Содержание

Как Фидель Кастро месяц гостил у Никиты Хрущева — Российская газета

Дата и маршрут полета строго засекречены. Самолет, на борту которого вождь кубинской революции, берет курс на Мурманск. Именно здесь, за Полярным кругом, впервые ступил на советскую землю легендарный команданте с острова Свободы.

Так начинался визит Фиделя Кастро в СССР весной 1963 года. Советское правительство организовало необычайно радушный прием гостю, пытаясь таким образом сгладить напряженные отношения, возникшие между двумя государствами во время Карибского кризиса, когда от ядерной войны мир отделяли, возможно, часы и минуты.

За 35 дней своего пребывания в Советском Союзе посланец кубинского народа стал героем всех теле-­ и радионовостей. Стремительный, веселый, в армейской шапке­-ушанке, которую ему подарили в Заполярье военные, он сумел обаять всех. Фотожурналисты и телевизионщики буквально охотились за ним. Каждый стремился сделать свой лучший кадр, выбрать подходящую позицию для съемок. А сделать это было отнюдь непросто, ведь в дни приезда Фиделя Кастро тысячи наших сограждан выходили на улицы городов, чтобы поприветствовать гостя с солнечного острова. Повсюду щелкали затворы фотоаппаратов. Были сделаны тысячи различных фотоснимков, но все же удача улыбнулась только фотокорреспонденту Владимиру Савостьянову, сделавшему в Братске лучший снимок Фиделя Кастро. Ему удалось сфотографировать кубинского лидера одного, без посторонних лиц, на фоне Братской ГЭС. Фотография сразу же по каналам ТАСС была отправлена в Москву. И центральные газеты стали размещать ее на первых полосах. 

На хранении в РГАКФД находится большой массив фото­ и кинодокументов, охватывающих весь период этого продолжительного визита. На стеллажах кинохранилища ждут своего зрителя тысячи метров отснятой кинохроники, среди которых особенно хочется отметить работу классика отечественной кинодокументалистики, выдающегося режиссера и оператора Романа Кармена «Гость с острова Свободы» (ЦСДФ, 1963 г. РГАКФД, № 18719). Созданный в содружестве с журналистом­-международником Генрихом Боровиком, фильм посвящен визиту Кастро в СССР. Позднее Боровик вспоминал, как проходили съемки этого фильма. Будучи в Мурманске, команданте «попросил себе лыжи, встал на них, но упал. Когда это произошло, он, прежде всего, посмотрел на меня: снял я это или не снял? Увидел, что снял. И так начал мне говорить, мол, не снимай, я упал, нельзя. А я продолжал снимать. И тогда он встал, слепил снежок и начал бросать в меня снежками. Я и это снял». Вероятно, снежки стали для кубинского гостя, привыкшего к жаркому климату, первыми в жизни. 

В фильм также вошли кадры, на которых видно, как ликующая Москва приветствовала легендарного героя, как тысячи москвичей вышли на улицы и площади с флажками, транспарантами, портретами вождя кубинской революции. Особые почести воздавались Фиделю Кастро в самом сердце столицы. Артиллерийскими залпами и громом аплодисментов, а точнее — шквалом рукоплесканий приветствовали советские граждане команданте с острова Свободы. Жители столицы, собравшиеся на многотысячный митинг на Красной площади, громко скандировали: «Вива Куба!», «Фидель — Хрущев!», «Мы с вами вместе!», «Братству народов Кубы и СССР — слава!»

А дальше завертелся калейдоскоп сменяющих друг друга событий, мест, лиц…

Замечательный сын кубинского народа объездил Советский Союз от Баренцева моря до Кавказа, от Украины до Сибири и Средней Азии, успел отдохнуть в Подмосковье и в Сочи, встретить Первомай на Красной площади… Все эти события нашли свое отражение в этом и других документальных фильмах, таких, как «Фидель Кастро в СССР» (ЦСДФ, 1963 г. Операторы Р. Кармен, В Киселев. РГАКФД, № 22437), «Праздник мира и труда» (ЦСДФ, 1963 г. Режиссер И. Сеткина. РГАКФД, № 18740).

Вот уже 55 лет минуло со дня первого визита Фиделя Кастро Рус в Москву, и любые незначительные детали этого события сегодня уже обрели статус исторических фактов, свидетельствующих о наступлении «золотого времени» советско­-кубинского сотрудничества.

Никита Хрущев и Фидель Кастро – истории визитов первых лиц на Север — Двина 29

В 1962 году в рассказе о визите Фиделя Кастро в Россию столичные журналисты утверждали, что лидер кубинской революции якобы побывал в Северодвинске и даже посетил одну из подводных лодок. Это неправда! Фидель Кастро никогда не посещал город, а если и спускался в отсек к советским подводникам, то в Североморске. А перед этим он побывал еще и в Мурманске, причем не один, а с Никитой Сергеевичем Хрущевым – первым секретарем ЦК КПСС. Потом Никита Сергеевич отбыл из Мурманска на полярную базу подлодок в Гремихе, а затем из Гремихи на ракетном крейсере «Грозный» направился… в Северодвинск.

Разного рода легенды (близкие к реальности и не очень) о том визите Никиты Сергеевича на Север живут в народе и передаются из уст в уста. Более того, поскольку фотографировать высокого гостя в те дни никто не запрещал, во многих семейных альбомах северян есть снимки с моментами той поездки. Вот о некоторых из них мы и расскажем.

Поросята на корме

Первый случай произошел в Мурманске. Мне он знаком со слов ветерана тралового флота Владимира Красильникова:

– Никита Сергеевич Хрущев приехал в Мурманск и решил посетить нашу новую промысловую плавбазу «Атлантика», которая как раз стояла в рыбном порту. В ее экипаже был бывший фронтовик Иван Михайлович Ульянов, Герой Советского Союза, укупорщик по штатному судовому расписанию. Селедку с траулеров на плавбазы в то время принимали в бочках с первичным рассолом. На плавбазе их раскупоривали, сливали первичный рассол и заливали новым. Этим Иван Михайлович и занимался. Но поскольку он бочки не только укупоривал, но сначала еще и раскупоривал, то числили мы его просто бондарем.

И вот Никита Сергеевич прибыл на судно. Конечно, с ним были не только официальные лица, но и люди в серых плащах, которые еще рано утром всех членов экипажа «Атлантики», кроме стоящих на вахте, выпроводили в цех рыбокомбината на причале порта. А Иван Михайлович после своей вахты спал в запертой изнутри каюте и команды к сходу людей на берег не слышал.

Еще скажу, на юте нашей «Атлантики» из досок был сооружен… свинарник. Мы брали в совхозе «Полярный» трех-четырех маленьких поросят, кормили их отходами с камбуза, и они вырастали до 70–80 килограммов. Дело было стоящим, ведь мясо шло на корабельный камбуз. Но утром того памятного дня команду выгнали на берег, и убирать свинарник было некому.

Погода была отличная, Хрущев знакомился с «Атлантикой», и все шло по плану, когда неожиданно потянул ветерок с кормы. Никита Сергеевич, почувствовав специфический запах, сразу перестал слушать речи сопровождающего и устремился на ют. А за ним поспешили и все официальные лица.

В это же время Иван Михайлович Ульянов проснулся и вышел на палубу. Здесь его остановил человек в сером плаще:

– Идите в каюту и не высовывайтесь, здесь мероприятие.

Иван Михайлович вернулся, надел пиджак со звездой Героя Советского Союза и колодками своих боевых наград и уже уверенно двинулся в направлении кормы. Чекисты при виде пиджака Ивана Михайловича только рты раскрыли.

А Никите Сергеевичу не повезло – он в нашем свинарнике запачкался навозом и, когда вышел оттуда, сразу задал вопрос капитану:

– Кто ухаживает за этим чудом?

Капитан представил:

– Ульянов Иван Михайлович.

Капитан не слукавил: у нас не было штатных свиноводов, и матросы работали в свинарнике добровольно, но по графику, а в тот день как раз была очередь Ивана Михайловича.

Тут руководитель советского государства искренне расчувствовался и публично отметил важность происходящего: вот, мол, Герой Советского Союза, причем с фамилией вождя мирового пролетариата, понимает важность вопроса, как нам обогнать Америку по молоку и мясу.

Не знаю, появилась ли тогда фотография Никиты Сергеевича и Ивана Михайловича в мурманской «Полярной правде», но то, что они, будучи вместе на «Атлантике», фотографировались, хорошо помню.

Кстати, говорят, у Никиты Сергеевича после блужданий по судовому свинарнику шляпа оказалась надетой задом наперед. Видимо, она слетела там, в полутьме помещения, а он потом ее надел, но не так, как нужно.

Был такой герой…

Признаться, услышав рассказ Владимира Красильникова, я решил удостовериться – уж не напутал ли он чего? Смутила же меня награда Ульянова: Герой Советского Союза – и вдруг матрос-бондарь на промысловой плавбазе.

Навел справки – нет, все верно: Ульянов Иван Михайлович родился в 1914 году. Воспитывался в детском доме. В РККА с 1936-го, участник советско-финской войны: разведчик 168-го полка 24-й стрелковой дивизии.

Проник в расположение врага, уничтожил две его огневые точки и захватил пленного, от которого получены ценные сведения. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 января 1940 года Ивану Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза.

В 1941-м он окончил курсы младших лейтенантов и участвовал в Великой Отечественной. В 1946-м ушел в запас в звании майора. Жил в Мурманске. До ухода на пенсию работал в объединении «Севрыбхолодфлот». Скончался в феврале 1986 года. Похоронен в Мурманске.

Кастро на подлодке

В те же дни лидеру кубинской революции Фиделю Кастро решили показать советскую подводную лодку. Конечно, одну из самых совершенных, какие на тот час имелись.

Правда, не атомную лодку, а дизель-электрическую, но зато с баллистическими ракетами. Этот корабль 629-го проекта действительно построили труженики Северодвинска. Моряки ДПЛ подарили Фиделю Кастро не только матросскую бескозырку, но и шапку-ушанку с красной звездочкой. Высокий гость, надо сказать, очень гордился этим подарком и на многих фото официальной хроники тех дней был запечатлен именно во флотской ушанке.

А когда буквально через несколько месяцев, в октябре 1962 года, разразился Карибский кризис, наши дипломаты убеждали Фиделя Кастро, мол, американскую блокаду вокруг Кубы рвут советские подлодки, одну из которых он видел в Североморске.

В реальности же на помощь Кубе тогда ушли совсем другие корабли Северного флота – соединение больших торпедных подлодок проекта 641А, имевших к Северодвинску лишь косвенное отношение.

Дважды дорогие северяне

В Северодвинск Никита Сергеевич прибыл на ракетном крейсере «Грозный». По его трапу он сошел на причал верфи, которая строила атомную лодку К-3, успешно достигшую района Северного полюса.

Здесь Хрущева встречали высокие чины партийного аппарата и руководители главных предприятий города. Тогда же прямо на причале симпатичная комсомолка преподнесла вождю букет цветов. И тут едва не произошел масштабный конфуз.

Никита Хрущев в Северодвинске. Справа – директор Севмашпредприятия Евгений Егоров. На дальнем плане – министр обороны СССР маршал Родион Малиновский. Фото Юрия Лаврова.

Незадолго до приезда Хрущева постановлением Правительства СССР труженикам Северодвинска решили оформить так называемые северные надбавки к зарплате.

Как назло, осчастливленный букетом Никита Сергеевич случайно увидел на соседнем угольном причале загорающих под солнцем женщин-маляров, которые вышли из цеха в обеденный перерыв. Погода в тот день действительно стояла на редкость жаркая, говорили, чуть ли не единственный раз в том ненастном году.

Тогда Никита Сергеевич, скорее в шутку, чем всерьез, заметил: мол, мы вам северные решили платить, а у вас, оказывается, погода, как в Крыму… При этой фразе вождя толпу встречающих лиц из местного руководства прошиб холодный пот и заколотил озноб.

Вероятно, то же самое испытали и руководители Мурманска и области за сутки до этого, ведь, как рассказывают очевидцы, свое выступление перед трудящимися столицы Заполярья Никита Сергеевич начал с фразы «Здравствуйте, дважды дорогие мурманчане!», прозрачно намекнув на все те же северные надбавки, которые незадолго до его визита ввело правительство.

Коммунальный поворот

После Северодвинска Никита Сергеевич проследовал в Архангельск. Это был первый визит главы государства в наш город едва ли не со времен Петра I. Архангельск к началу шестидесятых являлся практически сплошь деревянным, состоял в основном из бревенчатых домов, лежневок, дощатых мостовых, почти не знал асфальта и централизованного водопровода.

Летом же более всего маяты горожанам доставляла ливневая и отхожая канализация. Часто ее заменяли широкие уличные канавы, по которым зловонные массы стекали в Северную Двину. И вот, чтобы гость не разглядел этого безобразия, ему предложили осмотреть город с реки и для прогулки специально приготовили новейший пассажирский теплоход – МО-257. Не тут-то было! Именно с палубы теплохода зоркий глаз Хрущева и узрел канализационные «проспекты» Архангельска.

Говорят, за них Никита Сергеевич очень жестко «журил» областное руководство, но, правда, одной руганью не ограничился и тогда же велел выделить средства на обустройство города. Сегодня некоторые краеведы убеждены, что именно с этого момента берет начало история централизованного коммунального хозяйства Архангельска.

Загадка мастера Шипунова

На том самом новом речном теплоходе МО-257, который предоставили архангельские власти для речной прогулки Никиты Сергеевича, оказался и персонаж из Северодвинска – Николай Константинович Шипунов, очень известный человек, правда, не в Архангельске, а в Северодвинске.

Николая Константиновича здесь знали как ветерана главной корабельной верфи города, где он начинал еще в 1939 году бригадиром большой бригады сборщиков, а впоследствии работал мастером на производстве, начальником участка.

И в самом деле, трудился он, как принято говорить, на славу. Но вместе с тем была у него и другая широкая слава – искусного изобретателя ненормативной лексики, когда выражал он свои мысли с непременным и обильным ее употреблением, хотя и без какой-либо злобы, а так, для связки слов в предложении.

Так вот, по какой из причин в тот памятный день мастер Шипунов из Северодвинска оказался в Архангельске да еще и в ближайшем окружении главы государства, неизвестно.

Одни говорят, что Николая Константиновича представили Никите Сергеевичу в группе лучших людей области для награждения. Другие утверждают, что Хрущев обратил внимание на Шипунова еще в Северодвинске и тогда же позвал с собой в Архангельск. Вот только чем обратил на себя внимание?! Искусством ненормативной лексики – известно же, что и Никита Сергеевич за словом в карман никогда не лез? Вряд ли. Очень злые и завистливые языки в те дни тоже чесались – мол, Шипунов привлек внимание Хрущева схожим отсутствием шевелюры на голове.

Как бы то ни было, а фотоснимок сохранился до нашего времени: рукопожатие Никиты Сергеевича и Николая Константиновича в носовом салоне архангельского теплохода МО-257.

Никита Хрущев и Николай Шипунов в салоне архангельского теплохода МО-257. Фото из архива Олега Химаныча.

 

Олег Химаныч

 

ПЕРВЫЙ ВИЗИТ ФИДЕЛЯ КАСТРО В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ

В ночь на 27 апреля 1963 года начался первый визит в СССР 36-летнего лидера кубинской революции Фиделя Кастро.

26 апреля 1963 года в атмосфере строжайшей секретности, объяснявшейся напряженной после Карибского кризиса международной обстановкой, самолет Ту-144, на борту которого находился Фидель Кастро, вылетел из Гаваны и взял курс, конечной точкой которого была авиабаза Оленья (около города Оленегорска Мурманской области). Там в 3 часа ночи Фиделя Кастро и сопровождающих его лиц встретила делегация советских руководителей во главе с первым заместителем председателя Совета Министров СССР Анастасом Микояном.

Анастас Микоян встречает Кастро на авиабазе Оленья под Мурманском

В Мурманск лидер кубинской революции приехал около 10 часов утра 27 апреля. Там он посетил ледокол «Ленин», Мурманский рыбный порт и рыбокомбинат. На следующий день, 28 апреля, побывав на военно-морской базе в Северодвинске, он с военного аэродрома Североморск-1 на самолете Ил-18 улетел в Москву.

В столице СССР в честь латиноамериканского революционера собрался многотысячный митинг, на котором Фиделя встретил шквал рукоплесканий и дружное скандирование: «Братству народов Кубы и СССР – слава!», «Мы с вами вместе!», «Вива Куба!». По воспоминаниям Кастро, его очень тронуло радушное гостеприимство и искренняя симпатия к нему советского народа. Кубинец оказался настолько популярен в чужой стране, что люди, узнавая Фиделя на улице, мгновенно собирались в огромную толпу, чтобы поприветствовать и пообщаться с команданте.

Как позже вспоминал генерал-лейтенант КГБ Николай Леонов, исполнявший обязанности переводчика в ходе этого визита, в Кремле Фиделю была выделена одна из комнат. Однажды вечером он сказал Николаю Леонову: «Пошли просто погуляем по Москве». В двенадцатом часу ночи они вышли через Боровицкие ворота Кремля. Когда Фидель проходил мимо первой же троллейбусной остановки, его сразу начали узнавать.

«Народ в изумлении, не верит, что перед ними тот самый живой и уже ставший легендарным Фидель. Спустя минуту, на улице раздаются радостные возгласы, метр за метром нас окружает все больше людей. На подходе к Манежной площади их уже десятки, сотни, толпа напирает, все возбуждены и радостны. Для всех советских людей было настоящим откровением, как под боком США, без всякой помощи извне, могла победить социалистическая революция? Всех интересует одно — как долго продержится кубинская революция? Продержимся, и будем жить, уверяет Фидель», — вспоминал Леонов.

В результате Фиделю пришлось укрыться от возбужденной толпы в гостинице «Москва».

1 мая кубинский лидер участвовал в праздничных мероприятиях, присутствовал на трибуне Мавзолея Ленина на Красной площади и с неподдельным интересом наблюдал за военным парадом.

Советское правительство организовало необычайно радушный прием гостю, пытаясь таким образом сгладить напряженные отношения, возникшие между двумя государствами во время Карибского кризиса 1962 года, когда, как заявил в одной из своих речей сам Фидель Кастро, союзник (т.е. Советский Союз) «отступил при наличии агрессивного и приободренного врага». Его визит должен был стать, как выразился кубинский лидер, началом «новой фазы отношений с Советским Союзом». Будущее советско-кубинских отношений Фидель Кастро и Никита Хрущев обсуждали в ходе нескольких встреч, которые проходили в резиденциях и на дачах советского лидера. В конце концов им удалось договориться: Фидель разрешил разместить на Кубе военных при условии оказания помощи для защиты независимости страны в случае агрессии Соединенных Штатов. В итоговом коммюнике, подписанном 23 мая 1963 года, отмечалось:

«С учётом постоянных провокаций США против республики Кубы, товарищем Н. С. Хрущёвым от имени Центрального комитета КПСС были взяты обязательства по исполнению интернационального долга. В случае вторжения на остров воинских сил Соединенных Штатов СССР использует все имеющиеся средства, чтобы сохранить свободу и поддержать независимость братского государства Куба».

Визит команданте в СССР продлился до 3 июня: за 39 дней (27 апреля — 3 июня 1963 г.) Фидель Кастро объездил всю Страну Советов от Сибири до Самарканда; ему было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»; ученым советом МГУ он был избран Почетным доктором юридических наук, а в Университете дружбы народов им. Патриса Лумумбы – Почетным студентом.

Сергей ИШКОВ.

Фото из открытых источников.

Сухумские лягушки, сулугуни и Фидель Кастро

Вчера министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Чирикба презентовал книгу, посвященную визиту в республику лидеров СССР и Кубы в 1963 году.

В мае 1963 года в Абхазию приехали Фидель Кастро и Никита Хрущев. Лидеры Кубы и СССР побывали в нескольких городах страны и на протяжении всего визита их сопровождали маршал Родион Малиновский, посол СССР на Кубе Александр Алексеев, первый секретарь ЦК КП Грузии Василий Мжаванадзе и первый секретарь Абхазского обкома Михаил Бгажба. Они также посетили село Лыхны, где важных гостей принимали и угощали в доме братьев Минаса и Махты Таркил.

Именно в селе Лыхны и были сделаны все фотографии, на основе которых составлен исторический альбом «Никита Сергеевич Хрущев и Фидель Кастро в Абхазии». Автором фотографий является Константин Таркил.

Идея издать альбом принадлежала министру иностранных дел Абхазии Вячеславу Чирикба. Впервые он увидел фотографии, сделанные известным абхазским фотографом Константином Таркил, в архиве семьи Лакоба. И они показались ему настолько интересными, что захотелось сделать их достоянием широкой общественности. Два года ушли на поиск средств, оцифровку старых фотографий, на написание и перевод текста (книга издана на двух языках: абхазском и испанском). И, наконец, альбом издали и представили публике.

Листая страницы альбома, зритель видит каждый шаг солидных визитеров. Вот они в окружении старейшин села сидят на абхазском застолье, где пьют вино из рога, вот фотографируются с местными жителями и наблюдают за сбором чая.

Министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Чирикба на презентации книги

Предысторию визита в Абхазию лидеров СССР и Кубы рассказал на презентации Вячеслав Чирикба: «Есть такая историческая то ли басня, то ли реальный факт, сейчас трудно проверить. Началось все с того, что Хрущев отдыхал с Микояном на даче в Пицунде. И Микоян ему сказал: «Вы знаете, Никита Сергеевич, мы с вами лежим здесь на пляже, а на другой стороне из Турции на нас нацелены ракеты, которых у нас нет». Хрущев говорит: а как же так, давайте что-нибудь придумаем. Вот так возникла идея размещения ракет на Кубе. Был вызван Алексеев в Москву, был разговор долгий с Хрущевым. И Хрущев спросил, как отреагирует руководство Кубы на размещение наших ракет. Передано было это прошение, было совещание среди соратников Кастро и принято решение разместить ракеты на Кубе. Это было начало Карибского кризиса».

А в 1959 году Александр Алексеев был отправлен на Кубу под прикрытием корреспондента ТАСС. Ему была поставлена задача наладить контакты с руководством Кубы. Алексеев встретился с Че Геварой, а через него и с Фиделем Кастро. Оба выразили готовность строить социализм и сближать отношения с СССР. И через год состоялось взаимное признание, страны обменялись послами. В 1962 году послом СССР на Кубе стал Алексеев.

Карибский кризис разрешился, когда СССР и США договорились, что США выведет свои ракеты из Турции, а Россия – из Кубы.

Вячеслав Чирикба рассказывает: «Все эти переговоры шли за спиной у кубинцев. И когда кубинцы узнали, что принято решение совместно американцами и советскими лидерами о выводе ракет, они были в ярости. И чтобы впечатление сгладить, Хрущев написал большое письмо Кастро и пригласил его в Советский Союз. И действительно Кастро принял решение, поскольку кубинская революция должна была чем-то питаться, а единственным источником тогда был, конечно, Советский Союз. Без помощи Советского Союза и стран социалистического лагеря невозможно было удержаться, поэтому Кастро принял приглашение улучшить отношения и приехать в Советский Союз, несмотря на свою обиду. Это было через полгода после Карибского кризиса. Кастро прилетел на самолете в Мурманск, поскольку боялись, что его собьют американцы, и пробыл в СССР 35 дней. Посетил Волгоград, Москву, естественно, Ташкент, Братск, Киев, Тбилиси и Сухум».

Известный абхазский историк Станислав Лакоба лично знал первого секретаря Абхазского обкома Михаила Бгажба, сопровождавшего Хрущева и Кастро. От него он услышал немало историй, связанных с приездом лидеров СССР и Кубы в Абхазию. Он поделился воспоминаниями: «Михаил Тимурович был очень интересный человек. Рассказывал, я помню, о визите Фиделя Кастро. Там такой курьезный случай был, оказывается, им очень понравился сыр сулугуни. И тогда Хрущев говорит: «Отправить надо на Кубу несколько вагонов этого сыра». А Михаил Тимурович ответил, что если сейчас несколько вагонов отправить, то вся Абхазия без сыра останется и меня будут проклинать. В общем, Михаил Тимурович сделал так, что из Грузии, из Мингрелии этот сыр отгрузили. Он обратился к Мжаванадзе, и отправили на самом деле сыр на Кубу Фиделю Кастро. Михаил Тимурович вспоминал, что именно тогда в Грузии очень многие стали говорить: «Вива Куба, вава Цхакая», потому что вся Мингрелия осталась без сыра». («Вива, виват» – означает за здравие, а «вава» – за упокой).

Станислав Лакоба рассказал и еще одну забавную историю про сухумских лягушек. Фидель Кастро и Михаил Бгажба прогуливались по сухумской набережной и шли мимо Абхазского драмтеатра: «Кастро остановился, ничего понять не может, лягушки квакают там, где наши грифоны (известный сухумский фонтан). Михаил Тимурович был очень хитрый человек, и он тут же говорит: «Это наши музыкальные лягушки. Такой ансамбль. (Кстати, эта история у Фазиля Искандера описана.) Мы скрестили нашу крестьянскую абхазскую лягушку с французской и получили удивительный ансамбль!» Потом Бгажба увлекся и говорит: «Здесь у них даже есть дирижер!» Кастро удивился: «А где дирижер?» И Михаил Тимурович увидел большую жабу и показывает на нее. Кастро смотрит на нее и ничего понять не может. И вдруг Кастро говорит: «Но она лапками ничего не делает!» А Бгажба отвечает: «Но в этом весь секрет!» Кастро спрашивает: «Какой секрет?» Бгажба отвечает: «Она глазом дирижирует!»

На презентации также выступили археолог Олег Бгажба и Лариса Таркил, которой было всего 14 лет, когда в их доме в селе Лыхны появились Никита Хрущев и Фидель Кастро. По окончании презентации всем гостям раздали на память альбомы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

«В карибском кризисе выиграл Кастро»

В отличие от общепринятого мнения о том, что установка советских ядерных ракет на Кубе была ответом Кремля на Берлинский кризис или на размещение американских ракет у советских границ Сергей Никитич Хрущев убежден, что его отец руководствовался лишь одним основным соображением.

– После 1961 года Куба стала для Советского Союза тем же, чем Берлин для США. С одной стороны, символом, с другой стороны, совершенно бесполезным клочком территории. Но если его не защитить, даже рискуя ядерной войной, ты потеряешь лицо. Считалось, что Соединенные Штаты готовы применить ядерное оружие для защиты Западного Берлина от захвата Советским Союзом. Встал вопрос: как Советский Союз может защитить Кубу. Разведка сообщала, что США проводят операцию «Мангуста» и другие операции, которые должны привести к высадке американских сил на Кубе (Вашингтон сейчас это отрицает), которая произойдет осенью 1962 года. Тогда Хрущеву пришла мысль послать туда ракеты. Когда Микоян ему сказал, что это очень опасно, Хрущев ответил, что это даже авантюристично, но мы живем в условиях, когда Даллес провозгласил политику на грани войны. Если мы отступим на какой-то шаг, то наш противник сделает шаг вперед, и мы все равно будем на том же рубеже.

– Некоторые американские эксперты считают, что Хрущёв пошел на авантюристичный, по его же признанию, шаг, потому после встречи в Вене он посчитал, что Кеннеди может поддаться на давление.

– Он никогда не считал Кеннеди слабым политиком, он всегда считал его эффективным партнером, особенно после их встречи в Вене. Говорил, что он сам хозяин своей внешней политики, в отличие от Эйзенхауэра. Да и вообще наивно предполагать, что политик-реалист может верить в то, что ему удастся давить на президента США, неважно, кто этот президент – Никсон, Обама или кто другой.

– Тем не менее, мог ли Хрущев предполагать такой ответ США – или он все же ожидал более, так сказать, мягкой реакции со стороны Кеннеди?

– Он рассчитывал, что ответ будет немного более мягким, как вы выражаетесь. Он, видимо, не учел того, что в отличие от других кризисов, кубинский кризис станет серьезным психологическим испытанием для американцев. Когда нация перепугалась до смерти, создалась большая проблема и для Хрущева, и для Белого Дома, потому что все кричали: «Нужно нападать! Нужно убрать оттуда ракеты». Кстати, в Экскоме (исполнительном комитете, составленном из основных членов администрации Кеннеди), который собирался в Белом Доме, как мы теперь знаем, все до единого высказывались за военное разрешение этой проблемы, в отличие от того, что многие из них говорят в своих мемуарах. Только один Кеннеди, как главнокомандующий, сказал: «Я принимаю решение о ведении переговоров».

– Один из самых драматических моментов кризиса: Кеннеди обращается к народу с объявлением о введении режима карантина Кубы. Какова была реакция в Кремле?

– Когда Хрущев узнал о том, что Кеннеди обращается к американскому народу, он был на взводе. Что скажет Кеннеди? Если он объявит о вторжении – это один вариант действий, тем более, что Кеннеди не знал, а Хрушев знал о том, что на Кубе уже находится почти сто ядерных зарядов, готовых к применению. И он уехал в Кремль. Там собралось руководство. За час до выступления текст обращения президента был передан послу Добрынину, он позвонил в Москву, продиктовал его по телефону. Это было воспринято с облегчением: американцы готовы к переговорам, давайте говорить.

– А какой был самый напряженный момент для советского руководства?

– Когда была передана фальшивая информация о том, что американцы будут высаживаться на Кубе, и американский журналист Роджерс едет комментировать эту высадку. И тогда Хрущев послал Кеннеди эмоциональное письмо, никем не редактированное, где он написал о том, что у них в руках находятся два конца каната, завязанного узлом, и если каждая сторона будет тянуть канат на себя, то он затянется так, что его невозможно будет развязать. Нужно будет перерубать его. В этот момент и Кеннеди пришел к такому же выводу, и оба они послали друг другу предложения: американцы сказали: мы и наши союзники не будем вторгаться на Кубу, а вы уберите ваши ракеты. Хрущев согласился. На этом кризис был исчерпан.

– Сегодня, пятьдесят лет спустя, уместно ли, по-вашему, делать вывод о том, кто одержал верх в кубинском ракетном кризисе?

– Раньше американцы считали, что они выиграли. На последнем обсуждении в библиотеке Кеннеди точка зрения поменялась. Они сказали: «Выиграл Кастро». Может это и правильно: Хрушева нет, Кеннеди нет, а Кастро есть.

Кубинские старцы Фидель и Рауль Кастро правили Кубой больше 60 лет. Как заканчивается их эпоха?: Политика: Мир: Lenta.ru

Глава коммунистов Кубы Рауль Кастро объявил, что уходит со своего поста. Это конец целой эпохи — Рауль и его брат Фидель Кастро занимали руководящие должности в правительстве Кубы больше 60 лет. Они устроили революцию, построили на Острове свободы авторитарный социализм по заветам Маркса и Ленина, чуть не спровоцировали атомную войну и в итоге пришли к рыночным реформам. Дружба с СССР, война с США и диктатура революционеров, — «Лента.ру» вспомнила, через что прошла Куба во времена Кастро, и разобралась, что ждет страну дальше.

«Приговорите меня — это не имеет значения. История меня оправдает!» — такими словами завершил свою речь 28-летний выпускник юридического факультета Фидель Кастро. Его вместе с братом Раулем и несколькими десятками человек судили за политическое насилие: они напали на казармы, собираясь развернуть в стране полномасштабный государственный переворот.

Тогда, в 1953 году, Фидель Кастро был всего лишь одним из множества революционеров Латинской Америки, но уже через несколько лет он стал иконой всемирного левого движения, а его речь, переполненная высокопарными отсылками, стала классикой марксистской публицистики. Братья Кастро получили большие сроки за попытку устроить революцию, через пару лет вышли по амнистии и сбежали из страны — но только затем, чтобы через пару лет вернуться в компании аргентинского коммуниста Эрнесто Че Гевары и продолжить борьбу с режимом Фульхенсио Батисты.

В те годы идее революции сочувствовали многие — Куба при Батисте превратилась в раздолье для американского капитала. Интересы предпринимателей из США оставались в приоритете чуть ли не в каждой ключевой сфере кубинской экономики — они владели плантациями сахарного тростника и строительными компаниями, контролировали металлургию, железные дороги, добычу полезных ископаемых, банки и энергетику.

Я думаю, ни одна страна мира, включая все страны, пережившие колониализм, не пострадала от экономической колонизации, унижения и эксплуатации так, как Куба — отчасти из-за политики моей страны во время правления режима Батисты

Джон Фицджералд Кеннеди

35-й президент США

Хотя для кубинцев вливание американского капитала зачастую означало повышение уровня жизни (и без того высокого для Латинской Америки того времени), возмущение против власти активно росло: население было недовольно и неравенством, и зависимостью от иностранного влияния.

Параллельно в расцвете была теневая экономика — кубинские власти были рады видеть у себя американских мафиози. Лидеры преступных кланов бывали у главы государства в гостях, наводили связи с местными «коллегами», проводили на острове встречи и использовали его порты как центры наркотрафика. Богатые «гринго» с мутным прошлым открывали в Гаване роскошные казино и отели, а параллельно с этим, как можно было ожидать, расцветала проституция.

Батиста окончательно растерял популярность масс в 1952 году, когда проиграл на выборах и силой удержал власть. Он фактически отменил выборы и другие демократические институты, гарантированные конституцией. На борьбу с ним поднялись не только социалисты — параллельно с Кастро партизанскую войну вели еще две крупные группы революционеров. Но именно войска Кастро в 1959 году заняли Гавану и провозгласили победу революции.

Хотя мыслители-марксисты с юных лет интересовали лидера кубинской революции, а в его окружении было множество ультралевых — чего стоит один Че Гевара, — поначалу новый кубинский режим не выглядел коммунистическим, да и не был таковым. «Было ясно, что новый режим пользуется широкой поддержкой общества, и мне казалось, что это общество, в котором преобладает довольно благополучный средний класс, склоняется к конституционной системе — той, за которую тогда выступал и сам Кастро», — вспоминал американский дипломат Филипп Бонсал, посещавший Кубу в 1959 году.

Отношения с Соединенными Штатами — ближайшим соседом и тогда еще фактическим хозяином Кубы — в первое время напоминали «медовый месяц». Хотя в публичных выступлениях Кастро резко критиковал американских империалистов, в общении с ними он был куда дипломатичней. Фидель посещал Вашингтон и даже, успокаивая бдительность американцев, собирался согласовывать с ними реформы. Но уже через считаные месяцы США пришлось расстаться с иллюзиями.

Оказалось, что новый глава Кубы прислушивается к своему ключевому электорату — страдающему от безработицы рабочему классу, фермерам и левым интеллектуалам, разжигающим в студентах коммунистические настроения. Демократию, разрушенную Батистой, восстанавливать он не стал — никакого противовеса левым революционным силам не обнаружилось, и новых выборов кубинцы так и не дождались.

В стране развернулась национализация американских фирм и строительство режима, очень похожего на советский — и экономическими мерами, и политическими репрессиями. Из-за этого многие революционеры из соратников Кастро начали борьбу уже против новой власти. Те, кого не успели убить или посадить в тюрьму, ушли в горы: их партизанская война началась почти одновременно с социалистическим поворотом новой власти и продлилась несколько лет.

Более 1 миллиарда

долларов

составила общая стоимость конфискованной режимом Кастро американской собственности к 1960 году

Тысячи кубинцев в те годы решили уехать из страны. Часто это были землевладельцы, опасавшиеся за свою собственность или уже лишенные ее, — «раскулачивание» шло полным ходом — и другие зажиточные группы населения, например, врачи и юристы. Бежали от режима Кастро и студенты, которых не устраивало новое радикальное государство. В основном они оседали в американском штате Флорида — его от Кубы отделяет всего около 150 километров воды.

Соединенные Штаты еще в 30-е годы официально отказались от прямого вмешательства в чужие дела — сменили политику «большой дубинки» на подход «доброго соседа». Однако это ничего не значило в ситуации, когда прямо у восточного побережья формировался новый сателлит Советского Союза: Куба активно налаживала отношения с СССР, закупала у него военную технику и перенимала опыт.

На фоне этого Вашингтон разорвал с Гаваной дипломатические отношения и ввел санкции против важнейших отраслей промышленности. Тогда же, в начале 1960 года, ЦРУ предприняло первые попытки убийства Фиделя Кастро: по некоторым данным, для этого пытались привлечь представителей местной организованной преступности.

Падения нового кубинского режима ждали не только американские «ястребы» в Вашингтоне и бывшие союзники Кастро, засевшие в горах. Поучаствовать в свержении Фиделя мечтали и многие эмигранты, готовые воспользоваться помощью США — но, в отличие от профессиональных революционеров, захвативших власть в стране, боевых навыков у большинства из них не было.

Чтобы устранить эту оплошность, ЦРУ создало для добровольцев учебный лагерь в подконтрольной США Гватемале

Там диссидентов готовили к вооруженной борьбе — за считаные месяцы набралось около полутора тысяч человек, готовых вернуться на остров и воевать. Из них сформировали так называемую «Бригаду 2506» — планировалось, что ее вторжение в бухте Кочинос (в заливе Свиней) спровоцирует полноценную контрреволюцию.

Однако десанта из полутора тысяч человек оказалось недостаточно, чтобы начать переворот в стране с населением в семь миллионов — Кастро, прознав о готовящейся интервенции, разгромил своих врагов внутри страны и бросил свои вооруженные силы на противостояние американскому вмешательству. Президент Джон Кеннеди отказался от полноценного вторжения американских войск, но ВВС США бомбили кубинскую армию, помогая повстанцам — и скрыть это не удалось.

Куба смогла отбить атаку. Неудавшееся нападение стоило американцам 53 миллионов долларов, осуждения 40 стран ООН — и окончательно определившегося просоветского курса Кастро. Вскоре он открыто объявил себя «марксистом-ленинистом» и согласился разместить на острове советские ракеты с ядерными боеголовками.

Ядерное сотрудничество с Советским Союзом во многом разочаровало Кастро: в ситуации, когда две сверхдержавы были ближе, чем когда-либо к настоящей ядерной войне, он продемонстрировал безоговорочную преданность — но Кеннеди и глава СССР Никита Хрущев решили, как выйти из Карибского кризиса без его участия.

Однако братские отношения это не смогло испортить — Куба на следующие полвека стала постоянным получателем советской материальной помощи, а Фидель — одним из главных героев советского пантеона иностранных коммунистов. Он вполне заслуживал этого статуса: во внешней политике он оставался верным союзником Москвы.

Гавана поддержала даже подавление восстания в Праге в 1968 году — событие, после которого сочувствовавшие коммунистам западные левые интеллектуалы разочаровались и в Хрущеве, и во многом в харизматичном кубинском революционере

Вторжение американцев, отбитое в 1961 году, стало для коммунистической Кубы одним из ключевых событий — в честь места главного сражения назван важнейший почетный орден страны, битве посвящен музей, десятки памятников и три военных праздника. Осуждая империализм капиталистов, кубинский режим вовсе не чурался империализма социалистов. В 1975 году Куба, поддерживая союзников по социалистическому блоку, вмешалась в гражданскую войну в Анголе. Воевать на стороне красных африканцев туда отправили около 30 тысяч солдат — в масштабе населения Кубы это конфликт, сравнимый с вьетнамской кампанией США или афганским конфликтом Советского союза.

Во внутренней политике — особенно в первые десятилетия своего правления — Кастро тоже соответствовал заокеанскому «старшему брату»: масштабы репрессий против политических противников вполне можно было сравнить со сталинским СССР. В 1965 году он сам признавал, что жертвами — в тюрьмах того самого режима, с которым боролись революционеры — пали более 20 тысяч человек. А учитывая, как с подобными цифрами работали другие коммунистические режимы и их наследники, вряд ли стоит думать, что на этом список политзаключенных и казненных кончается.

За последующие годы Фидель Кастро, по собственным заявлениям, пережил сотни покушений со стороны американских наймитов и врагов внутри страны. Его режим вслед за идеологическими собратьями из Европы и Азии пытался выжить с заведомо нежизнеспособными экономическими установками.

Хотя попытка справедливо распределять ресурсы привела к появлению относительно качественной государственной медицины и в целом действительно к большему равенству кубинских граждан, поток беглецов из страны не ослабевал. За время его правления в Соединенные Штаты перебрались больше миллиона жителей острова — и, как и стоило ожидать, большинство из них голосуют за республиканцев, противников социализма.

В 1980-м году иностранные посольства оказались переполнены желающими уехать. Кастро взял пример с Советского Союза, выпускавшего евреев за железный занавес — и на полгода открыл возможность эмиграции. Тогда «остров свободы» за несколько месяцев потерял более 120 тысяч человек.

Даже в стабильной мировой ситуации сохранение плановой модели экономики требовало все большего ужесточения режима — а парадигма к концу 80-х стала стремительно меняться. В 1991 году, когда обрушился Советский Союз, Фидель уже был довольно пожилым человеком — ему было 65 лет, и пора было задумываться о преемнике. Лучший кандидат всегда находился рядом.

Рауль Кастро долгое время был «вторым человеком» на Кубе, но при этом оставался в тени брата — на протяжении почти 50 лет он занимал пост министра Революционных вооруженных сил, еще около 30 лет был первым заместителем Фиделя. Руководить страной он, по сути, начал в 2006-м: из-за ухудшения здоровья старший Кастро временно передал свои полномочия группе во главе с Раулем. В 2008 году Фидель окончательно отошел от дел, и его брат встал во главе Кубы.

Рауль принес островному государству долгожданные изменения в экономике: именно с его именем связывают вхождение Кубы в мировое рыночное пространство. Одной из первых реформ младшего Кастро стала туристическая — были сняты ограничения на доступ кубинцев к туристическим объектам, им разрешили снимать комнаты в любых отелях (в том числе с иностранцами), отдыхать в курортных зонах и ездить в туры.

Жители острова также получили доступ к мобильной связи и интернету — раньше было необходимо специальное разрешение на телефон. Кроме того, в стране вернули частную собственность: гражданам разрешили покупать и продавать жилье, пусть и с ограничениями

Постепенно были сняты и все ограничения на покупку или продажу автомобилей. К тому же Кастро-младший регулярно проводил и амнистию политзаключенных.

В 2011 году Рауль Кастро был избран первым секретарем ЦК Коммунистической партии Кубы. Тогда же была одобрена и новая программа дальнейшего развития страны, которая предусматривала актуализацию экономической модели страны: отказ от распределения продовольствия по карточкам и расширение частного предпринимательства. За 10 лет правления Рауля число предпринимателей выросло почти в четыре раза — со 150 тысяч в 2007 году до почти 570 тысяч в 2017-м.

Важным пунктом стало и привлечение инвестиций из-за рубежа. Для этого иностранным компаниям в 2014-м предоставили налоговые льготы и гарантии, что их средства не будут изъяты местными властями. Им разрешили вкладываться во все сферы экономики кроме здравоохранения и образования, но запретили сотрудничать со СМИ, вооруженными силами и полицией. Кроме того, на побережье в 45 километрах от Гаваны открылась особая экономическая зона Мариэль. Все это действительно обеспечило постепенный приток инвестиций.

Еще одно значительно изменение — миграционная реформа. Кубинцам разрешили покидать остров без обязательного специального разрешения (выездных виз): необходим стал лишь заграничный паспорт, увеличился и срок, на который можно было уехать: с 11 до 24 месяцев. Впрочем, выезд остался ограниченным для представителей общественно значимых профессий: врачей, учителей, инженеров и спортсменов, а высокие пошлины не позволяют достаточно бедному населению путешествовать.

При Рауле Кастро произошло и еще одно важное для Кубы событие: восстановление дипломатических отношений с США. 44-й американский президент Барак Обама признал, что Вашингтону не удалось добиться успеха на «кубинском фронте»: режим в Гаване так и не пал, а американские компании теряют миллиарды долларов из-за ограничений.

Обама и Кастро говорили по телефону и даже провели личную встречу: президент США прилетал на Кубу. При нем были смягчены торгово-экономические санкции против Кубы, американцам разрешили приезжать на остров, что повлекло приток валюты. Вашингтон также исключил остров из списка спонсоров терроризма. Однако ситуация позднее резко ухудшилась с приходом к власти в США республиканца Дональда Трампа.

Они хотят смоделировать мир — вы знаете, кого я имею в виду: США и всех тех, кто их сопровождает, — хотят подстроить мир под свои интересы. Это то, что они хотят делать, и поэтому мы должны быть более осторожными, чем когда-либо

Рауль Кастро

на VII съезде Компартии Кубы

Стоит отметить, что при Рауле развивались и отношения Гаваны с Россией. Он сам посещал Москву в 2009, 2012 и 2015 годах, российские лидеры Дмитрий Медведев и Владимир Путин также побывали на Кубе (в 2008-м и 2012-м). Страны подписали ряд соглашений, Россия списала 90 процентов кубинского долга времен СССР — 32 миллиарда долларов. По соглашению, оставшуюся часть Куба должна выплатить к 2024 году, а Россия в ответ инвестирует эти средства в экономику острова.

Фидель Кастро умер 25 ноября 2016 года. Рауль решил не следовать его примеру и не управлять страной полвека — тем более, что сам он младше брата лишь на 5 лет. Он предложил ограничить срок пребывания у власти десятью годами, а потом ввел еще одно изменение: лидером Кубы не могут избрать человека старше 60 лет, а главой Компартии — старше 70 лет.

От непосредственного управления страной Рауль Кастро отошел еще три года назад — 19 апреля 2018-го. Тогда во главе Кубы встал его заместитель Мигель Диас-Канель, а бывший глава государства остался лидером Коммунистической партии.

16 апреля на открытии VIII съезда партии 89-летний Кастро объявил, что слагает с себя и полномочия ее первого секретаря. «Он с удовлетворением передает руководство страной группе подготовленных лидеров, закаленных десятилетним опытом, приверженных этике революции, связанных с историей и культурой нации, полных страсти и антиимпериалистического духа», — писала партийная газета Granma.

Голосование по новой кандидатуре состоится в конце четырехдневного съезда, 19 апреля. Ожидается, что Компартию возглавит действующий президент.

Диас-Канель — первый с 1959 года руководитель Кубы, не носящий фамилию Кастро и родившийся уже после Кубинской революции. При этом он, как и 70 процентов кубинского населения, никогда не видел страну без Кастро у руля. В своей политике глава государства в последние годы был вполне последователен и осторожен, а также постоянно подчеркивал преемственность власти. От Диас-Канеля явно не стоит ждать либерализации политической системы — однопартийная власть коммунистов сохранится в стране еще надолго — однако он настроен продолжать экономические реформы.

Революция продолжит идти по намеченному пути. На Кубе нет места тем, кто стремится к восстановлению капитализма

Мигель Диас-Канель

после назначения на пост президента

К 2020 году Куба оказалась перед лицом серьезного экономического кризиса. Система центрального планирования и так не справлялась с обеспечением населения, но еще сильнее ситуацию ухудшила пандемия коронавирусной инфекции и санкции США. В итоге экономика республики за год рухнула на 11 процентов, а жители столкнулись с дефицитом товаров повседневного спроса. Для улучшения ситуации власти были вынуждены привлечь в государственную экономику частный бизнес: в начале 2021-го почти все отрасли открыли для деятельности малых предпринимателей и самозанятых.

Кроме того, на Кубе началась масштабная денежная реформа, в ходе которой устранили действовавшую 26 лет систему с параллельным обращением двух официальных валют (что хотели сделать еще при Рауле). На острове применялись два песо: кубинское и кубинское конвертируемое. Первым — пользовались жители, второе — применяли в туристической отрасли, и его стоимость всегда была равна одному доллару. Была отменена и действовавшая с 2004 года 10-процентная комиссия на обмен наличных долларов в банках. Изменения привели к росту цен, однако власти выпустили несколько постановлений о повышении минимальной заработной платы и пенсий.

Реформа, названная «упорядочиванием денежной системы», призвана создать благоприятную почву для привлечения иностранных инвестиций. «Это упорядочивание само по себе не является волшебным решением всех проблем, существующих в нашей экономике, однако оно будет способствовать созданию необходимых условий для более уверенного ее развития», — заявлял Диас-Канель.

Как считает специалист по Кубе и США и доцент частного католического университета Holy Names в Окленде (Калифорния) Артуро Лопез-Леви, в ближайшее время экономика «острова свободы» действительно перейдет к смешанному типу. «Скорее всего, мы увидим сочетание рыночно ориентированной смешанной экономики с сохранением нынешних политических рамок», — сказал эксперт в беседе с «Лентой.ру». Он подчеркнул, что преемственность в политике страны остается, а потому «ленинский вариант с однопартийной системой вряд ли будет откинут в краткосрочной или среднесрочной перспективе без невероятной победы крайне слабых оппозиционных сил».

Однако стоит отметить, что 89-летний Кастро уходит на покой в трудное не только для экономики время. Серьезной проблемой остаются и отношения Кубы с США. Они начали было налаживаться при Обаме, однако вновь испортились с приходом к власти Дональда Трампа: он ввел ограничения на поездки американцев, вернул санкции для стран, сотрудничающих с Кубой, ввел запрет на импорт кубинских сигар и рома и ограничил переводы валюты. При этом для новой администрации с Джо Байденом во главе Гавана вообще не входит в число приоритетов внешней политики.

Лопез-Леви подтверждает: со стороны Байдена до сих пор не было никаких попыток взаимодействовать с кубинскими властями, несмотря на существующий среди демократов консенсус по этому вопросу. Однако специалист считает, что после ухода Кастро «в отношениях с США должно быть некоторое улучшение».

В то же время последние реформы и изменения дают возможность для выстраивания более тесных отношений с Россией, отметил Лопез-Леви. «Кубинская дипломатия исходит из того, что страна должна диверсифицировать свои внешние отношения, чтобы сохранить независимость от Соединенных Штатов. По историческим причинам Россия — великая держава, к которой кубинские политические элиты испытывают особые симпатии. И у важных слоев кубинского населения есть воспоминания и уважение к российскому прошлому», — подчеркнул он.

При этом ни Куба, ни Россия не собираются повторять опыт своего союза во время холодной войны, основанный на более не существующей идеологической близости. Обе страны понимают геополитические пределы своих связей и не станут предпочитать столкновение с США

Артуро Лопез-Леви

Несмотря на то что сейчас благодаря росту частного бизнеса в стране растет неравенство, противоречащее коммунистическим идеалам, партия Кастро смогла закрепиться у власти — и благодаря готовности к реформам ее вряд ли «сбросит» пандемия коронавируса или другой актуальный кризис. Сам же Рауль, даже уходя из политики, все же сохраняет на нее влияние, о чем говорит вполне открыто: «Пока я жив, я всегда буду одной ногой оставаться в стремени и буду готов защитить отечество, революцию и социализм».

И хотя в стране продолжают давить на инакомыслящих и восхвалять тоталитарных «отцов режима», братьям Кастро на деле удалось избежать культа личности. Они создали систему, которая не замкнулась на личной лояльности — а успешно воспроизвелась и вряд ли быстро закончится после 60 лет их власти.

С моим сыном Никитой Кастро ходил слушать шмелей

Никита Сергеевич Хрущев и Фидель кастро постоянно спорили о политике и экономике

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

…Я позвонил Сергею Никитичу Хрущеву в США, где он живет уже более 20 лет, очень ранним американским утром. Сын Никиты Сергеевича уже сидел у телевизора, смотрел новости…

— Сергей Никитич, лично у вас сообщение о смерти лидера Кубинской революции какие вызвало чувства, воспоминания?

— Жалко потерять такого человека, хотя у него уже возраст солидный. Наверное, время его ухода пришло. Кастро был великим государственным деятелем, который изменил во многом если не весь мир, то, по крайней мере, южноамериканский, центральноамериканский мир. Он продемонстрировал, что даже маленькая страна может бороться за свою независимость с таким огромным соседом как Соединенные Штаты и победить.

— Он победил?

— Несомненно!

— Я знаю, что ваш отец, Никита Сергеевич Хрущев, хорошо к Фиделю Кастро относился. Поделитесь, пожалуйста, своими мыслями, воспоминаниями.

— Никита Сергеевич ценил его прежде всего как политика. Он видел в Кастро лидера центральноамериканской страны, которая враждебна нашим врагам. Поэтому его надо поддерживать.

Поначалу отец не считал Кубу дружественной державой. Но после того, как Кастро заявил, что он присоединяется к советскому блоку, появились условия, когда он заставил нас – Советский Союз и Никиту Сергеевича – защищать его. И ради этого был устроен Кубинский кризис.

Подпись под фотографией Кастро поставил во время встречи в Гаване

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

— Сергей Никитич, для меня это – неожиданное признание. То есть, кризис «заварил» Фидель Кастро?

— Ну, нет, по большому-то счету, конечно, кризис разразился из-за серьезных противоречий между СССР и США, но Куба сыграла в нем одну из главных ролей. И для Кубы было жизненно необходимо, чтобы СССР встал на ее защиту.

— А по-человечески как Никита Сергеевич оценивал Фиделя?

— Он говорил, что в Кастро видит свою молодость. Революционную молодость. Хотя, с другой стороны, отмечал, что во многом Кастро еще человек молодой, не созревший.

То есть, по мнению отца, он не понимал некоторых вещей, которые нужно относить к реальной политике. Иногда Никита Сергеевич относился к нему с опаской, особенно во время Кубинского кризиса, считая, что Кастро «может и кнопку нажать». Эта горячность Кастро Была одной из причин, почему ракеты так быстро убрали с Кубы. Не задержались надолго.

— Кастро тогда обиделся на Никиту Сергеевича.

— Что значит – Кастро обиделся? Ну, да, было такое. Как руководитель маленькой страны, он очень чувствительно относился ко всем решениям вокруг Кубы, в которых не принимал участия. У него были свои проблемы…

Когда Советский Союз и Америка договорились вывести ракеты в обмен на ненападение на Кубу, то Фидель возмущался, почему решили судьбу страны, не спросив его. Он был сердит несколько месяцев. Потом в конце концов Никита Сергеевич ему объяснил, что ситуация была настолько напряженная в тот момент, что вести долгие переговоры было невозможно, решение нужно было принимать быстро, и две стороны скорее находят удовлетворяющее их решение. Поэтому личные отношения Фиделя и отца восстановились. Люди обижаются периодически друг на друга. А в большой политике – другие категории. И обиделся Фидель не навсегда.

Уникальные фотографии много лет хранились в архиве семьи — и публикуются впервые

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

— Когда в апреле 1963 года Фидель Кастро на целый месяц приехал в Советский Союз, его принимали воссторженно!

— Да, Никита Сергеевич пытался его обучить всему, что нужно для руководителя независимой страны — не только противостоять Америке, а развивать экономику: сельское хозяйство, рыболовство, промышленность, энергетику.

