История Испании - Арабское господство

Страница 4 из 10

 

Часть огромных владений халифата Омейядов.

В 711 году одна из вестготских группировок обратилась за помощью к арабам и берберам из северной Африки. Завоевателей, которые прибыли из Африки и вызвали падение вестготского господства, в Испании называли маврами.

Арабы переправились из Африки в Испанию и, одержав ряд побед, положили конец просуществовавшему почти 300 лет вестготскому государству. В короткое время почти вся Испания была завоевана арабами. Несмотря на отчаянное сопротивление вестготов, через десять лет не завоеванными остались лишь горные области Астурии.

Поскольку Испания была завоевана африканскими войсками, ее считали зависимой от африканских владений халифата Омейядов. Эмир Испании назначался африканским наместником, который в свою очередь подчинялся халифу, резиденция которого находилась в Дамаске, в Сирии.

Арабы не стремились к обращению покоренных народов в ислам. Они предоставляли народам завоеванных стран право: либо принять ислам, либо платить подушную подать (сверх поземельного налога). Арабы, предпочитая земные выгоды интересам религиозным, считали, что не стоит силой приобщать к исламу покоренные народы; ведь подобные действия лишали их добавочных податей.

Арабы относились с уважением к жизненному укладу и обычаям покоренных народов. Основная масса испано-римского и вестготского населения управлялась своими графами, судьями, епископами и пользовалась своими церквами. Покоренные народы продолжали жить под владычеством мусульман в условиях почти полной гражданской независимости.

Церкви и монастыри также платили налоги.

Часть земель составили в особый общественный фонд. В этот фонд вошли церковные имущества и земли, которые принадлежали вестготскому государству, бежавшим магнатам, а также имущество владельцев, оказавших сопротивление арабам.

За теми, кто капитулировал или подчинился завоевателям, арабы признали право собственности на все их имущество с обязательством платить поземельный налог с пахотных земель и с земель, засаженных плодовыми деревьями. Так же поступили завоеватели по отношению к ряду монастырей. Кроме того, теперь владельцы могли свободно продавать свою собственность, что в вестготскую эпоху было не так просто.

С рабами мусульмане обращались более мягко, чем вестготы, при этом достаточно было любому рабу-христианину перейти в ислам, чтобы стать свободным

Преимущества арабской системы управления обесценивались в глазах побежденных, поскольку теперь христиане были подчинены иноверцам. Особенно тяжелым это подчинение было для церкви, которая зависела от халифа, присвоившего себе право назначать и низлагать епископов и созывать соборы.

От арабского завоевания больше выиграли евреи, поскольку стеснительные законы вестготской эпохи были отменены завоевателями. Евреи получили возможность занимать административные должности в испанских городах.

Кордовский эмират

Знатный род Омейядов, который в течении продолжительного периода стоял во главе арабского халифата, в конце концов был свергнут с престола представителями другой семьи — Аббасидами.

Смена династий вызвала в арабских владениях всеобщие смуты. При подобных обстоятельствах юноша из семьи Омейядов по имени Абдаррахман в ходе вооруженных действий захватил власть в Испании и стал эмиром, независимым от аббасидского халифа. Главным городом нового государства была Кордова. С этого времени начинается новая эпоха в истории арабской Испании (

756 г.).

В течение долгого времени представители различных племен оспаривали или не признавали власть нового независимого эмира. Тридцать два года правления Абдаррахмана были заполнены постоянными войнами. В результате одного из заговоров, организованных против эмира, в Испанию вторгся франкский король Карл Великий. Заговор не удался, завоевав несколько городов на севере Испании, франкский король был вынужден возвратиться со своими войсками, поскольку другие дела требовали присутствия правителя в его королевстве. Арьергард франкского войска был полностью уничтожен в ущелье Ронсеваль непокоренными басками; в этой битве погиб знаменитый франкский воин, граф бретонский Роланд. О смерти Роланда была создана знаменитая легенда, послужившая основой для эпической поэмы «Песнь о Роланде».

Жестоко подавляя возмущения, обуздывая многочисленных противников, Абдаррахман укрепил свою власть и отвоевал города, захваченные франками.

Сын Абдаррахмана Хишам I (788—796 гг.) был набожным, милосердным и скромным государем. Более всего занимали Хишама религиозные дела. Он покровительствовал теологам — факихам, которые приобрели при нем большое влияние. Значение фанатиков стало особенно заметно в правление преемника Хишама,

Хакама I (796—822 гг.). Новый эмир ограничил участие факихов в делах управления. Религиозная партия, стремящаяся к власти, принялась вести агитацию, возбуждая народ против эмира и устраивая различные заговоры. Дело дошло до того, что в эмира бросали камни, когда он проезжал по улицам. Хакам I дважды подвергал наказаниям мятежников в Кордове, однако это не помогло. В 814 г. фанатики осадили эмира в его собственном дворце. Войскам эмира удалось подавить восстание, мнгие были убиты, остальных мятежников Хакам выслал из страны. В результате 15 000 семейств переселились в Египет и до 8000 ушли в Фец, в северо-западную Африку.

Расправившись с фанатиками, Хакам занялся устранением опасности, которая исходила от жителей города Толедо.

Этот город, хотя номинально и был подчинен эмирам, фактически пользовался подлинной автономией. Арабов и берберов в городе было немного. Жители Толедо не забывали о том, что их город был столицей независимой Испании. Они гордились этим и упорно отстаивали свою независимость. Хакам решил покончить с этим. Он созвал к себе во дворец наиболее знатных и богатых горожан и перебил их. Толедо, лишенный своих самых влиятельных граждан, остался в подчинении у эмира, но через семь лет, в 829 году, снова провозгласил свою независимость.

Преемнику Хакама Абдаррахману II (829 г.) пришлось воевать с Толедо в течение восьми лет. В 837 г. он овладел городом благодаря начавшимся в Толедо разногласиям между христианами и ренегатами (бывшими христианами, принявшими ислам). При последующих правителях неоднократно предпринимались попытки достижения политической независимости в различных областях страны.

Кордовский халифат

И только Абдаррахман III (912—961), один из величайших омейядских правителей, одаренный большими политическими и военными способностями, за короткое время покорил всех врагов центральной власти. В 923 г. он отбросил титул независимого эмира, который носили предыдущие Омейяды. Абдаррахман III принял титул халифа, приравняв себя тем самым к багдадскому халифу. У нового халифа была цель — основать прочную абсолютную монархию. Предприняв ряд походов против христиан, Абдаррахман III установил затем дружественные отношения с христианскими королями. Эмир вмешивался во внутренние дела Леона, поддерживая угодных ему претендентов на престол и сея смуты в христианском государстве. Его войска овладели Северной Африкой и подчинили ее кордовскому халифату.

Своей мудрой политикой Абдаррахмана III стяжал всеобщее уважение, успехи халифа привлекли к нему внимание всей Европы.

У Абдаррахмана III была большая боеспособная армия и самый могущественный флот на Средиземном море.

Все европейские короли посылали к нему посольства с просьбами о заключении союзов. Арабская Испания превратилась в политический и культурный центр Европы.

Абдаррахман покровительствовал развитию сельского хозяйства, ремесла, торговли, литературы и просвещения. При нем арабская наука и искусство в Испании достигли высшей степени расцвета Многолюдные города украсили стран, были созданы крупные памятники искусства. В Кордове было около полумиллиона жителей, она стала одним из самых прекрасных городов мира. В городе были возведены множество мечетей, бань, дворцов, разбиты сады. С Кордовой соперничали Гренада, Севилья, Толедо.

Сын Абдаррахмана,

поэт и ученый Хакам II (961—976 гг.), продолжал политику отца, особенно в области культуры. Он собрал в своей библиотеке до 400 000 свитков, кордовский университет был тогда самым знаменитым в Европе. Хакам II успешно вел также и войны, сначала с христианами севера, а потом с восставшими африканцами.

Сын халифа Хишам II (976—1009 гг.) вступил на престол в 12-летнем возрасте. В его правление военная мощь халифата достигла апогея. Фактически власть находилась в руках первого министра Мухаммеда-ибн-Абу-Амира, по прозвищу аль-Мансур (победитель). Он правил как бы от имени Хишама II, на самом деле изолировал юного халифа от мира и имел в своих руках всю полноты власти.

Мухаммед по складу своего характера был воителем. Он реорганизовал армию, включив в нее большое число преданных ему лично берберов, которых призвал из Африки. В результате военных кампаний почти все королевство признало свою зависимость от аль-Мансура. Независимыми остались только часть Астурии и Галисии и некоторые земли в Кастилии

После смерти аль-Мансура в 1002 году, заботы по управлению халифатом пали на его сына Музаффара, которого титуловали хаджибом, хотя он был подлинным халифом.

Переход верховной власти к представителям фамилии аль-Мансура возмутил многих. Началась борьба за власть. В 1027 году халифом был избран представитель семьи Омейядов Хишам III. Но у нового халифа не было должных способностей к управлению, и в 1031 году он утратил престол. Спустя 275 лет после своего основания кордовский халифат, основанный Абдаррахманом I, прекратил существование.

На развалинах Кордовского халифата возник целый ряд мелких независимых государств.

До конца арабского господства продолжались войны, раздробленность, борьба за власть.



www.veter-stranstvii.ru

ИСПАНИЯ В VIII - X в.в. КОРДОВСКИЙ ХАЛИФАТ. История Испании

С помощью того же Юлиана весной 711 г. войско из семи тысяч воинов, преимущественно берберов, во главе с Тариком ибн Зийядом переправилось через пролив и высадилось на скале, которую несколько позже арабы назвали Джебель ат-Тарик (Скала Тарика) и которую до сих пор именуют несколько искаженным словом Гибралтар. Закрепившись на крайнем юге Пиренейского полуострова, Тарик начал продвижение в его глубь. В это время Родриго подавлял очередное восстание на севере и осаждал Пампелон (Памплону). Он сразу оценил угрозу и, прервав осаду, двинулся на юг.

Грозное вторжение мусульман, казалось бы, должно было сплотить вестготов и вообще христиан. Но этого не случилось. Сыновья Витицы, в том числе Ахилла, епископ Оппа и их сторонники, в силу «военных законов» Вамбы и Эрвигия вынужденные официально примкнуть к королю, фактически поддержали арабов. Рабы и другие подневольные люди, включенные в армию по тем же законам, не горели желанием сражаться и были готовы покинуть поле битвы при первой возможности. Города в вестготской Испании находились в жалком положении, горожане, в основном испано-римляне, с завистью смотрели на процветание городов под арабской властью и видели в арабах избавителей от власти варварских королей. Евреи, жестоко преследуемые вестготскими государями и испанской церковью, перешли на сторону мусульман и показывали им пути более легкого и удобного продвижения.

Вторжение арабов на Пиренейский полуостров в VIII в.

Шпионы донесли Тарику о приближении вестготской армии, и он сумел хорошо подготовиться. Тарик запросил у Мусы помощь, и тот прислал ему еще пять тысяч воинов, так что их общее число дошло до 12 тысяч. Конечно, это было ничтожно мало по сравнению с армией Родриго, насчитывавшей, по арабским и, вероятно, преувеличенным сведениям, 100 тысяч солдат. Но дело решила измена. 19 июля 711 г. на реке Гвадалете произошло жесткое сражение. В разгар битвы находившиеся на флангах вестготской армии войска сыновей и сторонников Витицы покинули поле боя. К ним могли примкнуть и некоторые другие воины, подкупленные Оппой. Остатки армии Родриго пытались сопротивляться, но были полностью разгромлены. В руки врагов попали белый конь Родриго, его плащ, расшитый рубинами и жемчугами, и походное золотое кресло, украшенное рубинами и изумрудами.

Сам король бежал в Эмериту, где пытался организовать новую армию и продолжить борьбу. Но вестготские герцоги и графы либо пытались защищать только свои владения, совершенно не думая об общем деле, либо бежали на север, либо стремились договориться с врагом. Это же пришлось сделать и сыновьям Витицы, которые пытались договорится с Тариком, но тот направил их к Мусе, а Муса, в свою очередь, — к халифу. В конце концов был заключен договор, по которому сыновьям Витицы были оставлены их владения, но от трона они были вынуждены отказаться.

Воспользовавшись этим политическим хаосом, Тарик разделил свой отряд на несколько частей и в то время, как его подчиненные покоряли Южную и Юго-Восточную Испанию, с основной частью своих войск подошел непосредственно к Толедо. Стоявшие там солдаты не столько защищали, сколько нещадно грабили город. Толедский митрополит Синдеред бежал из города и страны и вскоре прибыл в Рим. В результате Тарик без особого труда Гвадалетезахватил столицу Вестготского королевства.

Но в это время Муса, обеспокоенный слишком уж большими успехами своего подчиненного, решил взять покорение Испании в свои руки. В июне 712 г. он со всей своей восемнадцатитысячной армией, на этот раз в основном именно арабской, высадился на Пиренейском полуострове. Его первой задачей стал окончательный разгром Родриго. Он взял Гиспалис и двинулся к Эмерите. Город стойко защищался, и только в следующем 713 г. Муса смог его взять. Столкнувшись с неожиданными трудностями, Муса отозвал Тарика, и их соединенные силы разгромили армию Родриго в сентябре 713 г. Сам король, по-видимому, пал в этой битве.

Король Родриго устраивает войска в битве при Гвадалете, 711 г.

После этого Муса провозгласил халифа Валида государем Испании. Он планировал дальнейшие завоевания и даже уже начал их, захватив Цезаравгусту. В это же время Тарик действовал самостоятельно, хотя и под общим командованием Мусы, и тоже добился успехов. Но теперь уже халиф Валид испугался чрезмерных успехов Мусы и Тарика. Они оба были отозваны из Испании и вызваны в Дамаск. Сначала Муса отказался было подчиниться приказу халифа, ссылаясь на незавершение завоевания Испании, но затем все же выполнил повеление и вместе с Тариком прибыл в Дамаск.

Там Муса был вскоре арестован (возможно, уже преемником Валида Сулейманом) и умер в тюрьме, судьба же Тарика осталась неизвестной. Уезжая из Испании, Муса оставил во главе ее своего сына Абд-эль-Азиса. Тот женился на вдове Родриго и даже имел от нее сына, но через некоторое время сам был убит по приказу нового халифа Сулеймана, явно испугавшегося сепаратистских стремлений Абд-эль-Азиса, доказательством чего он счел женитьбу на вдове вестготского короля. После этого арабские правители Испании менялись довольно быстро. Но все они продолжали завоевательные походы.

Многие испанские магнаты поспешили признать новых правителей. Так, например, поступил Теудемир, недавно прославившийся своей победой над византийским флотом. В первое время его владения стали убежищем для многих беглецов, но вскоре Теудемир решил, что для сопротивления у него нет сил. Он заключил договор с Абд-эль-Азисом, сохранив в обмен на свое подчинение почти все свои владения. Он обязался платить халифу сравнительно небольшую дань и не принимать в свои владения никого из врагов новых владык; взамен арабский правитель обещал сохранить за ним остальные его владения, не убивать и не брать в плен никого из его подданных, гарантировать исповедание им и его подданными христианства и не уничтожать и не грабить церкви. В долине Ибера так же поступил другой магнат — Фортунат, который даже перешел в ислам.

Но еще далеко не вся страна была завоевана. Одна из более поздних хроник сообщает, что готы в течение семи лет вели войну с арабами и в конце концов заключили с ними договор, по которому избрали собственных графов, признавших, однако, нового государя. Эти графы должны были управлять жителями земли (habitantes terrae), и они противопоставляются городам, обитатели которых лишились всего своего имущества и сами были порабощены. Хроника не указывает театр этой войны, но сравнение с другими известиями показывает, что она происходила в той части Испании, которая с первой трети VI в. была населена готами. Здесь жили готские крестьяне, и можно говорить, что именно они и оказали столь упорное сопротивление арабам.

В Тарраконской Испании и Септимании действовал король Ахила (или, может быть, Агила II). Был ли это сын Витицы или кто-либо другой, сказать трудно. Если это действительно был старший сын Витицы, то арабы больше в нем не нуждались и выступили против него. Но вероятнее все-таки, что речь идет о каком-то другом вестготском аристократе; ведь с сыновьями Витицы мусульмане заключили договор, предоставив им 3 тысячи имений взамен отказа от трона. Более того, сын Витицы Арбогаст позже даже играл значительную роль при мусульманском дворе, а тот же Оппа, бывший чуть ли не самым главным виновником поражения на реке Барбате, затем примет активное участие в войне с выступившим против арабов первым астурийским королем Пелайо.

Кордовский халифат в Х в.

Но, вероятнее всего, новый король являлся сторонником сыновей Витицы. По-видимому, часть противников Родриго разочаровалась в приглашенных ими же мусульманских завоевателях, и Ахилла (Агила) мог попытаться претворить в жизнь прежний план: после гибели Родриго стать самому королем, как это сделал полутора веками ранее Атанагильд, и остановить вражеское продвижение. Как бы то ни было, надолго удержаться Ахила, или Агила, не смог и был разгромлен. Его правление продолжалось приблизительно три года.

Его сменил некий Ардон, действовавший в Септимании, который сумел продержаться дольше, но в конце концов тоже был разгромлен. Арабы в это время перешли Пиренеи и подчинили Септиманию. В 719 г. они захватили Нарбонн, а в 725 — Ним и Каркассон. Одновременно, они неоднократно пытались распространить свои владения и на Франкское королевство. На Пиренейском полуострове еще существовали некоторые отдельные очаги сопротивления, но никакой централизованной власти, которая могла бы противостоять мусульманам, уже не существовало.

Державшийся в Астурии Пелайо, в свое время изгнанный Витицей, попытался было как-то договориться с арабами, но те отказались пойти на какой-либо компромисс. И тогда Пелайо выступил против них и в 718 г. в долине Ковадонги разбил арабский отряд. С этого вообще-то довольно незначительного события началась новая глава истории Испании. Возникшее на севере Астурийское королевство первое время стремилось представить себя прямым продолжением Толедского, но это была только иллюзия. Там, а по мере расширения отвоеванных территорий и на все большей части Испании, возникали совершенно новые отношения, новые противоречия, новые принципы организации общества и государства. О Вестготском королевстве в Испании говорить уже было нельзя.

promotour.info

Завоенвание арабами Испании. Бюро переводов «Блиц»

Арабское завоевание Испании и образование Кордовского Халифата.

В 711 году, арабский военачальник Тарик ибн Зияд пересек море и высадился на Пиренеях в составе войска численностью 9000 человек.  Это событие стало началом арабского присутствия в Испании.

В этом же году, войска Тарика нанесли тяжелое поражение вестготским войскам короля Родериха. Завоевание Испании протекало до 720 года. После Тарика этим занимался африканский наместник Муса, а затем его сын – Аль-Абдуз. 30-е гг., VIIIарабы предприняли попытку углубиться в Европу, в Галлию, однако были остановлены рыцарями франкского короля Карла Мартелла.

В середине VIIIвека в Арабском халифате вспыхнули внутренние конфликты. В 750 году в арабском Халифате установилась новая династия Аббасидов. Все это привело к усилению сепаратистских настроений на окраинах государства. Воспользовавшись внутренней смутой, испанский наместника Абдррахман (командовавший войсками арабов при Пуатье) в 756 году заявил об отделении от Халифата и создании Кордовского эмирата.  Практически весь VIII-IXвв. прошли для эмирата в попытках укрепить власть и побороть сепаратизм регионов. В начале Xв. к власти пришел Абдуррахман III. В 929 году, он принял титул халифа, дабы подчеркнуть свою власть и поставить себя наравне с багдадским халифом. Xвек ознаменовался расцветом арабской Испании.

Кордова стала культурным, научным и политическим центром Аль-Андуласа. Более того — город стал одним из величайших в Европе. Здесь тесно переплетались традиции западноевропейской, исламской и еврейской культур. В городе активно велось строительство. Было построено сотни дворцов, мечетей, бань, садов и других архитектурных творений. Здесь делали медицинский перевод трактатов античных медиков и адаптировали на арабский произведения великих средневековых литераторов. В библиотеке халифского дворца при Хакаме IIбыло собрано более 400 000 книг, что стало одной из самых больших книжных коллекций в мире. Здесь жили и творили великие ученые, такие как филолог Ибн Абд Раббихи или историк Ибн аль Кутийя, который написал большой труд по историю арабских завоеваний в Испании.

В Кордове была воздвигнута вторая по величине (после Мекки) мечеть в мусульманском мире. Там же находилась великая реликвия — рука пророка Мухаммеда. Здесь же находился Кордовский университет, где трудились ученые со всего мира.

Одновременно с этим развивалась промышленность и ремесло, в котором местные мастера достигли необычайных высот. Изделия из ткани, металла, керамики и кордовского стекла ценились не только на востоке, но и по всей Европе. Активно развивались судостроение и добыча полезных ископаемых. Арабы привезли с собой в Европу множество доселе неизведанных культур: рис, арбузы, бананы, твердые сорта пшеницы и т.д.  Внедрение новых сельскохозяйственных технологий позволили улучшить качество урожая.

