Нарезное оружие. История развития нарезного оружия

Нарезным оружием называется все стрелковое оружие, предназначенное для ведения боя. Такое оружие делается со стволом, имеющим нарезку. Ещё в далёком прошлом человек заметил, что вращательное движение стрелы, пущенной в цель, заметно повышает её дальность полёта и меткость стрельбы. Достигалось это за счёт оперения стрелы. Детали его закреплялись на стреле под определённым углом. Во время полёта встречный воздух ударял в оперение и придавал стреле вращательное движение вокруг своей оси.

Когда появилось огнестрельное оружие, этот принцип был использован в нем для повышения баллистических качеств. Определённых пуль не делали. Но для придания им вращательного движения в стволах нарезали винтовые дорожки. Пуля двигалась по таким нарезам и начинала поворачиваться, а вылетев из ствола, вращалась до попадания в цель, очень устойчиво держась на траектории полёта. Изобретение винтовой нарезки связывают с именами немецких оружейников А. Коттера и В. Даннера, производивших своё оружие в начале и середине XVI в.

Ружья с винтовыми вырезами получили на Западе название «штуцер» и «карабин».

С изобретением винтовых нарезов кучность боя и дальнобойность ружей значительно увеличилась. Сила и меткость боя были достаточно хороши до 600 шагов. Скорострельность же была незначительная: даже хорошо обученные стрелки не успевали производить больше одного выстрела в минуту, тогда как из гладкого ружья ловкие стрелки делали 5 и даже 6 выстрелов в минуту. Винтовки получили применение, как для охотничьих, так и для военных целей.

О распространении винтовок в войсках говорят следующие факты.

В 1625 г. винтовки имелись на частичном вооружении в Польше, а в 1645 г. введены в небольшом количестве в Баварии.

В Бранденбурге винтовками были вооружены в 1676 г. лишь некоторые отборные стрелки. В 1679 г. во французской кавалерии были введены винтовки по две на 100 человек.

Во второй половине XVII в. подобными винтовками были вооружены отборные солдаты в Швейцарии, Швеции и Франции. К концу XVII в. отборная часть французской кавалерии была вооружена нарезными ружьями. Впоследствии подобными ружьями (штуцерами) были вооружены все унтер-офицеры пехоты в Пруссии и в Швеции с 1700 г., во Франции – с 1793 г.

Нарезные ружья в большом количестве ввёл в своих войсках Фридрих II Прусский во время Семилетней войны (1756–1763). В английских войсках нарезные ружья появились во второй половине XVIII в.

Несмотря на баллистические преимущества нарезных ружей, большинство пехоты во всех странах было вооружено гладким ружьём, потому что нарезные ружья того времени не допускали такого быстрого заряжания как гладкие, а стоили значительно дороже и требовали более тщательного ухода за собой. При заряжании пуля нарезного ружья заворачивалась в «пластырь» (кусок просаленной прочной тряпки или тонкой кожи) и вгонялась в ствол ударами деревянной колотушки, после чего пуля вбивалась к заряду шомполом. Для удобства заряжания нарезные ружья имели укороченный ствол, что делало оружие менее досягающим в штыковом бою, приходилось удлинять и утяжелять штык.

Первоначально оружейники делали нарезы полукруглой формы, очень мелкие и многочисленные: по 16, 32 и более нарезов в стволе 17–мм калибра. В длинном стволе (около 80 см и более) нарезы имели лишь полуоборот и даже меньше. В 1604 г. Балтазар Дрехслер выпустил винтовки с глубокой остроугольной «звёздочной» нарезкой. С 1611 г. подобные нарезы стал делать и Коттер. В 1666 г. один из немецких оружейников выпустил винтовку тоже со звёздочными нарезами, но наименьшего для того времени калибра: 7–8 мм. Замок был колесцовый с наружным механизмом. Винтовка отличалась красивой дорогой отделкой и незначительным весом, называлась «чинка». Такие винтовки изготовлялись прибалтийскими оружейниками, особенно из Курляндии.

В 1651 г. оружейник Л. Коминаццо в Италии делал винтовки с 5 нарезами; Цольнер в Зальцбурге в 1677 г. начал делать винтовки с большим числом нарезов, но разной глубины последовательно, один – глубокий, другой – очень мелкий. Предполагалось, что такие нарезы улучшат кучность боя винтовки. С 1597 г. изготавливались винтовки со шнеллером для спуска и с диоптрическим (сквозным) прицелом.

В России ружья с винтовыми нарезами назывались «винтовыми пищалями». Наши мастера не отставали от западноевропейских. В самом начале XVII в. мастера работали в Москве и Соловецком монастыре.

До XVIII в. нарезное оружие для военных целей не производили. Оно выпускалось для охоты и имело различные калибры, размеры, отделку и число нарезов в стволе. До наших дней дошли немногие отечественные образцы. Среди них «винтовальная пищаль» с кремневым замком, сработанная московским оружейником Т. Вяткиным для царя Алексея Михайловича, охотничьи винтовки XVII в., хранящиеся в коллекциях Эрмитажа и Оружейной палаты.

Нарезное оружие в русской армии появилось при Петре I. Тогда в войска начали поступать крупнокалиберные относительно короткие ружья с нарезкой в стволе – штуцера. Изготавливали их на Тульском оружейном заводе. Как свидетельствуют документы, производство этого оружия имело место уже в самом начале XVIII в. В 1720 г. было велено «изготавливать по 100 штуцеров ежегодно».

Об устройстве штуцера первой четверти XVIII в. даёт представление образец, датируемый 1721 г. и хранящийся в Военно–историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи в Петербурге. Он имел гранёный ствол с восемью прямоугольными нарезами, берёзовую ложу с цевьём, доходящим до самого дульного среза. Для лучшего прицеливания спусковую скобу снабжали изгибом для упора руки, а прицельные приспособления, кроме мушки, имели ещё и целик–щиток с прорезями. Калибр штуцера был 15,2 мм, длина 1114 мм, масса 3,94 кг.

Нарезное оружие обходилось дорого. Его изготовление при тогдашнем уровне техники было непростым делом. По этой причине производство штуцеров не являлось массовым. Сказывалась также слабая производственная база отечественных оружейных заводов. Выпуском штуцеров занимался один Тульский оружейный завод. Изготовление их в Сестрорецке обходилось казне дороже. Поэтому из соображений «экономии средств» царские чиновники военного ведомства заказывали это оружие в ограниченном количестве. В 1734–1778 гг. Тульский оружейный завод изготовил всего–навсего 415 штуцеров, а в 1786 г. в войсках состояло на вооружении немногим более 2500 нарезных ружей.

Винтовками и штуцерами, прежде всего, вооружали метких стрелков. Их готовили из егерей. Этот род войск родился в огне Семилетней войны 1756–1763 гг. При штурме крепости Кольберг в 1761 г. полководец П. А. Румянцев сформировал первый егерский батальон. Егеря поддерживали огнём кавалерию, совершали обходы противника, прикрывали фланги своих войск.

Нарезными ружьями–штуцерами, бившими на 800–1000 шагов (568–710 м), у егерей вооружались с 1777 г. унтер–офицеры, выполнявшие в подразделениях роль младших командиров. Для них до конца XVIII в. было создано и выпускалось два образца егерского штуцера 1778 и 1797 гг. Они имели калибр 16–16,5 мм и длину ствола 655–755 мм, массу до 4 кг. В начале ствола этого оружия выделывалось 8 нарезов. Штуцера снабжали штыками клинкового типа, которые перед рукопашным боем солдаты вынимали из ножен и примыкали к стволу.

По сравнению с гладкоствольными ружьями штуцера обладали лучшими баллистическими свойствами, но труднее и медленнее заряжались.

В XIX в. лёгкая пехота русской армии перевооружилась двумя новыми штуцерами. Все егерские полки получили штуцера образца 1805 г. С этим оружием егеря встретили нашествие Наполеона в 1812 г. Дальность стрельбы из этого оружия составляла 1000 шагов (710 м).

В 1827 г. был выпущен особый штуцер только для лейб–гвардии Финского стрелкового батальона. Он имел ствол с 24 нарезами. Однако прицельных приспособлений у него не было, что, конечно, затрудняло ведение меткого огня, особенно на большие дистанции.

Вооружение иностранной пехоты было подобно вооружению русской. Здесь также использовалось нарезное оружие примерно с аналогичными боевыми возможностями. Таким, к примеру, был французский 13,5–мм штуцер пехоты образца 1793 г. В его стволе имелось 7 винтовых нарезов. Максимальная дальность полёта 17–граммовой пули равнялась 1500 шагам (1250 м). Действительная досягаемость выстрелов составляла 800–1000 шагов (568–710 м). Заряжание производилось с тугой загонкой пули. Для рукопашного боя имелся багинет – кинжал с длинным, до 600 мм, клинком, вставлявшийся рукояткой в дуло.

В русской армии, кроме штуцеров, в пехоте использовался ещё один тип нарезного оружия – «винтовальные» унтер–офицерские ружья. Производство их было сосредоточено в Туле и Сестрорецке. Образец 1797 г. имел калибр 16 мм и длину ствола 947 мм. В каждом пехотном полку такие ружья получали 16 унтер–офицеров. Оружием остальных была алебарда. В 1805 г. последовал императорский указ о вооружении всех унтер–офицеров нарезным оружием. К имевшимся в полках 16 унтер–офицерским нарезным ружьям добавилось ещё 32. В сентябре 1805 г. был утверждён новый образец, оказавшийся и последним в России. Унтер–офицерское «винтовальное» ружье образца 1805 г. фактически не отличалось от своего предшественника. Оно имело лишь несколько больший калибр (16,5 мм) и было длиннее. Служба в войсках у этого оружия оказалась короткой. Уже в 1809 г. унтер–офицерам пришлось с ним расстаться. Вместо дальнобойных нарезных ружей они, как и все солдаты линейной пехоты, получили гладкие.

Без огнестрельного оружия не могла обходиться и кавалерия – самый подвижный род войск. Оружейные мастера многих стран создавали и выпускали нарезное оружие для кавалерии точно так же, как и для пехоты. Но в его конструкцию были внесены некоторые изменения, обусловленные применением в конном строю. Габариты его стали гораздо меньше. Ведь управляться с длинным ружьём, находясь на скачущей лошади, крайне затруднительно.

Поэтому штуцера имели очень короткий ствол. Вследствие малых размеров кавалерийские штуцера весили совсем немного. Так, последний образец российского оружия этого типа XVIII в., введённый в 1797 г., имел массу всего 2,5 кг при стволе длиной 520 мм. В других странах нарезное оружие кавалериста было почти аналогично русскому. Таким, например, был французский Версальский кавалерийский штуцер образца 1793 г. Его масса составляла 2,5 кг, длина ствола – 407 мм, калибр – 13,5 мм. В отличие от русского оружия, он имел штык–багинет, при необходимости вставлявшейся рукояткой в дуло.

Наряду со штуцерами в последней четверти XVIII в. в русской кавалерии применялись нарезные, так называемые винтовальные карабины. Были разработаны и приняты на вооружение два образца кавалерийских «винтовальных» карабинов. Один из них (1775 г.) имел калибр 15,8 мм и массу 2,5 кг, другой (1797 г.) – соответственно 17,3 мм и 4,05 кг. В 1786 г. «винтовальные» карабины поступили на вооружение кирасирских, карабинерных и легкоконных полков. По конструкции они не отличались от гладкоствольных, но имели в стволе неглубокие спиральные нарезы. Эта нарезка увеличивала дальнобойность выстрела. Будучи не столь глубокой, как у штуцеров, она не делала процесс заряжания этого оружия очень длительным.

В середине XIX в. Англия и Франция, имевшие передовую промышленность, смогли поголовно вооружить своих солдат штуцерами с конической пулей, бившими втрое дальше русских гладкостволок. И, несмотря на героизм русских воинов, победили Россию в Крымской войне. Это заставило царское правительство начать массовое производство нарезных ружей, которые стали называться винтовками. Сначала они заряжались с дула, в 1867 г. была введена казнозарядная винтовка под бумажный патрон, а в 1869 г. – под металлический. В 1870 г. на вооружение приняли однозарядную винтовку бельгийца Бердана калибром 10,6 мм. Русские оружейники полностью переработали её, так что за границей она называлась русской винтовкой. Она била на 1600 м и давала 8–9 выстр./мин.

А в 1891 г. русский офицер капитан Мосин создал пятизарядную винтовку калибром 3 линии – 7,62 мм. Била она почти на 2000 м, весила со штыком 4,5 кг, а боевая скорострельность была 10–12 выстр./мин. С трёхлинейкой русские солдаты прошли Русско–японскую и Первую мировую войну. И хотя в 30–х гг. были созданы автоматическая винтовка Самонова и самозарядная винтовка Токарева, мосинская трёхлинейка оказалась надёжнее в бою.

История оружия:

sekach.ru

ИСТОРИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ. ШТУЦЕР. - sokura — LiveJournal

Штуцер -(от нем. Stutzen) — нарезное дульнозарядное ружьё в XVI—XIX вв., а также особая категория охотничьего оружия. Так говорит Википедия, я бы добавил, что это оружие предназначено для особо точной и дальней стрельбы. Штуцера продолжают выпускать до сих пор для охотников, у военных такое оружие получило название - снайперская винтовка.
В россии такое оружие называли винтовальной пищалью, на западе мушкетом, аркебузой.
Вот что говорит история этого оружия...
"К XVIII — началу XIX века на вооружении многих европейских армий появились первые массовые образцы нарезного оружия. Так как ими вооружали лёгкую пехоту (стрелков, егерей), действующую в рассыпном строю и редко вступающую в штыковой бой, такое оружие делали сравнительно коротким и лёгким для удобства в обращении, а также облегчения заряжания нарезного ствола с дула. Так пехотное стрелковое оружие со временем разделилось на длинные, тяжёлые гладкоствольные мушкеты, в русской армии называвшиеся «ружьями», и более короткие и прикладистые винтовки, или штуцеры, приспособленные для ведения меткого огня на большие дальности.
Здесь необходимо отметить, что в описываемый период в русском языке слова «винтовка» ещё не было, и военное нарезное оружие называли на немецкий манер «штуцером», а до Петра — «винтовальной пищалью»; однако во многих иностранных языках для его обозначения использовался термин, соответствующий введённому лишь в начале второй половины XIX века русскому слову «винтовка», то есть, терминологически это оружие не отделяют от более поздних образцов с тем же обозначением. Например, в английском языке такое оружие именовалось rifle, что в общем случае переводится как «винтовка», но применительно к периоду первой половины XIX века означает именно «штуцер». В частности, бельгийская копия английской «брюнсвикской винтовки» — brunswick rifle — была принята на вооружение в России как «литтихский штуцер».
К середине XIX века передовые армии имели в пехоте до трети стрелков, вооружённых такими винтовками-штуцерами. Благодаря наличию нарезов штуцеры обеспечивали во много раз лучшую меткость стрельбы, чем гладкоствольные ружья. Действительная дальность стрельбы из них была также намного больше — до 300 метров и более по сравнению со 100—150 метрами, бывшими предельной дистанцией для гладкостволок.
Правда, скорострельность штуцеров была изначально в несколько раз ниже, чем у гладкоствольных ружей, поскольку пулю приходилось досылать в ствол очень туго, на что уходило несколько минут.
Для заряжания штуцера на ствол крест-накрест укладывался так называемый «пластырь» (ленты из специальной ткани), иногда пулю просто заворачивали в ткань. Затем пулю приходилось вколачивать в ствол специальным молотком. Известно высказывание Наполеона о том, что смотреть на стрельбу штуцерников — сущее мучение. Низкая скорострельность и дороговизна штуцеров (вследствие сложности изготовления нарезных стволов) ограничивали их распространение. Поэтому примерно до 1840-х годов в армиях большинства крупных держав, в том числе России, штуцерами были вооружены лишь лучшие стрелки («штуцерные», «штуцерники»), некоторые специальные части, иногда — унтер-офицеры (хотя о высокой меткости нарезного оружия было известно очень давно и оно задолго до этого широко применялось охотниками и стрелками-целевиками, для которых длительная перезарядка не составляла существенной проблемы).
Тут надо объяснить почему штуцер обладал повышенной точностью стрельбы и почему вызывал такие мучения при заряжании.
Ствол нарезали для придания вращения пули! Очень важно понять, чем пуля, или снаряд у пушки отличается от круглой пули в гладкоствольном ружье или ядра в гладкоствольном орудии!
Круглое не имеет смысла закручивать... имеет смысл закручивать цилиндрический снаряд, пулю! При вращении в полете такой снаряд имеет повышеную устойчивость, возникает эффект гироскопической стабилизации...http://www.shooting-ua.com/arm-books/arm_book_115.htm
А вот здесь то и начинаются пляски с бубном, мне не сразу удалось понять... как же так... нарезать стволы умели, а вот сделать все остальное нет! А что нужно еще, что бы пользоваться нарезным стволом так, как мы это делаем сейчас?
Но начну я с гладкого ствола, что бы логично перейти к нарезному. Я буду некоторые детали сравнивать с пушечными, во многом история ружья и пушки похожа!
Вот набор 19 века для изготовления свинцовых пуль круглых и цилиндрических, мешочек с порохом на один заряд и бадейка для засыпания пороха в ствол. Вся эта процедура заряжания была довольно трудоемкой, а забивание цилиндрической пули в нарезной ствол это особая песня.




Принципиальным отличием огнестрельного оружия друг от друга, я бы сказал эпохальным отличием, является способ заряжания - с дула или с казенной части.
С казенной части ствола - значит с противоположного конца ствола. Но ведь пушки до средины 19 века делали только дульнозарядные, так как технология их изготовления была отливка, это была не труба где два конца открыты, а как бы горшок с дном.



Пушку заряжали с дула засыпая туда порох закладывая ядро, точно так же заряжали и ружья - засыпая порох в ствол и забивая пулю в ствол нарезной, или закладывая круглую, как ядро, пулю в гладкий ствол. В нарезной ствол пулю важно забивать, что бы она слегка деформировалась и выполнила нарезы ствола, а при выстреле закрутилась по оси!
Но нарезной ствол не имеет дна...его легко можно заряжать с казенной части, нужен только замок и ВНИМАНИЕ! патрон, то есть гильза с порохом и капсулем. Почему так, а не иначе? А все просто - порох то надо поджигать!!! Тут два варианта - либо поднести огонь рукой к дырочке в стволе, либо ударить бойком по капсюлю и он за счет воспламенения от удара поджигает порох! Значит по мимо патрона, нужен еще и замок ружейный, который запирал бы ствол и направлял газы толкать пулю по стволу!
А вот для изготовления замка нужен уже высокий уровень металлообработки!
Итак - изобретение капсюля: - Ка́псюль (капсюль-воспламенитель или пистон) — устройство для воспламенения порохового заряда в огнестрельном оружии. Представляет собой стакан из мягкого металла (обычно латуни) с небольшим зарядом чувствительного к удару взрывчатого вещества, например гремучей ртути. Когда курок или ударник накалывает капсюль бойком, этот заряд взрывается и создает форс (струю) пламени, поджигающий пороховой заряд.
Изобретение капсюля стало возможно после открытия французскими химиками в 1784 году Бойенном гремучей ртути и в 1788 году Бертолле — хлорноватокислого калия (бертолетова соль) и фульмината серебра (гремучее серебро). Капсюль в металлическом колпачке открытого типа был создан американцем Д. Шоу в 1814 году.
Капсюль является составной частью унитарного патрона или артиллерийского выстрела, он закрепляется в специальном углублении в донце гильзы.
То есть официальная история говорит нам, что к началу 19 века все для изготовления казнозарядных ружей было!
Но из истории мы знает что был период забивания пули в нарезной ствол до самой средины 19 века!
Парадокс в том что нарезной ствол предназначен для патрона, а патронов то и не было!
Вот что вытворяли люди на безрыбье...

Особенно удивителен вот такой пример - ствол нарезной, сбоку сделана дырка для поджига пороха и вот такой вот откидной замок, наверное что бы чистить удобно было!?? Вставь потрон и всех дел, но нет патронов, разучились делать!

Точно такая же история у пушек - нарезной ствол есть, а снарядов нет и только во второй половине 19 века появились снаряды и замок на ружья и орудия.
Вот замок у русской пищали, ствол нарезной, относят такие стволы к 16-17 веку, а замок здесь только для того что бы закрыть ствол и поджечь заряд сбоку через дырочку... патронов то нет!

Если сейчас, вдруг, все патроны кончатся, умельцы из стволов крупнокалиберных пулеметов такие вот фузеи делать будут, под черный порох и пули из свинца забивать в ствол шомполом!

Наверное все дело было в капсюле...и гильзе.


Очень хорошо этот небольшой по времени, но большой по технологиям провал виден на примере главного оружия крымской войны - винтовке, или если хотите штуцере Энфилда.
В начале войны "Энфилд" заряжался со ствола, стрелок туда забивал пули шомполом, дело это было не безопасное, пуля деформировалось что (!!!) сильно отразилось на точности стрельбы, перешли на гладкоствольный вариант! Но как только в начале 60 появился пистон, капсюль патрон сделали мгновенно и снова стали использовать нарезные стволы с оружейным замком!


История орудий с нарезными стволами вообще интересна, ведь по сути дела все то же самое, ствол нарезной нужен только для цилиндрического снаряда, ядро крути не крути - все равно, да и не забьёшь ядро в пушку как свинцовую пулю слегка деформировав её "что бы она выполнила нарезы" как пишут историки, все же ядра были чугунные ну или каменные :::-)... а стволы нарезные были.
Вот как мучались французские оружейники по началу...даже не знаю правда это или попытка хоть как то оправдаться.

Пушки с нарезными стволами есть, а снарядов нет... пришлось запаивать, заваривать казенную часть делать дырочку и палить ядрами.









Мне "кажется", да пока только кажется, это даже не версия это только предположение, которое надо подтверждать более глубоким исследованием, что ни каких парадоксов не было, развитие огнестрельного оружия шло логично и в соответствии с развитием станков металлообрабатывающих и всей металлургии вообще! Сначала были литые дульно-зарядные пушки и гладкоствольные ружья бронзовые, они прослеживаются до начала 19 века, хорошо известны пистолеты с бронзовыми стволами, ружья с бронзовыми стволами которые имеют поджиг от фитильного или кремневого запала через отверстие в стволе. Затем появились стальные стволы ружейные и орудийные, а соответственно и был достигнут уровень металлообработки - станки токарные, сверлильные, появился металл для резцов и соответствующая химия и в начале 19 века произошел переход на кознозарядные нарезные стволы. Но где то в 20 - 30х годах произошло что то такое, что отбросило людей в технологиях назад. По этому и появились по всему миру нарезные стволы, которые заряжались через дуло, в стальных стволах прорезали отверстие и стреляли чем получится, доходили даже до крайних вариантов!

Обратите внимание на качество металлообработки! Глубочайшая "древность". Сталь наверное "рессорная" от римских колесниц осталась.




Вообще то говоря, меня на все эти раскопки очень вдохновила статья Игоря Грека про то, как бедные китайцы оборонялись от коалиционных войск во время опиумных войн...http://igor-grek.ucoz.ru/news/antic_gun_19v/2014-04-26-465

Мне эти фотографии очень напомнили постановочные фото обороны Севастополя! И ведь как интересно получается, только победили в Крыму, наверное сразу же вся армия села на корабли, перекусили, загрузили уголек и сразу долбить китайцев... устраивать им "опиумные войны"! http://vaduhan-08.livejournal.com/37614.html

Ну прямо Рубо "Оборона Севастополя" нашим ладно все же луки с арбалетами не разбросали! Я вот смотрю на пушки, которые были у китайцев, ну а чем они хуже русской артиллерии в крымской войне?
Кстати говоря в Китае, в это время тоже полно осталось живописных руин...

А ведь еще... тем же самым временем, громили восстание сипаев в индии и откуда людей то набрали?
Ох и темная это история средина 19 века!

sokura.livejournal.com

Забытая реальность — ИСТОРИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ. ШТУЦЕР.

Штуцер -(от нем. Stutzen) — нарезное дульнозарядное ружьё в XVI—XIX вв., а также особая категория охотничьего оружия. Так говорит Википедия, я бы добавил, что это оружие предназначено для особо точной и дальней стрельбы. Штуцера продолжают выпускать до сих пор для охотников, у военных такое оружие получило название — снайперская винтовка.
В россии такое оружие называли винтовальной пищалью, на западе мушкетом, аркебузой.
Вот что говорит история этого оружия…
«К XVIII — началу XIX века на вооружении многих европейских армий появились первые массовые образцы нарезного оружия. Так как ими вооружали лёгкую пехоту (стрелков, егерей), действующую в рассыпном строю и редко вступающую в штыковой бой, такое оружие делали сравнительно коротким и лёгким для удобства в обращении, а также облегчения заряжания нарезного ствола с дула. Так пехотное стрелковое оружие со временем разделилось на длинные, тяжёлые гладкоствольные мушкеты, в русской армии называвшиеся «ружьями», и более короткие и прикладистые винтовки, или штуцеры, приспособленные для ведения меткого огня на большие дальности.
Здесь необходимо отметить, что в описываемый период в русском языке слова «винтовка» ещё не было, и военное нарезное оружие называли на немецкий манер «штуцером», а до Петра — «винтовальной пищалью»; однако во многих иностранных языках для его обозначения использовался термин, соответствующий введённому лишь в начале второй половины XIX века русскому слову «винтовка», то есть, терминологически это оружие не отделяют от более поздних образцов с тем же обозначением. Например, в английском языке такое оружие именовалось rifle, что в общем случае переводится как «винтовка», но применительно к периоду первой половины XIX века означает именно «штуцер». В частности, бельгийская копия английской «брюнсвикской винтовки» — brunswick rifle — была принята на вооружение в России как «литтихский штуцер».
К середине XIX века передовые армии имели в пехоте до трети стрелков, вооружённых такими винтовками-штуцерами. Благодаря наличию нарезов штуцеры обеспечивали во много раз лучшую меткость стрельбы, чем гладкоствольные ружья. Действительная дальность стрельбы из них была также намного больше — до 300 метров и более по сравнению со 100—150 метрами, бывшими предельной дистанцией для гладкостволок.
Правда, скорострельность штуцеров была изначально в несколько раз ниже, чем у гладкоствольных ружей, поскольку пулю приходилось досылать в ствол очень туго, на что уходило несколько минут.
Для заряжания штуцера на ствол крест-накрест укладывался так называемый «пластырь» (ленты из специальной ткани), иногда пулю просто заворачивали в ткань. Затем пулю приходилось вколачивать в ствол специальным молотком. Известно высказывание Наполеона о том, что смотреть на стрельбу штуцерников — сущее мучение. Низкая скорострельность и дороговизна штуцеров (вследствие сложности изготовления нарезных стволов) ограничивали их распространение. Поэтому примерно до 1840-х годов в армиях большинства крупных держав, в том числе России, штуцерами были вооружены лишь лучшие стрелки («штуцерные», «штуцерники»), некоторые специальные части, иногда — унтер-офицеры (хотя о высокой меткости нарезного оружия было известно очень давно и оно задолго до этого широко применялось охотниками и стрелками-целевиками, для которых длительная перезарядка не составляла существенной проблемы).
Тут надо объяснить почему штуцер обладал повышенной точностью стрельбы и почему вызывал такие мучения при заряжании.
Ствол нарезали для придания вращения пули! Очень важно понять, чем пуля, или снаряд у пушки отличается от круглой пули в гладкоствольном ружье или ядра в гладкоствольном орудии!
Круглое не имеет смысла закручивать… имеет смысл закручивать цилиндрический снаряд, пулю! При вращении в полете такой снаряд имеет повышеную устойчивость, возникает эффект гироскопической стабилизации…http://www.shooting-ua.com/arm-books/arm_book_115.htm
А вот здесь то и начинаются пляски с бубном, мне не сразу удалось понять… как же так… нарезать стволы умели, а вот сделать все остальное нет! А что нужно еще, что бы пользоваться нарезным стволом так, как мы это делаем сейчас?
Но начну я с гладкого ствола, что бы логично перейти к нарезному. Я буду некоторые детали сравнивать с пушечными, во многом история ружья и пушки похожа!
Вот набор 19 века для изготовления свинцовых пуль круглых и цилиндрических, мешочек с порохом на один заряд и бадейка для засыпания пороха в ствол. Вся эта процедура заряжания была довольно трудоемкой, а забивание цилиндрической пули в нарезной ствол это особая песня.




Принципиальным отличием огнестрельного оружия друг от друга, я бы сказал эпохальным отличием, является способ заряжания — с дула или с казенной части.
С казенной части ствола — значит с противоположного конца ствола. Но ведь пушки до средины 19 века делали только дульнозарядные, так как технология их изготовления была отливка, это была не труба где два конца открыты, а как бы горшок с дном.



Пушку заряжали с дула засыпая туда порох закладывая ядро, точно так же заряжали и ружья — засыпая порох в ствол и забивая пулю в ствол нарезной, или закладывая круглую, как ядро, пулю в гладкий ствол. В нарезной ствол пулю важно забивать, что бы она слегка деформировалась и выполнила нарезы ствола, а при выстреле закрутилась по оси!
Но нарезной ствол не имеет дна…его легко можно заряжать с казенной части, нужен только замок и ВНИМАНИЕ! патрон, то есть гильза с порохом и капсулем. Почему так, а не иначе? А все просто — порох то надо поджигать!!! Тут два варианта — либо поднести огонь рукой к дырочке в стволе, либо ударить бойком по капсюлю и он за счет воспламенения от удара поджигает порох! Значит по мимо патрона, нужен еще и замок ружейный, который запирал бы ствол и направлял газы толкать пулю по стволу!
А вот для изготовления замка нужен уже высокий уровень металлообработки!
Итак — изобретение капсюля: — Ка́псюль (капсюль-воспламенитель или пистон) — устройство для воспламенения порохового заряда в огнестрельном оружии. Представляет собой стакан из мягкого металла (обычно латуни) с небольшим зарядом чувствительного к удару взрывчатого вещества, например гремучей ртути. Когда курок или ударник накалывает капсюль бойком, этот заряд взрывается и создает форс (струю) пламени, поджигающий пороховой заряд.
Изобретение капсюля стало возможно после открытия французскими химиками в 1784 году Бойенном гремучей ртути и в 1788 году Бертолле — хлорноватокислого калия (бертолетова соль) и фульмината серебра (гремучее серебро). Капсюль в металлическом колпачке открытого типа был создан американцем Д. Шоу в 1814 году.
Капсюль является составной частью унитарного патрона или артиллерийского выстрела, он закрепляется в специальном углублении в донце гильзы.
То есть официальная история говорит нам, что к началу 19 века все для изготовления казнозарядных ружей было!
Но из истории мы знает что был период забивания пули в нарезной ствол до самой средины 19 века!
Парадокс в том что нарезной ствол предназначен для патрона, а патронов то и не было!
Вот что вытворяли люди на безрыбье…

Особенно удивителен вот такой пример — ствол нарезной, сбоку сделана дырка для поджига пороха и вот такой вот откидной замок, наверное что бы чистить удобно было!?? Вставь потрон и всех дел, но нет патронов, разучились делать!

Точно такая же история у пушек — нарезной ствол есть, а снарядов нет и только во второй половине 19 века появились снаряды и замок на ружья и орудия.
Вот замок у русской пищали, ствол нарезной, относят такие стволы к 16-17 веку, а замок здесь только для того что бы закрыть ствол и поджечь заряд сбоку через дырочку… патронов то нет!

Если сейчас, вдруг, все патроны кончатся, умельцы из стволов крупнокалиберных пулеметов такие вот фузеи делать будут, под черный порох и пули из свинца забивать в ствол шомполом!

Наверное все дело было в капсюле…и гильзе.


Очень хорошо этот небольшой по времени, но большой по технологиям провал виден на примере главного оружия крымской войны — винтовке, или если хотите штуцере Энфилда.
В начале войны «Энфилд» заряжался со ствола, стрелок туда забивал пули шомполом, дело это было не безопасное, пуля деформировалось что (!!!) сильно отразилось на точности стрельбы, перешли на гладкоствольный вариант! Но как только в начале 60 появился пистон, капсюль патрон сделали мгновенно и снова стали использовать нарезные стволы с оружейным замком!


История орудий с нарезными стволами вообще интересна, ведь по сути дела все то же самое, ствол нарезной нужен только для цилиндрического снаряда, ядро крути не крути — все равно, да и не забьёшь ядро в пушку как свинцовую пулю слегка деформировав её «что бы она выполнила нарезы» как пишут историки, все же ядра были чугунные ну или каменные :::-)… а стволы нарезные были.
Вот как мучались французские оружейники по началу…даже не знаю правда это или попытка хоть как то оправдаться.

Пушки с нарезными стволами есть, а снарядов нет… пришлось запаивать, заваривать казенную часть делать дырочку и палить ядрами.









Мне «кажется», да пока только кажется, это даже не версия это только предположение, которое надо подтверждать более глубоким исследованием, что ни каких парадоксов не было, развитие огнестрельного оружия шло логично и в соответствии с развитием станков металлообрабатывающих и всей металлургии вообще! Сначала были литые дульно-зарядные пушки и гладкоствольные ружья бронзовые, они прослеживаются до начала 19 века, хорошо известны пистолеты с бронзовыми стволами, ружья с бронзовыми стволами которые имеют поджиг от фитильного или кремневого запала через отверстие в стволе. Затем появились стальные стволы ружейные и орудийные, а соответственно и был достигнут уровень металлообработки — станки токарные, сверлильные, появился металл для резцов и соответствующая химия и в начале 19 века произошел переход на кознозарядные нарезные стволы. Но где то в 20 — 30х годах произошло что то такое, что отбросило людей в технологиях назад. По этому и появились по всему миру нарезные стволы, которые заряжались через дуло, в стальных стволах прорезали отверстие и стреляли чем получится, доходили даже до крайних вариантов!

Обратите внимание на качество металлообработки! Глубочайшая «древность». Сталь наверное «рессорная» от римских колесниц осталась.




Вообще то говоря, меня на все эти раскопки очень вдохновила статья Игоря Грека про то, как бедные китайцы оборонялись от коалиционных войск во время опиумных войн…http://igor-grek.ucoz.ru/news/antic_gun_19v/2014-04-26-465

Мне эти фотографии очень напомнили постановочные фото обороны Севастополя! И ведь как интересно получается, только победили в Крыму, наверное сразу же вся армия села на корабли, перекусили, загрузили уголек и сразу долбить китайцев… устраивать им «опиумные войны»! http://vaduhan-08.livejournal.com/37614.html

Ну прямо Рубо «Оборона Севастополя» нашим ладно все же луки с арбалетами не разбросали! Я вот смотрю на пушки, которые были у китайцев, ну а чем они хуже русской артиллерии в крымской войне?
Кстати говоря в Китае, в это время тоже полно осталось живописных руин…

А ведь еще… тем же самым временем, громили восстание сипаев в индии и откуда людей то набрали?
Ох и темная это история средина 19 века!

Источник: vaduhan-08.livejournal.com

xn--80aaacvi7aqjpqei0jvae5b.xn--p1ai

XIX век, переход к нарезному оружию

Laborant 15-03-2003 06:37

Нарезное оружие, заряжаемое с дула

Нарезное оружие эпизодически появлялось в разные периоды развития огнестрельного оружия. Нарезы иногда имели прямолинейное начертание, параллельное оси канала ствола, а иногда шли по винтовой линии. Появление нарезного оружия отмечают уже в XV веке.
Появление нарезного оружия значительно опередило его широкое применение в середине XIX века.
Иногда же нарезное оружие получало довольно широкое распространение. Так во Франции при Людовике XIV (1638-1715) были введены карабины с винтовыми нарезами для вооружения рот 'карабинщиков' в каждом конном полку. В войсках Наполеона унтер-офицеры некоторых пехотных частей были вооружены 6-лн карабинами обр. 1793 г. Однако вследствие трудности забивания пули, заряжание карабина было слишком медленное, почему унтер-офицеры нередко бросали карабины и стреляли из обыкновенных ружей.
Предстояло решить задачу, как достигнуть врезания в нарезы шаровой пули входящей в канал с большим зазором.
В 1826 г. во Франции было предложено делать камору для боевого заряда меньшего диаметра, чем калибр ружья. Вследствие этого у каморы образовался уступ. Свободно входящая в канал ствола пуля останавливалась на уступе и её ударами шомпола осаживали, она расплющивалась и входила в нарезы. Хотя цель таким устройством достигалась, но результаты были только удовлетворительными. В самом деле, нельзя было ожидать равномерного осаживания пули, после осаживания пуля получала неправильную форму и поперечная нагрузка уменьшалась.
Лучшие результаты получались в стержневых ружьях. В донной части канала укреплялся стержень, заостренный в передней части. В пространстве между стержнем и стенками канала получалась камора для заряда. При заряжании досылали пулю и прибивали её несколькими ударами шомпола. Пуля осаживалась на стержне, получая продолговатую форму, с выемкой в донной части.
Это предложение было принято во Франции, где в 1846 г. были введены стержневые карабины. Они требовали тщательного заряжания, определенного числа ударов шомпола и определенной силы. При хорошем заряжании карабины давали очень хорошие результаты. Недостатки карабинов, как в прочем всех ружей, заряжаемых с дула, являлись: трудность и мешкотность заряжания, невозможность заряжания в положении с колена, а тем более, лежа, и большие трудности разряжания.
Одновременно капитан Минье предложил продолговатую пулю с выемкой в донной части. Пороховые газы, давя на тонкие стенки выемки, расширяли их, и пуля врезалась в нарезы. Но вследствие того, что опыты со стержневыми штуцерами дали хорошие результаты, предложение Минье не привлекло особого внимания.
В Англии одновременно велись опыты над ружьём с двумя нарезами и пулями сначала шаровой с ведущим ободком, входившим при заряжании в нарезы, а затем с продолговатой пулей с двумя ведущими выступами.
Последняя система карабинов была принята в России на вооружение стрелковых батальонов в 1843 г. Штуцерами 1843 г. вооружались отдельные лучшие стрелки 'штуцерные' и в пехотных полках. Эти штуцеры по месту изготовления назывались литихскими. Нарезами стенки были ослаблены. Для упрочнения их пришлось утолстить, что увеличило вес ружья. Чтобы уменьшить вес, укоротили ствол. Но это вызвало неудобства стрельбы из двухшереножного строя. Вследствие малой длины карабина к нему приделали длинный штык в виде тесака. Наконец пуля была чувствительна к расстрелу и приемы заряжания представляли затруднения. По всем этим причинам распространение этих штуцеров было ограничено.
В пятидесятых годах XIX в. широкое распространение получили пули Минье с чашечкой. В выемке пули помещалась коническая железная чашечка (или деревянная или даже глиняная пробка), не доходившая до дна выемки. При выстреле легкая чашечка получала большее ускорение, чем пуля, входила внутрь углубления, расширяла стенки пули, в результате чего пуля врезалась в нарезы. Пули с таким способом врезания в нарезы получили название расширительных.
Опыт показал, что пули и без чашечки, но при надлежаще выбранном зазоре, хорошо врезаются в нарезы и имеют правильный полёт.
Принятие пуль расширительной системы значительно упростило приёмы заряжания, ничем не отличавшиеся от заряжания гладкоствольных ружей. Благодаря этому нарезное оружие с пулей Минье стало быстро распространяться и вытеснило все предыдущие предложения нарезных, заряжаемых с дула ружей.
Нарезные штуцеры и ружья обладали такой же кучностью боя на 1200 шагов, как гладкоствольные на 300.
В видах экономических стали переделывать состоявшие на вооружении 7-лн (17,8 мм) ружья в нарезные, заряжаемые с дула.
В середине XIX в. всюду были приняты для вооружения 7-лн нарезные, заряжаемые с дула ружья с ударным замком, кроме стрелковых частей, вооруженных штуцерами с несколько укороченным стволом.
В русской армии к началу Восточной войны (1853-56 гг.) нарезными ружьями и частью штуцерами были вооружены только стрелковые батальоны. В пехотных полках в каждом батальоне было по 24 штуцерника. Затем число штуцерников было к 1855 г. увеличено до 26 на каждую роту. Ружья применялись 7-лн, с пулей бельгийской - с выемкой, весом 12 золотников (51 г.), а к штуцерам изготовлялись пули с двумя выступами, весом 13,5 золотника (56 г.).
Резкое увеличение (почти в 2 раза) веса продолговатой пули по сравнению с шаровой привело к тому, что при сохранении начальной скорости пули (450 м/с) отдача получалась слишком большой, непосильной для стрелков. Пришлось уменьшить начальную скорость пули до 300 м/с, но вследствие этого уменьшилась отлогость траектории пули на близких расстояниях. Для повышения отлогости необходимо было увеличить начальную скорость, что возможно лишь при уменьшении веса пули, иначе говоря, - при уменьшении калибра.
В России, как и во многих других странах, в середине XIX века остановились на 6-лн (15,2-мм) калибре, при котором вес пули мало отличался от веса пуль 7-лн гладкоствольного ружья и сохранялась начальная скорость пуль 7-лн ружья. Уменьшение калибра имело ещё то значение, что число носимых стрелком патронов, упавшее с 60 до 40 при переходе к 7-лн заряжаемому с дула нарезному ружью, увеличилось до прежнего размера.
Швейцария пошла на очень резкое уменьшение калибра (до 4-лн), причём число носимых стрелком патронов возросло до 100. Однако ни одно из европейских государств не последовало этому примеру, так как заряжание ружей столь малого калибра и заваривание швов стволов представляло особые трудности.
В России в 1856 г. была принята 6-лн винтовка с пулей Минье с чашечкой. Начальная скорость составляла 1200 ф/с (360 м/с), вес пули - 8 золотников (34 г), нарезов было от 3 до 6, длина хода - 100 калибров, вес ружья - 12 фн. (4,9 кг). Вследствие увеличившейся до 1200 шагов дальности стрельбы были введены прицелы: наклонные (Россия) и рамка с хомутиком (Англия, Австрия).

guns.allzip.org

История охотничьего оружия - Охотникам об Охоте!

Трудный и долгий путь прошло охотничье оружие в своем развитии от камня-молота до современной двустволки и многозарядных автоматов. На смену каменному топору пришли лук и стрела, которые были популярным и надежным оружием в начале нашего тысячелетия, позволившим перейти от облавных охот на стадных животных к охоте на малого зверя и птицу. В IX в. на Руси появится самострел — лук, укрепленный на деревянной ложе. Таким арбалетом метали стрелы на расстояние до 200 м. Позднее к ложе укрепили ствол, заряжавшийся стрелой либо свинцовой пулей. Ствольный вариант арбалета наименовался аркебузой. А много позже появился порох, и аркебуза стала предтечей ружья и передала ему в наследство ствол, замок, мушку и даже название.

Первые огнестрельные орудия охоты появились в середине XIV в. Это были немецкая аркебуза, французская кулеврина и русская пищаль. Курка у этих ружей не было, и поджог порохового заряда производили тлеющим фитилем. Немного позже оружейники открыли ствол дульнозарядной пищали и к нему приставляли заряженную порохом камору, прародительницу современных патронов.
Первоначальные образцы охотничьего и боевого оружия имели только гладкие стволы, и стрельба из них велась единственным известным в то время снарядом — шарообразной свинцовой пулей. Однако уже в XVI столетии наряду с гладкими получают распространение и нарезные стволы. И те, и другие заряжались с дульной части. Фитильные ружья вошли в обиход в XV в. Воспламенение
заряда производилось в них при помощи фитильного замка, отличавшегося простотой устройства. К затравочному отверстию ствола, расположенному на его боковой грани, прикреплялась металлическая полка-пластинка с углублением для насыпания затравочного пороха. Полка снабжалась крышкой, закрывавшей углубление для пороха. В губки курка вставлялся заранее воспламененный фитиль. Он представлял собой шнур, пропитанный селитрой, благодаря чему не горел, а только тлел. При нажатии на задний конец коромысла, выполняющий роль спускового крючка, курок с тлеющим фитилем опускался на полку зажигая затравочный порох, пламя по затравочному отверстию попадало в ствол, воспламеняя пороховой заряд, находившийся в канале ствола.
В конце XV в. появились ружья с пружинным фитильным замком, в котором курок с фитилем приближался к затравке с помощью предварительно сжатой пружины. Взведенный курок в этих замках освобождался при нажатии на кнопку.
В 1509 г. тульские умельцы начали делать пищали и ручницы с фитильными замками. Калибр их достигал 12— 15 мм, а весившая 25 г пуля поражала цель в пределах 125 м. Фитильные замки вошли в массовое употребление в конце XVII в.
История знает и кремневые ружья с терочным и колесцовым замком. Но у этих ружей было много недостатков — их замок стоил очень дорого, быстро засорялся пороховой копотью, а потеря заводного ключа фактически выводила ружья из строя.
В первой половине XVII в. стал известен ударный кремневый замок, который изобрел испанский оружейник Микеле. При нажатии на пружинный спуск стальной курок, зажимавший в челюстях кремень, ударял в стальную крышку затравки, открывал ее и, ударившись о сталь, высекал искры, зажигавшие порох в затравке.
С появлением ударно-кремниевого замка оружейные мастера получили возможность создания двуствольных, а в последующем — трех- и четырехствольных и даже барабанных (револьверных) ружей. Такие ружья представляли известное удобство для охотника, так как позволяли делать несколько выстрелов подряд. Все они изготовлялись тогда только для стрельбы пулей. В XVIII столетии появляется новый ружейный охотничий снаряд — дробь, предназначавшаяся первоначально для стрельбы по птице и мелким животным.
Двуствольные ружья появились в XVI в., но они были тяжелы, неудобны в обращении, и охотники в основном пользовались одноствольными шомпольными кремневками. И только в середине XIX в. появились сравнительно легкие двустволки с быстродействующими ударными замками. Эти ружья уже позволяли стрелять влет и дуплетом.
К середине XIX столетия взамен кремниевых ружей вошли в обиход пистонные шомполки, в которых находит применение новая система воспламенения заряда в оружии — капсюльный замок. При сохранении прежнего принципа заряжания (с дула) видоизменяются способ и механизм воспламенения заряда. Полка, кресло и кремень в ружьях были заменены в них ввинченной в ствол бранд-трубкой, называвшейся по-французски пистоном, служащей для надевания металлических капсюлей-колпачков с запрессованной в них гремучей смесью. Курок с кремнем заменяется курком с молоточком, разбивающим капсюль.
В середине прошлого столетия наряду с шомпольным оружием появляются ружья с новым принципом заряжания — казнозарядные. Эти ружья были рассчитаны на то, чтобы заряжать их патроном не с дула, а, как тогда говорили, с казенной части. Однако ружейный патрон, созданный еще в XVII столетии, для этого пригоден не был. Он представлял собой склеенную из бумаги трубку, в которую насыпалось заранее отмеренное количество пороха и вкладывалась шарообразная пуля. Заряжание производилось следующим образом: отрывалось бумажное донышко со стороны пороха, и он высыпался в ствол. Затем пуля вместе с бумажной гильзой шомполом вбивалась в ствол ружья. Этот патрон ускорял процесс заряжания и позволял стандартизировать заряды. Однако попытки приспособить его для заряжания капсюльных ружей с казенной части не дали действенных результатов. Новый успех в развитии оружия пришел лишь после появления в 1829 г. охотничьего двуствольного ружья и нового патрона к нему, изобретенных прусским оружейником Николаем Дрейзе.
Патрон Дрейзе тоже имел бумажную гильзу, но отличался одной очень важной особенностью: он совмещал в себе четыре основные составляющие будущего унитарного патрона — снаряд, заряд, капсюль и гильзу.
Ружье системы Дрейзе в первом своем варианте заряжалось, как и шомпольные ружья, с дула, но воспламенение производилось уже не с помощью наружного капсюля, а специальной иглой, находившейся в казенной части ствола и взводившейся шарнирным рычагом. В 1835 г. эта система была им заменена одноствольным ружьем с цилиндрическим скользящим затвором.
У этой системы было множество недостатков: невозможность длительного хранения патронов, засорение канала ствола обрывками бумажных гильз, что мешало заряжанию и производству выстрела.
Начатую Дрейзе работу по созданию массового казнозарядного оружия для охоты продолжил французский оружейник Казимир Лефоше. Он создал унитарный патрон и разработал конструкцию «переламывающегося» ружья, получившую затем самое широкое распространение во всех странах.


Патрон системы Лефоше совместил в себе все основные составные части, присущие современному охотничьему патрону. Он имел гильзу, первоначально бумажную, с металлическим (латунным) колпачком-поддоном, снабженную закраиной. Капсюль-воспламенитель располагался внутри гильзы, в специальном гнезде, во внутренней части колпачка. Воспламенение капсюля производилось ударником-шпилькой, вставленным в отверстие, просверленное сбоку гильзы перед закраиной. При вложенном в патронник патроне шпилька выступала из прорези в казенной части ствола. Наружный курок, ударяя по выступающему концу шпильки, воспламенял капсюль.
Ружье и патрон системы Лефоше обеспечивали достаточную скорострельность и удобство заряжания, однако в обращении представляли некоторую опасность. Дальнейшая работа по усовершенствованию этих конструкций привела к созданию двух новых типов патронов: патрона кругового воспламенения и патрона центрального воспламенения.
Патрон кругового воспламенения Флобера хорошо известен; он и сейчас применяется в малокалиберном оружии. Патроны кругового воспламенения крупных калибров не получили в нашей стране распространения, так как были несовершенны, при заряжании нередко разрывались.
Патрон центрального воспламенения привлек внимание большинства конструкторов боеприпасов благодаря своей большей безопасности. Одновременно появилось несколько типов таких патронов, отличавшихся друг от друга некоторыми деталями конструкции. Наибольшее распространение первоначально получили патроны системы Боксера (Англия) и Потте (Франция).
Патрон системы Потте имел бумажную гильзу, снабженную металлическим (латунным) колпачком с закраиной и гнездом для помещения капсюля.
Конструкция патрона, предложенная и осуществленная Потте в виде бумажной гильзы с латунным колпачком (головкой), в котором в специальном гнезде помещался капсюль, оказалась наиболее удачной для гладкоствольного охотничьего оружия и сохранилась практически без изменений до наших дней.
Англичанин Боксер заменил бумажную трубку гильзы, предложенную Потте, металлической. Первоначально его гильзы были составными и, соответственно, малотехнологичными. Позже он разработал цельную металлическую гильзу, получившую широкое распространение.
Вот так в результате многолетних поисков и разработок было установлено, что лучшими унитарными патронами являются патроны центрального воспламенения с цельной металлической гильзой, прекрасно решающей задачу обтюрации.
Как уже было сказано, начало развитию современного охотничьего оружия было положено появлением двуствольного «переламывающегося» ружья конструкции французского оружейника К. Лефоше, который первым разработал и осуществил наиболее удачную для своего времени конструкцию запирающего механизма. Его затвор полностью обеспечивал безопасность выстрела путем плотного прижимания стволов к колодке в двух ее рабочих плоскостях.

Также широкое распространение получила система английского оружейника Ланкастера.
В результате дальнейшей конструкторской работы в области создания запирающих механизмов появились так называемые пружинные затворы. Первым пружинным затвором для «переламывающегося» двуствольного ружья был затвор, разработанный англичанином Дау.
К этому же времени относится создание в Англии оригинального пружинного затвора системы Вестлея Ричардса. Ствольная планка ружья оканчивалась массивным выступом-шипом, входящим при закрывании стволов в специальный вырез колодки. Запирание стволов осуществлялось расположенной в колодке задвижкой, приводимой в движение рычагом, находящимся на верхней части колодки.
Рычаг Вестлея Ричардса получил название «верхнего ключа» и в дальнейшем стал непременной принадлежностью многих систем запирания.
В этот же период в Англии появились ружья мастера Перде с оригинальным механизмом запирания стволов так называемой рамкой Перде. Рамка двигалась внутри колодки и запирала стволы, входя в вырезы переднего и заднего подствольных крюков. Рамка подпружинивалась и приводилась в движение верхним ключом.
И наконец, в 1865 г. английский оружейник Гринер запатентовал затвор с верхним поперечным болтом, расположенным в колодке, в углубление которой входила удлиненная ствольная планка, имевшая сквозное отверстие.
В 1873 г. Гринер создал новую модель ружья, в котором соединил рамку Перде и свой затвор, использовав для приведения их в действие верхний ключ Вестлея Ричардса. Таким образом была найдена наиболее рациональная конструкция запирания стволов в «переламывающихся» ружьях, которая стала господствующей в оружии различных стран и сохранилась до наших дней.

Конструкция затвора "переламывающихся" ружей, предложенная Гринером: 1 - рамка Перде, 2 - болт Гринера, 3 - верхний ключ Вестлея Ричардса.

В 1982 г. в США началось производство первого автоматического охотничьего карабина Винчестера с неподвижным стволом и несцепленным затвором.
Примерно в это же время (и тоже в США) стали производиться первые «помповые» гладкоствольные ружья.
Фактически все применяющиеся в настоящее время конструкции охотничьих ружей были изобретены и начали выпускаться к концу XIX в. и до настоящего времени не претерпели каких-либо значительных изменений — улучшалось лишь качество применяемых материалов, повышалась технологичность изготовления и добавлялись различные усовершенствования в виде эжекторов, улучшенных предохранительных устройств, поличоков и т. п.

  • < Назад
  • Вперёд >

stvol.in.ua

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о