Словом, сделать так, чтобы жизнь на Кубе была, ну, как сказать, привлекательной, лучше, чем у соседних стран. Не все Кастро удалось. Страна не стала примером экономического чуда. Но мы не можем сказать, что там одни только недостатки. Образование и медицина на Кубе не только стали лучшими в Центральной Америке, но и превзошли аналогичные сферы во многих развитых странах Европы.

— Вы присутствовали при каких-то переговорах Никиты Сергеевича с Фиделем?

— Вы меня пытаетесь смешать с Никитой Сергеевичем. А я никогда этого не делал, никогда не изображал себя ни советником, ни политиком в то время. У нас не принято было влезать с разговорами, когда Никита Сергеевич общается со своими политическими коллегами. Естественно, на официальных переговорах глав государств я не присутствовал, но Кастро часто посещал Никиту Сергеевича неофициально, по-дружески.

У меня много фотографий Фиделя, снятых в непринужденной обстановке. Его даже мой сын Никита, которому было тогда три года, водил шмелей слушать.

Я сам с Фиделем ним ни о чем не говорил. Потому что мне это был не по рангу. Я здоровался, слушал. Да и о чем бы я его спросил? Меня тогда больше всего интересовали бабочки. Я коллекционировал бабочек.Что, я буду Кастро спрашивать, какие бабочки по Кубе летают? .

— А вот ваш сын Никита все-таки показал команданте шмелей…

— Да-да, он побойчее меня оказался… Это был конец апреля — начало мая – точный день не помню. Тогда первые вербы зацвели. И там шмели гудели. Всегда же весна у нас в Москве — это такое приятное, солнечное время!

Мы сидели на берегу Москва-реки. Кастро принес с собой первый «Поляроид» — фотоаппарат, который ему подарил Донован, юрист, который, кстати, проводил переговоры с американцами об обмене советского разведчика Абеля на американского пилота Пауэрса, сбитого над Уралом. А Кастро он помогал вести переговоры об обмене бандитов, которые высаживались на Кубе, на захваченных американцами кубинских граждан.

И вот Донован притащил Фиделю этот самый фотоаппарат. Их еще в магазине не было. И потом в Америке долго спрашивали: откуда у Кастро появился «Поляроид», когда он еще не поступил в продажу. Это мне недавно рассказал его сын.

Фидель нас всех фотографировал, показывал, как сразу появляется фотография. А потом Никита подошел, как полагается. Взял его за палец, сказал: пойдем шмелей слушать. Вот у меня и остались снимки, как они шмелей слушают.

Внук Никиты Хрущева взял Кастро за палец и сказал: пойдем шмелей слушать

Фото: из личного архива героя(ев) публикации

— Какое впечатление производил на вас Фидель Кастро?

— Он производил очень хорошее впечатление. Приятное. Есть люди неприятные, а есть люди приятные. Он был приятный человек.

— Свидетелем каких разговоров Никиты Сергеевича с Кастро вы были?

— Они говорили обо всем. Вы думаете, политические лидеры сидят мрачные и говорят: «Вот сейчас будем обсуждать пункт одиннадцатый…» Нет, они могут непринужденно беседовать и о погоде, и о здоровье, и о детях…

Но все же главным лейтмотивом их разговоров были проблемы руководства. Никита Сергеевич постоянно ему втолковывал, что главное – это экономика, главное – благосостояние людей. И приводил ему примеры. Никита Сергеевич говорил, что я понимаю, что ты вырос как революционер, революция была главной твоей деятельностью определенное время, но теперь наступили другие реалии и нужно отойти от прошлого, перестать воевать, заняться реальным хозяйством.

— Они обсуждали какие-то конкретные вопросы?

— Вот, например, при мне отец долго допрашивал Фиделя, почему кубинцы не имеют своего рыболовного флота, почему они не ловят рыбу так, чтобы ее хватило на всех. Хотя мы, конечно, знаем, что это было связано с тем, что Куба долгое время до революции существовала в такой полуколониальной зависимости.

Этакий игорный клуб и публичный дом Соединенных Штатов, контролируемый мафиозными структурами. Куба была территорией сельскохозяйственной монокультуры. Там всегда выращивали только табак да сахарный тростник. Все остальное, что нужно для жизни, привозили из США. Так что — наследство этому человеку досталось очень тяжелое.

— И как, удалось Никите Сергеевичу его обучить?

— Он воспринимал все очень хорошо. Я помню, последний раз видел Кастро в 1992 году, когда в Гаване проходила конференция, посвященная Кубинскому кризису. Там была большая советская делегация, большая американская делегация. И вот на этой конференции Фидель как взял вступительное слово, да так до вечера и проговорил.

— Вам тогда удалось с ним перемолвиться?

— Да, мы сказали друг другу несколько слов. А во время официального обеда его брат Рауль пошутил: затащил нас в свой генеральный штаб, схватил трубку и говорит: «Во, это у меня прямая связь с Москвой. Скажи, если что, что Хрущев на проводе».

— Кастро ведь много курил. Он и при Никите Сергеевиче своей сигарой дымил?

— Я не помню. Хотя Никита Сергеевич никогда не возражал, чтобы при нем курили. В то время это было обычным делом. Отец иногда подшучивал над курильщиками. Но я не помню, чтобы Кастро так уж сильно дымил при Никите Сергеевиче.

— А выпивали они?

— Понимаете, ни Никита Сергеевич не был к этому склонен, ни Кастро. Я не помню, чтобы они выпивали. Возможно, за обедом по рюмке пропускали. Но в другое время – не было такого.

Когда Кастро приехал в следующий раз зимой, его возили на охоту. Никита Сергеевич сказал: поедем, покажу зиму… Они там долго сидели на морозе, и, я помню, по рюмке выпили.

— Сергей Никитич, а как сложилась судьба вашего сына, маленького Никитки?

— Он очень интересовался историей. Хотя закончил факультет психологии МГУ. Работал какое-то время по специальности. А потом его пригласили в газету «Московские новости». И он там проработал до закрытия издания.

Когда газета прекратила свое существование, он переживал сильно и он уже себя плохо чувствовал. После «Московских новостей» поработал еще в какой-то газете, но было это очень недолго. Возможно, из-за всех переживаний у него случился инсульт. И в 2007 году Никита умер. Совсем молодым…

(Никите Сергеевичу Хрущеву, внуку и полному тезке Советского руководителя, было 47 лет.)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Умер легендарный Фидель Кастро: что будет с Кубой?

— Хочу сказать, с учетом моего опыта и 8-летнего прибывания на Кубе, пусть не надеются, курс этой страны каким был, таим и останется, — рассказал «Комсомольской правде» первый вице-президент российского общества дружбы с Кубой Михаил Макарук (подробности)

ЛИЧНЫЙ ВЗГЛЯД

Куба, которая была при Фиделе, закончилась вместе с ним

Галина САПОЖНИКОВА

В августе 2006-го, когда Фиделю Кастро должно было исполниться 80, он вдруг заболел и исчез с телеэкранов. Все решили, что это конец. Ну, а меня отправили туда в командировку, дабы зафиксировать для истории последние дни социализма (подробности)

Фидель – икона русской тоски о справедливости

Владимир ВОРСОБИН

Когда пишешь о Кастро, (тем более если он — Фидель), рискуешь быстро увязнуть в банальщине. И скатываешься в лирику. Потому как о Фиделе рассуждать рационально очень трудно. (подробности)

Фанатик, романтик и негодяй: Как Фидель полвека оставался у руля

Никита ИСАЕВ

Вождь кубинской революции пылил на этой бренной земле существенно дольше всех своих аналогов за всю мировую историю. Обычно эти аналоги быстро заканчивали, ибо их революционный запал завершался лишь на стадии взятия ряда административных зданий, водружения простреленного флага на главной башне столицы, а дальше передаче успехов Революции ушлым ребятам вернувшихся из эмиграции или тыловых борделей (подробности)

КСТАТИ

«Воин может погибнуть — но не его идеи»: Главные цитаты легендарного Фиделя Кастро

В Гаване на 91-м году жизни скончался Фидель Кастро — легендарный революционер, стоявший у руля Кубы полвека. Одно его имя для миллионов людей по всему свету стало настоящим символом Свободы, возможности изменить мир. Его жизнь — легенда, его слова вдохновляли, и будут еще вдохновлять человечество.

В память о великом кубинском революционере мы вспоминаем самые яркие цитаты Фиделя Кастро (подробности)

МЕЖДУ ТЕМ

Фидель Кастро попал в Книгу рекордов Гиннеса по числу совершенных на него покушений

По сообщениям кубинских изданий, для подсчета точного числа посягательств на жизнь бывшего лидера Кубы специальной комиссии пришлось залезть не куда-нибудь, а в архивы ЦРУ. Поскольку, как известно, именно эта американская спецслужба стала инициатором большинства покушений на Кастро (подробности)

Фиделя Кастро по заданию ЦРУ пыталась отравить любовница

Фидель, само собой, кумир нации. Особенно его обожали женщины — сотни перебывали в постели легендарного бородача. Хотя иногда от любви до ненависти… (подробности)

У Фиделя Кастро был страстный роман с Пугачевой?

ЧП произошло во время гастролей Пугачевой на Кубе ( в мая 81-го года — Ред.). Сразу после концерта певица пропала из поля зрения сотрудников КГБ, которые в то время сопровождали артистов на западных гастролях (подробности)

Сравнение перспектив кубинского ракетного кризиса

История вопроса : Кубинскому ракетному кризису предшествовало несколько международных кризисов между Соединенными Штатами и Советским Союзом. Эти события помогли сформировать различные точки зрения, которые привели к кубинскому ракетному кризису.

Одним из крупных событий стала коммунистическая революция на Кубе. Фидель Кастро возглавил революцию и взял под свой контроль Кубу. Кастро поддерживал Никита Хрущев, первый секретарь ЦК Коммунистической партии Советского Союза.Соединенные Штаты не доверяли Кастро и начали политику дестабилизации кубинского правительства. В 1961 году правительство Соединенных Штатов поддержало 1400 кубинских изгнанников, пытавшихся вторгнуться и захватить власть на Кубе. Это событие стало известно как Вторжение в залив Свиней. Провал вторжения не остановил дальнейшие попытки дестабилизировать кубинское правительство.

Еще одним крупным событием стал кубинский проект, также известный как операция «Мангуст». Операция «Мангуст» была секретной для США.правительственная программа, которая включала планы дестабилизации кубинского правительства и экономики и свержения Фиделя Кастро.

Эти предшествующие события помогли сформировать различные точки зрения относительно строительства Советским Союзом ракетных баз на Кубе и 13-дневного кубинского ракетного кризиса.

Автор использует письменное слово, чтобы поделиться своей точкой зрения или точкой зрения (мнениями и убеждениями).
Прочтите отрывки из писем, написанных президентом Джоном Ф.Кеннеди и председатель Совета Никита Хрущев в разгар кубинского ракетного кризиса.

После просмотра обоих отрывков сравните точки зрения двух авторов на сложившуюся ситуацию.

День 7, Кубинский ракетный кризис

… Более того, Конгресс [Организация американских государств] принял резолюцию, в которой выражает свою поддержку этой декларируемой политике. Несмотря на это, на Кубе продолжается быстрое развитие ракетных баз большой дальности и других систем наступательного оружия.Я должен вам сказать, что Соединенные Штаты полны решимости устранить эту угрозу безопасности этого полушария. В то же время я хочу отметить, что предпринимаемые нами действия являются минимально необходимым для устранения угрозы безопасности стран этого полушария. Однако факт такого минимального ответа не может служить основанием для неверной оценки с вашей стороны … — Выдержка из письма президента Джона Ф. Кеннеди председателю Никите Хрущеву, 22 октября 1962 г.
Источник: У.С. Офис историкооткрывается в новом окне »

День 9, Кубинский ракетный кризис

Уважаемый господин Президент,

Представьте себе, господин президент, что, если бы мы предъявили вам такой ультиматум, какой вы нам предъявили своими действиями. Как бы вы на это отреагировали? Думаю, вы были бы возмущены таким шагом с нашей стороны. И мы бы это поняли.

Представив нам эти условия, г-н.Президент, вы бросили вызов. Кто вас просил об этом? По какому праву вы это сделали? Наши связи с Республикой Куба, а также наши отношения с другими странами, независимо от их политической системы, касаются только двух стран, между которыми существуют эти отношения. И, если речь шла о карантине, о котором говорилось в вашем письме, то, как это принято в международной практике, он может быть установлен только согласованными между собой государствами, а не какой-либо третьей стороной.Карантин существует, например, для сельскохозяйственных товаров и продуктов. Однако в данном случае речь идет не о карантине, а о гораздо более серьезных вопросах, и вы сами это понимаете…

— Выдержка из письма председателя Никиты Хрущева президенту Джону Ф. Кеннеди, 24 октября 1962 г.
Источник: Библиотека Конгресса США, Письмо Хрущева президенту Кеннедиоткрывается в новом окне »

Понимание цели или точки зрения автора поможет вам понять то, что вы читаете.Когда разные авторы имеют разные точки зрения на одну и ту же тему, это помогает сравнивать и противопоставлять их противоположные точки зрения. Сравним точки зрения двух авторов относительно кубинского ракетного кризиса. Обратите внимание на выдержки из каждого письма, подтверждающие эту точку зрения.

Точка зрения президента Джона Ф. Кеннеди Точка зрения председателя Никиты Хрущева

Кредит изображения: Pipesfe через Википедию CC BY-SA 3.0

Кредит изображения: Bundesarchiv через Википедию CC BY-SA 3.0

Западное полушарие поддерживает Соединенные Штаты, чтобы остановить строительство ракетных баз на Кубе.

«… Более того, Конгресс [Организация американских государств] принял резолюцию, в которой выражает свою поддержку этой декларируемой политики».

Соединенные Штаты не имеют права предъявлять какие-либо требования Советскому Союзу и тем самым США.С. бросил вызов Советскому Союзу.

«Представив нам эти условия, господин Президент, вы бросили вызов. Кто вас просил об этом? По какому праву вы это сделали?»

Советский Союз продолжал строительство ракетных баз на Кубе, несмотря на возражения членов Организации американских государств.

«Несмотря на это, на Кубе продолжается быстрое развитие ракетных баз большой дальности и других систем наступательного оружия.«

США не имеют права вмешиваться в отношения Советского Союза и Кубы.

«По какому праву вы это сделали? Наши связи с Республикой Куба, а также наши отношения с другими странами, независимо от их политической системы, касаются только двух стран, между которыми существуют эти отношения».

Действия Соединенных Штатов направлены на защиту безопасности западного полушария.

«Я должен сказать вам, что Соединенные Штаты полны решимости устранить эту угрозу безопасности этого полушария».

США не имеют права вводить карантин для товаров, поступающих из Советского Союза на Кубу.

«И, если бы речь шла о карантине, о котором говорилось в вашем письме, то, как это принято в международной практике, он может быть установлен только согласованными между собой государствами, а не какой-либо третьей стороной».

Соединенные Штаты принимают то, что они считают минимальным действием, для защиты западного полушария.

«В то же время я хочу отметить, что предпринимаемые нами действия являются минимально необходимым для устранения угрозы безопасности стран этого полушария».

Карантин может быть установлен только между договаривающимися странами.

«И, если бы речь шла о карантине, о котором говорилось в вашем письме, то, как это принято в международной практике, он может быть установлен только согласованными между собой государствами, а не какой-либо третьей стороной.«

Минимальные действия не следует рассматривать как слабость со стороны Соединенных Штатов.

«Однако факт такого минимального ответа не должен служить основанием для неверной оценки с вашей стороны…»

Действия Соединенных Штатов — это больше, чем наложение карантина между Кубой и Советским Союзом.
Вывод: действие нарушает международную торговлю и национальный суверенитет.

« Но в данном случае речь идет не о карантине, а о гораздо более серьезных вопросах, и вы сами это понимаете…»

Как вы можете видеть на диаграмме, у обоих мужчин очень разные взгляды на создание Советским Союзом ракетных баз большой дальности на Кубе.Кеннеди рассматривает это как угрозу для западного полушария, в то время как Хрущев рассматривает это как вопрос между Кубой и Советским Союзом, и поэтому другие страны не имеют права вмешиваться в их отношения.

Кубинский ракетный кризис, 1962 год: документы

Примечание: английский перевод иностранного языка документы следуют оригиналам.

СССР, Меморандум, Рассказ А. Аджубея о визите в Вашингтон в ЦК КПСС, 12 марта 1962 г.(на русском с англ. перевод)

ЦРУ, Протокол, СЕКРЕТНО «Встреча с Генеральным прокурором г. Соединенные Штаты в отношении Кубы «, 19 января 1962 г. (Ричард Шлем)

DOD, Меморандум, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, «Планы прикрытия и обмана для Caribbean Survey Group, 19 февраля 1962 года (операция «Нортвудс»).

Бриг.Gen. Эдвард Лэнсдейл, Обзор OPERATION MONGOOSE, Phase One, 25 июля 1962 г.

Национальная безопасность Меморандум о действиях № 181, Указ Президента о действиях и исследования в ответ на новую активность советского блока на Кубе, 23 августа 1962 года.

ЦРУ, Протокол, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, «Протокол заседания Специального Группа (дополненная) операции «Мангуст», 4 октября 1962 года.

Хронология составлена ​​для Президента Консультативный совет внешней разведки (PFIAB), «Хронология конкретных событий, связанных с наращиванием военной мощи на Кубе «, Недатированный [Отрывок].

DOD, стенограммы, СЕКРЕТНО, записи взяты из стенограмм заседаний Совместного Начальники штабов, октябрь-ноябрь 1962 года: борьба с кубинцами Ракетный кризис.

Специальная национальная разведка ЦРУ Оценка, основные последствия определенных действий США на Кубе, 20 октября 1962 года.

Министр обороны Роберт Макнамара, военный инструктаж, Заметки от 21 октября 1962 г. Встреча с Президент.

СССР, директива, ТОП СЕКРЕТНО, Приказ Малиновских Плиеву от 22 октября 1962 года.

Радио-ТВ Обращение Президента к народу из Белого дома, 22 октября 1962 г.

Дискуссионный документ группы Диллон, Сценарий авиаудара по ракетным базам и Бомбардировщики на Кубе, 25 октября 1962 года.

Prime Письмо министра Фиделя Кастроса премьер-министру Хрущеву, октябрь 26, 1962.

ежедневный отчет ЦРУ, «Кризис СССР / Куба», 27 октября 1962 г.

Кабель получен из США.Посол в Турцию Раймонд Харе в Государственный департамент по вопросам турецкого ракеты, 26 октября 1962 года.

DOJ, Меморандум, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, меморандум для государственного секретаря от Генеральный прокурор, о встрече Роберта Кеннеди 27 октября с Добрынин, 30 октября 1962 г.

СССР, Кабель, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Добрынин Отчет о встрече с Робертом Кеннеди об ухудшении Угроза, 27 октября 1962 года.

ВМС США, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО / СЕКРЕТНО / ДЛЯ ОФИЦИАЛЬНЫХ ЛИЦ ТОЛЬКО ИСПОЛЬЗУЙТЕ карты / журналы операций противолодочной обороны. относился к подводной лодке СССР Б-59, октябрь 1962 г.

СССР, Воспоминания, Воспоминания Вадима Орлова (Подводная лодка СССР Б-59): Мы их всех потопим, Но не опозорим наш флот, (2002).

Аспектос важные материалы и информация о рецидиве пор лос Джефес militares reunidos el día 24 октября 1962 г. Генеральный мэр Estado con el Comandante en Jefe Fidel Castro.

СССР, проект директивы, Распоряжение Главнокомандующему Советскими Силами на Кубе о переводе Ил-28 и ракет «Луна», а также Управление по применению тактических Ядерное оружие, 8 сентября 1962 года.

СССР, Директива, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, запрет на применение ядерного оружия без приказов из Москвы, 27 октября 1962 г., 16:30.

СССР, Директива, СЕКРЕТНО, Ответное поручение Президиума ЦК КПСС Плиеву на его Telegram от 27 октября 1962 г.

СССР, Письмо председателя Хрущева премьер-министру Министр Кастро, 28 октября 1962 г.

Куба, письмо премьер-министра Кастро председателю Хрущев, 28 октября 1962 года.

Белый Хаус, Post Mortem на Кубе, 29 октября 1962 года.

СССР, Письмо председателя Хрущева Премьер-министру Кастро, 30 октября 1962 г.

Куба, письмо премьер-министра Кастро Председателю Хрущеву, 31 октября 1962 года.

Бромлей Смит, Краткий отчет о заседании Исполнительного комитета НСК, 2 ноября 1962 г.

Бромлей Смит, Краткий отчет о заседании Исполнительного комитета НСК, 5 ноября 1962 года.

СССР, Меморандум о разговоре между Микояном и кубинскими лидерами, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, 5 ноября 1962 г. (Вечер).

СССР, Телеграммы из Малиновского Плиеву, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, начало ноября ( около 5 ноября) 1962.

СССР, зашифрованная телеграмма Микояна в ЦК КПСС, СТРОГО СЕКРЕТНО, 6 ноября 1962 года.

президента Кеннеди письмо премьер-министру Хрущеву от 6 ноября 1962 г.

Генерал Максвелл Тейлор, Обсуждение документов председателей для встречи с президентом, ноябрь 16, 1962 г.

Куба, Заказ, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Разрешение на зенитный огонь, 17 ноября 1962 г.

Куба, Заказ, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Отмена Разрешение на инициирование зенитного огня 18 ноября 1962 г.

СССР, Инструкция из Президиума ЦК КПСС Микояну, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, 22 ноября, 1962.

Венгрия, посольство, Гавана, Telegram, СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО, Суть советско-кубинских расхождений заключения от 1 декабря 1962 г.

Великобритания, Диспетчерская, КОНФИДЕНЦИАЛЬНО, посол Великобритании на Кубе в министерстве иностранных дел, Кубинский кризис, главы I и II, 10 ноября 1962 г. минут от американского департамента FOs в качестве прикрытия).

Фидель Кастро и Никита Хрущев пьют вино из питьевого рожка в Советской Республике Грузия, 1963 год

Фидель Кастро и Никита Хрущев пьют вино из питьевого рожка в Советской Республике Грузия, 1963 год

Фидель Кастро и Никита Хрущев.

Фидель Кастро и Никита Хрущев.

Отношения между Фиделем Кастро и Никитой Хрущевым начались, когда Куба стала коммунистической страной, и Куба начала устанавливать тесные отношения с Советским Союзом. И Фидель, и Никита разделяли одни и те же убеждения, например, коммунизм был лучшим типом правительства, а не капитализм. Во время холодной войны Куба полагалась на советские рынки и военную помощь.

27 апреля 1963 года вождь кубинской революции впервые посетил СССР, путешествие длилось сорок дней.Ему удалось увидеть множество городов, побывать на многочисленных заводах, секретных военных базах, атомной подводной лодке, пройтись по Москве без охраны, пообщаться с властями и простыми людьми. Он стал первым иностранцем, взошедшим на трибуну мавзолея и даже получившим звание Героя Советского Союза.

Кастро говорил о развитии советского сельского хозяйства, неоднократно подчеркивая необходимость использования советского опыта при решении внутренних задач социалистического строительства на Кубе.Кастро утверждал, что советские люди «своими делами выразили любовь и солидарность с Кубой». Во время поездки Кастро и Хрущев договорились о новых сделках по экспорту сахара и о методах ведения сельского хозяйства, чтобы решить главную проблему увеличения производства сахара.

Несмотря на попытки СССР умиротворить Кастро, кубино-советские отношения все еще омрачались рядом трудностей. Кастро расширил контакты с Китайской Народной Республикой, воспользовавшись растущим советско-китайским конфликтом и заявив о своем намерении оставаться нейтральным и поддерживать братские отношения со всеми социалистическими государствами.Китайско-советский раскол также повлиял на отношения Кастро с Че Геварой, который придерживался более маоистских взглядов после идеологического конфликта между Коммунистической партией Советского Союза и Коммунистической партией Китая. В 1966 году Гевара уехал в Боливию в злополучной попытке поднять революцию против правительства страны.

Связанные

Фидель Кастро, мастер безумцев — POLITICO Magazine

Майкл Доббс — бывший репортер газеты Washington Post и автор трилогии о холодной войне, в том числе За одну минуту до полуночи: Кеннеди, Хрущев и Кастро на грани ядерной войны .

Фидель Кастро, скончавшийся в пятницу в возрасте 90 лет, был объявлен диктатором, провозглашен освободителем и прославлен своим чистым долголетием. Но когда дело доходит до современной геополитики, его самый прочный вклад, возможно, заключался в том, чтобы служить прототипом для сегодняшних «сумасшедших» лидеров, от Ким Чен Ына из Северной Кореи до Абу Бакра аль-Багдади из Исламского государства, чья власть также приходит от готовности пожертвовать собой, своим народом и остальным миром для достижения своих целей.

На протяжении всей своей политической карьеры, но прежде всего, когда он призывал своих советских покровителей подумать об упреждающем ядерном ударе по Соединенным Штатам во время кубинского ракетного кризиса, Кастро был полон решимости доказать, что он пойдет на все, чтобы противостоять гораздо более мощному Yanqui враг. « Patria o muerte » («отечество или смерть») было лозунгом кубинской революции, но это также была тщательно продуманная тактика, по-прежнему используемая слабыми против сильных для выравнивания неравномерного поля битвы.

Успех этой «безумной» стратегии зависел от убеждения американцев, собственных последователей Кастро и даже самого себя в том, что он готов умереть, чтобы его революция выжила. Психология Кастро была похожа на психологию водителя в игре про цыпленка, который заставляет своего противника в последний момент свернуть, потому что он один готов погибнуть в огненной автокатастрофе. Иррациональное поведение может быть рациональной стратегией при условии, что ваш оппонент ведет себя чисто рационально и не отвечает на ваш блеф.Если он это сделает, то у всех будут большие проблемы.

Хотя Кастро не изобрел эту стратегию, он был первым лидером, который успешно применил ее против сверхдержавы в эпоху современных СМИ, на фоне яркого света мировой известности. Он начал с малого. «Мы будем свободными или мучениками», — сказал он своему 81 последователю в ноябре 1956 года, когда начал восстание против поддерживаемого США кубинского диктатора Фульхенсио Батисты. Но, как признался Кастро своей возлюбленной Селии Санчес, он был убежден, что борьба против Батисты быстро превратится в «гораздо большую и большую войну» против Соединенных Штатов.

Ближе всего к войне эта борьба, конечно же, была кубинским ракетным кризисом, когда иррациональная стратегия Кастро проявилась в полной мере. Когда Кастро посетил советское посольство в Гаване рано утром 27 октября 1962 года, в разгар кризиса, он считал, что вторжение США на Кубу неизбежно. По словам советского посла Александра Алексеева, Кастро считал само собой разумеющимся, что обычная война очень быстро перерастет в обмен ядерными ударами.Его послание своим советским покровителям было прямым: если империалисты вторгнутся на Кубу, Советы должны использовать ядерное оружие, чтобы «стереть его с лица земли» — даже если это означало, что Куба «исчезнет» первой.

Кастро предпринял другие шаги, чтобы показать, что он будет сопротивляться вторжению, что бы ни случилось. Он приказал своим зенитным частям стрелять по американским самолетам-разведчикам, активировал антиамериканский. диверсионная сеть, подготовленная к возобновлению партизанской борьбы в горах и джунглях Кубы, и произнесшая пламенные речи о новой мировой войне.Все это соответствовало его долгосрочной стратегии «тотального сопротивления» «империалистической агрессии» — даже ценой самосожжения.

Традиционная мудрость, отраженная совсем недавно в некрологе New York Times Кастро, изображает Кастро как «маленького игрока» в кубинском ракетном кризисе, омраченном драмой сверхдержавы между президентом США Джоном Ф. Кеннеди и советским премьер-министром Никитой Хрущевым. . Фактически, бородатый революционер сыграл ключевую роль в развертывании кризиса.Кастро согласился принять советское ядерное оружие на своей территории, потому что он был убежден, что союз с соперничающей сверхдержавой представляет собой его лучший шанс сдержать американское вторжение, а его желания и навязчивые идеи часто были ключом к тому, как советские командиры на Кубе интерпретировали свои приказы.

Как я утверждал в другом месте, наибольший риск в течение этих напряженных 13 дней исходил не от «рациональных действующих лиц», таких как Кеннеди и Хрущев, которые оба были в ужасе от перспективы ядерной войны, а от «иррациональных действующих лиц», наиболее ярким примером которых является Кастро.Не имея возможности общаться в режиме реального времени с Москвой, советские командиры на Кубе находились под сильным влиянием Кастро в завершении подготовки к ядерной атаке на Соединенные Штаты, нанесении ударов по военно-морской базе Гуантанамо с применением тактического ядерного оружия и сбиванию американского U-2, все в октябре. 27. Если бы мир, каким мы его знали, был разрушен в октябре 1962 года, это было бы не результатом желаний и расчетов двух лидеров сверхдержав, а результатом событий, вышедших из-под контроля. Дикие бородатые люди, странные несчастные случаи и солдаты, больше не подчиняющиеся своей командной цепочке, стали предметом сценариев судного дня, которые преследовали как Хрущева, так и Кеннеди.

В то время, когда мир становился «глобальной деревней» (термин, впервые введенный Маршаллом Маклюэном в 1962 году) и развертывалось оружие, способное уничтожить человечество, Кубинский ракетный кризис показал, как относительно незначительный игрок, возглавлявший нацию всего 7 миллионов человек, мог бы привлечь внимание всего мира и сыграть огромную роль, несоразмерную его обычной политической или военной мощи. Благодаря своей способности сеять хаос в международном порядке и своему отказу играть по обычным правилам игры, Фидель был мастером в искусстве асимметричной войны.

Конечно, «рациональные акторы» победили в 1962 году, получив ужасающий урок о пределах своей власти. Стремительность Кастро помогла Хрущева убедить, что ему нужно действовать быстро, чтобы предотвратить ядерную войну. Он согласился вывести свои ракеты средней дальности с Кубы и отказался от плана передачи контроля над почти 100 тактическими ядерными боеприпасами малой дальности непредсказуемому Кастро в качестве средства сдерживания американского вторжения. Кастро пришел в ярость, когда узнал, что Хрущев выводит свои ракеты с Кубы.Чтобы выплеснуть гнев, он ударил ногой в стену и разбил зеркало, назвав советского лидера «засранцем» и «сукиным сыном». Он был так зол, что ему потребовалось много времени, чтобы понять, что неудача на самом деле была замаскированным благословением: планы американского вторжения на Кубу были отложены навсегда.

Со своей стороны Кеннеди пообещал не вторгаться на Кубу и согласился демонтировать американские ракеты средней дальности, развернутые в Турции, несмотря на громкие возражения Хрущева. Он был настолько потрясен столкновением с ядерным уничтожением, что в следующем году в речи в Американском университете он призвал к запрету всех ядерных испытаний, напомнив американцам, как много у них общего с русскими: «Мы все живем в одном и том же планета.Мы все дышим одним воздухом. Мы все дорожим будущим наших детей. И все мы смертны ». Действительно, Кеннеди в конечном итоге объединился со своим сверхдержавным соперником против «иррациональных актеров», таких как Кастро, — идея, наиболее остро выраженная его вдовой Джеки, в письме к Хрущеву после его убийства: «Вы и он были противниками, но вы были союзниками в решимости не взорвать мир. Опасность, которая беспокоила моего мужа, заключалась в том, что войну могли развязать не столько большие люди, сколько маленькие.В то время как большие люди знают о необходимости самоконтроля и сдержанности, маленькие люди иногда больше двигаются страхом и гордостью ».

Можно утверждать, что в 1962 году «большие люди» должны были винить только самих себя в том, что они подняли «маленького человека», такого как Кастро, на должность, на которой он пользовался таким большим вниманием и влиянием во всем мире. И сменявшие друг друга президенты США усиливали популярность Кастро не только на Кубе, но и во всем мире, бросая ему вызов в вопросе национального суверенитета, который был его самой сильной стороной.

По мере того, как мир становится все более взаимосвязанным и опасным, все больше и больше лидеров следуют правилам сумасшедшего. Как и Кастро до них, Ким Чен Ын, Бакр аль-Багдади и даже Владимир Путин черпают легитимность в том внимании, которое получают от их более могущественных врагов. И их, вероятно, утешает тот факт, что Кастро пережил 10 американских президентов, от Дуайта Д. Эйзенхауэра до Джорджа Буша.

Трудно сказать, сработает ли политика сдерживания, которую США проводили во время холодной войны, с последним поколением «безумцев».Ответ частично зависит от того, представляют ли они непосредственную угрозу безопасности Америки. И от того, действительно ли эти люди, такие как Кастро, хотят сходить с ума или просто притворяются.

Эта статья помечена в соответствии с:

Мэддокс на белом, «Ракеты на Кубе: Кеннеди, Хрущев, Кастро и кризис 1962 года» | H-Pol

Марк Дж. Уайт. Ракеты на Кубе: Кеннеди, Хрущев, Кастро и кризис 1962 года. Чикаго: Издательство Ивана Р. Ди, 1997.х + 170 с. 14,95 долларов США (бумага), ISBN 978-1-56663-156-3; 22,50 доллара США (ткань), ISBN 978-1-56663-155-6.

Отзыв Роберт Джеймс Мэддокс (Университет штата Пенсильвания) Опубликовано H-Pol (июнь 1998 г.)

Это краткое объяснение кубинского ракетного кризиса. Том из серии «Путь по-американски» Ивана Р. Ди предназначен для широкого читателя, но будет интересен всем, кроме наиболее знающих исследователей ракетного кризиса. Автор Марк Дж. Уайт, который написал гораздо более подробную статью The Cuban Missile Crisis , основывает свою работу как на первичных, так и на вторичных источниках.В результате получается основательный, тщательно аргументированный анализ сложной ситуации.

Уайт начинается с президентской кампании Джона Ф. Кеннеди 1960 года, в ходе которой он подверг критике президента Дуайта Д. Эйзенхауэра за то, что он допустил «ракетный разрыв» между Соединенными Штатами и Советским Союзом и позволил Фиделю Кастро сохранить власть на Кубе. Кеннеди пообещал исправить и то, и другое. Ракетной бреши не было (за исключением США), но обещания Кеннеди в предвыборной кампании, несомненно, повлияли на него как на президента и заставили принять решительные меры в попытке свергнуть кубинского лидера.Они включали в себя организацию вторжения кубинских эмигрантов, которое привело к фиаско в заливе Свиней, санкционирование операции Mongoose (тайная программа, включающая различные схемы подрыва режима Кастро) и участие в заговорах с целью убийства, а также применение военных, дипломатических мер. и экономическое давление.

Советский лидер Никита Хрущев, который знал о большинстве этих событий, имел веские основания полагать, что Кеннеди может в конце концов прибегнуть к прямому вторжению. Чтобы предотвратить такую ​​возможность, как позже утверждал Хрущев, весной 1962 года он решил установить ядерные ракеты на Кубе.Хотя некоторые ученые высмеивали это утверждение как корыстное оправдание, Уайт считает, что это было основным фактором в мышлении Хрущева. Китайская Народная Республика, которая в то время бросала вызов Советам за лидерство в коммунистическом мире, обвиняла Хрущева в «мягкости» по отношению к капитализму. Если бездействовать в тот момент, когда был свергнут клиентский режим, это обвинение, по-видимому, подтверждается.

Конечно, ожидались и другие дивиденды. Хрущев, несмотря на сильную внутреннюю оппозицию, пытался сократить советские обычные вооруженные силы, чтобы выделить больше ресурсов для производства потребительских товаров.Наличие ядерных ракет всего в девяноста милях от американских берегов позволило бы ему утверждать, что советская безопасность была настолько усилена, что поддержание нынешних уровней вооруженных сил было бы излишним. Хрущев, склонный к «игре на грани войны», также считал, что установка ракет на Кубе даст ему рычаги воздействия в решении острого берлинского вопроса на советских условиях.

Летом 1962 года Советы начали отправлять обычные войска на Кубу. Это наращивание позволило республиканцам критиковать Кеннеди не только за невыполнение его предвыборных обещаний по свержению Кастро, но и за разрешение размещения советских войск так близко к материковой части Америки.Часть этой критики явно была направлена ​​на то, чтобы повлиять на ноябрьские выборы в Конгресс. Кеннеди, заверивший Советский Союз в том, что войска предназначены только для оборонительных целей, защищал свое бездействие (он продолжал надеяться, что секретные проекты сработают) на том основании, что обычные вооруженные силы не представляют угрозы для Соединенных Штатов. Тем самым он загнал себя в угол, поскольку подразумевалось, что ядерное оружие будет представлять собой угрозу и, следовательно, потребует любых шагов, необходимых для его устранения.Утром шестнадцатого октября, когда ему сообщили, что Советы размещают ракеты на Кубе, Кеннеди взорвался в ярости против двуличия Хрущева.

Белый посвящает две главы кризису. «Неделя первая: как реагировать» охватывает период с шестнадцатого октября до подготовки Кеннеди к его телевизионной речи перед американским народом вечером двадцать второго. «Неделя вторая: как разрядить обстановку» обсуждает речь и подводит нас к концу кризиса двадцать восьмого числа. Уайт обсуждает как официальные обсуждения, так и переговоры по обратному каналу.Здесь нет никаких сюрпризов, и краткость его отчетов о повседневных встречах обязательно не в состоянии передать структуру аргументов взад и вперед и то, как они менялись с течением времени. Любой, кто заинтересован в более полном понимании этих сессий, должен прочитать Ленты Кеннеди: Внутри Белого дома во время кубинского ракетного кризиса Эрнеста Мэя и Филиппа Зеликоу.

Выводы Уайта по этому поводу уравновешены и лишены провокации. Он обвиняет Кеннеди в том, что он не осознает, что его риторика и действия в отношении Кубы могут подтолкнуть Хрущева и Кастро к принятию контрмер, и он винит Хрущева в том, что он послал ракеты, хотя менее провокационные шаги могли бы достичь его целей — по крайней мере, в отношении защиты Кубы.Оба мужчины заняли воинственные позиции в начале кризиса, но искали компромисса, когда масштабы того, что могло произойти, стали очевидны. Хрущев особенно заслуживает похвалы за согласие на урегулирование, которое, как он должен был знать, приведет к обвинениям в «отступлении».

Хотя, несомненно, будут найдены новые источники (особенно в Москве), которые позволят нам уточнить наше понимание того или иного аспекта кризиса, имеется достаточно доказательств, чтобы представить полную картину, как это так умело сделал Уайт.Моя единственная реальная жалоба заключается в том, что читатель часто не может определить, из каких документов представлен материал. Можно понять отсутствие сносок или концевых сносок в этом томе, учитывая его предполагаемую аудиторию, но существуют менее навязчивые средства идентификации источников, которые издатель решил не использовать.

Авторские права (c) 1998, H-Net, все права защищены. Эта работа может быть скопирована для некоммерческого использования в образовательных целях при условии должного упоминания автора и списка. За другими разрешениями обращайтесь по адресу hbooks @ mail.h-net.org. [Редактором рецензии на книгу H-Pol является Лекс Ренда ]

Версия для печати: http://www.h-net.org/reviews/showpdf.php?id=2135

Образец цитирования: Роберт Джеймс Мэддокс. Обзор Уайта, Марка Дж., Ракеты на Кубе: Кеннеди, Хрущев, Кастро и кризис 1962 года . H-Pol, H-Net Обзоры. Июнь 1998 г. URL: http://www.h-net.org/reviews/showrev.php?id=2135

Авторские права © 1998 H-Net, все права защищены.H-Net разрешает распространение и перепечатку этой работы в некоммерческих образовательных целях с полной и точной ссылкой на автора, местонахождение в Интернете, дату публикации, список авторов и H-Net: Humanities & Social Sciences Online. По поводу любого другого предлагаемого использования свяжитесь с редакцией Reviews по адресу [email protected]

Кубинский ракетный кризис | Ассоциация по контролю над вооружениями

К юбилею

Октябрь ознаменовал 40-ю годовщину кубинского ракетного кризиса, в ходе которого Соединенные Штаты и Советский Союз были пугающе близки к ядерной войне из-за размещения советского стратегического оружия на Кубе.Продолжая свое исчерпывающее устное изучение истории кризиса, Архив национальной безопасности и Институт международных отношений Уотсона Университета Брауна организовали 11-13 октября в Гаване конференцию, на которую собрались официальные лица и ученые США, Советского Союза и Кубы.

В этом специальном разделе, Arms Control Today представлены некоторые основные моменты той конференции. Роберт С. Макнамара, министр обороны президента Кеннеди, начинает раздел с комментария к решениям, принятым в октябре 1962 года, и к последствиям кризиса на сегодняшний день.В заключение он задает несколько нерешенных вопросов о советских и кубинских намерениях во время кризиса. Интересно, что ответы на некоторые из этих вопросов были даны на конференции в ходе последующего разговора Макнамара с двумя бывшими советскими чиновниками. Здесь приводятся отрывки из этого разговора, которые показывают, как мало предусмотрительно было уделено действиям США и Советского Союза, которые спровоцировали кризис. Наконец, ACT включает отрывки из недавно опубликованных американских, советских и кубинских документов, которые иллюстрируют, как развивались события до, во время и после кризиса для участников.

Воспоминания участников в сочетании с новыми архивными материалами наглядно демонстрируют ставки кубинского ракетного кризиса и важность текущих усилий по предотвращению распространения и применения оружия массового уничтожения. Как написали два организатора конференции Джеймс Блайт и Том Блэнтон: «27 октября 1962 года, когда кубинский ракетный кризис достиг своего пика, был самым опасным днем ​​в истории человечества. Поскольку мир сталкивается с кризисом, касающимся того, что делать с возможным оружием массового уничтожения в Ираке, стоит задуматься над этим ближайшим промахом до ядерной катастрофы, превратив это событие в своего рода виртуальную « Хиросиму », что приводит нас к выводу: никогда опять таки.Или, как Макнамара резюмировал уроки конференции: «Нам чертовски повезло быть здесь».

Перейти: Комментарий Макнамара, Беседа в Гаване или недавно опубликованные документы.


Роберт С. Макнамара

В течение многих лет я считал кубинский ракетный кризис самым управляемым внешнеполитическим кризисом за последние полвека. Я по-прежнему считаю, что действия президента Кеннеди в решающие моменты кризиса помогли предотвратить ядерную войну. Но теперь я прихожу к выводу, что, как бы проницательно ни удалось справиться с кризисом, к концу этих необыкновенных 13 дней — с 16 по 28 октября 1962 года — удача также сыграла значительную роль в предотвращении ядерной войны на волосок.

Нам повезло, но не только. Я считаю, что мы не пережили бы эти 13 дней, если бы президент не формировал и не руководил способами, которыми его старшие советники противостояли кризису. Это началось в считанные минуты после того момента, когда во вторник утром, 16 октября, советник по национальной безопасности Макджордж Банди сообщил президенту, что у нас есть фотографии строящихся советских ракетных ядерных объектов на острове Куба. Эти баллистические ракеты средней и средней дальности, которые были развернуты не только тайно, но и под тщательно продуманным прикрытием обмана, могут, если они будут введены в действие, доставить ядерные боеголовки на все основные территории США на восточном побережье.С. города, подвергая риску 90 миллионов американцев.

Мы не ожидали такой акции Советов. Фактически, летом и в начале осени 1962 года различные советские официальные лица, включая министра иностранных дел Андрея Громыко, говорили нам, что на Кубе нет советских ядерных ракет и что Москва не будет размещать такое оружие на острове. Поскольку нас успокоили таким образом, мы не смогли сформулировать и обсудить до их открытия альтернативные способы решения проблемы развертывания.

Президент сразу же признал, что нам придется заставить Советы удалить ракеты. 4 сентября он выступил с заявлением, в котором указывалось, что, хотя он не ожидал развертывания ракет на Кубе, «самые серьезные проблемы возникнут», если такое развертывание действительно произойдет. Президент знал, что должен действовать в соответствии с этим заявлением. Однако он также знал, что начало военных действий по удалению ракет сопряжено с серьезными рисками для всех вовлеченных сторон: Соединенных Штатов, а также Советского Союза и Кубы.Поэтому ключевой вопрос для него и для тех из нас, кто давал ему советы, заключался в следующем: как мы можем принудительно удалить ракеты, не начав войну?

С этой целью президент Кеннеди принял три жизненно важных решения в первый же час после изучения фотографических свидетельств утром 16 октября:

1. Он заявил, что только ограниченное число высокопоставленных должностных лиц будет проинформировано о размещении ракет на Кубе — в Государственном департаменте и министерстве обороны, в Белом доме и в Управлении советника по национальной безопасности.Нас было около 15 человек — так называемый Исполнительный комитет Совета национальной безопасности, или «ExComm», — которые консультировали его на протяжении всего кризиса.

2. Исполком должен будет радикально ограничить любую информацию, предоставляемую своим партнерам, чтобы гарантировать, что ни пресса, ни Конгресс, ни широкая общественность не узнают о ситуации до тех пор, пока президент не будет готов отреагировать на нее.

3. Исполкому было приказано немедленно собраться, чтобы определить альтернативные ответы на советскую угрозу и обсудить плюсы и минусы каждого из них — без присутствия президента.Нам было дано указание не приносить ему рекомендации до тех пор, пока все его советники не согласятся единогласно относительно того, какие действия следует предпринять, или пока не станет ясно, что мы не можем прийти к единому плану действий. Далее он проинструктировал нас использовать любое время, которое может потребоваться, чтобы согласовать рекомендацию.

Никакие последующие решения США по кубинскому ракетному кризису не способствовали предотвращению войны больше, чем первые три решения, принятые президентом Кеннеди. Они сформировали и ограничили U.Действия С. в последующие дни, чтобы не было немедленной, резкой, эмоциональной реакции на известие о развертывании. Это гарантировали скорейшие решения президента.

На первом заседании Исполкома во вторник, 16 октября, большинство гражданских и военных советников президента высказались за немедленное воздушное нападение на Кубу с целью уничтожения ракетных объектов. Однако вокальное меньшинство выдвинуло другие альтернативы.

К концу недели, после нескольких дней дебатов, Исполнительный комитет согласился представить президенту две альтернативы: первая — это морской «карантин» Кубы, чтобы помешать Советам поставить на Кубу дополнительное военное оборудование; вторым был воздушный удар, за которым почти наверняка последовало бы вторжение У.С. сил.

Президент назначил окончательное рассмотрение двух альтернатив на воскресенье, 21 октября. Оно должно было состояться в овальном зале семейных покоев Белого дома. Я хорошо помню ту встречу. Присутствовало, возможно, 17 или 18 человек, в том числе несколько человек, служивших в предыдущих администрациях, такие как Дин Ачесон и Джек МакКлой. Президент попросил генерала Макса Тейлора, председателя Объединенного комитета начальников штабов, представить доводы в пользу авиаудара и возможного вторжения; и он попросил меня представить аргументы против нападения и в пользу карантина.

После двух презентаций президент спросил каждого из нас, один за другим, какой курс действий мы предпочитаем. Большинство поддержало атаку.

Президент Кеннеди затем обратился к генералу Уолтеру Суини, главе тактического авиационного командования ВВС США, который возглавит воздушный удар по Кубе, если президент прикажет действовать таким образом. Он спросил генерала Суини, уверен ли он, что его войска смогут уничтожить все советские ракеты, размещенные на Кубе. Запланированная атака была бы масштабной: 1080 самолето-пролетов против кубинских ракетных объектов только в первый день (например, больше самолето-вылетов, чем было выполнено силами НАТО в любой день во время конфликта 1999 г. в Косово).

Я мог бы поцеловать Суини за его ответ. Суини сказал президенту:

«У нас лучшие военно-воздушные силы в мире. Если мы не можем выполнить эту работу, никто не сможет. Но могу ли я сказать, что нет никаких шансов, что одна или две ракеты и ядерные боеголовки все еще могут быть в рабочем состоянии и могут быть запущены после атаки? Нет, господин президент, я не могу этого сказать ».

Какой ответственный президент согласился бы на риск взрыва хотя бы одной ядерной боеголовки над U.С. Сити, убивая беспрецедентное количество американских граждан? После ответа Суини президенту я сразу почувствовал, что любые действия, которые мы предпримем, начнутся с карантина. Фактически, карантинная линия вокруг Кубы вступила в силу в 10:00 утра по восточному времени в среду, 24 октября.

К субботе, 27 октября, советский лидер Никита Хрущев все еще не указал, что он уберет ракеты. Исполком весь день обсуждал, какие действия предпринять. В то время ЦРУ сообщило, что не верит, что ядерные боеголовки для ракет были доставлены на Кубу.Насколько я помню, они считали, что первая партия боеголовок была на борту корабля «Полтава», который должен был прибыть на Кубу через несколько дней. Наши разведывательные фотографии показали, что ракетные объекты быстро вводятся в строй. Таким образом, если атака должна была быть осуществлена, казалось очевидным, что ее следует нанести до того, как ракеты станут действующими, и до прибытия боеголовок. В противном случае мы рискуем нанести советский ответный удар по территории США, если одна или несколько ракет выдержат удар с воздуха.

Примерно в 16:00 27 октября по восточноевропейскому времени генерал Тейлор сообщил президенту, что Объединенный комитет начальников штабов теперь рекомендует нанести воздушный удар в понедельник утром, 29 октября, за которым через семь дней последует вторжение. Эту точку зрения разделяло большинство гражданских советников президента.

Поздно в пятницу, 26 октября, а затем рано утром следующего дня пришли два сообщения от Хрущева. Первое сообщение было длинным и бессвязным и, похоже, было написано человеком, находящимся в ужасном стрессе.Тем не менее, он также был красноречивым в том, что описывал очевидный выбор, стоящий перед нами. Вот несколько отрывков из этого замечательного письма:

Всем нужен мир; как капиталисты, если они не потеряли рассудка, тем более коммунисты.

Война — наш враг и бедствие для всех людей.

Если действительно разразится война, то остановить ее было бы не в наших силах, ибо такова логика войны. Я участвовал в двух войнах и знаю, что война заканчивается только тогда, когда она прокатывается по городам и деревням, повсюду сея смерть и разрушения.

Я хочу, чтобы вы согласились, что нельзя поддаваться давлению; надо их контролировать.

Если люди не проявят мудрости, то в конечном итоге они придут в столкновение, как слепые кроты, и тогда начнется ответное истребление.

Если вы не потеряли самообладание, тогда, господин президент, мы и вы не должны сейчас тянуть за конец веревки, на которой вы связали себя узами войны, потому что чем больше мы вдвоем тянем, тем крепче узел будет завязан.И может наступить момент, когда этот узел будет так крепко завязан, что даже у того, кто его завязал, не хватит сил развязать его. И тогда нужно будет разрубить этот узел.

И что это будет значить, не мне вам объяснять, потому что вы сами прекрасно понимаете, какими ужасными силами обладают наши страны. Давайте не только ослабим силы, тянущие на конце веревки; давайте возьмем средства, чтобы развязать узел. Мы к этому готовы.

Сообщение заканчивалось предложением, которое мы могли полностью принять: если мы гарантируем, что не вторгнемся на Кубу, Хрущев уберет ракеты с Кубы.

Однако в то время нам казалось, что второе сообщение было составлено сторонниками жесткой линии в Политбюро Хрущева. Более того, сообщение было передано прессе до того, как мы его получили. В сообщении от субботнего утра 27 октября говорилось, что советские ракеты останутся на Кубе до тех пор, пока мы не выведем из Турции то, что Хрущев теперь называл нашими «аналогичными» ракетами «Юпитер». Это сильно усложнило ситуацию, так как казалось, что время на принятие решения до ввода в действие ракетных объектов истекало.Турция, член НАТО, решительно выступила против удаления ракет НАТО, размещенных на ее территории, как и многие другие страны НАТО.

Президенту Кеннеди и большинству членов Исполкома казалось очевидным, что мы должны ответить на письмо, пришедшее вторым. Это уже было общеизвестно. И мы получили его после пятничного письма, которое я только что подробно процитировал. Это был критический момент кризиса. Если бы мы просто отвергли предложение Хрущева о торговле ракетами, мы бы быстро сократили количество вариантов удаления ракет, за исключением войны.

Именно в этот момент Ллевеллин («Томми») Томпсон, бывший посол в Москве, который имел большой опыт работы с Советами и лично с Хрущевым, предложил нам просто проигнорировать письмо, содержащее неприемлемую сделку, и ответить на первое письмо. . Именно здесь мы вступаем в то, что, возможно, было самым важным обменом мнений за весь кризис на стороне США и, учитывая ставки в этот чрезвычайно опасный момент, одним из самых важных обсуждений всей холодной войны.Я цитирую ленты Кеннеди:

Президент Кеннеди: «Мы не собираемся выводить это оружие с Кубы, вероятно, в любом случае … Я имею в виду переговоры … Я не думаю, что есть какие-либо сомнения, что он не собирается отступать сейчас, когда он обнародовал это. , Томми. Он не собирается вывезти их с Кубы ».

Ллевеллин Томпсон: «Я не согласен, господин президент. Я думаю, что у нас еще есть шанс наладить эту линию ».

Президент Кеннеди: «Он отступит?»

Ллевеллин Томпсон: «Мне кажется, что для Хрущева важно иметь возможность сказать:« Я спас Кубу; Я остановил вторжение », и ему это сойдет с рук, если он захочет, и он попробовал заняться делом с Турцией, и это мы обсудим позже.”

Президент Кеннеди: «Хорошо».

Я все еще дрожу, когда читаю эти строки. С одной стороны, президент, время у которого истекало, искал способ разрешить кризис мирным путем, но был сбит с толку двойным посланием Хрущева. С другой стороны, был Томми Томпсон, высокопоставленный офицер дипломатической службы, но с точки зрения ранга один из низших членов EXCOMM, консультировавший президента. Но вера президента в опыт Томми была настолько велика, что он сочувствовал Хрущеву и всему московскому руководству, что он тут же задал Томми вопрос, чтобы тот проголосовал за него или за него.И Томми оказался совершенно прав. Я благодарю Бога, что у нас был президент, который был полон решимости найти выход из кризиса без войны, и такой советник, как Томми, который так сочувствовал нашему советскому противнику.

К субботе, 27 октября, события вышли из-под контроля Москвы и Вашингтона. Например, этим утром над восточной частью Кубы был сбит американский разведывательный самолет U-2. Хрущев правильно считал, что мы интерпретируем это как преднамеренную эскалацию противостояния.На самом деле U-2 был сбит, как мы теперь знаем из показаний генерала Анатолия Грибкова и других, по настоянию кубинцев с разрешения полевого субкомандующего на Кубе генерала Степана Гречко вопреки приказу Хрущева. из Москвы. Примерно в то же время другой U-2, выполнявший миссию по отбору проб над Аляской, попал в советское воздушное пространство. Мы опасались, что Советы могут сделать правдоподобный, но ошибочный вывод, что U-2 выполнял задание по фотографированию советских военных объектов незадолго до нападения на советскую родину.

В то время эти события казались опасными. Но только спустя почти тридцать лет из показаний генерала Грибкова на конференции в этом зале в Гаване в январе 1992 года мы узнали, что ядерные боеголовки для тактического и стратегического ядерного оружия уже достигли Кубы до того, как была закрыта карантинная линия. установлено — всего 162 ядерных боеголовки. Если бы президент нанес удар с воздуха и вторжение на Кубу, силы вторжения почти наверняка были бы встречены ядерным огнем, что потребовало бы ядерной реакции со стороны Соединенных Штатов.

На конференции в Гаване в январе 1992 г. мы, американцы, были шокированы этой информацией. Итак, во время той конференции я задал президенту Кастро три вопроса:

1. Вы знали, что ядерные боеголовки были на Кубе?

2. Если да, порекомендовали бы вы их использование?

3. Если бы ядерное оружие было применено, каков был бы исход для Кубы?

От ответа президента Кастро у меня по спине пробежал холодок. Он ответил:

Итак, мы исходили из предположения, что в случае вторжения на Кубу разразится ядерная война.Мы были уверены в этом … нам придется заплатить цену, что мы исчезнем … Был бы я готов применить ядерное оружие? Да, я бы согласился на применение ядерного оружия.…

А где бы конфликт закончился? Я считаю, что ответ таков: полная катастрофа не только для Кубы, но и для Советского Союза, моей страны и всего остального мира.

Мы должны узнать как можно больше о ядерной опасности в октябре 1962 года — о факторах, которые к ней привели; о причинах, по которым мы избежали окончательных последствий событий; о том, что могло случиться, но, к счастью, этого не произошло; и о том, могут ли уроки, извлеченные из ракетного кризиса, помочь тем из нас, кто заинтересован в снижении риска ядерной катастрофы в 21 веке, и каким образом.

С этой целью я хочу задать тринадцать вопросов, которые, как мне кажется, требуют дальнейшего изучения:

1. Влияние на ядерный баланс. Считали ли Советы размещение ракет средней и средней дальности на Кубе существенно изменившим военный баланс между Варшавским договором и НАТО? Если да, то почему? Разве они не осознавали, что в отношении ядерного баланса до развертывания на Кубе Соединенные Штаты обладали явным сдерживающим потенциалом, но не способностью нанести «обезоруживающий первый удар»? Размещение ракет на Кубе не изменило этой ситуации.

2. Ответ США. Как Советы и кубинцы думали, что Соединенные Штаты отреагируют на установку ракет на Кубе?

3. Зачем развертывать тактическое ядерное оружие? Это было для сдерживания вторжения США? Если да, то каким образом это оружие могло бы выступить в качестве сдерживающего фактора, если на самом деле мы ничего не знали об их присутствии на острове во время кризиса? А когда на Кубу прибыли боеголовки для тактического ядерного оружия?

4. Применение тактического ядерного оружия. Как Советы планировали использовать тактическое ядерное оружие в случае вторжения США на остров?

5. Ответ США на советское применение тактического ядерного оружия. Какой, по мнению СССР и кубинцев, будет ответ США?

6. Советский ответ. Если бы США ответили, используя выражение президента Кастро, чтобы Куба «исчезла», СССР атаковал бы материковую часть США — или нет — ядерным оружием, запущенным с Кубы или из Советского Союза?

7. Советская стратегия. Было ли советское руководство заранее продумано ответы на вопросы 2, 3, 4, 5, 6?

8. Ядерная война на море. Только в прошлом году, спустя почти 40 лет после событий, я узнал во время визита в Москву, что ядерная война на море была реальной возможностью в октябре 1962 года. Я хотел бы услышать от советских подводников, каковы были условия, поскольку мы преследовали свои подлодки вокруг Атлантики. Каковы были ваши постоянные приказы в отношении как торпед с обычными наконечниками, так и торпед с ядерными боеголовками? И насколько близко они фактически подошли к запуску торпеды с ядерной боеголовкой по У.S. судов, сбрасывающих на них глубинные бомбы?

9. Из-под контроля. Чувствовали ли лидеры в Москве и Гаване (как и мы в Вашингтоне), что к субботе, 27 октября, события выходят из-под контроля? Если да, то какие события наиболее убедительно указывали на то, что лидеры теряют контроль над ситуацией?

10. Советские и кубинские различия. Были ли важные различия между Советским Союзом и кубинцами — непосредственно до, во время и после кризиса? Я должен признать, что в то время мы, консультировавшие президента Кеннеди, не особо задумывались об этой возможности.Но теперь мне приходит в голову, что эти различия, возможно, увеличили риск превращения кризиса в войну, даже ядерную войну.

11. Вывод средств. Почему Хрущев объявил о своем решении вывести ракеты по общественному радиопередатчику в Москве?

12. «Два сообщения». Почему мы получили два сообщения от Хрущева: в пятницу, 26 октября, и в субботу, 27 октября? Было ли «пятничное сообщение» написано до (или после) «субботнего сообщения»?

13. Последствия для Хрущева. Пришло ли решение Хрущева отозвать ракеты, бомбардировщики и тактические ядерные боеголовки к его свержению? И знал ли он о такой возможности, когда принимал решение?

Мир стоит перед лицом новой потенциальной войны в Ираке. У нас впереди множество потенциальных конфликтов в ближайшие 50 или 100 лет. Мы должны извлечь уроки из кубинского ракетного кризиса и ошибок, которые многие из нас сделали, чтобы определить, как снизить риск таких войн в будущем.

Роберт С. Макнамара был министром обороны с 1961 по 1968 год.


Несколько бывших руководителей встретились 12 октября во время конференции в Гаване, чтобы обсудить роль ядерного оружия в кризисе и масштабы ядерной опасности 27 октября, за день до того, как Кеннеди и Хрущев договорились о сделке, по которой Советы согласились удалить ракеты на Кубе; Соединенные Штаты публично пообещали не вторгаться на Кубу; и в секретном соглашении Соединенные Штаты обязались удалить ракеты НАТО из Турции.Разговор отличался откровенностью в отношении того, насколько плохо американцы и Советы продумали свои действия, приведшие к кризису.

В следующих отрывках из беседы в Гаване участвуют Роберт Макнамара, министр обороны президента Кеннеди; Георгий Михайлович Корниенко, бывший первый заместитель министра иностранных дел СССР; и Николай С. Леонов, 30 лет возглавлявший Управление КГБ по делам Кубы. Макнамара и Корниенко встречались однажды, в 1991 году; Леонов и Макнамара никогда не встречались.- Томас С. Блэнтон и Джеймс Дж. Блайт

Изменение стратегического баланса?

Корниенко: Г-н Макнамара, вы спросили, повлияло ли размещение на Кубе на ядерный баланс? Что ж, Хрущев думал, что ракеты изменят ядерный баланс, но не значительно. Как вы думаете, это изменило баланс?

Макнамара: Нет, не знаю. Во вторник утром, 16 октября, в день, когда мы узнали о размещении ракет на Кубе, я сказал, что не верю, что развертывание ракет, происходящее на Кубе, изменило ядерный баланс между Советским Союзом и Соединенными Штатами — ни капли .Но я был в меньшинстве, кто верил в это.

Корниенко: Вы все еще можете продолжить развертывание. Вы могли легко и быстро компенсировать все, что мы могли сделать на Кубе. Не правда ли?

Макнамара: Совершенно верно. Было абсурдно полагать, что ракеты на Кубе повлияли на глобальный ядерный баланс. Важным фактором, который, безусловно, повлиял на президента Кеннеди, меня и других, было то, что мы были введены в заблуждение. Ему сказали, что ядра нет. ar на Кубе, и что их там не будет.Кеннеди, действуя в соответствии с советскими заверениями, заявил 4 сентября, что в отношении советских заверений «в противном случае возникнут самые серьезные последствия». Что ж, все было иначе, и с политической точки зрения у него не было другого выбора, кроме как решительно ответить.

Корниенко: Согласен. Мы все время возвращаемся к вопросу об обмане Хрущева. Похоже, это был фактор, который помешал Кеннеди найти выход из этого без кризиса.

Макнамара: Да.

Корниенко: Итак, как мы думали, вы отреагируете на развертывание? Думаю, Хрущев просто надеялся, что Кеннеди, так сказать, «проглотит какие-то ракеты». Хрущев считал Кеннеди очень умным человеком. Поэтому Кеннеди, вероятно, принял бы советские ракеты на Кубе не из-за слабости, а из-за осторожности.

McNamara: Мне кажется, что Хрущев надеялся, что Кеннеди согласится с размещением ракет на Кубе — и я подчеркиваю «надежду», потому что я не думаю, что он это вообще продумал.Он каким-то образом рассчитывал удивить Кеннеди и весь мир. Это было больше похоже на фантазию, чем на план. У него не было запасного варианта на случай, если они обнаружатся раньше.

Леонов: Конечно, не продумал. Почему? На мой взгляд, это связано с тем, что когда решения принимаются практически в полной секретности, в них вовлечено очень мало людей. Долгое время в советском руководстве знали только шесть человек, и никто из их подчиненных не знал. Поэтому аналитического обдумывания этих решений было мало.

Тактическое ядерное оружие

Макнамара: Почему Советский Союз разместил тактическое ядерное оружие на Кубе? Здесь, на конференции в Гаване, генерал [Анатолий] Грибков вчера заявил, что тактическое оружие предназначено только для сдерживания. Но как они могли сдерживать, если мы даже не знали, что они на острове?

Корниенко: Вот и проблема. О размещении ядерного оружия планировали объявить в ноябре.Тогда, конечно, не было бы секрета. Тогда и только тогда тактическое ядерное оружие сможет удержать США от военных действий против Кубы. Другими словами, если американцы обнаружат ракеты до того, как они вступят в строй и до того, как Хрущев сделает свое громкое заявление, у него будут проблемы.

Макнамара: Насколько я понимаю, генерал [Исса] Плиев изначально имел право применять тактическое ядерное оружие, но это право было отозвано 27 октября.Скажите, вы верите, что Плиев применил бы тактическое ядерное оружие в случае американского вторжения, даже если бы Москва отозвала на это разрешение?

Корниенко: Сказать с какой-либо степенью уверенности, конечно, невозможно. Но в очень трудных обстоятельствах — из-за вашего массового запланированного вторжения на Кубу — не исключено, что он чувствовал бы своим долгом предоставить своим войскам все оружие, которое он имел в своем распоряжении, включая тактическое ядерное оружие.

Леонов: Мне довелось пообщаться с командующим береговой обороной, которая также имела тактическое ядерное оружие. Он сказал, что если у него не будет приказа из Москвы, но если ему угрожает опасность быть уничтоженным американскими десантниками, то, конечно, он не позволит уничтожить свое оружие. Он сказал, конечно, что все мы бы погибли, но так бы отреагировал любой командир.

Макнамара: Совершенно верно!

«27 октября, самый опасный день»

Леонов: Во время ракетного кризиса советские моряки и солдаты на острове были одеты в кубинскую форму, хотя при них была советская форма.Утром 27 октября они получили приказ надеть советскую форму. Почему? Потому что им сказали, что они готовятся к битве и хотят умереть в форме своей страны. Мне кажется, это очень важно. Не только кубинцы были готовы сражаться насмерть, но и Советы. Вот такая была ситуация. Они считали, что их вот-вот будут уничтожены, и хотели вести себя достойно, как солдаты. Плиев был очень хорошим солдатом, стойким солдатом, как он доказал во время Второй мировой войны.В этой ситуации для меня немыслимо, чтобы он не позаботился о вооружении и стрельбе из своего тактического ядерного оружия! Немыслимо!

McNamara: Конечно, может показаться логичным использование тактического ядерного оружия, если вы чувствуете угрозу и не имеете альтернативы из-за массированной атаки. Да, с точки зрения полевого командира, это логично. Но с точки зрения политического руководства это кажется почти безумием из-за опасности неконтролируемой эскалации. Я имею в виду, к чему это приведет — к применению тактического ядерного оружия? К ядерной катастрофе, к уничтожению наций, даже таких больших наций, как ваша и моя.

Леонов: Должен выразить свое удивление, что я, бывший офицер КГБ, оказался в полном согласии с бывшим министром обороны США.

Макнамара: Как, по мнению Советов, США ответили на использование советского тактического ядерного оружия? Мне кажется, что советские руководители не продумали это до мелочей. У нас была похожая проблема. Например, в марте 1961 года я поехал в Германию с Полом Нитце, который тогда был одним из моих заместителей, и председателем Объединенного комитета начальников штабов генералом Лайманом Лемницером.Я спросил полевых командиров НАТО, как они собираются использовать находящееся под их командованием тактическое ядерное оружие. Они сказали, что мы будем использовать их против Варшавского договора или советских войск, если они противостоят нам. Я спросил их, что будет тогда? У них не было ответа. Они этого не продумали. А что насчет Хрущева и его коллег?

Леонов: Так было и у нас. Я абсолютно уверен, что они этого не продумали. Когда все мы умрем, тогда на небесах мы созовем новую конференцию, в которой также примут участие Хрущев и Кеннеди.Тогда мы узнаем правду. [Смех]. Но я думаю, что очевидно — как бы это сейчас ни казалось невероятным, — что советское руководство просто не имело четкого представления о том, что произойдет, если они применит ядерное оружие на Кубе против атакующих войск США.

Корниенко: Я просто не знаю, какой была бы реакция Советского Союза, если бы США напали на Кубу и уничтожили кубинское руководство, правительство и многих кубинских и советских граждан. Я надеюсь, что мы не ответим ядерным ударом.Но кто знает? Конечно, возможно, что мы сделали бы это в той ситуации, о которой вы спрашиваете. Конечно, если бы у нас было … ну … я не могу назвать словами ни на русском, ни на английском языке, чтобы описать ужасный результат таких действий.

Леонов: Страшно даже подумать о том, что было бы. В таких условиях погибла бы целая группа советских войск на Кубе, а также, возможно, миллионы кубинцев. Следовательно, если бы произошло то, что вы описываете, ни один советский лидер не смог бы удержать свой пост, не предприняв ответных решительных действий.Ближайшая цель, конечно, находилась в Западном Берлине. Думаю, мы бы захватили Западный Берлин.

Макнамара: И мы бы ответили ядерным оружием …

Леонов: Да. Я хорошо помню 27 октября, самый опасный день. Хрущев, как мы знаем, получил телеграмму от Фиделя 27-го в Москве (26-го в Гаване), в которой говорилось, что американское нападение неизбежно в течение 24-72 часов. Конечно, это было шокирующим. Но в то же время пришла телеграмма Алексеева [советского посла на Кубе Александра] главе КГБ со следующей фразой: «Фидель сказал, что вероятность нападения и вторжения составляет не менее 95 процентов; и если американцы атакуют и вторгнутся, вы [Хрущев] должны атаковать U.С. и сотри их с лица земли! » Очевидно, все выходило из-под контроля. Такие беспрецедентные сообщения в такое время означали, что нам нужно было найти выход, каким бы он ни был. И нашли как раз вовремя.

Макнамара: Из этого обсуждения я пришел к выводу, что нам чертовски повезло быть здесь. Мы были так близки к ядерной катастрофе.

Леонов: Одна ошибка в неподходящее время в октябре 1962 года, и все могло быть потеряно. Я с трудом могу поверить, что мы сегодня здесь говорим об этом.Это похоже на то, как если бы произошло какое-то божественное вмешательство, чтобы помочь нам спастись, но с одной оговоркой: мы никогда больше не должны приближаться к этому так близко. В следующий раз нам не повезет, как вы выразились.

Томас С. Блэнтон — исполнительный директор Архива национальной безопасности Университета Джорджа Вашингтона. Джеймс Дж. Блайт — профессор международных отношений Института международных отношений Уотсона при Брауновском университете.


Выдержки из недавно рассекреченных документов

Предоставлено Архивом национальной безопасности

Кубинский ракетный кризис вполне мог начаться в Заливе Свиней в апреле 1961 года, поскольку даже после этого «полного провала» Вашингтон продолжал тайное планирование и открытые военные учения с целью военного вмешательства на Кубу.30 ноября 1961 года президент Кеннеди санкционировал операцию «Мангуст», новую крупную тайную программу действий против режима Кастро; Объединенный комитет начальников штабов подготовил несколько планов операций на Кубе вплоть до вторжения. Это выдержки из отчета от 9 марта 1962 года, подготовленного для Объединенного комитета начальников штабов, в котором излагается, как можно найти предлог для вторжения на Кубу.

… 5. Предлагаемый план действий, прилагаемый к Приложению А, основан на предпосылке, что военное вмешательство США будет результатом периода повышенной американо-кубинской напряженности, которая ставит Соединенные Штаты в положение, в котором они испытывают оправданные недовольства.Мировое общественное мнение и форум Организации Объединенных Наций должны получить благоприятный эффект от развития международного имиджа кубинского правительства как опрометчивого и безответственного, а также как тревожную и непредсказуемую угрозу миру в Западном полушарии.

6. Хотя вышеизложенная посылка может быть использована в настоящее время, она будет оставаться в силе только до тех пор, пока существует разумная уверенность в том, что военное вмешательство США на Кубе не будет напрямую затрагивать Советский Союз. Пока нет двустороннего соглашения о взаимной поддержке, обязывающего СССР защищать Кубу, Куба еще не стала членом Варшавского договора, и Советы не создали советских баз на Кубе по образцу баз США в Западной Европе.Таким образом, поскольку время представляется важным фактором в решении кубинской проблемы, все проекты предлагаются в течение следующих нескольких месяцев. …

Приложение к приложению к приложению А

1. Поскольку было бы желательно использовать законную провокацию в качестве основы для военного вмешательства США на Кубе [,] план прикрытия и обмана… может быть выполнен как первая попытка спровоцировать реакцию Кубы. Особое внимание будет уделено преследованию и обманным действиям с целью убедить кубинцев в неизбежном вторжении.Наша военная позиция на протяжении всего выполнения плана позволит быстро перейти от учений к интервенции, если ответ Кубы будет оправдан.

2. Будет запланирована серия хорошо скоординированных инцидентов в Гуантанамо и его окрестностях [Куба, где у Соединенных Штатов была военно-морская база], чтобы создать подлинное впечатление, что они совершаются враждебными кубинскими силами.

а. Инциденты для установления вероятного нападения (не в хронологическом порядке):

(1) Старт слухов (много). Используйте подпольное радио.

(2) Высадить дружественных кубинцев в униформе «через забор» для атаки на базу.

(3) Захватить кубинских (дружественных) диверсантов внутри базы.

(4) Начало беспорядков возле главных ворот базы (дружественные кубинцы).

(5) Взрыв боеприпасов внутри базы; разжечь пожары.

(6) Сжечь самолеты на авиабазе (диверсия).

(7) Мины стреляют из миномета снаружи базы в базу. Некоторые повреждения установок.

(8) Захватить штурмовые группы, приближающиеся с моря или из окрестностей города Гуантанамо.

(9) Захватить группу ополченцев, штурмующих базу.

(10) Диверсия корабля в гавани; большие пожары — нафталин.

(11) Затопить корабль у входа в гавань. Провести похороны лиц, имитирующих жертву (возможно, вместо (10)).

г. Соединенные Штаты ответят проведением наступательных операций для обеспечения водоснабжения и энергоснабжения, уничтожения артиллерийских и минометных огневых точек, угрожающих базе.

г. Начните крупномасштабные военные операции Соединенных Штатов.

3. Инцидент «Помни Мэн» можно организовать в нескольких формах:

а. Мы можем взорвать американский корабль в заливе Гуантанамо и обвинить Кубу.

г. Мы могли взорвать беспилотный (беспилотный) корабль в любом месте кубинских вод. … США могут продолжить операцию по спасению с воздуха / моря прикрытием американских истребителей, чтобы «эвакуировать» оставшихся членов несуществующего экипажа. Списки раненых в газетах США вызовут полезную волну национального возмущения.

4.Мы могли бы развернуть коммунистическую кубинскую террористическую кампанию в районе Майами, в других городах Флориды и даже в Вашингтоне. Кампания террора может быть направлена ​​против кубинских беженцев, ищущих убежища в Соединенных Штатах. Мы могли потопить лодку с кубинцами по пути во Флориду (настоящую или смоделированную). Мы могли бы способствовать покушению на жизнь кубинских беженцев в Соединенных Штатах, даже вплоть до нанесения ранений в случаях, которые будут широко освещаться. Взрыв нескольких пластиковых бомб в тщательно выбранных местах, арест кубинских агентов и публикация подготовленных документов, подтверждающих причастность Кубы, также были бы полезны в распространении идеи безответственного правительства.…

Поводом для ракетного кризиса стало массовое развертывание советских войск, оборудования, зенитного оружия и баллистических ракет на Кубе, которое началось в июле 1962 года, когда первые баллистические ракеты средней дальности были доставлены к 29 сентября. сообщение советского министра обороны Малиновского от 5 октября 1962 года, направленное в Центральный комитет, с указанием того, какие ядерные вооружения будут отправлены на Кубу. В сообщении отмечается, что это вторая такая отправка.Р-14 — это ракеты средней дальности, способные достичь Сиэтла; ракеты ФКР — крылатые ракеты с дальностью полета около 100 километров.

Я докладываю:

В соответствии с планом мероприятий «Анадыря», утвержденным Президиумом ЦК КПСС, вторая партия спецбоеприпасов готова к отправке.

Боеприпасы особого назначения составляют 68 единиц, в том числе:

— 24 боеголовки для ракет Р-14;
-44 боеголовки к ракетам ФКР, загруженным (на) транспортом Александровск в порту Североморск.

Три автоматические 37-мм пушки с боезапасом по 1200 патронов в каждой установлены на транспорте Александровск для защиты от кораблей и самолетов пиратов (НИЦ).

Приказано открывать огонь по решению капитана корабля только в случае явной попытки захватить или потопить транспорт. …

Кризис начался, когда американский разведывательный самолет U-2 утром 14 октября сфотографировал позиции советских баллистических ракет средней дальности на Кубе.Еще до того, как фотографии были полностью обработаны и проанализированы, и до того, как утром 16 октября были предупреждены президент Кеннеди и другие высокопоставленные должностные лица, Объединенный комитет начальников штабов уже приступил к планированию будущего вторжения на Кубу, как показано в этом отрывке из выступления руководителей. ‘отмечает 15 октября. Министр обороны Роберт Макнамара сообщает руководству, что в ближайшие 30 дней, вероятно, не будет никаких военных действий, но что Соединенные Штаты «не контролируют события».

JCS [Объединенный комитет начальников штабов] собрался в 14:00; SecDef и DepSecDef [министр обороны и заместитель министра обороны] присоединились к ним в 14:30; Обсуждение JCS 2304/68, чрезвычайное планирование для Кубы:

CJCS [председатель Объединенного комитета начальников штабов]: Если требования OPLAN [план операции] 316 в отношении воздушного нападения после пятидневной подготовки должны быть выполнены, RCT морской пехоты [полковая боевая группа] должна переехать из Кэмп-Пендлтон на восточное побережье .

SecDef: Президент не хочет военных действий в течение следующих трех месяцев, но он не может быть уверен, поскольку не контролирует события. Например, сделанные сегодня утром аэрофотоснимки показывают 68 ящиков на кораблях, которые не считаются Ил-28 и не могут быть идентифицированы. Однако существует большая вероятность того, что в ближайшие 30 дней не начнутся военные действия.

Обсуждение JCS 2304/69, которое касается подготовки, необходимой для выполнения планов:

SecDef: Предлагаю использовать [материал отредактирован].Мы не можем сделать то, что британцы и французы сделали в отношении Суэца: сказать, что мы примем меры, а затем ничего не делать, пока завершится длительное наращивание. Мы ничего не можем сделать в течение 18-дневного подготовительного периода к OPLAN 314, пока противник готовится и мировое давление нарастает. Поэтому я предлагаю [материал отредактирован].

По мере нарастания кризиса все стороны готовились к войне. У Соединенных Штатов было несколько подготовленных военных вариантов, и Куба ожидала, что вторжение неизбежно. В этом приказе советского министра обороны Малиновского в Москве советскому командующему на Кубе генералу Иссе Плиеву предлагается готовиться к борьбе с американцами, но не ядерными средствами.«Стаценко» относится к командующему советскими ракетами на Кубе; «Белобородов» отвечал за советские ядерные боеголовки на Кубе. Фактически, этот приказ отменил понимание местных советских командиров о том, что они имеют право применять ядерные средства в случае нападения.

В связи с возможной высадкой на Кубу американцев, участвующих в маневрах в Карибском море, принять срочные меры по повышению боевой готовности и отражению врага совместными усилиями кубинской армии и всех советских воинских частей, за исключением оружия Стаценко и всего оружия Белобородова. груз.

Во время кризиса Роберт Кеннеди несколько раз тайно встречался с послом СССР Анатолием Добрыниным. В этой беседе, о которой Добрынин сообщил 24 октября советскому министерству иностранных дел, Кеннеди обвиняет Советы в том, что они начали кризис из-за своей двуличности, утверждая, что у них нет наступательного оружия на Кубе при установке ядерных ракет. Первые два абзаца — это краткое изложение комментариев Кеннеди Добрыниным, а последний — собственные наблюдения Добрынина по поводу встречи.

… Все это привело к тому, что президент [Джон Ф.Кеннеди] поверил всему, что говорилось с советской стороны, и по существу поставил на эту карту свою политическую судьбу, публично заявив США, что поставки оружия Кубе носят чисто оборонительный характер, хотя ряд республиканцев утверждали иначе. И тут президент внезапно получает достоверную информацию о том, что на Кубе вопреки всему, что было сказано советскими представителями, в том числе и последним заверениям, данным совсем недавно А.А. Громыко во время этой встречи с Президентом появились советские ракеты с дальностью действия, которые охватывают почти всю территорию США. Действительно ли это оружие предназначено для оборонительных целей, о которых вы, господин посол, А.А. Громыко, Советское правительство и Н.С. Хрущев говорил?

Президент почувствовал себя обманутым и обманутым умышленно. Он убежден в этом и сейчас. Для него это было большим разочарованием или, прямо говоря, тяжелым ударом по всему, во что он верил и что стремился сохранить в личных отношениях с главой Советского правительства: взаимное доверие в личных заверениях друг друга.В результате реакция, нашедшая отражение в заявлении президента, и связанные с этим крайне серьезные текущие события, которые еще никому неизвестно куда могут привести.

… В целом визит его [Роберта Кеннеди] произвел несколько странное впечатление. Он не говорил о будущем и путях урегулирования конфликта, а вместо этого совершил «психологический» экскурс, как если бы он пытался оправдать действия своего брата, президента, и возложить ответственность за свое поспешное решение на в правильности которой они и он, видимо, не совсем уверены, на нас.

Самая опасная часть кризиса фактически закончилась, когда советский лидер Никита Хрущев объявил по советскому радио 28 октября, что оружие на Кубе, которое Соединенные Штаты считают наступательным, будет демонтировано. Но советское решение, которое было принято без консультации с Гаваной, оставило кубинцев равнодушными. 31 октября посол Чехословакии на Кубе Павличек направил в свое министерство иностранных дел следующую телеграмму, в которой можно было получить представление о настроениях на Кубе.

Карлос Рафаэль Родригес [президент Кубинского национального института аграрной реформы] посетил меня и сообщил мне о сокрушительных впечатлениях и ситуации, в которой находятся Фидель [Кастро] и правительство в отношении кубинского народа; ибо Фидель вообще не был проинформирован ни о приказе о демонтаже, ни об инспекции ООН, против которой он был категорически против.В то же время они не видят никаких гарантий, которые можно было бы дать Кубе, поскольку они не доверяют США. Поэтому они сосредотачивают свои усилия на выполнении 5 пунктов Фиделя. Утверждения, что Куба не была заброшена, стремительно распространяются среди населения. …

Среди советских друзей царит раздавление. После получения приказа советские кадры совершенно ничего не понимали и плакали. Некоторые специалисты и техники отказались работать дальше, и в старой Гаване было много случаев пьянства.Родригес сказал, что они ждут прибытия [советского представителя] Микояна. Несмотря на это, он заявил, что действия Советского Союза будут иметь катастрофические последствия для позиции СССР, а также всего социалистического лагеря и Латинской Америки. Он видит лишь частичное спасение ситуации в виде совершенных гарантий, в которые он все равно не верит. …

Действительно, Кастро был взбешен советским решением и выразил свои опасения в серии сложных встреч с советским посланником Анастасом Микояном, который в течение трех недель в ноябре 1962 года пробыл на Кубе, пытаясь наладить отношения.В этом отрывке из встречи 4 ноября с Кастро и высшим кубинским руководством Микоян пытается представить вывод советских войск и обещание Америки не вторгаться на Кубу как хороший результат, а на самом деле как победу СССР и Кубы.

Утром 28 октября… мы получили достоверные сообщения о подготовке нападения на Кубу…. [Американский] план состоял из двух частей. Желая избавиться от угрозы удара стратегических ракет, они решили ликвидировать пусковые установки на Кубе с помощью обычных боеголовок и сразу после этого высадить войска на кубинскую территорию, чтобы как можно скорее ликвидировать очаги сопротивления. .

В этих условиях для нас было бы невозможно не дать отпор агрессии США. Этот штурм означал бы штурм нас с вами, поскольку на Кубе располагались советские войска и стратегические ракеты. В результате такого столкновения неизбежно развяжется ядерная война. Конечно, мы уничтожим Америку, наша страна тоже сильно пострадает, но у нас территория больше. Куба была бы уничтожена первой. Империалисты сделают все возможное, чтобы ликвидировать Кубу.

Целью всех мер, предпринятых Советским Союзом, была защита Кубы. … Потеря Кубы станет серьезным ударом для всего социалистического лагеря. И как раз в тот момент, когда мы размышляли над вопросом, что делать в созданной ситуации, мы получили сообщение от товарища Кастро, это было в воскресенье, о том, что в ближайшие 24 часа будет развязана агрессия против Кубы. … Необходимо было использовать искусство дипломатии. Если бы мы не добились успеха в этом отношении, была бы развязана война.Пришлось использовать дипломатические средства.

Кеннеди делал заявления, что он ничего не имел против размещения на Кубе советского оружия, даже войск, но что размещение стратегического оружия на Кубе было свидетельством подготовки к нападению на США. Поэтому США будут защищаться. Учитывая, что ракеты были обнаружены и больше не являлись средством сдерживания, мы решили, что ради спасения Кубы необходимо отдать приказ о демонтаже и возврате стратегических ракет Советскому Союзу и проинформировать об этом Кеннеди.Вы согласились с выводом стратегических ракет с Кубы, оставив там все другие виды вооружений. Нам удалось сохранить все силы и средства, необходимые для защиты кубинской революции, даже без стратегических ракет, которые были средством сдерживания, но они были обнаружены и поэтому потеряли свое значение. У нас достаточно мощных ракет, которые можно использовать с нашей территории. Поскольку Кеннеди согласился с сохранением советских войск на Кубе, кубинцы сохранили мощное вооружение и зенитные ракеты, поэтому мы считаем, что он [Кеннеди] также пошел на уступку.

Заявление Кеннеди о ненападении против Кубы со стороны США и стран Латинской Америки также представляет собой уступку. Если учесть эти взаимные уступки и все другие факторы, мы увидим, что была одержана большая победа. Никогда раньше американцы не делали такого заявления. Поэтому мы решили, что главная цель — спасение Кубы — достигнута. Нападения на Кубу не будет. Не было бы войны. Мы завоевываем все более выгодные позиции.

Демонтаж советских ракетных огневых точек на Кубе произошел через несколько дней сразу после заявления Хрущева от 28 октября, но советские бомбардировщики средней дальности Ил-28 и тактическое ядерное оружие остались на Кубе. Последние были неизвестны политикам США, которые сосредоточили внимание на Ил-28, поскольку они могли достичь территории США, а язык Хрущева охватывал все «оружие, которое вы считаете наступательным». К середине ноября под давлением США и отчасти из-за продолжающегося разочарования в отношении Кастро Хрущев принял решение отозвать Ил-28, а также тактическое ядерное оружие — приказ министра обороны Малиновского официально передан генералу Плиеву 20 ноября.

Ракеты с обычными зарядами для «Луны» и ФКР оставить на Кубе. На пароходе «Аткарск» отправить в Советский Союз 6 ядерных бомб, 12 боеголовок для «Луны» и 80 боеголовок для ФКР.

Когда Кастро прибыл в Гарлем

Семнадцать стран присоединились к Организации Объединенных Наций в том же году, большинство из них из Африки. И Соединенные Штаты, и Куба стремились установить контакт с этими недавно освобожденными государствами, и оба признали, что расизм играет важную роль.В самой длинной речи, когда-либо произнесенной в Организации Объединенных Наций, Кастро плавно перешел от своего гостиничного опыта к дискриминации, с которой сталкиваются чернокожие Северной Америки, к более широкому злу «империалистического финансового капитала» и «колониального ига». (Позже Кастро добавил существа этой привлекающей внимание профессии солидарности, когда он послал кубинские войска для борьбы с силами сторонников превосходства белой расы, поддерживаемыми ЦРУ, в Анголе.) Во время той же сессии делегация США посетовала на то, что «все объяснения и извинения в мир не сотрет раны, нанесенной африканскому делегату, которого не пустили в ресторан.

Вопиющие противоречия позиции Соединенных Штатов не остались незамеченными американскими активистами. Когда в следующем году эмбарго на кубинский сахар было компенсировано увеличением квоты на импорт из Южной Африки с апартеидом, Совет лидеров американских негров по Африке, в состав правления которого входили Мартин Лютер Кинг-младший, Дороти Хайт и А. Филип Рэндольф — направил свои возражения непосредственно государственному секретарю. Дороти Дэй, Баярд Растин и Джеймс Болдуин из Гарлема были среди тех, кто нарушил запрет Соединенных Штатов на поставки продуктов питания и лекарств на остров Карибского моря.После того, как отношения между двумя странами были заморожены, делегат Кубы в ООН зачитал заявление Роберта Ф. Уильямса, лидера NAACP Северной Каролины, который посетил Кубу и встретился с Кастро в Гарлеме, с требованием, чтобы Соединенные Штаты вооружили чернокожих юга .

Готовность Кубы использовать противоречивую внешнеполитическую позицию Соединенных Штатов и внутренние расовые беспорядки побудили Белый дом прибегнуть к терроризму и другим незаконным, скрытым репрессиям против островного государства.Это также усилило репрессивные инстинкты, которые уже применялись против американских чернокожих. Через десять дней после того, как Мартин Лютер Кинг-младший осудил неудачное вторжение в Залив Свиней как «медвежью услугу … всему человечеству» и призвал Соединенные Штаты «присоединиться к революции» против «колониализма, реакционной диктатуры и систем эксплуатации» Во всем мире Сенат созвал комитет по расследованию влияния Кубы на американских чернокожих. Как объясняет историк Сюзанна Рейсс в книге We Sell Drugs , «повествование о преступности», которое позже послужит основой для объявления Ричардом Никсоном войны с наркотиками, одновременно пытается представить злоупотребление наркотиками как форму химической войны, направленной против Соединенные Штаты иностранными коммунистическими силами (и в особенности кубинскими силами) и связать отечественную защиту гражданских прав с употреблением наркотиков и антикапиталистической «подрывной деятельностью».


Обвинения Кастро в лицемерии станут менее убедительными, поскольку при его режиме ситуация с гражданскими правами в Соединенных Штатах улучшилась и ухудшилась. Но эта динамика так и не исчезла полностью. Америка была бы более надежной в сохранении своей позиции, если бы в то же время не поддерживала куда более вопиющие примеры деспотизма в других местах. Стране с самым большим количеством заключенных на планете, как пропорционально, так и абсолютно, было бы также полезно ослабить притворство, будто она преследует Кубу в связи с нарушением ею «прав человека».В 1961 году, размышляя о расовых беспорядках и углубляющемся конфликте с Кубой, Мартин Лютер Кинг-младший предсказал, что неспособность воплотить «революционный дух, который характеризовал рождение нашей нации» оставит Соединенные Штаты «без реального морального голоса. говорить с совестью человечества ». Вторя его настроениям пять десятилетий спустя, кубинский комментатор написал в разгар протестов в Фергюсоне в 2014 году: «Теперь, как и в прошлые времена, мы видим жестокую сегрегацию и ужасное неравенство чернокожих и иммигрантов в вопросах жилья, образования, работы, [ и] общественное здравоохранение, среди других нарушений прав человека в так называемой самой демократической стране мира.