Испанское общество в период арабского завоевания

Стоит отметить, что арабы понимали опасность религиозного притеснения в регионе, где мусульмане –переселенцы составляли значительное меньшинство. Поэтому в регионе традиции и обычаи местного населения оставались неприкосновенными. Однако религиозная дискриминация все равно имело место. Так, немусульманское население облагалось особым налогом —«хараджем». Церкви и монастыри также выплачивали налоги в государственную казну. Землевладельцы, признавшие за собой власть кордовских правителей, сохраняли за собой все земли и собственность и были вынуждены платить «джизью» —поземельный налог. Земли бежавших или сопротивлявшихся магнатов были конфискованы и розданы мусульманской знати.  Одновременно с этим улучшилось положение крепостных и рабов. Крепостные теперь не были привязаны к земле и освободились от многих податей. Их единственной обязанностью было выплата натурального налога владельцу той земли, на которой они работают. Положение рабов также облегчилось, особенно с учетом того, что любой принявший ислам раб мог стать свободным человеком.

Однако элементы религиозной дискриминации все равно имели место быть. Так, слово мусульманина в суде ценилось больше, чем слово христианина или еврея, да и для некоторых преступлений, наказание немусульман было строже, чем для приверженцев ислама.

Развал Халифата. Реконкиста.

Начиная с XIвека, в Кордовии наметились признаки феодальной раздробленности. В период смут с 1009 по 1031 года сменилось 6 халифов, последним из которых стал Хишам III. После его свержения в 1031 году, Кордова распалась на ряд разрозненных эмиратов.

Воспользовавшись этим, христианские земли Пиренейского полуострова начинают консолидацию. Теперь христианам становится легче воевать с разобщенными государствами бывшего Халифата. Начинается «реконкиста», что переводится как «освобождение». Война шла с переменным успехом, до тех пор, пока в 1212 году при Лас-Навас-де-Толосе не произошла битва объединенного христианского войска с мусульманскими войнами. Это стало коренным переломом в Реконкисте.

К 1230 году во власти арабов остался лишь Гренадский эмират, который был окончательно завоеван в 1492 году. С этого момента, владычеству арабов в Испании был положен конец. Однако следы арабского присутствия на Пиренеях были запечатлены в местной культуре, архитектуре и даже языке, о чем вам расскажет любое бюро переводов.

 

arabperevod.ru

КОРДОВСКИЙ ХАЛИФАТ (El Califato de Cordoba)

Ко́рдовский халифат (929-1031 гг.) – средневековое мусульманское государство на территории современной Испании и Португалией со столицей в г. Кордова.

К началу VIII века арабы завоевали почти всю территорию Пиренейского полуострова: до 750 г. мусульманская Испания (ал-Андалус) была частью Дамасского халифата. С захватом власти в Дамаске Аббасидами, представитель павшей династии Омейядов Абд ар-Рахман закрепился в ал-Андалусе и создал эмират со столицей в Кордове. Расцвет династии кордовских Омийядов связан с именем Абд ар-Рахмана III, который в 929 г. утвердил независимость арабской Испании  и создание Кордовского халифата.  

Кордовский халифат представлял собой централизованное государство, в котором вся полнота власти находилась в руках халифа. В его подчинение входили верховные сановники – хаджибы, однако фактическая власть зачастую сосредотачивалась в руках различных кятибов – секретарей. Провинциальное управление осуществлялось валиями, а в условиях постоянной борьбы с христианами особое значение приобрела должность правителя границ. Важное место в системе управления занимали судьи – кади. Главным был судья соборной мечети в Кордове. Судьи выполняли не только судейские функции, но и ведали вопросами религиозного характера, были попечителями сирот и неграмотных, записывали акты рождений, браков и смерти.

Важным элементом политической системы халифата была армия и флот. Войско формировалось на основе старого арабского племенного принципа. Каждый клан выставлял определенное количество солдат со своим командиром и знаменем. Флот выполнял как военные, так и торговые функции. Военная деятельность флота, главным образом, была направлена против Галисии и Астурии, остававшиеся христианскими. Основным торговым портом халифата являлась Альмерия. 

В начальный период своего существования халифат пережил эпоху бурного экономического подъема. Доходы государства слагались из различных податей. Определенная десятина взималась с сельских продуктов, ремесленного производства и торговли. Основу сельского хозяйство составляло мелкое крестьянское хозяйство при отсутствии домена. Крестьяне арендовали участки у крупных землевладельцев, а также платили значительные налоги в казну. Общая сумма налогов, взимаемых в Кордовском халифате, при Абд ар-Рахмане III составляла 5 млн. 400 тыс. золотых динаров. Экономическому росту способствовали меры по расширению спектра производимой сельскохозяйственной продукции – были завезены сахарный тростник, рис, шелковица, гранат; усовершенствована система ирригации, приняты меры по развитию скотоводства.  Важным становилось рудное дело, металлическое и текстильное производство. Халифат поддерживал интенсивные торговые связи со странами Западной Европы и Северной Африкой. Внутренняя торговля регулировалась посредством корпораций – цехов купцов и ремесленников.

Кордовский халифат интенсифицировал свои дипломатические связи: известны его посольства в Византию и Германию. Общий подъем халифата отразился в расцвете науки и культуры - здесь работали видные ученые; библиотека аль-Хакама насчитывала до 400 тыс. томов. 

X век стал вершиной расцвета Кордовского халифата, однако халифы Омейядской династии не смогли удержать власть, и уже в 1031 году, во время гражданских войн и междоусобиц, на его месте возникли мелкие самостоятельные арабские княжества в Сарагосе, Толедо, Севилье, Гранаде, Валенсии и др. 

Иллюстрация: 

Большая мечеть в Кордове (вторая половина VIII- начало IX вв.)

Автор статьи: Фофанова А.Р.

w.histrf.ru

Мусульмане в Испании: наследие Кордовского халифата

Развитие современного мира, прогресс в науке и культуре, которые в настоящее время целиком и полностью ассоциируются с Западом, были невозможны без ислама. Религия Аллаха и порождённая ею культурная система оказали существенное влияние на европейскую цивилизацию.

Одним из центров распространения знаний и морально-этических ценностей в Европу стала мусульманская Испания, которая была расположена едва ли не на самой западной точке континента.

 

История создания испанского государства мусульман

Создание халифата на территории современной Испании происходило в условиях жёсткой конфронтации с разными политическими силами. Спустя более чем век после формирования единого государства мусульман трения и конфликты между ними нарастали, приводя к разного рода кровопролитиям.

В 750 году (по Милади) единственный, кто сумел выжить во время резни из династии Омейядов, Абдур-Рахман отправился инкогнито к берберам – племени, откуда происходила его мама. После этого он направился на юг Испании, где сформировал собственное войско, состоящее из сирийских арабов. Ситуацию облегчало то, что эти арабы относились к племени химьяр, которое всегда было лояльно омейядской династии. Вслед за этим последовали победы над испанскими наместниками аббасидского халифата, что открыло путь для создания Абдур-Рахманом собственного государства. Так, в 755-756 годах по Милади появилось самостоятельное государство мусульман в Испании. Оно первоначально называлось эмиратом, статус халифата ему был придан в 929 году.

Столицей самостоятельной мусульманской Испании стал город Кордова. 26-летний Абдур-Рахман, в свою очередь, правил этими территориями на протяжении последующих 32 лет. В период правления ему не раз доводилось бороться с противниками из числа иностранных неприятелей (государство франков), других мусульманских государств (Аббасидский халифат), а также оппозицией внутри страны (берберы, испанские мусульмане, христиане и другие). Несмотря на столь неприятный политический фон, Абдур-Рахман сумел быстро выправить ситуацию и принести мир на территории, которые оказались под его властью.

Государство мусульман в Испании было единым вплоть до 1031 года. Далее последовала феодальная раздробленность, присущая в те времена едва ли не всем государственным образованиям Европы. В связи с этим процессом в Испании появились такие самостоятельные административно-политические единицы в Севилье, Валенсии, Кордове, Сарагосе и Толедо. Мусульманское правление полностью было изжито в Испании в 1492 году, когда трагически пала Гранада.

 

Чем знаменита мусульманская Испания

По свидетельствам историков средневековья, заставших времена расцвета мусульманской Испании, эта страна просто пылала огнём просвещения и интеллектуального порыва, которые продвинули её настолько вперёд, что остальным державам того периода оставалось лишь с завистью наблюдать за её успехами.

Одной из отличительных черт Кордовского халифата стало то, что на его землях народы продолжали преимущественно исповедовать собственную религию. В отличие от Египта, Ирака, Ирана и других территорий, жившие в Испании люди воспользовались либеральным порывом мусульманских правителей и общей толерантностью, присущей исламу в вопросах взаимоотношений с другими религиями, и сохранили свою конфессиональную принадлежность. Под властью мусульманских правителей росли богословские школы как иудаизма, так и христианства. В атмосфере дружелюбия и взаимного уважения стало возможно интеллектуальное развитие теологических и сугубо научных направлений общественной мысли. Такое направление общественной мысли, как схоластика (от слова «школа» – следование единому религиозному учению, которое подменяло едва ли не все науки), в Испании не встречалось. Мусульмане того периода, будучи весьма практичными и деловыми людьми, делали упор на развитие наук, которые имели серьёзное прикладное значение. В этот период импульс получают география, медицина, химия, математика и астрономия. Не менее важными воспринимались социальные и гуманитарные направления знания, например, история, учения об общественном устройстве, поэзия.

Именно через мусульманскую Испанию до Европы доходили результаты масштабного интеллектуального труда, которым промышляли на обширных территориях, населённых представителями ислама. Медицинские трактаты Авиценны (Ибн Сины) переводил на латынь французский мыслитель Жерар, работы философа аль-Кинди были настолько широко востребованными, что его читали больше немусульмане из Европы, нежели те, кому изначально были направлены его произведения.

Кроме того, мусульмане того периода активно переводили на арабский язык работы древнегреческих мыслителей (Аристотель, Пифагор, Птолемей и другие). Именно через руки мусульман западные науки сумели ознакомиться с обширным наследием научно-философского просвещения.

Мусульманская Испания оставила после себя глубокий след на культуре народов, которые обосновались на Пиренейском полуострове. Например, в испанском языке есть примерно 4 тысячи слов, которые происходят от арабского. Туристы со всего света стремятся попасть в Кордову и Гранаду, чтобы насладиться архитектурными изысками (см. фото), которые оставили после себя мусульманские правители.

islam.global

Арабское господство в Испании

Завоевателей, которые прибыли из Африки и вызвали падение вестготского господства, называли обычно арабами, и это название применяется до сих пор. Тем не менее необходимо дать несколько более точное определение этого понятия для уяснения хода последующих событий.

К началу VIII в. арабы уже завоевали всю северо-западную Африку, принадлежавшую ранее византийской империи. Здесь арабы застали коренное население — берберов, народ иного происхождения, у которого, так же как и у арабов, существовала племенная организация. Берберы, собственно, и известны под именем мавров. Они отличались от арабов большим фанатизмом, так как ими управлял особый класс священнослужителей («святых»), которых они почитали больше вождей племен — шейхов.

Берберы неохотно приняли арабское господство. Мусульманские войска, вторгшиеся в 711 г. под командованием Тарика в Испанию, как раз и состояли в большинстве своем из берберов. Муса же привел с собой больше арабов, и при этом выходцев из различных враждующих между собой племенных объединений — кайситов и кальбитов. В Испании этих завоевателей стали именовать либо маврами (хотя в узком смысле это название относится только к выходцам из Африки, а не к арабам), либо арабами, что, в свою очередь, не совсем верно, так как к этой этнической группе не относятся берберы. Укрепление арабского господства в Испании.

Спустя год после битвы у Сегоюэлы, ознаменовавшей конец вестготской монархии в Испании, Муса продолжил свой поход, направившись через Гвадалахару к Сарагосе, иногда преодолевая сопротивление вестготских вождей, но порой получая от них помощь. Так, например, граф Фортуний Тараконский, подобно многим другим магнатам, которые более всего были озабочены сохранением своего имущества и своей власти, покорился арабам и отрекся от христианской религии, получив за это некоторые привилегии. Впрочем, так поступали не все знатные люди. Некоторые из них энергично сопротивлялась захватчикам, отстаивая свои права и владения. Народ, которому нечего было терять, вел себя иным образом. До 713 г. война велась сравнительно гуманно. При взятии Мериды Муса оставил на свободе жителей города и сохранил их имущество. Победители конфисковали лишь то, что принадлежало убитым, эмигрантам и церкви. Однако кампания 714 г. была жестокой, так как арабы предавались всякого рода излишествам. Тем не менее они оставили христианам их церкви.

Закончив поход против территории, лежащих по течению Эбро, Муса и Тарик совместно начали завоевание территории, названной впоследствии Старой Кастилией, и Кантабрии, продвигаясь с востока на запад и с севера на юг. В этом походе арабы встретили сильное сопротивление. Хотя некоторые графы и покорились (причем посредниками при заключении мирных договоров выступали епископы), другие продолжали доблестно сражаться, Муса будто бы дал следующую характеристику испанцам: «Они как львы обороняют свои крепости и подобно орлам кидаются в сечу на боевых конях. Они не упускают ни малейшей возможности, если она для них благоприятна, и, будучи разбиты и рассеяны, они скрываются под защиту неприступных теснин и лесов, чтобы затем еще с большей отвагой ринуться в бой». Таким образом, Муса говорит о том, что жителям полуострова свойственны два способа ведения войны — борьба с врагом в укрепленных поселениях или партизанские действия, подобные тем, что они вели в свое время против римлян. Для закрепления своих завоеваний арабы создавали в Амайе, Асторге и других пунктах военные колонии. В провинции Вальядолид, в крепости Бару, они встретили упорное сопротивление и вынуждены были на некоторое время задержаться здесь. Из этой местности Муса направился к территориям асгуров. Совершив нападение на селение Луко, арабы захватили его и овладели также расположенным неподалеку Хихоном. Астуры и готы укрылись в неприступных горах Пикос де Эуропа и, спустя некоторое время, покинув свое убежище, нанесли арабам жестокий удар. Как раз в тот момент, когда Муса собирался проникнуть в Галисию, он получил категорическое предписание халифа прибыть ко двору и дать отчет о своем поведении в связи с жалобами на действия этого полководца, которые поступили в Дамаск. Мусе пришлось повиноваться, и он вместе с Тариком отправился в Севилью, чтобы сесть там на корабль (714 г.). Во главе арабских войск остался Абд-аль-Азиз, сын Мусы, который предпринял ряд экспедиций в Португалию и в южную и юго-восточную части Андалусии, захватив Малагу и Гранаду. Вступив на территорию Мурсии, он встретил энергичное сопротивление графа Теодемира, столицей которого была Ориуэла. К выгоде обеих сторон, арабы были немногочисленны, а Теодемир боялся оказаться изолированным (хотя другие графы и оборонялись в различных пунктах, но между ними не было согласия), было заключено соглашение о капитуляции, в результате которого была признана независимость Теодемира и подвластных ему подданных на территории Ориуэлы, Валентенты, Аликанте, Мулы, Бегастро, Анайи и Лорки, причем испанцам было разрешено исповедовать свою религию и сохранить свои храмы. Арабы гарантировали неприкосновенность имущества христиан и обязали их только платить небольшую подать в деньгах и в натуре.

Абд-аль-Азиз был убит, не завершив покорения Испании. Роскошная жизнь, которую он вел вопреки суровым предписаниям своей религии, и то обстоятельство, что он женился на вдове Родериха, Эгилоне, подорвали его престиж у арабских воинов. Дело, начатое им, завершил новый правитель — Аль-хурр. Аль-хурр считал, что завоевание полуострова уже закончено и что сопротивление испанцев преодолено в ходе семилетних боев (712—718 гг.). Поэтому он перешел Пиренеи и вторгся в Галлию. Однако Аль-хурр заблуждался. Именно в это время против арабских завоевателей началась новая и при этом не оборонительная, а наступательная война.

Поскольку Испания была завоевана африканскими войсками, ее считали зависимой от африканских владений халифата. Правитель (эмир) Испании назначался африканским наместником, в свою очередь подчинявшимся халифу, резиденция которого находилась в Дамаске, в Сирии. Эта зависимость не помешала Испании стать ареной многочисленных гражданских войн между завоевателями. Не раз Испания вела себя так, как будто бы она была действительно независимой страной.

Арабы в своих завоеваниях вовсе не стремились к обращению покоренных народов в ислам. На поведение арабов, конечно, оказывали влияние такие факторы, как фанатизм того или иного халифа или полководца, командовавшего войсками, но, как правило, они предоставляли народам завоеванных стран право: либо принять ислам, либо платить подушную подать (сверх поземельного налога). Поскольку в соответствии с установленным порядком вновь обращенные платили меньше налогов государству, чем упорствующие приверженцы старой веры, арабы, предпочитая земные выгоды интересам религиозным, считали, что никоим образом не следует силой приобщать к исламу покоренные народы; ведь подобные действия лишали их добавочных податей. Этот мотив наряду с чисто военными соображениями (не всегда легко было успешно вести войны) неоднократно заставлял арабов заключать договоры, подобные соглашению с Теодемиром. При этом они относились с уважением не только к религиозным верованиям, но и ко всему жизненному укладу и обычаям покоренных народов. Таким образом, завоевание, как пишет один испанский историк, «не было делом религиозной пропаганды, а представляло собой более или менее систематический грабеж».

Административная и социальная организация завоеванных территорий. Основная масса испано-римского и вестготского населения продолжала жить в условиях почти полной гражданской независимости под владычеством мусульман, будучи управляема своими графами, судьями, епископами и пользуясь своими церквами. Эмиры довольствовались установлением для покоренных христиан двух разновидностей законных налогов: 1) личным или подушным налогом (величина его варьировала в зависимости от имущественного состояния плательщика, причем он не вносился женщинами, детьми, монахами, калеками, нищими и рабами) и 2) поземельным налогом, который обязаны были вносить как мусульмане, так и христиане (первые, однако, только с имений, ранее принадлежавших христианам или евреям). Иногда (как о том можно судить, например, по ставкам личного налога, фиксированным в соглашении о капитуляции Коимбры) с христиан брали личный налог в двойном размере. Этот налог назывался харадж и уплачивался в известной части натурой. Церкви и монастыри также платили налоги. В отношении недвижимой собственности, по-видимому, существовало следующее правило: Муса оставил 1/5 часть завоеванных земель и домов для государства, что составило особый общественный фонд — хумс. Обработку государственных земель он предоставил молодым работникам из числа местного населения (крепостным), которые должны были отдавать 1/3 урожая халифу или его наместнику — эмиру. В этот фонд входили главным образом церковные имущества и имущества, которые принадлежали вестготскому государству, бежавшим магнатам, а также земли владельцев, оказавших сопротивление арабам. Что касается частных лиц, воинов и нобилей, которые капитулировали или подчинились завоевателям, то арабы признали за ними (как в Мериде, так и в Коимбре) право собственности на все их имущество или известную часть его, с обязательством платить поземельный налог (джизья — подать, аналогичная хараджу) с пахотных земель и с земель, засаженных плодовыми деревьями. Так же поступили арабы по отношению к ряду монастырей (судя по соглашению о капитуляции Коимбры). Кроме того, местные владельцы могли свободно продавать свою собственность. В вестготскую эпоху они в этом отношении были стеснены не утратившими силу римскими законами о куриалах. Наконец, 3/4 конфискованных земель распределялись между полководцами и солдатами, т. е. между племенами, которые входили в состав войска. Согласно одной арабской версии, Муса провел это распределение полностью, однако другие арабские источники свидетельствуют, что завершил его не Муса, а Самах, сын Малика, по распоряжению халифа. Самах отдал остатки еще не распределенных государственных земель в ленное владение воинам, которых он привел с собой. При этих разделах северные округа (Галисия, Леон, Астурия и др.) были переданы берберам (а в армии завоевателей их было больше, чем арабов), а южные (Андалусия) — арабам. Те вестготские крепостные, которые остались на месте, продолжали обрабатывать землю с обязательством (как земледельцы хумса) уплаты 1/3 или 1/5 части урожая племени или вождю, владевшим этими землями. Следовательно, положение земледельцев значительно улучшилось; земли были разделены теперь между многими, и цепи, которые приковывали крепостных к латифундиям, были разорваны. Наконец, сирийские арабы, прибывшие в Испанию позже, получили в некоторых округах не непосредственную собственность на землю, но право получать 1/3 доходов с земель хумса, на которых сидели христиане. Таким образом, между сирийцами и местным населением в округах, заселенных ими, создались отношения, аналогичные тем, которые имели место между вестготскими консортами и галло-римлянами, когда племена Атаульфа получили в свое владение земли в Галлии.

Положение рабов также улучшилось, с одной стороны, потому, что мусульмане обращались с ними более мягко, чем испано-римляне и вестготы, а с другой — еще и потому, что достаточно было любому рабу-христианину перейти в ислам, чтобы стать свободным. Из этой группы бывших рабов и землевладельцев, которые также переходили в ислам, чтобы освободиться от уплаты подушной подати и сохранить свои земли, образовалась группа христиан-ренегатов (renegados), которые приобрели впоследствии большое значение в Испании.

Все эти преимущества арабской системы управления в известной мере обесценивались в глазах побежденных, поскольку массы христиан были подчинены иноверцам. Подчинение это было особенно тяжелым для церкви, которая зависела от халифа, присвоившего себе право назначать и низлагать епископов и созывать соборы. Кроме того, с течением времени договоры, заключенные с покоренным населением (как это имело место в Мериде), нарушались, а налоги, которые должны были вносить побежденные, увеличивались. Все это служило причиной беспрестанных волнений. Выиграли от арабского завоевания евреи, поскольку они получили известные привилегии, а стеснительные законы вестготской эпохи были отменены завоевателями. Евреи получили возможность занимать административные должности в испанских городах.

После завоеваний Аль-хурра изолированные районы, сохранившие независимость до известной поры, не причиняли особых забот завоевателям. Арабы направились в Галлию, где различные эмиры одерживали победу за победой, пока один из них, Абдаррахман, не был разбит франкским полководцем Карлом Мартеллом неподалеку от города Пуатье (732 г.). Это поражение не прекратило арабских набегов на Галлию, где они сохранили в течение некоторого времени ряд поселений в Септимании (в том числе Нарбонну). Восстания берберских племен в Африке, начавшиеся в 738 г., отвлекли силы мусульман в другую сторону, и спустя некоторое время волна арабских завоеваний начала откатываться назад.

Больше всего забот причиняли мусульманам внутренние раздоры и, в первую очередь, скрытое соперничество между арабами и берберами. После поражения эмира Абдаррахмана при Пуатье, а возможно, и несколько ранее, в самой Испании произошло восстание берберов под руководством шейха Османа-ибн-Абу-Нисы или Мунусы (который, как полагают, был правителем Овьедо), вступившего в союз с герцогом Аквитанским Эудесом, на сестре которого он женился. Вскоре после этого, в 738 г., как мы уже говорили, африканские берберы подняли восстание, вызванное увеличением налогового бремени. Им удалось разбить не только арабские войска в Африке, но и армию, направленную халифом и состоящую главным образом из сирийских арабов. Все берберы Галисии, Мериды, Корни, Талаверы и других мест выступили против арабов. Арабский эмир Абд-аль-Малик, управлявший тогда Испанией, оказался в столь затруднительном положении, что вынужден был призвать на помощь остатки сирийской армии, разбитой в Африке и укрывшейся в Сеуте. Эти сирийцы, среди которых имелся крупный полководец по имени Бальдж, неоднократно просили Абд-аль-Малика предоставить им корабли для переправы в Испанию, чтобы спастись от африканских берберов. Однако эмир не внимал их просьбам, опасаясь, что, как только сирийцы окажутся в Испании, они захватят власть в свои руки. Под давлением обстоятельств он вынужден был все же призвать их на помощь. Сирийцы переправились в Испанию, разбили берберов и подвергли их жестоким наказаниям, но когда война была окончена и эмир не выполнил данных им обещаний, они, в свою очередь, подняли восстание, свергли Абд-аль-Малика и выбрали эмиром Бальджа. За этим последовала кровопролитная война между сирийцами и арабами-кельбитами, сторонниками Абд-аль-Малика. Бок о бок с Бальджем сражались рабы-христиане, обрабатывавшие арабские земли. Несмотря на ряд побед, одержанных сирийцами, война продолжалась бы в течение долгого времени, если бы влиятельные представители обеих сторон не выступили с посредничеством. Эмир Африки содействовал примирению и послал нового правителя, Абу-аль-Хатара, по происхождению кельбита, из сирийских арабов, который умиротворил Испанию, объявив амнистию и отправив в Африку наиболее беспокойных шейхов. Он предоставил сирийцам государственные земли, с которых обрабатывавшие ее крепостные стали платить новым держателям этих земель 1/3 урожая. Таким образом, сирийскими арабами были заселены различные округа Андалусии и Мурсии.

Вскоре война возобновилась — на этот раз между кайситами или мааддитами и йеменцами или кельбитами. Война вспыхнула из-за несправедливого обращения со стороны нового правителя — кельбита с арабами другой партии и длилась одиннадцать лет. Власть фактически была в руках двух кайситских вождей-победителей — Самаила и Юсуфа. Следует отметить, что в это смутное время шейхи избирали эмиров (как это было, например, с Юсуфом), совершенно не считаясь с халифом и африканским эмиром.

Халифами, верховными руководителями мусульманского государства, в течение продолжительного периода были представители знатного рода Омейядов, однако, так же как и в Испании, на Востоке не прекращалась борьба между честолюбивыми шейхами и соперничающими племенами. Омейяды в конце концов были свергнуты с престола представителями другой семьи — Аббасидами.

Смена династий вызвала в арабских владениях всеобщие смуты. Это произошло в то время, когда Юсуф был эмиром Испании. В Африке часть провинций объявила себя независимыми, другая же часть отказалась признать Аббасидов. При подобных обстоятельствах юноша из семьи Омейядов по имени Абдаррахман бежал из Сирии, где почти все его родичи были умерщвлены во время переворота, и укрылся сначала в Египте, а затем в берберской Африке, пытаясь создать здесь независимое царство. Его попытки оказались безуспешными, и он обратил свои взоры на Испанию. При поддержке бывших клиентов дома Омейядов он высадился на полуострове и выступил против Юсуфа. Сперва война шла с переменным успехом, но в конце концов Абдаррахман одержал решительную победу над Юсуфом и полководцем Самаилом и стал эмиром, независимым от аббасидского халифа. С этого времени начинается новая эпоха в истории арабской Испании (756 г.).

Христианские центры сопротивления. Выше отмечалось, что мусульмане встретили значительное сопротивление в некоторых областях Испании; однако после кампаний Мусы, Абд-аль-Азиза и Аль-хурра они заключили договоры со всеми графами и вождями, которые стремились сохранить свою политическую независимость. Согласно сообщениям древнейших летописцев, вестготские элементы оказывали непрерывное сопротивление только в одной области — в Астурии. В Астурии укрылись некоторые магнаты южной и центральной Испании, часть епископов и остатки войск, потерпевших поражение в Мериде, в Кастилии и в других местах. Под защитой гор, рассчитывая на помощь местных жителей, они намерены были решительно сопротивляться завоевателям. Сообщение о гибели Родериха в Сегоюэле заставило их подумать о необходимости избрать преемника, который должен был руководить их военными операциями. Магнаты и епископы избрали королем Пелагия.

В первое время Пелагий не мог добиться успеха, так как войско его было немногочисленно. С приближением войск Мусы (во время кампании 714 г.) Пелагий удалился в предгорья Пикос де Эуропа (близ Кангас де Онис), где оборонялся от арабов. Возможно, он платил мусульманам (назначившим в Хихон берберского правителя Мунусу) дань. Спустя некоторое время, когда эмиром стал Абд-аль-Азиз, благожелательно относившийся к христианам, Пелагий, как полагают, посетил Кордову, желая с ним заключить договор. Однако, когда правителем стал воинственный Аль-хурр, мирным отношениям (впрочем, трудно сказать, действительно ли они имели место) настал конец. Пелагий и его сторонники начали военные действия и, не чувствуя себя в безопасности в Кангасе, отступили в горы. Там, в долине Ковадонги, им удалось разгромить (718 г.) высланный против них отряд под командой Алькамы. Алькама погиб в этом сражении.

Победа при Ковадонге имела большое значение, хотя она решила судьбу лишь небольшой территории. По-видимому, насколько можно заключить на основании сообщений различных летописцев, Мунуса после разгрома у Ковадонги решил эвакуировать восточную часть Астурии. Вскоре он потерпел поражение и был убит на поле Олальес. Однако кордовские эмиры продолжали посылать военные экспедиции против Пелагия, который, видимо, успешно отбивал эти нападения.

Неизвестно, существовал ли в Испании другой центр сопротивления, помимо указанного. Королевство Теодемира в Мурсии и другие маленькие королевства и графства, хотя и были независимы, тем не менее фактически подчинялись арабам или поддерживали с ними добрососедские отношения. Полагают, что только через несколько лет после сражения при Ковадонге, в 724 г., на севере Арагона и на границах баскской области (которая также была в большей своей части независимой) возник новый христианский центр сопротивления, во главе которого стоял некто Гарси-Хименес (возможно, граф). Он разбил арабов и овладел городом Айнсой (в 70 км к северо-востоку от Уэски). Территория, которую заняли Гарси-Хименес и его преемники, называлась Собрарбе. Она включала почти весь нынешний район Больтаньи в Пиренеях. В то же время на территории Наварры существовал другой независимый центр, находившийся в более или менее тесной связи с центром в Собрарбе. В древних документах указывается, что первым вождем или суверенным государем этой земли был некий граф по имени Иньиго Ариста. Имеющиеся сведения о происхождении этих государств настолько сбивчивы и противоречивы, что нельзя ничего определенно утверждать об их ранней истории.

Как уже отмечалось, вокруг Пелагия сгруппировались представители вестготской знати и епископы, в том числе беглецы из Арагона и Наварры, покинувшие свои диоцезы после занятия их арабами. Вполне естественно, что после победы при Ковадонге к Пелагию присоединились новые приверженцы; графы наиболее близких областей, граничивших с Галисией и Кантабрией, использовали создавшееся положение, чтобы освободиться от вынужденного подчинения мусульманам и вступить в соглашение с новым королем. Очевидно, не только Пелагий, преследовавший свои собственные интересы, но и нобили стремились сбросить мусульманское иго, добиваясь овладения конфискованными землями или, по крайней мере, частью их. Астурийский двор продолжал традиции толедско-го. Здесь, как и там, продолжается борьба между знатью и королем — знать борется за участие в выборах короля, за сохранение всегда желанной независимости, а король — за право передачи престола по наследству и за укрепление своего единодержавия. Можно сказать, что в течение всего VIII столетия история Астурии сводится именно к этому. Борьба против завоевателей не имела успеха. Непосредственный преемник Пелагия (Пелагий умер в Кангас де Онис в 737 г.), его сын Фавила, ничего не предпринял для расширения границ королевства. Король Альфонс I, герцог Кантабрии и зять Пелагия, вступивший на престол после Фавилы, воспользовавшись гражданскими войнами берберов и арабов, бушевавшими (738—742 гг.) на территории, занятой мусульманами, совершил ряд набегов на Галисию, Кантабрию и Леон, овладев такими важными пунктами, как город Луго, и разграбив другие города. Он все же не смог прочно закрепиться на завоеванной территории. Однако мусульмане отступили за Дуэро, установив новую военную границу — Коимбра, Корня, Талавера, Толедо, Гвадалахара, Памплона. Что касается Памплоны, то арабы заняли ее только на короткое время. Христиане постоянно владели полосой земли, более близкой к морю (Астурия, Сантандер, часть провинции Бургоса, Леона и Паленсии). Между этой границей и прежней линией находилась «ничейная» территория, принадлежность которой постоянно оспаривали христиане и мусульмане. Непрерывные победы королей, правивших после Альфонса, мало-помалу расширили королевство, однако до XI в. еще нельзя говорить, что христиане ведут наступление на арабов. Граница независимых христианских владений, которая не всегда была постоянной, не переходила за линию Гвадаррамы в самые благоприятные моменты, остальная же часть полуострова, в том числе большая часть территории Арагона, оставалась в полном подчинении мусульман. Альфонс I умер после описанных выше походов, и его деятельность способствовала восстановлению старого социального порядка на севере. Было предпринято заселение новоприобретенных земель, восстановлены церкви и монастыри. Альфонс I умер в 756 г., в год, когда Абдаррахман создал независимый эмират.

Независимый эмират и Кордовский халифат. В результате побед Абдаррахмана над Юсуфом и кайситами арабская Испания не была еще умиротворена. В течение долгого времени кайситы, берберы и шейхи различных племен оспаривали или не признавали власть нового независимого эмира. Тридцать два года правления Абдаррахмана были заполнены постоянными войнами. После многих превратностей Абдаррахман добился победы. Он не только разгромил своих внутренних врагов, но даже сражался против басков и сделал своим данником графа Серданьского (Серданья — территория в Восточных Пиренеях, к северу от Каталонии). В результате одного из заговоров, организованных против эмира, в Испанию вторгся франкский король Карл Великий, создавший мощную державу в Европе. Вследствие ряда случайностей заговор не удался, и Карлу Великому, присутствия которого в его королевстве требовали другие дела, пришлось возвратиться со своими войсками, хотя он завоевал несколько городов на севере Испании и достиг Сарагосы. Арьергард франкского войска был полностью уничтожен в ущелье Ронсеваль (Ронсевальес) непокоренными басками; в этой битве погиб знаменитый франкский воин, граф бретонский Роланд, о смерти которого была создана знаменитая легенда, послужившая основой для эпической поэмы «Песнь о Роланде». Однако Карл Великий не забыл про Испанию. Христиане впоследствии искали союза с ним, и в конечном счете Карл Великий овладел частью северо-восточных областей Испании — ядром будущей Каталонии.

Жестоко подавляя возмущения, обуздывая многочисленных противников, Абдаррахман укрепил свою власть и отвоевал города, захваченные франками. Однако умиротворить страну окончательно ему не удалось. Арабские и берберские шейхи ненавидели Абдаррахмана, и поэтому ему пришлось окружить себя войсками, состоявшими из рабов и наемных солдат африканского происхождения.

Преемник Абдаррахмана, его сын Хишам I (788—796 гг.), был чрезвычайно набожным, милосердным и скромным государем. Хишам сперва вел войны с некоторыми непокорными правителями, а затем с христианами Астурии и Галисии и с басками и франками в Септимании. В 793 г. он нанес поражение графу Тулузскому. Но более всего занимали Хишама религиозные дела. Он усиленно покровительствовал теологам — факихам. Партия фанатиков приобрела при нем большое значение. В ее рядах появилось много умелых, честолюбивых и смелых деятелей. Преобладание фанатиков стало особенно заметно в правление преемника Хишама, аль-Хакама или Хакама I (796—822 гг.). Новый эмир хотя и был верующим, но не соблюдал некоторых мусульманских обычаев (пил вино и проводил досуги в охотничьих забавах) и, самое главное, ограничил участие факихов в делах управления. Религиозная партия, стремлениям которой был нанесен чувствительный удар, принялась вести демагогическую агитацию, возбуждая народ против эмира и устраивая различные заговоры. Дело дошло до того, что в эмира, когда он проезжал по улицам, бросали камни. Хакам I дважды подвергал наказаниям мятежников в Кордове, однако это не помогло. В 814 г. фанатики вновь восстали, осадив эмира в его собственном дворце. Войскам эмира удалось справиться с восстанием, причем много кордовцев было перебито. Хакам простил остальных участников восстания, но изгнал их из Испании. В результате страну покинули две большие группы кордовцев (преимущественно ренегаты). 15 000 семейств переселились в Египет и до 8000 ушли в Фец, в северо-западную Африку.

Одержав победу над религиозной партией в Кордове, эмир занялся устранением другой, не менее серьезной опасности. Город Толедо, хотя номинально и был подчинен эмирам, фактически пользовался подлинной автономией. Его население состояло главным образом из вестготов и испано-римлян, большинство которых были ренегатами (отступниками от христианства). Арабов и берберов в городе было немного. Толедцы не забывали о том, что их город был столицей независимой Испании. Они гордились этим и упорно отстаивали свою независимость, признанную, возможно, договорами, аналогичными соглашению, которое было заключено с Меридой. Хакам решил покончить с этим. Чтобы заручиться доверием толедцев, он послал к ним в качестве правителя ренегата. Этот правитель созвал к себе во дворец наиболее знатных и богатых горожан и перебил их. Город, лишенный таким образом своих самых влиятельных граждан, остался в подчинении у эмира, но через семь лет снова провозгласил свою независимость (829 г.). Преемнику Хакама Абдаррахману II (829 г.) пришлось воевать с Толедо в течение восьми лет. В 837 г. он овладел городом благодаря начавшимся в Толедо разногласиям между христианами и ренегатами. В других частях мусульманского королевства также происходили волнения. В Мериде христиане, установившие контакт с франкским королем Людовиком Благочестивым, подымали непрерывные восстания, а в Мурсии в течение семи лет велась гражданская война между кельбитами и кайситами. Увеличение дани Абдаррахманом II (возможно, это было нарушением договоров, ранее заключенных с крупными городами) было, видимо, одной из причин этих постоянных восстаний.

В это время у берегов Испании появились корабли североевропейского народа — норманнов. Норманны, нападая на прибрежные районы, грабили и разоряли города и селения. Впервые они появились в Испании в конце VIII в., выступая в войне против мавров в качестве вспомогательных войск Альфонса Целомудренного. Теперь пиратские набеги, которые совершались на крупных парусных и весельных кораблях (а такие флотилии перевозили отряды в несколько тысяч человек), были предприняты на берега Галисии; оттуда норманны были отогнаны, но затем вновь появились у Лиссабона (844 г.), у Кадиса и Севильи. Войскам эмира удалось разбить норманнов и заставить уйти их из Андалусии. Однако в течение некоторого времени они еще оставались на острове Кристина, в устье Гвадианы, откуда совершали частые набеги на земли Сидонии. Чтобы воспрепятствовать новым атакам, эмир приказал построить военные суда и верфи на Гвадалквивире. В 858 или 859 г. норманны (которых арабы называли мадху) напали на город Алхесирас, предав его разграблению. После этого они продолжали свои набеги по всему левантийскому побережью, вплоть до Роны. На обратном пути на них напала мусульманская эскадра, захватившая в плен два норманских судна. В 966 г. норманны вновь опустошили сельские местности вокруг Лиссабона. Мусульмане, однако, реорганизовали свой флот по примеру норманнов, и в 971 г. последние, не принимая боя, отступили при приближении неприятельской эскадры. С тех пор норманны больше не совершали набегов на южную часть полуострова.

Едва утратил свою остроту религиозный вопрос, как в Кордове возникло другое движение, еще более опасное для трона эмиров. Мусульманские подданные испанского происхождения, которые в Толедо и других пунктах стремились добиться независимости, возобновили свои действия в этом направлении еще с большей энергией и достигли значительных успехов. Толедцы, получив поддержку Леонского королевства, добились от эмира в 873 г. согласия на заключение договора; была признана политическая независимость горожан, избравших республиканскую форму правления. Единственной связью Толедо с мусульманским государством оставалась уплата ежегодной дани. В Арагонской области (которую арабы называли Верхней границей) род Бену-Кази, ренегатов вестготского происхождения, создал королевство, независимое от кордовского эмира. В это королевство входили такие значительные города, как Сарагоса, Тудела и Уэска. Один из вождей этого государства стал называть себя «третьим королем Испании». На некоторое время (862 г.) эмиру удалось отвоевать Туделу и Сарагосу, но вскоре он вновь утратил эти города. Его войска были разбиты Бену-Кази, находившимся в союзе с королем Леона.

Необходимо, впрочем, отметить, что Бену-Кази, отстаивая независимость своих владений, не вели целеустремленной политики. Прежде всего они заботились о собственных интересах, а поэтому не раз выступали в союзе с эмиром против христианских государей Испании и Франции.

В Эстремадуре возникло другое независимое государство под управлением ренегата ибн-Мервана, поднявшего восстание среди ренегатов Мериды и соседних областей. Ибн-Мерван проповедовал новую религию, смесь ислама с христианством, и разжигал рознь между коренными обитателями страны и пришельцами.

Он вступил в союз с королем Леона, обложил данью только арабов и берберов и в конце концов добился признания своей независимости эмиром, который уступил ему укрепленный пункт Бадахос.

Этот успех, естественно, пробудил мятежные чувства ренегатов и христиан важного района Андалусии — Рений, в горной области Ронды, центром которого была Арчидона. Этот район населяли главным образом коренные жители, которых мы будем именовать испанцами, хотя, разумеется, о национальном единстве в то время не могло быть и речи. Большинство населения этих мест исповедовало ислам. Тем не менее они ненавидели завоевателей, особенно арабов. Потомственные мусульмане презирали ренегатов и относились к ним подозрительно. Поэтому неудивительно, что ренегаты при первой возможности следовали примеру Бену-Кази и толедских и меридских ренегатов. Восстание в горной области Ронды было одним из наиболее значительных. Возглавлял его человек с выдающимися военными и политическими дарованиями — Омар-ибн-Хафсун.

Омар-ибн-Хафсун происходил из знатной вестготской семьи и в молодости пережил немало злоключений благодаря своему неуживчивому характеру. Он был высокомерен, драчлив и обнаруживал авантюристические наклонности. Зная об умонастроениях ренегатов горной области, готовых поддержать любое выступление против арабов, он поднял восстание (в 880 или 881 г.), в котором участвовало большое число ренегатов. Плацдармом, на котором твердо укрепился ибн-Хафсун, была труднодоступная гористая местность Бобастро, неподалеку от Антекеры. Первая попытка восстания не удалась, но он возобновил ее в 884 г. и достиг полного успеха. Укрепившись в замке Бобастро, он объединил вокруг себя всех христиан и ренегатов области, слепо повиновавшихся ему, и организовал страну как независимое королевство. До 886 г. войска эмира не нападали на него. Затем началась война, которая длилась свыше 30 лет, причем ход ее был почти всегда благоприятным для Омара. Омар стал господином почти всей Андалусии, и прежде всего территорий Малаги, Гранады, Хаэна и части кордовской округи. Неоднократно Омар подступал к стенам самой Кордовы. Эмиры Мунзир (886—888 гг.) и Абдаллах (888—912 гг.), преемники Абдаррахмана II, не раз вынуждены были заключать договоры с Омаром, признавая его независимость. Однако в последние годы царствования Абдаллаха новое королевство начало приходить в упадок.

Серьезной ошибкой Омара было отсутствие определенного плана борьбы: он и не помышлял о согласовании своих действий с военными операциями других испанских центров, находившихся на севере. Между тем координация военных усилий северных и южных областей неминуемо должна была бы вызвать крах мусульманского эмирата. На первый взгляд Омар представляется вождем испанской партии, патриотические стремления которой должны были совпадать со стремлениями испанцев на севере страны. Однако фактически дело обстояло не так. Омар не раз изменял свои планы. Сперва он желал обеспечить независимость своих владений и не интересовался судьбой других испанских центров, затем вознамерился стать эмиром Испании. Он пытался договориться с арабским правителем Африки, который вновь подчинился багдадским халифам, но в конце концов отказался от планов объединения под одним стягом мусульман и христиан, недовольных порядками кордовского эмирата, и принял христианство. Патриотическая борьба приняла тогда иной, чисто религиозный характер, и в результате почти все мусульмане, которые прежде поддерживали Омара, покинули его. Все это предопределило поражение Омара, а затем и уничтожение его королевства.

Омар не был единственным вождем, боровшимся за дело ренегатов. Постоянная вражда между ренегатами и арабской аристократией разгорелась с новой силой в двух больших городах — Эльвире (близ Гранады) и Севилье, особенно в последней. В Севилье ренегаты сосредоточили в своих руках все ремесленное производство и торговлю, и благодаря этому город занял первостепенное полож

Источники:

1. Рафаель Альтамира-и-Кревеа. История средневековой Испании; СПб.: Евразия, 2003

См. также:

www.world-history.ru

Аль-Андалус — Все монархии мира

Аль-Андалус (Андалусия) - название, под которым была известна Мусульманская Испания - территория Пиренейского полуострова во времена мусульманского владычества в Средние века (711-1492 годы), за исключением Астурии. В настоящее время Андалусия - это испанское автономное сообщество, состоящее из восьми провинций: Альмерии, Кадиса, Кордовы, Гранады, Уэльвы, Хаэна, Малаги и Севильи. Её столицей является Севилья.

Арабское завоевание Пиренейского полуострова

У арабских правителей Магриба не было хорошо продуманного плана завоевания вестготской Испании. В действительности, большую часть населения Магриба, откуда прибыли завоеватели, тогда составляли берберы, которые только недавно начали принимать ислам. Берберы неоднократно совершали набеги в южную часть Иберийского полуострова после падения римской власти. Есть сведения о том, что 27 апреля 711 года Тарик ибн Зияд с 9 000 своих воинов высадился в Иберии с целью совершить очередной крупномасштабный грабительский набег, воспользовавшись расколом в Вестготском королевстве на западную часть (родригисты) и восточную (витицианы). На грабительскую версию указывает то, что его суда напоминали торговые, а когда стало ясно, с какой целью прибыли эти «торговцы», христианские жители близлежащих городов побросали своё имущество и попытались укрыться в холмах, то есть они поступили так, как обычно поступали жители прибрежных регионов в случае кратковременного пиратского рейда, а не осады. Тарик захватил Альхесирас, и, дождавшись подкрепления из Африки, двинулся далее к северу, где 19 июля 711 года состоялась битва при Гвадалете, в которой был повержен король Родерих. Вестготские воины, и без того малочисленные, были разгромлены. Только небольшая их часть укрылась в крепости Эсиха недалеко от Севильи, но и она была вскоре вынуждена сдаться. В 713 году некоторое сопротивление оказали крепости Мерида и Сегоюэла. Тарик совершил вторжение самовольно, но, согласно одной из версий, узнав о начальном успехе берберов в Испании, им на помощь поспешил Муса ибн Нусайр, арабский наместник из Ифрикии, главной целью которого было закрепить захваченные земли за арабским миром.

Основной массив пиренейских земель был покорён арабами в течение всего трёх лет, с 711 по 714 год. За этот период мусульмане организовали три основные военные экспедиции: 711-712 голы - Тарик ибн Зияд, 712-713 годы - Абу Абдуррахман Муса ибн Нусайр аль-Лахми, 714 год - Абдул-Азиз ибн Муса ибн Нусайр. К 719 году арабы дошли до Тулузы, а к 720 году - к дельте реки Рона.

В 714 году, после того как Абдул-Азиз ибн Муса ибн Нусайр совершил свой поход на Мурсию, вестготский полководец Теодемир сумел договориться о создании здесь автономного княжества. Омейяды пошли на уступки, желая, по-видимому, добиться расположения местных христиан. Теодемирское королевство просуществовало до 740-х годов.

Балеарские острова, номинально принадлежавшие Византийской империи как остаток давно утраченной Византийской Испании Юстиниана, поначалу оставались в стороне от арабских нашествий. В 798 году власть над ними получили франки. Лишь в 902 году, после упорного сопротивления христианского населения флот Кордовского эмирата покорил острова Ивиса, Форментера и Мальорка. В 903 году пала Минорка. Несмотря на более позднее завоевание, исламизация островитян носила очень глубокий характер.

После быстрого мусульманского завоевания Иберийского полуострова в 711-718 годы, была создана провинция, входившая в Омейядский халифат. Резиденцией её правителей, носивших титул «вали» или «эмир», стал город Кордова. Первоначально испанский эмир назначался африканским наместником, а тот подчинялся халифу.

Все мусульмане Иберии делились на арабов, живших в городах, берберов, живших в селе, и сирийцев, преобладавших в войсках. Эти народы боролись между собой за власть вплоть до появления Абд ар-Рахмана I.

Вали аль-Андалус (Андалусии) в составе Омейядского халифата [711 - 756]

вали из династии Бану Нусайр аль-Лахми
Абу Абдуррахман Муса ибн Нусайр ибн Абдуррахман ибн Зайд аль-Лахми аль-Бакри 711 - 714
Абдул-Азиз ибн Муса ибн Нусайр 714 - 716
Айюб ибн Хабиб аль-Лахми 716 - 716
Аль-Хурр ибн Абд-аль-Рахман аль-Такафи 716 - 718
Аль-Самх ибн-Малик аль-Хавлани 719 - 721
Абд ар-Рахман ибн Абдаллах аль-Гафики (1) 721 - 721
Анбаса ибн Сухайм аль-Калби 721 - 726
Удра ибн Абдаллах аль-Фихри 726 - 726
Йахйа ибн Салама аль-Кальби 726 - 728
Худайфа ибн аль-Ахвас аль-Кайси 728 - 728
Усман ибн Аби Ниса аль-Хатами 728 - 729
аль-Хайтам ибн Убайд аль-Килаби 729 - 731
Мухаммед ибн Абд аль-Малик аль-Ашгаи 731 - 731
Абд ар-Рахман ибн Абдаллах 731 - 732
Абд ар-Рахман ибн Абдаллах аль-Гафики (2) 730 - 732
Абд аль-Малик ибн Кахтан аль-Фихри (1) 732 - 734
Укба ибн аль-Хаджжадж аль-Кайси 734 - 741
Абд аль-Малик ибн Кахтан аль-Фихри (2) 741 - 741
Балдж ибн Биср аль-Кусайри 741 - 742
Талаба ибн Салама аль-Амили 742 - 743
Абу-ль-Хаттар аль-Хусам ибн Зирар 743 - 745
Туваба ибн Салама аль-Джудами 745 - 746
ас-Сумайль ибн Хатим аль-Килаби 746 - 747
Йусуф ибн Абд ар-Рахман аль-Фихри 747 - 756

образование самостоятельного Кордовского эмирата

756

Кордовский эмират

В 750 году, после того как Аббасиды свергли Омейядов, эта семья была истреблена. Один из уцелевших её представителей бежал в Египет, а позже в Магриб. Но попытки закрепиться на тех землях были безрезультатны. В конце 755 года, Абд ар-Рахман высадился в Испании, захватил Кордову и провозгласил себя эмиром. Первоначально он формально признавал власть Аббасидов в Испании, но после конфликта 765 года упоминание Аббасидов в пятничных проповедях в мечетях было запрещено. Большую часть своего правления он провел в борьбе с христианами.

Однако, настоящим создателем независимого эмирата стал Абд-ар-Рахман II, который упорядочил полномочия визирей и добился очень быстрой исламизации полуострова, значительно уменьшив число христиан на мусульманских землях.

Борьба за власть между арабами и берберами не прекратились и после создания независимого эмирата, это дало шанс христианским королевствам, что в дальнейшем привело к Реконкисте.

К моменту вступления на трон в 912 году Абд ар-Рахмана III, политический упадок эмирата был очевидным фактом. Абд-ар-Рахман III покончил с мятежами, совершил походы на христианские земли. А в 929 году провозгласил себя халифом.

Эмиры Кордовы (аль-Куртуба) из династии Омейядов [756 - 929]

Кордовский халифат

Абд ар-Рахман I стал эмиром Кордовы в 756 году, через шесть лет после потери власти Омейядами в Дамаске. Исполненный решимости восстановить силу своей династии, он покорил местных исламских правителей области и объединил различные вотчины в эмират. Войны с соседями постепенно расширили территорию эмирата. так, в 806 году эмир взял под контроль даже остров Корсика.

К концу IX века Кордовский эмират фактически распался на отдельные феодальные владения. Восстановив политическое единство эмирата, Абд ар-Рахман III столкнулся с угрозой вторжения Фатимидов - конкурирующей исламской династии, укрепившейся в Каире. Чтобы подчеркнуть своё могущество, Абд ар-Рахман в 929 провозгласил себя халифом, отказавшись принимать власть халифа Аббасидов в Багдаде. Халифат, так же как и эмират ранее, вёл почти непрерывные войны с христианскими государствами на севере Пиренейского полуострова.

Халифат наслаждался расцветом весь X век. Абд ар-Рахман III объединил Аль-Андалус и оттеснил христиан на север силой либо дипломатическим путём. Он также остановил наступление Фатимидов в Марокко.

В период наибольшего расцвета Халифат был одним из самых передовых в экономическом отношении государств в Европе. В сельском хозяйстве и ремесленном производстве в государственных мастерских широко применялся труд рабов. Важное место занимали горная промышленность и судостроение. В X веке начался переходом от уплаты налогов натурой к денежной форме, что ухудшало положение крестьянства.

Рост международного значения Кордовского халифата вёл к расширению его дипломатических связей: известны посольства в Византию (945,955 годы) и Германию (955, 969 годы). Торговые интересы способствовали установлению сюзеренитета Халифата над некоторыми североафриканскими княжествами (Тахерт, Сиджилмаса и другие). Пестрый этнический и вероисповедный состав правящего класса обусловил широкую веротерпимость в Халифате. Это способствовало участию в развитии науки и культуры как мусульман, так и немусульман, благодаря чему в государстве сложились яркая и своеобразная культура и наука. В X веке велось большое строительство в Кордове. Здесь работали видные ученые: филолог Ибн Абд Раббихи, историки ар-Рази, Ибн аль-Кутийя, аль-Хушани и другие. В библиотеке халифа аль-Хакама II насчитывалось до 400 тысяч томов.

Смерть Хакама II в 976 году ознаменовала начало упадка халифата. Перед смертью Хакам назначил своим преемником 10-летнего сына Хишама II (976-1008).

Мухаммад ибн Абу Амир аль-Мансур (в средневековых европейских источниках - Альмансор) занимал должность хаджиба при Хакаме. После смерти Хакама он отстранил от правления халифа Хишама II, который оставался лишь номинальным главой государства. Мухаммад аль-Мансур нанес несколько тяжёлых поражений христианским государствам Испании. Его политику продолжал его сын Абдуль-Малик аль-Музаффар (1002-1008 годы).

Захват власти аль-Мансуром превратил титул халифа в номинальный. В начале XI века в Халифате наступил период феодальных смут (с 1009 года по 1031 год сменилось 6 халифов). В 1031 году последний халиф Хишам III был свергнут и изгнан из Кордовы, а Халифат распался на множество мелких удельных эмиратов.

Халифы Кордовы (аль-Куртуба) из династии Омейядов [929 - 1031]

хаджибы Кордовского халифата

Мулук ат-таваиф, или период существования на территории Мусульманской Испании мелких удельных государств

Тайфа Бадахос (аль-Бадахус)

Город Бадахос основан Ибн Марваном в 875 году, и в первые годы своего существования был независим от власти кордовского эмира до начала X века.

В 1013 году славянский вольноотпущенник Шапур, бывший раб халифа аль-Хакама II создал в Бадахосе самостоятельное государство, в состав которого вошла большая часть древней Лузитании, включая Мериду и Лиссабон.

После смерти Шапура в 1022 году правителем стал Абдаллах ибн аль-Афтас, бербер, но родом из аль-Андалус. Абдаллах создал династию Афтасидов, правившую Бадахосом, с перерывом, в течение семидесяти двух лет.

После смерти Абу Бекра, третьего афтасидского эмира, началась борьба за власть между его сыновьями, Яхъей и Абу. Победил Яхъя.

Вместе с альморавидами он сражался против христианских войск в сражении у Заллаки, недалеко от Бадахоса. Однако вскоре после победы, видя, что альморавиды желают подчинить всю мусульманскую Испанию, Яхъя вступил в союз с Альфонсо VI, королем Леона и Кастилии. В 1094 году альморавиды заняли Бадахос и убили эмира вместе с двумя его сыновьями. Третий сын смог бежать и укрылся сначала Монтанчесе, а потом в Толедо.

В 1144 году с началом распада государства альморавидов, тайфа Бадахос возродилась вновь. В этот период правили эмиры Абен Хакам и Сидрей. В 1151 году альмохады покончили с независимостью Бадахоса.

Завоевана христианами: западная часть королевством Леон, восточная, включая город Бадахос, королевством Кастилия.

Эмиры Бадахоса [1013 - 1027, 1034 - 1094, 1144 - 1145, 1146 - 1151]

Бану Шапур (Саклаби)

Шапур аль-Саклаби 1013 - 1022
Абу Мухаммад Абдаллах ибн Мухаммад аль-Шапур аль-Саклаби 1013 - 1022
Абд аль-Азиз ибн Шапур аль-Саклаби 1022 - 1022
Абд аль-Малик ибн Шапур аль-Саклаби 1022 - 1022

Афтасиды (Бану Масламах)

Абдаллах ибн Мухаммад ибн Масламах ибн аль-Афтас аль-Мансур (аль-Мансур I) (1) 1022 - 1027
Бадахос находился под контролем тайфы аль-Ишбилийа (Севилья) 1027 - 1034

Афтасиды (Бану Масламах)

Абдаллах ибн Мухаммад ибн Масламах ибн аль-Афтас аль-Мансур (аль-Мансур I) (2) 1034 - 1044
Абу Бакр Мухаммад ибн Абдаллах аль-Афтас аль-Мудаффар (Модафар I) 1045 - 1066
Яхъя ибн Абу Бакр Мухаммад аль-Афтас аль-Мансур (аль-Мансур II) 1067 - 1079
Мухаммад ибн Абу Бакр Мухаммад аль-Афтас 1079 - 1093
Фадл ибн Мухаммад аль-Афтас 1080 - 1093
Абасс ибн Мухаммад аль-Афтас 1080 - 1093
Умар ибн Мухаммад аль-Афтас аль-Муттавакиль 1080 - 1093
Бадахос находился под контролем государства Альморавидов 1094 - 1142

Бану Вазир

Сиддрей ибн Вазир аль-Вазир 1142 - 1145

Бану Хайи

Мухаммад ибн Хакам аль-Хайи 1145 - 1149
Бадахос находился под контролем государства Альмохадов 1150 - 1169
Бадахос находился под контролем королевства Португалия 1169 - 1170
Бадахос находился под контролем государства Альмохадов 1170 - 1227

территория тайфы отвоёвана христианами в ходе реконкисты: западная часть королевством Леон, восточная часть, включая город Бадахос, королевством Кастилия

1227

Тайфа Лиссабон

Лиссабонская тайфа выделилась из тайфы Бадахос в 1022 году, после смерти эмира Бадахоса Абу Мухаммада Абдаллах бен Мухаммада эль Сапур аль-Саклаби.

В 1093 году тайфа Лиссабон была уничтожена Леоном, который оккупировал её территорию до 1095 года.

Около 1100 года земли бывшей тайфы отошли к государству Альморавиов, в 1145 году - к Бадахосу, и наконец в 1147 году - к Португалии. Спустя ещё столетие, в 1256 году, Лиссабон стал столицей Португальского королевства.

Эмиры Лиссабона [1022 - 1093]

Тайфа Мертола

Средневековое мусульманское государство на территории современной Юго-Восточной Португалии, существовавшее в течение трёх чётких временных интервалов: 1033-1044, 1144-1145 и 1146-1151 годы. В 1151 году тайфа была окончательно завоёвана Альмохадами.

Эмиры Мертолы [1033 - 1044, 1144 - 1145, 1146 - 1151]

Тайфуриды

Ибн Тайфур 1033 - 1044
Мертола находилась под контролем тайфы аль-Ишбилийа (Севилья) 1044 - 1091
Мертола находилась под контролем государства Альморавидов 1091 - 1144

Касиды

Абу-л-Касим Ахмад ибн аль-Хусейн ибн Каси (1) 1144 - 1145
Мертола находилась под контролем тайфы аль-Бадахус (Бадахос) 1145 - 1146

Касиды

Абу-л-Касим Ахмад ибн аль-Хусейн ибн Каси (2) 1146 - 1151
Мертола находилась под контролем государства Альмохадов 1151 - 1238

территория тайфы отвоёвана христианами в ходе реконкисты и вошла в состав королевства Португалия

1238

Тайфа Альхесирас [1013 - 1035, 1038 - 1058]

Тайфа Альхесирас (аль-Джазира) - независимое мусульманское государство (тайфа), появившееся в Аль-Андалусе в 1013 году в результате распада Кордовского халифата. В 1035 году Альхесирас присоединён к тайфе Малага. В 1038 году Альхесирас снова стал самостоятельным. В 1058 году Аль-Мутамид ибн Аббад, эмир Севильи, захватил Альхесирас, и вскоре присоединил его к тайфе Севилья.

Тайфа Гранада [1013 - 1090, 1145]

Тайфа Гранада (аль-Карната) - средневековое мусульманское государство на юге современной Испании, существовавшее в 1013-91 годах. В 1091 году Гранада вошла в состав государства Альморавидов. В 1145 году тайфа Гранада на короткий промежуток времени восстановила независимость, но вскоре была окончательно завоёвана Альмохадами. В 1237 году территория тайфы вошла в состав Гранадского эмирата.

Гранадский эмират [1237 - 1492, 1568 - 1571]

Гранадский эмират - последнее арабское государство в Европе и последнее исламское государственное образование на территории Пиренейского полуострова. Отвоевывание Гранадского эмирата испанцами завершил восьмивековой процесс христианской Реконкисты полуострова. Падение Гранады, как и падение Константинополя ознаменовало важную веху в истории европейской государственности. В 1246-1492 годы эмират находился в вассальной зависимости от Кастильской короны. В 1568-71 годы - краткий период независимости Гранады после успешного мусульманского восстания Альпухаррас (после того как христиане ввели запрет на арабские и исламские обычаи), временное правление двух эмиров, назначенных повстанцами.

Тайфа Севилья [1023 - 1091]

Тайфа Севилья (аль-Ишбилийа) - независимое мусульманское государство, появившееся в Аль-Андалусе в 1023 году в результате распада Кордовского халифата и захваченное Альморавидами в 1091 году. Севилья стала одним из культурных центров Аль-Андалуса. Там проживало много писателей.

Тайфа Малага [1026 - 1058, 1073 - 1090, 1145 - 1153, 1229 - 1239]

Тайфа Малага (аль-Малака) - средневековое мусульманское государство на юге современной Испании, существовавшее в течение четырёх временных интервалов: 1026-1057, 1073-1090, 1145-1153 и 1229-1239. В 1239 году тайфа была окончательно завоёвана Гранадским эмиратом.

Источники:
1. Википедия
2. Хуан Лалагуна "Испания. История страны"
3. Сайт "Реконкиста".

www.allmonarchs.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *