Содержание

Ракетные установки - от "Катюши" до "Смерча"

Предшественниками современных ракетных установок можно считать орудия из Китая. Снаряды могли преодолеть расстояние в 1,6 км, выпуская в цели огромное количество стрел. На Западе такие приспособления появились только через 400 лет.

История создания ракетных орудий

Первые ракеты появились исключительно благодаря появлению пороха, который изобрели в Китае. Алхимики открыли этот элемент случайно, когда изготавливали эликсир для вечной жизни. В XI веке впервые были использованы пороховые бомбы, которые направляли к цели из катапульт. Это было первое оружие, механизм которого напоминает ракетные установки.

Ракеты, созданные в Китае в 1400 году, были максимально похожи на современные орудия. Дальность их полета составляла более 1,5 км. Они представляли собой две ракеты, оборудованные двигателями. Перед падением из них вылетало огромное количество стрел. После Китая такое оружие появилось в Индии, потом попало в Англию.

Генерал Конгрев в 1799 году на их основе разрабатывает новый вид снарядов из пороха. Их сразу принимают на вооружение в английскую армию. Тогда появились огромные пушки, которые выпускали ракеты на расстояние в 1,6 км.

Ещё раньше, в 1516 году, низовые запорожские казаки под Белгородом при уничтожении татарской орды крымского хана Мелик-Гирея применили ещё более инновационные ракетные установки. Благодаря новому вооружению они смогли победить татарское войско, которое было намного многочисленнее казацкого. К сожалению, секрет своей разработки запорожцы унесли с собой, погибнув в последующих боях.

Достижения А. Засядько

Большой прорыв в создании пусковых установок был сделан Александром Дмитриевичем Засядько. Именно он придумал и успешно воплотил в жизнь первые УЗО – установки залпового огня. Из одной такой конструкции можно было выпустить почти одновременно не менее 6 ракет. Установки имели небольшой вес, что давало возможность переносить их в любое удобное место. Разработки Засядько были высоко оценены великим князем Константином, братом царя. В своем отчете Александру I он ходатайствует о присвоении полковнику Засядько чина генерал-майора.

Разработка ракетных установок в XIX-XX вв.

В XIX веке конструированием реактивных снарядов на нитропорохе (бездымном порохе) начали заниматься Н.И. Тихомиров и В.А. Артемьев. Первый запуск такой ракеты произвели в СССР в 1928 году. Снаряды могли преодолевать расстояние в 5-6 км.

Благодаря вкладу русского профессора К.Э Циолковского, ученых из РНИИ И.И. Гвая, В.Н. Галковского, А.П. Павленко и А.С. Попова в 1938-1941 годах появилась многоразрядная ракетная пусковая установка РС-М13 и установка БМ-13. В это же время русские ученые создают реактивные снаряды. Эти ракеты - «эрэсы» - станут основной частью пока не существующей «Катюши». Над её созданием будут трудиться ещё несколько лет.

Установка «Катюша»

Как оказалось, за пять дней до нападения Германии на СССР группа Л.Э. Шварца демонстрировала в Московской области новое орудие под названием «Катюша». Ракетная установка в то время именовалась БМ-13. Испытания проводили 17 июня 1941 года на Софринском полигоне при участии Начальника Генштаба Г.К. Жукова, народных комиссаров обороны, боеприпасов и вооружения, и прочих представителей Красной Армии. 1 июля эта боевая техника уехала из Москвы на фронт. А через две недели «Катюша» побывала в первом боевом крещении. Гитлер был повержен в шок, узнав об эффективности этой ракетной установки.

Немцы боялись этого орудия и всячески пытались его захватить или уничтожить. Попытки конструкторов воссоздать в Германии такое же орудие не приносили успехов. Снаряды не набирали скорость, имели хаотичную траекторию полета и не попадали в цель. Порох советского производства был явно другого качества, на его разработку потратили десятилетия. Немецкие аналоги не могли его заменить, что и приводило к нестабильной работе боеприпасов.

Создание этого мощного оружия открыло новую страницу в истории развития артиллеристского оружия. Грозная «Катюша» стала носить почетное звание «орудие победы».

Особенности разработки

Ракетные установки БМ-13 состоят из шестиколесного полноприводного грузовика и специальной конструкции. За кабиной экипажа была закреплена система для запуска ракет на платформе, установленной там же. Специальный подъемник при помощи гидравлики поднимал переднюю часть установки под углом 45 градусов. Первоначально не было предусмотрено перемещение платформы вправо или влево. Поэтому для наведения на цель необходимо было развернуть полностью весь грузовик. 16 ракет, выпущенных из установки, летели по свободной траектории до места нахождения врага. Экипаж делал поправки уже при ведении огня. До сих пор более современные модификации этого оружия используются армией некоторых стран.

На смену БМ-13 в 1950-х годах пришла реактивная система залпового огня (РСЗО) БМ-14.

Ракетные установки «Град»

Следующей модификацией рассматриваемой системы стал «Град». Ракетная установка была создана для тех же целей, что и предыдущие аналогичные образцы. Только задачи для разработчиков усложнились. Дальность стрельбы должна была составлять не менее 20 км.

Разработкой новых снарядов занялся НИИ 147, который до этого не создавал подобного оружия. В 1958 году под руководством А.Н. Ганичева при поддержке Госкомитета по оборонной технике были начаты работы по разработке реактивного снаряда для новой модификации установки. Для создания применили технологию изготовления артиллерийских гильз. Корпуса создавали при помощи метода горячей вытяжки. Стабилизация снаряда происходила за счет хвостового оперения и вращения.

После многочисленных опытов в реактивных снарядах «Град» впервые использовали оперение из четырех лопастей изогнутой формы, которые раскрывались при старте. Таким образом, А.Н. Ганичев смог добиться того, что ракета отлично входила в трубчатую направляющую, и при полете её система стабилизации оказалась идеальной для дальности стрельбы на 20 км. Основными создателями стали НИИ-147, НИИ-6, ГСКБ-47, СКБ-203.

Испытания проводились на полигоне «Ржевка» под Ленинградом 1 марта 1962 г. И через год, 28 марта 1963 г., на вооружение страны приняли «Град». Ракетная установка была запущена в серийное производство 29 января 1964 г.

Состав «Града»

СЗО БМ 21 включает следующие элементы:

- ракетную установку, которая смонтирована на корме шасси автомобиля «Урал-375Д»;

- систему управления огнем и транспортно-заряжающий автомобиль 9Т254 на базе «ЗиЛ-131»;

- 40 трехметровых направляющих в виде труб, установленных на основании, которое поворачивается в горизонтальной плоскости и наводится вертикально.

Наведение осуществляется ручным способом или при помощи электропривода. Заряжается установка вручную. Автомобиль может передвигаться заряженным. Стрельба ведется залпом или одиночными выстрелами. При залпе в 40 снарядов поражается живая сила на площади в 1046 кв. м.

Снаряды для «Града»

Для стрельбы можно использовать различные типы реактивных снарядов. Они отличаются по дальности стрельбы, массе, цели поражения. Их используют для поражения живой силы, бронированной техники, минометных батарей, самолетов и вертолетов на аэродромах, минирования, установки дымовых завес, создания радиопомех, отравления при помощи химического вещества.

Модификаций системы «Град» огромное количество. Все они состоят на вооружении в различных странах мира.

Дальнобойная РСЗО «Ураган»

Одновременно с разработкой «Града» Советский Союз занимался созданием дальнобойной реактивной системы залпового огня (РСЗО). До появления «Урагана» испытывали ракетные установки Р-103, Р-110 «Чирок», «Коршун». Все они были оценены положительно, но являлись недостаточно мощными и имели свои недостатки.

В конце 1968 года началась проработка дальнобойной 220-мм СЗО. Первоначально её назвали «Градом-3». В полном объеме новая система была взята в разработку после решения министерств оборонной промышленности СССР от 31 марта 1969 года. На Пермском орудийном заводе № 172 в феврале 1972 года изготовили прототип РСЗО «Ураган». Ракетная установка была принята на вооружение 18 марта 1975 года. Через 15 лет в Советском Союзе размещалось 10 реактивных артполков РСЗО «Ураган» и одна реактивная артбригада.

В 2001 году столько систем «Ураган» было на вооружении в странах бывшего СССР:

- Россия – 800;

- Казахстан – 50;

- Молдавия – 15;

- Таджикистан – 12;

- Туркмения – 54;

- Узбекистан – 48;

- Украина – 139.

Снаряды к «Ураганам» очень схожи с боеприпасами к «Градам». Одинаковыми составляющими являются ракетные части 9М27 и пороховые заряды 9Х164. Для уменьшения дальности действия на них также надевают тормозные кольца. Их длина составляет 4832-5178 мм, а вес – 271-280 кг. Воронка в грунте средней плотности имеет диаметр в 8 метров и глубину в 3 метра. Дальность стрельбы составляет 10-35 км. Осколки от разрыва снарядов на расстоянии 10 м могут пробить 6-мм стальную преграду.

Для каких целей используют системы «Ураган»? Ракетная установка предназначена для поражения живой силы, бронированной техники, артподразелений, тактических ракет, зенитных комплексов, вертолетов на стоянках, узлов связи, военно-промышленных объектов.

Точнейшая РСЗО «Смерч»

Уникальность системы состоит в сочетании таких показателей, как мощность, дальность и точность. Первая в мире РСЗО с управляемыми вращающимися снарядами – это ракетная установка «Смерч», которая до сих пор не имеет аналогов в мире. Её ракеты способны долетать до цели, которая находится в 70 км от самого орудия. Новую РСЗО приняли на вооружение в СССР 19 ноября 1987 года.

В 2001 году системы «Ураган» находились в таких странах (бывшего СССР):

- Россия – 300 машин;

- Белоруссия – 48 машин;

- Украина – 94 машины.

Снаряд имеет длину в 7600 мм. Его вес составляет 800 кг. Все разновидности имеют огромное разрушающее и поражающее действие. Потери от батарей «Урагана» и «Смерча» приравниваются к действиям тактического ядерного оружия. При этом их применение мир не рассматривает как столь опасное. Они приравниваются к оружию типа пушки или танка.

Надежный и мощный «Тополь»

В 1975 году в Московском институте теплотехники начали разрабатывать мобильную систему, способную запускать ракету с различных мест. Таким комплексом стала ракетная установка «Тополь». Это был ответ Советского Союза на появление управляемых американских межконтинентальных баллистических ракет (их приняли на вооружение в США в 1959 г.).

Первые испытания прошли 23 декабря 1983 года. За время проведения целой серии запусков ракета показала себя надежным и мощным оружием.

