Содержание

От колонии — к державе: как изменилась Индия за 70 лет независимости - Международная панорама

Во вторник премьер-министр Индии Нарендра Моди выступил в Нью-Дели с традиционной речью, посвященной Дню независимости, и рассказал об успехах, которых добилась его страна. За семь десятилетий независимости доля сельскохозяйственного сектора в ВВП сократилась вдвое, вооруженные силы обзавелись 110 ядерными зарядами, а индийские ракеты-носители вывели на орбиту более сотни спутников. При этом де-факто в Индии до сих пор существует кастовая система, а в некоторых штатах около 40% населения живет за чертой бедности. Подробнее о том, какие изменения произошли за эти годы, а что осталось неизменным, — в материале ТАСС.

'ТАСС/Reuters'

Цифры и факты

После Второй мировой войны Индия представляла из себя аграрную колонию, добившуюся независимости в первую очередь из-за ослабления метрополии — Великобритании. Голод, бедность, массовые беспорядки и вспышки насилия между индуистами и мусульманами были обыкновенным явлением.

Однако серия экономических реформ, постоянное укрепление обороноспособности, приверженность принципам демократии (за всю историю независимой Индии страна не знала тоталитарного правления) и успешная внешняя политика, направленная на укрепление связей как с СССР, так и с США, сделали свое дело:

  • средняя продолжительность жизни выросла с 31 года до 69 лет;
  • показатель детской смертности сократился со 146 до 39 на тысячу рождений;
  • население выросло с 350 млн до 1,34 млрд;
  • доля населения, живущего за чертой бедности, сократилась с 85% до 21,9%;
  • уровень грамотности вырос с 17% до 73%;
  • только с 1960 года ВВП на душу населения вырос в 21 раз.

Сегодня Индия — самая густонаселенная демократия в мире, член ядерного клуба, БРИКС, "Большой двадцатки", а также кандидат на постоянное членство в Совете Безопасности ООН.

Ядерное оружие, космос и IT

На эту тему

Внешнеполитический расклад сил, а также постоянные конфликты и даже войны с соседями — Пакистаном и Китаем — вынудили Нью-Дели активно наращивать свой военный потенциал. В 1974 году в обстановке строжайшей секретности в штате Раджастхан под землей было взорвано ядерное устройство. Операция носила ироничное название "Улыбающийся Будда".

Это не понравилось старым членам ядерного клуба, а США даже ввели санкции в отношении Нью-Дели. Впрочем, санкции не помешали Индии стать шестой страной в мире по количеству АЭС и ядерных реакторов (после США, Франции, Японии, России и Южной Кореи), произвести около 110 ядерных боеголовок и разработать собственные тактические ракеты средней дальности.

Еще один классический "державный" атрибут, который приобрела Индия, — национальная космическая программа. В 2017 году на работу Индийской организации космических исследований было выделено $1,4 млрд. С момента создания организации в 1969 году страна сумела отправить зонды и межпланетные станции к Луне и Марсу, а сейчас планирует запустить пилотируемый космический корабль.

Современную Индию нередко называют "технологической сверхдержавой" и мировой штаб-квартирой IT-услуг. Индия сумела добиться такого статуса благодаря последовательной государственной политике, направленной на продвижение высоких технологий и создание образовательной базы, относительно невысоким (по сравнению с США, например) заработным платам и английскому языку, которым владеет порядка 10% населения.

Британские привычки и старые проблемы

Английский язык в Индии имеет статус официального языка наряду с хинди, что неудивительно: 89 лет британского владычества оставили свой след на культурных и даже спортивных пристрастиях индийцев.

На эту тему

Игра в крикет, зародившаяся в Англии еще в 1500-х годах, стала в Индии самым популярным видом спорта. По всей стране — от Мумбая до Калькутты — поддерживаются такие объекты колониального наследия, как величественная арка "Ворота Индии", вокзал Чхатрапати-Шиваджи (бывший Виктория-Терминус). Британский этикет и традиции чаепития стали для индийцев частью повседневной жизни. Некоторые исследователи пишут, что именно Лондон привил индийцам живой интерес к научно-исследовательской деятельности.

Чего Лондон сделать так и не смог, так это разрушить кастовую систему. На официальном уровне она была объявлена "вне закона" конституцией 1950 года. Но по сей день кастовые пережитки остаются одной из главных проблем страны.

Так, касты неприкасаемых — далитов ("угнетенных") — в традиционном индуизме считаются низшими. Исторически они выполняли самую грязную работу. В индуизме, где верят в переселение душ, утверждается, что далитом человек рождается за грехи в прошлой жизни, это и объясняет отношение к низким кастам в традиционном обществе. Сейчас в Индии проживает около 200 млн далитов.

Впрочем, правительство пытается изменить ситуацию. В июле президентом страны был избран Рам Натх Ковинд, которого выдвинула правящая "Бхаратия джаната парти" (БДП). В истории Индии он стал вторым президентом — выходцем из далитов.

Александр Мосесов

Британская Индия - время расцвета или упадка?

В XIV-XV веках в Европу начали ввозить индийские и китайские товары. Украшения, пряности и другие редкие диковинные вещи сразу же привлекли внимание европейских купцов.

Первыми исследовать индийское побережье начали португальцы и голландцы. Они взяли под свой контроль все известные торговые пути к берегам Индии и даже построили там собственные порты и склады. Торговля индийскими нарядами и специями оказалась настолько прибыльным и успешным делом, что присоединиться к этой нише поспешили англичане и французы. Интерес Европы к Индии сначала обогатил страну и привел ее к быстрому экономическому подъему, но очень скоро расцвет сменился полным упадком как в экономическом, так и в политическом плане.

В 1600 году по приказу королевы была основана Ост-Индская акционерную компания, вытеснив из Индии голландских, португальских и французских купцов. Таким образом, англичане не только получили торговую монополию, но и смогли контролировать политическую жизнь в стране.

Британская Индия

К середине девятнадцатого столетия Англия контролировала практически всю территорию Индии, разделив ее на три крупных президентства. Богатые местные князья теперь стали подданными империи и были вынуждены платить огромные налоги. В то же время маленьким княжествам удалось сохранить независимость от Британской Индии, но такие свободные государства оставались в меньшинстве и не имели силы противостоять Ост-Индской компании.

Политика Англии на территории колонии

Колонизация Индии Англией крайне негативно отразилась на экономическом состоянии страны. Ост-Индская компания работала исключительно на вывоз всех ценных товаров, а страна облагалась большими налогами. Ведение такой политики очень быстро превратило Индию в очень бедную страну. Нищета повлекла за собой болезни среди местного населения. Только в Бенгалии в 1770 году от голода умерло около 10 млн. жителей.

В крайне плачевном состоянии оказались также индийские крестьяне. Английское правительство постоянно экспериментировало с налогами на землю, стараясь собрать как можно больше налогов с крестьян. В итоге это привело к стремительному упадку земледелия в Индии. Ситуация также обострилась из-за невероятной коррупции и бездеятельности поместных и государственных судов: разбирательства могли тянуться месяцами и годами. Крепкие некогда индийские общины ослабевали и распадались.

Обретение независимости

Первая война Индии за ликвидацию Ост-Индской компании вспыхнула в 1857-1859 годах — это было Сипайское или Индийское народное восстание. Война против колонизаторов не увенчалась успехом, но стала первым серьезным шагом индийского народа на пути к освобождению. Полную независимость Индия получила только после Второй Мировой войны в 1947 году. Сегодня государство является вторым в мире по численности населения и седьмым — по величине территории. Английский язык до сих пор входит в перечень 22 официальных языков, на которых говорят в Индии.

 

60 лет назад на карте мира появились государства Индия и Пакистан

Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин .


Александр Гостев : Вчера и сегодня - сразу два юбилея независимости; вчера - Индии, сегодня - Пакистана. Оба государств образовались из так называемой Британской Индии шестьдесят лет тому назад. После окончания Второй мировой войны британское правительство предоставило независимость своей самой богатой и самой важной колонии - после десятилетий массового движения за самоуправление. Огромную роль в этом процессе сыграл авторитет морального лидера индийцев Махатмы Ганди и предводителя местных мусульман Джинны. Бывшая колония была разделена по конфессиональному признаку на два государства - Индию и Пакистан. Перемещения десятков миллионов людей привело к столкновениям индусов и мусульман и многочисленным жертвам. Тем не менее, можно сказать, что оба государства, неоднократно воевавшие между собой, «состоялись», а Индию вообще называют одним из будущих международных лидеров. В рамках рубрики «Мировая политика» я побеседовал со своим коллегой, специалистом по британской истории Кириллом Кобриным.

Первый вопрос - как сейчас в Великобритании относятся к своим бывшим колониям?


Кирилл Кобрин : Правящая и политическая элита и, в общем-то, общее мнение в Великобритании, конечно, с облегчением. Надо сказать, что Вторая мировая война нанесла очень тяжелый удар и по британскому обществу, и по британской экономике, выбила Великобританию из разряда, скажем, великих экономических держав. Не забывайте, что, например, карточная система в Великобритании была отменена только в 1953, если не ошибаюсь, году. Это была довольно бедная страна с подломленной войной экономикой. И ввязываться в огромную колониальную войну, если бы Британия решила применить силу для того, чтобы оставить в составе империи Индию в широком смысле этого слова, конечно, это привело бы к неизбежной катастрофе. Так что, решение это напрашивалось. Сейчас к этому решению относятся, конечно же, очень и очень позитивное.

Другое дело, конечно, что сопровождало все эти события - трагедия десятков миллионов людей, а если посмотреть в исторической перспективе, это трагедия сотен миллионов людей, потому что это разделенные семьи, семьи, разделенные границами, семьи, разделенные, в конце концов, гражданством, это массовые убийства в 1947 году. В конце концов, не стоит забывать, что и идеолог индийской независимости Махатма Ганди, так или иначе, стал жертвой, собственно говоря, получения независимости. Но все-таки надо сказать, что при всех этих вещах можно признать развод, условно говоря, Британии и Индии успешным именно в этой исторической перспективе.


Александр Гостев : Вы упомянули возможность огромной колониальной войны в случае, если бы Великобритания не предоставила в 1947 году независимость так называемой Большой Индии. Насколько вероятна была эта война?


Кирилл Кобрин : Не забывайте, что примерно за 90 лет до обретения независимости Индией и Пакистаном, в Индии было мощнейшее восстание (российская историография называет это Сипайским восстанием), которое действительно было чрезвычайно кровавым. С огромным усилием Великобритании удалось подавить это восстание. Кстати говоря, это восстание стало очень важным моментом именно в истории британской Индии. Дело в том, что до Сипайского восстания британская Индия была владением британской Ост-Индской компании. Формально говоря, Британское государство не имело, в общем-то, прямого отношения к тому, как управлялась Индия, там были местные князья, местные правители, там была Ост-Индская компания, которая контролировала ситуацию. Конечно, Ост-Индская компания поддерживалась государством, безусловно. Это была одна из важнейших государственных функций - поддерживать Ост-Индскую компанию, источник богатства, но, тем не менее, формально это не была составная часть Великобритании.

Однако вот уже после восстания Ост-Индская компания была распущена, и британская Индия становится владением короны. Тогдашний премьер-министр Великобритании Дизраэли, консерватор, предложил королеве Виктории принять на себя титул императрицы Индии. Она принимает этот титул. Таким образом, Индия становится непосредственным владением британской короны, которая управляется вице-королем Индии, чиновником, назначаемым монархом со всеми вытекающими последствиями. Именно против британского владычества государственного и боролся, например, ненасильственными методами Махатма Ганди.


Александр Гостев : Насколько сильны были после 1947 года и по настоящее время политические, культурные, экономические связи бывшей метрополии Соединенного Королевства с современными уже Индией и Пакистаном?


Кирилл Кобрин : Тут очень интересная история. Что касается сегодняшних связей между Великобританией, Индией и Пакистаном, прежде всего, это, конечно же, очень большая пакистанская и индийская община на территории Великобритании. Очень много пакистанцев и индийцев живет на самом острове. Среди элиты, в рядах британской элиты можно найти представителей как Индии, так и Пакистана.

Культурная сторона этого дела, очень интересно, ежедневная, скажем так. Еще несколько лет тому назад один из британских министров сказал, что "цыпленок тандури" или другие какие-то индийские блюда являются теперь уже национальной пищей британцев. Это, действительно, так. Так как британская кухня сама по себе довольно не очень изобретательна, мягко скажем, то индийская еда (в Пакистане и в Индии примерно одна и та же кухня), конечно же, является сейчас самой популярной в Великобритании. Конечно, это очень важный такой момент, который во многом определяет отношение обычных британцев к Индии и Пакистану.

Если говорить о высокой культуре, то не забывайте, что среди самых выдающихся современных британских писателей это Салман Ружди с его индо-пакистанскими корнями и окружением. Так что, здесь скорее больше взаимного притягивания и взаимного интереса, нежели отталкивания. Хотя, конечно, были и всевозможные непонимания, и скандалы. Достаточно вспомнить недавний скандал на такой популярной телепередаче "Большой брак", где англичанка оскорбляла звезду Боливуда, которая участвовала в этой программе. В Индии были очень серьезные протесты. Пришлось государственным британским людям приносить какие-то не то, что извинения, но объяснения и так далее. Так что, конечно, отношения напряженные, но это нормальные отношения для, скажем так, бывших супругов.



Европейские колонии в Индии XVI–XX вв.

Реферат по учебной дисциплине "История мира"

на тему: "Европейские колонии в Индии XVI–XX вв."

 

    План

1. Введение.

2. Португальская Индия.

3. Индия под властью европейских держав.

4. Британская Индия XVI–XVIII века.

5. Британская Индия XIX–XX веков.

6. Заключение.

7. Список литературы.

   С XVI столетия Индия попала в пристальное внимание Старого света. Ведущие европейские державы в рамках своей колониальной политики начали искать морские пути к индийскому берегу. Издревле эти земли были неиссякаемым источником богатств и различных товаров, так высоко ценившихся на европейских рынках. Больше всех в этом преуспели португальцы, которые уже в начале столетия сумели образовать первые фактории в Индостане. За ними устремились голландцы, французы и англичане. За индийский субконтинент развернулась настоящая война на море и на суше. Европейским колонистам пришлось соперничать не только между собой, но преодолевать вооруженное сопротивление местных народов. Индия была исторически раздробленной, на этой территории существовало множество туземных княжеств. Часть из них уступила свои земли европейцам, часть стала их вассалами. К началу XIX столетия главную роль в Индии стала играть Британская империя. Ее интересы здесь представляла Британская Ост-Индская компания. Правление англичан нанесло серьезный урон традиционному образу жизни индийцев, что выразилось в неоднократных восстаниях и голоде среди местного населения. Двадцатое столетие ознаменовалось началом национально-освободительного движения. После окончания Второй мировой войны Лондон слабо контролировал ситуацию в своей колонии, что вынудило его на фоне роста антибританских настроений предоставить независимость Индии. Именно этому периоду в истории Индии будет посвящена данная рефератная работа.

   Индия, как источник сокровищ и богатств, издревле притягивала внимание различных завоевателей. Мусульманская экспансия, начатая еще в раннем средневековье, сменилась колонизацией Индийского субконтинента европейскими державами, и преуспели в этом первыми именно португальцы. Португалия ограниченная небольшой территорией и узкими социально-экономическими рамками, находящаяся вдобавок в жесткой конкуренции со своим более успешным соседом Испанией, просто нуждалась в расширении своих границ. Помимо нужды Португалию подталкивали и амбиции ее политической элиты. Решение было найдено в завоевании заморских колоний, в выходе на новые рынки и установлении монополии на торговлю определенными видами товаров. Инструментом в этом должен был послужить португальский флот. Перед экспедицией стояла задача поиска морского пути к берегам Индии, в обход Африканского континента. К тому времени Португалия уже успела закрепиться в Северной Африке, отвоевав у марокканцев важный город Сеута. Первые походы начались еще в 1419 году, которые позволили португальцам постепенно колонизировать западноафриканский берег. Однако дальнейшее продвижение затруднялось, и Индия оставалась пока недосягаемой. Дело сдвинулось с мертвой точки к концу столетия, когда Бартоломеу Диаш открыл мыс Доброй Надежды. Его приемник, мореплаватель Васко да Гама сумел продолжить начатое и вскоре добрался до Восточной Африки. Здесь он нанял арабского лоцмана, который провел его корабль через Индийский океан. В конце весны 1498 года экспедиция Васко да Гамы подошла к индийскому городу Каликут, расположенному в Юго-Западной Индии. Европейцев местный правитель встретил торжественно, однако вскоре отношения резко испортились и Васко да Гама поспешил отплыть домой, захватив при этом в рабство несколько десятков человек.

   Вторая экспедиция состоялась в 1501 году под руководством Педру Алвариша Кабрала, однако мореплаватель не сразу добрался до Индии, он сбился с пути и достиг берега современной Бразилии. Тем не менее, в сентябре он все же доплыл до Каликута, где основал первую португальскую факторию. Но это вызвало недовольство арабских торговцев, что привело к столкновениям и бомбардировке Каликута. Подавив мятеж, португальцы отправились в Кочин, где образовали еще одну факторию. В 1502 году противостояние продолжилось, но уже под предводительством Васко да Гама. Индийцы были разбиты, а многие пленные казнены. Португальцы уверенно устанавливали свое господство в Западной Индии с помощью оружия и репрессий. Вскоре португальским монархом Мануэлом была учреждена должность вице-короля Индии, которую занял Франсишку ди Алмейда. Его преемник Афонсу ди Албукерки сумел завоевать Гоа, вытеснив от туда мусульманских правителей. Политика образования торговых факторий сменилась полноценным завоеванием Индии. Именно Гоа получил статус административного и военного центра португальских колоний в Южной Азии. В 1538 году появилась новая фактория на Гугли, около современной Калькутты. Португальские колонисты не ограничились одной торговлей, они начали масштабное строительство городов по европейскому образцу. Проводились кампании по христианизации населения. Проходило смешивание португальцев с местным населением через брачные союзы. Немалая часть местного мужского населения была убита европейцами, поэтому женщины были вынуждены выходить замуж за португальских солдат, матросов и чиновников. Рожденные от таких отношений метисы, принявшие католическую веру, не подвергались в дальнейшем дискриминации. Католицизм и сейчас является второй по численности религией в Гоа, после индуизма. Португальцы собирались использовать Гоа как плацдарм для продвижения своей экспансии вглубь Индийского субконтинента. Однако объединение Португалии с Испанией заставило Лиссабон отказаться от своих планов. Когда Португалия в XVII веке стала снова независимой, она столкнулась с возросшей конкуренцией со стороны новых игроков – Голландии, Англии и Франции. От прежней монополии на торговлю Португалии в Индии не осталось и следа. Тем не менее, ряд колоний удалось сохранить. Гоа, Дадра и Нагар-Хавели, Даман и Диу оставались под контролем португальцев до середины XX столетия. С 1946 по 1961 гг. в Гоа была напряженная обстановка между португальской администрацией и местным индийским населением. Официальный Лиссабон отказывался передать эту территорию Индии, считая ее уже не колонией, а полноценной частью Португалии. В 1954 году индийцы захватили Дадру и Нагар-Хавели. В 1955 году Португалия располагала в Индии военным контингентом численностью восемь тысяч человек. Однако это было недостаточно для сдерживания индийских войск. В декабре 1961 года Гоа, в ходе индийского вторжения был потерян для Португалии. Однако Лиссабон вплоть до 1974 года считал Гоа, Даман, Диу, Дадру и Нагар-Хавели своими законными владениями.

   XVI столетие стало поворотным в процессе колонизации Индии. На первом этапе военной и экономической экспансии, ведущая роль в этом принадлежала Португалии. Все же она вскоре почувствовала соперничество со стороны других европейских государств. Первой страной бросившей вызов португальской монополии в Индийском океане, стала Голландия. Она имела свои далеко идущие планы, современный торговый флот и опыт колониальной политики. К началу XVII столетия Нидерланды уже закрепились в Западной Африке и в Южной Америке, теперь голландцы продвигались в Южной Азии в сторону Индии. В 1602 году из ряда небольших компаний была образована Голландская Ост-Индская компания, которая просуществует до конца XVIII столетия. 1605 год считается датой рождения Голландской Индии, после появления первой фактории в Индостане. В 1608 году основываются колониальные поселения в Бенгалии. В 1625 году Голландская Ост-Индская компания заложила факторию Чинсуране, целью которой была торговля опиумом, солью и специями, так высоко ценившимися в Европе. В 1638 году фактории зарождаются в Венгурла на побережье Конкан, Западная Индия. К середине XVII века голландцы подчинили себе Негапатхнам и портовый город Тутикорин. Восточное побережье Индостана Коромандель стало ареной борьбы между европейскими странами. На эти земли претендовала собственно сама Голландия, а также Великобритания и Франция. К концу первой четверти XVIII века Голландия лишилась всех своих владений на Индийском субконтиненте. Ее колонии по большей части были оккупированы Британской империей, ставшей к тому времени доминирующей силой в этом регионе.

    Франция хоть и не преуспела в XVI веке в торговле с Индией, все же от своих планов на этот регион не отказывалась. В 1642 году при непосредственном участии кардинала Ришелье была образована Французская Ост-Индская компания, чьи корабли в 1668 году достигли Сурата, города на Западе Индии, где создали свои первые торговые базы. Следующая колония была основана уже через год в Масулипатаме, на востоке Индии. В 1673 году правитель Великих Моголов в Бенгалии разрешил французам заложить город Чанданнагар. В 1674 году султан Биджапур передал французам Валикондапурам, заложивший основу колонии Пондишери. Эта территория быстро превратилась в процветающий регион под руководством французского губернатора. Пондишери в конце XVII столетия стала яблоком раздора между Францией и Голландией. В период с 1725 по 1739 гг. французы захватили Янам, Маэ, Карикал. Ближе к середине XVIII века французские наместники в Индии мечтали об империи в этом регионе, однако эти планы натолкнулись на сопротивление британцев. Париж и Лондон перешли к военным стычкам, закулисным интригам и дипломатическим уловкам. В 1757 году состоялась битва при Плесси между англичанами и французами и их индийскими союзниками. Британцы вышли победителями и овладели всей Бенгалией. Французы поспешили вернуть утраченные позиции и добились некоторых успехов. Однако вскоре они снова потерпели поражение при Вандаваши. В дальнейшем противостояние развернулось в Пондишери. Этот регион часто менял хозяина и был сильно разрушен. После обретения Индией независимости в 1947 году, Франция передала территории Мачилипатнаме, Кожикоде и Сурате. Чандернагоре отошло индийскому правительству в 1950 году, а Пондишери, Янам, Маэ и Карикал в 1954 году.

    Другие менее сильные государства Европы, не обладавшие обширными колониями, также предпринимали попытки получить выгоду от колонизации Индии. В 1616 годы была создана Датская Ост-Индская компания, крупнейшим акционером которой был монарх Кристиан IV. В 1620 Дания купила опорный пункт в Индии – Транкебар, что позволило датской короне составить конкуренцию Лондону в торговле чаем, большая часть которого поставлялась контрабандой на Британские острова, нанося им экономический урон. В 1717 году была образована Остендская компания – австрийская частная торговая компания. Ее деятельность поддерживал лично император Карл VI. Но вскоре торговый флот компании столкнулся с серьезными препятствиями. Ее суда начала захватывать Голландия и Великобритания. Компании удалось основать две фактории в Кобломе на Коромандельском берегу возле Мадраса и в Банкибазаре в Бенгалии. Австрия заручилась поддержкой испанского двора, что вызвало обратную реакцию со стороны конкурентов. Великобритания, Соединённые провинции и Пруссия создали оборонительную лигу. Этот шаг заставил Вену отказаться от торговли с Индией. В XVIII веке Шведы также решили основать свою Ост-Индскую компанию, которая заняла бы нишу упраздненной Остендской компании. Шведский монарх даровал Хенрику Кенигу и его партнерам  право на торговлю с Индией. Корабли отправлялись и возвращались исключительно в Гетеборг. Однако, как и австрийцы, шведы не смогли противостоять ведущим державам Европы. Сначала голландцы захватили шведские корабли, а позже уже англичане и французы разорили и сожгли торговую факторию шведов на Коромандельском берегу Индии. Таким образом, главными игроками в Индии в этот период выступила Голландия, Франция и Великобритания. Последняя на рубеже XVIII–XIX вв. стала доминирующей силой в этом регионе.

   Больше всех в колонизации Индии преуспела Великобритания. Хотя на протяжении XVI–XVIII вв. ей пришлось приложить немалые усилия по сдерживанию Португалии, Франции и Голландии в Южной Азии. Еще в конце XV века англичане начали искать возможные морские пути в Индию. Среди англичан первопроходцем был Джон Кабот, однако его постигла неудача, как и его последователей Хью Уиллоуби и Ричарда Ченслера, совершивших подобные попытки в середине XVI столетия. Тем не менее, английская королева Елизавета I не желала отказываться от планов приобретения новых колоний в Индостане, поэтому вскоре последовали новые походы под руководством Фробишера, Девиса, Гудзона и Баффина, которые так же не имели успеха. Первым английским подданным, ступившим на индийский берег стал Томас Стивенс, ректор иезуитской коллегии в Сальсетте. Несколькими годами позже его путь повторила группа британских торговцев, однако наладить деловые отношения им помешали португальцы, которые уже давно прочно закрепились в Индии и в частности на Гоа.

   В декабре 1600 года указом Елизаветы I была учреждена Британская Ост-Индская компания, именно с ее помощью уже в скором будущем была произведена успешная колонизация Индийского континента. Компания получила монополию на торговлю в Индии. В 1611 году было создано торговое агентство в Масулипатаме на юго-востоке Индии, которое к 1632 году было преобразовано в факторию. В 1612 году Моголы разрешили англичанам основать факторию в Сурате, позже переехавшую в Бомбей. В этом же году британцы вступают в вооруженное противостояние с португальцами и разбивают их  при Сували. В 1626 году была заложена фактория в Армагаоне. В 1640 году правитель Виджаянагара позволил британцам основать факторию в Мадрасе (Мадрасское президентство). В 1647 году Британская Ост-Индская компания уже насчитывает двадцать три фактории в Индии. В Англию импортируются индийские ткани, чай, зерно, красители, хлопок, бенгальский опиум. В 1661 году португальцы уступили англичанам остров Бомбей. В 1690 году после достигнутых соглашений с Великим Моголом было образовано поселение в Калькутте. Колонизация Индии англичанами носило исключительно коммерческий и частный характер, в отличие от португальцев, где это было государственной политикой. У англичан посредником между короной и Индией являлась Британская Ост-Индская компания. Примечательно, что на первом этапе освоения новых территорий насильственные меры применялись редко, ставка делалась на мирные соглашения с местными правителями и аренду или покупку земли. Так в 1700 году были приобретены три деревни: Сутанати, Каликата и Говиндпур, из которых, и возникла современная Калькутта.

    Тем не менее, по мере продвижения вглубь субконтинента вооруженные столкновения были неизбежны. В 1746 году началась первая англо-французская война из-за индийских колоний. В 1750 году начался второй конфликт между этими странами. В 1757 году британцы разгромили силы французов и лояльного им бенгальского правителя Сираджа-уд-Доула. В 1764 году была добыта победа при Буксаре. Компания получает право на правление Бенгалией, Бихаром и Ориссой. Роберт Клайв был назначен первым губернатором Бенгалии. Англия стремительно расширяла свои владения в Индии, были взяты под контроль новые территории вокруг Бамбея и Мадрасе. С 1767 по 1799 гг. Британия вела серию войн с княжеством Майсур. В 1775 началась первая война между Англией и Маратхской конфедерацией. Военные успехи позволили компании занять ведущее положение на юге Индии. Целое столетие колониальной политики британцев в Индии имела плачевные результаты для местного населения. Разрушался традиционный уклад и местная экономика, происходила деградация сельского хозяйства. Результатом стал страшный голод в Бенгалии 1769–1770 годов. По разным оценкам погибло до десяти миллионов индийцев. В 1773 году английский парламент утвердил новую систему управления в индийских колониях, теперь губернатор Калькутты автоматически становился генерал-губернатором всей Индии. Кроме этого на Британскую Ост-Индскую компанию распространилась юрисдикция английского верховного суда. В 1784 году был образован Контрольный совет по делам Индии. Помимо самих колоний в зависимости от английской колонии находилось множество местных вассальных княжеств. Лондон обложил свои владения поистине грабительскими налогами. Монополия на ряд товаров, конфискация казны у нелояльных правителей, все это помогло Англии получать огромные доходы. Вместе с государством богатели и отдельные офицеры и чиновники.

   Став империей, Британия в XIX столетии продолжила свою экспансию. Индия в этих планах занимала одно из ведущих ролей. Новый генерал-губернатор Индии Ричард Колли Уэлсли заявил, что именно Англия, и только она обязана быть единственным хозяином Индии, а местные правители должны лишиться своего суверенитета. Однако еще оставались препятствия на пути полного господства на субконтиненте. Французы не спешили сдавать свои позиции, так же как и Майсур и Маратхская империя. В 1801 году англичане захватили Лакхнау, плодородный регион между Гангом и Джумной. Опираясь на свои владения в Бомбее и Мадрасе, Уэлсли принял решение продвигаться вглубь территории на север и достигнуть Дели. В 1803 году в ходе Второй англо-маратхской войны, войска британской Ост-Индской компании заняли этот город. Падишах принял условия завоевателей и отказался от политической независимости в обмен на крупное ежегодное жалование. Империя Великих Моголов стала марионеткой в руках англичан. К 1805 году британцы взяли под свой контроль всю древню Мадхьядешу на северо-западе Индии.

    В 1817 году началась Третья англо-маратхская война, завершившаяся через год полной победой европейцев. Британская Ост-Индская компания получила новые территории, а многочисленные княжества Раджпутаны, центральной и западной Индии были приведены к вассальной зависимости от англичан. После серии конфликтов в начале столетия, в тридцатые годы британская администрация провела ряд реформ, направленных на улучшение образования, упорядочиванию финансов и отмене диких, варварских обычаев. Однако в 1857 году вспыхнуло масштабное восстание сипаев – наемных индийских солдат. Волнения охватили Северную и Центральную Индию. Ядром мятежа была армия, но вскоре к ней примкнули недовольные местные правители, потерявшие власть и влияние, и крестьяне. Восстание полыхало целых два года, и было направлено против жестокой колониальной политики британцев. Повстанцам удалось захватить Дели, и ряд других крупных городов. Мятеж был жестоко подавлен, однако он имел политические и административные последствия. Лондон подвергся международной критике, а Британская Ост-Индская компания была упразднена. После этих перемен управление Индией перешло непосредственно к английской короне.

   В 1861 г. английский парламент утвердил закон, согласно которому в Индии появлялся законосовещательный совет при генерал-губернаторе и губернаторах провинций. Также была реализована судебная реформа по английскому примеру. Англичане стремительно пытались внедрить в индийское общество британский образ жизни, законодательство и традиции, европейскую культуру. Английский язык начинает пользоваться большой популярностью в этот период. Вместе с культурной ассимиляцией, британцы начинают уделять большее внимание местной экономике и инфраструктуре. Инициируется строительство сети железных дорог, промышленных объектов и финансовых учреждений. Оживляется и политическая жизнь, так в 1885 году зарождается партия «Индийский национальный конгресс». Она смогла добиться для индийского населения ряда прав и свобод, в частности возможность принимать участие в выборах в местные законодательные органы Британской Индии. Вскоре Индии было даровано и ограниченное самоуправление. Большая заслуга в этом принадлежит лидеру ИНК Махатму Ганди. В 1906 году появляется Всеиндийская мусульманская лига. В дальнейшем столкновения на религиозной почве станут неотъемлемой частью жизни индийского общества. В целом первая половина XX столетия связана с национально-освободительным движением. Методы, выбранные Ганди носили мирный характер, в виде митингов и акций неповиновения. Шаг за шагом индийцы отвоевывали для себя политическую свободу. С началом Второй мировой войны Индии был предложен статус доминиона, однако ИНК отказался. Тем временем мусульманская лига в 1940 году выступила с инициативой по разделению Индии на два независимых государства, индуистское и исламское. В период политической борьбы, в 1942 году в Бенгалии случился масштабный голод. Причиной послужило изъятие колониальной администрацией продовольствия у населения в отместку за антибританские настроения. После окончания войны, ситуация становилась все более напряженной. Начались столкновения между мусульманами и индусами, вспыхнули восстания в армии и ВМС. Англичане уже не могли себя чувствовать полноценными хозяевами в Британской Индии. Возник вопрос, как безболезненно покинуть этот регион. В 1946 году Индия получила статус доминиона. 18 июля 1947 года британский парламент утвердил решение о предоставлении своей бывшей колонии независимости. Пятнадцатого августа 1947 года были образованы два отдельных государства – Индия и мусульманский Пакистан. Так закончился раздел Британской Индии.

     Мы рассмотрели историю Индии в период с XVI по XX вв. Являясь религиозно и политически раздробленной, Индия не смогла препятствовать военной и экономической экспансии держав Западной Европы. Началась стремительная колонизация Индостана, в ходе которой европейцы основывали поселения, форты и фактории. При посредничестве торговых компаний, они выкачивали материальные ресурсы из Индии, обогащая собственные государства. Вместе с экономическими интересами они переносили в Индию католическую веру, европейскую культуру и законодательство. С помощью сделок и военной силы захватывались новые территории у коренного населения. Ведущими игроками на Индийском субконтиненте стали Португалия, Нидерланды, Франция и Англия. Их противостояние в Европе часто переносилось на заморские владения, не стала исключением и Индия. Больше всех в делах колонизации Индии добилась успеха  Британия, в XIX веке заявившая свои права на весь субконтинент. Индия стала главной жемчужиной Британской короны, которую она тщательно охраняла как от внешних посягательств, так и от внутренних раздоров, безжалостно подавляя антиколониальные восстания. Однако в середине XX столетия, Англия больше не смогла удерживать Индию под своим контролем, и была вынуждена пойти на предоставление ей независимости. В 1947 году на территории Индии было образована два государства – индуистская Индия и мусульманский Пакистан.

1.  Индия. История, культура, философия / Стенли Уолперт – Издательство: КоЛибри, 2013 г. – 320 с.

2. Индия. История страны / Синхараджа Таммита-Дельгода – Издательство: Эксмо, 2007 г. – 736 с.

3.  История Индии / Джон Кей – Издательство:АСТ, 2011 г. –768 с.

4.  История Индии. XX век / Юрлов Ф.Н., Юрлова Е.С. – Издательство: Институт Востоковедения РАН, 2010 г. – 736 с.

5.  Британская империя / Сили Дж. Р., Крэмб Дж. А. – Издательство: Эксмо, 2004 г. – 704с.

6.  Империя Великих Моголов / Беренстен В. – Издательство: АСТ, 2006 г. – 160 с.

Колонизация Индии европейцами - кратко

Полуостров Индостан с начала XVI в. был самым желанным куском планеты для могущественных европейцев, соревновавшихся между собой за влияние и право торговли на богатейших землях Востока. За господство в Индии соревновались сильнейшие представители Старого Света. Каждая из стран оставила на страницах индийской истории свой неоднозначный след, который во многом сформировал культуру современной Индии и менталитет её народа.

Приход португальцев и первая колония в Гоа

Первыми европейцами, высадившимися на западном берегу Индии 20 мая 1498 г., были талантливейшие мореплаватели того времени – португальцы во главе с Васко да Гамой. Вытеснив силой арабских купцов, португальцы заключили с местными правителями монополию, позволявшую им вести чрезвычайно выгодную торговлю между Старым Светом и Индией. Уже к 1510 г. португальцы помимо экономических притязаний, перешли к более радикальным мерам, буквально захватив земли Гоа, который фактически стал первыми колонизированной территорией Индии. 

Европейские Ост-Индские компании и первенство Британии

Вслед за португальцами в Индию начали прибывать другие предприимчивые европейцы, которые организовывали собственные Ост-Индские компании – торговые фирмы, осуществлявшие вывоз и продажу индийского товара в Европе за колоссальную прибыль. В XVII-XVIII вв. Ост-Индские компании были у Голландии, Дании, Швеции, Австрии и Франции. Но самой сильной державой в борьбе за экономическую, а позже и политическую власть в Индии, оказалась Британия.

По указу королевы Елизаветы I в 1600 г. была основана Британская Ост-Индская компания, ставшая монополистом эксклюзивных индийских товаров – чая, специй, тканей, опиума и т.д. Успеху и быстрому развитию Ост-Индской компании способствовали вечные междоусобные войны индийских правителей. Небольшие княжества, разбросанные по территории Индостана, зачастую были вынуждены идти на договоренности с Англией взамен на военное и экономическое покровительство, которое часто было несправедливым по отношению к индийскому народу. Экспорт индийских товаров, в том числе зерновых и бобовых, был настолько велик, что индийским крестьянам попросту не хватало пропитания. Впрочем, неурядицы индийцев мало волновали англичан, чья страна на другом конце мира стремительно процветала благодаря монополии.

Британия и Франция в борьбе за территории Индии

В течение XVII в. Англия расширяет сферу влияния: на обоих побережьях Индии вырастают укрепленные фактории – экономические центры (Бомбей, Мадрас, Сурат, Калькутта), где сосредотачиваются все торговые решения и капиталы. Несмотря на, казалось бы, исключительно экономический интерес в Индии, Британия начинает вооружать фактории и наращивать военную силу. 

К середине XVIII в. Французская Ост-Индийская компания начала угрожать финансовому успеху Англии, из-за чего между державами начали вспыхивать конфликты. Период с 1746 по 1763 был ознаменован Карнатикскими войнами – столкновениями между французскими и британскими войсками на Восточном побережье Индии. В противостояние включались индийские правители, которых щедро подкупали европейские военачальники обеих сторон, добиваясь силовой поддержки индийцев. И хотя Франции несколько раз удавалось одержать победу и обзавестись авторитетом среди раджей, в конце войны Британия все же одержала оглушительную победу, буквально вытеснив противника с большей части Индии, оставив Французской Ост-Индской компании лишь городок Пондичерри.

Предпосылки британской колонизации

Почувствовав военное превосходство, Британия из успешных торговцев переквалифицировалась в успешных захватчиков. Бесповоротно ослабив европейских конкурентов, Англия в конце XVIII – начале XIX вв. сконцентрировала силы против местных правителей. Упорное противостояние укрепляющийся власти Британии рискнула оказать лишь Маратхская Конфедерация – крупнейшее индуистское государство Западной Индии того времени. С 1775 до 1819 случилось 3 англо-маратхских войны. В ходе последней маратхи потерпели поражение. Вскоре сдался и штат Пенджаб, управляемый сикхским правителем.  После 1848 г. у Британии фактически не осталось препятствий перед колонизацией Индии

Ост-Индская компания активно развивала экономику и промышленность Индии: началось строительство разветвленной железнодорожной сети, налаживание производств и земледелия, создание школ и почтовой системы. Однако, все преимущества благ цивилизации затмевало вторжение англичан в быт и обычаи глубоко религиозных жителей Индии. Крестьян обязали выплачивать неподъемный налог, запретили заниматься традиционными ремеслами ради заработка в обход Ост-Индской компании. Также строго пресекались шокирующие традиции индийцев, такие как самосожжение вдов и ранние браки. Британия начала навязывать чуждую индийцам модель европейского мировоззрения.

Провал Восстания Сипаев и статус английской колонии

Недовольство покоренных индийцев вскоре переросло в Восстание сипаев, бушевавшее в 1857 – 1859 гг. Позже историки назовут это кровопролитное событие первой войной Индии за независимость. 

Сипаи – наемные солдаты-индийцы в рядах английской армии и первые, кто восстал против Ост-Индской Компании на территориях от Бенгалии до Пенджаба. Восстание поддержали махараджи, потерявшие власть, и простые крестьяне. Почти 50 батальонов вооруженных сипаев захватили Дели и объединились вокруг наследника Империи Великих Моголов, утратившего законную власть. 5 месяцев сипаям удавалось держать оборону и требовать ухода англичан из Индии. Но английская армия, заручившись поддержкой сикхов, все же сумела подавить бунт. Колоссальные потери понесли обе стороны.

Восстание сипаев стало переломным моментом в истории и политике Индии. 2 августа 1858 г. Ост-Индская Компания лишилась всех административных полномочий, после чего власть над Индией официально перешла к Британской короне, а все вопросы на территории новой колонии теперь решал Парламент Великобритании. 

Индийский конгресс и Махатма Ганди в борьбе за независимость Индии

К концу XIX в. главной целью Англии в Индии по-прежнему оставалось извлечение материальной выгоды. И хотя благодаря колонизаторам Индия совершила мощный промышленный скачок, всё же большая часть индийского населения ощущала несправедливость и неприкрытую эксплуатацию. В 1885 г. индийской интеллигенцией была создана независимая политическая организация – «Индийский национальный конгресс». Конгресс добивался участия в политической жизни страны наравне с Британией. Осторожное противостояние индийцев и англичан периодически сотрясали массовые демонстрации и бунты, которые устраивали радикальные оппозиционеры и ультрарелигиозные группировки.

Ключевой фигурой в борьбе за независимость стал Махатма Ганди – политический лидер Индийского Конгресса, которому удалось не только поднять индийское самосознание, защищая от дискриминации простой народ, но и завоевать уважение многих британских и индийских политиков. С 1915 г. и до трагической гибели в 1948 г. Ганди проповедовал «политику ненасилия», жестко настаивая на уходе Британии с индийской земли. Ганди стал той силой, что вдохновила Индию бороться за свои права и свободу.

Ослабленная после двух мировых войн, Англия не справлялась с управлением огромной Индии, где царила напряженная обстановка межконфессиональных разногласий между крупнейшими индуистскими и мусульманскими партиями. Вице-король еще колониальной Индии призывал политические силы Индии к компромиссу, но все попытки оказались тщетными. Индия обрела независимость от Англии 15 августа 1947 г. В течении следующих 10 лет крошечные островки португальской и французской власти в Гоа и Пондичерри также обрели независимость. После ухода последних британцев из Мумбаи, Индия вступила в напряженный раздел территорий по религиозному признаку.

 


Индия в первой половине XIX века

К середине XIX в. Англия окончательно установила свое господство над всей Индией. Начался сложный и противоречивый процесс европеизации и модернизации, то есть приобщения этой гигантской колонии как к достижениям и благам, так и к недостаткам западноевропейской цивилизации. Индийцы не хотели мириться с новыми порядками, несшими угрозу их традиционному образу жизни.

Индия — английская колония

В ответ на колонизацию Индии грянуло мощное народное восстание 1857—1859 гг., которое было потоплено в крови цивилизованными англичанами. После этого борьба за независимость продолжалась мирными средствами вплоть до успешного завершения в 1947 г. В этом одна из наиболее примечательных особенностей истории Индии нового и новейшего времени.


Ранджит Сингх — великий правитель (махараджа) сикхов. В 1799—1839 гг. объединил под своей властью Пенджаб, создал огромное государство сикхов. После смерти махараджи Сингха его государство начало распадаться и стало легкой добычей англичан

Англичане сравнительно легко завоевали Индию, без особых потерь и руками самих индийцев. Английские вооруженные силы, состоявшие из местных солдат — сипаев, покоряли индийские княжества одно за другим. Последним в Индии свою свободу и независимость потерял Пенджаб, присоединенный к территории Ост-Индской компании в 1849 г. Около ста лет понадобилось англичанам, чтобы поставить под свой полный контроль эту огромную страну. Впервые в своей истории Индия была лишена государственной самостоятельности.

Страна и раньше подвергалась завоеваниям. Но чужеземцы, оседавшие в пределах ее рубежей, старались приспособиться к условиям индийской социальной и экономической жизни. Подобно норманнам в Англии или маньчжурам в Китае, завоеватели всегда становились неотъемлемой частью существования индийского государства.

Новые завоеватели были совершенно иными. Их родиной была другая и далекая страна. Между ними и индийцами лежала огромная пропасть — различие в традициях, образе жизни, привычках, системе ценностей. Англичане с презрением относились к «туземцам», чуждались и сторонились их, живя в собственном «высшем» мире. Даже рабочие и фермеры, приезжавшие в Индию, неизбежно причислялись здесь к правящему классу. Между англичанами и индийцами первоначально не было ничего общего, кроме взаимной ненависти. Англичане представляли иной — капиталистический тип цивилизации, которая не могла существовать без эксплуатации других народов.


Англичане в Индии. Европейцы чувствовали себя хозяевами страны

На части индийской территории англичане осуществляли власть непосредственно через свою администрацию. Другая часть Индии была оставлена в руках феодальных князей. Англичане сохранили примерно 600 самостоятельных княжеств. Мельчайшие из них насчитывали сотни жителей. Князья находились под контролем колониальных властей. Так легче было управлять Индией.

Колониальная эксплуатация

Индия была жемчужиной первой величины в британской короне. В ходе завоеваний огромные богатства и сокровища индийских раджей (князей) потоком шли в Англию, пополняя наличный капитал страны. Такая подпитка в значительной мере способствовала промышленному перевороту в Англии.

Прямой грабеж постепенно принял форму узаконенной эксплуатации. Основным орудием ограбления страны стали налоги, которые поступали в казну Ост-Индской компании. Индийским товарам, которые раньше широко вывозились, теперь был закрыт доступ в Европу. Зато английские товары беспрепятственно ввозились в Индию. В результате текстильное производство Индии пришло в упадок. Безработица среди ремесленников была чудовищной. Люди оказались на грани голодной смерти и умирали тысячами. Генерал-губернатор Индии докладывал в 1834 г.: «Равнины Индии усеяны костями ткачей».

Индия превратилась в экономический придаток Англии. Благосостояние и богатство метрополии в значительной степени объяснялось ограблением индийского народа.

Антиколониальное восстание 1857 — 1859 годы

Установление британского господства над Индией резко усилило бедствия народных масс. Здравомыслящие англичане сознавали это. Вот что писал один из них: «Чужеземные завоеватели применяли к туземцам насилие и зачастую большую жестокость, но никто еще не обращался с ними с таким презрением, как мы».

В 50-х гг. XIX в. в стране царило повсеместное недовольство англичанами. Оно еще больше возросло, когда прокатились слухи о предстоящем насильственном обращении индусов и мусульман в христианскую веру. Вражду к англичанам испытывали не только беднейшие слои населения, но и часть феодальной аристократии, мелких феодалов и общинной (деревенской) верхушки, ущемленной в своих правах колониальной администрацией. Недовольством были охвачены и сипаи, с которыми англичане после завоевания Индии считались все меньше и меньше.

В мае 1857 г. взбунтовались сипайские полки. Восставшие расправились с английскими офицерами и захватили Дели. Здесь они объявили о восстановлении власти могольского императора.


Тантия Топи. Телохранитель Нана Сахиба, один из способнейших военачальников. Прославился своими партизанскими действиями против англичан. Был предан индийскими феодалами, выдан англичанам и 18 апреля 1859 г. повешен

 


Индия — колония Англии

Выступление сипаев было не просто военным мятежом, а началом общенационального восстания против англичан. Оно охватило Северную и часть Центральной Индии. Борьбу за независимость возглавили феодалы с целью восстановления порядков, которые существовали до прихода колонизаторов. И первоначально она была успешной. Власть англичан в Индии висела буквально на волоске. Тем не менее судьба восстания во многом была решена самими индийцами. Далеко не все они, особенно князья, поддержали восставших. Не было единого руководства, единой организации и единого центра сопротивления. Сипайские командиры, как правило, действовали разрозненно и несогласованно. Хотя и с большим трудом, но англичанам удалось подавить восстание. 


Нана Сахиб — приемный сын правителя Баджи Pao II, один из повстанческих вождей

Нана Сахиб  возглавил восстание в Канпуре. После поражения ушел с частью сипаев к границе Непала. О дальнейшей судьбе ничего неизвестно. По всей вероятности, Нана Сахиб погиб в непроходимых джунглях. Его загадочное исчезновение породило массу слухов. Некоторые считают, что Нана Сахиб послужил прототипом капитана Немо в знаменитых приключенческих фантастических романах Жюля Верна, в которых французский писатель предвидел достижения науки будущего

Последнее усилие феодальной Индии противостоять капиталистической Англии закончилось полным провалом.

Усмиряя восставшую страну, англичане расстреляли огромное количество людей. Многих привязывали к жерлам пушек и разрывали на куски. Придорожные деревья были превращены в виселицы. Деревни уничтожались вместе с жителями. Трагические события 1857—1859 гг. оставили незаживающую рану в отношениях между Индией и Англией.

Начало индийского Возрождения

После распада Могольской империи культурное развитие приостановилось. Вследствие английской колониальной экспансии и беспрерывных войн пришли в упадок живопись, архитектура, другие искусства и ремесла.

Новые хозяева Индии отвергали ценности индийской культуры, обрекали население на нищету и невежество. «Одна полка английских книг стоит больше, чем вся туземная литература Индии и Африки, вместе взятых»,— цинично заявил один из английских чиновников. Но англичане не могли обойтись без небольшой прослойки образованных индийцев — индийской по крови и цвету кожи, английской по вкусам и складу ума. С целью подготовки такой прослойки в 30-х гг. XIX в. было открыто небольшое число средних школ европейского типа, в которых обучались выходцы из богатых семей. Расходы на образование были мизерными. В результате к моменту ухода англичан из Индии в 1947 г. 89 % населения оставалось неграмотным.


Расстрел повстанцев в Индии англичанами

Несмотря на трудности, народы Индии продолжали развивать свою национальную культуру. Кроме того, произошло тесное соприкосновение с культурой Запада. И это послужило важной предпосылкой глубоких преобразований в религиозной и культурной жизни, получивших название индийского Возрождения.

Рам Рой

У истоков индийского Возрождения стоит Рам Мохан Рой, выдающийся общественный деятель, реформатор и просветитель первой половины XIX в. Соотечественники называют его «отцом современной Индии».


Индийское искусство: «Два продавца со своими изделиями — рыбой и сладостями». Шива Даял Лал — один из известных индийских художников середины XIX в.

Рам Рой родился в семье брахмана. Он мог бы вести размеренную жизнь ученейшего из ученых вдали от политических бурь и житейских забот. Но он, говоря словами Рабиндраната Тагора, принял решение спуститься на землю к простому народу, чтобы «сеять семена знаний и распространять аромат чувств».

Несколько лет Рам Рой вел жизнь странствующего аскета. Путешествовал по Индии и Тибету. Затем стал чиновником налогового ведомства. Уйдя в отставку, посвятил себя литературной и общественной деятельности. Он выступал против реакционных обрядов и обычаев индусской религии, против кастовых предрассудков, идолопоклонничества, варварского обычая самосожжения вдов (сати) и умерщвления новорожденных девочек. Под влиянием его выступления за отмену сати английское правительство запретило этот обряд.

ЭТО ИНТЕРЕСНО ЗНАТЬ

Героиня индийского народа


Рани Лакшми Бай

Среди вождей антиколониального восстания 1857— 1859 гг. выделяется имя Лакшми Бай — княгини (рани) небольшого княжества Джханси. После смерти мужа она была грубо отстранена англичанами от управления княжеством. Когда же началось восстание, молодая княгиня присоединилась к вождям повстанцев На- на Сахибу и Тантия Топи, которые были друзьями ее детства. Она мужественно сражалась против англичан в Джханси. После захвата княжества неприятелем ей удалось пробиться к Тантия Топи, у которого стала командовать кавалерийским отрядом. В одном из сражений двадцатилетняя княгиня была смертельно ранена. «Лучшей и храбрейшей» из повстанческих вождей назвал ее английский генерал, который сражался против нее. Имя юной героини рани Джханси Лакшми Бай особо почитается индийским народом.

Использованная литература:
В. С. Кошелев, И.В.Оржеховский, В.И.Синица / Всемирная история Нового времени XIX - нач. XX в., 1998.

Освобождение Индией португальской колонии Гоа в 1961 г Текст научной статьи по специальности «История и археология»

УДК 94

А. М. Хазанов

доктор исторических наук, профессор, профессор кафедры теории и истории международных отношений ИМО и СПН МГЛУ; e-mail: [email protected]

ОСВОБОЖДЕНИЕ ИНДИЕЙ ПОРТУГАЛЬСКОЙ КОЛОНИИ ГОА В 1961 г.

В статье анализируются причины, по которым в декабре 1961 г. Индия предприняла военную акцию против португальской колонии Гоа и присоединило ее к своей территории. Четыре с половиной века индийцы Гоа, Дамана и Диу жили в колониальном рабстве, а с 1947 по 1957 г. правительство Индии выступало за освобождение этих территорий мирным путем, однако правительство Португалии отвечало им отказом. 18 декабря 1961 г. индийские войска вступили на территорию Гоа, Дамна и Диу, над которыми был поднят индийский флаг. Так окончилась одна из самых мрачных страниц в истории колониализма. США, Англия, Франция и НАТО делали всё возможное, чтобы сохранить португальский колониализм в Индии, однако натолкнулись на решительное сопротивление Советского Союза.

Ключевые слова: Гоа; Индия; Португалия; Салазар; Неру; Браганса Кунья; Даман; Диу; Лиссабон; Дели; Вашингтон; НАТО.

Khazanov A. M.

Advanced Doctor (History), Professor, of Department of Theory and History of International Relations Institute of International Relations and Social-Political Sciences MSLU; e-mail: [email protected]

INDIA'S LIBERATION OF THE PORTUGUESE COLONY GOA IN 1961

The article it is analyses the reasons due to which in December, 1961 India took the military steps against Portuguese colony Goa that was annexed to India's territory. Thus, four and a half centuries the Indians of Goa, Daman and Diu lived under the colonial slavery. From 1947 till 1957, the Indian government advocated the liberation of these territories in a peaceful way. However the Portuguese government rejected all peaceful proposals of India. On the 18th of December 1961, the Indian troops intervened in Goa, Daman and Diu, so was raised India's flag over these territories. Finally, one of the most dismal pages of the colonial history was over. The USA, Britain, France and NATO went to all lengths to keep the Portuguese colonialism in India, but they faced a decisive resistance of the Soviet Union.

Key words: Goa; India; Portugal; Salazar; Neru; Braganca Cuhna; Daman; Diu; Lisbon; Delhi; Washington; NATO.

Четыре с половиной века индийцы Гоа, Дамана и Диу томились под колониальным игом Португалии.

Все три территории были расположены на западном побережье полуострова Индостан и представляли собой анклавы, вклинивавшиеся в индийскую территорию. Общая их площадь составляла 3983 кв. км, причем самой большой была Гоа, расположенная примерно в 400 км к югу от Бомбея. Все три территории, располагавшие морскими портами, отрезали Индию от удобных выходов к морю.

В конце 1961 г. по фашистской диктатуре Салазара был нанесен первый жестокий удар. Португалия лишилась своих колониальных владений в Индии.

Португальская официальная наука и пропаганда всегда подчеркивали особый характер заморских владений в Индии (официально именовавшихся «Португальским государством в Индии»), заключавшийся в том, что они, в отличие от английских и французских владений в Индии, существовали четыре с половиной века. Однако этот до сих пор выдвигаемый тезис противоречит исторической действительности. Фактически 80 % территории «португальской» Индии (т. е. около 1222 кв. миль из 1532 кв. миль) были оккупированы португальцами только в конце XVIII в., т. е. примерно в то же время, когда англичане и французы обосновались в Индии, и лишь 20 % «португальских» территорий страны были захвачены четыре с половиной века назад. Таким образом, даже ссылки адептов португальского колониализма на какие-то «исторические» права Португалии на Гоа, Даман и Диу абсолютно несостоятельны.

Другой довод, выдвигаемый португальской пропагандой и официальной наукой для «обоснования» прав Португалии на часть индийской территории, сводится к тому, что за время длительного португальского господства жители Гоа, Дамана и Диу подверглись значительной ассимиляции и перестали быть индийцами-индусами, став португальцами-христианами. Однако, согласно переписи 1950 г., общее население португальских владений в Индии составило 637 591 чел., из них лица индийского происхождения - 636 152 чел., или 99,7 %. Европейцев и «потомков европейцев» было всего 900 человек. Гоа, Даман и Диу в основном были заселены индийцами, говорящими на языках жителей прилегающих районов Индии. Больше всего был распространен язык маратхи или его южный диалект - конкани. Несмотря на насильственное «олузитанивание» жителей колоний, португальский язык не

привился среди индийского населения Гоа, Дамана и Диу [1]; на нем говорило не более 7 % населения этих территорий. Столь же несостоятельны утверждения о том, что население Гоа, Дамана и Диу в подавляющем большинстве составляли христиане, а не индусы. Даже согласно официальной переписи, христианское население колоний насчитывало 234 275 чел., в то время как индусы - 388 488 чел. Кроме того, в колониях проживало около 9 тыс. мусульман и представителей других религий. Таким образом, христианство имело влияние менее чем на 40 % жителей колонии. По сообщению португальской газеты, индусы составляли в Гоа 57 %, а христиане - 42 % населения («Diario ёа Мапка», 31.01.1967).

Адепты Салазара до сих пор не перестают уверять, что в Гоа не было расовой дискриминации, поскольку его население - («индопор-тугальцы») - это «симбиоз двух культур, продукт полной интеграции привычек и обычаев двух далеких народов, блестящей работы, выполненной Португалией» («Diario ёа Мапка», 17.12.1966).

В действительности на Гоа, Дамане и Диу существовал строгий расовый барьер и практиковались разнообразные формы дискриминации в отношении неевропейского населения. О наличии такого барьера и лживости утверждений об ассимиляции свидетельствует мизерное количество браков между представителями разных рас. Согласно официальной статистике, в 1952 г. было зарегистрировано всего два брака между европейцами и индийцами. На население более чем 600 тыс. человек приходилось всего 447 лиц смешанного происхождения.

Расовая дискриминация ярче всего проявлялась в полном отстранении индийцев от участия в управлении. За время португальского господства Гоа не знала губернатора-индийца. Лишь в середине 1950-х гг. был учрежден законодательный совет при губернаторе. Он состоял из 23 членов, в том числе 18 выборных и 5 назначаемых. Но из этих 18 выборных членов лишь 11 - на основе избирательного права для взрослых, а 7 «избирались» различными учреждениями, где заправляли колонизаторы.

Итак, выборное большинство было фикцией, очевидным трюком салазаровской диктатуры. Индийцы имели в Гоа весьма урезанные права. Им запрещалось служить во флоте: в армии они не могли продвинуться дальше чина капрала. Расовая сегрегация приняла столь крупные масштабы, что специальным декретом от 19 января 1941 г. офицерам португальской армии предписывалось выбирать себе жен

только среди дочерей европейцев. Врачам, получившим квалификацию в Гоа, запрещалось практиковать в Португалии, Анголе и Мозамбике; даже въезд гоанцев в «португальскую» Африку был сильно ограничен.

Португалия довела свои колонии в Индии до состояния крайней нищеты, разрухи и голода. Несмотря на плодородные земли и значительные природные ресурсы, Гоа не могла обеспечить даже половины потребностей населения в продовольствии [2, с. 21]. В колонии по существу отсутствовала промышленность. Португалия рассматривала свои индийские колониальные владения только как стратегически выгодные пункты на важнейших морских путях, связывающих Дальний Восток и Индию с Европой.

Единственная отрасль промышленности «португальской» Индии, получившая некоторое развитие, - горнодобывающая - была отдана, по сути, в полную собственность иностранных монополий. В Азии португальское правительство проводило ту же политику, что и в Африке: идя на значительные экономические уступки иностранным монополиям, оно надеялось превратить западных союзников в «гарантов» неприкосновенности своих колониальных владений.

В Гоа существовали значительные залежи железных и марганцевых руд. В 1954 г. добыча железной руды составила 1 380 650 т, марганца - 105 919 т. Главную роль в эксплуатации железных и марганцевых рудников играл американский и японский монополистический капитал. Американо-японские тресты «Кокан Когио» и «Ниппон Ко-кан», связанные с «Файнэншл Экспорт Бэнк оф Джапан», прибрали к рукам все наиболее прибыльные рудники.

В горнорудной промышленности было занято 75 тыс. чел. Работы на рудниках велись допотопным способом, люди долбили породу мотыгами и переносили ее в корзинах. Не было никакой охраны труда, широко использовался дешевый детский труд [2, с. 21]. Экономика колонии полностью зависела от экспорта железных и марганцевых руд. С 1949 по 1952 гг. экспорт железа возрос с 49 188 т до 469 596 т. Экспорт марганца составил в 1947 г. 10 тыс. т стоимостью 4 тыс. рупий, а в 1953 г. - 207 361 т. стоимостью 29 235 453 рупии.

Легкая и пищевая промышленность колонии была представлена мыловаренным и сахарным заводами и в особенности предприятиями по добыче соли из морской воды. Большая часть продукции

горнодобывающей промышленности, рыболовства и солеваренного производства экспортировалась в Индию, Западную Германию, Японию и США. Типичным примером колониальной эксплуатации Гоа была деятельность «Банко насионал ултрамарино». Этот банк не только обладал исключительным правом денежной эмиссии, но и господствовал в коммерческой, промышленной и сельскохозяйственной областях. За один только 1954 г. он получил в Гоа прибыль в 10 тыс. конто.

Сельское хозяйство Гоа было обречено на полную деградацию и застой. Население страдало от засух. За весь период португальского колониального господства было построено только два ирригационных канала, но они не могли обеспечить все население водой. «Для нашего сельского хозяйства характерна крайняя отсталость; оно не производит того, что необходимо для удовлетворения наших потребностей», -заявил в 1949 г. с трибуны Национальной ассамблеи депутат от Гоа Фроилано де Мело.

Торговый баланс колонии постоянно сводился с дефицитом. В 1955 г. ее импорт в четыре раза превосходил экспорт. Такое ненормальное превышение импорта над экспортом лишний раз свидетельствовало о том, что как экономический район Гоа не мог быть обособленным [1, с. 79]. Португалия навязала Гоа участие в так называемом таможенном союзе португальских территорий. Все выгоды от взимания пониженных пошлин в межколониальной торговле получала метрополия. В то же время были прерваны естественные внешнеторговые связи колонии. Например, раньше Гоа импортировала сахар по дешевой цене с соседней Явы, но после того, как вступила в таможенный союз, была вынуждена ввозить сахар из далекого Мозамбика по более высокой цене.

Слабое развитие экономики и тяжелые условия жизни коренного населения были причинами массовой эмиграции из Гоа в Индию и даже в африканские страны (в Кению, Танганьику, Мозамбик).

Искусственное обособление трех территорий от Индии оказывало самое пагубное влияние на их экономическую жизнь. Гоа, Даман и Диу на протяжении всей своей истории поддерживали тесные экономические связи с Индией и стали экономически интегральной ее частью. На Индию, по официальным данным, приходилось в 19551956 гг. около 20 0% импорта и свыше 40 0% экспорта «португальской»

Индии. В то же время, доля Португалии и ее колоний в торговле Гоа составляла лишь 7,6 %, а доля собственно Португалии - 10 % в импорте и 1 % в экспорте.

Экономическая жизнь Гоа, Дамана и Диу вплоть до разрыва экономических связей с Индией, вызванного резким ухудшением отношений между Португалией и Индией, в значительной степени зависела от транзитной торговли, большая часть которой приходилась на долю Индии. Через порты Мармагао, Даман и Диу из Индии вывозились хлопчатобумажные ткани, хлопок-сырец, зерно, минеральное сырье, ввозились в Индию промышленное оборудование, химикалии, продовольственные товары и т. д. [1, с. 81].

Единственная существующая в Гоа железная дорога соединяла крупнейший порт Мармагао с внутренними районами Индии и обслуживала главным образом индийские морские перевозки. Более 80 % объема грузооборота порта направлялось в Индию [там же, с. 81].

Экономические связи Гоа с Индией были столь тесными, что до обострения отношений между Португалией и Индией в колонии находились в обращении индийские деньги. Они были единственной валютой, использовавшейся для внешнеторговых операций.

В 1951 г. денежные переводы из Индии в Гоа составили 68 млн рупий, из Гоа в Индию - 46 млн рупий, в то время как из Португалии в Гоа - только 4,1 млн и из Гоа в Португалию - 11,6 млн рупий. Весьма любопытно также, что к концу 1950-х гг. более 100 тыс. гоанцев работали в различных городах Индии, главным образом в Бомбее.

Все сказанное приводит к неизбежному выводу о том, что в историческом, культурном и экономическом отношениях Гоа, Даман и Диу составляли нераздельную часть Индии. «Гоа, - писал индийский журналист Дж. Эвагрио, - может быть португальской только по праву, в силу которого Португалия была мавританской до 1140 г. или испанской в 1640 г., - по праву завоевания и оккупации».

Португальское владычество не только ущемляло национальный суверенитет Индии, оскорбляло национальные чувства индийцев, наносило большой экономический и политический урон Индии, но и представляло для нее прямую военную угрозу. После вступления Португалии в НАТО и подписания в начале 1951 г. Американо-португальского Соглашения о взаимном обеспечении безопасности американские империалисты начали превращать Гоа в свою военную базу. Они рассчитывали использовать эту территорию как военный

плацдарм для оказания давления на Индию и для борьбы против национально-освободительного движения в Азии. В середине декабря 1957 г. стало известно о том, что США заключили с Португалией секретное соглашение, предусматривающее оказание Вашингтоном всемерной помощи португальскому правительству в сооружении новых военных баз в Гоа и Дамане, а также на острове Тимор [4, с. 127]. После заключения этого соглашения США приступили к строительству на территории Гоа, Дамана и Диу аэродромов, укреплений и других военных объектов. В индийской печати в то время часто публиковались сообщения об участии США в военных приготовлениях Португалии, об использовании территории Гоа как пункта для военных демонстраций в Юго-Восточной Азии. Гоа была наводнена американскими советниками, в гоанские порты то и дело заходили американские, английские и западногерманские суда, доставлявшие не только контрабандные товары, но и оружие [2, с. 25]. На американские средства и под руководством американских специалистов строились военные аэродромы в районе порта Мармагао и на плато Бамбо-лим, реконструировался и укреплялся главный порт Гоа - Мармагао. В 1960 г. индийская общественность с негодованием узнала о планах Пентагона построить в Гоа американскую ракетную базу.

В Гоа было сконцентрировано более 15 тыс. солдат, снабжение которых взяли на себя ряд португальских и иностранных фирм. По словам выдающегося борца за свободу Гоа Браганса Кунья, эта колония была «превращена в военный лагерь с тысячами европейских и африканских солдат, экипированных современным оружием, поставляемым им НАТО, с военно-воздушной базой».

«Продолжающееся колониальное господство Португалии в Гоа, -писала 31 августа 1967 г. индийская газета "Ассам Трибюн", - является не только анахронизмом, но также ущемляет самоуважение индийцев ... Длительное упорство, с которым Португалия цепляется за свои немногочисленные владения в Индии, является прямым результатом ее принадлежности к НАТО. Имея таких партнеров, как США, Англия и Франция, Португалия, хотя и глупо, думает, что она может увековечить свой колониальный режим в Гоа». «Проблема ликвидации иностранного господства в Гоа, - писала индийская газета "Дели Таймс", - стала еще более неотложной потому, что эти небольшие португальские территории на западном побережье Индии сейчас являются

очагом международных интриг и контрабанды и превращаются в военные базы при активном потворстве других империалистических государств - членов НАТО, в которое входит и Португалия ... Гоа представляет собой военный лагерь, где сконцентрирован военный персонал, оснащенный новейшим оружием НАТО. Гоанцы превращены в рабов в своих собственных домах... Свобода Индии не будет полной до тех пор, пока империалистические армии будут находиться на индийской территории - в Гоа, Дамане и Диу» [2, с. 25].

Португальские колонизаторы превратили Гоа в центр интриг и провокаций против Индии, создавали напряженное положение на границе и даже подвергали обстрелам ее территорию. Как заявил в Народной палате Индии парламентский секретарь Министерства иностранных дел Садатх Алихан, только в течение сентября - октября 1957 г. португальские войска в Гоа 29 раз нарушали индийскую границу [4, с. 128].

Подписание Американо-португальского Соглашения о военных базах осложнило проблему Гоа. Если до этого правительство Индии выступало за освобождение Гоа мирными средствами, то начиная с 1957 г. оно не исключало и насильственных методов освобождения территории. Еще 1 октября 1957 г. индийская газета «Индиан экспресс» писала, что возможность превращения Гоа в базу НАТО делает всю эту проблему еще более зловещей, поскольку вопрос, который раньше был лишь предметом спора между Индией и Португалией, может перерасти в часть мирового конфликта.

Позицию индийского правительства по вопросу о Гоа сформулировал в 1960 г. тогдашний министр обороны Кришна Менон: «Гоа -наша территория, она должна быть освобождена нами, это часть нашего незавершенного дела. Будет ли Гоа освобождена насильственными средствами или средствами убеждения - это вопрос, который мы должны решить сами».

Через год индийское правительство открыто заявило о своем решении прибегнуть к вооруженной силе для освобождения незаконно удерживаемой Португалией части индийской территории. 16 августа 1961 г. премьер-министр Индии Джавахарлал Неру заявил: «Возможно, придет время, когда мы решим послать туда армию. Когда наступит такое время, мы предпримем открытые, а не тайные или скрытые усилия».

Усилия Индии, стремившейся к освобождению Гоа от иноземного гнета, смыкались с освободительной борьбой, которую на протяжении

всего периода португальского господства вело индийское население Гоа, Дамана и Диу.

Еще в 1928 г. возник Национальный конгресс Гоа - партия, возглавившая освободительную борьбу в «португальской» Индии и работавшая в тесном контакте с Индийским национальным конгрессом. В 1930-х гг. Национальный конгресс Гоа провел кампанию «ненасильственного сопротивления» (сатьяграхи), используя одну из получивших широкое распространение форм освободительной борьбы индийского народа под руководством Индийского национального конгресса. Крупные выступления гоанцев в форме кампании гражданского неповиновения произошли в 1946 г., вскоре после окончания Второй мировой войны. Португальские власти обрушили на участников освободительного движения шквал репрессий. Руководящие деятели движения - Браганса Кунья, Какодкар, Хегде и другие -были брошены в тюрьмы.

Завоевание Индией независимости в 1947 г. послужило толчком к новому подъему освободительного движения в Гоа, влив в него свежие силы. В то же время на пути этого движения возникли новые серьезные трудности. Португальские власти стали спешно наращивать вооруженные силы в колонии. Если до независимости Индии войска, расквартированные в Гоа, не превышали тысячи, то уже к 1950 г. их число достигло 10 тыс. В одном только 1948 г. в Гоа было ввезено оружия и военного снаряжения на 42 тыс. рупий. В 1951 г. ввоз оружия увеличился в 70 раз и составил в стоимостном выражении 3 млн рупий. Стремясь задушить освободительное движение в Гоа, португальские власти прибегли к массовому террору, вынося суровые приговоры всем, кто подозревался в сочувствии этой борьбе. Говоря о том периоде, один из лидеров освободительного движения в Гоа Браганса Кунья отмечал: «Плохое обращение с нашими товарищами сменилось теперь жестокостью, садизмом и произволом. Приговоры от 4 до 8 лет тюремного заключения теперь сменились приговорами от 15 до 28 лет, вместо избиений и бритья головы стали прибегать в отношении наших волонтеров к револьверным и ружейным выстрелам, замучивать их до смерти или проламывать им черепа. Наши протесты, как и ноты протеста индийского правительства, не оказывают никакого влияния на упрямое правительство Португалии».

Бывший узник португальской тюрьмы член индийского парламента Чоудхури рассказал в феврале 1957 г., что с «политическими

заключенными обращаются почти как с животными. Португальская полиция жестоко избивает их».

Несмотря на массовый террор, волны освободительного движения в Гоа вздымались все выше. Вдохновляемые успехами независимой Индии и поддерживаемые индийской и мировой прогрессивной общественностью гоанские патриоты развернули активную борьбу под лозунгом ликвидации португальского колониального господства и воссоединения с матерью-родиной Индией. Они устраивали тайные митинги, распространяли листовки, вели большую агитационную работу в массах. 18 июня 1954 г. во многих деревнях Гоа были вывешены индийские национальные флаги, а на стенах домов появились надписи «Вон из Гоа!». 15 августа - в День независимости Индии -42 гоанца из Индии перешли границу Гоа, неся в руках индийский флаг и не обращая внимания на нацеленные на них ружья и пулеметы [1, с. 90].

Ровно через год - 15 августа 1955 г. - гоанские и индийские патриоты предприняли поход на главный город Гоа - Панджиме, применив ненасильственные гандистские методы борьбы. Несмотря на мирный характер демонстрации, португальские войска открыли огонь по толпе. Около 30 человек были убиты, сотни ранены.

После варварского расстрела мирной демонстрации в Гоа Индия прервала всякие официальные контакты с Португалией, отозвала своего консула из Гоа и потребовала от Португалии закрыть консульства в Бомбее и Мадрасе. Португальские фашисты обрушили на маленькую колонию новые репрессии. Только в 1955 г. они арестовали более 3 тыс. чел. За период с 1946 по 1957 гг. были брошены в тюрьмы несколько тысяч гоанцев, 13 лидеров освободительного движения сосланы на острова Зеленого Мыса, в Анголу и Португалию, около 300 патриотов осуждены на длительные (до 28 лет) сроки тюремного заключения, 87 чел. расстреляны или замучены до смерти.

В феврале 1957 г. португальские колонизаторы совершили чудовищное злодеяние: они привязали в Понде нескольких гоанских патриотов к «джипу», проволокли их около двух миль, а затем облили керосином и подожгли. Когда этот страшный факт стал известен международной общественности, португальские официальные лица выступили с заявлениями, в которых отрицали подобный инцидент. Однако им не удалось замести следы преступления. В начале 1961 г. английская газета «Гардиан» опубликовала письмо Питера Д'Коста,

в котором сообщалось: «Я был в Понде в то время и сам все видел. Я удивлен, что португальское посольство в Лондоне отрицает инцидент, свидетелем которого были сотни людей... Почему португальцы так боятся позволить независимым международным юристам провести расследования в Гоа?» (The Guardian, 12.01.1961).

Как сообщила газета «Хиндустан стандард», 25 ноября 1957 г. в Бомбее состоялся многолюдный митинг. Выступивший на нем ветеран освободительного движения в Гоа Т. Б. Гунха заявил, что 25 ноября 1510 г., когда португальцы захватили Гоа, - печальная страница в истории индийского народа, ибо захват Гоа являлся началом закабаления Индии западными колониальными державами. На митинге была принята резолюция, в которой его участники поклялись отдать все свои силы делу освобождения Гоа и ее воссоединения с Индией. Салазар срочно перебросил из Африки в Даман подкрепление (800 солдат).

Начало освободительного восстания в Анголе тотчас же эхом отозвалось в Гоа. «Восстание в Анголе и недавний эпизод с захватом в открытом море лайнера "Санта-Мария" вдохновили гоанских националистических деятелей, находящихся в подполье, на борьбу за независимость», - писала газета «Индиан экспресс» 5 мая 1961 г.

Вскоре после известий о восстании в Анголе гоанские патриоты совершили нападение на два португальских военных поста и захватили большую партию оружия (Indian Express, 05,05,1961).

Португальское правительство, напуганное ростом освободительного движения в своих колониях, объявило призыв в армию лиц в возрасте от 18 до 36 лет. У португальцев, как писала «Индиан экспресс», вызвало особую тревогу то, что в связи с восстанием в Анголе они перебросили из Гоа в африканские владения около 17 тыс. солдат, значительно ослабив свою армию в Гоа. По словам той же газеты, гоан-ская молодежь не желала служить в колониальной армии и всячески уклонялась от воинской повинности (Indian Express, 05,05,1961).

Освободительная борьба гоанцев за ликвидацию колониального гнета и воссоединение с Индией выдвинула много героев. Одним из первых в этой плеяде должно быть названо имя Тристана Браганса Кунья, которого справедливо называют отцом гоанского национализма. С 1926 г. патриот активно участвовал в национально-освободительном движении Гоа. В своих блестящих публицистических статьях он разоблачал сущность и методы португальского колониализма, выступал за организацию такого освободительного движения, которое было бы

тесно связано с национально-освободительной борьбой всего индийского народа. Браганса Кунья был основателем Национального конгресса Гоа, одним из организаторов развернутой Национальным конгрессом Гоа кампании гражданского неповиновения. В июле 1946 г. Браганса Кунья арестован и брошен в тюрьму-крепость Агуада, а затем отправлен в Португалию. В 1950 г. его освободили из тюрьмы, но удерживали в Лисабоне, отказав в праве выезда. Однако в 1953 г. Кунья сумел ускользнуть от ищеек Салазара, бежал в Париж, а оттуда перебрался в Индию, где снова активно включился в борьбу за освобождение Гоа. Умер Браганса Кунья 26 сентября 1958 г., так и не дожив до дня освобождения своей родины. В 1959 г. Всемирный Совет Мира в Стокгольме посмертно наградил Б. Кунья Международной премией мира. «История борьбы за свободу Гоа - это история, которую все мы должны помнить, - писал Дж. Неру. - Следует помнить, что эта маленькая территория дала сравнительно большое число мужчин и женщин, которые пожертвовали в этой борьбе многим. Среди них выделяется имя д-ра Т. Браганса Кунья. Помня о нем, мы всегда будем помнить дело, которому он служил и ради успеха которого работал».

Освободительная борьба жителей Гоа пользовалась сочувствием и поддержкой всей прогрессивной мировой общественности. Огромную поддержку населению Гоа в его законном стремлении освободиться от колониального рабства и воссоединиться с Индией оказывали демократические круги в самой Португалии. Наиболее решительную и твердую позицию занимала в вопросе о Гоа Португальская коммунистическая партия. Она последовательно и энергично отстаивала лозунг о праве на самоопределение для всех колоний и выступала за проведение немедленных переговоров с Индией о воссоединении с нею Гоа, Дамана и Диу. Компартия Португалии была организатором широкой кампании против отправки войск в Гоа и против военной истерии в Португалии в связи с «гоанским вопросом». В своем заявлении от 1 мая 1954 г. компартия разоблачила агрессивную и преступную политику Салазара в вопросе о Гоа и указала на те трагические последствия для Португалии и ее народа, к которым могла привести эта политика. Большое место занял вопрос о Гоа в работе V съезда Португальской коммунистической партии. Съезд решительно высказался за ликвидацию колониального контроля Португалии над частью территории Индии. В политическом отчете ЦК ПКП съезду указывалось: «Действительные интересы народов

Гоа и Португалии требуют, чтобы населению Гоа была предоставлена свобода самому решить вопрос о своей судьбе путем действительно свободного народного волеизъявления. Такова позиция Португальской коммунистической партии, занятая ею с самого начала в защиту интересов народа Португалии и Гоа».

В специальной Резолюции по проблеме колоний, принятой съездом, было записано: «V съезд считает правильной линию, защищаемую ЦК в отношении проблемы Гоа, и еще раз заявляет, что коммунистическая партия будет требовать мирного разрешения проблемы Гоа путем переговоров, признавая за народом Гоа право свободно определить свою судьбу».

В поддержку справедливых требований народа Гоа выступили и другие демократические организации Португалии. Так, Национально-демократическое движение, вокруг которого группировались оппозиционно настроенные к Салазару демократические круги, в своих подпольно издаваемых брошюрах и листовках заявляло, что «разногласия с Индийским Союзом должны быть решены путем переговоров и путем удовлетворения законных чаяний народа Гоа, Дамана и Диу». Поддержка справедливых требований населения Гоа была одной из главных причин репрессивных мер, предпринятых Салазаром в отношении Национально - демократического движения. Все члены его центрального комитета были арестованы. 18 июня 1957 г. в Порту начался суд над председателем Национально-демократического движения выдающимся ученым-математиком профессором Руи Луисом Гомесом. Вместе с ним на скамье подсудимых оказались несколько видных лидеров оппозиции: четверо были приговорены к двум годам, один - к десяти месяцам тюрьмы.

С резкой критикой политики Салазара выступала также другая оппозиционная организация - Португальское молодежное движение за демократическое единство. В изданном ею Манифесте содержалось требование, «чтобы конфликт в Гоа был решен мирными средствами» и чтобы «португальское правительство провело с индийским правительством такие переговоры, которые после обсуждения точек зрений обеих сторон могли бы разрешить конфликт дружественным путем».

Борьба за предоставление гоанцам права самим решить свою судьбу охватывала все более широкие слои населения Португалии. Она все больше связывалась с борьбой против фашистской диктатуры

Салазара. Лозунг освобождения Гоа становился одним из главных, написанных на знамени антифашистов, под которое становились всё новые тысячи противников диктаторского режима Салазара, независимо от их классовой, политической и религиозной принадлежности.

Переброска большого количества войск в Гоа, лихорадочные военные приготовления в стране, непомерные расходы на вооружение не оставляли сомнений в том, что Салазар «бросил жребий» и готов пойти на военный конфликт с Индией. Поэтому требование отказаться от агрессивного курса и решить проблему Гоа путем переговоров с Индией стало всеобщим, охватив самые широкие слои населения Португалии. Рабочие нескольких фабрик в Лисабоне вместе с банковскими и другими служащими организовали несколько митингов в пользу мирного решения гоанского вопроса. Такие же митинги прошли в городах Сакавем, Повоа, Аландра, Амадора, Келуз и др. В Порту сторонники мирного решения вопроса о Гоа направили правительству обращение, содержавшее требование начать переговоры с Индией. Тысячи таких писем и телеграмм приходили в Лиссабон из Торре де Клеригос, Пиаса, Вале де Верго. В Пиасе тысячи людей вышли на улицу, чтобы помешать отправке в Гоа пяти солдат, завербованных в этом городе. С криками: «Долой войну!» толпа остановила автобус и заставила наемников вернуться домой. При отправке в Гоа военного судна «Серпа Пинто» с солдатами на борту толпа их родственников и друзей с криками: «Негодяи, они посылают их на войну! Оставьте Гоа индийцам!» прорвала полицейский кордон. Несколько рекрутов прыгнули за борт, пытаясь бежать, но были пойманы. Когда к солдатам многих воинских частей обращались с вопросом, кто желает добровольно отправиться в Гоа, ни один не выходил вперед. Чтобы создать видимость «народной поддержки» политики Салазара, правительство пыталось инсценировать «патриотические» манифестации, однако эта затея с треском провалилась. Во время выступлений официальных ораторов толпа кричала: «Пошлите в Индию представителей для переговоров!».

Руководство Индии неоднократно предлагало португальскому правительству начать мирные переговоры. Но правительство Сала-зара нагло отвергало даже идею переговоров. Более того, в ответ на мирные предложения Индии оно угрожало применением силы, намекая при этом, что в случае военного конфликта Индии придется иметь дело не с одной Португалией, а со всем блоком НАТО.

Между тем в начале 1961 г. в Гоа, Дамане и Диу началось повстанческое партизанское движение, направленное против португальских колонизаторов, во главе которого встал Военный совет, состоявший из представителей патриотических организаций Гоа, Дамана и Диу. Многие организации и частные лица, выражая настроения прогрессивной общественности всего мира, требовали от правительства Индии оказать активную вооруженную помощь повстанческому движению и освободить Гоа от португальского колониального владычества. Комитет африканских освободительных организаций в Лондоне обратился к Дж. Неру со следующей телеграммой: «Мы серьезно встревожены вашими колебаниями в отношении предоставления эффективной помощи Гоа. От имени 39 организаций, входящих в наш комитет, и народов Африки мы призываем вас немедленно двинуться в Гоа, используя всю мощь вашей армии, чтобы спасти жизнь сражающихся гоанцев. Африка с вами» [3, с. 174].

В начале декабря 1961 г. индийское правительство официально заявило о своем намерении решить проблему Гоа военным путем. Выступая 7 декабря в индийском парламенте, Дж. Неру заявил: «В данный момент я не могу сказать, к чему это приведет, за исключением того, что в итоге это должно неизбежно привести к освобождению Гоа».

В ответ Салазар поспешил обратиться за помощью к своим союзникам по НАТО. 11 декабря правительству Англии было послано специальное послание. В нем цитировался Виндзорский договор 1899 г., по которому Англия дала согласие защищать заморские территории Португалии от ее тогдашних и будущих врагов. Португальское правительство просило Англию разрешить использовать ее базы, расположенные между Португалией и Гоа, для заправки горючим судов и поддержания контактов с Гоа. Английское правительство, хотя и было заинтересовано в сохранении Гоа под португальским контролем, в то же время не могло не считаться с тем фактом, что открытая поддержка Салазара в этом вопросе могла бы осложнить его и без того достаточно сложные отношения с Индией и другими странами Содружества. Исходя из этих соображений, оно отклонило просьбу Салазара о разрешении использовать британские базы и обещало лишь «ограниченную» помощь в вопросе о Гоа. Впоследствии Сала-зар так оценивал реакцию Лондона на свое послание: «Португальское правительство ... просило британское правительство указать, какие меры оно могло бы предпринять для кооперации с португальскими

силами, чтобы остановить индийскую агрессию. Ответ правительства Ее Величества, который был вскоре получен, состоял в сущности в следующем: в случае нападения на Гоа неизбежно последуют ограничения в той помощи, которую британское правительство сможет оказать португальскому правительству в его борьбе с одним из членов Содружества».

Гораздо более благоприятный отклик просьба Салазара получила в Вашингтоне. США активизировали усилия по оказанию помощи своему младшему партнеру по НАТО. Посольство США в Индии развернуло лихорадочную деятельность, стремясь отговорить Дж. Неру от решительных шагов и помешать вступлению индийских войск в Гоа. 13 декабря 1961 г. президент США Дж. Кеннеди направил личное послание премьер-министру Дж. Неру, в котором «выражалась надежда», что Индия не прибегнет к применению силы в Гоа. Посол США в Индии Джон К. Гэлбрэйт 15 и 17 декабря предложил правительству Индии помощь США в поисках мирного решения проблемы и просил отложить военную акцию хотя бы на шесть месяцев.

Индийское правительство дало достойный ответ фарисейской «миротворческой» миссии американского правительства, которое рассчитывало выиграть время, чтобы помочь Салазару укрепить обороноспособность Гоа. Посольство Индии в США направило правительству США следующее послание: «Индия удивлена тем, что ее друзья, которые молчали в течение долгих четырнадцати лет, неожиданно проявили интерес к тому, чтобы убедить Индию согласиться на шестимесячный период дальнейших переговоров. Послание правительства США дошло до правительства Индии только за шесть часов до того, как началась акция в Гоа. Когда правительство Индии решило навести справки, благоприятно ли реагировало португальское правительство на посредничество США и был ли ею проявлен позитивный подход, правительство Индии узнало, что Португалия не обнаружила такого положительного подхода. В этих условиях для Индии не оставалось ничего другого, как начать осуществление своей программы применения минимальной силы для освобождения Гоа от гнета Португалии».

18 декабря 1961 г. индийские войска, поддержанные танками и броневиками, перешли границу и вступили на территорию Гоа, Дамана и Диу. Индийская авиация подвергла бомбардировке аэродром в Панджиме. Индийские самолеты, летавшие над Гоа, сбрасывали

листовки, объясняющие гоанцам, что цель индийской военной акции -освобождение Гоа, Диу и Дамана и воссоединение их с Индией. Одновременно военно-морские силы Индии атаковали португальские укрепления на острове Анджидив. Через 36 часов после начала индийской военной акции португальские войска капитулировали.

19 декабря над Гоа, Даманом и Диу был поднят индийский флаг, и Индия формально вступила в управление этими территориями. Так окончилась одна из самых мрачных страниц в истории колониализма.

Справедливая акция Индии, явившаяся самым сильным ударом по империи Салазара за весь послевоенный период, вызвала у португальских колонизаторов приступ бессильной ярости. Обуреваемое жаждой мести, португальское правительство отдало приказ об интернировании всех индийских резидентов в своих колониях и конфискации их собственности. Около 3 тыс. индийцев, живших главным образом в Мозамбике, были интернированы. Это обстоятельство стало важным фактором, повлиявшим на решение индийского правительства о судьбе и условиях репатриации военнослужащих португальских войск, взятых в плен в Гоа.

Не без оснований рассчитывая получить поддержку от своих западных союзников, Португалия не постеснялась подать «жалобу» в Совет Безопасности ООН. В ней содержались уверения, что «заморские территории» составляют интегральную часть Португалии и что Индия совершила «агрессию» против самой Португалии. Как и следовало ожидать, союзники Португалии по НАТО - США, Англия, Франция и Турция - энергично поддержали португальскую жалобу. Все они критиковали Индию за применение оружия. США и Англия пытались обвинить Индию и другие антиколониальные страны в том, что «они оправдывают применение силы под предлогом ликвидации колониализма».

Позиция Запада была выражена в проекте резолюции, представленном США, Англией, Францией и Турцией, который подвергал критике действия Индии в Гоа на том основании, что они якобы нарушили Устав ООН и угрожали существованию этой международной организации.

Однако попытки западных держав использовать Совет Безопасности для сохранения португальского колониализма в Индии натолкнулись на решительное сопротивление Советского Союза и афроазиатских государств. Афро-азиатская группа потребовала от Совета

Безопасности отклонить жалобу Португалии на том основании, что акция против Гоа имела антиколониальный характер и ставила своей целью освобождение исконных индийских территорий от варварского колониального гнета Португалии. Советский представитель Д. Зорин в своем выступлении квалифицировал индийскую акцию как значительный прогресс в деле ликвидации колониализма и поддержал предложенную афро-азиатскими странами резолюцию. Советский представитель, в частности заявил: «Наша позиция заключается в том, что мы можем открыто заявить, что мы поддерживаем народ Индии и народ Гоа, которые борются за свое освобождение от колониального господства Португалии» (UN Document S/PV 987, 18.12.1961, C. 67). Советский Союз, как постоянный член Совета Безопасности, использовал право вето для того, чтобы отклонить резолюцию США, Англии, Франции и Турции. Планы империалистов, стремившихся помочь своему партнеру по НАТО, были, таким образом, окончательно сорваны. Выступая после голосования, советский представитель заявил: «Советский Союз гордится тем, что он помешал пройти резолюции, которая фактически была бы равносильна поддержке колониальных держав, и прежде всего такой державы, как Португалия, которая своими действиями дискредитирует ООН. Те, кто защищают Португалию, защищают не ООН, а защищают колониализм, - самое позорное явление XX в.» UN Document S/PV988, 18.12.1961, C. 92-95).

Провал западной резолюции в ООН вызвал новый приступ ярости в Лисабоне. Выступая 3 января 1962 г. в Национальной ассамблее, Салазар угрожающе заявил: «Я не знаю, будем ли мы первой страной, которая покинет ООН, но мы безусловно будем в числе первых».

Бессильная ярость колонизаторов окончательно лишила их всякого чувства реального. 17 февраля 1962 г. правительство Салазара издало Указ, согласно которому Гоа должна по-прежнему считаться территорией Португалии и иметь своих представителей в Национальной ассамблее. В указе говорилось, что «пока португальская территория в провинции Португальская Индия (Гоа, Даман и Диу) лишена португальского суверенитета, ее правительство и административные органы будут функционировать в Лиссабоне», а «общины гоанцев, проживающие на национальной или зарубежной территории, которые могут свободно пользоваться правом голосования, будут избирать депутатов в Национальную ассамблею от Португальской Индии».

Потеря Гоа, Дамана и Диу явилась началом конца португальской колониальной империи. Она вдохновила национальные силы Анголы, Мозамбика, Гвинеи и других португальских колоний на активную борьбу за свое освобождение.

В то же время освобождение Гоа Индией породило ряд противоречий в стане колонизаторов и прежде всего среди членов НАТО. Португалия была не удовлетворена действиями своих союзников, полагая, что они не предприняли достаточно эффективных мер для спасения ее колонии в Индии. Салазар критиковал США и Англию за отказ оказать вооруженную поддержку, ибо в правящих кругах Лисабона отдавали себе отчет в том, что этот отказ нанес сильный удар не только по португальскому колониализму, но и по фашистскому режиму Салазара в целом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Антонова К. А., Кузьмин С. А. Португальские колонии в Индии // Последние колонии в Азии. - М. : Вече, 1958. - 228 с.

2. Белокопытов И. В. Португальская колония Гоа продолжает бедствовать // Азия и Африка сегодня. - 1961. - № 8. - С. 15-26.

3. Оганисьян Ю. 500 лет под пиратским флагом. - М. : Политиздат, 1965. -216 с.

4. Сенько В. В. Гоа на грани выживания // Международная жизнь. - 1958. -№2. - С. 123-137.

Колониализм в Индии был травмирующим - в том числе для некоторых британских чиновников, правивших Раджем

.

Когда Индия получила независимость от Великобритании 15 августа 1947 года, большинство англо-индийцев либо уехали, либо вскоре уедут. Многие представители индийской государственной службы написали бы о травме, которую они испытали, когда стали свидетелями насилия за годы, предшествовавшие окончанию британского правления, и кровопролития, которое последует, когда будут выявлены линии разделения.

Колониализм, безусловно, был гораздо более травмирующим опытом для колониальных подданных, чем для их колонизаторов. Они страдали от бедности, недоедания, болезней, культурных потрясений, экономической эксплуатации, политического неблагополучия и систематических программ, направленных на создание чувства социальной и расовой неполноценности. Хотя некоторые могут утверждать, что к любым страданиям британских колонизаторов следует относиться с небольшим сочувствием, это не повод скрывать их от истории.

Само представление о том, что индийские государственные служащие были узурпаторами, полными привилегий, на чужбине, привело к истощенному чувству человечности, с которым многие боролись - как во время, так и после своей карьеры в Индии.

Как подробно рассказывается в моей будущей книге, некоторые закрываются от повседневной жизни индейцев, если только их не заставляют заниматься работой. Другим удалось спастись, утопившись в алкоголе, опиуме или других наркотиках. Некоторые убедили себя в интеллектуальном превосходстве белого человека и его праве управлять «низшими расами», в то время как некоторые нашли утешение в христианстве. Некоторые пришли к пониманию своей роли миротворца между различными этническими и религиозными группами, несмотря на иронию того, что британцы поощряли и использовали категоризацию колониальных подданных в первую очередь на этих основаниях.

За всем этим скрывается травма, с которой колонизатор должен был либо справиться, либо оставить свой пост и отправиться домой.

Служение Раджу

Один военнослужащий покойного Раджа, на котором я сосредоточился в своем исследовании, является примером механизмов выживания, которые использовали британские официальные лица. Эндрю Клоу поступил на государственную службу Индии в 1912 году в возрасте 22 лет и оставался государственным служащим до 1947 года, когда он достиг обязательного предела выхода на пенсию в 35 лет. Его самые заметные должности были секретарем Индийского бюро труда в конце 1930-х годов, затем министром связи, а затем губернатором Ассама с 1942 по 1947 год.

Клоу и около тысячи его коллег одновременно эффективно управляли Индией в период позднего Раджа. Это было время упадка британского престижа и упадка общественного и политического мнения о колониализме как приемлемой социальной, экономической и политической практике. Подъем индийского движения за независимость с Мохандасом Ганди в качестве его номинального лидера совпал с антибританской международной пропагандой в отношении его империи, исходящей от Советского Союза и его сторонников.

Сомнение и ненависть к себе

В начале 1920-х годов движение за независимость Индии приобрело известность и получило значительный уровень сочувствия в стране и за рубежом. В 1919 году бойня невооруженных демонстрантов в Амритсаре, устроенная британскими войсками и войсками Гурка, вызвала большую общественную критику. Годом позже на рынке в Миднапоре, Западная Бенгалия, были убиты двое из годовой группы Клоу на государственной службе. Из писем, которые Клоу написал другу, мы знаем, что он несколько раз подумывал об отставке в начале 1920-х годов.Этот период размышлений заставил его серьезно усомниться в своей роли в колониальной системе, но в конечном итоге он решил продолжить свою карьеру.

Клоу был набожным христианином, и его жизнь в Индии превратилась в своего рода религиозный кокон, в котором он использовал свои отношения с Богом, чтобы подавить травму, причиненную ему колониальным узурпатором.

По мере того, как он становился более высокопоставленным в администрации, он все больше дистанцировался от индейцев, индийской культуры и мало сочувствовал тяжелому положению людей, пострадавших от британской эксплуатации.Он проводил большую часть своего времени с другими европейцами и свои каникулы в своем доме на британской горной станции Симла. Его дневники на протяжении 1930-х и 1940-х годов почти полностью превратились в письменные молитвы с просьбой о спасении, перемежающиеся частными комментариями ненависти к себе, написанными в доверии между ним и Богом.

Защитник британского колониализма

После выхода на пенсию с индийской государственной службы в 1947 году Клоу вернулся в Шотландию и стал председателем недавно созданного Шотландского газового совета.Его личное время было потрачено в основном на сохранение наследия Британской Индии. Он жадно читал мемуары и другие размышления своих бывших коллег и подвергал резкой критике любую критику британцев, даже если эта критика была довольно скудной.

Последние признаки того, что в центре Лондона сносится Старый Индийский офис, накануне обретения независимости в 1947 году. PA архив

Неспособность Клоу публично признать, что колониализм был практикой эксплуатации, свидетельствует о сложной реакции на его травму, вызванную тем, что он был ключевым элементом системы подавления.Его повышенная религиозность была ключевой частью его способа справиться с этим. Во многих отношениях он «использовал» Бога, чтобы свести на нет дискомфорт от того, что он был одной из главных фигур британского колониального предприятия.

Клоу был типичным представителем индийской государственной службы, обеспокоенного своей ролью в содействии эксплуатации Индийского субконтинента для Британской империи. Тем не менее, вместо того, чтобы уйти со своего поста и стать критиком колониальной практики, Клоу построил ряд внутренних механизмов, которые позволили ему продолжать работу.Реакции, подобные реакции Клоу, каким-то образом объясняют романтику, которую многие члены британского общества пережили в эпоху империи. Но сегодня, спустя 70 лет после окончания правления, государственные органы и британские СМИ готовы участвовать в гораздо более жесткой критике.

КОГДА ИНДИЯ БЫЛА КОЛОНИЕЙ

Все это время он благосклонно относился к ежемесячному импорту махараджей новых автомобилей Daimler, Austin или Rolls-Royce со специальным оборудованием для его гаража, который и без того был забит машинами, как выставочный зал одного из торговых центров автомобильный дилер.Этот «советник» молодого махараджи был крепким краснолицым гигантом, перед которым любой индеец выглядел ничтожным и чувствовал себя подавленным, когда он поднимал руку, словно собираясь нанести удар, и отдавал команды. Этот человек считал, что это единственный практический способ справиться с индейцами. Он заставил свой штат писателей (канцелярский персонал) служить ему круглосуточно, запер их в сарае под раскаленной оловянной крышей в самом дальнем конце своего просторного комплекса, вызывал их через зуммер каждые 10 минут. к главному зданию, где он поселился под веером, возможно, с леди Дирижабль, делающей фрукты.«Они ни на секунду не отклонились от своего ритуального приема пищи, в то время как его клерки с трудом могли прервать обед, так как он неизменно рычал:« Почему вы, ребята, всегда голодны? » этот джентльмен.

Бедность, однако, была в провинции миссионера, который жил среди самых убогих и заблудших. Хотя его главной целью было обращение в веру, он основал больницы и школы и во многих отношениях поднял уровень жизни и мировоззрение бедных слоев населения.Прежде чем достичь этой стадии, миссионер пережил много мучений. Он считал индейцев язычниками, которых нужно спасти громкой проповедью.

Собрание на углу было обычным развлечением для нас в детстве в Мадрасе. Проповедник приходил с фисгармонией и барабаном и, столкнувшись с тяжелыми трудностями и жестоким сопротивлением, начинал тираду против индийских богов. Вокруг собиралась толпа, и постепенно музыка и речь переходили в свист, вой и крик, и публика не успокаивалась, пока проповедника не прогоняли.Это было своего рода мученичество, и он мог бы спасти свою шкуру и получить слушание, если бы не наивное представление о том, что он должен очернить наших богов в качестве подготовки к предложению славы Иисуса.

Даже в классе это была обычная процедура. Я учился в миссионерской школе, и ежедневные занятия по изучению Священного Писания были для меня мучением. Наш учитель Священных Писаний, хотя и был уроженцем, был настолько набожным новообращенным, что провел первые 10 минут, называя Кришну развратником и вором, полным бесовщины. Как можно было когда-либо молиться ему, пока Иисус ждал там, чтобы спасти нас? Его голос дрожал при мысли о Боге.Однажды, разгневанный его замечаниями, я задал вопрос: «Если Иисус был настоящим Богом, почему он не убил плохих людей?», Который так разозлил учителя, что он закричал: «Встань на скамейку, ты идиот ''.

Все школьные учебники были британского производства в одно время, составлены англичанами, изданы британскими фирмами и отправлены в Индию на пароходах P. и O. От детского учебника с буквами «А было яблоко» или «Баа, Баа, Черная овца» до физики в колледже Декстера и Гарлика, алгебры Росс и таблиц логарифмов, составленных Кларком, - ни на одном индийском имени не было ни одного имени. книга либо как автор, либо как издатель.История Индии написана британскими историками - очень хорошо задокументирована и исследована, но не всегда беспристрастна. История должна была служить своей цели: все было подчинено славе «Юнион Джек». Индийские ученые последних дней представили противоположную картину. Черной дыры в Калькутте никогда не существовало. Было доказано, что различные мусульманские правители, которые вторгались и обращались в веру с помощью огня и меча, защищали и наделяли индуистские храмы. Когда несколько лет назад я упомянул об этом аспекте выдающемуся британскому историку в Лондоне, он отмел мое наблюдение, сказав: «Извините, у индейцев нет чувства истории.Индийцы по своему темпераменту неисторичны ''.

У нас были профессора из английских университетов, которые преподавали литературу, и я всегда считал это благословением. Но контакты профессора были строго ограничены классной комнатой. Выйдя из класса, он поспешил обратно в свою цитадель, состоящую из профессорских помещений и английского клуба, куда не допускался ни один индеец, кроме как носильщиком для подачи напитков. Наш британский директор никогда не поощрял политическую деятельность или забастовки, которые были обычным явлением в наши дни, всякий раз, когда Ганди или Неру звонили или были арестованы.

Самым выносливым среди британских поселенцев был плантатор, который родился и вырос в своей маленькой деревушке в Англии, и его почему-то привлекала Индия, не город и его удобства, а безлюдная девственная земля в отдаленном горном урочище, где он боролся. и постепенно построили плантацию и выращивали кофе, чай и кардамон, которые и сегодня остаются нашим национальным достоянием. Он прочно обосновался на своей земле, любил свою работу, время от времени навещал соседа в 50 милях от него или загородный клуб в 100 милях от него.Он любил свою изоляцию, он любил горцев, работающих на его плантации, выучил их язык и их привычки и стал коренным во всем, кроме имени.

Он отплывал домой раз в два года, но всегда предпочитал возвращаться и в конечном итоге планировал умереть в Индии. Сотни таких, как он, были разбросаны по всей Индии, везде, где была возвышенность и возможность совершенствования. Некоторые из них оставили свои состояния индийским бенефициарам, институционально или индивидуально. Можно надеяться, что, когда очарование королевских атрибутов британского владычества уйдет в прошлое, какой-нибудь режиссер увидит ценность предмета раннего британского плантатора, которого одного можно было бы назвать пионером и настоящим колониальным героем.

Британский колониализм в Индии | Encyclopedia.com


Колониализм - это особая форма империализма, при которой колонизирующая нация осуществляет прямой контроль над колонизированным государством военными, экономическими и политическими средствами. Мощное повсеместное вторжение колонизирующей нации, естественно, вызывает необратимые

изменения во всех измерениях колонизированного государства, жизни людей и социальной архитектуры. Для достижения главной цели колониализма - создания богатства для колонизирующей нации и ее народа - должны внести свой вклад многие различные группы, в том числе женщины и дети, действующие синергетически.Индия представляет собой отличный пример, начиная с детей самих имперских чиновников.

В период между 1830 и 1880 годами большое количество британских детей либо отправились в Индию со своими родителями, либо родились там. Точное количество британских детей в Индии в любой момент времени в течение этого периода неясно, поскольку источники информации о британских детях на Индийском субконтиненте скудны. Рассказы о жизни детей есть в письмах и дневниках родителей, а также в современных домашних руководствах.Если все эти сочинения рассматривать как корпус, вырисовывается картина британского детства в Индии. В имеющихся документах рассказывается об опыте детей из британских семей, от низшего среднего класса до высшего среднего класса.

Младенческая смертность

Главной проблемой для британских семей в колонизированной Индии был высокий уровень младенческой смертности. В период президентства Бенгалии между 1860 и 1869 годами средний уровень смертности составлял около 148 на тысячу британских детей в возрасте до пяти лет, тогда как в Англии в тот же период уровень смертности составлял около 67 на тысячу.Горе о потере детей не раз выражали британские матери. Мария Амелия Ванситтарт, жена судьи гражданской сессии в северной Индии, отметила в своем дневнике 26 марта 1846 года, что между 8 и 9 часами вечера родилась очень маленькая девочка, а в записи от 13 апреля она описала состояние своей дочери. захоронение. Теон Уилкинсон, изучавший надгробные плиты в Индии, задокументировал неоднократные несчастья некоторых семей. Уровень младенческой смертности снижался с течением столетия, но все еще оставался достаточно высоким, чтобы вызывать тревогу и воспринимать беспомощность среди британских матерей.

Кормящие кормилицы, аяты и носильщики

На субконтиненте британские матери обычно зависели от индийских кормилиц в уходе за своими детьми, так как европейских кормилиц отсутствовали, а британские врачи советовали матерям не кормить грудью своих собственных детей с климат считался слишком изнурительным. Кормилицы, обычно называемые аммах, были индуистами или мусульманами из низших каст. Многие мемсахибы (замужние британские женщины в Индии) нанимали индийских кормилиц для младенцев и индийских аятов (медсестер) для других нужд своих детей, хотя многим эта идея очень не нравилась.Помимо аята, многие англо-индийские родители наняли слугу-мужчину, или носильщиков, для своих детей мужского пола. Англо-индийские дети большую часть времени бодрствовали с индийскими слугами. Эти прислуги, часто выступающие в качестве товарищей по играм, учили детей таким словам на хинди, как bhaia (брат) и baba (младенец), а также часто «папа» и «мама». У детей обычно развивалась тесная привязанность к своим аятам и носителям, и эта тесная связь служила утешением для детей, когда семьи находились в пути.Когда пришло время англо-индийским матерям забрать своих детей в Англию, некоторые взяли с собой аяты или носильщики своих детей.

Расовые барьеры

Необходимость помощи в воспитании младенцев вынуждала мемсахибов нанимать индийских слуг, но они всегда опасались интимной связи между аятом и младенцем и пытались поддерживать дистанцию ​​между своими детьми и слугами. Авторы предписывающей литературы не поощряли любую близость между британскими детьми и индийскими слугами, опасаясь, что дети будут подражать «местным» привычкам, манерам и языку.Этот страх явно возник в сознании Джулии Томас Мейтленд, жены окружного судьи Раджамандри в Мадрасе, когда она подчеркнула в письме, что не хочет, чтобы ее дочь изучала индейские языки и росла «как маленький индус» (Ян 9, 1839 г.).

Матерям не всегда удавалось оградить своих детей от изучения местного языка. Когда мать маленького Эрика Бейли Флоренс написала мужу, что Эрик может сказать несколько слов на хинди и имитирует приготовление чаппати (индийский хлеб), ее муж очень расстроился.Чтобы сдержать влияние Индии на своих детей, многие мемсахибы нанимали англичанок в дополнение к аятам в качестве медсестер для своих младенцев. Некоторые пытались решить эту проблему, нанимая индийских аятов, говорящих по-английски. Британская медсестра и индийский аят иногда не соглашались друг с другом по поводу своей власти над ребенком; неудивительно, что обычно побеждала белая медсестра. Основная причина страха англо-индийских родителей перед тесными связями между их потомками и их слугами, несомненно, была связана с расовой исключительностью, сопровождавшей империализм.В то время как англо-индийские родители поддерживали социальную дистанцию ​​от индейцев, их дети, благодаря своим близким отношениям со слугами, разрушали барьер между колонизаторами и колонизированными. Этот перекрестный поток детей в конечном итоге подорвал основы империи.

Образование

Эмма Робертс сообщила в 1837 году, что в каждом полку были созданы школы для детей европейских солдат. Мальчиков учили на унтер-офицеров, полковых писарей и так далее.Девушек готовили стать женами для мужчин более высоких рангов. Информация об образовании англо-индийских детей зачастую весьма отрывочна. В письмах Сары Терри описывалось образование ее восьмилетней дочери и пятилетнего сына. В течение первого года обучения в Индии Сара преподавала утром дома английский язык и математику своим детям. На втором курсе они оба пошли в школу в Бомбейском форте в 7:30 утра и вернулись в 4:00 дня.

Преходящая жизнь англо-индийских детей

Летом британские младенцы довольно часто страдали от теплового удара, фурункулов и диареи.Чтобы защитить детей от болезней, вызванных жарой, матери с марта по октябрь возили их на горные станции, в то время как их отцы оставались на работе на равнинах. Большинство англо-индийских родителей считали, что, если их дети останутся в Индии слишком долго, климат и окружающая среда Индии ослабят их конституцию, возможно, на всю жизнь. Даже английская медсестра не была достаточной защитой от этой опасности, поэтому британские родители отправляли своих детей в Англию в очень раннем возрасте.Мальчики обычно покидали Индию к пяти годам, а девочки обычно возвращались в возрасте семи или восьми лет.

Колониализм повлиял на структуру британской семейной жизни в Индии. Англо-индийские дети жили на Индийском субконтиненте, не имея прочного пристанища. Вскоре после рождения многим детям пришлось разлучаться с отцами на шесть-семь месяцев, чтобы избежать летней жары. Их распорядок дня был нарушен из-за того, что отцы постоянно меняли работу. К тому времени, когда этим детям исполнилось семь лет, многие из них вернулись в Великобританию без родителей.Таким образом, в отличие от своих сверстников в Британии, англо-индийские дети редко имели стабильную домашнюю жизнь с обоими родителями. Хотя в викторианской Британии для детей из высшего и среднего класса было обычным делом уходить в школу-интернат на несколько месяцев, англо-индийские дети часто не могли видеться со своими родителями в течение многих лет.

Иногда родителям было трудно отправить своих детей обратно в Англию. Часто англо-индийские мужчины не получали разрешения на то, чтобы забрать свои семьи домой, или не имели денег, чтобы отправить их обратно.Им часто было трудно найти кого-нибудь, чтобы отвезти детей домой. Например, после смерти жены в 1871 году некий мистер Воннакотт попытался отправить свою трехлетнюю дочь в Великобританию. Ему не удавалось найти ей эскорт-женщину до 1874 года. (Девочки младше семи лет не считались достаточно взрослыми, чтобы путешествовать с посторонними и часто неизвестными взрослыми; мальчики могли отправиться домой в возрасте пяти лет с посторонними и часто неизвестными военнослужащими. ) Из-за большого расстояния и дороговизны путешествия между Индией и Англией родители и дети могли видеться друг с другом только через длительные промежутки времени, иногда от девяти до десяти лет.Иногда дети больше никогда не видели своих родителей. Мать детей Меткалфа умерла в Индии, когда они были в Великобритании. Отец детей Воннакотт умер на обратном пути в Великобританию, а их мать умерла в Индии.

Викторианцы ставили потребность в крепкой семье в центр своей жизни. Разрывы в семье, вызванные длительной разлукой между родителями и их детьми, обычно наблюдаемые в англо-индийских семьях, не соответствовали викторианскому акценту на создание стабильного дома и семьи, которые обеспечивали бы то, что историк Энтони Воль назвал моральным, этическим, религиозным и социальным. стандарты хорошего гражданства.Тем не менее, колониализм иногда создавал повторение модели отношений между родителями и детьми в англо-индийских семьях, когда молодые люди возвращались в Индию в качестве государственных служащих или военнослужащих, а молодые женщины возвращались, чтобы выйти замуж и снова начать семейную жизнь в стране. колониальная атмосфера.

Влияние колониализма на индийских детей

Колониальные правительства в целом мало что делали для изменения жизни местных детей, особенно в сельских районах. Были попытки урегулировать то, что имперские власти считали злоупотреблениями.Например, колониальные власти осуждали браки, заключаемые для молодых девушек, хотя обычно они не особо настойчиво заявляли о своих опасениях. В то время как колониальные власти часто критиковали «туземцев» за слишком усердную работу с детьми, колониальная экономика обычно зависела от продолжающегося детского труда, поэтому здесь мало что изменилось. Постепенно колониальные администрации вводили некоторые новые возможности для получения образования, часто дополняемые миссионерскими усилиями. Таким образом, некоторые дети получали формальное школьное образование, которое в некоторых случаях уводило их от семейных традиций и к новому контакту с западными ценностями.Школы для девочек также могут повлиять на социализацию женских ролей, опять-таки отойдя от традиций. Однако возможности для получения образования были ограничены, поэтому влияние этого аспекта колониализма ощущалось лишь постепенно.

библиография

Бейли, Эмили. 1980. Золотой штиль: жизнь английской леди в Могуле Дели: Воспоминания Эмили, леди Клайв Бейли и ее отца, сэра Томаса Меткалфа, изд. . Мэри М. Кэй. Эксетер, Великобритания: Уэбб и Бауэр.

Чаудхури, Нупур.1988. «Мемсахиб и материнство в Индии девятнадцатого века», Викторианские исследования, 31, вып. 4: 517-535.

Файрер, Дж. 1873. Европейская детская жизнь в Индии. OIOC Tract 820. Лондон: Дж. А. Черчилль.

Мейтленд, Джулия. 1846. писем из Мадраса: 1836-1839 гг. Лондон: Дж. Мюррей.

Робертс, Эмма. 1837. Сцены и характеристики Индостана с зарисовками англо-индийского общества. Лондон: У. Х. Аллен.

Уилкинсон, Теон.1976. Два муссона. Лондон: Дакворт.

Нупур Чаудхури

«А как насчет железных дорог ...?» Миф о дарах Британии Индии | Колониализм

Многие современные апологеты британского колониального господства в Индии больше не оспаривают основные факты имперской эксплуатации и грабежа, алчности и грабежа, которые слишком глубоко задокументированы, чтобы их можно было оспорить. Вместо этого они предлагают контраргумент: конечно, британцы взяли все, что могли, в течение 200 лет, но разве они не оставили после себя много долговременной выгоды? В частности, политическое единство и демократия, верховенство закона, железные дороги, английское образование, даже чай и крикет?

Действительно, британцы любят указывать на то, что сама идея «Индии» как единого целого (теперь три, но одно во время британского владычества) вместо множества враждующих княжеств и государств является неоспоримым вкладом британского имперского правления.

К несчастью для этого аргумента, на протяжении всей истории субконтинента существовал импульс к единству. Идея Индии так же стара, как Веды, самые ранние индуистские писания, в которых «Бхаратварша» описывается как земля между Гималаями и морями. Если эта «священная география» по сути является индуистской идеей, Маулана Азад писал о том, как индийские мусульмане, будь то патаны с северо-запада или тамилы с юга, все рассматривались арабами как «хинды», происходящие из узнаваемого цивилизационного пространства. .Многочисленные индийские правители стремились объединить территорию, при этом Маурьи (за три столетия до Рождества Христова) и Моголы подошли ближе всего, управляя почти 90% субконтинента. Если бы британцы не выполнили эту задачу, нет никаких сомнений в том, что какой-нибудь индийский правитель, подражая своим предшественникам, сделал бы это.

Разделяй и властвуй ... английский сановник едет в индийской процессии, около 1754 года. Фото: Всеобщий исторический архив / Getty Images

Факты не только не подтверждают единство Индии и устойчивую парламентскую демократию, но и ясно указывают на политику, которая ее подорвала - демонтаж существующих политических институтов, разжигание общинного разделения и систематическая политическая дискриминация с целью для сохранения британского господства.

В годы после 1757 года британцы проницательно разжигали раскол среди индийских князей и неуклонно укрепляли свое господство с помощью политики «разделяй и властвуй». Позже, в 1857 году, вид индуистских и мусульманских солдат, восставших вместе, желающих присягнуть совместной верности ослабевшему монарху Великих Моголов, встревожил британцев, которые пришли к выводу, что противопоставление двух группировок друг другу - самый эффективный способ обеспечить безраздельное существование. империи. Еще в 1859 году тогдашний британский губернатор Бомбея лорд Эльфинстон сообщил Лондону, что «Divide et impera - это старая римская максима, и она должна быть нашей».

Поскольку британцы происходили из иерархического общества с укоренившейся классовой системой, они инстинктивно искали аналогичную в Индии. Попытки понять этнические, религиозные, сектантские и кастовые различия между подданными Великобритании неизбежно превратились в упражнение по определению, разделению и увековечиванию этих различий. Таким образом, колониальные администраторы регулярно составляли отчеты и проводили переписи населения, в которых индейцы классифицировались по все более и более узким терминам, основанным на их языке, религии, секте, касте, субкасте, этнической принадлежности и цвете кожи.Мало того, что идеи сообщества были овеществлены, но и целые новые сообщества были созданы людьми, которые сознательно не считали себя особенно отличными от других людей вокруг них.

Крупномасштабные конфликты между индуистами и мусульманами (согласно религиозному определению), начавшиеся только при колониальном правлении; многие другие виды социальной розни были названы религиозными из-за ориенталистского предположения колонистов о том, что религия является фундаментальным разделением в индийском обществе.

мусульманских беженцев запихиваются в поезд во время конфликта по разделу в 1947 году... Железные дороги были впервые задуманы Ост-Индской компанией для ее собственной выгоды. Фотография: AP

Сомнительно, существовала ли тотальная индуистская или мусульманская идентичность в каком-либо значимом смысле в Индии до XIX века. И все же создание и увековечение индуистско-мусульманского антагонизма было самым значительным достижением британской имперской политики: проект «разделяй и властвуй» достиг своей кульминации в падении британской власти в 1947 году. В результате раздела остался миллион погибших, 13 миллионов перемещенных лиц. уничтожены миллиарды рупий собственности, и пламя коллективной ненависти пылает по разоренной земле.Невозможно найти более серьезное обвинение в провале британского правления в Индии, чем трагический характер его окончания.

Британия также не работала над продвижением демократических институтов при имперском правлении, как она любила притворяться. Вместо того чтобы строить самоуправление на уровне деревни и выше, Ост-Индская компания разрушила то, что существовало. Британцы управляли правительством, сбором налогов и осуществляли то, что считалось правосудием. Индейцы были исключены из всех этих функций. Когда корона в конечном итоге взяла на себя управление страной, она передала часть государственной власти сверху неизбираемым провинциальным и центральным «законодательным» советам, члены которых представляли крошечную образованную элиту, не были подотчетны массам и не принимали никаких значимых законов. не обладали реальной властью и были удовлетворены тем, что с ними консультировалось правительство, даже если они не принимали фактических решений.

Еще в 1920 году, в рамках «реформ» Монтегю-Челмсфорда, индийские представители в советах - избираемые на основе избирательного права, столь ограниченного и избирательного, что только один из 250 индийцев имел право голоса - осуществляли контроль над подданными, которыми занимались британцы не заботиться, как образование и здоровье, в то время как реальная власть, включая налогообложение, закон и порядок, а также право аннулировать любое голосование индийских законодателей, будет принадлежать британскому губернатору провинций.

Иными словами, индийские националисты должны были ценить демократию из-за неохотной хватки британцев.Немного богато угнетать, пытать, заключать в тюрьму, порабощать, депортировать и запрещать людей в течение 200 лет, а затем отдавать должное тому факту, что они демократичны в конце концов.

Следствием того, что Великобритания дала Индии политическое единство и демократию, является то, что она установила в стране верховенство закона. Во многих смыслах это было центральным в представлении британцев об имперских целях; Киплинг, этот напыщенный голос викторианского империализма, красноречиво говорил о благородном долге принести закон для тех, у кого его нет.Но британский закон должен был быть наложен на более старую и более сложную цивилизацию с собственной правовой культурой, и британцы использовали принуждение и жестокость, чтобы добиться своего. А в колониальную эпоху верховенство закона не было абсолютно беспристрастным.

Преступления, совершенные белыми против индейцев, влекли минимальное наказание; англичанин, застреливший его слугу-индейца, получил шесть месяцев тюрьмы и небольшой штраф (тогда около 100 рупий), а индиец, осужденный за попытку изнасилования англичанки, был приговорен к 20 годам тюремного заключения строгого режима.За все два столетия британского правления можно найти только три случая казни англичан за убийство индейцев, в то время как убийства тысяч других британцев остались безнаказанными.

Смерть индейца от рук британцев всегда была несчастным случаем, а смерть британца из-за действий индейца всегда каралась смертной казнью. Когда британский хозяин ударил индийского слугу ногой в живот - обычная форма поведения в те дни - смерть индейца от разрыва селезенки объяснялась тем, что у него увеличилась селезенка в результате малярии.Панч написал целую оду «Крепкому британскому сапогу» как излюбленному инструменту поддержания порядка среди туземцев.

Политическое инакомыслие пресекалось различными законами, включая закон о подстрекательстве к мятежу, гораздо более строгий, чем его британский аналог. Уголовный кодекс содержал 49 статей о преступлениях, связанных с инакомыслием против государства (и только 11 о преступлениях со смертью).

Редьярда Киплинга, «этот напыщенный голос викторианского империализма будет красноречиво говорить о благородном долге принести закон для тех, у кого его нет».Фотография: Culture Club / Getty Images

Конечно, британцы дали Индии английский язык, преимущества которого сохраняются и по сей день. Или они? Английский язык не был преднамеренным подарком Индии, но снова был инструментом колониализма, переданным индийцам только для облегчения задач англичан. В своей печально известной Минуте об образовании 1835 года лорд Маколей сформулировал классическую причину преподавания английского языка, но только для небольшого меньшинства индийцев: «Мы должны сделать все возможное, чтобы сформировать класс, который мог бы быть переводчиками между нами и миллионами, которыми мы управляем; класс людей, индейцы по крови и цвету кожи, но англичане по вкусу, взглядам, морали и уму.

Языку обучали немногих, чтобы он служил посредником между правителями и управляемыми. Британцы не желали обучать индийские массы и не хотели вкладывать в бюджет такие расходы. То, что индийцы захватили английский язык и превратили его в инструмент нашего собственного освобождения - используя его для выражения националистических настроений против британцев - было их заслугой, а не британским замыслом.

Строительство Индийских железных дорог часто упоминается апологетами империи как один из способов, которыми британский колониализм принес пользу субконтиненту, игнорируя очевидный факт, что многие страны также строили железные дороги, не тратя на это хлопот и не тратя деньги на жизнь. колонизирован, чтобы сделать это.Но факты еще более ужасающие.

Железные дороги были впервые задуманы Ост-Индской компанией, как и все остальное в расчетах этой фирмы, для ее собственной выгоды. Генерал-губернатор лорд Хардиндж в 1843 году утверждал, что железные дороги будут полезны «для торговли, правительства и военного контроля над страной». По самой своей концепции и конструкции индийские железные дороги были колониальной аферой. Британские акционеры заработали абсурдные суммы денег, инвестируя в железные дороги, где государство гарантировало доход, вдвое превышающий доходность государственных акций, полностью выплачиваемых за счет индийских, а не британских налогов.Для британцев это был великолепный рэкет за счет индийского налогоплательщика.

Железные дороги предназначались в основном для транспортировки добытых ресурсов - угля, железной руды, хлопка и т. Д. - в порты, которые британцы могли отправлять домой для использования на своих заводах. Передвижение людей было случайным, за исключением случаев, когда оно служило колониальным интересам; а купе третьего класса с деревянными скамейками и полным отсутствием удобств, куда загоняли индейцев, уже тогда вызвали ужасающие комментарии.

Утверждение британского правления во время войны за независимость, также известной как индийский мятеж 1857 года. Фотография: Всеобщий исторический архив / Getty Images

И, конечно же, воцарился расизм; хотя отсеки, предназначенные только для белых, вскоре были ликвидированы из соображений экономической целесообразности, индейцы сочли доступное по цене пространство совершенно недостаточным для их количества. (Прекрасный рисунок, сделанный после провозглашения независимости, прекрасно отражает ситуацию: он показывает переполненный поезд, люди свисают с него, цепляются за окна, опасно сидят на корточках на крыше и вываливаются из купе третьего класса, в то время как двое британцев сидят в одиночестве. топи сидят в пустом купе первого класса и говорят друг другу: «Дорогой мой, в этом поезде никого !»)

На железных дорогах не работали индейцы.Преобладала точка зрения, что железные дороги должны быть укомплектованы почти исключительно европейцами для «защиты инвестиций». Это особенно относилось к связистам и тем, кто управлял и ремонтировал паровозы, но политика была расширена до абсурдного уровня, когда даже в начале 20 века все ключевые сотрудники, от директоров Железнодорожного совета до сборщиков билетов, были белые мужчины, чьи зарплаты и пособия также выплачивались на европейском, а не индийском уровне и в основном репатриировались обратно в Англию.

Расизм в сочетании с британскими экономическими интересами подрывает эффективность. Железнодорожные мастерские в Джамалпуре в Бенгалии и Аджмере в Раджпутане были созданы в 1862 году для обслуживания поездов, но их индийские механики стали настолько искусными, что в 1878 году они начали проектировать и строить свои собственные локомотивы. Их успех все больше тревожил британцев, поскольку индийские локомотивы были столь же хороши и намного дешевле, чем локомотивы британского производства. Поэтому в 1912 году британцы приняли парламентский акт, прямо запрещавший индийским мастерским проектировать и производить локомотивы.В период с 1854 по 1947 год Индия импортировала около 14 400 локомотивов из Англии и еще 3000 из Канады, США и Германии, но не произвела ни одного в Индии после 1912 года. После обретения независимости, 35 лет спустя, старые технические знания были настолько утрачены Индией, что Индийским железным дорогам пришлось пойти навстречу британцам, чтобы те снова открыли им локомотивный завод в Индии. Однако у этой саги был подходящий постскриптум. Главный технологический консультант британских железных дорог, лондонская компания Rendel, сегодня в значительной степени полагается на технический опыт Индии, предоставляемый им Rites, дочерней компанией Indian Railways.

Мать и дети ... британцы оставили общество с 16% грамотностью, 27-процентной продолжительностью жизни и более 90% живущих за чертой бедности. Фотография: Bettmann / Bettmann Archive

Процесс колониального правления в Индии означал экономическую эксплуатацию и разорение для миллионов, разрушение процветающих отраслей промышленности, систематическое лишение возможностей для конкуренции, ликвидацию местных институтов управления, изменение образа жизни и моделей жизни. жизни, которая процветала с незапамятных времен, и уничтожения самого драгоценного имущества колонизированных, их самобытности и самоуважения.В 1600 году, когда была создана Ост-Индская компания, Великобритания производила всего 1,8% мирового ВВП, в то время как Индия производила около 23% (27% к 1700 году). К 1940 году, после почти двух столетий правления, на Британию приходилось почти 10% мирового ВВП, в то время как Индия превратилась в бедную страну «третьего мира», нищую и голодающую, глобальный пример нищеты и голода. Британцы оставили общество с 16% грамотностью, ожидаемой продолжительностью жизни 27, практически без домашней промышленности и более 90%, живущих ниже того, что сегодня мы бы назвали чертой бедности.

Индия, в которую вошли британцы, была богатым, процветающим и коммерциализирующимся обществом: именно поэтому Ост-Индская компания была заинтересована в этом в первую очередь. Не будучи отсталой или слаборазвитой, доколониальная Индия экспортировала высококачественные промышленные товары, столь востребованные модным британским обществом. Британская элита носила индийское льняное полотно и шелк, украшала свои дома индийским ситецем и декоративными тканями и жаждала индийских специй и приправ. В XVII и XVIII веках британские владельцы магазинов пытались выдать некачественный английский текстиль за индийский, чтобы взимать за него более высокую цену.

История Индии на разных этапах своей тысячелетней цивилизационной истории изобилует великолепными образовательными учреждениями, великолепными городами, опережающими любые мегаполисы своего времени в любой точке мира, новаторскими изобретениями, производством мирового уровня. и промышленность, и обильное процветание - короче говоря, все признаки успешной современности сегодня - и нет никаких земных причин, по которым это не могло бы снова произойти, если бы ее ресурсы не были истощены британцами.

Если и были положительные побочные продукты для индийцев от институтов, которые британцы создали и управляли в Индии в своих собственных интересах, они никогда не предназначались для пользы индейцев. Сегодня индийцы не могут жить без железных дорог; индийские власти изменили британскую политику, и они используются в основном для перевозки людей, при этом за фрахт взимается еще более высокая плата, чтобы субсидировать пассажиров (полная противоположность британской практике).

Вот почему историческая амнезия Британии по поводу жадности своего правления в Индии так прискорбна.В последние годы наблюдается рост того, что ученый Пол Гилрой назвал «постколониальной меланхолией», тоской по славе Империи. Опрос YouGov 2014 года показал, что 59% респондентов считали Британскую империю «чем-то, чем можно гордиться», и только 19% «стыдились» его проступков.

Все это не имеет никакого отношения к сегодняшним индо-британским отношениям. Теперь это происходит между двумя суверенными и равными нациями, а не между имперским сюзереном и угнетенными подданными; действительно, премьер-министр Великобритании Тереза ​​Мэй недавно посетила Индию, чтобы искать инвестиции в ее экономику после Брексита.Как я часто утверждал, не нужно мстить истории. История - это месть сама по себе.

Бесславная империя Шаши Тхарура опубликована Hurst & Company по цене 20 фунтов стерлингов. Посетите bookshop.theguardian.com или позвоните по телефону 0330 333 6846. Бесплатная доставка по Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только для онлайн-заказов. Минимальная цена заказа по телефону составляет 1,99 фунтов стерлингов

Институт азиатского века - позорная колонизация Индии Великобританией

В «Эре тьмы» Шаши Тхарур развенчивает многие мифы, питаемые Великобританией, которая все еще погружается в «имперскую ностальгию», как пишет Джон Уэст. .

Пока Великобритания борется с Брекситом и вызывает «имперскую ностальгию», книга Шаши Тарура «Эра тьмы: Британская империя в Индии» разрушает по крайней мере три распространенных мифа. Во-первых, миф о благодати британского колониализма. Кроме того, существует мнение, что Англия 18 века была многообещающей моделью демократического управления.

И, наконец, миф об английском джентльмене. Например, Роберт Клайв, когда-то известный «Клайв Индии», был несовершеннолетним правонарушителем, который прибыл в Мадрас в 1744 году в качестве 18-летнего клерка, но нашел свое призвание как бандитский боец ​​в небольшом отряде безопасности Ост-Индская компания.

История британской колонизации Индии на самом деле состоит как минимум из двух историй. Во-первых, в течение XVIII века большая часть Индии была постепенно завоевана Ост-Индской компанией, жестоким и хищническим предприятием, поддерживаемым британской короной. Но затем собственная армия Ост-Индской компании (в основном состоящая из индейцев) возглавила восстание против нее в 1857 году, известное как Индийский мятеж или Первая война за независимость Индии. Это восстание в конечном итоге не увенчалось успехом, и после этого британская корона взяла на себя управление Индией от Ост-Индской компании до обретения Индией независимости.

Разорение Индией Великобританией

Тхарур дает нам разрушительный портрет того, как британцы разрушали индийскую экономику на протяжении этих столетий. В 1700 году Индия была самой богатой страной мира, на ее долю приходилось около 27% мирового ВВП. Но в 1947 году, когда Индия обрела независимость, Индия превратилась в одну из беднейших стран мира с чуть более 3% мирового ВВП.

Британцы взяли процветающие отрасли промышленности, такие как текстильная, судостроительная и сталелитейная, и уничтожили их с помощью насилия, налогов, импортных пошлин и навязывания своего экспорта и продукции индийскому потребителю.Они облагали индийское крестьянство налогом на уровне, неизвестном при других правителях, и с помощью пыток и жестокости они извлекли огромные суммы денег, которые отправили в Англию.

Тхарур цитирует молодого американского историка и философа Уилла Дюранта, посетившего Индию в 1930 году: «Британское завоевание Индии было вторжением и разрушением высокой цивилизации торговой компанией, совершенно беззастенчиво или принципиально, беззаботно и жадно. наживы, подавление огнем и мечом страну, временно беспорядочную и беспомощную, подкуп и убийство, аннексию и воровство и начало той карьеры незаконного и `` легального '' грабежа, которая теперь безжалостно продолжается уже сто семьдесят три года .

По словам Тхарура, процветание Британии во многом было связано с оттоком ресурсов из Индии. Он убежден, что без британцев Индия была бы гораздо более богатой, процветающей и образованной страной. Но самое главное, Тхарур не пытается обвинить колониальную историю в нынешней ситуации в Индии. Независимая Индия виновата во многих политических недостатках.

Помимо разрушения экономики, британцы причинили огромные страдания индийскому народу.По оценкам Тхарура, около 35 миллионов индийцев погибли из-за политики Великобритании в результате череды голодовок. Бенгальский голод 1943/44 года был одним из самых вопиющих, когда погибло около 4 миллионов человек, поскольку Черчилль отправил зерно из Бенгалии в Великобританию, чтобы поддержать резервные запасы британских солдат в Европе, в то время как бенгальцы умирали от голода. Узнав о последствиях своих действий, Черчилль возразил: «Почему Ганди еще не умер?» Тарур ставит Черчилля в один ряд с Гитлером, Мао и Сталиным, несмотря на то, что его боготворили в Британии.

Тхарур также называет резню в Джаллианвала Багхе (также известную как бойня в Амритсаре) одним из величайших злодеяний британского правления. Это произошло 13 апреля 1919 года, когда исполняющий обязанности бригадного генерала Реджинальд Дайер приказал войскам британской индийской армии стрелять из винтовок по толпе безоружных индийских гражданских лиц в Джаллианвала Баг, Амритсар, Пенджаб, убив по меньшей мере 400 человек, в том числе 41 ребенок, один всего шесть недель. Ранения получили более 1000 человек.

Мифы о британской благотворительности

Многие апологеты Империи утверждают, что британцы подарили Индии многое, например, саму идею Индии, демократию, английский язык, железные дороги, чай и даже крикет.Но у Тарура есть ответы на все эти утверждения.

Были ли британцы ответственны за идею Индии? Нет! В истории были различные правители, которые консолидировали большую часть Индии, включая Моголов, которые правили во время прибытия британцев. Более того, Тхарур утверждает, что всегда существовало общее ощущение цивилизационного наследия на субконтиненте, священной географии Индии, связанной воедино путями паломничества.

Он размышляет, поскольку империя Моголов распадалась, нет никаких причин, по которым не могло произойти новое объединение страны.В середине 18 века Махараштры были на подъеме, и они могли это сделать. Он представляет себе объединение страны под властью Махараштры с императором Моголов в качестве конституционного представителя и с сильной региональной автономией.

Он утверждает, что демократия была бы неизбежна в этой стране «склонной к спорам Индии» и в этом мире, где в большинстве стран существует хотя бы некоторая степень демократии. Он также утверждает, что британцы немного богаты, заявляя, что они завещали демократию Индии после 200 лет эксплуатации и злоупотреблений в этой стране.

Величайшим достижением Британии было не объединение Индии, а ее разделение. Тхарур утверждает, что разделение между индуистами и мусульманами в Индии началось только при британском колониальном правлении, и что раздел между Индией и Пакистаном никогда бы не произошел без британцев. В 1857 году британцы были в ужасе, увидев, что индусы и мусульмане вместе сражаются против британцев во время восстания в Индии. Поэтому британцы начали политику «разделяй и властвуй» по религиозному принципу. Они стремились сформировать отдельное мусульманское сознание.

Британцы также были встревожены тем, что, когда впервые был сформирован Индийский национальный конгресс, в число его первых президентов входили индусы, христиане, мусульмане и парсы. Затем британцы лоббировали и финансировали создание Мусульманской лиги как конкурирующей организации, сознательно разделяя националистов по религиозному признаку, что было самым простым способом разделения и правления. В 1905 году британцы разделили Бенгалию, недвусмысленно заявив мусульманам, что они передают им провинцию с мусульманским большинством.

Тхарур также утверждает, что, хотя в Индии давно существовала кастовая система, она была довольно расплывчатой. Но британцы взяли кастовую систему, кодифицировали и закрепили ее, чтобы использовать как средство социального контроля.

Английский язык был передан Индии не на благо страны. Британцы преподавали английский только узкому слою индийского общества, который они могли использовать для усиления своего контроля над Индией. (Даже сегодня только около 10% индийцев говорят по-английски.) У британцев не было стимула обучать индийцев, чтобы они могли узнать о несправедливости британцев.Тот факт, что индийская элита ухватилась за английский язык, обучилась на нем и превратила его в инструмент своего собственного освобождения, является заслугой индейцев, а не британцев.

В целом Тхарур неохотно признает, что британский колониализм принес Индии определенные выгоды, но это не из-за великодушия британцев. По сути, это были косвенные последствия корыстных действий британцев. Но он также утверждает, что Индия пострадала от колонизации разума, которую гораздо труднее преодолеть.

Как же тогда этой бедной маленькой стране Британии удалось завоевать Индию? Когда Ост-Индская компания прибыла в Индию, режим моголов распадался, и несколько индийских местных держав росли. Но им так и не удалось объединиться. Действительно, британцы смогли сотрудничать с некоторыми из этих местных индийских групп и подкупить их за поддержку. Таким образом, индейцы были в большой степени замешаны в собственном угнетении. Британцы не смогли бы управлять Индией без индийского соучастия.Британцы также добились успеха благодаря своим превосходным военным технологиям.

Что делать

Книга Тарура выросла из речи, которую он произнес на дебатах в Оксфордском союзе по утверждению, что «Британия обязана репарациями своим бывшим колониям». Он не считает, что возмещение ущерба имело бы смысл. Но он считает, что нужно принести официальные извинения. У Великобритании есть моральный долг.

Тхарур считает, что Британия страдает исторической амнезией по поводу времен Империи, чему способствуют телевизионные шоу в розовых тонах, такие как «Индийское лето», «Дальние павильоны» и «Драгоценность в короне».Он утверждает, что колонисты в то время не питали иллюзий относительно того, что они делали. Наиболее явно они были заинтересованы в деньгах.

Таким образом, он недоумевает, что в британских школах не преподают колониальную историю. Согласно опросам общественного мнения, многие молодые англичане странно гордятся своей империей и хотели бы ее вернуть. Кроме того, в Лондоне, мировой столице музеев, нет даже музея британского колониализма.

Есть еще очень много апологетов Британской империи, которые критикуют труды Тарура и пытаются оправдать все действия Британии.Но практически вся его информация поступает из уважаемых источников и проходит проверку на академическую достоверность. Верно и то, что Тарун предлагает несколько умозрительных мнений и сценариев. Но даже если бы только половина его материалов была достоверной, они все равно представляли бы очень позорный период британской истории.

Ост-Индская компания и Радж 1785–1858

Те, которые были предоставлены в 1793, 1813, 1833 и 1853 годах, последовательно лишали Компании коммерческих прав и торговых монополий.

Утрата привилегий


Последняя оставшаяся монополия на торговлю чаем в Китае была отменена в 1833 году. Парламент позволил компании сохранить свои политические и административные обязанности в Индии, но в хартию 1813 года был включен пункт, подтверждающий несомненный суверенитет Короны над всем. территорий компании и потребовал открыть Индию для христианских миссионеров.

Закон о хартии 1833 года наделил Контрольный совет полной властью над Компанией и еще больше увеличил власть генерал-губернатора.

Завоевание территории

Сменявшие друг друга генерал-губернаторы, в частности маркиз Уэлсли (1798–1805) и маркиз Гастингс (1813–23), продолжали увеличивать территорию владений Компании в Индии посредством завоеваний и союзов.

К 1856 году, с аннексией Ауда, весь Индийский субконтинент вплоть до Гималаев и большая часть Бирмы управлялись непосредственно самой Компанией или местными союзными правителями.

Восстание индейцев

В 1857 году индейцы подняли восстание против деспотичного и деспотичного правления Компании - особенно его нечувствительности к их религиям - и армия Компании предприняла чрезмерно жестокие действия, чтобы восстановить контроль над своими владениями.

После этого провала в управлении британское государство официально приняло правление Ост-Индской компании в Индии.

Конец компании правило

Компания потеряла все свои административные полномочия после принятия Закона о правительстве Индии 1858 года, а ее индийские владения и вооруженные силы были переданы короне.

Правление страной перешло от директоров компании к государственному секретарю Индии по рекомендации совета, члены которого назначались короной.

Корона также напрямую назначала генерал-губернатора или вице-короля и губернаторов провинций в Индии. Сама Ост-Индская компания была формально распущена парламентским актом в 1874 году. Так началось британское владычество, прямое имперское правление Индии британским государством.

Как Индия и Великобритания изменили друг друга, альтернативный взгляд на британо-индийские отношения в День независимости, пишет Клэр Скоби

В то время как Индия празднует 70-летие независимости от Британии, существует альтернативный объектив, позволяющий взглянуть на историю двух наций.История определяется не только Раджем, но и развивается в период середины восемнадцатого века до того, как британское правление утвердилось. Я бы пошел так далеко, чтобы утверждать, что для полного понимания 1947 года необходимо понять, как британцы вошли в Индию в 1770-х годах.

Тогда, когда будущее еще не было написано, еще существовала возможность обмена между культурами. Этот обмен был бы невозможен, когда расовое расслоение и полярности «мы» и «они» стали нормой.Это было время принятия и отвержения, когда класс, а не цвет кожи часто был решающим фактором различия.

Историки-ревизионисты описывают более интегрированную культуру на юге, особенно в Ченнаи (бывший Мадрас), где европейская и индийская элиты взаимодействовали в рамках живой культуры «вечеринок». Как выразился Дэвид Вашбрук: «Длительное знакомство с европейскими идеями привело к появлению многих других форм межкультурного диалога, которые могут быть положительно оценены самими европейцами, даже в мегаполисе.Самым замечательным здесь был великий двор маратхов в Танджавуре ».

Поскольку голландские, французские и английские торговые компании и купцы конкурировали, пытаясь перехитрить друг друга, не было уверенности в том, что Британия добьется успеха в качестве доминирующей державы. Каждый раз, когда в Европе начиналась война между англичанами и французами, юг Индии становился ареной, на которой разыгрывалось это соперничество.

В 1776 году Великобритания потеряла свои американские колонии, а четыре года спустя Типу Султан нанес поражение армиям Ост-Индской компании (EIC) во Второй Майсурской войне (1780–84).По словам Наташи Итон, «не было прецедента прямого британского правления над неевропейскими народами, а также не было современных примеров европейского правительства в Азии».

Но по мере того, как колониальная власть перешла от коммерческой к политической к концу восемнадцатого века, наблюдались некоторые явные расовые тенденции. В то время как большое англо-индийское (тогда известное как евразийское) сообщество помогло Англии консолидировать власть в ранний период, с 1786 года англо-индийцы были исключены из европейской общественной жизни и больше не считались британскими подданными, а считались `` уроженцами Индии ''. .Это был лишь один из нескольких маркеров, которые указали на похоронный звон эклектичного культурного заимствования и обмена между двумя народами.

Один тамильский текст девятнадцатого века, Sarva-Deva-Vilasa , знакомит с богатой художественной жизнью Мадраса, его коренными лидерами и тем, как Восток и Запад подражали друг другу.

Это также совпало с переходом от EIC как небольшой торговой организации к тому, что впоследствии стало первой в мире многонациональной корпорацией.Компания John Company, как ее называли, уже начала приобретать репутацию компании, делающей все возможное, чтобы максимизировать прибыль за счет трагических потерь для своих подданных.

Джавахарлал Неру, убежденный националист и первый премьер-министр независимой Индии (1889–1964), заметил, что примерно в это время хиндустанское слово «добыча» вошло в британский жаргон. Более известный своей речью о «свидании судьбы» в 1947 году Неру в «Открытие Индии » описывает, что процесс, который британцы позже назвали торговлей, на самом деле был «грабежом» и что «Древо пагоды» - дерево денег - «снова и снова сотрясалось, пока ужаснейший голод не опустошил Бенгалию».

Итак, очевидно, что этот дораджский период был далек от безмятежности - несомненно, это был ностальгический миф, который распространяли представители индустрии развлечений, - и тем не менее он предлагает другую перспективу. В частности, я бы предположил, что это время обмена может быть воплощено в малоизвестной фигуре дубаша - буквально переводчик - уникального мадрасского человека, находящегося на «пересечении» культур.

С начала 1700-х годов дубаши переселились из периферийных сельскохозяйственных районов Мадраса и начали оказывать влияние в центре как члены элиты.Они выступали в качестве переводчиков или посредников между людьми из европейских компаний, частными торговцами и местными торговцами, и их ранняя роль указывает на то, что взаимозависимость между индийцами и британцами, возможно, имела более прочную основу, чем обычно предполагалось.

В то время как историческое исследование этой второстепенной фигуры в настоящее время находится на начальной стадии, один тамильский текст девятнадцатого века, Сарва-Дева-Виласа , позволяет взглянуть на богатую художественную жизнь города, его лидеров из числа коренных народов, в том числе несколько названных дубашей - и то, как Восток и Запад подражали друг другу.Точно так же, как англичане следовали тенденции дубаши строить садовые домики в Мадрасе и вокруг него, дубаши строили особняки и, подражая своим колониальным покровителям, развили вкус к западной музыке и утренним конным прогулкам. В тексте описывается, как дубаши ехали «с многочисленными гончими в сопровождении английских дам».

Хотя на этом изображении запечатлен поворотный момент и близость отношений с англичанами, рассказчик также критикует их иностранных властителей и то, как колониальное государство угрожало дестабилизировать положение местной элиты.Есть и другие фигуры (например, бани из Калькутты), которые иллюстрируют сложность таких встреч между Востоком и Западом, а также предполагают потенциал, который может возникнуть при пересечении нескольких отношений и людей.

Итак, когда мы празднуем независимость Индии - и на протяжении оставшейся части 2017 года британо-индийского года культуры - давайте исследуем наши точки соприкосновения, симбиоза и места, где происходит культурный обмен.