшего ранга.

Шлем, входивший в комплект, представлял собой кожаную каску, покрытую такими же пластинами, естественно, без всяких рогов, которые в разведке стали бы ужасной помехой, без конца цепляясь за ветки и кусты. Возможно, именно поэтому в традиционных районах проживания кланов ниндзя, в провинции Ига и в Сайга в провинции Кии использовались каски без рогов и других украшений, лишь усеянные небольшими шипами (рис. 18–19).

И кольчугу, и доспехи татами-гусоку, использовавшиеся ниндзя, можно увидеть в музее нин-дзюцу в городе Ига Уэно, который предположительно использовали ниндзя. Особенно много таких щитов обнаружено на севере равнины Канто в районе Титибу. Щит тэцу-но камэ был круглым, с четырьмя толстыми шнурами, прикрепленными к четырем крючкам на тыльной стороне. Особенность тэцу-но камэ состоит в том, что его можно носить не только на руке, но и на спине, продев руки под веревочные перевязи. Закинув такой щит за спину, ниндзя мог смело удирать от врага, не обращая большого внимания на пальбу – толщина тэцу-но камэ такова, что его не могут пробить ни стрелы, ни пули мушкетов. Прикрывшись таким щитом, ниндзя ложился ничком на землю, превращаясь в гигантскую черепаху, и преспокойно подползал к вражеским позициям. При этом пули и стрелы рикошетили от щита, имевшего сферическую форму, словно снаряды от лобовой брони танка. А поджав под себя руки и ноги и собравшись в комок или забравшись в ямку, ниндзя превращался в подобие маленького дота.

Другой вид щита описан в книге Донна Дрэгера «Нин-дзюцу» (Токио, 1977), который рассказывает: «Те воины, которые пытались поразить ниндзя из огнестрельного оружия, часто становились в тупик, когда он ловко прятался за толстым многослойным кожаным щитом нэрукава-ита (букв, «доска из дубленой кожи»). Если пули его и пробивали, то уже не могли нанести человеку серьезного ущерба».

Назад к карточке книги «Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя»

itexts.net

Яды ниндзя. Когти невидимок [Подлинное оружие и снаряжение ниндзя]

«Наш удел быть незаметными, мы рыцари ордена незримых дел, мы каста призраков, стоящих над простыми смертными», — такие слова вкладывает в уста наставника нин-дзюцу известный советский писатель Роман Николаевич Ким в своей повести о ниндзя «Школа призраков».

Читая эти строки, мне сразу вспоминаются яды — самое коварное, невидимое оружие. Вот человек читает книгу, любуется закатом, нежится в солнечных лучах, пирует с друзьями… И вдруг он начинает трястись, падает в обморок и через несколько минут умирает. Да, яд — штука серьезная!

Ниндзя, невидимые убийцы средневековой Японии, прекрасно разбирались в ядах, знали, как и когда их следует применять. Конечно, с тех пор наука шагнула далеко вперед. Но, несмотря на то, что «ночные демоны» не знали изощренных синтетических ядов наших дней, их арсенал был не менее эффективен и устрашающ.

Ниндзя предъявляли к качествам яда множество требований. Им были нужны яды, убивающие мгновенно, и яды, умерщвляющие жертву через много дней, чтобы на шпиона не пала тень подозрения, и он имел время убраться с вражеской территории. Они нуждались в ядах, против которых не было противоядий, в ядах, действие которых не было похоже на действие яда. Можно не сомневаться, что за долгие столетия поисков «ночные демоны» сумели найти и то, и другое, и третье. Вероятно, мы никогда не сможем узнать, сколько видных политических деятелей и полководцев было умерщвлено незримыми отравителями так, что смерть их ни у кого не вызвала подозрения.

СМЕРТОНОСНЫЕ ЯДЫ (АНСАЦУЯКУ)

Описанные в наставлениях по нин-дзюцу смертоносные яды разделяются на четыре категории:

1. яды замедленного действия, подмешиваемые в пищу;

2. яды, убивающие через небольшой промежуток времени, подмешиваемые в пищу;

3. яды мгновенного действия, подмешиваемые в пищу;

4. яды, убивающие при попадании в кровь.

1. Яды замедленного действия

Характерный пример — яд, который добывали из зеленого чая высшего сорта с поэтическим названием «Гёкуро» — «Яшмовая роса». Благодаря своим уникальным свойствам он пользовался большой популярностью среди «ночных демонов». Чай гёкуро заваривали очень крепко, выливали в бамбуковый контейнер, наглухо закрывали в нем и для гниения закапывали на тридцать-сорок дней под верандой дома. Получавшуюся в итоге жидкую черную кашицу следовало подмешивать в пишу жертвы на протяжении нескольких дней по 2–3 капли в день. В итоге средний здоровый человек тяжело заболевал на 30—й день, а к 70—му дню отправлялся на тот свет. Человек же ослабленный болезнью отдавал богу душу гораздо раньше. Да так, что потом ни один врач не мог определить, что смерть пациента вызвана отравлением. Конечно, со временем секрет яда гёкуро был разгадан медиками, и появился даже особый медицинский термин «сюкутя-но доку» — «отравление настоенным ночью чаем».

Американские журналисты Ал Вейсс и Том Филбин рассказывают легенду о том, как один ниндзя, поселившийся под видом обычного жителя в городе врага, в течение нескольких месяцев медленно, но верно отравлял местного «градоначальника» ядом гёкуро. При этом он сам пил тот же самый зеленый чай, в который добавлял яд, что и градоначальник и таким образом отводил подозрения, которые могли закрасться в душу врага. Но… после каждого чаепития он принимал противоядие. В итоге «градоначальник» скончался, как казалось всем, своей смертью, и никто не заподозрил шпиона.

Ал Вейсс и Том Филбин высказывают также предположение, что ниндзя использовали в качестве яда бамбук, в изобилии произрастающий в Японии, хотя в литературе об этом специально не упоминается. Как писал журнал «Нэшнл джиогрэфик», «стебли многих видов бамбука имеют кожицу, покрытую пушистыми тонкими волосками. Остерегитесь трогать их. Они проникают под кожу и вызывают сильное раздражение». И правда, эти волоски — идеальный яд. «Бактерии, находящиеся на волосках, могут вызвать даже заражение крови. Я читал, — продолжает автор, — что в древние времена волоски с кожицы подмешивались в еду, чтобы отправить врага на тот свет».

2. Яды, убивающие через небольшой промежуток времени

Яды такого действия изготавливали из минерального, растительного или животного сырья.

Примером ядов первого рода являются медная окись[33] и крысиный яд (мышьяк).

Растительные яды добывались из таких растений как ликорис (хигамбана; рис. 231),

едкий лютик (кимпогэ, уманоасигата; рис. 232) и др.

Что же касается адов, добывавшихся из животных, тут ниндзя отдавали предпочтение яду, получаемому из песочного жука хаммё (рис. 233).

3. Яды мгновенного действия

Такие яды ниндзя поэтично называли «дзагараси-яку» — «яды, высушивающие прямо на месте». Самый популярный вариант подобного яда изготавливали из косточек плодов зеленой сливы и зеленого персика, которые брали в равной пропорции. Для того чтобы получить яд, косточки долго варили (обязательно вместе). Этот яд тайно подмешивали в пищу жертве или распыляли в воздухе в виде мельчайшей пыли с тем, чтобы она попала в дыхательные пути. В последнем случае за считанные секунды можно было отправить на тот свет с десяток врагов, набившихся в небольшую японскую комнату.

В «Бансэнсюкай» имеется параграф, называющийся «Хокэн-дзюцу» — «Техника встречи с собакой», в котором разъясняется техника отравления четвероногого друга человека: «При проникновении в дом, в котором есть собака, за два-три дня [до операции] нужно подмешать к рису яки-мэси[34] [яда] матин [в пропорции] 1 фун[35] на 1 колобок и подложить несколько колобков в месте, где может появиться собака».

Яд матин, упоминаемый в «Бансэнсюкай», есть ничто иное, как стрихнин. Стрихнин — чрезвычайно опасный смертоносный яд. Для того, чтобы убить человека, достаточно всего 0,98 миллиграмма этого вещества. При попадании с пищей внутрь организма, он вызывает характерные конвульсии, когда жертва словно откидывается назад. Отравленный испытывает ужасные боли и через некоторое время умирает от паралича дыхательной системы.

Стрихнин — это алкалоид. Его добывали из высушенных семян тропических растений из рода стрихнос (чилибуха), содержащих до 3 % ядовитых алкалоидов (рис. 234).

В Японии стрихнин широко использовался в период Эдо как составляющая крысиного яда. В Европу же он попал лишь в XVI в., но производство его было строжайше запрещено в связи с участившимися случаями отравлений.

4. Яды, убивающие при попадании в кровь

Именно такими ядами ниндзя смазывали свои «звезды смерти» сюрикэны, наконечники стрел, стрелки фукибари. При попадании в кровь они вызывали почти мгновенный паралич дыхательной системы и сердца, влекший за собой смерть человека. Получали такой яд из сока растения тори-кабуто (японский борец; рис. 235).

Считается, что яд торикабуто изобрели древние жители японских островов айны (эдзо), которые обрабатывали им наконечники своих стрел и с их помощью валили медведей.

При отсутствии яда торикабуто жертву можно было отправить на тот свет и с помощью сюрикэна, смазанного конским навозом. В конском навозе содержится множество болезнетворных бактерий, вызывающих заболевание рожей (рожистое воспаление), нередко влекущее смерть больного.

Интересно, что с этим ядом, что называется «на своей шкуре», смогли познакомиться американские солдаты во время вьетнамской войны: вьетнамцы так же, как и ниндзя, окунали свои ножи и штыки в лошадиный навоз и кровь.

Помимо смертоносных ядов, ниндзя были известны рецепты усыпляющих снадобий, средств, вызывающих паралич, помешательство, неадекватные реакции.

УСЫПЛЯЮЩИЕ (НАРКОТИЧЕСКИЕ) СРЕДСТВА (МАСУЙЯКУ)

В наставлениях по нин-дзюцу приводятся рецепты трех ядов такого рода.

Первое средство уже было описано в главе 2 в разделе «Отравляющие средства». Оно изготавливалось из крови краснобрюхого тритона-имори, крови японского крота-могера, крови змеи и какого-то секретного снадобья, состав которого исследователями пока не выяснен. Этой смесью пропитывали бумагу, которую скручивали в бумажный шпагат, поджигали и подбрасывали врагу. Можно было также незаметно подкинуть бумажку в жаровню в караульном помещении или в костер на биваке противника. Надышавшись ядовитого усыпляющего дыма, враг вскоре погружался в глубокий сон.

Другое усыпляющее снадобье изготавливали из летучей мьппи, листьев дерева аогири,[36] сколопендры, косточек сандалового и бумажного деревьев, гвоздичного дерева, вечнозеленого дерева аквилярии, ртути и бычьего навоза. Все это следовало измельчить в порошок, перемешать (часто из полученного вещества лепили небольшие шарики) и поджечь. Наглотавшись дыма этой жуткой смеси, люди вскоре погружались в крепкий сон.

Рецепт третьего усыпляющего средства, описанного в секретных наставлениях ниндзя, был следующий. Следовало высушить в тени и перемолоть в муку листья конопли. Затем муку варили. Полученный бульон смешивали со слабым чаем, которым в итоге и поили избранную жертву. От одного глотка человек засыпал, от 2–3 — погружался в сон, сопровождавший жаром. Если же человека заставляли пить снадобье на протяжении нескольких дней подряд, он просто сходил с ума.

ЯДЫ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ПАРАЛИЧ (СИБИРЭЯКУ)

В текстах описано два яда такого действия, которые следовало подмешивать в пищу.

Первый яд ниндзя получали из жидкости, которую добывали из наростов над глазами гигантской японской жабы хикигаэру (bufo marinus), считающейся самой большой жабой в мире (рис. 236): длина ее тела, не считая длины ног, — 22,5 см! Эта жидкость столь токсична, что даже при одном-единственном касании ее пальцем, палец тут же начинает неметь.

Яд хикигаэру вызывает высокое давление, головную боль и паралич. Его действие напоминает последствия приема чрезмерного количества сердечных лекарств. Для извлечения яда жабу насаживают на вертел и поджаривают. На коже жабы образуются пузыри, и яд вытекает из желез. Его собирают в емкость и дают перебродить.

Второй вызывающий паралич ад добывали из печени ядовитой рыбы фугу (рис. 237).

Рыбу фугу часто называют «взрывающейся» или «пыхтящей» рыбой, потому что она надувается, когда ее разозлят или когда она ищет пищу. Несмотря на то, что практически все японцы знают о ядовитости фугу, из года в год в стране Восходящего Солнца от ее ада погибают десятки людей. Дело в том, что фугу считается лакомым деликатесом, подаваемым в самых дорогих и изысканных ресторанах. Работающие в них повара экстракласса умеют не только готовить фугу в пищу, но и удалять ее яд, что удостоверяет государственная лицензия. Но не все так просто. Яд фугу, который химики называют «тетрадоксином», сохраняет свои свойства даже тогда, когда рыба приготовлена, а для смертельного исхода его требуется совсем чуть-чуть, от 8 до 10 миллиграммов. К тому же ад может быть найден в любом органе рыбы.

Итог — множественные летальные исходы, вызванные употреблением фугу в пищу. В один из послевоенных годов было зарегистрировано 250 случайных отравлений такого рода. При этом больше половины пострадавших скончались. Отравления чаще всего случаются зимой, когда рыба фугу самая вкусная и одновременно наиболее ядовитая.

Для уничтожения врага добывать ад из фугу было совсем необязательно. Достаточно было под видом повара подсунуть «лакомый» кусочек недоваренной рыбы на тарелку жертвы. И все. Яд поражал дыхательный центр мозга и парализовал дыхательные мышцы.

ЯДЫ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ВРЕМЕННОЕ ПОМЕШАТЕЛЬСТВО РАССУДКА (КЁКИЯКУ)

Для того, чтобы вызвать помешательство у жертвы, было достаточно растолочь в пыль семена белого дурмана (тёсэн асагао, мандарагэ; рис. 238) и подмешать их в пищу жертвы. Через несколько часов после принятия внутрь 5—10 семян человек либо засыпал, либо сходил с ума.

ЯДЫ, ПОЗВОЛЯЮЩИЕ ВЫЗВАТЬ У ЖЕРТВЫ СОСТОЯНИЕ ТРЕВОГИ, ВОЛНЕНИЯ, НЕАДЕКВАТНЫЕ РЕАКЦИИ (СОДЗЁ-ЯКУ)

Яд, вызывающий сильный зуд

Этот яд добывался из шипов травы кайкайгуса (вид иракуса — крапивы Тумберга; рис. 239).

Из них изготавливали мельчайшую пудру, которой осыпали нижнее белье или шею жертвы, которая потом была готова разорвать свою кожу в клочья от ужасного зуда.

Яд, вызывающий беспричинный смех

В качестве такого средства использовали ядовитый галлюциногенный гриб вараидакэ (рис. 240).

Его мелко нарезали и подмешивали в пищу жертвы, которая в результате начинала кататься по полу, сотрясаемая беспричинным хохотом при полном отсутствии самоконтроля.

Ал Вейсс и Том Филбин рассказывают в своей книге об одном странном случае, произошедшем, когда два князя вели борьбу за контроль над одной из провинций. Один из них перед большим сборищем людей заявил, что он — бог и может поразить слепотой любого, кто встанет на его пути. Второй князь отреагировал на это заявление смехом. Однако вскоре после обеда он стал слепнуть и объявил всему миру, что его противник — и в самом деле бог. На самом деле творцом «божества» был ниндзя, который отравил банное полотенце князя ядом, вызывающим временную слепоту.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Читать онлайн «Когти невидимок. Подлинное оружие и снаряжение ниндзя»

Annotation

Эта книга является первой в своем роде за пределами Японии. Ее автор опирался исключительно на японские источники: трактаты самих ниндзя, экспонаты посвященных им музеев, исследования японских историков. Книга раскрывает подлинную, а не придуманную историю ниндзя и разоблачает измышления современных фальсификаторов, выдающих себя за «учителей ниндзюцу».

Здесь рассмотрены многочисленные образцы оружия и технических приспособлений «воинов ночи». Конструкторская мысль ниндзя во многом опередила свою эпоху. Среди их разработок есть ракеты и системы залпового огя, противопехотные мины и светозвуковые гранаты, отравляющие газы и пищевые концентраты, парашюты и шагомеры, подслушивающие устройства и бесшумные ружья, складные лодки и многофункциональные комбинезоны, а также многое другое.

С помощью своих технических устройств ниндзя совершали деяния, казавшиеся современникам сверхъестественными. Они становились невидимыми, проникали сквозь стены, летали по небу, плавали под водой, убивали прикосновением руки, принимали множество разных обличий…

ГОРБЫЛЕВ Алексей Михайлович

Введение

Глава 1. МАСКИРОВОЧНЫЙ КОСТЮМ И ДОСПЕХИ НИНДЗЯ

Глава 2. ОРУЖИЕ НИНДЗЯ

Огнестрельное оружие и артиллерия ниндзя

Зажигательные средства

Метательные бомбы и гранаты

Противопехотные мины

Отравляющие средства

Хисякэн — «огненный сякэн»

Запалы и фитили

Меч ниндзя

Фехтование ниндзя

Алебарды, копья, секиры

Боевые шесты и дубинки

Веревки, цепи и композитное оружие

Ножи

Тэссэн

Метательное оружие

Потайное оружие ниндзя

Оружие куноити

Глава 3. НИНКИ — «ШПИОНСКОЕ СНАРЯЖЕНИЕ»

Рокугу — «шесть приспособлений»

Токи — «снаряжение для лазания»

Суйки — «водное снаряжение»

Кайки — «приспособления для открывания»

Каки — «огневые срвдства»

Специальные шпионские приспособления

Приспособления, применявшиеся при конвоировании пленных

Средства сигнализации

Фантастическое вооружение ниндзя

Глава 4. НИНДЗЯ-ЯСИКИ — «ШПИОНСКАЯ УСАДЬБА»

Дом Такаямы в Ига Уэно

Дом Мотидзуки в Рюхоси г. Конан

Цуро-сикакэ — «хитрости на дороге»

Глава 5. ПИТАТЕЛЬНЫЕ ПИЛЮЛИ, ЛЕКАРСТВЕННЫЕ ПРЕПАРАТЫ И ЯДЫ НИНДЗЯ

Питательные и жаждоутоляющие пилюли ниндзя

Лекарства и военно-полевая медицина ниндзя

Яды ниндзя

Заключение

Сравнительная таблица мер и весов

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

32

33

34

35

36

ГОРБЫЛЕВ Алексей Михайлович

«КОГТИ НЕВИДИМОК.

ПОДЛИННОЕ ОРУЖИЕ И СНАРЯЖЕНИЕ НИНДЗЯ»

Введение

Дорогой читатель! В твоих руках книга «Когти невидимок». Она является продолжением разговора о ниндзя и нин-дзюцу, начатого автором в книге «Путь невидимых: подлинная история нин-дзюцу» (Минск, «Харвест», 1997).

Оружие (буки) и снаряжение (нинки) ниндзя составляют один из важнейших элементов культуры ночных воинов. Именно эти приспособления делали возможным совершение многих поступков, казавшихся непосвященным современникам сверхъестественными и чудесными. Так рождались предания и легенды, из которых в массовом сознании складывался фантастический образ лазутчика, способного становиться невидимым, ходить по воде, летать по небу, превращаться в диких животных, проходить сквозь стены…

Неудивительно, что описание оружия и снаряжения традиционно занимает одно из главных мест в большинстве книг по нин-дзюцу. Исследователи единодушно сходятся в том, что конструкторы ниндзя во многом опередили свое время. Действительно, в арсенале воинов ночи есть немало видов вооружения и снаряжения, которые могут поразить воображение. Это и ракетные установки (Да-да! Автор не сошел с ума и ничего не придумывает!), и многоствольные ружья, и разборные лодки и многое-многое другое. Огромный интерес у широкой публики вызывают «дома привидений» — так называемые «шпионские усадьбы» ниндзя-ясики, на протяжении столетий служившие жилищами для «воинов ночи».

Однако, несмотря на громадный интерес большой аудитории, в западном мире до сих пор нет практически ни одной серьезной работы по вооружению и снаряжению ниндзя, в которой оно было бы описано по реально сохранившимся образцам, либо по характеристикам этих предметов в дошедших до наших дней старинных источниках. В результате реальные исторические данные заменяются собственным вымыслом, рассчитанным на полную неосведомленность читателя.

В книгах псевдознатоков нин-дзюцу то и дело встречаются описания таких видов оружия как сай, тонфа и нунтяку (см., например, Гвоздев С.А., Кривоносов И.В. Ниндзя: тайны демонов ночи. Минск, «Современное слово», 1997), которые, в действительности, японскими «невидимками» никогда не использовались. Приводятся размеры оружия, не имеющие ничего общего с реальностью. Например, один автор пишет, что длина лезвия «короткого» «шпионского меча» доходила до 70 см! То и дело встречаются совершенно нелепые интерпретации функций того или иного снаряжения. Так, некий «сэнсэй Джэй» (а вслед за ним В.Н. Попенко) указывает, например, что сэ-кихицу — это кусок камня, которым ниндзя выцарапывали донесения на камнях и деревьях. Между тем, нужно лишь заглянуть в словарь японского языка, чтобы узнать, что «сэкихицу» это самый обьгчный карандашный грифель.

Некоторые авторы приписывают средневековым «невидимкам» использование таких средств, которых просто не могло быть в их распоряжении вследствие конкретных исторических причин. Например, американцы Ал Вейсс и Том Филбин рассказывают в своей книге о «ночных воинах», что «смертоносный яд можно найти в листьях обычных помидоров… Поешьте их, и у вас появятся сердечные проблемы, а в конце концов, наступит остановка сердца. Можно смело утверждать, что немало врагов ниндзя отправилось на тот свет, наевшись листьев томатов. Их можно было просто подмешать в салат, и, если жертва не знала об их смертоносном потенциале, они выглядели совершенно безобидными, и человек съедал их целиком, прежде чем понимал всю опасность для своей жизни». Вполне вероятно, что листья помидоров могут оказывать столь разрушительное воздействие на работу сердца — сам автор проверкой этого факта не занимался. Однако родиной томатов является Америка. До XX века их в стране Восходящего Солнца не выращивали. Как же, в таком случае, ниндзя могли готовить из помидоров свои смертоносные салаты? Кстати, овощные салаты с зеленью вообще отсутствуют в традиционной японской кухне.

На фоне всеобщего незнания, которое демонстрируют как «специалисты», так и рядовые любители, порой рождаются совершенно фантастические «учебники «нин-дзютсу» или «нин-джицу», написанные не на основе старинных трактатов самих ниндзя или наставлений, полученных от живого носителя традиции, а путем компиляции изданных в СССР учебников по войсковой разведке, саперному делу, маскировке. Таковы знаменитые «шедевры» В.Н. Попенко, вызывающие гомерический хохот у всех, кто хоть немного знаком с японской традицией военного искусства, но, вместе с тем, пользующиеся значительным успехом у тех читателей, которые бедны интеллектом.

Можно выделить три группы источников информации, которыми пользовался автор при работе над данной книгой.

Во-первых, это наставления, написанные самими ниндзя. Основную часть информации автор позаимствовал из трех важнейших текстов такого рода. Это «Нинпидэн» («Секретное наставление по нин-дзюцу», 1560 г.), «Бансэнсюкай» («Десять тысяч рек собираются в море», 1676 г.) и «Сёнинки» («Писание об истинном нин-дзюцу», 1681 г.). Помимо них, автор использовал ряд других старинных текстов.

Вторую группу источников составляют работы современных японских историков. Среди них в первую очередь надо отметить две прекрасные книги. Это «Хиссё-но хэйхо. Нин-дзюцуно кэнкю» («Всепобеждающее военное искусство. Исследования нин-дзюцу». Токио, 1972) Нава Юмио и «Нинпо. Соно хидэн то дзицурэй» («Нинпо. Его секреты и практические примеры», Токио, 1995) Окусэ Хэйситиро,

Третьим источником информации послужили собственные наблюдения автора, сделанные во время посещения музеев нин-дзюцу в городах Ига Уэно и Конан, музеев монастыря Нэгородэра, замка сёгунов Токугава в г. Киото Нидзёдзё и ряда других в исторических местах, так или иначе связанных с историей нин-дзюцу.

Использование этих аутентичных и надежных источников позволило сильно расширить поле исследования. Впервые в западной литературе даются точные описания десятков видов мин, бомб, зажигательных стрел, ракет, воровского инструмента, рецепты калорийных и жаждоутолящих пилюль, ядов, лекарственных средств, домов ниндзя.

Иллюстрации для книги также подбирались из надежных источников, причем предпочтение отдавалось рисункам из старинных наставлений по нин-дзюцу и другим бу-дзюцу. Многие рисунки были заимствованы из авторитетной работы Сасамы Ёсихисы «Нихон будо дзитэн» («Энциклопедия по японским будо». Токио, 1982). Часть иллюстраций основывается на фотографиях, сделанных автором во время посещений исторических мест нин-дзюцу. Нужно также подчеркнуть специфическую квалификацию художников, знакомых с военной историей Японии и боевыми искусствами отнюдь не понаслышке и приложивших весь свой опьг …

knigogid.ru

Сюко (когти ниндзя)

Подробности
Категория: Экипировка и оружие ниндзя


Сюко (shuko) — один из видов «ручных крючьев» (текаги или tekagi), используемых ниндзя. Это стальные полосы, свернутые и надетые на ладонь так, чтобы со внутренней стороны торчали острые колюще-режуще-рвущие шипы. Эти полосы соединялись металлическими или кожаными отрезками с металлическими кольцами, надеваемыми на ладонь. Вобщем, смотрите на картинку — там все понятно.

.


Основное применение сюко кажется очевидным — это приспособление для карабканья по деревьям, и лишь потом оружие. Да и чего уж тут думать — цепляй крюки на руки и вперед, тут и дурак справится. На деле же выходит совсем другая песня — для хотя бы минимальной фиксации тушки на дереве руки должны быть недюжинной закалки, а кисти тренированы до суровейшего состояния. А для того, чтобы провисеть хоть сколько-то долгий срок и вовсе надо стать наполовину обезьяной. Экипировка ниндзя это вам не игрушки-с.


Боевое применение сюко сегодня передается в школе тогакуре-рю. Используется сюко в основном в качестве скрытого оружия для внезапной атаки противника, и дальнейшего разрывания и располосовывания его на лапшу. В ближнем бою сюко может применяться для обезоруживания врага, принимая удары ножа и меча прямо на руки, тяжелый браслет играет роль кастета для нежного воздействия на виски и голову, а сами когти оставляют действительно страшные и долго незаживающие раны на конечностях противника. Те, кто видел действие подобного оружия хотя бы в тренировочных целях, поймёт о чем речь.


В современной культуре сюко были довольно сильно обойдены вниманием из-за своей невзрачности, найти их можно только в паре-тройке игр и фильмов (например, артефакт в magic: the gathering). Сюко чаще рассматривается как приспособление, а не оружие, и потому гораздо популярней и привлекательней в роли «когтей ниндзя» сейчас кажутся текко-каги с крючьями на наружней стороне кисти, но о них в другой раз. Сюко же остается для многих будока серьезным оружием с глубоким прошлым.

mitsumono.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о