В 1999 г. в десяти позиционных районах было расположено 360 комплексов «Тополь».

Каждый год в России производят запуск одной ракеты «Тополь». Со времени создания комплекса было проведено порядка 50 испытаний. Все они прошли без каких-либо сложностей. Это говорит о высочайшей надежности оборудования.

Для поражения целей малого размера в Советском Союзе была разработана дивизионная ракетная установка «Точка-У». Работа по созданию этого орудия началась 4 марта 1968 года по Постановлению Совета Министров. Исполнителем стало Коломенское КБ. Главный конструктор – С.П. Непобедимый. За систему управления ракет отвечал ЦНИИ АГ. Пусковую установку производили в Волгограде.

Что такое ЗРК

Набор различных боевых и технических средств, которые связаны воедино для борьбы со средствами нападения противника с воздуха и космоса, называется зенитным ракетным комплексом (ЗРК).

Их различают по месту проведения военных действий, по мобильности, по способу движения и наведения, по дальности действия. К таким относится ракетная установка «Бук», а также «Игла», «Оса» и другие. Чем же отличается конструкция такого типа? Зенитно-ракетная установка включает средства для разведки и транспортировки, автоматическое сопровождение воздушной цели, пусковую установку зенитных управляемых ракет, устройства для управления ракетой и её сопровождения, средства контроля над оборудованием.

fb.ru

реактивные снаряды в городских боях » Военное обозрение

Вряд ли можно найти человека, который не видел бы кинохронику боевого применения реактивных минометов времен Великой Отечественной войны. «Катюши» или другие машины батареи выстраивались в ряд, и с их направляющих один за другим с характерным ревом сходили реактивные снаряды. Такое оружие наносило серьезный ущерб войскам противника и помогало наступать красноармейцам. Тем не менее, далеко не всегда снаряды систем залпового огня применялись для стрельбы залпами. На конечном этапе войны сформировался новый способ их применения.

Во время городских боев красноармейцы далеко не всегда могли использовать реактивные минометы стандартным образом. Особенности городского ландшафта нередко не позволяли выкатывать боевые машины на позиции и наносить удары по удаленным целям. При этом подобное вооружение все равно представляло большой интерес для войск, поскольку позволяло эффективно уничтожать врага, закрепившегося в зданиях. В результате не позднее зимы 1945 года появился и получил достаточно большое распространение новый метод использования реактивных снарядов. Теперь предлагалось вести огонь одиночными выстрелами, располагая огневые позиции в разрушенных зданиях.


Подобные методы боевого применения реактивных снарядов были опробованы во всех боях за крупные города, от Кенигсберга до Берлина. Кроме того, нередко новая методика была полезна и при штурме иных населенных пунктов. Примечательно, что появление нового предложения, касающегося методов проведения атак, вскоре привело к созданию модернизированных версий имеющегося вооружения. В некоторых источниках стандартные реактивные снаряды, переделанные для использования в городских боях, упоминаются под названием «сухопутных торпед». Действительно, объем доработок базовых изделий позволял говорить о создании глубоко модернизированной версии оружия.
Сапер Н. Кондрашев с серийным снарядом М-13 (слева) и "летающей торпедой" на его базе. Фото Макаров М., Коломиец М. "Реактивная артиллерия Красной Армии, 1941-1945"

5 июля 1942 года 68-й и 69-й гвардейские минометные полки впервые применили новейшую систему залпового огня – М-30, состоявшую из одноименных снаряда и пусковой установки. Несмотря на не слишком высокую дальность стрельбы (не более 2800 м) новые минометы показали себя с хорошей стороны. В частности, они оснащались боевой частью с зарядом весом 28,9 кг, что позволяло гарантированно уничтожать живую силу, технику и укрепления противника.

Характерной чертой системы М-30 была пусковая установка крайне простой конструкции, заимствованной из немецкого проекта Schweres Wurfgerat. Снаряды М-30 поставлялись в укупорках типа «Ящик 30». Это изделие собиралось из нескольких деревянных брусков и металлических полос. Предполагалось, что «Ящик 30» будет использоваться не только для транспортировки, но и для запуска реактивных снарядов. Укупорки следовало укладывать и закреплять на специальной раме с устройством вертикальной наводки и электрическими воспламенителями. Это простое изделие и являлось пусковой установкой типа М-30.

В конце 1942 года в войска начали поступать снаряды М-31 с повышенными характеристиками. Как и М-30, они поставлялись в деревянных укупорках с металлическими направляющими для запуска. За счет схожих габаритов и веса обеспечивалась полная совместимость ящиков для М-31 с пусковой установкой М-30. Тем не менее, весной 1943 года стартовал выпуск усиленного варианта этой установки с возможностью запуска восьми снарядов в одном залпе.

Изначально снаряды М-30 и М-31 использовались только с пусковыми установками М-30. Тем не менее, на заключительном этапе Великой Отечественной появился новый метод их применения. В условиях городских боев артиллеристы далеко не всегда имели возможность вывести на нужную улицу самоходный реактивный миномет, не говоря уже о развертывании пусковой установки М-30. Этому мешал огонь противника, отсутствие необходимого места и другие факторы. Кроме того, нередко залп четырех или восьми снарядов мог быть избыточным для поражения имеющейся цели.


Установка М-30 со снарядами М-30. Рисунок Epizodsspace.no-ip.org

Таким образом, к зиме 1945 года (по некоторым данным, раньше) появилось предложение об использовании имеющихся реактивных снарядов без специальных пусковых установок. В таком случае один «Ящик 30» или другое подобное изделие можно было устанавливать в окне здания, проломах стен или других «амбразурах», наводить на цель и производить запуск.

Подобная методика самым активным образом использовалась во время боев за Кенигсберг. Специально для обстрела точечных целей в гвардейских минометных бригадах формировались отдельные группы реактивных снарядов. При каждой бригаде обычно имелось не более двух-трех таких подразделений. Состояли они из 10-12 человек, среди которых были командир, наводчик, электротехник и т.д.

Получив указание от командира, группа должна была выдвигаться к своей будущей огневой позиции, имея при себе несколько снарядов М-31 в укупорках. Прибыв на место, бойцы искали подходящее окно или пролом в стене, в котором монтировалась укупорка со снарядом. Во избежание неправильного полета снаряда к цели ящик фиксировался в нужном положении. При этом производилась наводка по горизонтали и вертикали. После этого можно было подключать электрическую запальную систему и производить запуск. В качестве источника питания обычно применялись подрывные машинки ПМ-2 или батареи имеющихся типов.


Запуск снаряда М-31 через пролом в стене. Рисунок Коломиец Г.А. "Действия артиллерийских подразделений в Великой Отечественной войне. Сборник 13. Артиллерийские части и подразделения в боях за крупные населенные пункты"

Нетрудно заметить, что короткий деревянный ящик-укупорка не может служить полноценной пусковой направляющей, обеспечивающей высокую точность стрельбы. Кроме того, для эффективного поражения здания снаряд должен был попадать в стену после полной выработки топлива двигателя и окончания активного участка полета. В таком случае снаряд имел максимально возможную скорость и пробивное действие. Таким образом, в большинстве случаев дальность стрельбы находилась в пределах от 50 до 200 м. Из-за небольшого расстояния до цели приходилось принимать определенные меры. Так, группам реактивных снарядов придавалось сопровождение из 10-12 автоматчиков. Обычно это были солдаты того же дивизиона, что и сама группа.

Главной целью групп реактивных снарядов были дома и здания, служившие опорными пунктами обороны противника. Не имея возможности продвигаться дальше, командир пехотного подразделения мог запросить поддержку артиллеристов. В таком случае группа выдвигалась на огневую позицию и производила один или несколько запусков снарядов М-31. Учитывая характеристики этого изделия, нетрудно представить, какими были результаты обстрела. В большинстве случаев результат обстрела зависел только от точности. Попадание снаряда с 28,9-кг боевой частью, способного проломить каменную стену, гарантированно приводило к разрушению стен и перекрытий. При необходимости можно было сделать еще один выстрел, завершавший разрушение цели и уничтожение гарнизона опорного пункта.

Стрельба реактивными снарядами из окон, дверей и дыр в стенах быстро показала свою эффективность. Несмотря на некоторый риск, артиллеристы достаточно быстро уничтожали указанную цель, обеспечивая дальнейший прорыв обороны противника. В ходе Кенигсбергской операции группы реактивных снарядов, по разным данным, провели до нескольких десятков пусков по различным целям. Все это в значительной мере облегчило работу пехоты, ускорило взятие города, а также сократило потери среди личного состава.


Запуск снаряда М-13 через окно. Рисунок Коломиец Г.А. "Действия артиллерийских подразделений в Великой Отечественной войне. Сборник 13. Артиллерийские части и подразделения в боях за крупные населенные пункты"

В дальнейшем красноармейцы вновь использовали подобную методику применения реактивных снарядов, причем она получила некоторое развитие. К моменту подхода Красной Армии к Берлину группы реактивных снарядов успели повоевать в нескольких крупных городах. За это время они отработали новую методику, а также расширили номенклатуру своих вооружений. Известно, что в боях за Берлин использовались не только М-31, но и другие снаряды, такие как М-20 или М-13 в базовой и доработанной версиях.

Использование одиночных запусков реактивных снарядов в Берлине подробно описывается в брошюре «Действия артиллерийских подразделений в Великой Отечественной войне. Сборник 13. Артиллерийские части и подразделения в боях за крупные населенные пункты», автором которой является полковник Г.А. Коломиец. Следует отметить, автор книги отмечает, что при всей своей примитивности стрельба реактивными снарядами из импровизированных «амбразур» имела весьма значительные результаты.

К началу Берлинской операции группы реактивных снарядов успели освоить и отработать применение нескольких типов боеприпасов. Кроме того, некоторые изменения претерпела структура таких подразделений. Теперь атаку целей проводили т.н. штурмовые группы гвардейских минометных частей. В их состав входили командир, электротехник и несколько других специалистов. При вооружении группы тяжелыми снарядами М-31 ее численность достигала 25 человек. Штурмовая группа с М-13 состояла из 8-10 человек.

Штурмовые группы реактивной артиллерии придавались стрелковым батальонам или полкам. Задачи для нее ставились командиром общевойсковой штурмовой группы. Такая структура позволяла правильным образом осуществлять координацию действий пехоты и артиллеристов, вовремя подавляя огневые точки противника.


Установка опорных колец дополнительного корпуса. Фото Макаров М., Коломиец М. "Реактивная артиллерия Красной Армии, 1941-1945"

Как и ранее, во время боевой работы штурмовые группы добирались до импровизированных огневых позиций на дальности порядка 50-200 м от назначенной цели. Там производился монтаж пусковой установки (ящика-укупорки), подготовка системы к стрельбе, наводка и выстрел. Полковник Коломиец отмечает, что при стрельбе по цели, расположенной ниже огневой позиции на дальности до 100 м, ящики укладывались горизонтально на подоконник. По цели, находящейся на одном уровне или выше позиции артиллеристов, а также на больше расстоянии, стреляли с некоторым углом возвышения.

Горизонтальная наводка пусковой установки осуществлялась ее поворотом перед закреплением на своем месте. Обычно передняя часть укупорки или направляющей закреплялась на подоконнике, а под заднюю подкладывался некий предмет достаточных размеров, при помощи которого обеспечивалось правильное положение пусковой установки. Далее из комнаты удалялись все легковоспламеняющиеся предметы, после чего можно было производить выстрел.

Иногда стрельба из зданий была невозможна. В таких случаях запуск снарядов осуществлялся с имеющихся открытых площадок, таких как улицы или дворы. При этом, однако, требовалось увеличивать дальность стрельбы до 400-600 м, что позволяло снизить риски для артиллеристов, но сказывалось на эффективности стрельбы ввиду возможного замедления снаряда на конечном участке полета.

К началу боев за Берлин в арсенале штурмовых групп появились новые пусковые установки, похожие на М-30, но отличающиеся размерами. На них помещалось только два ящика со снарядами М-31, что позволило обеспечить приемлемую огневую мощь, но не привело к значительному увеличению веса конструкции. Снаряды М-20 и М-13 запускались с направляющих, изготовленных из агрегатов боевой машины БМ-13.


Формирование головного обтекателя. Фото Макаров М., Коломиец М. "Реактивная артиллерия Красной Армии, 1941-1945"

Выше упоминался модернизированный вариант реактивного снаряда М-13. На этом изделии следует остановиться подробнее. Реактивный миномет БМ-13 наносил серьезные повреждения объектам противника за счет залпового пуска нескольких снарядов. Количество боеприпасов компенсировало сравнительно малый вес заряда боевой части – 4,9 кг. При стрельбе по зданиям могущество такой боевой части далеко не всегда могло привести к требуемым результатам. Из-за этого специалисты задумались о модернизации снарядов, которая могла бы осуществляться в условиях войсковых мастерских.

Превращение стандартного М-13 в сухопутную «летающую торпеду» начиналось с установки на его корпус нескольких разъемных деревянных колец. Далее на них закреплялся дополнительный цилиндрический корпус, диаметр которого был чуть меньше поперечника стабилизаторов. Головная часть корпуса загибалась в виде конического обтекателя, а в хвостовой монтировались несколько новых крупных стабилизаторов. После этого через отверстия в корпусе заливался расплавленный тротил. В результате такой модернизации заряд реактивного снаряда увеличивался в несколько раз, резко повышая могущество.

Используя реактивные снаряды нескольких типов, в том числе кустарно модернизированные, штурмовые группы успешно решали задачи по уничтожению различных объектов противника. По понятным причинам, наибольшую эффективность имели более тяжелые снаряды с большим весом боевой части. В книге «Действия артиллерийских подразделений в Великой Отечественной войне. Сборник 13. Артиллерийские части и подразделения в боях за крупные населенные пункты» приводятся несколько примеров использования такого оружия.

Во время боев за Берлин артиллеристы получили приказ уничтожить дом на углу улиц Линденштрассе и Комендантенштрассе, являвшийся опорным пунктом противника. Штурмовая группа реактивных снарядов развернула свое вооружение в здании на расстоянии около 150 м от цели. Три снаряда М-31 были размещены в окнах второго этажа. При этом снаряды должны были попасть в стену здания-цели под углом порядка 40-45°. Толщина стен достигала полуметра. Штурмовая группа нацелила снаряды в промежуток между вторым и третьим этажами, т.е. на предположительное местоположение бойцов противника.


Процесс заливки расплавленного тротила в корпус "летающей торпеды". Фото Макаров М., Коломиец М. "Реактивная артиллерия Красной Армии, 1941-1945"

Несмотря на большой угол встречи и толстые стены, все три снаряда пробили преграду и попали внутрь здания. Один боеприпас пробил стену на уровне третьего этажа, два других попали во второй. Подрыв боевых частей произошел после пробития стен. При взрыве обрушились фасад здания и межэтажные перекрытия. Также были разрушены несколько внутренних стен. Гарнизон опорного пункта прекратил свое существование. После этого красноармейцы без особого труда заняли здание.

Не имея возможности выстрелить с требуемого расстояния, штурмовые группы не могли полноценно решить поставленную задачу. Так, при штурме здания в районе Нидервальштрассе артиллеристы выстрелили прямой наводкой с дистанции всего 30 м. Один снаряд попал в стену четвертого этажа (толщина стены составляла 55 см) и выбил часть угловой кладки. Второй снаряд попал в нижний этаж и нанес стене значительные повреждения, однако не смог разрушить ее полностью. За 30 м полета снаряд не успел набрать максимальную скорость, из-за чего его кинетическая энергия была недостаточна для пробития стены и нанесения противнику максимально возможного ущерба.

За время боев за Берлин штурмовые группы реактивной артиллерии было повреждено или уничтожено 120 различных зданий. При этом подавили или уничтожили несколько десятков огневых точек, были уничтожены 3 орудия калибра 75 мм, а также убито более тысячи солдат и офицеров противника.

Методика применения реактивных снарядов в городских боях не отличалась высокой сложностью и не требовала специального оборудования. Тем не менее, снаряды М-31, М-20 и М-13 всех версий наносили большой ущерб противнику, а также облегчали продвижение советских войск. При помощи реактивных снарядов, оснащенных мощными осколочно-фугасными боевыми частями, удавалось нивелировать преимущества противника, связанные с особенностями городского ландшафта. Противник пытался устраивать опорные пункты и огневые точки в имеющихся зданиях, что давало ему некоторые тактические преимущества. Реактивные снаряды со сравнительно простыми пусковыми установками, в свою очередь, позволяли уничтожать подобные объекты противника и облегчать продвижение своих войск. Таким образом, несмотря на простоту или даже примитивность, оригинальное предложение артиллеристов оказалось весьма полезным и помогло приблизить победу над врагом.

По материалам:
http://rbase.new-factoria.ru/
http://epizodsspace.no-ip.org/
http://operation-barbarossa.narod.ru/
http://ecoross1.livejournal.com/
Коломиец Г.А. Действия артиллерийских подразделений в Великой Отечественной войне. Сборник 13. Артиллерийские части и подразделения в боях за крупные населенные пункты. / Управление боевой подготовки артиллерии. — М.: Воениздат, 1958
Макаров М., Коломиец М. Реактивная артиллерия Красной Армии, 1941-1945 // Фронтовая иллюстрация – 2005 – №3

topwar.ru

Как создавалась Катюша - Русская планета

Среди легендарного оружия, ставшего символами победы нашей страны в Великой Отечественной войне, особое место занимают гвардейские реактивные минометы, прозванные в народе «Катюша». Характерный силуэт грузовика 40-х годов с наклонной конструкцией вместо кузова — такой же символ стойкости, героизма и отваги советских воинов, как, скажем, танк Т-34, штурмовик Ил-2 или пушка ЗиС-3.

И вот что особенно примечательно: все эти легендарные, овеянные славой образцы вооружения были сконструированы совсем незадолго или буквально накануне войны! Т-34 был принят на вооружение в конце декабря 1939 года, первые серийные Ил-2 сошли с конвейера в феврале 1941 года, а пушка ЗиС-3 впервые была представлена руководству СССР и армии через месяц после начала боевых действий, 22 июля 1941 года. Но самое удивительное совпадение случилось в судьбе «Катюши». Ее демонстрация партийному и военному начальству состоялась за полдня до нападения Германии — 21 июня 1941 года…

С небес — на землю

По сути, работы над созданием первой в мире реактивной системы залпового огня на самоходном шасси начались в СССР в середине 1930-х годов. Сотруднику выпускающего современные российские РСЗО тульского НПО «Сплав» Сергею Гурову удалось обнаружить в архивах договор № 251618с от 26 января 1935 года между ленинградским Реактивным научно-исследовательским институтом и Автобронетанковым управлением РККА, в котором фигурирует опытный образец ракетной установки на танке БТ-5 с десятью ракетами.

Залп гвардейских минометов. Фото: Анатолий Егоров / РИА Новости

Удивляться тут нечему, ведь советские ракетостроители создали первые боевые реактивные снаряды еще раньше: официальные испытания прошли в конце 20-х — начале 30-х годов. В 1937 году на вооружение был принят реактивный снаряд РС-82 калибра 82 мм, а год спустя — РС-132 калибром 132 мм, причем и тот и другой — в варианте для подкрыльевой установки на самолетах. Еще год спустя, в конце лета 1939-го, РС-82 были впервые применены в боевой обстановке. В ходе боев на Халхин-Голе пять И-16 использовали свои «эрэсы» в бою с японскими истребителями, немало удивив противника новым оружием. А чуть позже, уже во время советско-финской войны, по наземным позициям финнов наносили удары шесть двухмоторных бомбардировщиков СБ, вооруженных уже РС-132.

Естественно, что впечатляющие — а они действительно были впечатляющими, хотя и в немалой степени за счет неожиданности применения новой системы вооружения, а не ее сверхвысокой эффективности, — результаты использования «эрэсов» в авиации заставили советское партийное и военное руководство торопить оборонщиков с созданием наземного варианта. Собственно, у будущей «Катюши» были все шансы успеть на Зимнюю войну: основные проектные работы и испытания провели еще в 1938–1939 годах, но результаты военных не удовлетворили — им требовалось более надежное, подвижное и простое в обращении оружие.

В общих чертах то, что спустя полтора года войдет в солдатский фольклор по обе стороны фронта как «Катюша», было готово к началу 1940 года. Во всяком случае, авторское свидетельство № 3338 на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов» было выдано 19 февраля 1940 года, а в числе авторов значились сотрудники РНИИ (с 1938 года носившего «номерное» название НИИ-3) Андрей Костиков, Иван Гвай и Василий Аборенков.

Эта установка уже серьезно отличалась от первых образцов, вышедших на полигонные испытания в конце 1938 года. Пусковая установка для реактивных снарядов располагалась по продольной оси автомобиля, имела 16 направляющих, на каждую из которых устанавливались по два снаряда. Да и сами снаряды для этой машины были другими: авиационные РС-132 превратились в более длинные и мощные наземные М-13.

Собственно, в таком виде боевая машина с реактивными снарядами и вышла на смотр новых образцов вооружения Красной армии, который проходил 15–17 июня 1941 года на полигоне в подмосковном Софрино. Реактивную артиллерию оставили «на закуску»: две боевые машины демонстрировали стрельбу в последний день, 17 июня, с применением осколочно-фугасных реактивных снарядов. За стрельбами наблюдали нарком обороны маршал Семен Тимошенко, начальник Генштаба генерал армии Георгий Жуков, начальник Главного артиллерийского управления маршал Григорий Кулик и его заместитель генерал Николай Воронов, а также нарком вооружений Дмитрий Устинов, нарком боеприпасов Петр Горемыкин и множество других военных. Можно только догадываться, какие эмоции обуревали их, когда они смотрели на стену огня и фонтаны земли, поднимавшиеся на мишенном поле. Но понятно, что демонстрация произвела сильнейшее впечатление. Через четыре дня, 21 июня 1941 года, всего за несколько часов до начала войны, были подписаны документы о принятии на вооружение и срочном развертывании серийного производства реактивных снарядов М-13 и пусковой установки, получившей официальной название БМ-13 — «боевая машина — 13» (по индексу реактивного снаряда), хотя иногда в документах они фигурировали и с индексом М-13. Этот день и нужно считать днем рождения «Катюши», которая, получается, родилась всего на полсуток раньше начала прославившей ее Великой Отечественной войны.

Первый удар

Производство нового оружия разворачивалось сразу на двух предприятиях: воронежском заводе имени Коминтерна и московском заводе «Компрессор», а основным предприятием по выпуску снарядов М-13 стал столичный завод имени Владимира Ильича. Первое боеготовое подразделение — особая батарея реактивного действия под командованием капитана Ивана Флерова — отправилось на фронт в ночь с 1 на 2 июля 1941 года.

Командир первой батареи реактивной артиллерии «Катюш», капитан Иван Андреевич Флеров. Фото: РИА Новости

Но вот что примечательно. Первые документы о формировании дивизионов и батарей, вооруженных реактивными минометами, появились еще до знаменитых стрельб под Москвой! Например, директива Генштаба о формировании пяти дивизионов, вооруженных новой техникой, вышла за неделю до начала войны — 15 июня 1941 года. Но реальность, как всегда, внесла свои коррективы: в действительности формирование первых частей полевой реактивной артиллерии началось 28 июня 1941 года. Именно с этого момента, как определяла директива командующего Московского военного округа, и отводилось трое суток на формирование первой особой батареи под командованием капитана Флерова.

По предварительному штатному расписанию, которое было определено еще до софринских стрельб, батарея реактивной артиллерии должна была иметь девять реактивных установок. Но заводы-изготовители не справлялись с планом, и Флеров не успел получить две из девяти машин — он отправился на фронт в ночь на 2 июля с батареей из семи реактивных минометов. Но не стоит думать, что в сторону фронта отправились просто семь ЗИС-6 с направляющими для запуска М-13. По списку — утвержденного штатного расписания для особой, то есть по сути экспериментальной батареи не было и быть не могло — в батарее числились 198 человек, 1 легковая, 44 грузовых и 7 специальных машин, 7 БМ-13 (они почему-то фигурировали в графе «Пушки 210 мм») и одна 152-мм гаубица, выполнявшая роль пристрелочного орудия.

Именно в таком составе флеровская батарея и вошла в историю как первая в Великой Отечественной войне и первая в мире боевая часть реактивной артиллерии, участвовавшая в боевых действиях. Свой первый бой, ставший потом легендарным, Флеров и его артиллеристы дали 14 июля 1941 года. В 15:15, как следует из архивных документов, семь БМ-13 из состава батареи открыли огонь по железнодорожной станции Орша: необходимо было уничтожить скопившиеся там эшелоны с советской военной техникой и боеприпасами, которые не успели добраться до фронта и застряли, попав в руки противника. Кроме того, в Орше скапливалось и подкрепление для наступающих частей вермахта, так что возникала чрезвычайно привлекательная для командования возможность одним ударом решить сразу несколько стратегических задач.

Так и получилось. По личному приказу заместителя начальника артиллерии Западного фронта генерала Георгия Кариофилли батарея нанесла первый удар. Всего за несколько секунд по цели был выпущен полный боекомплект батареи — 112 реактивных снарядов, каждый из которых нес боевой заряд весом почти 5 кг — и на станции начался ад. Вторым ударом батарея Флерова уничтожила понтонную переправу гитлеровцев через реку Оршица — с тем же успехом.

Через несколько дней на фронт прибыли еще две батареи — лейтенанта Александра Куна и лейтенанта Николая Денисенко. Обе батареи нанесли первые свои удары по врагу в последних числах июля тяжелого 1941 года. А с начала августа в Красной армии началось формирование уже не отдельных батарей, а целых полков реактивной артиллерии.

Гвардия первых месяцев войны

Первый документ о формировании такого полка был издан 4 августа: постановление Госкомитета СССР по обороне предписывало сформировать один гвардейский минометный полк, вооруженный установками М-13. Этому полку было присвоено имя наркома общего машиностроения Петра Паршина — человека, который, собственно, и обратился в ГКО с идеей формирования такого полка. И с самого начала предложил дать ему звание гвардейского — за полтора месяца до того, как в Красной армии появились первые гвардейские стрелковые части, а потом и все остальные.

«Катюши» на марше. 2-й Прибалтийский фронт, январь 1945 года. Фото: Василий Савранский / РИА Новости

Четыре дня спустя, 8 августа, было утверждено штатное расписание гвардейского полка реактивных установок: каждый полк состоял из трех или четырех дивизионов, а каждый дивизион — из трех батарей по четыре боевые машины. Той же директивой предусматривалось формирование первых восьми полков реактивной артиллерии. Девятым стал полк имени наркома Паршина. Примечательно, что уже 26 ноября наркомат общего машиностроения был переименован в наркомат минометного вооружения: единственный в СССР, занимавшийся одним-единственным видом оружия (просуществовал до 17 февраля 1946 года)! Это ли не свидетельство того, какое огромное значение руководство страны придавало реактивным минометам?

Другим свидетельством этого особого отношения стало постановление Госкомитета по обороне, вышедшее месяц спустя — 8 сентября 1941 года. Этот документ фактически превращал реактивную минометную артиллерию в особый, привилегированный вид вооруженных сил. Гвардейские минометные части выводились из состава Главного артиллерийского управления РККА и превращались в гвардейские минометные части и соединения со своим собственным командованием. Оно подчинялось непосредственно Ставке Верховного главнокомандования, а в его состав входили штаб, управление вооружений минометных частей М-8 и М-13 и оперативные группы на основных направлениях.

Первым командующим гвардейскими минометными частями и соединениями стал военинженер 1-го ранга Василий Аборенков — человек, чье имя фигурировало в авторском свидетельстве на «ракетную автоустановку для внезапного, мощного артиллерийского и химического нападения на противника с помощью ракетных снарядов». Именно Аборенков на посту сначала начальника отдела, а потом заместителя начальника Главного артиллерийского управления сделал все, чтобы Красная армия получила новое, невиданное оружие.

После этого процесс формирования новых артиллерийских подразделений пошел полным ходом. Основной тактической единицей стал полк гвардейских минометных частей. Он состоял из трех дивизионов реактивных установок М-8 или М-13, зенитного дивизиона, а также подразделений обслуживания. Всего в полку числились 1414 человек, 36 боевых машин БМ-13 или БМ-8, а из прочего вооружения — 12 зенитных пушек калибра 37 мм, 9 зенитных пулеметов ДШК и 18 ручных пулеметов, не считая ручного стрелкового оружия личного состава. Залп одного полка реактивных установок М-13 состоял из 576 реактивных снарядов — по 16 «эрэсов» в залпе каждой машины, а полка реактивных установок М-8 — из 1296 реактивных снарядов, так как одна машина выпускала сразу 36 снарядов.

«Катюши», «Андрюши» и другие члены реактивной семьи

К концу Великой Отечественной войны гвардейские минометные части и соединения Красной армии стали грозной ударной силой, оказавшей существенное влияние на ход боевых действий. В общей сложности к маю 1945 года советская реактивная артиллерия насчитывала 40 отдельных дивизионов, 115 полков, 40 отдельных бригад и 7 дивизий — всего 519 дивизионов.

На вооружении этих подразделений стояли боевые машины трех видов. Прежде всего это были, конечно, сами «Катюши» — боевые машины БМ-13 со 132-миллиметровыми реактивными снарядами. Именно они стали самыми массовыми в советской реактивной артиллерии времен Великой Отечественной войны: с июля 1941 года по декабрь 1944-го выпустили 6844 такие машины. Пока в СССР не стали поступать ленд-лизовские грузовики «Студебеккер», пусковые установки монтировали на шасси ЗИС-6, а потом основными носителями стали американские трехосные тяжеловозы. Кроме того, существовали модификации пусковых установок для размещения М-13 на других поступавших по ленд-лизу грузовиках.

Гораздо больше модификаций было у 82-миллиметровой «Катюши» БМ-8. Во-первых, только эти установки благодаря их небольшим габаритам и весу удавалось монтировать на шасси легких танков Т-40 и Т-60. Такие самоходные реактивные артиллерийские установки получили название БМ-8-24. Во-вторых, такого же калибра установки монтировались на железнодорожных платформах, бронекатерах и торпедных катерах и даже на дрезинах. А на Кавказском фронте их переделали под стрельбу с земли, без самоходного шасси, которому было бы не развернуться в горах. Но основной модификацией стала пусковая установка для реактивных снарядов М-8 на автомобильном шасси: до конца 1944 года их было выпущено 2086 штук. В основном это были БМ-8-48, запущенные в производство в 1942 году: эти машины имели 24 балки, на которые устанавливались 48 реактивных снарядов М-8, выпускались они на шасси грузовика «Форм Мармон-Херрингтон». А пока не появилось иностранное шасси, на базе грузовика ГАЗ-ААА выпускались установки БМ-8-36.

Харбин. Парад войск Красной армии в честь победы над Японией. Фото: Фотохроника ТАСС

Последней и самой мощной модификацией «Катюши» стали гвардейские минометы БМ-31-12. Их история началась в 1942 году, когда удалось сконструировать новый реактивный снаряд М-30, представлявший собой уже привычный М-13 с новой боевой частью калибра 300 мм. Поскольку менять реактивную часть снаряда не стали, получился своего рода «головастик» — его сходство с мальчишкой, видимо, и послужило основой для прозвища «Андрюша». Первоначально снаряды нового типа запускались исключительно из наземного положения, прямо с рамообразного станка, на котором в деревянных упаковках стояли снаряды. Год спустя, в 1943-м, на смену М-30 пришел реактивный снаряд М-31 с более тяжелой боевой частью. Именно под этот новый боеприпас к апрелю 1944 года и была сконструирована пусковая установка БМ-31-12 на шасси трехосного «Студебеккера».

По подразделениям гвардейских минометных частей и соединений эти боевые машины распределялись так. Из 40 отдельных дивизионов реактивной артиллерии 38 были вооружены установками БМ-13, и только два — БМ-8. Такое же соотношение было и в 115 полках гвардейских минометов: 96 из них имели на вооружении «Катюши» в варианте БМ-13, а остальные 19 — 82-миллиметровые БМ-8. Гвардейские минометные бригады вообще не имели на вооружении реактивных минометов калибра меньше, чем 310 мм. 27 бригад были вооружены рамными пусковыми установками М-30, а потом М-31, а 13 — самоходными М-31-12 на автомобильном шасси.

Та, с кого началась реактивная артиллерия

В годы Великой Отечественной войны советская реактивная артиллерия не имела равных себе по другую сторону фронта. Несмотря на то что печально знаменитый немецкий реактивный миномет Nebelwerfer, носивший у советских солдат прозвища «Ишак» и «Ванюша», имел сопоставимую с «Катюшей» эффективность, он был значительно менее мобильным и имел в полтора раза меньшую дальность стрельбы. Достижения союзников СССР по антигитлеровской коалиции в области реактивной артиллерии были еще более скромными.

Американская армия только в 1943 году приняла на вооружение 114-миллиметровые реактивные снаряды М8, для которых разработали три типа пусковых установок. Установки типа Т27 больше всего напоминали советские «Катюши»: они монтировались на грузовиках повышенной проходимости и представляли собой два пакета из восьми направляющих каждый, установленные поперек продольной оси машины. Примечательно, что в США повторили первоначальную схему «Катюши», от которой советские инженеры отказались: поперечное расположение пусковых установок приводило к сильной раскачке машины в момент залпа, что катастрофически снижало кучность стрельбы. Существовал еще вариант Т23: тот же пакет из восьми направляющих устанавливался на шасси «Виллиса». А самым мощным по силе залпа был вариант установки Т34: 60 (!) направляющих, которые устанавливались на корпусе танка «Шерман», прямо над башней, из-за чего наведение в горизонтальной плоскости производилось с помощью поворота всего танка.

Кроме них, в армии США в годы Второй мировой войны использовались еще усовершенствованный реактивный снаряд М16 с пусковой установкой Т66 и пусковая установка Т40 на шасси средних танков типа М4 для 182-миллиметровых реактивных снарядов. А в Великобритании с 1941 года стоял на вооружении пятидюймовый реактивный снаряд 5”UP, для залповой стрельбы такими снарядами использовались 20-трубные корабельные пусковые установки или 30-трубные буксируемые колесные. Но все эти системы были, по сути, только подобием советской реактивной артиллерии: догнать или превзойти «Катюшу» им не удалось ни по распространенности, ни по боевой эффективности, ни по масштабам производства, ни по известности. Не случайно же именно слово «Катюша» по сей день служит синонимом слова «реактивная артиллерия», а сама БМ-13 стала родоначальницей всех современных реактивных систем залпового огня.

rusplt.ru

что известно о знаменитой артиллерийской установке » Военное обозрение

75 лет назад, 21 июня 1941 г., за день до начала Великой Отечественной войны, на вооружение Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) была принята боевая машина реактивной артиллерии БМ-13 ("боевая машина 13"), впоследствии получившая название "Катюша".


БМ-13 стала одной из первых в мире современных систем залпового огня. Она предназначалась для уничтожения массированными залпами скопления живой силы и техники противника на большой площади.

В августе 1941 г. установка БМ-13 получила народное прозвище "Катюша" - по названию одноименной песни Матвея Блантера на слова Михаила Исаковского.
Но существуют и другие версии происхождения неофициального названия:

По одной - это имя БМ-13 дали бойцы батареи Флерова в ответ на восхищение "Вот это песня!" одного из свидетелей ракетного пуска.

По другим версиям - название было дано по индексу "К" (от завода "Коминтерн").

В немецких войсках "Катюши" обычно называли "Сталинскими органами" из-за характерного воя снарядов, напоминавших органное звучание.

Рождение "Катюши"

Работу по созданию артиллерийских ракетных снарядов в Российской империи в конце XIX века начал Николай Тихомиров. В 1921 г. по его инициативе в Москве была основано Газодинамическая лаборатория, которая занялась разработкой боевых ракет. В 1927 г. лаборатория была перебазирована в Ленинград (ныне - Санкт-Петербург).

После смерти Николая Тихомирова в 1930 г. разработку ракетного оружия в СССР возглавляли Борис Петропавловский, Владимир Артемьев, Георгий Лангемак (расстрелян в 1938 г.), Борис Слонимер, Иван Клейменов (расстрелян в 1938 г.), Иван Гвай и др.

В 1933 г. Газодинамическая лаборатория вошла в состав новообразованного Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ или НИИ-3, Москва). Первоначально институт специализировался на производстве реактивных ракет авиационного базирования.

В 1937-1938 гг. началось проектирование многозарядной системы залпового ракетного пуска наземного базирования. Для использования на ней были выбраны неуправляемые осколочно-фугасные боеприпасы РС-132 ("реактивный снаряд калибром 132 мм"), разработанные в РНИИ под руководством инженера Леонида Шварца.

К марту 1941 г. были собраны первые образцы новой ракетной установки, которые в июне смонтировали на базе шестиколесного грузового автомобиля ЗИС-6. В доработке системы, первоначально носившей название МУ-2 ("механизированная установка 2"), участвовало конструкторское бюро завода "Компрессор" (Москва).

После успешных испытаний, 21 июня 1941 г. БМ-13 был принят на вооружение, началось формирование первых батарей.

Состав "Катюши"

Пусковая установка БМ-13 представляла собой восемь открытых направляющих рельсов, связанных трубчатыми лонжеронами.

На каждом из рельсов попарно сверху и снизу устанавливались по два реактивных снаряда РС-132.

Направляющие пусковой установки монтировались вдоль автомобиля, который для устойчивости перед стрельбой выпускал домкраты. При наведении на цель можно было менять угол возвышения (до 45 градусов) и азимут подъемной стрелы с направляющей.

Залп производился из кабины автомобиля или с помощью выносного пульта.

Первоначально системы БМ-13 устанавливались на грузовик ЗИС-6. Но впоследствии для этой цели чаще всего использовался полноприводный трехосный американский автомобиль Studebaker US6 ("Студебейкер"), поставлявшийся в СССР по ленд-лизу, и советский грузовик ЗИС-151 (после войны).

Характеристики "Катюши"

Система БМ-13 позволяла осуществлять залп всем зарядом (16 ракет) за 7-10 секунд. Существовали модификации с увеличенным числом направляющих и другими версиями ракет.

Дальнобойность - 8 тыс. 470 м.
Вес боевой части (для РС-132) - 5,5 кг тротила.
Время перезарядки - 3-5 мин.
Вес боевой машины с пусковой установкой (на шасси ЗИС-6) - 6,2 т.
Боевой расчет - 5-7 человек.
Боевое применение и его особенности

Первое боевое применение БМ-13 состоялось 14 июля 1941 г. в ходе Великой Отечественной войны близ железнодорожной станции г. Орша (ныне Белоруссия). Батарея под командованием капитана Ивана Флерова залповым огнем уничтожила скопление немецкой боевой техники на оршанском железнодорожном узле.

В отличие от обычной полковой и дивизионной артиллерии, реактивные системы залпового огня имели меньшую точность, также им требовалось значительно больше времени на перезарядку.

Вместе с тем, массированность залпа (в составе батареи обычно имелось от 4 до 9 машин) позволяла поражать живую силу и технику противника на большой площади. После выпуска ракет батарея могла в течение минуты сняться с места, что затрудняло ответный огонь.

Благодаря высокой эффективности применения и простоте в производстве уже к осени 1941 г. БМ-13 широко применялась на фронте, системы оказали значительное влияние на ход боевых действий. В ходе войны было потеряно порядка 4 тыс. выпущенных БМ-13.

Помимо Великой Отечественной войны БМ-13 применялись в ходе конфликтов в Корее (1950-1953) и Афганистане (1979-1989).

Другие похожие системы

БМ-13 был лишь одним из видов боевых машин реактивной артиллерии, выпускавшейся советской промышленностью в годы Великой Отечественной войны.
"Катюшами" назывались системы БМ-8-24 на базе самоходных установок легких танков Т-40 и Т-60 (выпускались с августа 1941 г., использовали ракеты калибром 82 мм) и БМ-31 с использованием более мощных снарядов калибром 300 мм (выпускались с 1944 г.).

Системы БМ-13 выпускались на заводах "Компрессор" (Москва), "Уралэлектромашина" (поселок Малый Исток Свердловской обл., ныне - "Уралэлектротяжмаш", Екатеринбург) и "Коминтерн" (Воронеж). Сняты с производства в октябре 1946 г., всего было изготовлено порядка 7 тыс. установок этого типа.
21 июня 1991 г. указом президента СССР Михаила Горбачева за заслуги в создании реактивного оружия Николаю Тихомирову, Ивану Клейменову, Георгию Лангемаку, Василию Лужину, Борису Петропавловскому и Борису Слонимеру были посмертно присвоены звания Героев Социалистического Труда.

topwar.ru

Реактивная система залпового огня "Катюша"

Длина готовой модели: 20 см
Количество листов: 24
Формат листов: A4

Описание, история

«Катюша» — неофициальное собирательное название боевых машин реактивной артиллерии БМ-8 (82 мм), БМ-13 (132 мм) и БМ-31 (310 мм). Такие установки активно использовались СССР во время Второй мировой войны.

«Катюша»

БМ-13 «Катюша» на платформе ЗиС-6, Музей Великой Отечественной войны, Киев, Украина
Тип: РСЗО
Страна: Советский Союз
История службы:
Годы эксплуатации: 1939–
Использовалось: Советский Союз, Российская Федерация и др.
Войны и конфликты: Вторая мировая Война
История производства:
Варианты: БМ-8-24 БМ-13, БМ-8, БМ-31, БМ-14, БМ-21, БМ-24, БМ-25, БМ-27, БМ-30

Потомок «катюши» — РСЗО «Град».

История

В 1921 г разработчики Н. И. Тихомиров, В. А. Артемьев из газодинамической лаборатории (ГДЛ) приступили к разработке реактивных снарядов на бездымном порохе.

В 1929-33 г Б. С. Петропавловский при участии Г. Э. Лангемака, Е. С. Петрова, И. Т. Клейменова и др. в ГДЛ проводили разработку и официальные испытания реактивных снарядов различных калибров — прототипов снарядов для «катюши». Для их запуска использовали многозарядные авиационные и однозарядные наземные пусковые станки.

Группа разработчиков Реактивного института (РНИИ) под руководством Г.Э. Лангемака, при участии В.А. Артемьева, И.Т. Клейменова, Ю. А. Победоносцева, Л. Э. Шварца и др. проводили окончательную отработку реактивных снарядов.

В 1937—1938 эти реактивные снаряды были приняты на вооружение военно-воздушными силами СССР.

Реактивные снаряды РС-82 устанавливали на истребителях И-15, И-16, И-153, а позже — на штурмовиках Ил-2; созданные впоследствии РС-132 — на бомбардировщиках СБ и штурмовиках Ил-2.

Летом 1939 авиационные реактивные снаряды РС-82, смонтированные на самолётах-истребителях И-16 и И-153, успешно применялись в боях на Халхин-Голе.


«Катюша» БМ-13-16 на шасси ЗИС-6

В 1938-41 в РНИИ И. И. Гвай, В. Н. Галковский, А. П. Павленко, А. С. Попов и др. создали многозарядную пусковую установку, смонтированную на грузовом автомобиле.

Реактивный снаряд М-13 (132-мм осколочно-фугасный снаряд) и пусковая установка БМ-13 были приняты на вооружение артиллерии накануне Великой Отечественной войны.

В марте 1941 года были проведены успешные полигонные испытания установок БМ-13 со снарядом М-13, а уже 21 июня, за несколько часов до войны, подписано постановление об их серийном производстве.

26 июня 1941 года на заводе имени Коминтерна в Воронеже была завершена сборка первых двух серийных пусковых установок БМ-13 на шасси ЗИС-6, и тут же приняты представителями Главного артиллерийского управления. На следующий день установки были отправлены своим ходом в Москву, где 28 июня после успешно проведенных испытаний были объединены вместе с пятью изготовленными ранее в РНИИ установками в батарею для отправки на фронт. Экспериментальная артиллерийская батарея из семи машин под командованием капитана И. Флерова была впервые использована против немецкой армии на железнодорожном узле города Орша 14 июля 1941 года, своим залпом фактически перемешав ЖД станцию с землёй. Первые восемь полков по 36 машин были сформированы 8 августа 1941.

Производство установок БМ-13 было организовано на воронежском заводе им. Коминтерна и на московском заводе «Компрессор». Одним из основных предприятий по выпуску реактивных снарядов стал московский завод им. Владимира Ильича.

В ходе войны были созданы различные варианты реактивного снаряда и пусковых установок: БМ13-СН (со спиральными направляющими, что значительно увеличивало точность стрельбы), БМ8-48, БМ31-12 и др.


БМ-31-12 на шасси ЗИС-12 в Музее на Сапун-горе, Севастополь

 

Улучшенная модификация БМ-13Н была создана в 1943 году и до конца Второй мировой войны было изготовлено около 1800 таких орудий.

В 1942 году появились снаряды М-31 калибра 310 мм, которые изначально запускались с наземных установок. В апреле 1944 года под них создали самоходную установку с 12 направляющими, монтировавшуюся на шасси грузовой автомашины. Она получила название «БМ-31-12».

Советская промышленность в июле 1941- декабре 1944 изготовила около 30 тыс. боевых машин «катюша» и свыше 12 млн штук реактивных снарядов к ним (всех калибров). Первые машины изготовлялись на базе отечественных шасси (всего около 600 штук — почти все, за исключением единиц, были уничтожены в боях), после начала «ленд-лизовских» поставок, основным шасси для БМ-13 (БМ-13Н) стал американский грузовик «Студебеккер» (Studebacker-US6) — около 20 тыс. автомобилей было поставлено США для нашей «боевой девушки».

Реактивными системами БМ-13 и БМ-8 в первую очередь были вооружены гвардейские миномётные части, входившие в состав артиллерии резерва Верховного Главнокомандования. Поэтому «катюши» иногда неофициально называли «гвардейскими миномётами».

Происхождение названия

Нет единой уверенной версии почему реактивные миномёты БМ-13 стали именоваться «катюшами», существует несколько предположений:

  • По названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия не очень убедительная, поскольку с ходу не прослеживается прямой взаимосвязи (почему бы тогда не назвать «катюшей» сорокапятку или полуторку?!), но, тем не менее, песня, вероятно, стала катализатором названия под влиянием других причин.
  • По сокращению «КАТ» — есть версия, что полигонщики именно так называли БМ-13 — «Костиковские автоматические термические» (по другому источнику — «… артиллерийские термические»), по имени руководителя проекта, Андрея Костикова.
  • Ещё один вариант, что название связано с индексом «К» на корпусе миномёта — установки выпускались заводом имени Калинина (по другому источнику — заводом имени Коминтерна). А фронтовики любили давать прозвища оружию. Например, гаубицу М-30 прозвали «Матушкой», пушку-гаубицу МЛ-20 — «Емелькой». Да и БМ-13 поначалу иногда именовали «Раисой Сергеевной», таким образом расшифровывая сокращение РС (реактивный снаряд).
  • Четвертая версия предполагает, что именно так окрестили эти машины девушки с московского завода «Компрессор», работавшие на сборке.
  • Ещё одна, экзотичная версия. Направляющие, на которые устанавливались снаряды, назывались скатами. Сорокадвухкилограммовый снаряд поднимали два бойца, впрягшиеся в лямки, а третий обычно помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно лёг на направляющие, он же сообщал державшим, что снаряд встал-закатился-накатился на направляющие. Его то, якобы, и называли «катюшей» (роль державших снаряд и закатывающего постоянно менялась, так как расчёт БМ-13, в отличие от ствольной артиллерии, не был в явном виде разделён на заряжающего, наводящего и др.)
  • Следует также отметить, что установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали «пой» или «играй», что, возможно тоже было связано с песней «Катюша». Да и для пехоты залп «катюш» был самой приятной музыкой.

И ещё интересные факты о названиях БМ-13:

  • На Северо-Западном фронте установку поначалу называли «Раиса Сергеевна», таким образом расшифровывая аббревиатуру РС (реактивный снаряд).
  • В немецких войсках эти машины получили название «сталинские орга?ны» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.

Устройство


Снаряд

Оружие относительно простое, состоящее из направляющих рельсов и устройства их наведения. Одна машина вмещала от 14 до 48 направляющих. Снаряд РС-132 для установки БМ-13 был длиной 1,8 м, 132 мм в диаметре и весил 42,5  кг. Твёрдая нитроцеллюлоза находилась внутри цилиндра с оперением. Вес боеголовки — 22 кг. Дальнобойность — 8,5 км.
Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 13 км.

Применение


Солдаты, заряжающие «катюшу»

Оружие было неточным, но очень эффективным при массированном применении. Немаловажен был и эмоциональный эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд территорию в районе цели буквально перепахивали тяжёлые реактивные снаряды. При этом оглушительный вой, которым сопровождался полёт ракеты, буквально сводил с ума. Те, кто не погибал во время обстрела, часто уже не могли оказывать сопротивление, так как были контужены, оглушены, совершенно психологически подавлены. Мобильность установки позволяла быстро сменять позицию и избегать ответного удара противника.

На каждой машине находился ящик со взрывчаткой и бикфордов шнур. В случае появления риска захвата техники врагом экипаж был обязан взорвать её и тем самым уничтожить реактивные системы.

17 июля 1942 года в районе села Налючи раздался залп 144 пусковых рам-станков, оснащённых 300-мм реактивными снарядами. Это было первое применение несколько менее знаменитого родственного оружия — «Андрюши».

Галерея

Боевое применение гвардейского реактивного миномёта «катюша»

БМ-13-16 «катюша» на шасси ЗИС-6 (не аутентичная музейная версия с угловатыми крыльями)

БМ-13-16 на шасси трактора СТЗ-5-НАТИ (Новомосковск)

БМ-31-12 на шасси ЗИС-12 (Музей на Сапун-горе, Севастополь)

БМ-13Н (нормализованная) «катюша» на шасси Studebaker US6

Послевоенная БМ-13Н «катюша» на шасси ЗиЛ-157 (Белград)

Послевоенная «катюша» БМ-13Н на шасси /ЗиЛ-157

БМ-21 «Град» советского производства, стоящая на вооружении сомалилендской армии

Памятник «Катюша». Пенза, 1982 г.

БМ-13 на шасси
ЗиЛ-157. Музей в Воронеже.

БМ-13 на шасси ЗиЛ-157. Германо-российский музей «Берлин-Карлсхорст».

БМ-13 на шасси ЗиЛ-157. Военный музей в Свиднике.

 

modelik.ru

БМ-13 "Катюша" на базе ЗиС 5 - построена по чертежам, не стреляет!

БМ-13 — советская боевая машина реактивной артиллерии периода Великой Отечественной войны, наиболее массовая и знаменитая советская боевая машина (БМ) этого класса. Наиболее широко известна под народным прозвищем «Катюша», солдаты Третьего рейха называли её «орган Сталина» из-за звука, издаваемого оперением ракет.

Первые две пусковые установки БМ-13 на шасси машин ЗИС были изготовлены 27 июня 1941 года вВоронеже, на заводе имени Коминтерна.

Устройство

Оружие относительно простое, состоящее из рельсовых направляющих и устройства их наведения. Для наводки были предусмотрены поворотный и подъёмный механизмы и артиллерийский прицел. В задней части машины находились два домкрата, обеспечивающие бо́льшую устойчивость при стрельбе. На одной машине могло размещаться от 14 до 48 направляющих.

Корпус реактивного снаряда (ракеты) представлял собой сварной цилиндр, поделённый на три отсека — отсек боевой части, двигательный отсек (камера сгорания с топливом) и реактивное сопло. Авиационный реактивный снарядовРС-132 имел длину 0,935 метра, диаметр 132 миллиметра и весил 23,1 кг, а реактивный снаряд М-13 для наземной установки БМ-13 имел длину 1,41 метра, диаметр 132 миллиметра и весил 42,3 кг. Внутри цилиндра с оперением находилась твёрдая нитроцеллюлоза. Масса боевой части снаряда М-13 22 кг. Масса взрывчатого вещества снаряда М-13 4,9 кг — «как шесть противотанковых гранат». Дальность стрельбы — до 8,4 км.

Снаряд М-31 для установки БМ-31 был 310 мм в диаметре, он весил 92,4 кг и содержал 28,9 кг взрывчатки. Дальнобойность — 13 км, продолжительность залпа у БМ-13 (16 снарядов) — 7 — 10 секунд, у БМ-8 (24 — 48 снарядов) — 8 — 10 секунд; время заряжания — 5 — 10 минут у БМ-31-21 (12 направляющих) — соответственно 7 — 10 секунд и 10 — 15 мин. Запуск производился рукояточной электрокатушкой, соединённой с аккумуляторной батарей и контактами на направляющих — при повороте рукоятки по очереди замыкались контакты и в очередном из снарядов срабатывал пусковой пиропатрон[3]. Крайне редко при большом количестве направляющих на установке применялись две катушки одновременно.

В отличие от немецкого Nebelwerfer, представляет собой площадное оружие низкой точности с большим разбросом снарядов по местности. Вследствие этого точные удары, как у Nebelwerfer, наносить было бессмысленно. При вдвое меньшем заряде ВВ, поражающее воздействие на небронированную технику и живую силу было намного сильнее, чем у Небельверфера. Это было достигнуто путём увеличения газового давления взрыва из-за встречного движения детонации. Подрыв ВВ осуществлялся с двух сторон (длина детонатора была лишь немного меньше длины полости для ВВ) и когда две волны детонации встречались, то газовое давление взрыва в месте встречи резко возрастало, вследствие этого осколки корпуса имели значительно большее ускорение, разогревались до 600 — 800 °C и имели хорошее зажигающее действие. Кроме корпуса разрывалась ещё и часть ракетной камеры, раскалявшейся от горевшего внутри пороха, это увеличивало осколочное действие в 1,5 — 2 раза по сравнению с артиллерийским снарядами аналогичного калибра. Именно поэтому возникла легенда о «термитном заряде» в боеприпасах «Катюш». «Термитный» заряд испытывался в Ленинграде весной 1942 года, но оказался излишним — после залпа «катюш» и так всё горело. (из сборника «Гвардии „катюша“»). Совместное применение десятков ракет одновременно также создавало интерференцию взрывных волн, что ещё более усиливало поражающий эффект.

Экипаж (расчёт)

БМ — 8 (ЗИС-6) состоял из 5 — 7-ми человек, в документальном фильме, показанном каналом НТВ, сказано — 10 человек.

  • Командир орудия — 1.
  • Наводчик — 1.
  • Водитель — 1.
  • Заряжающий — 2 — 4.

Применение

Великая Отечественная война

Польские солдаты, заряжающие «катюшу», послевоенное фото.

С момента появления реактивной артиллерии (РА), её формирования находились в подчинении Верховного Главного Командования. Они использовались для усиления стрелковых дивизий, оборонявшихся в первом эшелоне, что существенно увеличивало их огневую мощь и повышало устойчивость в оборонительном бою. Требования к применению нового оружия — массированность и внезапность — нашли отражение в Директиве Ставки ВГК № 002490 от 1 октября 1941 г..

В период битвы за Москву из-за тяжёлой обстановки на фронте командование вынуждено было использовать реактивную артиллерию ,,подивизионно”.

Но уже к концу 1941 года количество реактивной артиллерии в войсках значительно возросло и достигало 5—10 дивизионов в составе армий, действовавших на главном направлении. Управление огнём и манёвром большого числа дивизионов, а также снабжение их боевыми припасами и другими видами довольствия стало затрудняться. По решению Ставки в январе 1942 года было начато создание 20 гвардейских миномётных полков.

«Гвардейский миномётный полк (гв.мп) артиллерии Резерва Верховного Главного Командования (РВГК)» по штату состоял из управления, трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Таким образом залп только одного дивизиона из 12 машин БМ-13-16 ГМП (директива Ставки № 002490 запрещала использование РА в количестве менее дивизиона) по силе мог сравнится с залпом 12 тяжёлых гаубичных полков РВГК (по 48 гаубиц калибра 152 мм в полку) или 18 тяжёлых гаубичных бригад РВГК (по 32 гаубицы калибра 152 мм в бригаде).

Немаловажен был и эмоциональный эффект: во время залпа все ракеты выпускались практически одновременно — за несколько секунд землю в области цели буквально перепахивали реактивные снаряды. Подвижность установки позволяла быстро сменять позицию и избегать ответного удара противника.

17 июля 1942 года в районе села Налючи раздался залп 144 пусковых рам-станков, оснащённых 300-мм реактивными снарядами. Это было первое применение несколько менее знаменитого родственного оружия — «Андрюши».

В июле-августе 1942 года «катюши» (три полка и отдельный дивизион) были основной ударной силой Подвижной механизированной группы Южного фронта, на несколько дней сдержавшей наступление 1-й танковой армии немцев к югу от Ростова. Это отражено даже в дневнике генерала Гальдера: «возросшее сопротивление русских южнее Ростова»

В августе 1942 года в городе Сочи в гараже санатория «Кавказская Ривьера» под руководством начальника подвижной ремонтной мастерской № 6 военного инженера III ранга А. Алфёрова был создан переносной вариант установки на базе снарядов М-8, получивший впоследствии название «горная катюша». Первые «горные катюши» поступили на вооружение 20-й горнострелковой дивизии и были применены в боях на Гойтхском перевале. В феврале — марте 1943 года два дивизиона «горных катюш» вошли в состав войск, оборонявших легендарный плацдарм на Малой земле под Новороссийском.

В 62-й армии в Сталинграде на базе Т-70 воевал дивизион “Катюш”, который находился в прямом подчинении командарма 62-й, Чуйкова В.И.

Кроме этого в Сочинском паровозном депо были созданы 4 установки на базе дрезин, которые использовались для защиты города Сочи с берега.

Восемью установками был оборудован тральщик «Скумбрия», который прикрывал десант на Малую землю.

В сентябре 1943 года манёвр «катюш» вдоль линии фронта позволил осуществить внезапный фланговый удар на Брянском фронте. В итоге немецкая оборона оказалась «свёрнута» в полосе целого фронта — 250 километров. Во время артподготовки было израсходовано 6000 реактивных снарядов и лишь 2000 — ствольных.

Афганская война

В период с с 1961 по 1963 год СССР поставил в Королевство Афганистан некоторое количество БМ-13, которые применялись правительственными войскамина начальном этапе войны, до их замены советскими поставками БМ-21..

Сохранившиеся экземпляры

Мемориальный комплекс «Катюша» в Орше, недалеко от места одного из первых её боевых применений. Макет БМ-13 собран с использованием оригинальных деталей гвардейского миномёта и настоящего грузовикаЗиС-6.

Практически все «Катюши», собранные на базе отечественных грузовиков ЗиС-6, уничтожила война. На сегодняшний день во всём СНГ их сохранилось только четырнадцать экземпляров:

  • В Петербургском артиллерийском музее,
  • В Запорожье.
  • Миномёт на базе «полуторки» стоит, как памятник, в Кировограде.
  • Памятник возле автодороги Лебедин-Михайловка в Сумской области
  • В Нижегородском кремле.
  • В музее под открытым небом «Военная горка» в Темрюке.
  • В Москве, на территории бывшего НИИТП.[источник не указан 1494 дня]
  • Два миномета находятся на территории Севастопольской диорамы в Крыму.
  • В Армянске в Крыму на въезде в город со стороны Крыма.(карта)
  • В Новосибирске, на монументе славы стоит БМ-13 на базе ЗиС-6.
  • В Киеве в Музее Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг.
  • В г. Корсунь-Шевченковский Черкасской области в музее Корсунь-Шевченковской битвы.
  • В Изюме, как памятник в Мемориальном комплексе.
  • В Мценске, как мемориальный памятник.
  • В городе Новомосковск, Тульской области, как мемориальный памятник. На ходу, возглавляла Парад Победы 9 мая 2015 года (единственная сохранившаяся на гусеничном ходу)
  • В Кирове на территории ОАО “Кировский машиностроительный завод 1 МАЯ”, как памятник

На

xn--80aafe9bhdrpm.com

Катюша (БМ-13): Наше оружие возмездия

 

Бесствольная система полевой реактивной артиллерии, получившая в Красной армии ласковое женское имя «катюша», без преувеличения, стала, наверное, одним из самым популярных видов боевой техники Второй мировой войны. Во всяком случае, ничего подобного не было ни у наших врагов, ни у наших союзников.

Изначально бесствольные реактивные артиллерийские системы в Красной армии предназначались не для наземных сражений. Они в прямом смысле спустились с неба на землю.

Реактивный снаряд калибра 82 мм приняли на вооружение ВВС Красной армии ещё в 1933 году. Они устанавливались на истребителях конструкции Поликарпова И-15, И-16 и И-153. В 1939 году они прошлибоевое крещение во время боевых действий на Халхин-Голе, где неплохо себя показали при стрельбе по группам вражеских самолётов.


В том же году сотрудники Реактивного научно-исследовательского института начали работу над мобильной наземной пусковой установкой, которая могла бы вести огонь реактивными снарядами по наземным же целям. При этом калибр реактивных снарядов был увеличен до 132 мм.
В марте 1941 года успешно провели полигонные испытания новой системы оружия, а решение о серийном производстве боевых машин с реактивными снарядами РС-132, получивших название БМ-13, было принято за день до начала войны — 21 июня 1941 года.

Как она была устроена?

Боевая машина БМ-13 представляла собой шасси трёхосного автомобиля ЗИС-6, на котором была установлена поворотная ферма с пакетом направляющих и механизмом наведения. Для наводки предусматривался поворотный и подъёмный механизм и артиллерийский прицел. В задней части боевой машины находились два домкрата, которые обеспечивали её большую устойчивость при стрельбе.
Пуск реактивных снарядов производился рукояточной электрокатушкой, соединённой с аккумуляторной батарей и контактами на направляющих. При повороте рукоятки по очереди замыкались контакты, и в очередном из снарядов срабатывал пусковой пиропатрон.
Подрыв взрывчатого вещества боевой части снаряда осуществлялся с двух сторон (длина детонатора была лишь немного меньше длины полости для ВВ). И когда две волны детонации встречались, то газовое давление взрыва в месте встречи резко возрастало. Вследствие этого осколки корпуса имели значительно большее ускорение, разогревались до 600-800 °С и имели хорошее зажигающее действие. Кроме корпуса, разрывалась ещё и часть ракетной камеры, раскалявшейся от горевшего внутри пороха, это увеличивало осколочное действие в 1,5-2 раза по сравнению с артиллерийскими снарядами аналогичного калибра. Именно поэтому и возникла легенда о том, что реактивные снаряды «катюш» были снабжены «термитным зарядом». «Термитный» заряд, действительно, испытывался веской 1942 года в блокадном Ленинграде, но он оказался излишним — после залпа «катюш» и так всё горело вокруг. А совместное применение десятков ракет одновременно также создавало интерференцию взрывных волн, что ещё более усиливало поражающий эффект.

Боевое крещение под Оршей

Первый залп батарея советских реактивных миномётов (так для пущей секретности стали называть новый вид боевой техники) в составе семи боевых установок БМ-13 произвела в середине июля 1941 года. Произошло это под Оршей. Опытная батарея под командованием капитана Флёрова нанесла огневой удар по железнодорожной станции Орша, на которой было замечено скопление боевой техники и живой силы противника.
В 15:15 14 июля 1941 года по вражеским эшелонам был открыт шквальный огонь. Вся станция в мгновение ока превратилась в огромное огненное облако. В тот же день в своём дневнике начальник немецкого Генерального штаба генерал Гальдер записал: «14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжёг железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».


Моральный эффект от применения реактивных миномётов был ошеломляющим. Противник потерял на станции Орша больше батальона пехоты и огромное количество боевой техники и вооружения. А батарея капитана Флёрова нанесла в тот же день ещё один удар — на этот раз по вражеской переправе через реку Оршицу.
Командование вермахта, изучив информацию, полученную от очевидцев применения нового оружия русских, было вынуждено издать специальную инструкцию своим войскам, в которой говорилось: «С фронта поступают сообщения о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 секунд может быть произведено большое число выстрелов. О каждом появлении этих орудий надлежит в тот же день донести генералу, командующему химическими войсками, при верховном командовании». За батареей капитана Флёрова началась настоящая охота. В октябре 1941 года она оказалась в Спас-Деменском «котле» и попала в засаду. Из 160 человек к своим выйти удалось только 46. Сам командир батареи погиб, предварительно убедившись, что все боевые машины взорваны и в руки врага целыми не попадут.

На суше и на море…

Помимо БМ-13, в СКБ Воронежского завода им. Коминтерна, на котором выпускались эти боевые установки, были разработаны новые варианты размещения реактивных снарядов. Например, учитывая крайне низкую проходимость автомобиля ЗИС-6, был разработан вариант установки направляющих для реактивных снарядов на шасси гусеничного трактора СТЗ-5 НАТИ. Кроме того, нашёл применение и реактивный снаряд калибра 82 мм. Для него были разработаны и изготовлены направляющие, которые позднее устанавливали на шасси автомашины ЗИС-6 (36 направляющих) и на шасси лёгких танков Т-40 и Т-60 (24 направляющих).


Была разработана 16-зарядная установка под снаряды РС-132 и 48-зарядная установка под снаряды РС-82 для бронепоездов. Осенью 1942 года во время боевых действий на Кавказе для использования в горных условиях были изготовлены 8-зарядные горновьючные пусковые установки снарядов РС-82.

Позднее их ставили на американские автомобили-вездеходы «Виллис», поступавшие в СССР по ленд-лизу.
Специальные пусковые установки для реактивных снарядов калибра 82 мм и 132 мм изготовили для их последующей установки на боевые корабли — торпедные катера и бронекатера.


Сами же пусковые установки получили народное прозвище «катюша», под которым они и вошли в историю Великой Отечественной войны. Почему «катюши»? На сей счёт существует множество версий. Наиболее достоверная — из-за того, что на первых БМ-13 стояла буква «К» — как информация о том, что изделие выпущено на заводе им. Коминтерна в Воронеже. Кстати, такое же прозвище получили и крейсерские лодки советского военно-морского флота, имевшие буквенный индекс «К». Всего за время войны было разработано и выпущено 36 конструкций пусковых установок.


А солдаты вермахта прозвали БМ-13 «сталинскими органами». По всей видимости, рёв реактивных снарядов напоминал немцам звуки церковного органа. От этой «музыки» им явно было не по себе.
А с весны 1942 года направляющие с реактивными снарядами стали устанавливать на ввозимые в СССР по ленд-лизу британские и американские полноприводные шасси. Всё же ЗИС-6 оказался машиной с низкой проходимостью и грузоподъёмностью. Наиболее подходящим для установки реактивных установок оказался трёхосный полноприводный американский грузовик Studebakker US6. Боевые машины стали выпускаться на его шасси. При этом они получили наименование БМ-13Н («нормализированная»).


За все время Великой Отечественной войны советская промышленность произвела более десяти тысяч боевых машин реактивной артиллерии.

Родственники «катюши»

При всех своих достоинствах осколочно-фугасные реактивные снаряды РС-82 и РС-132 имели один недостаток — большое рассеивание и малую эффективность при воздействии на вражескую живую силу, находящуюся в полевых укрытиях и траншеях. Чтобы исправить этот недостаток, были изготовлены специальные реактивные снаряды калибра 300 мм.
В народе они получили прозвище «андрюша». Запускались они с пускового станка («рамы»), изготовленного из дерева. Пуск производился с помощью сапёрной подрывной машинки.
Впервые «андрюши» были применены в Сталинграде. Новое оружие было просто в изготовлении, но их установка на позиции и наводка на цель требовали много времени. К тому же небольшая дальность реактивных снарядов М-30 делала их опасными для своих же расчётов.


Поэтому в 1943 году в войска стал поступать усовершенствованный реактивный снаряд, который при той же мощности имел большую дальность стрельбы. Снаряд М-31 мог поразить живую силу на площади 2 тысячи квадратных метров или образовать воронку глубиной 2-2,5 м и диаметром 7-8 м. А вот время для подготовки залпа новыми снарядами было значительным — полтора-два часа.
Такие снаряды применялись в 1944-1945 годах при штурме вражеских укреплений и во время уличных боёв. Достаточно было одного попадания реактивного снаряда М-31, чтобы разрушить вражеский ДЗОТ или огневую точку, оборудованную в жилом здании.

Огненный меч «бога войны»

К маю 1945 года в частях реактивной артиллерии имелось около трёх тысяч боевых машин самых разных типов и множество «рам» со снарядами М-31. Ни одно советское наступление, начиная со Сталинградской битвы, не начиналось без артподготовки с использованием «катюш». Залпы боевых установок стали тем самым «огненным мечом», с помощью которого наши пехота и танки прокладывали себе путь через вражеские укреплённые позиции.
В ходе войны установки БМ-13 порой использовались для стрельбы прямой наводкой по танкам и огневым точкам противника. Для этого задними колёсами боевая машина заезжала на какое-нибудь возвышение, чтобы её направляющие принимали горизонтальное положение. Конечно, точность такой стрельбы была довольно низкой, но прямое попадание 132-мм реактивного снаряда разносило на куски любой вражеский танк, близкий взрыв опрокидывал боевую технику противника, а тяжёлые раскалённые осколки надёжно выводили её из строя.


После войны советские конструкторы боевых машин продолжили работу над «катюшами» и «андрюшами». Только теперь они стали называться не гвардейскими миномётами, а системами залпового огня. В СССР были сконструированы и построены такие мощные СЗО, как «Град», «Ураган» и «Смерч». При этом потери противника, попавшего под залп батареи «Ураганов» или «Смерчей», сопоставимы с потерями от применения тактического ядерного оружия мощностью до 20 килотонн, то есть со взрывом атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Боевая машина БМ-13 на шасси трёхосного автомобиля

Калибр снаряда — 132 мм.
Масса снаряда — 42,5 кг.
Масса боевой части — 21,3 кг.
Максимальная скорость полёта снаряда — 355 м/с.
Количество направляющих — 16.
Максимальная дальность стрельбы — 8470 м.
Время заряжания установки — 3-5 минут.
Продолжительность полного залпа — 7-10 секунд.

 

 

Гвардейский миномёт БМ-13 Катюша

1. Пусковая установка
2. Реактивные снаряды
3. Автомобиль, на котором монтировалась установка

Пакет направляющих
Бронещиты кабины
Походная опора
Подъёмная рама
Аккумулятор пусковой установки
Кронштейн прицела
Поворотная рама
Рукоятка подъёмного механизма

Пусковые установки крепились на шасси автомобилей ЗИС-6, «Форд-Мармон», «Интернационал Джиемси», «Остин» и на гусеничных тягачах СТЗ-5 Наибольшее число «Катюш» было смонтировано на полноприводных трёхосных автомобилях «Студебеккер».

Снаряд М-13

01. Стопорное кольцо взрывателя
02. Взрыватель ГВМЗ
03. Шашка детонатора
04. Разрывной заряд
05. Головная часть
06. Воспламенитель
07. Дно камеры
08. Направляющий штифт
09. Пороховой ракетный заряд
10. Ракетная часть
11. Колосниковая решётка
12. Критическое сечение сопла
13. Сопло
14. Стабилизатор

Уцелели немногие

Об эффективности боевого применения «катюш» в ходе наступления на укреплённый узел противника может послужить пример разгрома Толкачёвского оборонительного узла в ходе нашего контрнаступления под Курском в июле 1943 года.
Деревня Толкачёво была превращена немцами в сильно укреплённый узел сопротивления с большим количеством блиндажей и дзотов в 5-12 накатов, с развитой сетью траншей и ходов сообщений. Подходы к деревне были плотно минированы и прикрыты проволочными заграждениями.
Залпами реактивной артиллерии значительная часть дзотов была разрушена, траншеи вместе с находившейся в них вражеской пехотой засыпаны, огневая система полностью подавлена. Из всего гарнизона узла, насчитывавшего 450-500 человек, уцелели только 28. Толкачёвский узел был взят нашими частями без какого-либо сопротивления.

Резерв верховного главнокомандования

По решению Ставки в январе 1945 года было начато формирование двадцати гвардейских миномётных полков — так стали называть части, имевшие на вооружении БМ-13.
Гвардейский миномётный полк (Гв.МП) артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК) по штату состоял из управления и трёх дивизионов трёхбатарейного состава. Каждая батарея имела четыре боевые машины. Таким образом, залп только одного дивизиона из 12 машин БМ-13-16 ПИП (директива Ставки №002490 запрещала использование реактивной артиллерии в количестве менее дивизиона) по силе мог сравниться с залпом 12 тяжёлых гаубичных полков РВГК (по 48 гаубиц калибра 152 мм в полку) или 18 тяжёлых гаубичных бригад РВГК (по 32 гаубицы калибра 152 мм в бригаде).

Виктор Сергеев

 

maxpark.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *