Дилма Руссефф - президент Бразилии

В целях конспирации будущий президент Бразилии не представлялась среди единомышленников собственным именем, а использовала псевдонимы Стелла, Эстела, Ванда, Луиза, Мариза или Ана. Однако этих мер предосторожности оказалось недостаточно. В 1970 году Руссефф арестовали во время подпольной встречи с соратниками в одном из баров города Сан-Паулу. До суда она провела в тюрьме 22 дня и за это время подверглась жестоким физическим и психологическим пыткам.

Долгое время Руссефф скрывала подробности произошедшего с ней в застенках. Судебные документы с ее показаниями на процессе, посвященном восстановлению исторической справедливости, были полностью обнародованы только в 2012 году. "Что касается пыток... Прежде всего, в их применении не было какой-то системы или "расписания". Не имело значения, день это или ночь. Чаще всего применялся электрошок", - вспоминала глава государства.

"Если допрос был долгим, а следователь - опытным, он подвешивал тебя на деревянной балке на несколько минут, а затем уже бил током. Эта боль не оставляет следов на теле, она всего лишь разрушает тебя изнутри. Часто били линейкой по телу, я перенесла много таких ударов", - рассказывала Руссефф.

Ее били и кулаками по лицу - один из таких ударов привел к искривлению челюсти, которое впоследствии врачи не смогли исправить. Однако самым мучительным Руссефф называла психологическое давление: "Они говорили: "Ты оставайся здесь, я скоро вернусь, и мы продолжим". Хуже всего было это ожидание пытки".

В начале 2000-х годов будущий президент получила от государства компенсацию за перенесенные страдания. В общей сложности речь идет о 50 тыс. реалов - около $15,6 тыс. по нынешнему курсу бразильской национальной валюты.

Позднее она сравнит процесс импичмента, запущенный ее политическими противниками, с издевательствами, пережитыми в застенках, а также со страданиями из-за тяжелой болезни - в апреле 2009 года, перед началом избирательной кампании, политик перенесла операцию по удалению злокачественной опухоли лимфатических узлов. "За свою жизнь я уже испытала и неописуемую боль пытки, и пугающую боль недуга, теперь же я ощущаю не менее чудовищную боль несправедливости", - сказала Руссефф в тот день, когда Федеральный сенат принял решение о ее временном отстранении от должности в связи с процессом импичмента.

tass.ru

Бразилия без Руссефф: что изменилось за год после импичмента - Международная панорама

В четверг, 31 августа, исполняется год с того момента, как Дилма Руссефф лишилась должности президента Бразилии в результате процесса импичмента. Первая в истории страны женщина, избранная на высший государственный пост, была отправлена в отставку по итогам голосования в парламенте. Что произошло в Бразилии после смены власти — в материале ТАСС.

Реформы Темера

"Мы сделаем то, что должны: вновь поставим Бразилию на правильные рельсы", — такое обещание президент крупнейшей южноамериканской страны Мишел Темер дал ровно год назад в своем первом обращении к нации в качестве главы государства. На этом посту он сменил Дилму Руссефф, которой был объявлен импичмент из-за обвинений в сокрытии бюджетного дефицита и распределении финансовых средств без консультации с парламентом. Новый бразильский лидер назвал своими приоритетами борьбу с безработицей и восстановление экономики. Однако год спустя вопрос о том, по каким рельсам движется крупнейшая южноамериканская страна, остается открытым.

На момент отставки Руссефф Бразилия переживала серьезную экономическую рецессию. По итогам 2015 года ВВП страны сократился на 3,8%. Годом позже падение составило 3,6%. Эта рецессия стала самой продолжительной за всю историю республики: ранее специалисты, которые работают над данной статистикой с 1948 года, ни разу не фиксировали случаев сокращения ВВП Бразилии в течение двух лет подряд.

Темер на посту президента объявил о проведении реформ, направленных на восстановление экономики. Одной из его первых инициатив стало сокращение расходов государственного бюджета — соответствующая конституционная поправка была одобрена парламентом в декабре 2016 года. Согласно документу, в течение ближайших 20 лет рост основных расходов федерального правительства не должен превышать уровень инфляции предыдущего года.

Другой проект бразильского президента касался реформы трудового законодательства, которая расширила права работодателей. Документ, одобренный законодателями в июле этого года, содержит такие положения, как отмена обязательного налога на содержание профсоюзов, сокращение обеденного перерыва с часа до получаса (при условии, что рабочий день также будет завершен на полчаса раньше – прим. ТАСС), а также выплату "тринадцатой" зарплаты, которая, в соответствии с бразильским законодательством, является обязательной, частями, а не единовременно.

Еще одна инициатива Темера — реформа пенсионного законодательства — все еще находится на рассмотрении парламента. Законопроект предусматривает установление минимального возраста для выхода на пенсию на уровне 65 лет для мужчин и 62 — для женщин (в настоящее время в стране минимальный возраст выхода на пенсию по старости не установлен; пенсия в полном объеме, равная среднему ежемесячному заработку гражданина за все годы трудового стажа, начисляется мужчинам, если в сумме возраст человека и период его рабочего стажа составляет не менее 95 лет, для женщин — не менее 85).

Каждая из перечисленных инициатив вызывала острую общественную полемику. Противники реформ Темера заявляли, что они проводятся в интересах крупных предпринимателей и транснациональных корпораций, нарушая права трудящихся. В знак протеста против реализации законопроектов в Бразилии прошли массовые манифестации. В некоторых регионах эти акции сопровождались столкновениями с полицией и беспорядками, однако каждый раз антиправительственные митинги сходили на нет в течение нескольких дней.

Всё на продажу

Несмотря на все попытки скорректировать государственные расходы, в начале августа власти Бразилии столкнулись с необходимостью искать новые источники дохода в связи с ростом бюджетного дефицита. Правительство было вынуждено пересмотреть потолок для этого показателя с 139 млрд реалов ($44 млрд) до 159 млрд реалов ($50,4 млрд) на 2017 год и с 129 млрд реалов ($41 млрд) до 159 млрд ($50,4 млрд) реалов на 2018 год. После этого власти объявили о решении передать в частную собственность 57 бразильских государственных компаний и объектов инфраструктуры в рамках нового этапа приватизации.

В число предприятий, которые планируется передать в частные руки, вошел Монетный двор Бразилии — государственная компания, занимающаяся производством монет, банкнот и паспортов для граждан этой южноамериканской республики. В настоящее время она является одной из структур Министерства финансов Бразилии. Кроме того, государство намерено продать свою долю в крупных международных аэропортах страны — Гуарульос в Сан-Паулу и Антониу Карлос Жобим (другое название Галеау) в Рио-де-Жанейро. Эти объекты уже сейчас частично управляются частными компаниями.

Еще более десятка аэропортов страны будут переданы частным собственникам посредством концессионных соглашений. Приватизация также коснется ряда электростанций, автотрасс, портов и нефтяных месторождений в подсолевом слое на шельфе страны. Многие из этих объектов будут выставлены на аукцион. С помощью данной инициативы правительство рассчитывает привлечь инвестиции в размере 44 млрд реалов (около $14 млрд).

В сентябре прошлого года, всего через несколько дней после своего вступления в должность президента, Темер сообщил о первом этапе приватизации, который вывел из-под государственного контроля десятки объектов инфраструктуры. В частности, речь шла об аэропортах городов Порту-Алегри, Салвадор, Флорианополис и Форталеза, а также некоторых участках железной дороги и межгородских автотрасс. Кроме того, было решено передать в частные руки три гидроэлектростанции и несколько компаний по очистке сточных вод.

И если проекты, касающиеся приватизации, вызвали сдержанную реакцию в обществе, то последняя инициатива Темера спровоцировала шквал критики в его адрес. Речь идет о президентском указе от 24 августа, который снял запрет на добычу полезных ископаемых в заповедном районе Амазонии, расположенном на севере страны между штатами Пара и Амапа. Считается, что эта территория площадью 47 тыс. кв. км богата золотой и медной рудами, однако экологи убеждены, что ее разработка может привести к загрязнению окружающей среды и конфликтам между золотодобытчиками и коренным населением.

К протестам защитников окружающей среды присоединились многие бразильские знаменитости — от топ-модели Жизель Бундхен до одной из самых популярных в стране певиц Ивети Сангалу. Под давлением общественности власти пообещали модифицировать указ, ужесточив требования к организации добычи ископаемых, однако статус заповедной зоны с данной территории все же был снят.

Скандал вокруг президента

Параллельно с экономическими проблемами в Бразилии несколько месяцев назад начался новый виток политического кризиса. Его спровоцировал резонансный коррупционный скандал, напрямую затронувший главу государства. В середине мая предприниматели братья Жоэсли и Уэсли Батиста передали в Федеральный верховный суд (ФВС) страны аудиозапись, на которой Темер якобы просит передать взятку бывшему председателю нижней палаты парламента Эдуарду Кунье, одному из главных инициаторов импичмента Руссефф. По версии следствия, деньги предназначались для "покупки молчания" экс-спикера.

На этом фоне несколько оппозиционных политиков направили действующему председателю нижней палаты Родригу Майе запрос об импичменте президента. Кроме того, в отношении бразильского лидера было начато расследование по таким статьям, как коррупция, попытка препятствовать правосудию и организация преступного сообщества. Темер стал первым в истории действующим главой государства, который официально был объявлен подозреваемым в коррупции.

Спецпроект на тему

26 июня генеральная прокуратура Бразилии обратилась в Федеральный верховный суд с запросом о предъявлении президенту обвинений в коррупции. Глава государства в свою очередь заявил, что утверждения следователей лишены доказательной базы, и отказался уходить в отставку. Темер оказался в шаге от того, чтобы повторить судьбу своей предшественницы — досрочно лишиться высшего государственного поста, ведь из-за уголовного процесса его могли отстранить от должности. Однако положение президента спас парламент и бразильское законодательство.

Согласно конституции южноамериканской страны, глава государства обладает частичной неприкосновенностью от судебного преследования, поэтому решение о предъявлении ему обвинений может принять только Федеральный верховный суд. Но перед этим высшая судебная инстанция обязана получить разрешение парламента на соответствующие действия — инициативу о предъявлении обвинений главе государства должны поддержать не менее двух третей депутатов нижней палаты законодательного органа. 2 августа большинство законодателей высказались против уголовного процесса против Темера. Таким образом, расследование в его отношении оказалось фактически заморожено до окончания президентского мандата в декабре 2018 года.

Пять процентов поддержки

На фоне экономических проблем и обвинений в коррупции рейтинг правительства Темера упал до рекордно низкого уровня. По данным опроса, проведенного в конце июля по заказу Национальной конфедерации промышленности, 70% граждан Бразилии расценивают работу кабмина, сформированного президентом страны, как "плохую" или "очень плохую". Это самый негативный показатель, полученный за все время пребывания Темера у власти. Согласно этому же исследованию, только 5% бразильцев считают деятельность исполнительной власти "хорошей" или "очень хорошей", в то время как 21% респондентов нейтрально относятся к действиям кабмина.

Результаты опроса показывают, что популярность Темера снизилась до того же уровня, который был отмечен у его предшественницы за несколько месяцев до ее импичмента. В декабре 2015 года деятельность правительства Руссефф негативно оценивали те же 70% бразильцев. Однако тогда сотни тысяч жителей страны выходили на улицы, чтобы принять участие в антиправительственных манифестациях с требованием отставки президента. А протесты против правительства Темера, которые были организованы в последние месяцы, собрали на порядок меньше митингующих.

По мнению экспертов, такое положение вещей можно объяснить сразу несколькими факторами. "Во-первых, общество просто устало от протестов. Антиправительственные манифестации проходили с 2013 по 2016 год, а потом это движение стало терять силу. Во-вторых, нельзя не отметить роль средств массовой информации. Вспомним, как освещался политический кризис во время пребывания у власти Руссефф, как ежедневно его раздували в прессе, сколько выдавалось негативных по отношению к правительству новостей", — отметил в беседе с корреспондентом ТАСС Карлос Савиу Тейшейра, заведующий кафедрой политологии Университета Флуминенсе (UFF).

"В случае с Темером крупные СМИ изначально заняли другую позицию — они сделали ставку на стабилизацию политической ситуации. Затем часть прессы изменила свое отношение и начала выступать за отставку президента, но все равно не в той степени, в которой это происходило по отношению к Руссефф", — добавил он.

Еще одной причиной снижения интенсивности уличных протестов, по мнению политолога, стало изменение состава правящей коалиции. "В случае Руссефф сыграла свою роль и некоторая усталость населения от 13-летнего пребывания у власти Партии трудящихся (ПТ). Этот фактор не является решающим, но он также помогает понять, почему протесты против ее правительства были более масштабными", — пояснил Савиу Тейшейра. Он утверждает, что в прессе был создан образ ПТ как политической силы, в наибольшей степени ответственной за коррупцию в стране, хотя это и не соответствует действительности: данная проблема затрагивает большинство политических партий республики.

По мнению эксперта, общество сейчас расколото в представлении о том, куда дальше должна двигаться Бразилия. "Этот год прошел под знаком усугубления дезориентации страны. В истории Бразилии было немало кризисов и периодов нестабильности, но эта ситуация представляется мне самой острой. Степень дезориентации феноменальна. А правительство Темера кажется потерянным в этих условиях, неподготовленным к руководству страной, что еще больше усложняет ситуацию", — уверен Савиу Тейшейра.

БРИКС vs. Запад

В свою очередь, руководитель исследовательского центра "Аудипло" (штат Риу-Гранди-ду-Сул), участник международного дискуссионного клуба "Валдай" Фабиану Миелничук уверен, что спад протестного движения и способность Темера оставаться у власти вопреки коррупционным скандалам и экономическим проблемам обусловлена тем, что он сумел удовлетворить интересы тех групп, которые инициировали импичмент Руссефф. "Каковы же эти интересы? В сфере международной политики Бразилия сейчас сближается со своими традиционными партнерами — США и Европой, а также отдаляется от своих новых партнеров, например, участников группы БРИКС, сотрудничество с которыми развивал экс-президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва", — сказал эксперт в беседе с корреспондентом ТАСС.

Он напомнил, что в настоящее время Бразилия ведет переговоры о вступлении в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую входят государства-союзники США и крупнейшие европейские страны, и о заключении торгового соглашения между Южноамериканским общим рынком (МЕРКОСУР) и Евросоюзом. "В то же время мероприятиям, проходящим в рамках БРИКС, власти страны не придают большого значения. Сейчас Темер поедет на саммит группы в Китае, однако Бразилия не принимает активного участия во встречах, которые проводятся на уровне ниже министерского", — отметил Миелничук. В частности, по словам политолога, крупнейшая южноамериканская страна была слабо представлена на недавнем заседании Совета экспертных центров БРИКС (BRICS Think Tank Council) в китайском Фучжоу.

"Что касается внутренней повестки дня, президент Темер неоднократно давал понять, что он руководит страной в интересах правящего класса. Реформа трудового законодательства целиком и полностью отвечает запросам крупных предпринимателей, ее цель — обогащение корпораций. Обсуждающаяся сейчас пенсионная реформа инициирована в интересах бразильских банков, которые хотят развивать частные пенсионные программы. А его последняя инициатива, разрешающая добычу в заповедной зоне Амазонии, поможет горнодобывающим компаниям, в том числе транснациональным", — считает эксперт.

"Экономическая программа Темера соответствует экономическим интересам групп, которые поддерживали идею импичмента Руссефф. Они создали в бразильском обществе впечатление о том, что представители левой Партии трудящихся (ПТ) пользуются безнаказанностью, находясь у власти, и что отставка президента (Руссефф – прим. ТАСС) решит все проблемы. Мы видим, что коррупционные скандалы разгорелись еще сильнее, но общество уже не протестует против этого. Потому что за протестным движением теперь никто не стоит — те, кто управляли им раньше, довольны правительством Темера", — утверждает Миелничук.

Он обратил внимание на тот факт, что действующий глава государства был вице-президентом в администрации Руссефф, однако после своего прихода к власти радикально изменил программу правительства. "Он претворяет в жизнь проект, который имеет черты неолиберальной модели", — отметил эксперт.

Дарья Юрьева

tass.ru

финальный эпизод — РТ на русском

В понедельник, 29 августа, Дилма Русеф, временно отстранённая от должности президента Бразилии по обвинению в финансовых злоупотреблениях, выступит в свою защиту перед членами верхней палаты парламента. На следующий день состоится решающее голосование сенаторов по вопросу об её импичменте. В преддверии развязки RT возвращается к вехам самого драматичного бразильского реалити-сериала.

Поводом для начала 9 месяцев назад процедуры импичмента Русеф послужили просочившиеся в печать сведения об использовании ею средств общественных банков для латания дыр в госбюджете во время предвыборной кампании 2014 года, что нанесло удар по авторитету и кредитоспособности Бразилии. Кроме того, оппозиция обвинила её в том, что она выделяла бюджетные деньги на некоторые социальные программы без санкции депутатов. Сама Русеф назвала запуск процедуры импичмента попыткой государственного переворота, а себя — жертвой заговора.

Верхняя палата парламента временно отстранила Дилму Русеф от власти 12 мая и назначила исполняющим обязанности главы государства вице-президента Мишела Темера. Тогда за продолжение процедуры импичмента проголосовали 55 сенаторов, против — 22. Пикантность ситуации заключается в том, что и Темеру угрожает перспектива отстранения от должности. В апреле представитель Федерального верховного суда Бразилии Марку Аурелиу Меллу постановил начать процедуру импичмента вице-президента по подозрению в махинациях при закупках крупных партий этилового спирта. Правда, затем исполнение этого решения было приостановлено.

После того как в распоряжении СМИ оказалась аудиозапись 14-минутной заранее подготовленной речи Темера на случай поддержки парламентом процедуры импичмента главы государства, Русеф обвинила в заговоре против себя Темера и спикера палаты депутатов Эдуарду Кунью. Именно Кунья в декабре прошлого года выступил инициатором запуска процедуры импичмента президента. Но и сам спикер находится сейчас под судом по обвинению в получении взяток на общую сумму $40 миллионов и отмывании денег через евангелическую церковь, к которой он принадлежит. 5 мая Кунья был временно отстранён от занимаемой должности.

Медиа против Дилмы

Уровень поддержки Русеф среди населения едва превышает 12%. На второй срок её правления пришлись самый глубокий экономический кризис в стране за последние полвека, обнищание миллионов бразильцев, некогда составлявших средний класс, и громкий коррупционный скандал вокруг государственной нефтяной компании Petrobras, совет управляющих которой она в прошлом возглавляла, будучи министром. Но и рейтинг Темера крайне низок. По данным последних опросов, 60% избирателей считают, что ему следует добровольно уйти в отставку. Во время своего выступления на открытии Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро 5 августа Темер был освистан трибунами.

В авангарде атак на Дилму выступили издания медиаконцерна Globo, доминирующего в информационном пространстве крупнейшей страны Латинской Америки. «Масс-медиа здесь, в Бразилии, были настроены очень критично ко мне, к моему правительству и сторонникам, но те же самые СМИ вдруг проявили необыкновенную симпатию к пришедшему нам на смену переходному правительству, — подчеркнула Русеф в недавнем интервью RT. — Это правительство они не критикуют. Мы не хотим никого  контролировать в масс-медиа. Мы просто против медийной олигополии, когда вся власть держится в руках нескольких семей».

Сенат приступил к финальной стадии рассмотрения вопроса об импичменте Русеф в минувший четверг, 25 августа. Заседания верхней палаты парламента транслируют в прямом эфире крупнейшие бразильские телеканалы, радиостанции и интернет-порталы. Консультации, в которых принимает участие 81 сенатор, проходят под председательством главы Федерального верховного суда республики Рикарду Левандовски. Первые два дня слушаний были посвящены выступлениям свидетелей. Процедура импичмента главы государства в Бразилии организована по правилам судебного процесса, поэтому свои речи перед сенаторами произносили стороны обвинения и защиты.

Для отставки Русеф необходимо, чтобы импичмент поддержали по меньшей мере две трети сенаторов, то есть 54 голоса. В этом случае Темер займёт пост главы государства до выборов 2018 года. Если же число сторонников отрешения от власти окажется меньшим, Русеф вернётся к работе в качестве главы государства. Подобный сценарий представляется маловероятным, так как 10 августа за продолжение процесса импичмента проголосовали 59 сенаторов. В специальном обращении к нации Русеф пообещала, что в случае своего возвращения на высший государственный пост поддержит идею проведения всеобщих досрочных выборов и реформы, которая уменьшит число политических партий в стране. Однако эта инициатива крайне непопулярна среди сенаторов, которые опасаются потерять свои мандаты.

«Железная дама»

Дилма Русеф родилась в 1947 году в семье болгарского эмигранта, активного члена компартии Петра Русева. В возрасте 17 лет вступила в Революционную марксистско-политическую рабочую организацию, боровшуюся с военной диктатурой. Входила в её наиболее радикальную фракцию, члены которой совершали нападения на банки и устраивали террористические акты, но не принимала непосредственного участия в вооружённых акциях. В 1970-м была задержана полицией и посажена в тюрьму, где в течение 22 дней подвергалась избиениям и пыткам. Военные также применили к ней такую жестокую меру психологического воздействия, как инсценировка расстрела.

Вышла из тюрьмы в конце 1972 года, поступила в университет южного штата Риу-Гранде-ду-Сул, где отбывал заключение её второй муж, тоже один из членов революционного подполья. Он освободился в 1973 году, а в 1976-м у них родилась дочь. Ещё год спустя Русеф окончила университет с дипломом бакалавра по специальности «экономика». В конце 1980-х годов работала казначеем в мэрии Порту-Алегри, в 1990-е возглавляла негосударственный Фонд экономики и статистики и работала в Министерстве энергетики Риу-Гранде-ду-Сул.

Долгое время состояла в Демократической рабочей партии, но в конце 1990-х перешла в более радикальную Партию трудящихся. После кризиса с подачей электроэнергии на юге Бразилии в начале 2000-х тема энергетики стала в стране крайне актуальной, и лидер Партии трудящихся Луис Инасиу Лула да Силва воспользовался опытом Дилмы в своей предвыборной кампании. Став президентом в январе 2003 года, он назначил Русеф, которую к тому времени ласково называл уменьшительно-ласкательным прозвищем Дилминья, министром энергетики. В 2005-м Дилма возглавила администрацию президента Бразилии, заслужив в политических кругах репутацию «железной дамы» («Dama de ferro»).

В 2008 году Лула да Силва, у которого заканчивался второй президентский срок, заявил о желании передать свои полномочия женщине и назвал Русеф подходящей кандидатурой. 1 января 2011 года после победы на выборах она вступила в должность президента Бразилии, став первой женщиной — главой государства в истории страны. Второй срок Русеф на посту президента начался 1 января 2015 года.

В 2009 году Дилма вылечилась от рака лимфатических узлов на ранней стадии, из-за проведённой химиотерапии она несколько месяцев носила парик. Русеф дважды была замужем, сейчас разведена.

Общественное мнение Бразилии разделилось по поводу судьбы президента. Граждане недовольны спадом в экономике, ростом безработицы, громкими коррупционными скандалами. При этом сама Дилма, проводившая социал-демократическую политику, по-прежнему популярна среди малообеспеченных бразильцев и молодёжи. Процесс импичмента в отношении Русеф привёл к обострению социальной обстановки и массовым выступлениям в её поддержку.

 Андрей Лощилин

russian.rt.com

Бразилия глава государства сейчас — Все карты мира

Ныне действующий президент Бразилии является 36-м по счету с момента основания президентской республики и введения этой должности в 1891 году.

Содержание статьи:

Возникновение королевства

Интересно, что до 1889 года Бразилия была королевством. Как монархия могла возникнуть в португальской колонии? Сначала Жуан VI в 1806 году официально сделал своей столицей южно-американский город Рио-де-Жанейро. Он спасался, таким образом, от Наполеона, захватывавшего одну европейскую страну за другой. Но тогда фактически Бразилия оставалась еще колонией и только волею случая управляла метрополией. В 1821 году король возвратился в Португалию, а его сын Педру I остается вице-королем Бразилии.

Конец монархии и первый президент

В отсутствие короля в Португалии усилилась оппозиция абсолютистов, которая требовала упразднения монархии вообще. С целью сохранения власти Педру I объявляет Бразилию независимым королевством, которое просуществовало до момента создания Президентской республики Бразилии.

Мануэл Дедору да Фонсека — первый президент Бразилии. Выходец из семьи военной аристократии Деодору да Фонсека в 1886 году возглавляет провинцию Риу-Гранди-ду-Сул и становится во главе аболиционистского (ратующего за отмену рабства) движения. В 1889 году он возглавил военный переворот, и монархия пала, а Деодору да Фонсека стал во главе временного правительства. 26 февраля 1891 года его провозгласили главой республики. Но первый президент Бразилии не имел программы развития страны и не смог удержать власть. В этом же 1891 году, 23 ноября, Конгресс объявил ему импичмент. В августе следующего года Мануэл Деодору да Фонсека умер.

Этапы построения республики

Время развития этой крупнейшей страны Южной Америки после свержения монархии условно делится на 5 периодов. Первым из них считается Старая республика. Время ее существования начинается в 1889 году и заканчивается в 1930. За ней следует Эра Варгаса — 1930-1945 годы и время Второй республики — 1946-1964 гг. Военная диктатура, начавшаяся в 1964, заканчивается в 1985 году. Настоящее время, или Новая республика, пришло на смену Военной диктатуре в 1985 году и продолжается по сей день.

Новые времена

Период демократизации общества начался после истечения срока правления последнего военного президента. Первый гражданский президент Бразилии Танкреду Невис (1910-1985) был избран на этот пост Комиссией Выборщиков, но умер, не успев даже принять присягу.

Правление следующего президента Жозе Невиса было отмечено тем, что в самом своем начале им были легализованы десять партий (даже коммунистическая), и, что самое главное, под его руководством была разработана и принята 5 октября 1988 года новая демократическая конституция страны, которая действует и сейчас. Согласно ей, президент Бразилии стал избираться всеобщим народным голосованием. В 1997 году в конституцию была внесена поправка о разрешении действующему президенту баллотироваться на второй срок.

Красивая и влиятельная

Предпоследний президент Бразилии (фото прилагается) Луис Инасиу Лула да Силва находился у власти с 2003 по 2011 гг.

А с 1 января 2011 года страну возглавила красавица Дилма Вана Русеф (Руссефф). Биография этой яркой женщины очень интересна.

В 2005 году она возглавила администрацию да Силвы, став в истории страны первой женщиной на этом посту. А до этого с 2003 по 2005 гг. она была министром энергетики. Это был очень трудный участок экономики, так как в конце второго президентского срока Фернанду Энрике Кардозу (1995-2003), в стране возник энергетический кризис, особенно в южных областях.

С 1 января 2011 года госпожа Русеф — президент Бразилии. Женщина на этот пост была избрана впервые. В 2011-2012 гг. по версии журнала Forbes Дилма Русеф была признана третьей среди самых влиятельных представительниц слабого пола в мире.

Наполовину европейская женщина

Нынешний президент Бразилии (фото можно увидеть в данной статье) родилась в 1947 году в семье болгарского политического эмигранта. Активный член коммунистической партии Болгарии Петр Русев был вынужден в 1929 году покинуть родину. Во Франции он сменил фамилию на Руссеф.

Побывав а Аргентине, отец Дилмы навсегда обосновался в Бразилии, где, спустя время, женился на местной девушке Дилме Жане Коимбра Силва. В семье нынешнего президента Бразилии росло трое детей. Так, у Дилмы есть старший брат Игорь и младшая сестра Жана Лусиа. Все дети получили хорошее начальное классическое образование, в которое входили занятия музыкой (фортепиано) и изучение иностранных языков.

Отцовские гены

Сама Дилма Вана, окончившая в 1977 году федеральный университет Риу-Гранди-ду Сул по специальности «экономика», в совершенстве владеет, кроме родного португальского, французским, английским и испанским языками. Нынешний президент Бразилии, биография которой с юных лет была связана с революционной деятельностью, политикой занялась после военного переворота 1964 года. В его результате законно избранный 24-й по счету президент этой страны Жуан Гелард был свергнут и бежал за границу.

В молодые годы Дилма Русеф принадлежала к радикальной группировке социалистической партии, которая называлась Команда национального освобождения. Ее целью была вооруженная борьба с военной диктатурой. Сама девушка участия в военных действиях не принимала, но все равно два года с 1970 по 1972 гг. провела в тюрьме.

Легальный политик

В те страшные годы во многих странах Латинской Америки у власти находились кровавые военные диктаторы. Невозможно и страшно представить себе, что такую обаятельную и красивейшую женщину в застенках пытали и били. Из тюрьмы госпожа Русеф вышла больной. В дальнейшем эта мужественная женщина занималась только легальной политической деятельностью. Довольно значительный период времени Дилма Русеф состояла в Демократической рабочей партии. Но с 1990-х годов она перешла в Партию трудящихся, в которой тесно сотрудничала с Луис Инасиу Лула да Силвой.

А в 2010 году ее выдвинули на пост президента страны. Ее программу полностью поддерживал тогдашний глава государства. В первом туре выборов, состоявшемся 3 октября 2010 года, она, набрав почти 47% голосов избирателей, обошла Жозе Серра, представителя Социал-демократической партии. Набрав во втором туре 56% голосов, Дилма Русеф стала первой женщиной-президентом самой развитой страны Южной Америки.

Яркая личность и сильная женщина

Как зовут президента Бразилии, в нашей стране знают многие. Ведь эта страна вместе с Россией входит в БРИКС, о котором много говорится в СМИ.

Что касается личной жизни, то Дилма Русеф замужем была дважды. Единственная дочь президента Бразилии, рожденная во втором браке, недавно подарила ей внука.

В 2009 году эта сильная женщина сумела победить страшную болезнь — рак лимфатических узлов. Эта история, как и скандал с прослушкой ее телефонов АНБ США, памятна всем. Нынешний президент Бразилии Дилма Русеф имеет две высшие зарубежные награды – Испании и Болгарии.



Source: fb.ru

Почитайте еще:

karta.uef.ru

Президент Бразилии | БРАЗИЛИЯ СЕГОДНЯ

Президент Бразилии с 2019 по 2022 год — Жаир Мессиас Болсонару.

Бразилия — президентская республика с 1889 года: президент Бразилии является главой исполнительной власти (назначает министров без вмешательства парламента) и считается самой влиятельной фигурой в Латинской Америке. Место работы президента Бразилии — дворец Планалту (на Площади Трех Властей), а его резиденция — дворец Алворада, в городе Бразилиа (читайте здесь о современной столице Бразилии).

В 2018 году на президентских выборах Бразилия перевернула страницу своего политического настоящего и будущего. На пост президента Бразилии был избран Жаир Мессиас Болсонару — правый консервативный федеральный депутат и военный, который пообещал избавить Бразилию от социализма и левой политики, ввергшей страну в глубочайший экономический кризис 2015 — 2017 годов. Выборы Болсонару на пост президента Бразилии стали огромной победой для страны. Наконец-то к власти в Бразилии пришли правые — консерваторы в политике и либералы в экономике — , в связи с чем в Бразилию вернулся оптимизм инвесторов и надежда людей на то, что, если Болсонару действительно выполнит все обещания предвыборной кампании, то экономическая ситуация улучшится и повысится уровень жизни. Читайте подробнее ЗДЕСЬ о том, почему победа Болсонару на выборах президента Бразилии 2018 года была так важна для того, чтобы в будущее Бразилии можно было смотреть с оптимизмом.

Немного о биографии Жаира Болсонару. Болсонару родился в городе Глисериу в штате Сан-Паулу в 1955 году. Член Социал-либеральной партии (PSL) в настоящее время, он был федеральным депутатом в течение семи сроков от различных партий в период между 1991 и 2018 годами. Его брат Ренату Болсонару и трое сыновей также являются политиками: Карлос Болсонару (депутат муниципального собрания Рио-де-Жанейро), Флавио Болсонару (сенатор от штата Рио-де-Жанейро) и Эдуарду Болсонару (федеральный депутат). Жаир Болсонару окончил Военную академию Агульяс Неграс в Рио-де-Жанейро в 1977 году и служил в артиллерийских и парашютных группах бразильской армии. Болсонару вошел в запас бразильской армии в 1988 году в звании капитана, чтобы участвовать в выборах в муниципальное законодательное собрание Рио-де-Жанейро. В 1990-м году он был избран федеральным депутатом от штата Рио-де-Жанейро. Болсонару — консерватор, и его политическая деятельность связана с борьбой против социалистов и с защитой семейных ценностей. Также Болсонару — первый про-американский президент Бразилии за последние 15 лет, который готов выстраивать дружественные отношения с США. По словам Болсонару, его политический кумир — Дональд Трамп, поэтому Болсонару стал известен за границей как «тропический Трамп». Во время предвыборной кампании 2018 года на митинге он подвергся нападению со стороны левого активиста, получив удар ножом в живот. 7 октября Болсонару занял первое место в первом туре президентских выборов 2018 года против кандидата Фернандо Хаддада от социалистической Партии Трудящихся (ПТ). Болсонару был избран Президентом Республики во втором туре 28 октября 2018 года, получив 55,13% голосов.

Президент Бразилии Жаир Болсонару официальное фото

Читайте далее про Дилму Руссефф — президента Бразилии в 2010-2016

brasil-russia.ru

Я знаю, как спасти страну — Российская газета

В эксклюзивном интервью для "Российской газеты" экс-президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва рассказал о своем видении внутриполитической и экономической ситуации в Бразилии, о значимости внешнеполитических связей, роли БРИКС в современном мире, а также подтвердил свое намерение баллотироваться на пост главы государства в 2018 году.

Как Вы относитесь к предложенным нынешним правительством реформам?

Лула да Силва: Новые власти решили радикально отказаться от всего, что было создано ранее. Многие вопросы в экономике, и это действительно так, отданы на откуп рынку. Ими принимается решение о вмешательстве в трудовое законодательство и о проведении пенсионной реформы. Причем все это в форме, отвечающей лишь интересам крупного капитала. А что это значит? Что интересы народа они решили оставить в стороне. Происходящее отчасти напоминает начало кризиса в Греции. Отдельного упоминания заслуживают также изменения, делающиеся с подачи известных западных финансовых институтов, например МВФ. Все, что они предлагали здесь ранее, до нашего прихода к власти, было настолько ошибочным и ужасным, что и говорить не хочется. Возникает логичный вопрос. Почему же ни США, ни Европа не испытали на себе такого же давления и "помощи" от МВФ в период последнего мирового кризиса, а Греция испытала?

Итак. Что мы имеем. Бразилия отказалась от роли значимого игрока на международной арене. Бразилия утратила чувство собственного достоинства. Бразилия выбрасывает на свалку все, что было сделано ради завоевания базовых социальных благ для самых незащищенных слоев населения. И я не согласен с этим. Уверен, что можно найти такой выход из сложившейся экономической ситуации, при котором общество не будет отдано в жертву и граждане не будут вынуждены платить столь непомерно высокую цену. На данный момент экономическая ситуация в Бразилии выглядит следующим образом: федеральный центр не имеет возможности ни пополнять казну через налоговые сборы, ни выделять средства на инвестиции. Штаты и муниципалитеты фактически находятся на грани банкротства. Частные банки жестко ограничили выдачу кредитов. Государственные банки на деле переориентировались на извлечение прибыли, они уже не хотят быть государственными. Национальный банк развития перестал финансировать ключевые проекты, а средства, поступающие в бюджет извне, в качестве иностранных инвестиций, используются только лишь для покупки готовых активов, либо в спекулятивных целях. Мы с товарищами очень внимательно следим за тем, что происходит. И у всех без исключения возникает один вопрос. Что выступит катализатором, кто способен взять ответственность и перезапустить весь экономических механизм?

И вы уже знаете кто?

Лула да Силва: Только государство. Никто другой. Именно государство должно проявить волю и сделать первые радикальные шаги. Во-первых, ограничить уровень доходности банков. Во-вторых, понизить основную процентную ставку Центрального банка. Мы обязаны вернуть государственные банки к их изначальному предназначению - работать в интересах населения. Следует незамедлительно внедрить новую прозрачную политику кредитования индивидуальных предпринимателей и потребителей.

Что изменилось с приходом новых властей?

Лула да Силва: Бразилия вернулась к своему прежнему состоянию закомплексованности, как мы говорим - "комплексу дворняжки". Когда власти стесняются повышать голос, оказываются подчинены воле дяди Сэма, воле США, наивно полагая при этом, что американцы искренне переживают и заботятся о благополучии Бразилии. Что в Европе якобы кто-то действительно думает о будущем бразильцев... Прислушайтесь внимательно к их сегодняшней риторике, они откровенно презирают БРИКС. А на мой взгляд, БРИКС - это величайшее изобретение в мировой политике последних 15 лет. Просто вдумайтесь насколько ценной является сама возможность, чтобы пять крупнейших стран мира сидели за одним столом и генерировали реальные альтернативы в коммерции, развитии производств и науки, координировали политическую повестку и прочее. Это совершенно исключительное и уникальное объединение, значение которого в глобальном масштабе сложно переоценить.

Что же сейчас мешает продолжать эту политику?

Лула да Силва: Но чтобы все это работало необходима прежде всего воля лидеров. Люди должны верить в то, что делают, работать, ругаться, в конце концов, но чтобы у всего этого была какая-то осязаемая цель. Например, вопрос об альтернативе доллару в качестве резервной мировой валюты и создание банка БРИКС, чтобы не зависеть от финансовых инструментов стран Запада. Увы, поверьте, всему этому сегодня придается мизерное значение. И это огромная ошибка Бразилии. Заметьте - ошибка именно Бразилии, всего народа, а не только лишь нынешнего правительства. Дело в том, что вся страна не отдает себе отчета в том, сколько она теряет, лишаясь статуса одного из главных игроков на международной арене. Мы продолжаем оставаться одной из самых крупных экономик латиноамериканского континента, и наши возможности по развитию торгово-экономических связей с ближайшими соседями далеко не исчерпаны. Потом, никуда не делась эта река, несущая гордое имя "Атлантический океан", связывающая нас со всем африканским континентом и остальным миром. С десятками стран, где мы могли бы иметь культурное, экономическое, политическое, технологическое влияние. Парадокс в том, что сейчас Бразилия сама отказывается от всего этого.

Для экспертов в последние годы становится все сложнее понимать, что действительно происходит в Бразилии. В местной прессе публикуется одно, политики делают громкие заявления, а на деле, порой, происходит совсем другое.

Лула да Силва: Проиллюстрирую вопрос живым примером из прошлого. В период наибольшего расцвета нашего правительства, если можно так выразиться, состоялся визит бывшего президента Португалии Мариу Суареша, большого политического деятеля 21-го века. В тот момент он работал над одним телевизионным проектом, и его в поездке сопровождало большое количество журналистов из ведущих мировых изданий вроде Le Monde, The New York Times, Correire della Sera, El Pais, а также несколько корреспондентов из наших, местных газет.

И он меня прямо спросил, постараюсь процитировать дословно: "Лула, помоги мне понять Бразилию. Что у вас на самом деле происходит? Потому что в Европе Бразилия подается СМИ как настоящая сенсация, чудо, самая прекрасная страна на свете с лучшими экономическими и социальными показателями. Ты самый любимый в мире президент. Но, когда мы приезжаем сюда и читаем ваши газеты, то создается впечатление, что страна вот-вот развалится!"

Так вот, это исторически сложившаяся особенность нашей страны, по крайней мере ее современного периода. Честно скажу, когда Дилма Руссефф стала президентом, то наивно полагал, что наши СМИ будут относиться к ней с большим уважением, нежели они относились к моей персоне. Но я ошибался.

Все объясняется очень просто. У нас всего несколько семей контролируют все основные СМИ. И нам стоило огромных усилий создать что-то в противовес этой устоявшейся "медийной мафии". Мы, пройдя очень сложный процесс согласования в Национальном конгрессе, все-таки открыли государственную телевизионную сеть, выделили около 350 миллионов реалов на ее развитие. Но в результате это не сработало. Мы были некомпетентны в этой теме, в этом бизнесе и это правда. Нам так и не удалось изменить законодательство о средствах массовой информации, принятое еще в середине прошлого века. И я публично признаю, что в вопросе информационного противостояния с нашими оппонентами мы провалились и провалились конкретно.

В июне этого года состоится конгресс "Партии трудящихся", где, как предполагается, вы можете объявить об окончательном решении баллотироваться на пост президента в 2018 году. Вы пойдете на выборы?

Лула да Силва: Что касается конгресса. Мною было выдвинуто предложение о том, что наша работа в этом году должна быть сконцентрирована в первую очередь на восстановлении образа "Партии трудящихся" и возвращению доверия со стороны населения. И только после этого мы должны будем начать подготовку к президентским выборам 2018 года. Кстати говоря, мною уже сформирована команда специалистов, разрабатывающая экономическую программу, с которой мы пойдем на выборы. Должен сказать, что если мне позволит здоровье и обстоятельства, то я буду бороться за право стать кандидатом. Я убежден, что Бразилию можно спасти и я знаю, как это сделать.

В чем, по вашему мнению, заключается успех прочных международных отношений?

Лула да Силва: Бразилия может и обязана иметь широкие международные связи. Но диалог между странами не ограничивается просто контактами на бюрократическом уровне. Он во многом зависит от личного диалога между лидерами стран.

Приведу пример из президентского опыта. В ноябре 2002 года у меня состоялась встреча с тогдашним президентом США Джорджем Бушем. Я уже был избран главой государства, но еще не вступил в должность. Так вот, он тогда только и говорил о необходимости совместной борьбы с терроризмом, что нужно победить Аль-Каиду, что в этом замешан Ирак и прочее и прочее. Будучи новичком в переговорах такого уровня, я тогда просто заявил Бушу, что Ирак находится в 14 тысячах километров от моей страны, а у меня на родине есть свой враг - голод. В результате, мы так и не достигли взаимопонимания, но, кстати, не из-за этого Буш превратился в нашего противника. Я скажу больше - отношения между Бразилией и США в эпоху республиканца Буша-младшего были бесконечно лучше, нежели у Дилмы Руссефф с демократом Бараком Обамой. Это конкретный и объективный факт.

Важным является и момент грамотного использования имеющихся возможностей. В этом смысле, мы, я имею в виду глав государств БРИКС, в те года сами до конца не осознавали всей перспективы этой организации. А ведь именно БРИКС может стать величайшим инструментом в мировой политике.

Согласитесь, мир не может зависеть от одной лишь страны, имеющей в своем распоряжении эту "замечательную" машинку, печатающую доллары в огромном количестве. Кто решил, что монета США должна являться эталоном? Почему не золото? Но при этом я твердо убежден, что мы не должны противопоставлять себя США или странам Евросоюза, мы не должны строить БРИКС на конфликтной с остальным миром основе. В конце концов, мы не должны повторять ошибки наших предшественников начала 20 века.

В чем, по Вашему мнению, кроется причина нежелания Бразилии расти в международном смысле?

Лула да Силва: К сожалению, мы так и не избавились от исторически сложившегося культурного комплекса зависимости от "сильных". Речь, естественно, о США и Европе. Наши экономические элиты, буржуазия, на протяжении долгих десятилетий исповедовали и продолжают возводить в культ следующий принцип - если проявлять раболепие, послушание и делать все, что богатые страны велят, то на ваши желания и требования обратят внимание и прислушаются. Но это вранье. Это самообман. Нация как целое и каждый человек в отдельности добиваются уважения за свои дела, за прочность убеждений, жесткую позицию, а не за послушное молчаливое поведение. Вспоминая работу на президентском посту, могу в качестве типично примера привести ход переговорных процессов в рамках ВТО. Неужели там, в ВТО, кто-то уступает только потому, что остался доволен раболепием другого? В переговорах с США мы никогда не видели ни малейшего намека на какое-то желание уступить. За закрытыми дверьми переговорных комнат нет благотворительности! Каждый хочет оказаться в выигрыше, отстоять свою долю, никто не хочет уступать! Но у нынешних властей нет желания биться за интересы своей страны.

Раз вы упомянули действующее правительство, прокомментируйте последние шаги главы государства по выводу страны из кризиса.

Лула да Силва: То, что мы сейчас наблюдаем, это самый невероятный упадок и регресс, которых я даже представить не мог. Признаюсь, мы никогда не предполагали, что страна может дойти до такого состояния. Да, мы совершали ошибки, да, мы не сделали всего, что обязаны были сделать. Но ведь демократия это благо и завоевание всего человечества! При этом не считаю ее идеальным политическим режимом, но лучшего пока что ничего не придумали. Знаете почему я еще очень ценю демократию? Потому что только при демократии босяк вроде меня может стать президентом (смеется).

Что касается внутриполитической ситуации. Сегодня совершается серьезная ошибка. Они (нынешнее правительство) вернулись к старому тезису о том, что Бразилия должна управляться только в интересах 35% (богатого) населения страны. Под предлогом того, что "на всех граждан богатств у них не хватит". А раз так, то давайте будем править страной в интересах людей уже обеспеченных и не будем замечать всех остальных. Бедные люди для них - это просто цифры в статистических отчетах и ничего более.

У нас всего несколько семей контролируют все основные масс-медиа

Такая философия совершенно противоположна нашим подходам и принципам. Мы доказали всему миру, что бедный человек не представляет собой проблему для экономики. С помощью целого ряда нововведений мы трансформировали бедняка в активную единицу экономических процессов. Люди превратились и в потребителей, и в производителей благ. Создавались рабочие места, заработала программа помощи малоимущим и еще несколько сотен экономических микро-политик по кредитованию и финансированию малого бизнеса. Все это привело к тому, что миллионы граждан, еще недавно бывших на мели, превратились в полноценных экономических агентов. И это совершенно беспрецедентным образом отразилось на их качестве жизни. 40 миллионов человек повысили свой социальный класс, а 36 миллионов человек впервые выбрались из бедности. За 12 лет было создано около 22 миллионов рабочих мест. И это при том, что за это же время в Европе, и в мире в целом, более 62 миллионов человек потеряли работу.

Но ведь вы не будете отрицать, что и в период правления "Партии трудящихся" не все шло так гладко, и отчасти нынешний кризис - это продукт ряда ошибочных решений?

Лула да Силва: Вы уже наверняка слышали широко распространенный тезис о том, что правительство Дилмы Руссефф и "Партия трудящихся" якобы "позволяли себе непомерные траты на социальные программы, разбазаривали миллиарды реалов направо и налево, не отдавая себе отчета в этом". Но на самом деле проблема кроется в другом. Образовался определенный просчет в доходной составляющей бюджета из-за предоставления чрезмерных налоговых льгот. Чтобы представить масштабы - с 2009 по 2010 мы "потеряли" таким образом 47 миллиардов реалов. А при правительстве Руссефф, с 2011 по 2014 годы, недостача составила уже 458 миллиардов реалов. То есть именно этих денег в результате и не хватило, чтобы нормально сверстать бюджет 2015 года.

Это была, пожалуй, самая главная наша ошибка. Заметьте, я не просто так говорю "наша". Я в полной мере беру на себя ответственность за случившееся, потому что являюсь частью "Партии трудящихся". Но с другой стороны, следует помнить, что в 2014 году в Бразилии был рекордно низкий показатель по безработице за всю нашу историю - 4,6%. То есть, мы жили по этому показателю по стандартам Дании, Финляндии, Швеции и так далее. (с момента запуска процедуры импичмента безработица в Бразилии увеличилась практически в три раза, до отметки 12% в декабре 2016 года -  "РГ").

Нынешние власти разрушают все то хорошее, что было достигнуто за прежние годы. И не гнушаются при этом даже такой "святой коровы", как Petrobras, являвшейся некогда лидирующим гигантом на мировом нефтяном рынке.

Вы упомянули Petrobras, но ведь не только она заметно сдала свои позиции. Создается впечатление, что все промышленные локомотивы Бразилии находятся в упадке.

Лула да Силва: Это происходит как раз по причине безвластия. Когда нелегитимное правительство не имеет ничего и близко похожего на долгосрочный стратегический план развития государства. Вряд ли они всерьез задаются вопросом о том, какую страну хотят построить. Ведь очевидно, что сознательно наносится непоправимый вред нашей промышленности. И еще один интересный момент, на который хочу обратить внимание. Речь об установленном потолке на расходы на государственное образование. Это напрямую связано с промышленностью. То есть, когда вы ограничиваете расходы на образование, вы фактически говорите будущим поколениям, что эта страна не будет иметь никакой политики промышленного развития, высоких технологий и так далее. Вы говорите будущим бразильцам, что самостоятельно отказываетесь даже от попытки сделать нашу страну конкурентноспособной на мировом рынке.

Такое предприятие как Petrobras фактически подставляется и вовлекается в весь этот антикоррупционный процесс, который, кстати говоря, расследуется с подачи и при помощи США. Затем разрушается политика построения национальной промышленности, позволившая в последние годы эту самую промышленность поднять на небывалые высоты. И что в результате? В результате вы позволяете иностранным компаниям занять места, принадлежавшие национальным производителям. Это политика разрушения.

И здесь стоит вспомнить про другой момент, геополитический. При нас были открыты крупнейшие глубоководные месторождения легкой нефти, "Пре-Сал". Самая крупная находка подобного рода в 21 веке. И, как понимаете, западные партнеры остались очень недовольны тем, что мы приняли закон, ограничивающий участие иностранных компаний. Что же делает нынешнее правительство? Лишает Petrobras привилегированного права на разработку этих месторождений под надуманным предлогом. Компания, якобы, не имеет возможностей, что, мол, технологии не позволяют и так далее. Так вот, это все вранье чистой воды. В общем, они умеют только отдавать. Причем то, что принадлежит всему народу. Просто продают будущее нашей страны в чужие руки. Это, прямо скажем, какая-то безумная политика самоуничтожения.

Вы считаете, что геополитические интересы некоторых стран сыграли определенную роль в том, что происходит сейчас в Бразилии?

Лула да Силва: Приведу некоторые факты, чтобы проиллюстрировать вопрос. Когда я стал президентом, судостроительная отрасль Бразилии имела около 2 тысяч работников. Мы же довели число работников отрасли до 84 тысяч человек! И тут, с середины прошлого года этот показатель снизился до 30 с небольшим тысяч. Только вдумайтесь, в 2000-х годах было практически невозможно отыскать бразильца с профессиональным инженерным судостроительным образованием! Не было специалистов по железным дорогам. Мы сознательно принимали такие пакеты законодательства, где впервые прописывались приоритеты по развитию национальных отраслей. Мы обязали иностранных партнеров, выигравших тендеры на те или иные проекты, включать в договор пункт о передаче технологий, знаний, опыта.

Когда мы все это делали, мы мечтали о другой стране! О более развитом государстве! Ведь с исторических времен основной геополитический постулат не изменился - чем сильнее ты сам, тем сильнее твоя переговорная позиция. Во многом наши ведущие компании пали жертвой антикоррупционных расследований. Я так скажу, борьба с коррупцией это дело нужное и правильное, но по воле некоторых прокуроров и одного судьи (намек на Сержиу Моро, судью ведущего главное антикоррупционное расследование "Лава-Жато" - Прим. "РГ") уничтожается именно национальная составляющая крупных компаний. Чье место уже активно занимают американцы и другие. Они считают, что это нормально. Что так должно быть. Я же верю в обратное - ни одно государство не может считаться полноценно суверенным, если не располагает крупным промышленным комплексом. Потребуются неимоверные усилия, чтобы восстановить разрушенное.

Это же относится и к компаниям военно-промышленного комплекса?

Лула да Силва: Прошу меня простить, но и тут приведу воспоминания из прошлого. В 2003 году, когда я вступил в должность президента в первый раз, в вооруженных силах страны был такой порядок - солдат освобождали от службы уже в 11 утра каждого дня. Можете себе такое представить? А знаете почему? У министерства обороны банально не было денег на оплату обеденного рациона для военнослужащих! Денежное довольствие не дотягивало даже до уровня минимальной оплаты труда. Военная промышленность была практически парализована. Представьте, в военно-воздушных силах не на чем было летать!

Во флоте - шутка, конечно, но многие боевые корабли напоминали суда 200- летней давности.

Да чего уж говорить, военные должны олицетворять силу, вселять гордость за свою страну. А я прекрасно помню один из моих первых парадов в честь 7 сентября, Дня независимости, и это было совершенно противоположным этим идеалам зрелище - боевые машины с облупленной краской, поцарапанными и мятыми капотами... В общем, скажу так, я продолжаю исповедовать такую мысль - вооруженные силы это как бог, то есть, вы никогда не знаете точно, придется ли вам их применить или нет, но когда этот момент настанет, вы должны быть уверены, что они справятся с поставленной задачей. Поэтому мы столько сил вложили в развитие вооруженных сил и военной промышленности.

rg.ru

Как выбирают президентов?. Бразилия для любознательных

Как выбирают президентов?

В октябре 1998 года бразильцы избрали нового президента. Точнее — переизбрали старого. Задолго до того дня, когда 105 млн. избирателей пришли к урнам для голосования, исход выборов ни у кого не вызывал сомнений. Президенту Фернанду Кардозу альтернативы просто не было. Кандидат левых — бывший рабочий Луис Инасиу да Силва[45] (в народе его называли просто Лула[46]) практически не имел шансов на победу. Это была его вторая неудачная попытка занять президентский дворец.

Бразильцы не очень высоко ценят своих политиков. По их поводу иронизируют, их нередко высмеивают карикатуристы, пресса к ним безжалостна, когда они того заслуживают. И, надо признаться, они часто своими поступками дают повод для этого. Щадят бразильцы только одного президента. В разговорах, в митинговых и парламентских речах редко можно услышать грубость по адресу главы государства. Его могут не любить, но проявлять неуважение, тем более допускать оскорбительные выпады — здесь не принято.

Только один бывший президент заслужил всеобщее осуждение. Это — Фернанду Коллор, молниеносно появившийся на политическом небосклоне и столь же быстро ушедший в небытие. Одни ненавидят его за обманутые надежды, другие недолюбливают за слишком откровенную тягу к богатству. И это в Бразилии, где пристрастием к деньгам никого не удивишь. Просто во всем нужно знать меру и не зарываться. А Ф. Коллор пренебрег этой нравственной нормой, спутав государственную казну со своим собственным карманом, и в результате был отлучен от власти через три года после избрания.

Неблаговидные поступки политических деятелей дают бразильцам основание говорить о том, что политика — дело аморальное. Это подтверждают и факты коррупции среди довольно высоких чиновников.

— Что вы хотите, — говорила мне одна знатная сеньора, — демократия для большинства бразильцев — «вещь в себе». Чтобы привыкнуть жить в условиях открытости и гласности, когда все дела общественного человека просвечивают, как под рентгеном, нужно время. Да и нравы необходимо менять. Трудно преодолеть традиции тех времен, когда сильный делал все, что хотел. В 1989 году мы отдали голоса молодому и энергичному Коллору. После стольких лет правления людей, взращенных в казармах, он казался воплощением надежд на цивилизованную жизнь. На него, — продолжала рассуждать моя собеседница, — возлагали свои надежды выходцы из среднего класса. И не только потому, что он отличался смелостью, молодостью и привлекательной внешностью. В нем видели человека, способного преградить путь к власти коммунисту Луле.

Мои попытки убедить ее в том, что Лула вовсе не коммунист, а скорее социалист, каких немало в коридорах власти в Европе, оказались тщетными. Коммунизм в Бразилии видят везде, где едва мелькнет розовый цвет или прозвучит левая фраза. Поэтому во все времена власти в Бразилии не жаловали носителей прогрессивных идей. В прошлом на них навешивали идеологические ярлыки, жестоко преследовали, бросали в тюрьмы, пытали, а наиболее стойких поборников левой идеи попросту физически устраняли. Так было во времена «Нового государства» Жетулиу Варгаса и в сумрачные годы военного правления (1964–1985 гг.). Да и сейчас «призрак коммунизма» наводит ужас на обывателя в периоды избирательных кампаний.

В Бразилии никогда не было так трудно отличить левого от правого, как сейчас, отчасти из-за того, что никто не хочет считать себя правым. Были времена, когда левого деятеля узнавали по наличию бороды. Однако появление в ходе избирательных кампаний бородача правого толка Энеаса[47] все запутало. Теперь и лозунги не говорят ничего об идеологической ориентации кандидата в президенты или губернаторы. Раньше прогрессивным считался тот, кто защищал социальную справедливость. В конце 90-х годов борьбу с бедностью возглавил председатель сената А. Магальяэс[48], которого никому в голову не придет причислять к левым. Партия трудящихся, возглавляемая Лулой, решила выбросить из своей программы упоминание о социализме. По инициативе партийных руководителей начались дебаты вокруг этого вопроса в стиле знаменитой фразы президента Ф. Кардозу: «Забудьте то, о чем я писал в бытность свою социологом». Такая идейная чехарда внесла еще большую путаницу в пестрый калейдоскоп бразильской политической жизни. Избирателю очень трудно разобраться во всем этом.

4 октября 1998 г. на избирательных участках Сан-Паулу образовались огромные очереди. Мне пришлось простоять несколько часов, чтобы воспользоваться своим гражданским правом. Очереди в Бразилии — явление довольно редкое. С ними иногда сталкиваешься в банках, на стадионах, транспорте, бирже труда. Но стоять несколько часов в очереди, чтобы выполнить свой гражданский долг? Это трудно понять, не зная бразильских реалий. А все объясняется просто. Голосование в Бразилии обязательное. Мой сосед по дому Маркос на недоуменный вопрос, когда я еще не имел бразильского гражданства и плохо ориентировался в здешней жизни, ответил: «В Бразилии нельзя пренебрегать гражданским долгом. Если у вас в документах не будет отметки об участии в выборах, могут возникнуть неприятности».

Конкурс кандидатов в президенты, конечно, не идет ни в какое сравнение с предвыборным шоу в США. Здесь все гораздо проще, но по сути — то же самое. Претенденту нужно сначала заручиться поддержкой какой-либо партии, а после этого собрать финансовые средства на избирательную кампанию. Чтобы стать президентом страны, нужны немалые деньги.

В Бразилии большинство президентов были выходцами из богатых семей. Но это необязательное условие. Местная финансово-промышленная элита чаще стала нанимать хорошо образованных и надежных профессионалов из среднего класса. И они верно служат ей. Но голоса, благодаря которым становятся президентами, идут в основном из низов. Им преподносят очередного кандидата в лакированной упаковке ловкие пропагандисты и имиджмейкеры. А кто же платит за их избрание? На переизбрание Ф. Кардозу президентом Бразилии банки и промышленные магнаты не поскупились. Повторное избрание на пост главы государства обошлось ему почти в 40 млн. реалов. Особую активность в снабжении президента деньгами в ходе избирательной кампании проявляли ведущие бразильские банки, выделившие на его переизбрание 11,5 млн. реалов. Крупнейший коммерческий банк «Итау», например, пожертвовал 2,6 млн. реалов, банк «Реал» постарался не отстать от своего конкурента, внеся в избирательный фонд президента 2,3 млн. реалов. Промышленный концерн «Вотарантин» также не поскупился. Его взнос составил 2 млн. реалов. Ну, а кто платит, тот и получает возможность влиять на политику правительства. Для сравнения следует отметить, что основной конкурент президента Ф. Кардозу на выборах 1998 года Л. Инасиу да Силва потратил всего лишь 3,9 млн. реалов, то есть в 10 раз меньше.

— Бразильские политики, — убеждал меня старый приятель журналист Карлос, — напоминают современную женщину, которой очень хочется выглядеть молодой и привлекательной, хотя она знает, что эти качества ею давно утрачены. У многих наших политиков за душой ничего нет, одни обещания, в которые мало кто верит. Я устал слушать этих профессиональных демагогов. Их речи варьируют в зависимости от аудитории и обстоятельств. Поэтому то, что они говорят, нельзя воспринимать всерьез.

Президент Ф. Кардозу, начинавший политическую карьеру сенатором, и в президентском дворце не перестал быть человеком, вышедшим из парламентской среды, где любят много говорить. Он не скупился на рассуждения о реформах, но практически сделал мало. Он щедро раздавал фаворы политическим попутчикам, покупая этим их голоса в парламенте, где без поддержки большинства депутатов и сенаторов не пройдет ни одна инициатива правительства. Без этого большая политика в Бразилии немыслима. Правда, бразильцы не всегда были справедливы в своем отношении к президенту Ф. Кардозу. Его рейтинг резко пошел вниз вскоре после переизбрания на второй срок. Сам он вел скромный образ жизни. Его зарплата ненамного превышала денежное содержание депутата или сенатора. При этом президент несет бремя ответственности за все, что происходит в стране. Его ругали, на него сыпались упреки со всех сторон. Близкие к нему люди отмечали, что после первого президентского срока он сильно сдал, постарел. Ремесло президента в Бразилии — обременительное и неблагодарное. У него нет особых льгот, дворцов и роскошных загородных резиденций. Его официальная резиденция в столице — дворец «Алворада» («Рассвет») — довольно скромное современное здание, к тому же с основательно прохудившейся крышей. Как выяснилось, в государственной казне не нашлось денег, чтобы своевременно произвести ремонт дворца, построенного великим зодчим Оскаром Нимейером в далеком 1960 году. Президент под постоянным взором журналистов, у него практически нет частной жизни. Выйдя в отставку, кроме скромной пенсии, бразильский президент ничего не получает от общества, которому он служил несколько лет.

И все-таки власть влечет к себе. Желание послужить народу, отечеству или иные мотивы движут людьми, взбирающимися на ее вершину? Рядовой бразилец над этим вряд ли задумывается. Президента он избирает раз в четыре года. Иногда видит его на экранах телевизоров, но чувствует, что он от него так же далек, как расстояние от фавелы до дворца «Алворада».

Говорят, лучший бразильский президент XX века Жуселину Кубичек, создатель новой столицы, за пять лет изменил облик Бразилии. Он заставил страну развиваться быстрыми темпами, посадил бразильцев на автомобили, вселил в них веру в будущее. Его президентство называют «золотыми годами». Жуселину чтят и помнят. Он плохо ладил с военными и парламентариями. Поэтому первые устраивали против него заговоры, а вторые мешали многим его начинаниям. Но чем дальше отдаляется Бразилия от 50-х годов, когда во главе ее стоял Ж. Кубичек, тем больше теплоты чувствуется в словах людей, которые вспоминают о нем с благодарностью.

В старомодном квартале Рио-де-Жанейро среди жилых зданий выделяется своей архитектурной строгостью трехэтажный особняк. Его называют дворцом «Катете». После свержения монархии в нем размещалась официальная резиденция бразильских президентов. Почти каждый день мне приходилось бывать около этого бежевой расцветки здания. В то время он стоял опустевшим и заброшенным. Это позже в нем открыли Музей Республики. Проезжая мимо бывшей резиденции бразильских президентов, я мысленно пытался представить себе, как развивались события в тот трагический день 24 августа 1954 г., когда президент Жетулиу Варгас покончил счеты с жизнью выстрелом из пистолета. В своем предсмертном обращении к народу он обвинял местных реакционеров и «международные группы» в саботаже политики его правительства.

Из всех персонажей бразильской истории меня больше всего интриговала личность Варгаса. Ему довелось править Бразилией в очень сложный и противоречивый период бразильской истории (1930–1945 гг.). В 1950 году он вернулся из политического небытия в президентский дворец, одержав победу на свободных выборах. Он сильно отличался от того малоизвестного провинциального политика, который не признал результаты выборов 1930 года, объявив их подтасованными, и, опираясь на верные ему воинские части, захватил власть в стране. За долгую жизнь в большой политике Варгас часто прибегал к насилию как самому весомому аргументу в борьбе с политическими противниками. В Бразилии 20–30-е годы отмечены острыми политическими и социальными конфликтами. Нередким явлением были заговоры и вооруженные восстания оппозиционных сил. В таких условиях удержать страну под контролем без диктатуры Варгас был не способен.

В бразильской истории он так и остался противоречивой и спорной личностью, сделавшей немало для индустриализации и приобщения страны к принятым в западном мире социальным стандартам. Вершил он это благое дело, правда, жестокими методами. Поэтому одни бразильцы считают его самой яркой личностью современной истории, а другие — узурпатором, оставившим мрачный след в недавнем прошлом. Говорят, что этот невзрачного вида низкорослый человек страдал от физической неполноценности. Его крупное тело не гармонировало с коротенькими ногами. Прожив более 70 лет, он, будучи прирожденным политиком, так и не сумел найти выход из клубка противоречий, которыми опутана политическая жизнь Бразилии.

Полная противоположность Варгасу — президент Жаниу Куадрос. Он был избран главой государства в 1960 году в возрасте 44 лет, одержав убедительную победу над своими соперниками из традиционных буржуазных партий. Но, как и Варгас, вынужден покинуть президентский дворец «Планалто» («Плоскогорье»)[49], столкнувшись с грубым давлением бразильских генералов, которых раздражали независимые шаги нового президента во внешней политике. Куадрос, однако, не стал стреляться, а поднялся на борт лайнера итальянской компании «Эуженио Че» и преспокойно отбыл в Европу.

Один мой приятель был знаком с Куадросом и имел возможность вблизи наблюдать его политическую траекторию. От него мне довелось услышать немало курьезных, анекдотичных историй о жизни президента. Этот неудачливый адвокат и школьный преподаватель обладал магическим даром виртуозного демагога. Его политическая карьера была молниеносной. В 1947 году он стал депутатом муниципальной палаты Сан-Паулу, потом депутатом Законодательного собрания штата Сан-Паулу и Национального конгресса. На постах мэра Сан-Паулу и губернатора одноименного штата он прославился тем, что старался выполнить обещание очистить город и штат от взяточников и прочих жуликов в государственных учреждениях. На предвыборных плакатах его изображали с метлой в руках. Столь выразительный пропагандистский прием производил впечатление на наивных и доверчивых избирателей, которые во всех бедах винили продажных политиков и чиновников.

Фернанду Кардозу, покинувший президентский пост 1 января 2003 г., в одном из последних интервью сказал, что «не боится суда истории». За восемь лет его правления демократия в Бразилии окрепла, стали проводиться социально-экономические реформы, несколько улучшившие положение наиболее обездоленных слоев населения. Президент любил повторять, что за первый президентский срок он вывел за черту бедности 13 млн. жителей страны. Вот только люди со скромным достатком, живущие на краю бедности, не разделяли президентского оптимизма и его убежденности в том, что социальные перемены в Бразилии нельзя проводить более быстрыми темпами. В этом следует искать причину того, почему на президентских выборах в октябре 2002 года кандидат левых сил Луис Инасиу Лула да Силва наконец сумел одержать победу, причем убедительную. Во втором туре за него отдал свои голоса 61% избирателей. Бразильцы устали ждать и, преодолев свои колебания и опасения, предпочли бывшего рабочего-металлурга и профсоюзного деятеля опытным политикам с университетскими дипломами и непомерными личными амбициями, которые чаще всего не выполняли свои предвыборные обещания. Перед новым президентом стоит сложная задача — не разрушая созданного его предшественником и не нарушая социального мира в стране, провести необходимые преобразования, способные изменить жизнь десятков миллионов бразильцев в лучшую сторону.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *