«Сказали не планировать детей». 69 лет назад испытали первую атомную бомбу в СССР

2262

Юрий КНЯЗЕВ.

29 августа 2018 года исполнилось 69 лет со дня испытания первой советской атомной бомбы. Свой материал о ядерных испытаниях в СССР «ВБ» предоставил известный бобруйский доктор Юрий Нестерович Князев, кандидат медицинских наук, член правления Бобруйского научного общества врачей. Он разыскал последнего в Бобруйске участника советских атомных испытаний 60-х годов на островах Новой Земли – авиационного радиста, участвовавшего в вылетах во время испытательного взрыва.

Впервые в СССР атомную бомбу испытали 69 лет назад, 29 августа 1949 года, на Семипалатинском полигоне. Этому событию предшествовала долгая и трудная работа ученых-физиков.

Начавшаяся в июне 1941-го война и эвакуация научных институтов, занимавшихся проблемами ядерной физики, прервали работы по созданию атомного оружия в стране. Но уже к осени 1941 г. в СССР начала поступать разведывательная информация о проведении в Англии и США секретных интенсивных научно-исследовательских работ, направленных на разработку методов использования атомной энергии для военных целей и создание взрывчатых веществ огромной разрушительной силы.

28 сентября 1942 г. было подписано секретное постановление Государственного комитета обороны № 2352 «Об организации работы по урановой тематике». В феврале 1943 г. научным руководителем этой работы был назначен академик Курчатов.

Вскоре в Москве была создана Лаборатория №2 Академии наук СССР (ныне Курчатовский институт), которая стала заниматься исследованием атомной энергии. Первоначально общее руководство этой проблемы стал осуществлять заместитель председателя ГКО СССР Вячеслав Молотов, но 20 августа 1945 г. ГКО принял решение о создании Социального комитета, который возглавил Лаврентий Берия. Он стал куратором советского атомного проекта.

Тогда же для непосредственного руководства научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями, занятыми в этом проекте, было создано Первое плавное управление при СНК СССР (Государственная корпорация по атомной энергии «Росатом»). Руководителем ПГУ стал народный комиссар боеприпасов Борис Ванников.

В апреле 1946 г. при Лаборатории №2 было создано конструкторское бюро КБ-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр-ВНИИЭФ) – одно из самых секретных предприятий. Руководителем был Юлий Харитон.

Ядерный гриб наземного взрыва РДС-1 29 августа 1949 года. Источник: Википедия.Ядерный гриб наземного взрыва РДС-1 29 августа 1949 года. Источник: Википедия.

Перед КБ-11 была поставлена задача создать атомную бомбу в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний, во втором – уран-235. Первая отечественная атомная бомба имеет официальное обозначение РСД-1 («Реактивный двигатель специальный»). Создание РСД-1 велось с участием имевших материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Заряд для атомной бомбы РСД-1 был выполнен в виде многослойной конструкции, в которой перевод активного вещества-плутония в надкритическое состояние осуществлялся за счет его сжатия посредством сходящейся с физической детонационной волны во взрывчатом веществе. РСТ-1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4,7 тонны, диаметром 1,5 метра и длинной 3,3 метра. Она разрабатывалась применительно к самолету «ТУ-4», бомболюк которого был диаметром не более 1,5 метра.

Место для полигона, на котором планировалось испытывать заряд, было выбрано в Прииртышской степи, примерно в 170 км западнее Семипалатинска в Казахстане.

К июлю 1949 года строительство учебного полигона было закончено. Для проведения испытаний на полигоне была подготовлена опытная площадка диаметром 10 км, разбитая на сектора. Она была оборудована специальными сооружениями дл наблюдения и регистрации физических исследований.

Курчатов отдал распоряжение о проведении испытания РДС-1 29 августа в 8 часов утра по местному времени, но в связи с ухудшением погоды было принято решение о переносе взрыва на один час раньше.

Энерговыделение взрыва составило 22 килотонны в тротиловом эквиваленте.

Вы можете посмотреть архивную видеозапись испытания.

В результате успешного испытания РДС-1 СССР ликвидировал американскую монополию на обладание атомным оружием, став второй ядерной державой в мире.

В 50-е годы было решено проводить атмосферные, надводные, подводные и подземные испытания ядерного оружия на одном из островов архипелага Новая Земля, расположенном между Баренцевым и Карским морями. В 1954 г. большая часть островов архипелага была объявлена испытательным полигоном «Новая Земля». Местное население (536 человек) на протяжении 1955-57 годов было переселено на материк. С октября 1954 до ноября 1955 года были сооружены административный и командный центр, жилые помещения и аэродром, командный пункт на борту парохода Эмба.

Первый в СССР подводный ядерный взрыв был проведен 21 сентября 1955 года. Испытания ядерных бомб проводились либо сбрасыванием с самолетов, либо с доставкой ракетами с подводных лодок, военных кораблей и самолетов.

Запуск стратегических бомбардировщиков, способных нести ядерные заряды, осуществлялся с 43 различных аэродромов страны, в том числе с Бобруйского аэродрома, где дислоцировались ТУ-4, ТУ-16, ТУ-22.

22 августа 1962 года был осуществлен первый вылет ТУ-16, который относился к 200-му гвардейскому Брестскому Краснознаменному тяжелому бомбардировочному полку. Полеты осуществлялись шестью бортами ТУ-16, которые вылетали по очереди: первый день – три звена, второй день – три звена.

Мне удалось разыскать последнего участника этих полетов – военного радиста ВВС, старшего сержанта Ивана Федоровича Попова, которому в этом году исполнится 88 лет. Бобруйчанин отлично помнит, как проходили полеты.

Иван Попов – старший сержант, авиационный радист ТУ-4 200-го полка бомбардировочной авиации. ФотоИван Попов – старший сержант, авиационный радист ТУ-4 200-го полка бомбардировочной авиации. Фото сделано в Бобруйске в 1952 году.

– Целью вылетов бомбардировщиков из Бобруйска на Новую Землю было производство контрольных замеров уровня радиации после взрыва атомной бомбы, произведенного с ведущего самолета ТУ-95. Мы должны были появиться над зоной взрыва спустя 10 минут на высоте 12 километров и, включив специальную аппаратуру, зафиксировать определенные физические параметры испытания.

До Новой Земли мы долетали примерно за 5 часов 45 минут с дозаправкой в воздухе. После чего возвращались домой.

Примерный уровень нашего облучения составлял 350-400 мк/кюри. После возвращения нам полагался 10-дневный карантин с принятием бани два раза в день и усиленным питанием. Нас также предупредили о том, чтобы мы не планировали иметь в будущем своих детей из-за угрозы инвалидности.

Иван Федорович рассказал о том, как сложилась его жизнь:

– В Советскую Армию я был призван в 1950 году. С 1952 года служил военным радистом 200 бомбардировочной авиации на самолетах ТУ-4, ТУ-16, ТУ-22. За годы службы я был награжден высокими правительственными наградами: орденами Красного Знамени, Красной звезды, медалями «Курчатов» за безупречную службу на 10 и 15 лет и др. После увольнения из армии в 1966 году я стал работать в городском отделе вневедомственной охраны МВД, где прослужил около 15 лет. Сейчас на заслуженном отдыхе, управляю собственным автотранспортом, пою в хоре ветеранов. Имею двух дочерей и внуков. В 1971 году горисполком мне выделил квартиру, куда я переехал из Авиагородка. Многие мои сотоварищи по военной службе уже умерли, я же пока жив и здоров.

bobruisk.ru

Когда произошло первое испытание атомной бомбы в СССР?

Первая советская атомная бомба, разработанная по постановлению Совета Министров СССР, была сконструирована в КБ–11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — ВНИИЭФ) и изготовлена совместно с комбинатом № 817 под научным руководством И. В. Курчатова и Ю. Б. Харитона. Техническое задание на разработку атомной бомбы также было составлено Ю. Б. Харитоном. К решению этой новой и сложной научно-технической задачи были привлечены ведущие учёные многих институтов страны. Ими были проведены расчётные оценки различных вариантов конструкций атомных бомб. Надо было выбрать одну для первых испытаний. Разработчики первой атомной бомбы были уверены в том, что только полигонный опыт может дать окончательный ответ на вопрос, удалось ли создать в нашей стране сверхмощное оружие, основанное на использовании цепной реакции деления ядер плутония. Подготовка к испытанию первой атомной бомбы началась задолго до завершения её разработки и проводилась с особой тщательностью, так как было очевидно, что только при испытании можно получить максимум информации о работоспособности ядерного заряда и его боевых характеристиках. Нельзя исключить, что обстоятельность подготовки обуславливалась в какой-то мере боязнью за возможные неприятные последствия в случае допущения ошибок и промахов. Сразу же хотелось бы отметить, что наша первая атомная бомба — копия американской. Ю. Б. Харитон поясняет, что „это был самый быстрый и надёжный способ показать, что у нас тоже есть ядерное оружие. Более эффективные конструкции, которые нам виделись, могли подождать“. Упоминание о более „эффективных конструкциях“ подтверждается рядом документов конца 40-х годов. Так, в письме на имя Л. П. Берии, подписанном И. В. Курчатовым и Б. Л. Ванниковым, сообщалось о состоянии работ по РДС–1 и ещё пяти зарядам, в том числе и по первому термоядерному. Тем не менее, на испытания был представлен аналог американской атомной бомбы, подробная схема которой была передана Клаусом Фуксом через советскую разведку. Об этом факте имеется достаточно много открытых публикаций. РДС–1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4700 кг, диаметром 1500 мм и длиной 3300 мм. В качестве делящегося материала в ней использовался плутоний. В процессе подготовки к испытанию атомной бомбы предстояло выполнить исключительно большой объём работ не только по её разработке, но и по созданию ядерного полигона, его обустройству, научно-методическому и приборному обеспечению опыта. Масштабность первого опыта могла поразить каждого. О подготовке к первому испытанию атомной бомбы можно было бы написать отдельную книгу. Наша глава посвящена вопросам завершающей стадии подготовки и проведения испытаний первой плутониевой атомной бомбы, получившей наименование РДС–1. Завершающую стадию можно разделить условно на три основных этапа: этап подготовки, выполненный в КБ–11 в период с апреля по июль 1949 года; этап полигонной подготовки, проведённый с конца июля по 26 августа 1949 года; этап заключительных операций (с 27 августа) и сам опыт. Испытание первой советской атомной бомбы было проведено на полигоне № 2 Министерства Вооружённых Сил СССР (Семипалатинский полигон) 29 августа 1949 г. <img src="//content.foto.my.mail.ru/mail/raketnica/_answers/i-2608.jpg" > Пройди по этой ссылке там много интерестного на эту тему <a rel="nofollow" href="http://wsyachina.narod.ru/history/nuclear_testing_4.html" target="_blank">http://wsyachina.narod.ru/history/nuclear_testing_4.html</a>

Первая советская атомная бомба, испытанная на учебном полигоне № 2 Министерства Вооруженных Сил (Семипалатинском полигоне) 29 августа 1949 года, была сконструирована КБ-11 (ныне Российский Федеральный ядерный центр - ВНИИЭФ, город Саров) и изготовлена совместно с комбинатом №-817 под научным руководством И. В. Курчатова и Ю. Б. Харитона по постановлению Совета Министров СССР и техническому заданию Ю. Б. Харитона.

и заметьте, через 4 года после бомбардировки японии... . добрые янки, русских они наверное пощадили для опытов на ихнем мозгу

Когда это янки были добрыми, уж не перебив ли всех индейцев?) Сброс атомных бомб на СССР у американцев планировался позже, а на момент сброса бомб на Японию в августе 1945 года, СССР и США были еще "союзниками" после второй мировой войны.

touch.otvet.mail.ru

Где испытывали ядерное оружие в ссср. Испытание первой атомной бомбы в ссср

Долгая и трудная работа ученых-физиков. Началом работ по делению ядра в СССР можно считать 1920-е годы. С 1930-х годов ядерная физика становится одним из основных направлений отечественной физической науки, а в октябре 1940 года впервые в СССР с предложением использовать атомную энергию в оружейных целях выступила группа советских ученых, подав в отдел изобретательства Красной Армии заявку "Об использовании урана в качестве взрывчатого и отравляющего вещества".

В апреле 1946 года при Лаборатории № 2 было создано конструкторское бюро КБ-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — ВНИИЭФ) — одно из самых секретных предприятий по разработке отечественного ядерного оружия, главным конструктором которого был назначен Юлий Харитон. Базой для развертывания КБ-11 был выбран завод N 550 Народного комиссариата боеприпасов, выпускавший корпуса артиллерийских снарядов.

Сверхсекретный объект был размещен в 75 километрах от города Арзамаса (Горьковской области, ныне Нижегородская область) на территории бывшего Саровского монастыря.

Перед КБ-11 была поставлена задача создать атомную бомбу в двух вариантах. В первом из них рабочим веществом должен быть плутоний, во втором — уран-235. В середине 1948 года работы по варианту с ураном были прекращены из-за относительно низкой эффективности его по сравнению с затратами ядерных материалов.

Первая отечественная атомная бомба имела официальное обозначение РДС-1. Расшифровывалось оно по-разному: "Россия делает сама", "Родина дарит Сталину" и т. д. Но в официальном постановлении Совета Министров СССР от 21 июня 1946 года она была зашифрована как "Реактивный двигатель специальный" ("С").

Создание первой советской атомной бомбы РДС-1 велось с учетом имевшихся материалов по схеме плутониевой бомбы США, испытанной в 1945 году. Эти материалы были предоставлены советской внешней разведкой. Важным источником информации был Клаус Фукс — немецкий физик, участник работ по ядерным программам США и Великобритании.

Разведматериалы по американскому плутониевому заряду для атомной бомбы позволили сократить сроки создания первого советского заряда, хотя многие технические решения американского прототипа не являлись наилучшими. Даже на начальных этапах советские специалисты могли предложить лучшие решения как заряда в целом, так и его отдельных узлов. Поэтому первый испытанный СССР заряд для атомной бомбы был более примитивным и менее эффективным, чем оригинальный вариант заряда, предложенный советскими учеными в начале 1949 года. Но для того чтобы гарантированно и в короткие сроки показать, что СССР тоже обладает атомным оружием, было принято решение на первом испытании использовать заряд, созданный по американской схеме.

Заряд для атомной бомбы РДС-1 был выполнен в виде многослойной конструкции, в которой перевод активного вещества — плутония в надкритическое состояние осуществлялся за счет его сжатия посредством сходящейся сферической детонационной волны во взрывчатом веществе.

РДС-1 представляла собой авиационную атомную бомбу массой 4,7 тонны, диаметром 1,5 метра и длиной 3,3 метра.

Она разрабатывалась применительно к самолету Ту-4, бомболюк которого допускал размещение "изделия" диаметром не более 1,5 метра. В качестве делящегося материала в бомбе использовался плутоний.

Конструктивно бомба РДС-1 состояла из ядерного заряда; взрывного устройства и системы автоматики подрыва заряда с системами предохранения; баллистического корпуса авиабомбы, в котором размещались ядерный заряд и автоматика подрыва.

Для производства атомного заряда бомбы в городе Челябинск-40 на Южном Урале был построен комбинат под условным номером 817 (ныне ФГУП "Производственное объединение "Маяк"). Комбинат состоял из первого советского промышленного реактора для наработки плутония, радиохимического завода для выделения плутония из облученного в реакторе урана, и завода для получения изделий из металлического плутония.

Реактор комбината 817 был выведен на проектную мощность в июне 1948 года, а спустя год на предприятии получили необходимое количество плутония для изготовления первого заряда для атомной бомбы.

Место для полигона, на котором планировалось испытать заряд , было выбрано в прииртышской степи, примерно в 170 километрах западнее Семипалатинска в Казахстане. Под полигон была отведена равнина диаметром примерно 20 километров, окруженная с юга, запада и севера невысокими горами. На востоке этого пространства находились небольшие холмы.

Строительство полигона, получившего название учебный полигон № 2 Министерства Вооруженных сил СССР (в последующем Министерства обороны СССР), было начато в 1947 году , а к июлю 1949 года в основном было закончено.

Для проведения испытаний на полигоне была подготовлена опытная площадка диаметром 10 километров, разбитая на сектора. Она была оборудована специальными сооружени

shr32.ru

Испытание первой атомной бомбы в СССР в 1949 году

В марте 1949 года начали усиленно готовить Семипалатинский полигон для испытания первой советской атомной бомбы. Площадка, на которой должна была испытываться бомба, имела размер около 400 квадратных километров. В центре площадки была построена металлическая башня высотой 30 метров, оборудованная лифтом и другими механизмами и приспособлениями для обслуживания и установки на вершину башни бомбы.

9 июня 1949 года Б. Ванников, И. Курчатов, Ю. Харитон, А. Александров, П. Зернов, К. Щёлкин, Н. Духов и В. Алфёров подписали протокол для составления технической характеристики изделия. Из протокола видно, что бомбу можно сбрасывать с высоты от 5 до 10 тысяч метров. Максимальный размах оперения бомбы – два метра, длина – 3 метра 34 сантиметра, диаметр полтора метра, вес 4600 килограмм. 15 июня 1949 года Ванников и Курчатов в письменном виде доложили Берии, что создание атомной бомбы завершено.

До проведения взрыва, участвующие в нём провели четыре тренировочных подрыва, после чего каждый хорошо усвоил круг и порядок выполнения своих обязанностей. За испытание бомбы отвечал первый заместитель Главного конструктора по экспериментальной работе Кирилл Иванович Щёлкин. Именно он расписался за получение изделия (атомной бомбы) для дальнейших операций.

Наверх башни бомбу подняли на лифте Ломинский Г. П., Измайлов А. А и Зернов П. М. После подъёма изделие осмотрели, снарядили взрывателями, подключили к подрывной схеме и повторно осмотрели. Все приготовления к взрыву были закончены в 6 часов утра. Зернов П. М. сообщил Курчатову о всех подробностях хода работ. Последний осмотр изделия проводили Щёлкин К. И. и Завенягин А. П. Вниз на всякий случай спустились не лифтом, а по лестнице. Щёлкин К. И. опломбировал вход в башню.

Погода резко ухудшалась. Резкие порывы ветра сорвали два привязанных аэростата. «Курчатов принимает решение о переносе времени «Ч» на час раньше. За 12 минут до подрыва был включён автомат поля. За 20 секунд пришёл в движение последний и главный механизм автомата, включающий питание изделия… в 7.00 ослепительная вспышка озарила степь. А через 30 секунд ударная волна подошла к командному пункту…», - пишет В. С. Губарев.

Через некоторое время все, включая Берию, вышли из командного пункта и начали обниматься и поздравлять друг друга. Над Щёлкиным подшучивали, что получил бомбу под роспись, а на склад не вернул.

И. В. Курчатов попросил каждого из работников своего коллектива записать свои впечатления от ядерного взрыва. Короче всех написал И. Е. Старик, лауреат трёх Сталинских премий: «Произошла вспышка. На горизонте я увидел большой светящийся полукруг (в 4-5 раз больше солнца), из которого вырывались три языка. Пламя было красноватое. Яркость пламени была настолько велика, что сквозь очки «Б» представлялось, будто смотришь невооружённым глазом на яркий костёр. Оценить яркость трудно, но мне кажется, что она превышала яркость солнца в 6-7 раз… Поднятие гриба произошло чрезвычайно быстро …».

А вот как описывает по памяти взрыв Виктор Иванович Жучихин, который находился в укрытии: «Входные бронированные двери были закрыты и заперты сейфовыми замками. Все отошли от стен, и, встав в середине комнаты, замерли в ожидании. Громко звучал голос А. Я. Мальского: «Осталось 10 секунд…5 секунд… 4…3…2…1…0!» Мгновение было тихо, а потом под ногами земля вздрогнула – и всё стихло… Мы молчали, а пауза тянулась бесконечно долго… И вдруг – оглушительный удар, громовой грохот… И вновь тишина… Все стояли онемевшие… Кто-то первым бросился к двери, и все тут же бросились за ним… И мы увидели страшную картину… На том месте, где была башня, поднимался в облака огромный пылегазовый столб. Ослепительные лучи солнца падали на землю через огромных размеров отверстие – взрыв отбросил плотный слой облаков далеко в стороны. Чудовищная сила продолжала разгонять дождевые тучи, а газовый столб над местом взрыва ушёл в небо…».

После взрыва, на основании данных аппаратуры и наблюдений учёных, было проведено научное исследование. Исследования проводились по вопросам воздействия атомного взрыва на разных расстояниях от эпицентра на животных, наземные сооружения, военную технику, подземные бункеры и другие сооружения, живые существа и растения, были оценены степень воздействия на разных расстояниях от эпицентра взрыва светового излучения, ударной волны и радиации. Воздействием радиоактивного облучения на животных занималась вновь созданная радиационная медицина. Никто из присутствующих на полигоне дозы облучения, превышающей норму, не получил.

Сохранились свидетельства о взрыве и военных. Б. Малютов, например, пишет: «Первыми на поле выехали два танка, борта которых были усилены свинцовыми листами. Одним танком руководил генерал-майор Сыч, другим – полковник С. В. Форстен. Танки пересекли эпицентр взрыва, замерили по пути активность на поле и возвратились «измазанные до чёртиков» активным шлаком. Вслед за танками на поле выехали группы разведчиков службы безопасности, которые, замерив степень активности на поле, в первую очередь оградили флажками границы опасной зоны. За отрядами разведки на поле отправились группы специалистов для снятия индикаторов, фотоплёнок и животных, подвергшихся воздействию взрыва, а также для предварительной оценки результатов воздействия взрыва на технику, вооружение и инженерные сооружения. Вместе с последними на поле буквально вырвались руководители эксперимента А. П. Завенягин, И. В. Курчатов, П. М. Зернов и другие. У них было величайшее нетерпение попасть поближе к эпицентру. Пришлось сдерживать их…», - продолжает описание В. С. Губарев.

Л. П. Берия вместе с И. В. Курчатовым 30 августа 1949 года написали И. В. Сталину докладную: «Докладываем Вам, товарищ Сталин, что усилиями большого коллектива советских учёных, конструкторов, инженеров, руководящих работников и рабочих нашей промышленности, в итоге 4-летней напряжённой работы, Ваше задание создать советскую атомную бомбу выполнено.

Создание атомной бомбы в нашей стране достигнуто благодаря Вашему повседневному вниманию, заботе и помощи в решении этой задачи».

Особого преувеличения в этих словах не было. Документы «Атомного проекта СССР» бесстрастно свидетельствуют: каждую неделю Председатель Совета Министров СССР И. В. Сталин рассматривал множество материалов, связанных с созданием атомной бомбы. Сотни Постановлений и Распоряжений было им подписано в это время. То, что вскоре «дядю Джо» на Западе назовут «отцом атомной бомбы», конечно же, будет определённым преувеличением, но суть дела от этого не изменится… Просто изменится эпоха – она станет атомной», - утверждает вышеуказанный исследователь.

Все создатели атомной бомбы были награждены высокими правительственными наградами, поощрены денежными премиями, ценными подарками, отмечены льготами при пользовании транспортом и прочими знаками отличия.

Кстати сказать о том, что Н. С. Хрущёв заслуженные льготы отменил тем самым показав своё полное непонимание того, что перед ним не просто награждённые Сталиным люди, а отличившиеся при исполнении трудовых обязанностей лучшие граждане страны, перед которыми все, включая Хрущёва, в долгу.

«Атомный проект СССР» - это коллективный проект и, на мой взгляд, совершенно неверно какому-то одному учёному или конструктору приписывать авторство в создании атомной или водородной бомбы, так как такое сложное оружие является плодом коллективного мышления.

Таким образом, обеспечив создание советской атомной бомбы И. В. Сталин спас народы Советского Союза от американских атомных бомб. И это факт, который один превышает все якобы плохие дела Сталина. В действительности плохие дела придуманы ненавистниками России и являются клеветническими измышлениями против Сталина, советской власти, русского народа. И думаю, что без гения, авторитета и воли И. В. Сталина мы бы атомное оружие не создали вообще или создали намного позднее. Американцы прогнозировали появление русской атомной бомбы не ранее 1954 года. Они, как всегда, недооценили возможности Советского Союза сталинского времени.

И надо бы радоваться успехам наших великих предшественников, сохранивших нам жизнь, но радости нет, так как знаю, что правда о нашем атомном проекте утонет в тысячах лживых книг, фильмов, телевизионных «откровений» или «открытий», а проще говоря, правду задавит глобальная злонамеренная ложь. 

Мы знаем, что после взрыва атомной бомбы группа разведчиков службы безопасности сразу ограждает зону вокруг эпицентра взрыва, дальше которой повышенный уровень радиации. Вход в эту зону охраняется, и никто туда не допускается. Но вот недавно читаю, что наш прославленный полководец Г. К. Жуков якобы бросил в атаку чрез эпицентр взрыва 40 тысяч солдат и офицеров советской армии, которые якобы вскоре умерли от высоких доз радиации. И якобы сделал он это, как делал во время В. О. войны, бросая войска на минные поля.

Как же надо ненавидеть Жукова, нашу Победу, советскую власть, Россию, чтобы такое написать. Авторы современной книги по истории России более 2-х кг весом даже не считают нужным объяснить, зачем Жуков уничтожал свой народ. Это, конечно, чудовищная ложь, но именно ею завалены прилавки книжных магазинов, именно эту чудовищную ложь выдают за правду в сотнях художественных фильмов и тысячах телевизионных передач.

Людей, стремящихся опорочить Сталина, Жукова, каждого из великих сынов и дочерей России становится всё больше и среди них не только те, которые фальсифицируют историю России по заказу, за крупные суммы денег, но достаточно много и таких, которые ненавидят Россию и всех нас. И если мы не будем бороться за правду, то будущих поколений в России уже не будет. Надо бороться, надо понимать, что война против России продолжается и давать отпор противнику. Только в понимании нацией своей великой истории, только в борьбе за правду наше спасение.

 

                     Леонид Петрович Масловский.       14.08.2015 г.

zavtra.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *