Боевая готовность: военный потенциал КНДР и Республики Корея - Международная панорама

20 августа КНДР открыла артиллерийский огонь в западной части Демилитаризованной зоны - целью артобстрела, как предполагается, были расположенные там громкоговорители, используемые Сеулом в пропагандистской кампании против Пхеньяна. Через некоторое время ответным ударом Южная Корея выпустила около 20 снарядов в северокорейскую сторону.

О пострадавших или ущербе с какой-либо из сторон информации на данный момент не поступало, однако южнокорейские власти отдали приказ об эвакуации населения из этого района.

Причины эскалации конфликта

В последнее время Сеул неоднократно заявлял, что будет отслеживать источники совершаемых КНДР провокаций и наносить по ним военные удары. Корейская война 1950-1953 гг. закончилась перемирием и технически две страны до сих пор находятся в состоянии войны друг с другом.

4 августа двое южнокорейских военнослужащих получили серьезные ранения в результате взрыва в районе Демилитаризованной зоны, выполняющей роль границы между Республикой Корея и КНДР. Инцидент произошел в уезде Ёнчхон провинции Кёнгидо во время обычного патрулирования. Оба пострадавших были доставлены в военный госпиталь, в результате взрыва каждый из них лишился ноги.

Следствие установило, что все три разорвавшиеся мины - северокорейского производства, и были установлены на маршруте патрулирования южнокорейских военнослужащих недавно.

Южная Корея возобновила пропагандистское вещание на территорию КНДР 10 августа, после инцидента с военнослужащими.

"Опасная черта"

В Москве обеспокоены новым обострением между Сеулом и Пхеньяном, заявил 20 августа ТАСС источник в МИД РФ.

"Происходящее вызывает озабоченность, - подчеркнул собеседник. - Действительно, просматривается тенденция к нарастанию напряженности".

"Такие инциденты, как подрыв на мине южнокорейского патруля в приграничном районе, теперь перестрелка, не могут не тревожить, - отметил дипломат. - Надеемся, что ни одна из сторон не перейдет "опасную черту".

Военный потенциал двух Корей

Численность Вооруженных сил Республики Корея - 630 тыс. человек (данные министерства обороны), число резервистов - 2 млн 970 тыс. человек. Также в Южной Корее дислоцированы 28,5 тыс. американских солдат.

Республика Корея располагает более 2 тыс. 380 танками (К1, К1А1, К2 местного производства, а также 35 российских Т-80У), 2 тыс. 660 броневиками, 1 тыс. 412 самолетами (в том числе современными модификациями американских истребителей F-15 и F-16).

Численность ВМС Южной Кореи - около 70 тыс. человек, включая морских пехотинцев. Флот состоит приблизительно из 160 кораблей, включая 12 эсминцев (из них 3 - типа "Король Седжон", аналог американских ракетных эсминцев типа "Арли Берк"), 10 фрегатов, 12 подводных лодок и 21 корвета.

Численность Корейской народной армии оценивается от 690 тыс. (по данным GlobalFirepower) до 1 млн 190 тыс. человек (по данным Международного института стратегических исследований).

Корейская народная армия располагает 4 тыс. 200 танками (в основном - Т-55 и Т-62М советского производства, китайские Тип 59, а также местные модификации советских танков - "Сонгун-915" и "Чхонмахо"), 4 тыс. 100 бронемашинами, 940 самолетами и вертолетами (в основном - устаревшие произведенные в СССР или КНР истребители МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29; на вооружении ВВС КНДР имеется 34 штурмовика Су-25 и 35 истребителей МиГ-29, около 24 вертолетов Ми-24).

Численность ВМС КНДР - около 60 тыс. человек. На вооружении - 3 фрегата, около 50 подводных лодок, более 500 малых кораблей и судов.

Хронология конфликта между КНДР и РК

tass.ru

Оборонный потенциал КНДР на снимках Google Earth » Военное обозрение

26 июля на «Военном обозрении» вышла публикация Военные объекты Республики Корея на спутниковых снимках Google earth, в которой был дан краткий обзор военного потенциала Республики Корея и приведены спутниковые фотографии южнокорейских военных объектов, предоставленные ресурсом Google earth. Снимки территории КНДР идут примерно в таком же невысоком разрешении, как и снимки объектов в Южной Корее. В связи с этим, к сожалению, практически нереально оценить с помощью Google earth потенциал северокорейских Сухопутных войск.


Регулярные вооруженные силы Корейской Народно-Демократической Республики (Корейская Народная Армия), согласно данным, опубликованным на Западе, насчитывают до 1,2 млн. человек (пятая по количественному составу армия в мире). При этом численность населения КНДР - 24,7 млн. человек. По оценкам Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI), военный бюджет Северной Кореи составляет примерно 16 % ВВП - $10,1 млрд. Однако стоит понимать, что в силу закрытости КНДР, это очень приблизительная цифра, ранее официальные северокорейские лица заявляли о том, что страна тратит на оборону менее $1 млрд. Численность Сухопутных войск Корейской Народной Армии (КНА) оценивается более чем в 1 млн. человек. В составе сухопутных войск имеется: 20 корпусов (12 пехотных, 4 механизированных, танковый, 2 артиллерийских, обороны столицы), 27 пехотных дивизий, 15 танковых и 14 механизированных бригад, бригада ОТР, 21 артиллерийская бригада, 9 бригад РСЗО, полк ТР. На вооружении КНА имеется около 3500 средних и основных боевых танков и свыше 500 легких танков, более 2500 БТР, свыше 10000 артиллерийских орудий (в том числе около 4500 САУ), более 7500 минометов, свыше 2500 РСЗО, около 2000 установок ПТУР, около 100 мобильных пусковых установок ТР и ОТР. В войсках имеется более 10000 ПЗРК и 10000 зенитных орудий и счётверённых 14,5-мм пулемётных установок, примерно треть из них на стационарных позициях. Танковый парк – это в основном советские танки: Т-54, Т-55 и Т-62, а также их китайские аналоги. Лёгкие – ПТ-76 и китайские Тип 62 и Тип 63.

Северная Корея добилась определённого успеха в танкостроении, на базе советского среднего танка Т-62 создан танк «Чхонмахо», а на базе Т-72 - «Покпхунхо». Всего в КНДР с учётом лёгких М1975 и М1985 построено около 1000 танков. Впрочем, согласно некоторым источникам, в КНДР в ряде укрепрайонов до сих пор имеются Т-34-85 и ИС-2. Производство ПТРК в КНДР началось во второй половине 70-х. Первыми противотанковыми ракетными комплексами северокорейского производства были управляемые по проводам «Малютка». В 80-х в противотанковые подразделения начали поступать ПТРК «Фагот». Несмотря на общую технологическую отсталость северокорейской промышленности, удалось добиться немалых успехов в деле разработки и производства отдельных, относительно современных, видов вооружения и военной техники. В целом же северокорейская армия оснащена образцами, созданными в 50-70-е годы. Однако с учётом численности, неприхотливости и высокой идеологической мотивированности личного состава, КНА, действуя в обороне, способна нанести неприемлемые потери любому агрессору.

Военная доктрина КНДР опирается на активную оборону. Большая часть регулярных северокорейских подразделений Сухопутных войск размещена южнее линии Пхеньян – Вонсан. Южные районы Северной Кореи на протяжении 250 км вдоль демаркационной линии по 38 параллели превращены в сплошную зону укрепрайонов с многочисленными долговременными огневыми точками, инженерными заграждениями, минными полями, капитальными многослойными укрытиями и туннелями протяженностью несколько километров. По этим туннелям предполагается в условиях господства в воздухе авиации противника осуществлять переброску резервов и подвоз припасов. Созданию линий труднопреодолимой долговременной обороны способствует горный ландшафт местности большей части территории КНДР. Противодесантную оборону побережья осуществляют семь армейских корпусов и береговые ракетно-артиллерийские части флота и авиационные командования ВВС и ПВО, часть сил корпуса пограничных войск. В «тыловых» районах КНДР дислоцированы два механизированных и танковый корпус оперативного резерва.

Самый главный военный аргумент КНДР – это ее ядерное оружие. Практические работы по созданию северокорейской атомной бомбы были начаты в 70-е годы. Вопреки распространенным в западных СМИ мифам, Китай и Россия напрямую не содействовали северокорейской ядерной оружейной программе. Реакторы, на которых в КНДР вырабатывался плутоний, являются местной версией английского и французского реакторов, а производственная линия по переработке облученного ядерного топлива и выделению плутония создана на основе бельгийской технической документации. Доступ к этим западным проектам северокорейские специалисты получили с вступлением КНДР в МАГАТЭ. После того как многосторонние переговоры с участием КНР, России, США, Южной Кореи и Японии в 2003 году закончились неудачей, руководство КНДР отдало приказ о превращении накопленных запасов расщепляющихся материалов в ядерные боеголовки. Провалу переговоров по северокорейской ядерной проблеме способствовала агрессия США против Ирака. Тогдашний лидер Северной Кореи Ким Чен Ир прекрасно отдавал себе отчёт, что, будь у Ирака ядерное оружие, то, скорее всего, США не рискнули бы напасть на эту страну, и воспринимал требования США и Японии как желание ослабить обороноспособность своей страны.

Наиболее известным северокорейским объектом атомной отрасли является ядерный исследовательский центр в Йонбёне. Его строительство при советской технической поддержке началось в 1965 году. Первоначально это был чисто исследовательский научный объект. В дальнейшем масштабы проводящихся здесь исследований и работ по получению и накоплению расщепляющихся материалов были увеличены многократно. После того как Северная Корея в 1993 году вышла из ДНЯО, отказалась оплатить выполненные работы по строительству АЭС с легководными реакторами в районе Синпхо и не допустила инспекторов МАГАТЭ на два своих ядерных объекта, Россия прекратила сотрудничество с КНДР в ядерной сфере.

Снимок Google Earth: ядерный исследовательский центр в Йонбёне

В целях соблюдения режима секретности данный ядерный комплекс в КНДР получил название «Йонбёнская мебельная фабрика». Хотя в чувстве юмора северокорейским служащим госбезопасности не откажешь, скрыть громоздкий комплекс с бетонированными куполами реакторов, охладителями и высотными трубами от средств космической разведки такая конспирация конечно не поможет. Впрочем, это далеко не единственный северокорейский объект. Американские и южнокорейские спецслужбы указывают еще, по меньшей мере, на десяток подозрительных сооружений, где могут вестись исследования по северокорейской ядерной программе.

3 октября 2006 года Северная Корея стала первой страной, которая, не состоя в официальном «ядерном клубе», заранее предупредила о предстоящем ядерном испытании. Необходимость создания и испытания собственного ядерного оружия обосновывалась угрозой агрессии со стороны США и введением экономических санкций, имеющих целью удушение КНДР. При этом в официальном заявлении, зачитанном по Центральному северокорейскому телевидению (KCTV), отмечалось: «КНДР не собирается использовать ядерное оружие первой, а наоборот, продолжит прилагать усилия по обеспечению безъядерного статуса Корейского полуострова и предпринимать шаги в направлении ядерного разоружения и полного запрета ядерного оружия».

Снимок Google Earth: предполагаемое место ядерных испытаний на северокорейском ядерном полигоне «Пхунгери»

Подземный испытательный ядерный взрыв был произведён 9 октября 2006 года в горном районе на полигоне «Пхунгери» в провинции Янгандо, в 180 километрах от границы с Россией. По данным станций сейсморазведки мощность взрыва не превысила 0,5 кт. В КНДР заявляли, что это было испытание компактного заряда малой мощности. Впрочем, существуют обоснованные сомнения в возможности северокорейской ядерной промышленности создать высокотехнологичные компактные заряды. Некоторые эксперты полагают, что первое официально заявленное северокорейское ядерное испытание было блефом, и в реальности под землёй было подорвано большое количество обычной взрывчатки. В то же время не исключается возможность неудачного ядерного испытания, что неоднократно бывало в других странах. Из-за неправильного функционирования автоматики, использования плутония недостаточной степени очистки или в случае допущенных ошибок в ходе проектирования или сборки, ядерное взрывное устройство могло не выдать всего запланированного энерговыделения. Специалисты-ядерщики обозначают такой взрыв с неполным циклом деления термином «Шипучка». Но, несмотря на неопределенность относительно характера испытательного взрыва, большая часть экспертов в области ядерных вооружений уже не сомневалась в возможности КНДР создавать ядерные заряды. По данным американских разведывательных служб, в середине 2000-х в Северной Корее имелись запасы плутония, достаточные для создания 10 ядерных зарядов. После первого официально заявленного подземного испытательного ядерного взрыва, там же на полигоне в «Пхунгери» было проведено ещё два подземных испытания: 25 мая 2009 года и 2 февраля 2013 года. В середине 2015 года американские разведывательные спутники зафиксировали сооружение ещё одной штольни в «Пхунгери». Практически одновременно представители Южной Кореи заявили, что у них есть информация о ведущихся в КНДР подготовительных работах для испытания термоядерного оружия. Подтверждая это, 10 декабря 2015 года Ким Чен Ын заявил о наличии у КНДР водородной бомбы. Однако многие посчитали данное заявление очередным северокорейским блефом и ядерным шантажом. Однако их сомнения были развеяны 6 января 2016 года, когда сейсмическими датчиками на территории КНДР был зафиксирован подземный толчок магнитудой в 5,1 балла, специалисты связали его с очередным ядерным испытанием. Согласно сейсмограмме, его мощность приблизительно оценивается в 22 кт, но не понятно какой тип заряда был испытан. Есть основания полагать, что это был не термоядерный, а лишь усиленный (бустированный) тритием первичный ядерный заряд. Впоследствии над акваторией Японского моря в пробах воздуха, взятых американскими разведывательными самолётами, были обнаружены изотопы, характерные именно для такого типа бомбы.


В недавно опубликованном в США отчёте говорится, что в КНДР на сегодняшний день накоплено количество плутония, достаточное для создания 30 ядерных зарядов. По всей видимости, Пхеньян не остановится на достигнутом и в будущем намерен существенно расширить свою ядерную программу. Если темпы выработки плутония в КНДР сохранятся на нынешнем уровне, после 2020 года в распоряжении северокорейских военных будет около 100 ядерных боеголовок. Даже если американские эксперты в очередной раз ошиблись и завысили число северокорейских ядерных боеголовок вдвое, половины этого количества будет вполне достаточно, чтобы полностью уничтожить промышленный и оборонный потенциал Республики Корея. Учитывая скромные технологические возможности, перед КНДР стоит серьёзная проблема разработки средств доставки ядерных боеголовок. Самый простой путь - это создание ядерных фугасов, транспортируемых на автомобилях или гусеничной технике.

Ядерные фугасы, установленные на собственной территории, будут представлять серьёзную угрозу наступающим американским и южнокорейским войскам в случае нападения на КНДР. Но при их подрыве окрестности в радиусе десятков километров подвергнутся длительному радиационному загрязнению, то есть использование ядерных фугасов в условиях достаточно ограниченной территории возможно только в случае неминуемого военного поражения, когда северокорейскому руководству будет уже нечего терять. Разработка и создание достаточно компактных диверсионных зарядов по аналогии с советскими и американскими «ядерными ранцами» в КНДР представляется маловероятным.

Наиболее перспективным средством доставки являются баллистические ракеты. Создание дальнобойных образцов активизировалось после решения руководства КНДР о практической реализации собственной оружейной ядерной программы. Родословная многих северокорейских баллистических ракет ведётся от советского ОТРК 9К72 «Эльбрус» с жидкостной ракетой 8К14(Р-17). Данный комплекс известен на Западе как SCUD. Однако эти ракетные комплексы из СССР в Северную Корею никогда не поставлялись, возможно, из опасения, что КНДР может поделиться ими с Китаем. В конце 70-х несколько комплексов с пакетом технической документации были получены из Египта. С учетом того, что при советской помощи в КНДР к середине 80-х было построено немало металлургических, химических и приборостроительных предприятий, а сами ракеты Р-17, созданные по технологиям 50-х годов, имели простую и понятную конструкцию, с их копированием в Северной Корее особых проблем не возникло.

Северокорейские баллистические ракеты начали массово поступать на вооружение в середине 80-х и подвергались последовательной модернизации с целью увеличения дальности полёта. В 2010 году на военном параде был показан ракетный комплекс с БРСД «Мусудан». Точные характеристики данного мобильного ракетного комплекса неизвестны, но некоторые эксперты считают, что он создан на базе советской БРПЛ Р-27, принятой на вооружении в СССР в конце 60-х. По неподтверждённой информации, в создании этой северокорейской баллистической ракеты принимали участие специалисты из КБ Макеева. Американцы считают, что дальность пуска «Мусудан» достигает 3000-4000 км, при этом в их зоне поражения находятся американские военные объекты на тихоокеанском острове Гуам. Летом 2013 года американский разведывательный спутник обнаружил две пусковые установки с БРСД, на восточном побережье страны на ракетном полигоне «Тонхэ» в уезде Хвадэ-гун.

Снимок Google Earth: стартовые сооружения на ракетном полигоне «Тонхэ»

В рамках реализации северокорейской ракетно-ядерной программы создана линейка ракет с дальностью пуска 1000-6000 км. Северокорейские МБР представляют собой комбинации как уже проверенных ракетных систем, так и созданных заново ступеней. На базе баллистических ракет созданы ракеты-носители «Ынха-2» и «Ынха-3». Ракета-носитель «Ынха-3», стартовавшая с космодрома «Сохэ» 12 декабря 2012 года, вывела на орбиту искусственный спутник земли «Кванмёнсон-3», сделав Северную Корею 10-й космической державой. Запуск космического аппарата не только показал способность КНДР выводить спутники на околоземную орбиту, но и доставлять в случае необходимости ядерные боеголовки на тысячи километров.

Снимок Google Earth: стартовые сооружения на северокорейском космодроме «Сохэ»

Космодром «Сохэ» построен на западном побережье КНДР в провинции Пхёнан-Пукто недалеко от северной границы с КНР, в 70 км к западу от ядерного центра в Йонбёне. Строительство началось в первой половине 90-х, но после начала переговоров по северокорейской ракетно-ядерной проблеме было заморожено. Строительство активизировалось в 2003 году, и к 2011 году основные стартовые сооружения и инфраструктура космодрома были готовы к работе. На спутниковых снимках космодрома «Сохэ» можно рассмотреть две стартовые позиции. Согласно данным, опубликованным в южнокорейских СМИ, на космодроме также имеются шахтные пусковые установки для БРСД. В настоящий момент на снимках видно, что стартовый комплекс полигона расширяется. На сегодняшний день северокорейские баллистические ракеты пока не в состоянии угрожать большей части территории США, но в зоне их поражения находятся: американские военные базы на Гавайях, Япония и Южная Корея. По данным, обнародованным южнокорейскими и американскими разведывательными структурами, в КНДР создаётся МБР "Тэпходон-3" с дальностью пуска до 11000 км. Северокорейские баллистические ракеты тяжелого класса во время испытаний демонстрировали низкую техническую надёжность (около 0,5). Их точность попадания (КВО) в лучшем случае составляет 1,5-2 км, что позволяет эффективно применять МБР даже с ядерными боевыми частями только по крупным площадным целям. С учётом того, что время подготовки к запуску тяжелых ракет в КНДР составляет несколько часов, всё вышеперечисленное не позволяет считать северокорейские ракеты средней и большой дальности, построенные к тому же в малом количестве, эффективным оружием. Но сам факт создания МБР в стране с весьма ограниченными ресурсами и находящейся в международной изоляции, вызывает уважение. Большинство экспертов сходится во мнении, что в распоряжении Пхеньяна может быть несколько десятков баллистических ракет средней дальности разных типов.

Другим средствами доставки могут стать подводные лодки с ядерными торпедами, баллистическими и крылатыми ракетами. Но, несмотря на громкие заявления, судя по всему, северокорейским специалистам пока не удалось создать надежно действующих комплексов ракетного вооружения для ДЭПЛ. С учётом развитых противолодочных американских и южнокорейских сил у северокорейской дизель-электрической субмарины в случае начала полномасштабного конфликта немного шансов прорваться к южнокорейским или японским портам. Есть основания полагать, что БРСД «Мусудан» используется во время испытательных запусков с северокорейских ДЭПЛ.

Снимок Google Earth: северокорейская ДЭПЛ пр. 633 в доке судостроительного предприятия в Нампхо

По западным оценкам, в составе северокорейского флота имеется 20 ДЭПЛ пр. 633. Семь лодок данного типа были поставлены Китаем в период с 1973 по 1975 год, а остальные построены на собственных верфях в период с 1976 по 1995 год. В настоящий момент субмарины пр. 633 уже не соответствуют современным требованиям. Считается, что две лодки переоборудованы для испытаний баллистических ракет.

Снимок Google Earth: северокорейские ДЭПЛ в пункте базирования Маянгдо

В подводных силах ВМС КНДР также имеется около 40 малых субмарин Sang-O. Строительство лодок этого типа началось в конце 80-х годов. Лодка длиной около 35 и шириной около 4 метров имеет полное водоизмещение 370 тонн. Она вооружена двумя 533-мм торпедными аппаратами и может осуществлять минные постановки. Экипаж составляет 15 человек. Кроме того, упоминается 20 сверхмалых лодок типа Yugo. Полное водоизмещение лодок Yugo составляет около 110 тонн, вооружение – два 400-мм торпедных аппарата.

Снимок Google Earth: новая северокорейская подводная лодка на верфи Джуктай-донг

Однако помимо устаревших ДЭПЛ пр. 633 и малых лодок типа Sang-O в самое ближайшее время в составе ВМС Северной Кореи стоит ожидать появления более совершенных субмарин. Так, на спутниковых снимках верфи Джуктай-донг можно наблюдать подводную лодку, имеющую современные, совершенные в плане гидродинамики формы, длиной более 65 метров.

В целом Северокорейский флот сильно не сбалансирован, в его составе помимо ДЭПЛ 3 фрегата УРО, 2 эсминца, 18 малых противолодочных кораблей, 34 ракетных катера, 150 торпедных катеров, около 200 катеров огневой поддержки. Для десантных операций могут использоваться 10 малых десантных кораблей типа «Хантэ» (они способны перевозить 3-4 плавающих танка), до 120 десантных катеров (в том числе около 100 «Нампо», созданных на базе советского торпедного катера П-6, развивающих скорость до 40 узлов и имеющих радиус действия более 150 км, они способных перевозить взвод десантников), до 130 катеров на воздушной подушке, 24 минных тральщика «Юкто-1/2», 8 плавучих баз сверхмалых подводных лодок, спасательное судно подводных лодок, минные заградители. Для осуществления диверсий и высадки морских десантов в тылу противника имеется две бригады сил специальных операций.

Снимок Google earth: северокорейские ракетные катера и сторожевик в порту Нампхо

Высокоскоростные ракетные и торпедные катера способны осуществлять внезапные атаки в прибрежных водах КНДР. Подводные лодки, несмотря на преклонный возраст, могут блокировать морские коммуникации, осуществлять минные заграждения и высадку диверсантов на побережье противника. Но северокорейские ВМС не способны в течение длительного времени противостоять флотам США, Японии и Южной Кореи. Основной функцией ВМС КНДР является постановка минных заграждений против высадки береговых десантов, защита стратегических портов и обеспечение прикрытия с моря сухопутных сил. В рамках системы береговой обороны минные поля сочетаются с артиллерийскими и ракетными береговыми батареями. В составе береговых войск имеется два полка (тринадцать дивизионов ПКР) и шестнадцать отдельных артиллерийских дивизионов береговой артиллерии. Они вооружены устаревшими советскими ПКР «Сопка», китайскими ПКР HY-2 (копия советской П-15М) с дальностью поражения до 100 км, а также береговыми артиллерийскими орудиями калибра 122, 130 и 152-мм. В случае оснащения устаревших громоздких ракет с ЖРД ядерной боевой частью они смогут представлять серьёзную угрозу эскадрам самых современных боевых кораблей, нивелируя таким образом технологическое и численное отставание северокорейского флота.

Военно-воздушные силы Северной Кореи формально являются одними из наиболее многочисленных в мире. Официально КНДР не комментирует их численность и боевой состав. Согласно информации, содержащейся в иностранных справочниках, в ВВС КНДР имеются около 1500 летательных аппаратов. Однако эти сведения представляются сильно завышенными, из-за плачевного технического состояния, хронического недостатка авиационного керосина и низких навыков большей части лётного состава в воздух способна подняться едва ли половина списочного состава ВВС КНДР.

Снимок Google earth: самолёты Ил-76, Ту-134 и Ту-154 на аэродроме Пхеньян

Стоит также учитывать, что авиационные и пассажирские перевозки в Северной Корее осуществляются на приписанных к ВВС самолётах и вертолётах, пилотируют их военные лётчики. Всего в КНДР имеется примерно 200 пассажирских и транспортных самолётов различных типов, числящихся в ВВС, в том числе: Ан-24, Ил-18, Ил-62М, Ил-76, Ту-134, Ту-154 и Ту-204. Помимо самолётов в ВВС КНДР имеется около 150 транспортных, связных и боевых вертолётов: Ми-2, Ми-8, Ми-24, Harbin Z-5, и даже 80 купленных через третьи страны лёгких американских MD 500.

Снимок Google earth: бипланы Ан-2 на аэродроме Сондок

В КНДР самым многочисленным транспортно-пассажирским типом самолёта является поршневой биплан Ан-2. По приблизительным оценкам, их насчитывается около сотни, часть их приспособлена для подвески бомб и НАР и может использоваться в роли ночного бомбардировщика. Кроме того, покрашенные в защитный цвет Ан-2 активно используются для заброски в Южную Корею диверсантов.

В Северной Корее имеется 24 действующих аэродрома, а также примерно 50 резервных взлётно-посадочных полос. Многие аэродромы выглядят покинутыми, но наличие на них капитальных подземных убежищ и хорошее состояние ВПП и необходимой инфраструктуры говорит о том, что власти КНДР уделяют большое внимание поддержанию их в рабочем состоянии.

Снимок Google earth: истребители МиГ-17 на аэродроме Оранг

Северокорейский авиационный парк в значительной своей части – это сборище раритетов, больше подходящее для музейной экспозиции на тему 50-60-х годов прошлого столетия. На спутниковых снимках аэродромов КНДР до сих пор можно наблюдать истребители МиГ-17 и учебно-тренировочные МиГ-15УТИ. Якобы в Северной Корее до сих пор в строю более 200 таких машин. Сказать точно соответствует ли это действительности сложно, многие самолёты стоят в течение длительного периода времени без движения. Возможно причиной того, что их до сих пор не разделали на металл, является устрашение и дезинформация США и их «южнокорейских марионеток». В практическом плане находящиеся не в лётном состоянии безнадёжно устаревшие дозвуковые истребители в случае реального конфликта могут быть использованы как ложные цели, отвлекая на себя дорогостоящие управляемые бомбы и ракеты. Исправные дозвуковые истребители первого послевоенного поколения могут привлекаться для нанесения штурмовых ударов и в учебных целях. Для первоначального обучения используются самолёты Nanchang CJ-6 (Китайская копия УТС Як-18), они также могут применяться как лёгкие ночные бомбардировщики.

Снимок Google earth: бомбардировщики Н-5 на аэродроме Ыйджу

Ещё одним «динозавром» Холодной войны, до сих пор сохранившемся в северокорейских ВВС, является фронтовой бомбардировщик Ил-28, вернее его китайский аналог – Н-5. Согласно данным Military Balance, в 2014 году в КНДР их имелось аж 80 единиц. Однако на спутниковых снимках можно увидеть от силы четыре десятка бомбардировщиков. Сколько из них реально способно подняться в воздух и выполнить боевую задачу, покрыто мраком. По сравнению со снимками пятилетней давности количество Н-5 на аэродромах в Северной Корее сильно сократилось.

Снимок Google earth: истребители F-6 и МиГ-17 на аэродроме Коксан

Если опять же верить Military Balance, то в ВВС КНДР имеется 100 сверхзвуковых Shenyang F-6 (китайская копия МиГ-19). Хотя их число тоже скорей всего завышено, но по сравнению с допотопными МиГ-15 и МиГ-17, это более новые машины. Производство F-6 в Китае продолжалось до начала 80-х, и значительная часть самолётов всё ещё может находиться в неплохом состоянии.

Снимок Google eartн: истребители МиГ-21 и МиГ-17 на аэродроме Токсан

С средины 60-х в КНДР из СССР велись поставки МиГ-21 различных модификаций. В настоящее время в Северной Корее имеется более 100 истребителей МиГ-21бис и китайских Chengdu J-7. Отличить их на снимках друг от друга не представляется возможным.

Снимок Google earth: МиГ-23 на аэродроме Пукчхон

В ходе очередной модернизации ВВС в середине 80-х Северная Корея получила 60 истребителей с изменяемой геометрией крыла МиГ-23МЛ и МиГ-23П. С учётом потерянных в авиационных происшествиях и вылетавших свой ресурс, в КНДР должно быть немногим более 40 МиГ-23. Однако на аэродромах можно обнаружить не более десятка «23-х», остальные находятся на консервации или спрятаны в подземных укрытиях. В первую очередь это связано с дефицитом запчастей и с тем, что МиГ-23 является достаточно сложной в обслуживании и эксплуатации машиной. На МиГ-23 и МиГ-29 летают наиболее подготовленные летчики элитных 50-го гвардейского и 57-го истребительных авиаполков, они базируются вблизи Пхеньяна и осуществляют прикрытие столицы КНДР.

Снимок Google earth: северокорейские МиГ-29 и МиГ-17 на аэродроме Сунчхон

Снимок Google earth: штурмовики Су-25 на аэродроме Сунчхон

Первые Миг-29 в Северной Корее появились в середине 1988 года. До развала СССР в КНДР успели отправить 30 МиГ-29 и 20 Су-25. В данный момент в лётном состоянии находится примерно половина этих самолётов. С учётом того, что количество исправных боевых самолётов в ВВС КНДР очень ограничено, даже самые современные из имеющихся: МиГ-29, МиГ-23 и Су-25 имеют небольшие шансы прорваться к хорошо прикрытым системами ПВО южно-корейским и американским объектам. В случае начала полномасштабной войны большая часть северокорейской боевой авиации будет быстро уничтожена, и отражать атаки южнокорейских и американских боевых самолётов придётся зенитным системам.

Снимок Google earth: позиция ЗРК С-75 в районе Нампхо

На территории КНДР функционирует более 40 обзорных РЛС. В основном это старые советские радиолокаторы: П-12/18, П-35/П-37 и П-14. Впрочем, имеется небольшое количество относительно новых станций 36Д6 и китайских JLP-40. В 2012 году зенитно-ракетные войска КНДР были переданы в состав ВВС. Самым многочисленным северокорейским ЗРК является С-75. В настоящий момент там имеется около 40 дивизионов ЗРК С-75 и его китайских клонов HQ-2. Но в последнее время на спутниковых снимках видно, что на пусковых установках комплексов, развёрнутых на позициях, присутствует минимальное количество зенитных ракет. По всей видимости, это объясняется нехваткой кондиционных ЗУР.

Снимок Google eartн: позиция ЗРК С-75 в районе Йонгчон

Северная Корея в середине 80-х получила 6 ЗРК С-125М1А "Печора-М1А" и 216 ЗУР В-601ПД. Эти маловысотные комплексы до недавнего времени несли боевое дежурство вокруг Пхеньяна, но сейчас на боевых позициях их нет. Прослужив более 30 лет, данные ЗРК нуждаются в ремонте и модернизации, а у зенитных ракет давно закончился гарантийный срок эксплуатации.

Снимок Google eartн: позиция ЗРК С-200ВЭ в районе Сохунг

В 1987 году Северная Корея обзавелась двумя ЗРК С-200ВЭ (каналы) и 72 ЗУР В-880Э. В каком техническом состоянии находятся северокорейские «Веги», неизвестно, так же как и где они сейчас размещены. На снимках известных огневых позиций можно наблюдать пусковые установки с ракетами, прикрытыми чехлами. Но с таким же успехом это могут быть макеты. В известных районах размещения С-200 оборудовались многочисленные ложные позиции, для прикрытия от маловысотных ударов авиации и крылатых ракет были дислоцированы батареи зенитной артиллерии. По сообщениям южнокорейских СМИ, излучение, характерное для работы РПЦ ЗРК С-200, зафиксировано южнокорейскими и американскими средствами радиотехнической разведки недалеко от линии разграничения. Будучи развёрнутыми в приграничных районах (линии фронта по северокорейской терминологии) С-200 способны поражать воздушные цели над большей частью территории Республики Корея. Остаётся загадкой, в каком составе северокорейские зенитные комплексы перебазировались к границе. Возможно, что Ким Чен Ын блефует, решив просто нервировать южнокорейских и американских пилотов, перебросив к границе только станции подсвета цели (РПЦ) без пусковых установок и зенитных ракет.

По материалам:
http://www.globalsecurity.org/military/world/dprk/navy.htm
http://radioopensource.org/google-earthing-the-north-korean-military/

topwar.ru

Российские оценки военного потенциала Северной Кореи Текст научной статьи по специальности «Военное дело»

ПОЛИТИКА

ВОЛОЩАК Валентин Игоревич

ассистент кафедры международных отношений Восточного института - Школы региональных и международных исследований ДВФУ, аспирант Школы гуманитарных наук ДВФУ (г. Владивосток). Электронная почта: [email protected]

ЛУКИН Артём Леонидович

канд. полит. наук, доцент кафедры международных отношений Восточного института - Школы региональных и международных исследований ДВФУ (г. Владивосток) Электронная почта: [email protected]

Российские оценки военного потенциала Северной Кореи

УДК 327 ао1: 10.24866/2542-1611/2017-4/84-90

Северная Корея (КНДР),

ядерная проблема

Корейского

полуострова,

безопасность в СевероВосточной Азии,

ракетно-ядерная программа КНДР,

обычные вооруженные силы КНДР,

сдерживание

This work was supported by the Core University Program for Korean Studies through the Ministry of Education of the Republic of the Korea and Korean Studies Promotion Service of the Academy of Korean Studies (AKS-2015-OLU-2250003).

Из-за дефицита достоверной информации оценки военного потенциала Северной Кореи крайне затруднены. В этой статье дан аналитический обзор официальных и экспертных российских оценок вооруженной мощи КНДР. В статье рассматриваются как конвенциональные, так и ядерные силы, которыми располагает Северная Корея. Авторы статьи преследуют цель определить, достигла ли КНДР эффективного сдерживания в отношении своих вероятных противников.

Ситуацию на Корейском полуострове сегодня небезосновательно называют Карибским кризисом нашего времени. Угроза ядерной войны в Северо-Восточной Азии перешла из разряда гипотетической возможности в категорию реального - и всё время возрастающего - риска. Уже невозможно отрицать прогресс Северной Кореи на ниве разработки и создания ракетно-ядерного оружия. В 2017 г. КНДР осуществила десятки испытательных ракетных пусков, в том числе баллистических ракет большой дальности, а также провела испытание ядерного устройства, мощность которого (по ряду оценок, в пределах 100-200 мегатонн) почти на порядок превысила масштаб предыдущих северокорейских взрывов. До недавнего времени российские официальные лица и большинство экспертов придерживались довольно скептических оценок северокорейских ракетно-ядерных возможностей. Считалось, что КНДР в лучшем случае обладает примитивными ядерными зарядами, которые с некоторой долей вероятности могут быть размещены на ракетах малой (Scud) и средней («Хвасон-7», также известных как «Нодон») дальности. Однако осенью 2017 г. тональность оценок заметно изменилась. Так, Владимир Путин признал, что Северная Корея обладает не только ядерной, но и термоядерной («водородной») бомбой [8], а министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что запущенная Северной Кореей в конце ноября баллистическая ракета «судя по всему, имеет характеристики межконтинентальной» [1]. Тем самым Москва практически признала наличие у Пхеньяна минимального потенциала ядерного сдерживания.

Однако военная мощь Северной Кореи заключается не только в её растущем и совершенствующемся ракетно-ядерном арсенале. Весьма внушительным выглядит и её конвенциональный военный потенциал.

Развитие военно-промышленного комплекса страны - один из основных принципов государственного курса в рамках политики приоритета армии «сонгун». Достоверно определить объём расходов на оборону не представляется возможным, по минимальным оценкам, его доля составляет 15% от государственного бюджета, что соответствует 1,6 млрд долл. В 2003 г. и свыше 2 млрд долл. в 2009 г. [3, с. 46]. По другим оценкам, доля военных расходов относительно ВВП в 2007 г. составляла 43% (7,7 млрд долл., что в 3,5 раза меньше аналогичного показателя Республики Корея в 2007 г.) [2, с. 43].

Основу вооружённых сил Северной Кореи составляет Корейская Народная армия (КНА). Сухопутные силы КНА состоят из 12 корпусов (двух механизированных и девяти пехотных, а также одного корпуса обороны столицы). Бронетанковые войска КНА представлены 1 танковой дивизией, 15 танковыми бригадами и 4 механизированными дивизиями, пехотные войска - 27 дивизиями и 14 бригадами. КНДР также имеет войска специального назначения численностью около 88 тыс. человек, состоящие из 10 снайперских бригад, 3 военно-воздушных бригад и нескольких морских, воздушных и сухопутных подразделений, включающих 9 бригад лёгкой пехоты [14, р. 264].

Общая численность служащих в вооружённых силах КНДР достигает 1 млн 190 тыс. человек, на вооружении северокорейской армии состоит 3500-4200 танков, 2200-2500 бронемашин, 8600 артиллерийских орудий, 5100-5500 реактивных систем залпового огня [14, р. 265; 13, р. 13]. Значительную часть танкового парка представляют устаревшая техника советского производства или их лицензионные северокорейские копии: около 1290 средних танков Т-34 советского производства, свыше 900 средних танков Т-62 и модификации «Чхонмахо», около 800 средних танков Т-55 и Т-59, около 300 модификаций основного боевого танка Т-90 «Сонгун-915» («Покпунхо») [4, с. 57].

Значительная часть личного состава и артиллерийских орудий армии КНДР развёрнута вдоль демилитаризованной зоны, а также на побережье страны в районе Северной разграничительной линии (оспариваемой демаркационной линии между КНДР и Республикой Корея в Жёлтом море). КНДР также обладает системой укреплённых бункеров и защищённых артиллерийских площадок, передовые рубежи которой расположены достаточно близко к демилитаризованной зоне для того, чтобы северные районы Республики Корея находилась в зоне досягаемости 60% всей северокорейской артиллерии [11, р. 152].

В состав военно-морских сил КНДР входят около 380 патрульных катеров, 260 десантных кораблей, 20 тральщиков, 3 фрегата [14, р. 265]. Северокорейский флот практически не имеет кораблей основных классов (за исключением фрегатов типа «Наджин») и предназначен преимущественно для защиты территориальных вод в 50 км от берега. Большая часть кораблей сильно устарела, находится в слабом техническом состоянии (из всего количества патрульных катеров менее двух десятков оснащены противокорабельными ракетами) и сильно уязвима перед ракетными и минными атаками. КНДР значи-

тельно превосходит Республику Корея по количеству кораблей береговой охраны (военно-морской флот Южной Кореи имеет около 80 патрульных катеров), но уступает по количеству эсминцев, фрегатов и крейсеров: Южная Корея обладает 3 крейсерами, 12 эсминцами, 11 фрегатами и 36 корветами, большинство из которых оснащено управляемым ракетным оружием, а некоторые корабли оборудованы боевой информационно-управляющей системой «Иджис». Это позволяет Республике Корея иметь практически полное превосходство на море над КНДР.

На вооружении военно-воздушных сил КНДР состоит около 820 боевых самолётов, 300 вертолётов, 300 транспортных самолётов, 170 учебных самолётов, 30 разведывательных самолётов. Среди наиболее боеспособной техники можно выделить истребители МиГ-29 и МиГ-23, а также штурмовик Су-25. Большую же часть авиапарка составляют устаревшие МиГ-15, МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, и примечательным является широкое применение бипланов Ан-2 с двигателями 1940-х гг. [13, р. 12] В боеспособном состоянии находится не более трети всего авиапарка страны, а экипажи боевых самолётов не могут пройти надлежащую подготовку в связи с нехваткой топливных ресурсов (средний годовой налёт пилотов в Северной Корее составляет 20 часов) [5]. Республика Корея имеет около 200 вспомогательных летательных средств и около 550 боевых самолётов и вертолётов, в том числе эскадрилью современных сверхзвуковых многоцелевых истребителей БА-50РИ «Файтинг Игл», что не оставляет КНДР шансов в противостоянии в воздушном пространстве.

Северная Корея обладает плотной системой противовоздушной обороны, на вооружении КНА состоит около 3000 переносных зенит-но-ракетных комплексов ближнего действия и 11 000 зенитных орудий и зенитно-ракетных комплексов, в том числе зенитно-ракетные комплексы С-200 (38 ед.), С-75 «Двина» (более 178 ед.), С-125 «Печора» (133 ед.), «Стрела-10», «Куб», «Круг», «Бук», переносные зенитно-ра-кетные комплексы «Игла-1», «Стрела-2», «Стрела-3» [14, р. 265].

Артиллерийская техника КНДР также многочисленна: на вооружении состоит около 21 000 артиллерийских орудий, из которых 5100-5500 составляют реактивные системы залпового огня, более 15000 - самоходные артиллерийские установки, гаубицы и пушки. К числу основных артиллерийских орудий относятся 130-мм пушка М-46 с дальностью действия более 27 км, 170-мм самоходная артиллерийская установка «Коксан», 122-мм гаубица Д-30, 122-мм пушка Д-74, 122-мм пушки образца 1931 и 1937 гг. (А-19), 122-мм гаубица образца 1937 г. (МЛ-20), 122-мм гаубица образца 1938 г. (М-30) [11, р. 128], а также самоходные зенитные установки ЗСУ-57 и ЗСУ-23-4 «Шилка» [2, с. 4]. Арсенал реактивных систем залпового огня представлен 107-мм («тип 63»), 122-мм (БМ-21 «Град» и его модификации) и 240-мм (БМ-24) установками, дальность действия которых составляет от 11 до 35 км. В 2013-2014 гг. состоялись успешные тестирования 300-мм установки залпового огня К^-09, в ходе которых был произведён запуск ракет с дальностью полёта до 190 км [12].

Вопрос эффективности артиллерийских вооружений Северной Кореи остаётся дискуссионным. По итогам инцидента в районе о Ёнпхёндо в 2010 г. можно утверждать, что артиллерийские войска испытывает трудности с наведением огня: по территории Южной

Кореи было произведено 170 залпов, 90 снарядов попали в водное пространство, в то время как только 80 поразили цели на территории острова [9]. Кроме этого, при атаке не произошла детонация 25% снарядов, достигших острова, что может свидетельствовать о неудовлетворительных условиях хранения или плохом контроле качества техники, производимой в КНДР. Также, по некоторым оценкам, в работоспособном состоянии находится не более 1500-2500 систем залпового огня [4, с. 57].

Разработка ракетных вооружений относится к стратегическим приоритетам развития военно-промышленного комплекса КНДР. КНА имеет на вооружении китайские и российские управляемые ракеты, а также баллистические ракеты малой, средней и большой дальности. Арсенал управляемых ракет представлен противокорабельными ракетами ИУ-1, ракетами класса «поверхность-воздух» Х-23 и Х-25, ракетами малой дальности класса «воздух-воздух» К-13 (Р-3), Р-60, Р-73, РЬ-5 и РЬ-7, ракетами средней дальности класса «воздух-воздух» Р-23, Р-24 и Р-27.

Основу ракетных вооружений Северной Кореи составляют баллистические ракеты малой дальности, применяющиеся ракетными комплексами «Луна» и «Луна-М» (БК.ОО-5 и БК.ОО-7 по классификации НАТО), «Эльбрус» с ракетами Р-17 и Р-17М (8си^Б и 8сиа-С) и «Токса». Максимальная дальность действия комплексов «Луна» и «Луна-М» составляет 70-90 км при нагрузке 390-500 кг, вероятное отклонение - 500-700 м. Ракетные комплексы «Токса» (КЫ-02) разработаны на основе советских комплексов ОТР-1 «Точка» и имеют дальность действия 120-160 км с вероятным отклонением в 100 м.

Комплексы «Эльбрус», а также их северокорейские модификации «Хвасон-5», «Хвасон-6» и «Хвасон-7» способны поразить цели на территории Республики Корея, близкой к демилитаризованной зоне, включая и столичный район. Максимальная дальность ракет Р-17 («Хвасон-5») достигает 270 км при нагрузке 285 кг и вероятном отклонении 500-700 м. Предполагается, что КНДР располагает достаточно большим количеством данных ракет (до нескольких сотен), в отличие от ракет Р-17М, запас которых не превышает 100 единиц. Характеристики ракет Р-17М («Хвасон-6») значительно выше, дальность их действия составляет около 900 км при нагрузке 600 кг и вероятном отклонении 500-1100 м. Ракеты «Хвасон-7» (8сиа-ЕК. или «Нодон») обладают дальностью действия 800-1000 км.

Одним из приоритетов развития вооружённых сил КНДР является создание подразделений, ответственных за ведение асимметричной борьбы. К таковым, в первую очередь, можно отнести войска специального назначения численностью от 88 тыс. до 200 тыс. человек. Подразделения сил спецназа находятся во всех основных родах войск, и наиболее боеспособным является военно-морской сегмент, имеющий на вооружении полупогружные десантные суда и подводные лодки. Северная Корея обладает достаточно многочисленными подводными силами: более 70 дизель-электрических подводных лодок, в число которых входят сверхмалые подводные лодки типов «Юго» и «Йоно», малые подводные лодки типов «Сан-О» и К-300 (второе поколение проекта «Сан-О»), подлодки типа «Синпхо». На сегодняшний день КНДР находится на ранних этапах разработки программы баллистических ракет подводных лодок, начавшейся не позднее 2014 г.

Вероятно, что КНДР в будущем сможет применить на подводных лодках модифицированные ракеты «Мусудан», а также использовать технологии, полученные в ходе разработки системы КМ-06. В 20152016 гг. КНДР провела несколько успешных испытаний баллистических ракет подводных лодок «Пуккыксон-1» (КЫ-11), а 15 апреля 2017 г. на параде в честь 105 годовщины со дня рождения Ким Ирсена были впервые продемонстрированы ракеты «Пуккыксон-2» (КЫ-15).

Другим важным аспектом асимметричной борьбы для КНДР являются силы, ответственные за ведение кибервойны. У российских экспертов практически нет сомнений в том, что Северная Корея обладает соответствующими возможностями. Согласно одной из оценок, КНДР входит в число стран с наиболее развитым военным кибер-потенциалом, а её киберподразделения насчитывают около 4 тысяч бойцов [6]. Они специализируются на информационном шпионаже, распространении вредоносного программного обеспечения, взломе компьютерных сетей и т. д. Компьютерное программирование - это, пожалуй, единственная высокотехнологическая область, в которой Северная Корея достигла мирового уровня, чему способствует наличие в стране первоклассного математического образования, готовящего талантливых специалистов. Судя по всему, Пхеньян делает ставку на то, что культивирование программирования и математики сравнительно малозатратно в материальном отношении, но при этом даёт высокую отдачу как в военном, так и в гражданском применениях.

В 1993 г. российская Служба внешней разведки (СВР) опубликовала документ, в котором, ссылаясь на оценки «международных экспертов», заявила о «наличии в КНДР программы военно-прикладных работ в химической сфере и адекватной промышленной базы». СВР также высказала мнение, что Северная Корея «проводит прикладные военно-биологические исследования в целом ряде университетов, медицинских институтов, специализированных НИИ», где «ведутся работы с возбудителями сибирской язвы, холеры, бубонной чумы и оспы», а «испытания агентов биологического оружия проводятся на принадлежащих КНДР островных территориях» [7]. С тех пор официальные российские структуры не оглашали новых оценок возможного наличия и состояния северокорейских программ в области химического и биологического оружия. Согласно неофициальным мнениям некоторых российских экспертов, Северная Корея обладает химоружием, но его запасы не превышают 250 тонн, поскольку токсичные агенты очень требовательны к условиям хранения. Тем не менее северокорейская химическая промышленность может, если потребуется, ежегодно производить до 4500 тонн агентов для химоружия [9, с 36]. Заключение

Можно с достаточной долей уверенности утверждать, что к настоящему времени ракетно-ядерная программа Северной Кореи достигла уровня, который обеспечивает Пхеньяну потенциал минимального ядерного сдерживания в отношении наиболее вероятных противников: США, Южной Кореи и Японии. Судя по всему, КНДР уже располагает базовыми технологиями для создания и дальнейшего совершенствования межконтинентальных баллистических ракет, а

также термоядерных устройств. Рывок в северокорейских ракетных и ядерных испытаниях, наблюдавшийся в течение 2017 года, привёл к значительной корректировке российских оценок стратегического потенциала КНДР. Ещё в начале года как эксперты, так и официальные лица в России были склонны считать, что КНДР предстоит ещё очень долгий путь, чтобы стать ядерной державой. Однако уже с осени Москва, в том числе устами Владимира Путина и Сергея Лаврова, начала признавать достижения Пхеньяна на ракетно-ядерном поприще.

На фоне внимания к северокорейской ракетно-ядерной программе за кадром зачастую остаются обычные вооружения, которыми располагает Пхеньян. Между тем конвенциональные силы КНДР также имеют серьёзный смертоносный потенциал - в первую очередь, многочисленные артиллерийские орудия и системы залпового огня, размещённые в районах возле демилитаризованной зоны и способные поразить цели на территории Республики Корея, включая прежде всего район Большого Сеула, где проживает более двадцати миллионов человек. Северная Корея также имеет численное превосходство личного состава вооружённых сил над армией Юга, а также превосходство по количеству боевой техники (артиллерия, корабли и авиация). Значительную часть северокорейской техники составляют устаревшие образцы советского и китайского производства в неудовлетворительном техническом состоянии, которые значительно уступают современным вооружениям Республики Корея и США. Однако совсем сбрасывать их со счетов не следует. Наконец, имеют значение неконвенциональные, но неядерные вооружения, такие как химоружие, биологические агенты и киберсредства, которыми, скорее всего, обладает Северная Корея, хотя достоверной информации на сей счёт крайне мало. Все вышеперечисленное составляет неядерный компонент северокорейского потенциала сдерживания.

Литература

1. Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С. В. Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам 24-го заседания СМИД ОБСЕ, Вена, 8 декабря 2017 года [Электронный документ] // Сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации. URL http://www.mid. ru/ru/press_service/minister_speeches/-/ asset_publisher/7OvQR5KJWVmR/content/ id/2983345 (дата обращения: 15.12.2017)

2. Гордиенко Д. В. Оценка уровня военной безопасности государств Корейского полуострова // Корея: 70 лет после освобождения: коллективная монография / Отв. ред.: А. З. Жебин - М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2015. С 39-51.

3. Денисов В. И. Северокорейские вооруженные силы и их роль в политической жизни КНДР // Вестник МГИМО Универ-

ситета, 2011. № 4. С 44-48.

4. Евсеев В. В. Оценка военного потенциала КНДР // Корея: 70 лет после освобождения: коллективная монография / Отв. ред.: А. З. Жебин - М.: Институт Дальнего Востока РАН, 2015. С 52-61.

5. Кашин В. Б. Возможна ли война на Корейском полуострове [Электронный документ] // Известия. 11.04.2017. URL https://iz.ru/news/680912 (дата обращения: 01.12.2017)

6. «Нельзя делить хакеров на своих и чужих». Интервью с Владимиром Рубановым, бывшим начальником аналитического управления КГБ СССР [Электронный документ] // Огонек. 30.01.2017. URL https://www.kommersant.ru/doc/3199990 (дата обращения: 13.12.2017)

7. Новый вызов после «холодной войны»: распространение оружия массово-

го уничтожения [Электронный документ] // Сайт Службы внешней разведки Российской Федерации. URL http://svr.gov. ru/material/2-13-10.htm (дата обращения: 14.12.2017)

8. Путин вспомнил беседу с Ким Чен Иром об атомной бомбе КНДР [Электронный документ] // Lenta.ru. 04.10.2017. URL https://lenta.ru/news/2017/10/04/bomb/ (дата обращения: 12.12.2017)

9. Чуприн К. Военная машина КНДР. Корейская народная армия вчера и сегодня: краткий информационно-аналитический справочник - М.: Викта, 2016. 548 с.

10. Bermudez J. S. The Yeonpyeong Island Incident [Электронный документ] // 38north.org. URL http://www.38north. org/2011/01/the-yeonpyeong-island-

incident/ (дата обращения: 12.12.2017)

11. Cordesman A. H. The Military Balance in the Koreas and Northeast Asia // Washington, D. C.: Center for Strategic and International Studies, 2016. 594 p.

12. KN-09 (КНДР) [Электронный документ] // Military Russia. URL http:// militaryrussia.ru/blog/topic-811.html (дата обращения: 08.12.2017)

13. Military and Security Developments Involving the Democratic People's Republic of Korea. Annual Report to Congress // Arlington: Office of the Secretary of Defense,

2015. 23 p.

14. The Military Balance 2016 // L.: The International Institute for Strategic Studies,

2016. 504 p.

cyberleninka.ru

Чем грозит миру ракетно-ядерный потенциал Северной Кореи

  • Новости
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Диверсификация предприятий ОПК
  • Выставки и конференции
  • Безопасность
  • Гражданская авиация
  • Космос
  • Оружие мира
  • История
  • Мнения
  • Политика и общество
  • Техника и вооружение
  • Силовые структуры
  • Сотрудничество
  • Наука и производство
  • Безопасность
  • Оружие мира
  • История
  • Мероприятия
  • Научно-практические конференции МВД России
  • День передовых технологий правоохранительных органов Российской федерации
  • MILEX - 2019
  • Календарь мероприятий
  • Календарь выставок по безопасности
  • Календарь конференций
  • www.arms-expo.ru

    военный потенциал КНДР и Республики Корея

    20 августа, 17:13 UTC+3
    20 августа произошло обострение ситуации на Корейском полуострове. Как развивались отношения между Пхеньяном и Сеулом - в материале ТАСС

     

     

     

     

    По итогам Второй мировой войны Корея, которая с 1910 г. по 1945 г. входила в сферу влияния Японии, была разделена по 38-й параллели. В 1948 г. здесь были созданы два государства - Корейская Народно-Демократическая Республика (КНДР) и Республика Корея. На фото: северокорейские офицеры во время митинга на площади Ким Ир Сена в Пхеньяне, 2013 год
    © AP Photo/Jon Chol Jin

     

    В 1950 г. между двумя странами вспыхнула война, которая завершилась в июле 1953 г. подписанием в местечке Пханмунджом Соглашения о перемирии и созданием Демилитаризованной зоны шириной в 4 км. На фото: учения армии КНДР, 2013 год
    © AP Photo/KCNA via KNS

     

    Также в 1953 г. была определена, без согласия КНДР, западная морская граница между двумя странами. На фото: корейские солдаты в районе Демилитаризованной зоны
    © AP Photo/Ahn Young-joon

     

    Граница проходит по Северной разграничительной линии (СРЛ) в Желтом море (в КНДР его называют Западно-Корейским, или Западным морем). На фото: лидер Северной Кореи Ким Чен Ын смотрит в сторону Республики Корея с наблюдательного пункта, 2013 год
    © AP Photo/KCNA via KNS

     

    Мирного договора, который формально завершил бы войну, подписано не было, поэтому состояние сторон, в котором они пребывают до сих пор, характеризуется как "ни войны, ни мира". На фото: северокорейские солдаты на границе с Южной Кореей, 2013 год
    © AP Photo/Lee Jin-man

     

    Официальных данных о потерях в Корейской войне нет. Однако, по подсчетам историков в ней погибли около 970 тыс. человек со стороны Южной Кореи, 1,7 млн северокорейцев, 150 тыс. военнослужащих войск ООН, в основном американцев, а также 900 тыс. так называемых китайских добровольцев. На фото: учения северокорейской армии, 2013 год
    © AP Photo/KCNA via KNS

     

    Между странами неоднократно вспыхивали инциденты с применением оружия, включая столкновения на море из-за конфликтной ситуации вокруг СРЛ. На фото: Парад в Пхеньяне в честь 60-летия подписания соглашения о перемирии на Корейском полуострове
    © AP Photo/Wong Maye-E

     

    Обострение отношений происходило в 2006, 2009 и 2013 гг., когда КНДР проводила ядерные испытания. На фото: северокорейские солдаты смотрят в сторону Южной Кореи в районе Демилитаризованной зоны, 2007 год
    © AP Photo/Ahn Young-joon

     

    В связи с этим СБ ООН принял резолюции, вводящие против страны жесткие санкции. На фото: северокорейские солдаты в населенном пункте Пханмунджом в районе Демилитаризованной зоны, 2015 год
    © AP Photo/Dita Alangkara

     

    В мае 2014 г. КНДР заявила о готовности проведения четвертого ядерного испытания в целях защиты своего суверенитета. На фото: южнокорейский солдат в городе Пхаджу на границе с КНДР, 2015 год
    © The Defense Ministry via AP

     

    8 августа президент Республики Корея Пак Кын Хе предупредила о неизбежности усиления санкций против КНДР, если программа создания ядерного оружия в стране будет продолжена. На фото: совместные учения Республики Кореи и США Foal Eagle, 2014 год
    © AP Photo/Ahn Young-joon

     

    В 2014 г. КНДР произвела несколько запусков ракет в сторону Японского моря. О реакции РК на эти запуски не сообщалось. На фото: совместные военные учения США и Южной Кореи в Мунгёне, Республика Корея, 2009 год
    © AP Photo/Lee Jin-man

     

    В 2014 г. были зафиксированы инциденты между двумя странами на море. 20 мая три военных корабля КНДР нарушили западную морскую границу с Республикой Корея в Желтом море. В ответ вооруженные силы РК были вынуждены открыть предупредительный огонь, после которого нарушители вернулись в свои воды. На фото: Ким Чен Ын недалеко от западной морской границы с Южной Кореей
    © AP Photo/KCNA via KNS, File

     

    22 мая Комитет начальников штабов ВС РК сообщил, что из орудий северокорейской береговой артиллерии был произведен выстрел в направлении южнокорейского патрульного катера, который находился в водах Желтого моря вблизи южнокорейского приграничного острова Ёнпхёндо. Войска РК осуществили ответный залп. На фото: военные учения к северу от Сеула, Южная Корея, 2006 год
    © AP Photo/Yonhap, Chun Su-young

     

    В 2015 г. напряжение в двусторонних отношениях продолжило нарастать. 13 марта в ответ на крупномасштабные американо-южнокорейские военные маневры Key Resolve и Foal Eagle КНДР запустила семь ракет класса "земля-воздух" с восточного побережья из района г. Сондок. Все ракеты упали в море. На фото: антитеррористические учения в Южной Корее, 2015 год
    © AP Photo/Ahn Young-joon

     

    20 августа КНДР обстреляла позиции южнокорейских военных в западной части Демилитаризованной зоны, где размещены громкоговорители, используемые Сеулом в пропагандисткой кампании против Пхеньяна. Южнокорейские военные открыли ответный огонь из артиллерии по району выстрелов со стороны КНДР. На фото: северокорейский солдат (в центре) смотрит в сторону Южной Кореи, Пханмунджом, 2014 год

     

    20 августа КНДР открыла артиллерийский огонь в западной части Демилитаризованной зоны - целью артобстрела, как предполагается, были расположенные там громкоговорители, используемые Сеулом в пропагандистской кампании против Пхеньяна. Через некоторое время ответным ударом Южная Корея выпустила около 20 снарядов в северокорейскую сторону.

     

    О пострадавших или ущербе с какой-либо из сторон информации на данный момент не поступало, однако южнокорейские власти отдали приказ об эвакуации населения из этого района.

     

    Причины эскалации конфликта

     

    В последнее время Сеул неоднократно заявлял, что будет отслеживать источники совершаемых КНДР провокаций и наносить по ним военные удары. Корейская война 1950-1953 гг. закончилась перемирием и технически две страны до сих пор находятся в состоянии войны друг с другом.

     

    © AP Photo/Ahn Young-joon, File

     

     

    4 августа двое южнокорейских военнослужащих получили серьезные ранения в результате взрыва в районе Демилитаризованной зоны, выполняющей роль границы между Республикой Корея и КНДР. Инцидент произошел в уезде Ёнчхон провинции Кёнгидо во время обычного патрулирования. Оба пострадавших были доставлены в военный госпиталь, в результате взрыва каждый из них лишился ноги.

     

    Следствие установило, что все три разорвавшиеся мины - северокорейского производства, и были установлены на маршруте патрулирования южнокорейских военнослужащих недавно.

     

    Южная Корея возобновила пропагандистское вещание на территорию КНДР 10 августа, после инцидента с военнослужащими.

     

    "Опасная черта"

     

    В Москве обеспокоены новым обострением между Сеулом и Пхеньяном, заявил 20 августа ТАСС источник в МИД РФ.

     

     

     

    "Происходящее вызывает озабоченность, - подчеркнул собеседник. - Действительно, просматривается тенденция к нарастанию напряженности".

     

    "Такие инциденты, как подрыв на мине южнокорейского патруля в приграничном районе, теперь перестрелка, не могут не тревожить, - отметил дипломат. - Надеемся, что ни одна из сторон не перейдет "опасную черту".

     

    Военный потенциал двух Корей

     

    Численность Вооруженных сил Республики Корея - 630 тыс. человек (данные министерства обороны), число резервистов - 2 млн 970 тыс. человек. Также в Южной Корее дислоцированы 28,5 тыс. американских солдат.

     

    Республика Корея располагает более 2 тыс. 380 танками (К1, К1А1, К2 местного производства, а также 35 российских Т-80У), 2 тыс. 660 броневиками, 1 тыс. 412 самолетами (в том числе современными модификациями американских истребителей F-15 и F-16).

     

    Численность ВМС Южной Кореи - около 70 тыс. человек, включая морских пехотинцев. Флот состоит приблизительно из 160 кораблей, включая 12 эсминцев (из них 3 - типа "Король Седжон", аналог американских ракетных эсминцев типа "Арли Берк"), 10 фрегатов, 12 подводных лодок и 21 корвета.

     

    Численность Корейской народной армии оценивается от 690 тыс. (по данным GlobalFirepower) до 1 млн 190 тыс. человек (по данным Международного института стратегических исследований).

     

    Корейская народная армия располагает 4 тыс. 200 танками (в основном - Т-55 и Т-62М советского производства, китайские Тип 59, а также местные модификации советских танков - "Сонгун-915" и "Чхонмахо"), 4 тыс. 100 бронемашинами, 940 самолетами и вертолетами (в основном - устаревшие произведенные в СССР или КНР истребители МиГ-17, МиГ-19, МиГ-21, МиГ-23, МиГ-29; на вооружении ВВС КНДР имеется 34 штурмовика Су-25 и 35 истребителей МиГ-29, около 24 вертолетов Ми-24).

     

    Численность ВМС КНДР - около 60 тыс. человек. На вооружении - 3 фрегата, около 50 подводных лодок, более 500 малых кораблей и судов.

     

    Хронология конфликта между КНДР и РК

     

    Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

    derzhava.mirtesen.ru

    Оценка вооружения и возможностей Северной Кореи

    17.03.2016 | 16:47 | Просмотров: 6 911

    Между тремя странами: Соединенные Штаты, Южная и Северная Корея давно царит напряженность из-за ежегодных учений США и Южной Кореи, которые Северная Корея рассматривает как генеральную репетицию вторжения. Пхеньян предупреждает, что будет реагировать на любые нарушения целости их территории ‘беспощадными’ военными действиями, включая удары по Сеулу и континентальной части США.

    ‘Военная мощь — главное задания’ является национальным девизом Северной Кореи, которая беспрерывно опасается угрозам ее правящему режиму и до сих пор в состоянии войны с Вашингтоном и Сеулом. Но их состояние военной мощи не такое уж маленькое: Корея обладают ядерным оружием, занимает четвертое в мире место по его количеству. А это все благодаря тому, что Пхеньян вкладывал огромные средства в развитие своих ядерных и ракетных арсеналов и поддержание своих военных сил. Около 5 процентов от 24 миллионного государства состоят на военной службе, а еще 25-30 процентов находятся в военизированных или резервных частях, готовых к мобилизации. Но насколько сильна армия Ким Чен Ына?

    Вот взгляд на северокорейские силы, с отчетов AP репортеров и фотографов, что наблюдали за ситуацией на северокорейской земле и последнего доклада Управления министра обороны Конгрессу США:

    На земле

    В цифрах: личный состав войск 950000, 4200 танков, 2200 бронемашин, 8600 средств полевой артиллерии, 5500 реактивных систем залпового огня.

    Что стоит за цифрами: Угроза того, что Северная Корея начнет ядерную атаку на континентальную часть США — это все же далеко за пределами их сегодняшних возможностей. А вот превращение Южной Кореи в море огня и пепла, вовсе не является проблемой.

    Артиллерия Северной Кореи конечно вызывает беспокойство, так как дальнобойные пушки и ракеты способны поразить Сеул и через границу в случае войны.

    Наземные силы Корейской народной армии формируют самый большой сегмент военных, на сегодняшний день. Семьдесят процентов из них расположены вокруг демилитаризованной зоны для быстрой мобилизации в случае войны с Южной Кореей; они хорошо подготовлены с несколько тысячами укрепленных подземных сооружений.

    В основном, они имеют ‘устаревшее оборудование,’ произведенное на основе китайских и российских проектов, построенными еще в 1950-е годы. Но они в последние годы представили новые танки, артиллерийское и стрелковое оружие. На параде КНА в октябре было представлено новую 240 мм восьми ствольную реактивную систему залпового огня на колесном шасси. ‘Несмотря на нехватку ресурсов и стареющее оборудование, военные Северной Кореи могут начать атаку на солдат Южная Корея вообще без предупреждения.’ — так было оценено ситуацию в докладе управления министерства обороны США. Тем не менее, сухопутные войска Северной Кореи, как правило, недокормлены, плохо оснащены и плохо обучены. Как не странно, режим Кым Чен Ына использует сухопутные войска как ручной труд для всего, от построения и поддержания домов до строительства автомобильных дорог в стране.

    В море

    В цифрах: 60000 моряков, 430 патрульных боевых кораблей, 260 десантных кораблей-амфибий, 20 судов минирования, около 70 подводных лодок, 40 кораблей поддержки.

    Что стоит за цифрами: Флот разделен на восток и запад, с около десятком основных баз, военно-морской флот является самым маленьким видом войск Северной Кореи. Но все же имеет ряд существенных преимуществ, в том числе ховеркравт для высадки морского десанта и один из крупнейших подводных флотов в мире.

    По оценкам, 70 атакующих, прибрежных подводных лодок обеспечивают укрепление береговой обороны и возможность проведения специальных операций. Они не имеют дальнего радиуса действия — военно-морские силы и в значительной мере опираются на большую, но стареющую армаду небольших прибрежных патрульных катеров. Но все же, они стараются модернизировать некоторые из своих надводных кораблей и продемонстрировали свои усилия, направленные на развитие отечественной подводной лодки, способной запускать баллистическую ракету.

    Кроме того, из-за своих миниатюрных размеров и дизельных двигателей, подводные лодки идеально подходят для сокрытия во многих бухтах, гротах на всей территории Корейского полуострова.

    В воздухе

    В цифрах: 110000 военнослужащих, более 800 боевых самолетов, 300 вертолетов, более 300 транспортных самолетов.

    Что стоит за цифрами: Вот где находится самый устаревший аспект северокорейского вооружения. Северная Корея не приобрела никаких новых истребителей в течение многих десятилетий. Их лучшие истребители 80-тых годов — МиГ-29, которые были приобретены у Советского Союза; МиГ-23 и самолет-штурмовик Су-25. Все самолеты страдают от нехватки топлива а пилоты получают мало времени обучения в воздухе. Системы ПВО стареют, а множество одномоторных, 10-пассажирских самолетов 1940-х годов Ан-2 дальше поддерживаются, которые, вероятно, будут наиболее полезными для высадки спецназа в тылу противника.

    Интересно то, что Пхеньян также имеет некоторые MD-500 вертолеты американского производства, которые, как полагают, приобретенные в обход международных санкций. Они были продемонстрированы во время парада в 2013 году.

    Примерно 50 процентов военно-воздушных сил КНДР базируется в пределах 62 миль от границы с Южной Кореей. Тем не менее, Северная Корея вложила значительные средства в создание перекрывающихся систем ПВО в отличие от модернизации своих военно-воздушных сил. В Пхеньяне имеется несколько моделей ракет земля-воздух (SAM), в том числе новые мобильные пусковые установки SAM, которая очень похожа на российскую S-300.

    Силы особого назначения

    В цифрах: Не указано в докладе Конгрессу. Около 180 тысяч военнослужащих. Оценки очень примерные.

    Что стоит за цифрами: Северная Корея в полной мере осознает, что она по вооружению и технологически отстает от своих противников. Спецназ Северной Кореи — наиболее высоко обученные, хорошо оснащенные, и высоко мотивированные единицы в КНА. Отряды могут быть доставлены в Южную Корею воздушным или морским путем, а также через туннели. Пхеньян работает над своими возможностями кибервойны, еще одна ключевая асимметричная военная тактика. Как полагают, Северная Корея усердно работает над беспилотными летательными аппаратами.

    Ядерные бомбы и ракеты

    В цифрах: Количество ядерного оружия не указано в докладе Конгрессу. Возможно, более десятка, по оценкам внешних источников. Пятьдесят баллистических ракет с дальностью 800 миль, 6 ракет KN08 с радиусом действия больше 3400 миль, неизвестное количество ракет Тэпходон-2 с примерно одинаковой или большей дальностью. Возможно, одна запускаемая с подводных лодок баллистическая ракета. Различные баллистические ракеты меньшей дальности.

    Что стоит за цифрами: Северная Корея утверждает, что испытал свою первую водородную бомбу 6 января. Это утверждение было оспорено, но нет никаких сомнений в том, что они обладают ядерным оружием и их техники усердно работают, повышая их количество и качество. Основной нюанс: Эксплуатационная готовность ядерного оружия, и многих баллистических ракет является дискуссионной.

    Основные препятствия для Пхеньяна — это построение ядерных боеголовок достаточно малыми, чтобы поместиться в их ракеты; тестирование спускаемых аппаратов в доставке в цели на межконтинентальной баллистической ракете и совершенствование и тестирования арсенала для надежности и точности.

    Тэпходон-2, является военизированной версией ракеты, что была запущена 8 февраля с полезной нагрузки спутника, которой дальность более 3418 миль до сих пор оспорена.

    Тем не менее, в согласно приведенным данным Heritage Foundation, новая ракета Северной Кореи Тэпходон 3 имеет расчетную дальность действия около 8077 миль, которая может принести серьезнейшее повреждения противникам Северной Кореи

     

    Химическое и биологическое оружие

    Министерство обороны США утверждает, что Пхеньян продолжает исследования и разработки в обоих сферах, и может использовать их, но не предложил никаких подробностей о биопрепаратов в своей недавней оценке.

    Вероятно, что Пхеньян имеет запасы веществ удушающего действия, нерво-паралитические и другие, которые могут быть доставлены артиллерийскими снарядами или баллистическими ракетами. Важно подметить, что Северная Корея не подписала Конвенции о химическом оружии.Инициатива по сокращению ядерной угрозы отмечает, что Пхеньян, скорее всего, имеет третий по величине запасы химического оружия на планете, в том числе различных нерво-паралитическое вещество.

    К тому же, северокорейский перебежчик в Финляндии предоставил 15 гигабайт данных, на которых Пхеньян проводит испытания химических и биологических веществ на своих собственных гражданах.

    Источник: businessinsider



    Метки: Армия КНДР, Армия Северной Кореи, биологическое оружие, бомбы, Военные Северной Кореи, Война в Кореи, Химическое оружие, ядерные бомбы, Ядерные бомбы и ракеты

    todaysmilitary.ru

    Непобедимый Пхеньян » Военное обозрение

    Обстановка на Корейском полуострове накаляется. Угрозы новых санкций, отправка американских авианосцев к «проблемным» берегам провоцируют руководство КНДР на ответные шаги. Для оценки вероятности вооруженного конфликта сопоставим военные потенциалы противостоящих сторон и проанализируем их цели.

    Армия КНДР


    Пхеньян имеет достаточно мощные, пусть и оснащенные устаревшим вооружением ВС численностью более миллиона человек. Наличие свыше 4,5 млн. военно-обученного резерва дает руководству страны возможность развернуть с началом вооруженного конфликта группировку в несколько миллионов человек.

    Основу северокорейской армии составляют сухопутные войска, которые в мирное время насчитывают около 900 тыс. штыков. Имеется примерно 3500 танков (из них около 1800 – Т-62, остальные – Т-55, Т-54 и их китайские реплики), около 200 БМП и 2500 бронетранспортеров, более 12000 орудий полевой артиллерии и 2500 РСЗО, свыше 10000 единиц противотанковых ракетных комплексов и орудий.

    В ПВО сухопутных войск насчитывается более 10000 единиц ПЗРК и 11000 зениток различного калибра. Известно о наличии ЗРК «Круг», «Куб» и, вероятно, «Бук».

    Ракетное вооружение представлено более чем 50-ю пусковыми установками. Это ТРК советской разработки «Луна» и оперативно-тактические «Скад». На основе последнего КНДР создала собственную ракету с дальностью стрельбы 550 км.

    Общее количество тактических и оперативно-тактических ракет оценивается приблизительно в 1000 единиц. «Нодонг-1» собственной разработки имеет дальность стрельбы до 1000 км. Созданные в последнее время «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2», возможно, имеют дальность 3500 и 6000 км соответственно. Но все они не отличаются точностью стрельбы, что делает их неэффективными, за исключением оснащенных ядерными боеголовками, для поражения точечных защищенных целей.

    По оценкам экспертов, КНДР может обладать 10-12 ядерными боеприпасами, приспособленными, в основном, для использования в качестве авиабомб или подземных фугасов. При слабости северокорейской ударной авиации более вероятно применение по второму варианту. Речь, понятно, о тех ядерных боеприпасах, которые непригодны как боевые части ракет.

    В ВВС КНДР около 1500 самолетов различных типов. К относительно современным относятся 36 МиГ-29, 45 МиГ-23, 34 Су-25. Остальные имеют чрезвычайно ограниченную боевую ценность.

    Основу ПВО КНДР составляют 24 ЗРК С-200, 128 С-125 и 240 С-75. Имеется значительное количество зенитной артиллерии.

    Система воздушного наблюдения построена на основе наземных РЛС советского производства в основном 60-х годов выпуска и их китайских копий, что делает ее чрезвычайно уязвимой для современных средств радиоэлектронного подавления. Но значительное количество станций позволяет создать многослойное радиолокационное поле с нижней границей на наиболее опасных от ударов СВН противника 200-300 м, а на других направлениях – 400-600 м.

    Система управления ПВО по техническому уровню соответствует 1960–70-м годам и требованиям современности не удовлетворяет ни по помехоустойчивости, ни по оперативности. Однако большое количество зенитных огневых средств на ограниченной площади страны позволяют создать их исключительно высокую плотность. Это, несмотря на устаревшее оснащение, делает ПВО КНДР относительно эффективной даже в борьбе с новейшими типами самолетов.

    Северная Корея не располагает современными средствами радиоэлектронного подавления. Зато имеет значительные возможности оперативной маскировки, чему способствует благоприятный рельеф местности. И это может сыграть решающую роль в срыве воздушного наступления вероятного противника.

    Ударную силу ВМС КНДР составляют 22 подводных лодки пр. 033 (китайская копия советского пр. 633, разработка конца 1950-х), 50 малых и сверхмалых ПЛ собственной постройки, а также 34 советских ракетных катера, их китайские и северокорейские копии. Значительны запасы минного оружия, правда, преимущественно устаревших типов.


    Рельеф местности и созданная за более чем 50 лет система фортификационных сооружений, включая подземные туннели и сооружения глубокой закладки (более 100 метров в глубине горных массивов) позволяет укрыть от поражения даже тактическим ядерным оружием расположенные в них предприятия оборонно-промышленного и ядерного комплексов, крупные войсковые контингенты с тяжелым вооружением, включая бронетанковую технику, полевую артиллерию и средства ПВО, а также пусковые установки ракет средней дальности.

    По оценкам военных экспертов личный состав северокорейской армии имеет хорошую боевую выучку, у командиров высокий уровень оперативной подготовки. Идеологическая обработка и менталитет народа определяют исключительно низкую чувствительность личного состав к потерям и готовность сражаться до последнего солдата.

    Всегда готовы к обороне

    Сухопутные войска обладают достаточно высоким боевым потенциалом, несмотря на устаревшее вооружение. Значительное количество противотанковых средств, полевой артиллерии и развитая сеть фортификационных сооружений позволяют вести эффективные оборонительные действия даже против высокотехнологичного противника, превосходящего по численности в 1,5-2 раза, при его господстве в воздухе. Но наступательные возможности сухопутных войск весьма ограничены в силу устаревшего танкового парка.

    Гористый рельеф местности, заранее подготовленные укрытия и запасы вооружения и боеприпасов позволят развернуть масштабную партизанскую войну, которая может длиться годами. При этом агрессору для подавления сопротивления придется выделять значительные силы сухопутных войск (по опыту Афганистана, Ирака – 200 тыс. человек и более).

    Наличный состав сил специальных операций КНДР с учетом возможностей по их заброске на территорию противника позволяет развернуть эффективную диверсионную деятельность нескольких десятков групп в оперативной и даже стратегической глубине, то есть на всей территории Южной Кореи.

    ОТРК и ТРК сухопутных войск КНДР обеспечат удары составом до 50 ракет в залпе по объектам в тактической и оперативной глубине. Таким нарядом они способны поразить 4-6 крупных целей. Всего с учетом ожидаемого противодействия эти комплексы уничтожат или выведут из строя на некоторое время до 10-15 объектов типа аэродром, командный пункт, узел связи. Ограниченные размеры территории Южной Кореи фактически позволят оказывать воздействие ОТРК на всю глубину оперативного построения группировки противника.

    Ракет средней дальности «Тэпходон-1» и «Тэпходон-2» относительно мало. Низкая точность их стрельбы в обычном снаряжении позволит нанести заметный ущерб не более чем одной американской базе. Предполагаемые наличные запасы ЯО дают основания говорить о возможности нанесения КНДР такими ракетами от 1-2 до 4-5 ядерных ударов по военным объектам на территории Южной Кореи, Японии и США в пределах досягаемости.

    ВВС КНДР обладают весьма ограниченными возможностями нанесения ударов по наземным объектам на территории РК в связи с устаревшим парком авиатехники. С началом войны с южным соседом основная часть бомбардировочной и штурмовой авиации, вероятно, будет уничтожена в результате ударов ВВС и ракет противника, а также воздействия его средств ПВО в течении 2-5 суток.

    Возможности ПВО КНДР существенно выше. Если стационарные зенитные ракетные комплексы будут уничтожены с высокой вероятностью уже в первые 3-4 суток воздушной наступательной операции, то мобильные ЗРК в основном сохранят боеспособность, вынуждая противника выделять значительный ресурс СВН на обеспечение действий ударных групп. Значительное количество зенитной артиллерии не позволит авиации перейти к действиям на малых высотах для выявления и поражения техники и объектов сухопутных войск КНДР.

    В итоге эффективность действий авиации противника будет значительно снижена. В сочетании с мерами оперативной маскировки это поставит под угрозу успешность воздушной наступательной операции даже при подавляющем количественно-качественном превосходстве противника.

    Система ПВО КНДР при мерах оперативной маскировки и с учетом сложного рельефа местности сможет успешно противостоять американо-южнокорейской авиационной группировке численностью до 800-900 самолетов. Для успеха воздушной кампании Вашингтону, Сеулу и их союзникам придется привлечь к ней не менее 1800-2000 самолетов различных классов.

    ВМС Северной Кореи способны создать угрозу флоту противника лишь в прибрежной акватории, главным образом минным оружием, а также силами ракетных катеров и сверхмалых подводных лодок. ПЛ пр. 033 обладают крайне ограниченными возможностями против современных надводных кораблей и могут иметь значение лишь как носители минного оружия. Большое количество разнообразных мин позволяет создать плотные заграждения, для преодоления которых потребуются значительные тральные силы и много времени. Если эти заграждения будут прикрываться береговой артиллерией и наземными противокорабельными ракетными комплексами, агрессору гарантированы значительные потери. Минное оружие ставит под сомнение саму возможность морской десантной операции против КНДР.

    Оценивая вооруженные силы в целом, можно констатировать, что они способны вести эффективные оборонительные действия даже против высокотехнологичного противника в условиях господства его авиации. Однако наступательные операции северокорейской армии будут сопровождаться исключительно большими потерями при весьма сомнительных шансах на успех.

    Внутриполитическая стабильность КНДР, высокий уровень политической и идеологической мотивации населения и армии, решимость политического руководства страны бороться до конца, значительные запасы вооружения и боеприпасов, большой мобилизационный ресурс, а также возможность опереться на собственное производство ВВТ позволяют КНДР рассчитывать на успех в затяжной войне даже при значительных потерях населения и ВС.

    Для разгрома северокорейских вооруженных сил их противникам придется выставлять сопоставимые по численности группировки.

    Армия Республики Корея

    Сеул располагает весьма внушительными вооруженными силами: около 700 тыс. военнослужащих. Основу, как и в КНДР, составляют сухопутные войска, их численность около 550 тыс. человек. В отличие от северного соседа они оснащены в основном современной боевой техникой. Из более чем 2000 танков относительно современны 880: 800 собственного производства (тип 88) и 80 российских Т-80У.

    Полевая артиллерия СВ РК насчитывает 3500 несамоходных и 900 самоходных орудий. Ракетное вооружение представлено 12 ПУ ОТР NHK-1/2 и примерно 200 оперативно-тактическими ATACMS с дальностью стрельбы 150 и 300 км. Имеется около 2500 БТР и БМП, а также более 500 вертолетов, том числе порядка 60 AH-1F и 80 UH-60P.

    В ВВС – около 600 самолетов, наиболее современные – 60 F-15K и 165 F-16. Боевое значение сохраняют 170 F-5 и 68 F-4.

    Основу зенитного огневого прикрытия составляют около 200 ЗРК американского производства «Найк-Геркулес», 110 ЗРК «Усовершенствованный Хок», 35 ЗРК «Мистраль» и около 500 ЗСУ «Вулкан». Автоматизированная система управления ПВО в основном отвечает современным требованиям.

    Основу ВМС Республики Корея составляют вполне современные эсминцы, фрегаты и корветы УРО общим числом 43 единицы, а также около 20 ПЛ, в том числе 8 новейших неатомных субмарин пр. 214 германского производства. Надводные корабли основных классов флота РК имеют на вооружении ПКР «Гарпун», однако средства ПВО представлены в основном зенитными артиллерийскими комплексами, что существенно снижает их боевую устойчивость от ударов даже относительно старых СВН.

    Минно-тральные силы представлены 14 тральщиками.

    Десантно-высадочные средства ВМС Республики Корея насчитывают 11 ТДК, 3 малых десантных корабля и более 30 катеров. Морская пехота насчитывает около 28 тыс. человек.

    Основная компонента морской авиации – противолодочная, представлена 8 американскими P-3В и Р-3С, а также 15 S-2F, позволяющими вести эффективную борьбу с подводными лодками КНДР.

    В составе ВМС насчитывается около 100 боевых катеров различных классов, в том числе 5 ракетных.

    Выучка личного состава и оперативная подготовка командного звена вооруженных сил РК оценивается экспертами как средняя. По этому показателю южане заведомо уступают северянам. Слаб и моральный дух. Южнокорейские ВС будут весьма чувствительны к боевым потерям.

    Оценивая в целом армию РК, ее следует признать одной из самых технически оснащенных и многочисленных в регионе. Сухопутные войска способны вести успешные наступательные и оборонительные операции армейского масштаба. ОТРК в состоянии поразить до 30 точечных и площадных целей.

    Однако рельеф местности и масштаб ее фортификационной подготовки в южных районах КНДР не позволят сухопутным войскам РК реализовать свои наступательные возможности. ВВС Южной Кореи не способны решить задачу подавления противостоящей им системы ПВО, а значит, и оказать эффективное содействие в наземной операции. ВМС РК достаточны, чтобы завоевать господство на море в своей операционной зоне. Однако состав минно-тральных сил не рассчитан на эффективную борьбу с минной опасностью. При ограниченных возможностях ВВС по подавлению ПВО КНДР десантные операции ВМС Южной Кореи крайне маловероятны.

    Стратегический баланс

    Сравнение военных потенциалов двух корейских государств приводит к выводу о паритете. Технологическое превосходство вооруженных сил Южной Кореи компенсируется численным перевесом и стойким моральным духом армии КНДР.

    Сухопутные войска Республики Корея не могут вести успешных наступательных операций против северокорейской армии в силу наличия у нее глубокоэшелонированной обороны, насыщенной большим количеством противотанковых средств и артиллерии и опирающейся на развитую систему мощных фортификационных сооружений и благоприятный рельеф.

    Сухопутные войска КНДР не могут рассчитывать на успех наступательных операций в силу устаревшего вооружения.

    ВВС Республики Корея не могут подавить насыщенную зенитными огневыми средствами, глубокоэшелонированную систему ПВО КНДР, а ВВС Северной Кореи не имеет современной авиации для успешных действий против южного соседа.

    Флот Южной Кореи способен завоевать господство на море, значение которого нивелируется неспособностью эффективно бороться с минной угрозой и отсутствием возможности оказывать эффективное содействие приморскому флангу своей армии огневыми средствами кораблей и высадкой морских десантов.

    Имеет место редкий в военной истории случай, когда у обеих противостоящих сторон потенциал обороны значительно превосходит наступательный.

    Тем не менее напряженность на Корейском полуострове растет, там сосредоточен достаточно большой военный потенциал, который может быть существенно усилен группировками вооруженных сил других государств. Поэтому прогнозирование характера возможного вооруженного конфликта на Корейском полуострове является весьма актуальной задачей.

    Кому и зачем воевать

    Целью конфликта, который потенциально способны развязать противники КНДР, станет ликвидация государственного суверенитета страны с ее включением в состав Республики Корея. Для Пхеньяна это будет война за выживание. Поэтому КНДР использует весь свой военный потенциал.

    Для разгрома северокорейских вооруженных сил их противникам придется выставлять сопоставимые по численности и значительно превосходящие по боевому потенциалу группировки. Напрашивается вывод, что для войны с КНДР необходимо сформировать коалицию государств. Ее основу составят США и Южная Корея. При благоприятной политической обстановке в коалицию войдут Япония и некоторые страны Европы – например, Великобритания и Франция. Общая численность группировки может достичь миллиона человек и более, до 3000 танков, 5-6 тыс. боевых бронированных машин различных типов, 8-10 тыс. единиц полевой артиллерии, 1800-2000 самолетов различных классов, до 150 кораблей (в том числе до 6 авианосцев) и до 40 подводных лодок (в том числе до 25 атомных с «Томагавками»).

    Высокая чувствительность населения США и Южной Кореи к людским, материальным и политическим потерям, неизбежным в случае затягивания войны против КНДР, заставят руководство антипхеньянской коалиции искать пути победы в блицкриге. Предсказуемые неудачи вынудят агрессора завершить кампанию без полного достижения политических целей.

    В случае угрозы полного разгрома Северной Кореи, Китай, скорее всего, выдвинет группировку своих вооруженных сил, достаточную для предотвращения падения Пхеньяна.

    Анализ показывает, что война против Северной Кореи может продолжаться от недели-другой до нескольких лет. Ожидаемые потери оцениваются в больших пределах: от сотен человек при ограничении вооруженного конфликта только воздушной операцией до миллионов в случае перерастания войны в ядерную.

    Наиболее вероятно, что горячая фаза завершится после нескольких недель воздушной кампании. Итогом будет компромисс: КНДР полностью сворачивает свою ракетно-ядерную программу, а США и их союзники соглашаются на отмену санкций в отношении Северной Кореи и гарантируют, что против нее не будет применена военная сила. Возможно, США будут вынуждены радикально сократить свое военное присутствие в Южной Корее.

    Затягивание войны и тем более ее перерастание в ядерную приведет к огромным жертвам, особенно среди мирного корейского населения, и огромным разрушениям при сомнительных шансах на успех в деле установления и поддержания контроля над территорией КНДР. В любом случае существенный выигрыш для участников, прежде всего США, сомнителен, а потери – как материальные, так и политические, моральные – будут несопоставимо больше.

    В этой связи возникновение войны на Корейском полуострове, по крайней мере, в ближайшей и даже среднесрочной перспективе следует признать маловероятным.

    topwar.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *