Содержание

Исчезнувший архипелаг: где искать останки ГУЛага?: antisovetsky — LiveJournal

КАРЛАГ


Карагандинский исправительно-трудовой лагерь – один из крупнейших лагерей – существовал с 1930 по 1959 гг. и подчинялся ГУЛагу НКВД СССР. На территории находилось семь отдельных поселков с европейским населением – свыше 20 тысяч человек. В настоящее время в бывшем здании Управления лагерей Карлага в поселке Долинка размещен музей памяти жертв политических репрессий.
Карлаг.«Мамочкино кладбище», место захоронения детей узников Карагандинского лагеря. Поселок Долинка Карагандинской области

ДОРОГА КОСТЕЙ


Печально известная заброшенная трасса, ведущая из Магадана в Якутск. Дорогу начали строить в 1932 году. Десятки тысяч людей, участвовавших в прокладке трассы и погибших там же, хоронили прямо под дорожным полотном. По этой причине тракт и прозвали «дорогой на костях». Лагеря вдоль трассы назывались по километровым отметкам. Всего через «дорогу костей» прошло около 800 тысяч человек. Со строительством федеральной магистрали «Колыма» старый колымский тракт пришел в упадок, и на сегодняшний день находится в заброшенном состоянии.
Дорога костей. Якутск-Магадан.

ПЕРМЬ-36


Бывший лагерь, расположенный неподалеку от города Пермь. В 90-е гг эта исправительно-трудовая колония строгого режима для осужденных за «особо опасные государственные преступления» превращена в музей – Мемориальный музей истории политических репрессий «Пермь-36». Бараки, вышки, сигнально-предупредительные сооружения и инженерные коммуникации были здесь отреставрированы и воссозданы заново. После серии скандалов, инициированных местными властями и российскими коммунистическими движениями, музей репрессий приостановил деятельность и возможно будет перепрофилирован в музей пенитенциарной (уголовно-исполнительной) системы.

Пермь-36

СОЛОВКИ


Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) был первым и самым известным лагерем на территории Советского Союза. Он был расположен в Белом море, на архипелаге Соловецкие острова и быстро стал символом репрессивной системы. СЛОН завершил свое существование в 1937 году – за 20 лет через Соловки прошло несколько десятков тысяч заключенных. Кроме «политических» на архипелаг массово ссылали обычных преступников и духовенство. Сейчас на острове находится только монастырь, который в последние годы тщательно отреставрировали.
Соловки

ДНЕПРОВСКИЙ РУДНИК


Днепровский рудник находится на Колыме, всего в трехстах километрах от Магадана. Когда в 20-х годах ХХ века на Колыме обнаружили богатые месторождения золота, сюда начали массово ссылать заключенных.
В минусовую погоду (зимой столбик термометра опускался ниже отметки в -50 ˚С) «предатели родины» добывали на этом руднике олово при помощи кирок, ломов и лопат. Кроме советских граждан, в лагере сидели также финны, японцы, греки, венгры и сербы.
Днепровский рудник

МЕРТВАЯ ДОРОГА


Строительство железной дороги вдоль Северного полярного круга Салехард-Игарка было одним из самых грандиозных проектов ГУЛага. Идея строительства принадлежала самому Сталину:«Надо браться за Север, с Севера Сибирь ничем не прикрыта, а политическая ситуация очень опасная». Несмотря на жесткие погодные условия: сильные морозы и болота, кишащие гнусом, дорога возводилась быстрыми темпами – начав строительство в 1947 г., уже к 1953 г. было проложено 800 км из запроектированных 1482 км. В 1953 г. после смерти Сталина было решено стройку законсервировать. На всем ее протяжении остались брошенные локомотивы, пустые бараки и тысячи погибших строителей из числа заключенных.
«Мертвая Дорога» Салехард-Игарка. Брошенный паровоз.

ВАСИЛЬЕВКА


Лагерь «Васильевка» в Алданском районе был одним из самых крупных. Пять тысяч человек, осужденных на 25 лет по уголовным и политическим статьям, были заняты здесь на добыче монацита (минерала, содержащий уран-235) и заготовке леса. Отличительной чертой лагеря была жесткая, даже для лагерей ЛУГага, дисциплина: за попытку к бегству заключенных приговаривали к высшей мере наказания – расстрелу. Заключенные жили в полной изоляции от внешнего мира, так как были лишены даже права на переписку. На бывшей территории лагеря, официально закрытого в 54-ом году, были установлены два креста в память о жертвах сталинских репрессий.
Лагерь Васильевка

ВЯТЛАГ


В 1938 году по специальному приказу Наркомата внутренних дел Советского Союза на севере Кировской области был создан один из крупнейших исправительно-трудовых лагерей НКВД — Вятлаг. В сталинские годы с 1938 по 1956 в Вятлаге отбывали наказание больше 100 тысяч человек, граждане двух десятков государств и восьмидесяти национальностей.
Среди известных заключенных Вятлага: поэт Борис Чичибабин — был осужден за «антисоветскую агитацию», в лагере работал на лесоповале. Композитор Поль Марсель, автор популярного романса «Дружба» — был обвинен в заговоре и убийстве Сергея Мироновича Кирова. Несколько месяцев провел в камере смертников. Решением особой тройки при НКВД по Ленинградской области смертный приговор был изменен десятилетнее заключение в «исправительно-трудовых лагерях». В Вятлаге трудился на «общих работах» и музицировал в культбригаде осужденных. Звезда советского кинематографа, актриса Татьяна Окуневская — была обвинена в «антисоветской деятельности». В Вятлаге занималась раскорчевкой пней и работала в лагерном театре. Философ Дмитрий Панин, арестован по доносу за «антисоветские разговоры», в лагере работал слесарем.
Вятлаг

БУТУГЫЧАГ


Исправительно-трудовой лагерь, входил в Теньлаг, подразделение ГУЛАГа. Лагерь существовал в 1937-1956 годах в Колымском краю Северо-Востока России (позже Магаданской области). Лагерь в основном известен своими смертельными урановыми рудниками. Об этом говорят некоторые российские историки, такие как Жорес и Рой Медведевы. Он являлся одним из немногих лагерей, где после Великой Отечественной войны заключенные добывали уран. Если в других концлагерях главными причинами смерти заключенных были непосильный труд, холод и голод, то здесь к ним добаловались постоянное излучение и токсичное воздействие урановых руд. Лагерь известен в первую очередь останками трепанированных черепов заключенных. В лагере была медицинская лаборатория о чем свидетельствуют воспоминания бывших узников и сохранившиеся остатки оборудования. Цель и результаты исследований неизвестны до сих пор.
В состав Бутугычага входило несколько отдельных лагерных пунктов (ОЛП «п/я №14», «Дизельная», «Центральный», «Коцуган», «Сопка», «Вакханка»).
Бутугычаг.
Обогатительная фабрика.

ЛАГЕРЬ У ГОРЫ ТОРАТАУ


Салаватская система лагерей ГУЛаг в Башкирии включала в себя 10 лагерей, а лагерь у горы Торатау был худшим из них всех. Заключенные немели от ужаса только при одном его упоминании. Три тысячи заключенных, кандалы с которых никогда не снимали, здесь добывали и жгли известняк. Горные воды затапливали бараки арестантов, превращая их жизнь в ад, а люди умирали не только от голода, холода и болезней, но и убивая друг друга. Хоронили их там же, неподалеку от выработок известняка. В мае 1953 года лагерь упразднили, но судя по всему, доживших до этого дня заключенных к тому времени оставалось совсем немного.
Лагерь у горы Торатау

По материалам http://dnpmag.com/2015/08/19/ischeznuvshij-arxipelag-gde-iskat-ostanki-gulaga/

Карта концентрационных лагерей Соловецкого ИТЛ ОГПУ-НКВД

Карта концентрационных лагерей Соловецкого ИТЛ ОГПУ-НКВД (1917-1960 гг.
)

Островной Соловецкий ИТЛ функционировал с 10.1923 г. по 11.1931 г., снова был открыт в 01.1932 г. и окончил самостоятельное существование в декабре 1933 г. (до конца 1936 г. функционировал в качестве подразделения Беломоро-Балтийского ИТЛ. Управление лагеря дислоцировалось на Большом Соловецком острове, в 1930-31 гг. — в г. Кемь, позднее снова на Большом Соловецком острове. Число заключенных достигало 71800 человек, которые были заняты на лесозаготовках, дорожном строительстве, в сельском хозяйстве и рыболовстве. С 11.1936 по 11.1939 г. на островах располагалась Соловецкая тюрьма особого назначения Главного управления государственной безопасности НКВД СССР. Позднее острова перешли в распоряжение военно-морского флота.

Отсутствие карт с расположением Соловецких лагерей во многом связано с желанием чекистов не допустить рассекречивания материалов о преступлениях коммунистов на Соловках. История «картографического» скандала и мнение о нем известного писателя Владимира Войновича.

Как рождалась карта Соловецкого концлагеря

Нет-нет, речь не о том, кто собирал материалы или рисовал карту — речь о том, как в жизни возникали те или иные объекты, позднее нанесенные на карту ГУЛАГа. Александр Солженицын рассказал об этом в той части своего знаменитого романа, где говорится о разростании Соловецкого концентрационного лагеря из Соловков по всей России. Страшную статистику приводит писатель:

  • Если в 1923-м году на Соловках было заключено не более 3 тысяч человек, то к 1930-му — уже около 50 тысяч, да еще 30 тысяч в Кеми. С 1928-го года соловецкий рак стал расползаться — сперва по Карелии — на прокладку дорог, на экспортные лесоповалы. Также охотно СЛОН стал «продавать» инженеров: они бесконвойно ехали работать в любое северное место, а зарплата их перечислялась в лагерь. Во всех точках Мурманской железной дороги от Лодейного поля до Тайболы к 1929-му году уже появились лагерные пункты СЛОНа. Затем движение пошло на вологодскую линию — и такое оживленное, что понадобилось на станции Званка открыть диспетчерский пункт СЛОНа.
    К 1930-му году в Лодейном поле окреп и стал на свои ноги СвирЛаг, в Котласе образовался КотЛаг. С 1931-го года с центром в Медвежегорске родился БелБалтЛаг (Это — официальная дата, а фактически с 1930-го, но рганизационный период скрыли для краткости сроков, красы и истории. И тут тухта… ), которому предстояло в ближайшие два года прославить Архипелаг во веки веков и на пять материков.
  • А злокачественные клеточки ползли и ползли. С одной стороны их не пускало море, а с другой — финская граница, — но ничто не мешало устроить лагерь под Красной Вишерой (1929 г.), а главное — беспрепятственны были пути на восток по Русскому Северу. Очень рано потянулась дорога Сорока-Котлас («Соро’ка — построим до срока!» — дразнили соловчане С. Алымова, который однако дела своего держался и вышел в люди, в поэты-песенники.) Доползя до Северной Двины, лагерные клеточки образовали СевДвинЛаг. Переползя её, они бесстрашно двинулись к Уралу. В 1931-м году там основано было Северо-Уральское отделение СЛОНа, которое вскоре дало самостоятельные СоликамЛаг и СевУралЛаг. Березниковский лагерь начал строительство большого химкомбината, в своё время очень восславленное. Летом 1929-го из Соловков на реку Чибью была послана экспедиция бесконвойных заключённых под главенством геолога М. В. Рущинского — разведать нефть, открытую там еще в 80-х годах XIX века. Экспедиция была успешна — и на Ухте образовался лагерь — УхтЛаг. Но он тоже не стыл на месте, а быстро метастазировался к северо-востоку, захватил Печору — и преобразовался в УхтПечЛаг. Вскоре он имел Ухтинское, Интинское, Печорское и Воркутское отделения — всё основы будущих великих самостоятельных лагерей. (Солженицын Александр «Архипелаг ГУЛАГ». YMCA-PRESS, Paris, 1973.)

Псаломщик Мирон, чех, неплохо знает русский язык… познакомил со священником — отцом Георгием. Священник на русском не говорит, но многое понимает. Когда он услышал из моих уст слово «Архангельск», тут же произнес фразу: «Соловки, проклятый ГУЛАГ…
Андрей Тихонов. Православный собор на чешской земле. Архангельский епархиальный вестник. Архангельск. 03.2004

Карта лагерей ГУЛАГ

Карта позволяет представить масштаб трагедии, зародышем которой стал Соловецкий исправительно-трудовой лагерь. Она создана стараниями многих людей. О том, как это происходило, написал Сергей Романов в статье «Архипелаг ГУЛАГ. Попытка картографирования. Концепция карто-схемы». На нашем сайте приведена уменьшенная копия карты, составленной Рязанским и Екатеринбургским «Мемориалом». Эта карта впервые была опубликована в журнале «Карта» и его онлайн версии — портале «Права человека в России» ( www.hro.org ).

Карты составлены по материалам, опубликованным в западной прессе

• Карта выпадения кислотных дождей в районе Соловков
• Карта деградации лесов и лесных массивов
• Карта расположения военных объектов в регионе Соловков
• Карта захоронения радиоактивных отходов вблизи Соловков

Какие еще карты Соловецких островов и Соловецкого региона можно увидеь на этом сайте?

В разделе «Карты» собрана большая коллекция карт с разной тематикой. Их объединяет одно — это карты региона Соловецкого архипелага. Там Вы можете найти как редкие исторические карты, так и современные карты, не выпускавшиеся в советской России по разным причинам. Эти карты врядли будут переизданы в современной России.

Поделиться в социальных сетях

65 лет назад началось восстание бандеровцев в ГУЛАГе

65 лет назад в Казахстане произошло одно из самых массовых и трагических восстаний зеков в истории ГУЛАГа. Захватившие под контроль третье отделение Степлага и установившие там свои порядки бандеровцы, власовцы и «лесные братья» выставили властям радикальные требования. После срыва попыток завершить восстание миром советское правительство решилось на штурм, обернувшийся массовыми жертвами.

16 мая 1954 года в Степном лагере в центральном Казахстане произошло одно из самых резонансных и одновременно трагических восстаний в истории ГУЛАГа. В третьем лагерном отделении, расположенном в поселке Кенгир, взбунтовались свыше 5 тыс. заключенных.

Мужчины и женщины сформировали собственные органы управления и 40 дней удерживали зону под своим контролем, пока власти не решились на штурм. В результате спецоперации с участием солдат и с применением танков и конвойно-караульных собак были убиты от нескольких десятков (по официальным советским данным) до нескольких сотен (по свидетельствам выживших участников) зэков. Кенгирская история нашла отражение в «Архипелаге ГУЛАГ» Александра Солженицына.

Драматические события разыгрались в одном из самых многонациональных исправительных лагерей Советского Союза.

В Степлаге содержались представители примерно 50 национальностей, а численное большинство составляли украинцы, многие из которых являлись убежденными противниками советской власти, националистами и бывшими бойцами Украинской повстанческой армии (организация запрещена в России) – то есть, теми, кого традиционно называют бандеровцами. Как и «лесным братьям» из Прибалтики, отправленным в лагеря после Великой Отечественной войны, в массе своей им было практически нечего терять: этих людей «пачками» приговаривали к 25-летним срокам за контрреволюционную деятельность. Иными словами, подавляющему большинству в силу возраста было суждено выйти на свободу, в самом лучшем случае, глубокими стариками.

Зеков русского происхождения в Степлаге оказалось чуть более 10% от общего количества. Среди них хватало людей с богатым армейским опытом: бывшие военные, попавшие в плен и осужденные за «измену Родине», либо перешедшие на сторону Гитлера и продолжившие службу в так называемой Русской освободительной армии (РОА). По имени одного из командующих Андрея Власова для коллаборационистов из этого вооруженного формирования в СССР использовали наименование «власовцы».

Почти все заключенные Степлага получили свои приговоры по различным пунктам 58-й статьи УК РСФСР, а потому считались «политическими».

Чтобы «разбавить» контингент, сдержать поползновения к неповиновению, начальство периодически забрасывало в зону этапы с уголовниками, которые, по задумке, должны были помогать администрации подавлять наиболее активных. Однако в Кенгирском восстании, напротив, так называемая черная масть сыграла достаточно заметную роль.

Мятеж в третьем отделении Степлага явился следствием совокупности факторов. В ту пору, когда заключенные всех исправительно-трудовых лагерей СССР ждали смягчения режима после смерти Иосифа Сталина, и в некоторых местах курс на либерализацию действительно проглядывался, в Кенгире, наоборот, руководство отличалось особой жестокостью. Нормой для этого ИТЛ были немотивированные издевательства над зеками, иногда перераставшие в зверские расправы.

«После важных событий 1953 года обстановка в лагерях несколько смягчилась: ввели хозрасчет, начали выплачивать символическую зарплату, зеки уже получили возможность кое-что купить в организованных ларьках, — писал в автобиографической повести «Развороты судьбы» бывший узник Степлага Павел Стефановский, во время войны служивший в Абвере. — Но лагерное офицерство во многом было ущемлено: была снята вторая зарплата (за звездочки), что, несомненно, повлияло на настроение легко живущих, по сути не работающих, ленивых, безграмотных воспитателей зеков. Ущемление коснулось вертухаев и охранников, так как было ясно, что подтверждение носящихся в воздухе слухов о возможном сокращении лагерей и освобождении какой-то категории зеков невольно вызовет безработицу среди лагерных деятелей.

Отношение к зекам стало более суровое, наглое и подчас преступное.

Если раньше твердо было установлено, что стрелять по зекам в зону не разрешалось, то теперь такие случаи стрельбы по зекам в зоне участились безо всяких на то причин, а иногда и провоцировали зеков на какой-либо проступок.

Охраннику, который застрелит зека за попытку к бегству, давали отпуск и премию, а попыткой считалось если зек подойдет к проволочному заграждению и тронет его хоть и нечаянно».

В начале 1954 года охрана неоднократно открывала огонь по содержавшимся под стражей, застрелив несколько человек. По словам Стефановского, «чуть больше полугода Кенгирский конвой систематически, неоднократно стрелял по невинным одиночкам, а когда открыта была стрельба по колонне из обогатительной фабрики и несколько человек было убито, а около двадцати пяти ранено, их на руках принесли в зону, лагерь заволновался».

Например, на Пасху мужчины-украинцы приветствовали возвращавшуюся с ночной смены на кирпичном заводе колонну женщин обращением «Христос воскрес!», на что получили стандартный ответ «Воістину воскрес!» Один из конвоиров моментально полоснул по строю автоматной очередью.

Непосредственным поводом к восстанию послужил очередной эпизод 15 мая, когда часовой убил из автомата 13 зеков и тяжело ранил еще три с лишним десятка. Другие подверглись избиениям и получили серьезные травмы.

На следующий день заключенные-мужчины разрушили ограждение и совершили прорыв в женскую зону, на несколько часов соединив две части лагерного отделения. По их возвращении администрация объявила о создании между пунктами огневых точек, поскольку «рейд» якобы сопровождался грабежами и изнасилованиями. Опять случилась стрельба и появились жертвы.

Уже 18 мая свыше 3 тыс. человек не вышли на обязательные работы и установили контроль над зоной. Надзирателям пришлось спасаться бегством, укрывшись в административных зданиях. Восставшие захватили вещевой и продовольственный склады, мастерские и кузницу, а также освободили 252 зеков, содержавшихся в следственном изоляторе и в штрафном бараке. Среди них оказался бывший подполковник Красной армии Капитон Кузнецов, перешедший во время войны на сторону немцев и служивший комендантом лагеря военнопленных в Перемышле. Его избрали председателем «комиссии», в которую вошли по два представителя от трех лагпунктов – женского и двух мужских.

«Все отделения лагеря (около 10 тысяч зеков), в том числе и женское, находились в руках зеков, — рассказывал Стефановский в своей книге. — Ни одного вертухая-надзирателя, конвоира, офицера в лагере не было. Всех выгнали. Всю власть в лагере осуществляли зеки. В хоздворе продсклады охраняли сами зеки. Продукты по установленным нормам выписывали зеки. Столовая работала.

Людей кормили, причем кормили лучше по тем же нормам, но никто теперь не воровал, блатные не присылали посыльных за «усиленным» питанием, лагерные придурки не получали лишних черпаков.

Из той же нормы еды стало больше. Командовал мятежом-восстанием бывший полковник Капитон Кузнецов (выпускник Фрунзенской академии Генштаба, командовал полком в Германии). В штаб Кузнецова входили разные отделы: технический, оперативный, вещевой-продовольственный, военный, агитации и пропаганды, внутренней безопасности».

«Разведку» и «контрразведку» возглавил бывший лейтенант РККА и подпрапорщик РОА Глеб Слученков, представлявший зеков-уголовников. Руководство «отделом пропаганды» принял Юрий Кнопмус, не сумевший мобилизоваться на фронт из-за частично немецкого происхождения и во время оккупации служивший у немцев сельским старостой. Еще одним руководителем восстания был активный член Организации украинских националистов (ОУН, запрещена в России) Михайло Сорока. В общей сложности он провел в советских лагерях более 30 лет, а во время Кенгирских событий написал гимн восстания – «У гарячих степах Казахстану…».

Из наиболее радикально настроенных украинских националистов и уголовников формировались боевые отряды, вооружавшиеся заостренными пиками, самодельными гранатами из бутылок с горючей смесью, самодельными пистолетами, заточками и железными прутьями. Пытавшихся покинуть зону и перейти на сторону администрации зеков они самовольно убивали или сажали под арест.

Если верить содержанию материалов украинской журналистки Светланы Орел, написанных в 2009 году со слов активного участника событий экс-бойца УПА Владимира Караташа, «за все 40 дней восстания не было ни одного случая грабежа, насилия, воровства, межконфессиональных или межнациональных конфликтов». Восставшие выпускали стенгазеты, плакаты, листовки, составляли воззвания к солдатам и офицерам дивизии, окружившей «свободную территорию».

Свои обращения к жителям Кенгира они по ночам рассыпали в жилых кварталах с помощью воздушных змеев.

Как утверждал Караташ, украинцами являлись не менее 3/4 мятежников. А единственной группой, изначально отказавшейся от любого противодействия властям, стали 80 свитедетей Иеговы (запрещены в России) из Молдавии и Бессарабии. «Поразительное спокойствие» этих людей в самый горячий период произвело сильное впечатление на некоторых других узников, в результате чего после восстания свидетели смогли пополнить свои ряды.

«Утром 17 мая возле нашего барака начались волнения — трем ребятам как-то удалось бежать за зону тюрьмы, их, конечно же, догоняла охрана, — рассказывала украинка Анна Людкевич, содержавшаяся в Степлаге вместе с сестрой и впоследствии ставшая женой Караташа. — Девчата быстренько сориентировались и сделали живую ограду, взявшись под руки, а на груди — ладони в замок. Чекисты приказали разойтись. Увидев, что мы не слушаемся, гадко матерились и стращали, что будут стрелять. Мы стояли.

Охранники начали стрелять поверх голов. Стало страшно, но мы не отступили.

Тогда приехали пожарные и начали из брандспойтов поливать нас холодной водой. Спустя какое-то время автоматчики и пожарные отступили. Эта наша маленькая победа придала сил и надежды, еще больше сплотила девчат».

Кенгирское восстание осталось единственным в истории, когда мужская и женская зоны слились в единое целое – женщин оказалось чуть менее половины от поддержавших акцию заключенных. Восставшие несколько раз вступали в переговоры с властями, которых на первом этапе представляли замначальника ГУЛАГа и представители силовых ведомств Казахстанской ССР.

Общими у разных категорий мятежников были следующие требования: расследовать и привлечь к ответственности виновников применения оружия 17 мая; разрешить заключенным в порядке колонизации свободное проживание в местах работы вместе с семьями; разрешить свободное общение с женской зоной; сократить сроки для 25-летников; два раза в неделю выпускать зеков в город и так далее. Многократно зеки просили пригласить для общения члена Президиума ЦК КПСС.

В «комиссии заключенных» начались разногласия по поводу переговорного процесса: украинцы и литовцы настаивали на максимально жестком характере взаимоотношений, в то время как Кузнецов предлагал выполнять уже достигнутые договоренности и планомерно двигаться дальше.

Действия советского руководства дают основания предполагать, что в течение значительного времени конфликт планировалось погасить мирным путем. Из Москвы за ситуацией следили глава МВД Сергей Круглов, председатель КГБ Иван Серов и генеральный прокурор Роман Руденко, а непосредственно на место происшествия 25 мая прибыла внушительная делегация в составе замминистра внутренних дел Сергей Егоров, начальника ГУЛАГа Иван Долгих, прокурорских и милицейских работников.

«На «Дугласах» прилетели более важные генералы (казахстанские ничего не смогли добиться). Результатов никаких, — иронизировал Стефановский в своем труде. — Когда один из генералов как-то обронил о врагах здесь, Слученков звонко ответил: «А кто из вас не оказался враг? Ягода — враг, Ежов — враг, Абакумов — враг, Берия — враг. Откуда мы знаем, что Круглов лучше?»

Сломить сопротивление планировалось путем разложения атмосферы среди заключенных. По радио регулярно транслировался призыв Долгих прекратить восстание, арестовать организаторов и выйти на работу.

Хрупкое равновесие нарушило совместное обращение министра строительства предприятий металлургической и химической промышленности СССР Давида Райзера и министра цветной металлургии Петра Ломако в Совмин с выражением недовольства из-за срывов плана по добыче ружы Джезказганским рудником. Министры просили главу правительства Георгия Маленкова обязать МВД навести порядок в лагере в десятидневный срок. Тот поручил Круглову «принять необходимые меры».

В половину четвертого утра 26 июня на территорию зоны ворвались танки. Часть зеков оказала ожесточенное сопротивление.

«Бился 3-й лагпункт — тот, который и начал (он был из двадцатипятилетников, с большим перевесом бандеровцев). Они швыряли камнями в автоматчиков и надзирателей, наверно, и серными угольниками в танки. О толченом стекле никто и не вспомнил. Какой-то барак два раза с «ура» ходил в контратаку, — писал Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ». — В небе развернулись ракеты на парашютах, ракеты взвились и с вышек — и наблюдатели на крышах бараков не пикнули, снятые пулями снайперов. Ударили пушечные выстрелы! Самолеты полетели над лагерем бреюще, нагоняя ужас.

Прославленные танки Т-34, занявшие исходные позиции под маскировочный рев тракторов, со всех сторон теперь двинулись в проломы.

За собой одни танки тащили цепи колючей проволоки на козлах, чтобы сразу же разделять зону. За другими бежали штурмовики с автоматами в касках (и автоматчики, и танкисты получили водку перед тем. Какие б ни были спецвойска, а все же давить безоружных спящих легче в пьяном виде). С наступающими цепями шли радисты с рациями. Генералы поднялись на вышки стрелков и оттуда при дневном свете ракет подавали команды: «Берите такой-то барак! Кузнецов находится там-то!»

Как указывал Солженицын со слов участников восстания, «танки давили всех попадавшихся по дороге, притирались к стенам бараков и давили тех, кто виснул там, спасаясь от гусениц», а также били внутрь бараков холостыми пушечными выстрелами.

К 5 утра основная фаза операции завершилась. Потерь у военных не оказалось. Порядка 40 солдат получили легкие травмы и ушибы.

Участники вооруженного сопротивления, равно как и поддерживавшие их, были отправлены в другие лагеря. Достоверно известно, что казнены были Слученков и Кнопмус и воевавший в УПА еврей Гирш Келлер. Остальным руководителям восстания смертные приговоры, скорее всего, были заменены на тюремное заключение. Так, Кузнецову добавили 25 лет, а Сорока дожил в советских лагерях до 1971 года.

Карта управлений лагерей гулаг и историй связанных со средней европой. Карта гулага

Посетить лагеря вдоль «Мертвой дороги» можно не только вживую, но и виртуально, изучив спутниковые снимки или подробные военные карты. Благодаря собранным нам картографическим данным стал очевиден немалый масштаб стройки лагерей и железной дороги, и описать нам пока удалось лишь незначительную часть всего комплекса.

Архивные военные топографические карты

Архивные военные карты, использованные при создании нашего музея, были сделаны в 60-х и 70-х гг., а это почти 20 лет с момента прекращения работ в лагерном комплексе. Несмотря на это, на картах отмечена как сама железная дорога, так и большинство лагерей, что не могло не сослужить нам добрую службу при планировании экспедиций. Отдельные лагеря, расположенные друг от друга на расстоянии 5-10 км, обозначены на картах как «населенные пункты» «поселки (нежил.)», или «бараки», рядом стоит пометка, сообщающая на каком километре железной дороге расположен лагерь.

На данный момент нами изучено 44 сканированных листов карт, включающих весь отрезок Мертвой дороги от Салехарда до Игарки . Посмотреть на составленную из этих разрозненных кусков единую карту можно здесь (Старая военная…)

Местность вокруг Ермаково и Барабанихи на военных картах 70-х годов

Подробные спутниковые снимки

Благодаря старым военным тотпографическим картам мы знали, что севернее от реки Турухан расположены два лагеря (лагерь на 48-ом км а лагерь на 51-ом км), которые не видны на доступных общественности сайта со спутниковыми фотографиями. Ввиду недостатка времени и того обстоятельства, что мы не знали, осталось что-то в этих лагерях, мы не посетили их во время последней экспедиции. Мультиспектральные снимки со спутника Ландсат приоткрыли завесу, — минимально один из этих лагерей неплохо сохранился. А потому мы приняли решение приобрести подробные панорманые снимки этого лагеря, сделанные со спутника Ворлдвью-1. Нам было необходимо узнать как там все выглядит на самом деле. Оказалось, правда: несколько бараков стоят нетронутые. В северной части лагеря хорошо видна каменоломня, соединенная с железной дорогой подъемником. Обработанный целиком снимок можно изучить в этом окне (Подробный спутниковый…)

К изучению лагеря на 169-ом км на реке Блудной мы приступили также, как и к изучению двух предыдущих лагерей. Его можно найти на топографической карте, но нам не удалось добраться к нему из-за поломки моторной лодки. Таинственный лагерь не выходил у нас из головы, а потому мы приобрели снимки, сделанные со спутника КвикБерд. На снимке ничего не было видно. после продолжительного изучения нам удалось разглядеть одну единственую постройку (изначально она находилась вне территории лагеря), все остальное было уничтожено. Даже границы лагеря были неразличимы — все заросло.

Остатки лагеря Блудная на фотографии со спутника КвикБерд. (© COPYRIGHT 2015 DigitalGlobe, Inc.)

Печально известный период с 1930 по 1950-е годы в историю СССР вписан кровавыми чернилами. 1 октября 1930 года был учрежден ГУЛАГ – Главное Управление лагерей. Повсеместно во всех республиках СССР ГУЛАГ имел сеть исправительно-трудовых лагерей, в которых за период 1930-1953 гг. побывало около 6,5 млн человек. Не выдержав нечеловеческих условий, там умерло около 1,6 млн человек.

Заключенные не просто отбывали свой срок – их труд применялся на благо СССР и рассматривался как экономический ресурс. Заключенными ГУЛага велось строительство ряда промышленных и транспортных объектов. Со смертью «вождя всех народов» товарища Сталина лагеря ГУЛага в достаточно быстром темпе начали упразднять. Выжившие стремились скорее покинуть места своего заключения, лагеря пустели и ветшали, а проекты, на которые было брошено столько человеческих жизней, быстро приходили в упадок. Но на карте бывшего СССР все еще можно лицом к лицу столкнуться со свидетельствами той эпохи.

Бывший лагерь, расположенный неподалеку от города Пермь. В настоящее время эта исправительно-трудовая колония строгого режима для осужденных за «особо опасные государственные преступления» превращена в музей – Мемориальный музей истории политических репрессий «Пермь-36». Бараки, вышки, сигнально-предупредительные сооружения и инженерные коммуникации были здесь отреставрированы и воссозданы заново.

Соловки

Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН) был первым и самым известным лагерем на территории Советского Союза. Он был расположен в Белом море, на архипелаге Соловецкие острова и быстро стал символом репрессивной системы. СЛОН завершил свое существование в 1937 году – за 20 лет через Соловки прошло несколько десятков тысяч заключенных. Кроме «политических» на архипелаг массово ссылали обычных преступников и духовенство. Сейчас на острове находится только монастырь, который в последние годы тщательно отреставрировали.

Днепровский рудник

Днепровский рудник находится на Колыме, всего в трехстах километрах от Магадана. Когда в 20-х годах ХХ века на Колыме обнаружили богатые месторождения золота, сюда начали массово ссылать заключенных. В минусовую погоду (зимой столбик термометра опускался ниже отметки в -50 ˚С) «предатели родины» добывали на этом руднике олово при помощи кирок, ломов и лопат. Кроме советских граждан, в лагере сидели также финны, японцы, греки, венгры и сербы.

Мертвая дорога

Строительство железной дороги вдоль Северного полярного круга Салехард-Игарка было одним из самых грандиозных проектов ГУЛага. Идея строительства принадлежала самому Сталину:«Надо браться за Север, с Севера Сибирь ничем не прикрыта, а политическая ситуация очень опасная». Несмотря на жесткие погодные условия: сильные морозы и болота, кишащие гнусом, дорога возводилась быстрыми темпами – начав строительство в 1947 г., уже к 1953 г. было проложено 800 км из запроектированных 1482 км. В 1953 г. после смерти Сталина было решено стройку законсервировать. На всем ее протяжении остались брошенные локомотивы, пустые бараки и тысячи погибших строителей из числа заключенных.

Васильевка

Лагерь «Васильевка» в Алданском районе был одним из самых крупных. Пять тысяч человек, осужденных на 25 лет по уголовным и политическим статьям, были заняты здесь на добыче монацита (минерала, содержащий уран-235) и заготовке леса. Отличительной чертой лагеря была жесткая, даже для лагерей ЛУГага, дисциплина: за попытку к бегству заключенных приговаривали к высшей мере наказания – расстрелу. Заключенные жили в полной изоляции от внешнего мира, так как были лишены даже права на переписку. На бывшей территории лагеря, официально закрытого в 54-ом году, были установлены два креста в память о жертвах сталинских репрессий.

Створ

Лагерь «Створ» на берегу реки Чусовой в 20 км от города Чусового возник в конце 1942 года. Силами заключенных на реке должна была вырасти Понышская ГЭС. Тысячи людей, в основном осужденных по печально известной 58-ой статье, расчищали ложе будущего водохранилища, рубили лес и добывали уголь из шахт. Сотни умерли, не выдержав напряженного темпа работ – ГЭС планировалось построить всего за два года. Но в 1944 году все работы законсервировали – плотина так и не была построена. Ближе к концу Великой Отечественной войны и после ее завершения лагерь стал «проверочно-фильтрационным». Сюда отправляли солдат, прошедших через фашистский плен.

Сурмог

Основной лагерь на месте одноименного поселка, расположенного на берегу реки Глухая Вильва, куда отправляли ссыльных из республик Прибалтики. Примечательно, что до 1941-го года они не считались политзаключенными, а имели статус лиц «временно перемещенных». В Сурмоге сидели многие известные представители социал-демократических и демократических партий, члены правительства Латвии. Среди них Г. Ландау – известный журналист, деятель кадетской партии Латвии и Б. Харитон – отец «отца атомной бомбы» Ю. Харитона, редактор рижской газеты «Сегодня». Нынче на месте лагеря находится исправительная колония.

Лагерь у горы Торатау

Салаватская система лагерей ГУЛаг в Башкирии включала в себя 10 лагерей, а лагерь у горы Торатау был худшим из них всех. Заключенные немели от ужаса только при одном его упоминании. Три тысячи заключенных, кандалы с которых никогда не снимали, здесь добывали и жгли известняк. Горные воды затапливали бараки арестантов, превращая их жизнь в ад, а люди умирали не только от голода, холода и болезней, но и убивая друг друга. Хоронили их там же, неподалеку от выработок известняка. В мае 1953 года лагерь упразднили, но судя по всему, доживших до этого дня заключенных к тому времени оставалось совсем немного.

КАРЛАГ

Карагандинский исправительно-трудовой лагерь – один из крупнейших лагерей – существовал с 1930 по 1959 гг. и подчинялся ГУЛагу НКВД СССР. На территории находилось семь отдельных поселков с европейским населением – свыше 20 тысяч человек. В настоящее время в бывшем здании Управления лагерей Карлага в поселке Долинка размещен музей памяти жертв политических репрессий.

Дорога костей

Печально известная заброшенная трасса, ведущая из Магадана в Якутск. Дорогу начали строить в 1932 году. Десятки тысяч людей, участвовавших в прокладке трассы и погибших там же, хоронили прямо под дорожным полотном. По этой причине тракт и прозвали «дорогой на костях». Лагеря вдоль трассы назывались по километровым отметкам. Всего через «дорогу костей» прошло около 800 тысяч человек. Со строительством федеральной магистрали «Колыма» старый колымский тракт пришел в упадок, и на сегодняшний день находится в заброшенном состоянии.

История ГУЛАГа тесно переплетена со всей Советской эпохой, но особенно с ее сталинским периодом. Сеть лагерей протянулась по всей стране. В них побывали самые разные группы населения, обвиненные по знаменитой 58-й статье. ГУЛАГ был не только системой наказания, но и пластом советской экономики. Заключенные осуществляли самые грандиозные проекты

Зарождение ГУЛАГа

Будущая система ГУЛАГа начала складываться сразу после прихода к власти большевиков. Во время Гражданской войны начала изолировать своих классовых и идеологических врагов в специальных концентрационных лагерях. Тогда этого термина не чурались, так как по-настоящему чудовищную оценку он получил во время зверств Третьего рейха.

Сначала лагеря были в ведении Льва Троцкого и Владимира Ленина. Массовый террор против «контрреволюции» включал в себя поголовные аресты богатой буржуазии, фабрикантов, помещиков, торговцев, деятелей церкви и т. д. Скоро лагеря были отданы ВЧК, председателем которой был Феликс Дзержинский. В них организовывались принудительные работы. Это было необходимо еще и для того, чтобы поднимать разрушенную экономику.

Если в 1919 году на территории РСФСР был только 21 лагерь, то к концу Гражданской войны их было уже 122. В одной только Москве таких заведений существовало семь, куда свозились заключенные со всей страны. В 1919 году их в столице было более трех тысяч человек. Это была еще не система ГУЛАГа, а только ее прообраз. Уже тогда сложилась традиция, согласно которой, вся деятельность в ОГПУ подчинялась только внутриведомственным актам, а не общему советскому законодательству.

Первый исправительно-трудовой лагерь в системе ГУЛАГа существовал в авральном режиме. Гражданская война, приводили к беззаконию и нарушению прав заключенных.

Соловки

В 1919 году ВЧК создала несколько на севере России, а точнее, в Архангельской губернии. Скоро эта сеть получила название СЛОН. Аббревиатура расшифровывалась как «Северные лагеря особого назначения». Система ГУЛАГ в СССР появилась даже в самых отдаленных регионах большой страны.

В 1923 году ВЧК была преобразована в ГПУ. Новое ведомство отличилось несколькими инициативами. Одной из них было предложение учредить новый принудительный лагерь на Соловецком архипелаге, который был недалеко от тех самых Северных лагерей. До этого на островах в Белом море находился древний православный монастырь. Его закрыли в рамках борьбы с Церковью и «попами».

Так появился один из ключевых символов ГУЛАГа. Это был Соловецкий лагерь особого назначения. Его проект был предложен Иосифом Уншлихтом — одним из тогдашних руководителей ВЧК-ГПУ. Его судьба показательна. Этот человек способствовал развитию репрессивной системы, жертвой которой он в конце концов стал. В 1938 году он был расстрелян на знаменитом полигоне «Коммунарка». Это место было дачей Генриха Ягоды — наркома НКВД в 30-е годы. Он тоже был расстрелян.

Соловки стали одним из главных лагерей в ГУЛАГе 20-х годов. Согласно предписанию ОГПУ в нем должны были содержаться уголовные и политические заключенные. Через несколько лет после возникновения Соловки разрослись, у них появились отделения на материке, в том числе в республике Карелии. Система ГУЛАГа постоянно расширялась за счет новых заключенных.

В 1927 году в Соловецком лагере содержалось 12 тысяч человек. Суровый климат и невыносимые условия приводили к регулярным смертям. За все время существования лагеря в нем похоронили более 7 тысяч человек. При этом около половины из них умерло в 1933 году, когда по всей стране бушевал голод.

Соловки были известны по всей стране. Информацию о проблемах внутри лагеря старались не выносить наружу. В 1929 году на архипелаг приехал Максим Горький, на тот момент главный советский писатель. Он хотел проверить условия содержания в лагере. Репутация писателя была безупречна: его книги печатались огромными тиражами, он был известен как революционер старой закалки. Поэтому многие заключенные возлагали на него надежду, что он предаст огласке все, что происходит в стенах бывшего монастыря.

Перед тем как Горький оказался на острове, лагерь прошел тотальную очистку и был приведен в порядочный вид. Издевательства над заключенными прекратились. При этом арестантам угрожали, что если они проговорятся Горькому о своей жизни, их ждет суровое наказание. Писатель, побывав в Соловках, пришел в восторг от того, как заключенных перевоспитывают, приучают к труду и возвращают в общество. Однако на одной из таких встреч, в детколонии, к Горькому подошел мальчик. Он рассказал знаменитому гостю об издевательствах тюремщиков: пытках в снегу, сверхурочном труде, стоянии на морозе и т. д. Горький вышел из барака в слезах. Когда он отплыл на материк, мальчика расстреляли. Система ГУЛАГа жестоко расправлялась с любыми недовольными заключенными.

Сталинский ГУЛАГ

В 1930 году окончательно сформировалась система ГУЛАГ при Сталине. Она была подчинена НКВД и являлась одним из пяти главных управлений в этом народном комиссариате. Также в 1934 году в ГУЛАГ перешли все исправительные учреждения, которые до этого принадлежали Наркомату юстиции. Труд в лагерях был законодательно утвержден в Исправительно-Трудовом кодексе РСФСР. Теперь многочисленные заключенные должны были реализовывать самые опасные и грандиозные экономические и инфраструктурные проекты: стройки, рытье каналов и т. д.

Власть делала все, чтобы система ГУЛАГ в СССР казалась свободным гражданам нормой. Для этого запускались регулярные идеологические кампании. В 1931 году началось строительство знаменитого Беломорканала. Это был один из самых значительных проектов первой сталинской пятилетки. Система ГУЛАГа — это еще и один из экономических механизмов советского государства.

Для того чтобы обыватель мог подробно узнать о строительстве Беломорканала в положительных тонах, Коммунистическая партия дала задание известным писателям подготовить хвалебную книгу. Так появилось произведение «Канал имени Сталина». Над ним работала целая группа авторов: Толстой, Горький, Погодин и Шкловский. Особенно интересен тот факт, что в книге положительно отзывались о бандитах и ворах, чей труд также использовался. ГУЛАГ в системе советской экономики занимал важное место. Дешевый подневольный труд позволял ускоренными темпами реализовывать задачи планов пятилеток.

Политические и уголовники

Система лагерей ГУЛАГ делилась на две части. Это был мир политических и уголовников. Последние из них признавались государством «социально близкими». Этот термин пользовался популярностью в советской пропаганде. Некоторые уголовники старались сотрудничать с администрацией лагеря, для того чтобы облегчить свое существование. При этом от них власть требовала лояльности и слежки за политическими.

Многочисленные «враги народа», а также осужденные за мнимый шпионаж и антисоветскую пропаганду не имели никаких возможностей, чтобы защищать свои права. Чаще всего они прибегали к голодовкам. С их помощью политические заключенные пытались привлечь внимание администрации к тяжелым условиям жизни, злоупотреблениям и издевательствам тюремщиков.

Одиночные голодовки ни к чему не приводили. Иногда сотрудники НКВД могли только усилить страдания осужденного. Для этого перед голодающими ставились тарелки с вкусной едой и дефицитными продуктами.

Борьба с протестом

Лагерная администрация могла обратить внимание на голодовку, только если она была массовой. Любое согласованное действие заключенных приводило к тому, что среди них искали зачинщиков, с которыми потом расправлялись с особой жестокостью.

Например, в Ухтпечлаге в 1937 году группа осужденных за троцкизм объявила голодовку. Любой организованный протест рассматривался как контрреволюционная деятельность и угроза государству. Это привело к тому, что в лагерях царила атмосфера доносительства и недоверия заключенных друг к другу. Впрочем, в некоторых случаях организаторы голодовок, наоборот, открыто объявляли о своей инициативе из-за простого отчаяния, в котором они оказывались. В Ухтпечлаге зачинателей арестовали. Они отказались от дачи показаний. Тогда тройка НКВД приговорила активистов к расстрелу.

Если форма политического протеста в ГУЛАГе была редкостью, то массовые беспорядки являлись обычным явлением. При этом их зачинателями были, как правило, уголовники. Осужденные по часто становились жертвами уголовников, которые выполняли приказы начальства. Представители преступного мира получали освобождение от работы или занимали незаметную должность в аппарате лагеря.

Квалифицированный труд в лагере

Такая практика была связана еще и с тем, что система ГУЛАГа страдала от недостатков профессиональных кадров. Сотрудники НКВД иногда вообще не имели образования. Лагерному начальству часто не оставалось ничего другого, кроме как ставить на хозяйственные и административно-технические должности самих зеков.

При этом среди политических заключенных была масса людей самых разных специальностей. Особенно была востребована «техническая интеллигенция» — инженеры и т. д. В начале 30-х годов это были люди, которые получили образование еще в царской России и оставались специалистами и профессионалами. В удачных случаях такие заключенные даже могли завязать доверительные отношения с администрацией в лагере. Некоторые из них с выходом на волю оставались в системе уже на административном уровне.

Однако в середине 30-х годов произошло ужесточение режима, что отразилось и на высококвалифицированных зеках. Совсем другим стало положение спецов, находившихся во внутрилагерном мире. Благополучие таких людей полностью зависело от характера и степени испорченности конкретного начальника. Советский строй создал систему ГУЛАГа еще и для того, чтобы полностью деморализовать своих противников — истинных или мнимых. Поэтому никакого либерализма по отношению к заключенным быть не могло.

Шарашки

Больше везло тем специалистам и ученым, которые попадали в так называемые шарашки. Это были научные заведения закрытого типа, где работали над секретными проектами. Многие знаменитые ученые попадали в лагеря за свое вольнодумство. Например, таким был Сергей Королев — человек, ставший символом советского покорения космоса. В шарашки попадали конструкторы, инженеры, люди, связанные с военной промышленностью.

Подобные заведения нашли свое отражение в культуре. Писатель Александр Солженицын, побывавший в шарашке, через много лет написал роман «В круге первом», где подробно описал быт таких заключенных. Этот автор больше всего известен другой своей книгой — «Архипелаг ГУЛАГ».

К началу Великой Отечественной войны колонии и лагерные комплексы стали важным элементом многих производственных отраслей. Система ГУЛАГа, кратко говоря, существовала везде, где мог быть использован рабский труд заключенных. Особенно он был востребован в горно-металлургической, топливной и лесной отраслях промышленности. Важным направлением было и капитальное строительство. Почти все крупные сооружения сталинской эпохи возводились зеками. Они были мобильной и дешевой рабочей силой.

После окончания войны роль лагерной экономики стала еще важнее. Сфера применения принудительного труда расширилась из-за реализации атомного проекта и многих других военных задач. В 1949 году около 10 % продукции в стране создавалось в лагерях.

Убыточность лагерей

Еще до войны, для того чтобы не подрывать экономическую эффективность лагерей, Сталин отменил условно-досрочные освобождения в лагерях. На одном из обсуждений о судьбе крестьян, оказавшихся в лагерях после раскулачивания, он заявил о том, что необходимо придумать новую систему поощрения за результативность в труде и т. д. Часто условно-досрочное освобождение ждало человека, который или отличился примерным поведением, или стал еще одним стахановцем.

После сталинского замечания была отменена система зачета рабочих дней. По ней заключенные сокращали свой срок, выходя на производство. В НКВД не хотели этого делать, так как отказ от зачетов лишал зеков мотивации старательно трудиться. Это, в свою очередь, приводило к падению рентабельности любого лагеря. И тем не менее зачеты были отменены.

Именно убыточность предприятий внутри ГУЛАГа (в числе некоторых других причин) заставила советское руководство реорганизовать всю систему, которая до этого существовала вне правовых рамок, находясь в исключительном ведении НКВД.

Низкая эффективность труда заключенных была связана еще и с тем, что у многих из них были проблемы со здоровьем. Этому способствовал плохой рацион, тяжелые условия жизни, издевательства администрации и многие другие невзгоды. В 1934 году 16 % заключенных были неработающими, а 10 % — больными.

Ликвидация ГУЛАГа

Отказ от ГУЛАГа происходил постепенно. Толчком для начала этого процесса стала смерть Сталина в 1953 году. Ликвидация системы ГУЛАГа была начата уже через несколько месяцев после этого.

В первую очередь Президиум Верховного Совета СССР издал указ о массовой амнистии. Так, было освобождено более половины заключенных. Как правило, это были люди, чей срок составлял менее пяти лет.

В то же время большинство политических заключенных остались за решеткой. Смерть Сталина и смена власти вселили во многих зеков уверенность, что скоро что-то изменится. Кроме того, заключенные начали открыто сопротивляться притеснениям и злоупотреблениям лагерного начальства. Так, произошло несколько бунтов (в Воркуте, Кенгире и Норильске).

Еще одним важным событием для ГУЛАГа стал XX съезд КПСС. На нем выступил Никита Хрущев, который незадолго до этого победил во внутриаппаратной борьбе за власть. С трибуны он осудил и многочисленные зверства его эпохи.

Тогда же в лагерях появились специальные комиссии, которые занялись пересмотром дел политических заключенных. В 1956 году их количество было меньше в три раза. Ликвидация системы ГУЛАГа совпала с передачей ее новому ведомству — МВД СССР. В 1960 году в запас был уволен последний начальник ГУИТК (Главное управление исправительно-трудовых лагерей) Михаил Холодков.

11 июля 1929 СНК СССР принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», по которому содержание всех осужденных на срок 3 года и больше передавалось в ОГПУ. 25 апреля 1930 приказом ОГПУ № 130/63 во исполнение постановления СНК СССР «Положение об исправительно-трудовых лагерях» от 7 апреля 1930 было организовано Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (УЛАГ ОГПУ) (СУ СССР. 1930. № 22. С. 248). С 1 октября 1930 УЛАГ ОГПУ преобразовано в Главное Управление исправительно-трудовых лагерей ОГПУ (ГУЛаг). 10 июля 1934 года был создан Народный комиссариат внутренних дел СССР, в состав которого вошли пять главных управлений. Одним из них было Главное управление лагерей (ГУЛаг). В 1934 году Внутренней охране НКВД были переподчинены Конвойные войска СССР. 27 октября 1934 в ГУЛаг перешли все исправительно-трудовые учреждения Наркомата юстиции РСФСР.

4 января 1936 был сформирован Инженерно-строительный отдел НКВД, 15 января 1936 — Управление особого строительства, 3 марта 1936 — Главное управление строительства шоссейных дорог (ГУШОСДОР). В ведении НКВД находились такие предприятия, как Главное управление по строительству горно-металлургических предприятий, Главгидрострой, Главпромстрой, Дальстрой (Главное управление строительства Дальнего Севера) и др. ГУЛаг был расформирован в соответствии с приказом МВД СССР № 020 от 25 января 1960 согласно Постановлению Совета Министров СССР № 44-16 от 13 января 1960 и в связи с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1960 «Об упразднении МВД СССР».

Согласно официальным данным всего в системе лагерей, тюрем и колоний ОГПУ и НКВД в 1930-1956 единовременно содержалось от 0,5 до 2,5 млн. человек (максимум был достигнут в начале 1950-х в результате послевоенного ужесточения уголовного законодательства и социальных последствий голода 1946-1947).

В сравнении с гражданским сектором, труд заключённых был неэффективным, а продуктивность ничтожной. В частности руководитель ГУЛага Наседкин 13 мая 1941 года писал, что «выработка на одного рабочего в ГУЛАГе на строительно-монтажных работах 23 рубля в день, а в гражданском секторе на строительно-монтажных работах 44 рубля». Труд заключённых приносил ничтожный и зачастую очень ненужный ресурс.

Бригада литовских ссыльных на лесоповале в Манском районе Красноярского края. 1950

Барак 3-го лагпункта ЛО № 4 Белбалтлага. Пос. Сегежа, Медвежьегорский район Карельской АССР. Фото 1936-1938 год.

Вещевой склад отделения Сиблага. Фотография. 1930-е — 1940-е

Военнослужащие 79-го Алданского дивизиона войск ОГПУ. Прииск Незаметный, Якутия. 1926

Выступление коллектива художественной самодеятельности Речлага. Конец 1940-х — начало 1950-х. Воркута (Коми АССР)

Выступление танцевального коллектива художественной самодеятельности Промысла № 2. Ухтижемлаг (ОЛП № 10), 1940

Группа поляков-спецпоселенцев. г. Карабаш Челябинской обл., 1941

7-й Вселагерный слет ударников Беломоро-Балтийского комбината (Белтбалтлага). После 1935. Крайний справа — М.И. Деньгин. Пос. Медвежья Гора, Карельская АССР

Агитбригада Бамлага. Фото 1933

Александровский детский сад. 1935

Ансамбль баянистов при КВЧ. Инта, Коми АССР. Фото начала 1950-х

Артисты лагерного театра. Во втором ряду первый слева В.Я.Дворжецкий. Вайгачская экспедиция ОГПУ (остров Вайгач). 1931

В клубе экспедиции гробы с телами заключенных, погибших на командировке Белый Мыс. 29.03.1934

В лагерной пекарне. Лагпункт Судострой, Ухтпечлаг

Выгрузка угля. Ухтпечлаг. Фото 1938

Группа заключенных и служащих Вельского отделения Северного железнодорожного ИТЛ. Август 1949, ст. Вельск Архангельской области.

Группа польских спецпоселенцев. Пос. Южно-Вагранский Серовского района Свердловской области. Ноябрь 1940

Группа работников администрации лагеря и заключенных. Лагпункт Судострой, Ухтпечлаг

Дети спецпереселенцев, выросшие на берегах моря Лаптевых. Якутия. Фото начала 1950-х.

Дети спецпереселенцев. Пос. Песчаное, Сургутский район. Фото 1936–1937

Женщины – заключенные Ново-Ивановского отделения Сиблага. Фото 1940-х

Лейтенант внутренних войск НКВД

Группа спецпоселенцев. Пос. Южно-Вагранский Серовского района Свердловской области. 1940 или 1941

Группа ссыльных литовских женщин на работах в одном из лесных хозяйств Иркутской области. 1952

Группа ссыльных литовцев на работах в Емельяновском районе Красноярского края. 1950-е

Группа ссыльных поляков в сапожной мастерской. 1943, пос. Первомайск Березовского района Свердловской области

Группа ссыльных поляков на похоронах Тадеуша Кондзёлки. 1940-е, г. Березовский, Свердловская область.

Групповой портрет сотрудников Омского губчека. 1920, Омск. Среди изображенных лиц — Петр Яковлевич Петрухо (1890-1930), в январе-мае 1920 инспектор и начальник отдела губчека.

Двойной портрет Э.П.Салыня с супругой. 1920. Фотография. Эдуард Петрович Салынь (1894-1938) — сотрудник ЧК-ОГПУ-НКВД

Заключенные и вольнонаемные на строительстве железной дороги Чум — Лабытнанги. 1954

Заключенные священники. Поселок Спасск (Луговой лагерь, Казахстан), 1956.

Заключенные шахтеры. Вайгачская экспедиция ОГПУ (остров Вайгач).1933. Слева направо И.А.Гоциридзе, Н.В.Кукурадзе, И.А.Намидзе.

Заключенный, работающий в мебельных мастерских. Ново-Ивановское отделение Сиблага. Фото 1940-х

Группа 2-ая д. о Спицино УНКВД 1938

НКВДшники

НКВДшники, середина 1930-х

А.В. Михалев, заведующий Кузнецким переселенческим пунктом.

А.Ф.Топорков, начальник КВЧ лагпункта Судострой Ухтпечлага.

http://humus.livejournal.com/4644688.html

(Visited 649 times, 1 visits today)

В рамках музея Гулаг Онлайн можно посетить карту с обозначенными пунктами управлений лагерей ГУЛАГ, основой для которой послужила база данных Системы исправительно-трудовых лагерей в СССР , которую создали наши коллеги из московской организации Международный Мемориал . Все сведения об отдельных лагерных управлениях мы заимствовали из этой базы данных.

Карта охватывает весь географический размер системы ГУЛАГ. Благодаря доступности информации о дислокации или конкретному адресу лагеря, мы смогли установить точную или хотя бы приблизительную локализацию лагерных управлений в течение всего времени их существования. То есть, на карте можно найти и их позднейшее местоположение, занесенное в архивных материалах. Помимо того, отдельные управления содержат и сведения о длительности существования лагеря, количестве заключенных, а также о соответствующих лагерных управлениях. Локализация лагерных управлений происходила на основании общественно-доступных баз данных с местными названиями (включая названия исторические) и архивных военных карт. К сожалению, не смотря на все усилия, некоторые лагерные управления (в приблизит. кол. 14 из 486) локализовать не удалось.

Отдельные центры лагерных управлений означены на карте красной точкой. Каждое лагерное управление заведовало десятками и даже сотнями отдельных лагерей (лагерей было более 30 тысяч, однако их нет на карте, отдельные лагеря на нашей карте составляют всего лишь исключение). Остальные иконки на карте обозначают места связанные с конкретными историями отдельных людей, а также места, занесенные на карту в течение экспедиций группы Gulag.cz.

Создание карты с обозначением пунктов лагерных управлений ГУЛАГа, а также рассказы о репрессированных людях из Чешской Республики, Словакии, Польши и Венгрии поддержал Вишеградский фонд в рамках проекта Среднеевропейская карта ГУЛАГа . Партнерами проекта являются (Чехия), Instytut Pamieci Narodowej (Польша), Ośrodek Pamięć i Przyszłość (Польша), Post Bellum SK (Словакия) и общество NémetKor (Венгрия). Автором карты является Радек Светлик.


В любой семье «Архипелаг ГУЛАГ» должен стоять на книжной полке — Российская газета

В «Российской газете» прошла презентация сокращенного издания романа «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына, выпущенного издательством «Просвещение» (первый завоз — 10 тысяч экземпляров).

Как уже писала «РГ», в конце августа прошлого года «Архипелаг» был включен в обязательный минимум школьной программы по литературе для старшеклассников.

— Без знания того, что здесь изложено, у нас не будет полного представления о нашей стране, и мы с трудом сможем думать о будущем, — сказал премьер-министр РФ Владимир Путин на встрече с Натальей Солженицыной, которая и подготовила школьный «Архипелаг», сократив оригинал-трехтомник до однотомника.

На следующий день после беседы с премьером Наталья Дмитриевна пришла в «Российскую газету» вместе с теми, кто был рядом с ней во время этой сложнейшей работы.

Как нужно преподавать Солженицына в школе? Зачем это надо? Нужно ли специально готовить учителей?.. Вопросов, очень острых, берущих «за живое», оказалось настолько много, что представление школьного «Архипелага» вылилось в настоящий совет экспертов. Его участниками стали: Наталья Солженицына, глава Роспечати Михаил Сеславинский, Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, снявшиеся в фильме «В круге первом» актеры Андрей Смирнов и Евгений Миронов, учитель русского языка и литературы московской школы N 57 Сергей Волков, литературовед и друг семьи Солженицыных Елена Чуковская, писатель Людмила Сараскина, директор Центра образования «Царицыно» Ефим Рачевский, глава департамента общего образования минобрнауки Елена Низиенко, проректор РГГУ Дмитрий Бак.

История сокращений

Наталья Солженицына: «Архипелаг ГУЛАГ» начал свое шествие по миру в 1974 году. Книга переведена более чем на 40 языков. Первые 16 лет после ее появления она не могла быть напечатана в Советском Союзе и странах «восточной демократии», но в свободных странах, на Западе и в Азии, печаталась и продолжает печататься. В России публиковать «Архипелаг» начали с 1990 года.

Книга живет. И сама по себе не нуждается ни в каком сокращении. Но тем не менее сокращать пришлось. Двадцать пять лет назад вышел американский сокращенный вариант, затем английский, вослед на многих европейских языках. А теперь издан и на русском. Александр Исаевич считал, что, когда Россия освободится и книга будет полностью напечатана в России, наши ребята, не в пример американским, которым многое в «Архипелаге» трудно понять, конечно, жадно «проглотят» книгу целиком. Оказалось, ничего подобного. В жизни появилось столько развлекательного, а у школьников такие объемные программы… Стало ясно, что и для наших ребят нужно сократить «Архипелаг». Александр Исаевич поручил эту работу мне, хотя даже начинал ее сам. Но для него это было слишком тяжело, как отцу своего ребенка «резать».

Российская газета: Но дело ведь не только в объеме. Современные дети просто не знают многих реалий, описанных в «Архипелаге».

Солженицына: Да. Когда я готовила книгу, один из экспертов сказал: «Вы вот пишете: «кировский поток», а наши школьники даже не знают, кто такой Киров». И я подумала: 1934-й год, четверть Ленинграда посадили, выслали, «вычистили» с работы; а дальше — целые народы выселяли в 24 часа, вывозили в теплушках за тысячи километров… И дети ничего этого не знают. Кирова не знают, Ягоду, Ежова, Берию, даже кто такая Зоя Космодемьянская… Но это значит, что если в школе они не узнают то, о чем написано в «Архипелаге ГУЛАГ», совсем недавнюю историю нашей страны, то, боюсь, и никогда не узнают. Поэтому и нужны школьные издания.

Признаюсь, это была раздирающе трудная работа. Но она сделана. Особенно хочу отметить художника Юрия Христича, с которым мы тесно работали над этой книгой. Удивительную фотографию Родченко, которой оформлена обложка книги, нашел именно он. Мы с ним в четыре руки каждую страницу «вынянчили».

Михаил Сеславинский: Наталья Дмитриевна как-то сказала мне замечательную фразу: «Александр Исаевич любит общаться с теми, кто читал его произведения и кто может о них говорить». Этот труд по сокращению «Архипелага» будет, я надеюсь, иметь в первую очередь то следствие, что таких людей станет как можно больше. Я специально принес с собой «домашний» трехтомник «ГУЛАГа». Думаю, в любой интеллигентной семье эти томики и новый однотомник должны стоять на одной полке. Конечно, подросткам, у которых в XXI веке формируется более клиповое сознание, надо предлагать любые варианты, которые привлекали бы их внимание к большой литературе.

Три тома на ночь

Евгений Миронов: Знаете, вот Федор Михайлович Достоевский иногда открывал Библию наугад утром и читал что попадется. Я сейчас открыл наугад однотомник «Архипелаг ГУЛАГ». И вот что мне выпало: «Мы все забываем, мы помним не быль, не историю, а только тот штампованный пунктир, который и хотели в нашей памяти пробить непрестанным долблением. Я не знаю, свойство ли это всего человечества, но нашего народа — да, обидное свойство. Может быть, оно и от доброты, а обидное. Оно отдает нас добычею лжецам». Что тут еще можно сказать?..

В одном из телесюжетов о том, что издан школьный «Архипелаг», девочка-школьница отвечала на вопрос корреспондента: «Да, читала. Поняла про что, но смысл не поняла». А смысл ведь такой простой — знать правду. Для чего? Чтобы не только знать свою историю, не только для того, чтобы это никогда не повторилось, но и для того, чтобы понять, кто ты вообще такой.

Сегодняшняя молодежь должна понять, что были люди потрясающих судеб, с таким достоинством прошедшие страшный путь. Уверен, те, кого после прочтения сокращенного варианта, как говорится, «зацепит», обязательно прочитают все три тома.

Владимир Лукин: Вопрос, который нас всех подспудно больше всего волнует, — удастся ли вообще этот проект? Книга издана. А что дальше? Как эта книга соединится — напрямую ли, или с помощью учителей — с теми людьми, которые будут составлять Россию следующих времен? Помните Некрасова? Он мечтал о том времени, «когда мужик не Блюхера и не милорда глупого — Белинского и Гоголя с базара понесет. ..». Пока, увы, эти времена так и не настали. Они иногда как бы приближались, или нам казалось, что мы стали самой читающей страной. Но сейчас мы далеко от Белинского и Гоголя.

РГ: Владимир Петрович, это правда, что вы собираетесь провести урок по «Архипелагу» в школе?

Лукин: Я окончил педагогический и вполне имею на это право. Давайте все присутствующие проведем по уроку, расскажем то, что мы знаем и чувствуем, какой мы сами прошли путь к «Архипелагу».

Сергей Волков: Предлагаю провести такой урок в моей школе.

Лукин: По рукам.

Елена Чуковская: Я вспоминаю, как 42 года тому назад, в 68-м году, в деревянном неотапливаемом домике Александр Исаевич заканчивал «Архипелаг». Судьба этой книги хорошо известна, в декабре 1973 года она вышла в Париже, а в феврале 1974-го Солженицына выслали из страны. А через 15 лет, в 1989 году, «Архипелаг» появился отдельными главами в журнале «Новый мир». Тогда подписка журнала дошла до 2,5 миллиона экземпляров.

Эта книга показывает и объясняет многое в сегодняшнем дне. Она показывает, откуда у нас сегодня существует жестокость, несправедливые суды, равнодушие. Все это тесно связано с прошлым страны, описанным в «Архипелаге». Поэтому эта книга очень важна для сегодняшних поколений. Вообще правдиво рассказанная история родной страны — лучший способ воспитания подрастающих поколений. То, что эта книга придет в школу, очень важно. Ее будут читать не только учителя и ученики, но и родители. То есть это будет следующим этапом осмысления. Это замечательное художественное произведение, а известно, что воздействие искусства гораздо сильнее, чем какие бы то ни было логические построения и лозунги. «Архипелаг» — это и история, и моральные проблемы, и связь с сегодняшним днем.

Андрей Смирнов: Честно говоря, в самых радужных снах мне не могло прийти в голову, что я доживу до дня, когда «Архипелаг ГУЛАГ» будут изучать в школе. Чувства противоречивые. Когда в 1973 году у нас появился фотопринт издания, у людей бывала одна ночь, чтобы прочитать все три тома. Мы их «проглатывали». А наутро шли на работу больными и пьяными от того, что узнали. Тогда казалось, что если эта книга придет в Россию когда-нибудь, то Россия изменится едва ли не в один день. Теперь мы знаем, что, хотя, в сущности, эта книга была первой брешью в страшном режиме, нельзя сказать, чтобы она хотя бы покачнула сознание наших соотечественников. Но и через 20 лет падения коммунистического режима это единственный достоверный источник по истории нашей страны. Я повторяю, единственный. Поскольку у меня четверо детей, я знаком с поколениями учебников истории, по которым учатся дети. Печальная мысль: где те учителя, которые будут все это преподавать? Где взять тех учителей, которые способны донести жар книги, написанной кровью и сердцем, до наших детей?

Школьные парадоксы

Волков: У меня двойственное чувство. С одной стороны, прекрасная книга, здорово сделана, ее приятно взять в руки. И я уже даже вижу, с каким интересом ее будут рассматривать мои школьники. Но надо понимать: эта замечательная книга приводит нас в неизведанную реальность. Мы радуемся, что «Архипелаг» попадает в школьную программу. Но это может быть и приговор книге.

Да, действительно, во многих школах, особенно деревенских, по зову сердца изучают Солженицына. Никто им не назначал, они сами это делают. Станет ли легче этим людям с появлением однотомника «Архипелага»? Безусловно. Станет ли легче с решением министерства ввести эту книгу в обязательный список школьной литературы? Конечно. Но парадокс в том, что те, кто ее не изучал, и не будут этого делать. А если и будут, то лучше бы этого не делали. Революции не произойдет. Школа находится сейчас в колоссальном состоянии несвободы. По сути, книга о свободе пришла в абсолютно несвободную систему. Учителей в августе заставляют написать планы всех уроков на год вперед! А потом приезжает проверяющий, кладет этот план, школьный журнал и тетрадку ученика. Под одним числом везде должна совпасть одна и та же запись по теме. А если у меня урок не получился? Я на завтра должен следующий давать или с этим что-то делать? По плану — давать следующий, а по разуму?

Я много езжу по стране, встречаюсь с учителями, им рассказываю, как надо быть свободным, как надо вести урок, минимально опираясь на конспект, потому что это живая жизнь. А меня спрашивают: вы не можете назвать документ, где нам разрешено быть свободными? У меня в голове проносится: Библия, стихи Пушкина, Декларация независимости… А там уже и ручка наготове — записывать.

РГ: Хотели бы уточнить: одиннадцатиклассники начнут изучать «Архипелаг» уже в феврале 2011 года?

Волков: Да, по школьной программе изучение «Архипелага» попадает в 11-й класс в феврале. Но я вам честно скажу: в феврале в 11-м классе литературу не изучают. Потому что все готовятся к ЕГЭ. Учителя, конечно, запишут, что урок они дали, но в реальности будут заниматься подготовкой к ЕГЭ по русскому языку. Ставить изучение «Архипелага» надо максимум в декабре.

Кстати, Федеральный институт педагогических измерений объявил конкурс на новые контрольно-измерительные материалы по литературе. Вы знаете, что там предлагается? Вернуться к тестам с выборами ответов. Подо что бросилась Анна Каренина? Четыре варианта: поезд, телега, и т.д. Несколько лет назад колоссальными усилиями удалось избавиться от тестовой части ЕГЭ по литературе. Потому что ничем, кроме сочинений, невозможно проверить литературное мышление. И теперь все заново? С ужасом думаю о том, что «ГУЛАГ» станет материалом для таких тестов. Александр Исаевич сошел бы с ума.

Елена Низиенко: Поясню. Изменения в приказ о федеральном компоненте государственного стандарта появились в октябре прошлого года. Это означает, что учителя получили право и даже стали обязаны с октября 2009 года изучать в 11-х классах «Архипелаг ГУЛАГ». Степень свободы сейчас такая у школ, что они могут самостоятельно планировать: когда, в каком месяце изучать произведение. Никаких указаний из федерального центра на этот счет нет. Нам всем хотелось бы, чтобы учителя не спрашивали: а каким документом мне это разрешено? А чтобы они себе сначала задали вопрос: «А какой документ мне запрещает это делать?»

РГ: Сергей Владимирович, мы знаем, что еще до выхода книги вы дали своим школьникам почитать предисловие к ней. Какая была реакция?

Волков: Мне посчастливилось поработать над однотомником вместе с Натальей Дмитриевной. Поэтому я действительно, не дожидаясь презентации, дал предисловие ребятам в 11-м классе. Один мальчик, математик, вечно такой зажатый, прочитал и написал: «Человек, попавший в цепкие объятия колючей проволоки зоны, пойманный в обзор патрульных фонарей, с зубами овчарок у горла, все равно сохраняет в своей душе маленький плацдарм добра. Человек — единственный неприступный островок воли посреди архипелага со страшным именем ГУЛАГ». Вот если этому мальчику, который до этого с трудом мог предъявить себя миру, удалось сказать такое, прочитав лишь предисловие, то это большое благо.

Доживем до понедельника

Ефим Рачевский: Мы получили то, о чем мечтает любой директор школы, когда отчитывается о реализации межпредметных связей. У нас никак не склеиваются вместе история и литература. А «Архипелаг» — действенный образец того, как и литература, и история, и публицистика слились в одном мощном, причем художественном посыле. Да, от учителя будет зависеть многое. Может быть, эта книга и будет самым действенным шагом на пути трактовок монстров отечественной истории как эффективных менеджеров.

Вы знаете, такие попытки были даже в учебниках. Мы не должны забывать, что школа — это гуманитарная система. И она очень медленно реагирует. Если такой мощный посыл, как эта книга, задан в понедельник, совсем не обязательно, что изменения произойдут в пятницу. Может быть, в школу должно прийти учителями поколение сегодняшних учеников, и только тогда что-то изменится. Но, думаю, и сегодня дело пойдет. Хотя бы по той причине, что нам очень нужны глотки свободы.

Людмила Сараскина: Волнуюсь и беспокоюсь за судьбу «Архипелага ГУЛАГ» и в школе, и в обществе. «Архипелаг» в то время, когда он был написан, и в то время, когда мы его читали, был «ворованным воздухом». Помните, Мандельштам говорил, что настоящая литература — это «ворованный воздух». Александр Исаевич смог этот воздух добыть, и мы смогли этим воздухом надышаться. Сегодня эта книга не «сворована», а законно подарена школьникам и учителям. Задача школы и всех нас, чтобы «Архипелаг ГУЛАГ» остался воздухом.

На какую почву попадает эта книга? В стихотворении «Пятое марта», которое Солженицын написал в 1953 году в день смерти Сталина, о нем сказано: «Единственный, кого я ненавижу». Сегодня, по данным социологических опросов, большинство российской молодежи считает, что Сталин сделал больше хорошего, чем плохого. Я читала докторскую монографию, где написано, что система государственного управления лагерей была вынужденным, но правильным и эффективным способом индустриализации страны. Что без рабского труда миллионов заключенных (не только рабочих, но и ученых, и людей искусства) индустриализация бы не состоялась. Вот такая нынче почва.

Представьте, что «Архипелаг» попадет в руки учителя (или родителя), который разделяет мнение автора монографии, что лагеря — это нормальный и приемлемый способ поднять страну из пепла, после войны в том числе. Как быть этим учителям, этим родителям?

На самом деле, вдвигая «Архипелаг ГУЛАГ» и вообще всего Солженицына в мир школы, мы ждем от учителя гораздо большего, чем просто умелое, грамотное изучение текста — композиции, сюжета, пейзажа, образов. Мы ждем гражданского отношения к истории, мы влияем на политическую позицию учителя, на его нравственный выбор. Мы вторгаемся в мировоззренческое состояние нашего общества.

Совершенно согласна с тем, что свободная книга попадает в ситуацию духовной несвободы, умственного разброда. Но я уверена, что власть насилия рухнула, потому что не догадалась совсем запретить Пушкина, Гоголя, Достоевского, Толстого. Пока «микроб свободы» в виде русской классической литературы остается в нашем сознании, в нашем сердце, нас нельзя изменить бесповоротно. Школьный «Архипелаг» добавит нам сегодняшним тот градус свободы, тот объем воздуха, на котором мы выстояли и выжили.

Солженицына: Тому человеку, который защитил докторскую насчет того, что архипелаг ГУЛАГ был необходим для индустриализации страны, я бы сказала следующее: Сталин, конечно, был исключительно успешным менеджером — с точки зрения той задачи, которую он себе поставил. Но на первом курсе любого управленческого факультета поставят двойку студенту, который, рассматривая успешность проекта, не будет учитывать его цену. Все дело в цене проекта. Подорвался народ. Не только, конечно, на ГУЛАГе, но и на войнах. А как велась Вторая мировая война? Когда человек поет, что победа нам была нужна «одна на всех, мы за ценой не постоим», это значит, что он готов отдать жизнь за Родину. И это замечательно и достойно восхищения. Но когда полководец говорит: «Мы за ценой не постоим», то он преступник.

Сумма и сума

Дмитрий Бак: Я уверен: «Архипелаг ГУЛАГ» прорвется сквозь все стены. И каждый, кто входит в классы, видит детей ежедневно, в этом уверен. Лев Толстой и Александр Пушкин тоже нуждаются в комментариях. Знаете, сколько нужно объяснять в «Войне и мире?» А сколько мне пришлось объяснять студентам строку: «Нет, легче посох и сума»? Меня убеждали, что в слове «сума» пропущена одна буква «м». И к счастью, что многие реалии, описанные в «Архипелаге ГУЛАГ», ушли из нашего быта. Тем важнее тот огромный труд, который нам всем предстоит. Этой книге не угрожает опасность стать одной из господствующих идеологий. Она не меняет плюс на минус. Она выживет именно потому, что речь идет о вещах, которые интуитивно понятны любому школьнику и любому учителю — о том, что мир спасает любовь, добро, чувство локтя… Я в этом убежден.

РГ: Главный вопрос историков: фактическая правда в цифрах серьезно отличается от той, которая есть в «Архипелаге». Если в книге счет идет на 60 миллионов погибших, то исторические данные в 10 раз меньше…

Солженицына: Чисто пропагандистская уловка, когда Солженицыну предъявляют эту претензию в преувеличении. Александр Исаевич никогда не говорил, что в

ГУЛАГе погибло 60 миллионов. Он приводил эту цифру профессора статистики Курганова, говоря о наших потерях от уничтожений и подавлений крестьянских восстаний ранних 20-х годов, от раскулачивания, от повышенной смертности в лагерях и включая дефицит рождаемости, как следствие всего перечисленного. Вы можете заглянуть в семитомный капитальный сборник документов «История сталинского ГУЛАГа», изданный Государственным архивом Российской Федерации. Увидите, что цифры вполне совпадают с теми, которые приведены в «Архипелаге»: там сказано, что, по официальным данным, в 1930-1952 годах через лагеря, колонии и тюрьмы прошло 20 миллионов человек плюс 6 миллионов спецпоселенцев («кулаки», выселенные народы и т.п.). Так что подобный спор — просто подставной, он не по существу.

Волков: Когда мы только говорили о том, что «Архипелаг» будет включен в школьную программу, думали, в рамках какого предмета его лучше преподавать — истории или литературы? Все-таки он действует не сухой статистикой, которой оперируют историки, а как настоящее художественное произведение. Хотя есть учителя, которые относят «Архипелаг ГУЛАГ» к публицистике. Но есть очень простой способ проверки: испытано на себе. Ты читаешь и «выпадаешь» из времени. У тебя встают волосы дыбом, кожа мурашками идет, по спине холод пробивает… Значит, настоящая книжка. И вот этим мы будем делиться с детьми на уроках. Кстати, у меня есть знакомый учитель ОБЖ, который даже на своих уроках знакомил детей с «Архипелагом». Как? У Солженицына есть глава «Подкоп». И он проходил ее со своими мальчишками, изучая способы побега от бандитов.

РГ: Каким образом книга попадет в школу? На комплектование школьных библиотек выделяются минимальные средства. А издание качественное и может оказаться недоступным из-за цены на него.

Солженицына: Как мне объяснили, в региональных министерствах образования имеются бюджетные деньги. Приказать регионам заказать книги для местных школ никто не может. Но им могут рекомендовать. И тогда они присылают свои заказы в издательство. Деньги есть. Была бы добрая воля у местных чиновников.

Низиенко: Раз это произведение в обязательной школьной программе, то мы обязательно должны его изучать. Изучать без наличия текста в школьной библиотеке невозможно. И сейчас у регионов есть в бюджетах средства на приобретение учебной литературы для школ. Вопрос в том, как они сейчас сформируют заказ. Мы не можем обязать школы закупать именно эту книгу в сокращенном варианте. Просто это, на мой взгляд, самый разумный подход к изучению такого объемного произведения.

РГ: «Архипелаг ГУЛАГ» приходит в очень плотную школьную программу по литературе. Каких авторов он может «потеснить»? И сколько часов отведено на изучение?

Солженицына: Мне объяснили так. Есть четыре урока, на которых может идти речь о репрессиях. На усмотрение учителя он может изучать на них Солженицына, Шаламова, Гинзбург, Петкевич. Кого захочет. Правда, я не знаю, все ли эти авторы есть в обязательной программе. «Архипелаг» теперь есть. Конечно, не должно быть соревнования между Солженицыным, Шаламовым или Гинзбург. Думаю, заинтересовать школьников самой темой можно с помощью любого из этих авторов. Те, кто «зацепится» Шаламовым, прочтет потом и «Архипелаг», и наоборот.

вместо послесловия

Наталья Солженицына:

— Сегодня мы просто представляем школьный «Архипелаг». Но мы не знаем, как он пойдет. Все, кто здесь тревожатся, тревожатся не напрасно. Может, «Российская газета» через год-полтора устроит какое обсуждение: как вообще пошел проект, какие реальные трудности. Это просьба. Спасибо большое.

Опрос «РГ»

Солженицына рассказала о падении души и закаленных людях

В Москве открылся новый Музей истории ГУЛАГа. Это большое дело, особенно сейчас, когда наконец-то принято принципиальное решение о создании Мемориала жертв политических репрессий.

А 2 ноября на интернет-портале «Активный гражданин» начнется опрос о том, переименовывать ли станцию метро «Войковская». Эти две темы связаны.

Летом 2015 года появилось предложение федерального правительства о том, чтобы достойно захоронить останки теперь и царевича Алексея с великой княжной Марией Романовой. И тогда в Москве вновь разгорелась общественная дискуссия о том, не переименовать ли станцию метро «Войковская» и другие подобные станции. На самом деле мало кто это осознает, что станция называется не впрямую в честь цареубийцы Войкова, а по располагавшемуся наверху и давно закрытому чугунолитейному заводу его имени. Тем не менее хотя бы опосредованно имя Войкова – все еще на карте столицы. И не только имя.

Есть версия, что Петр Лазаревич Войков — это не настоящее имя, а псевдоним человека с весьма мутной биографией. Но как бы то ни было, покоится он на самом почетном месте — в Москве, на Красной площади. Причем Жуков, Василевский, Келдыш кремированы, их прах захоронен в урнах, а Войков — в могиле. Это самая почетная для Красной площади «категория». Почему это так?

Но сначала спросим о том, как по вопросу о переименовании «Войковской» проголосовала бы президент Русского общественного фонда Александра Солженицына Наталия Солженицына.

«То, что Войков — просто грязный убийца и именем его вообще ничего нигде никогда не должно быть названо, очевидно. Но есть и второй вопрос. Я лично давно бы переименовала станцию, но все-таки думаю, что надо спрашивать тех, кто живет рядом», — считает Наталия Солженицына.

— Наталия Дмитриевна, Петр Лазаревич Войков — он и сам жертва политического террора. Противник советской власти смертельно ранил его на вокзале в Варшаве.

— Это вполне закономерно, потому что посеешь бурю — пожнешь ветер.

В 1927 году огромная толпа шла в Москве, по Тверской, за гробом Войкова, советского полпреда, то есть посла в Польше, которого русский эмигрант-противник советской власти убил в Варшаве при исполнении. Это, конечно был, чрезвычайный, исключительный случай в истории мировой дипломатии. Соответственно, исключительными были и похороны советского дипломата, который, правда, вошел в историю еще до этого.

Летом 1918 года командовал расстрелом царской семьи комендант дома особого назначения Яков Юровский. Но на заседании Уралсовета голосовал за это Петр Войков. И он же приказал выдать палачам кислоту, чтобы обезобразить тела не только царя, но и его детей, вообще ни в чем не виновных. То было в июле.

А уже в сентябре 1918-го последовал большевистский указ о «красном терроре», который, если вдуматься, продолжался несколько десятилетий и был направлен уже против миллионов, если взять всех, кто прошел не только через ГУЛАГ (таких осужденных, по официальным данным, было около трех миллионов; могилы тех, кто не пережил лагеря, — по всему Северу), но и через раскулачивание, через ссылки по классовому и национальному признакам, через голод в Поволжье и голод на Украине. И везде многих ждала смерть. Вспоминать об этом многим, конечно, и не хочется.

— Наталия Дмитриевна, удивительное дело, в каждой российской семье есть либо раскулаченные, либо посаженные, либо расстрелянные. Как только возникает новость, например, про открытие Музея истории ГУЛАГа, опять же массово начинают говорить: да какой ГУЛАГ, не было ничего, это преувеличение. Откуда это? Почему мы не готовы посмотреть правде в глаза?

— Правде в глаза, особенно суровой правде, смотреть больно и некомфортно. Конечно, гораздо лучше жить, отталкивая от себя все это. Но это самоубийственно, это инстинкт смерти. Народ, который не хочет знать своего прошлого, какое бы оно ни было, или хочет знать только его славные страницы, ставит себя под удар будущего. Не желая знать историю, он ставит себя под удар будущего. После десятилетий принудительного единомыслия неудивительно, что, когда эти оковы как бы упали, наши мысли разбрелись, как говорил Александр Исаевич, «на 77 дорог». Мы как будто не единый народ.

Экспонаты Музея истории ГУЛАГа: письма заключенных детям на обрывках материи, игрушки для детей, которые родились уже за решеткой, портреты детей, которые там и сгинули, пуля из расстрельной ямы, проволока с ноги покойника, чайник из консервных банок… Не имена, а номера. Архипелаг ГУЛАГ в 500 лагерей по всей стране.

Наверное, многие не знают, но Наталия Солженицына хранит не только литературное наследие своего мужа — она продолжает работу по помощи бывшим политзаключенным. Они все еще среди нас.

— Много их осталось?

— Их осталось немало, как ни удивительно. Надо сказать, что люди, прошедшие ГУЛАГ, либо умирали в первые два года на воле…

— Либо закалились на всю оставшуюся жизнь?

— Да. И у нас в фонде среди тех, кому мы помогаем, много людей, кому сильно за 90. Ветеранов тех старых лагерей еще около тысячи. Но было много-много тысяч. За годы, что существует фонд, на мировые гонорары от книги «Архипелага ГУЛАГ» мы помогли сотням тысяч людей.

Всего в ГУЛАГ отправили 3,5 миллиона осужденных.

— Говорят: всего-то 3 миллиона, ну, и что?

— Об этом вы мне даже не говорите! Просто душа падает, когда я это слышу! Это страна, в которой был Достоевский, говоривший, что слезинка ребенка не стоит счастья будущих поколений, а мы говорим: ну, три миллиона, миллион, этого мало. А одного Николая Ивановича Вавилова вам недостаточно?!

Стоит ли переименовывать такие станции, как «Войковская»? Как выяснилось из предварительных опросов москвичей, большинство воспринимает такие названия уже, скорее, как географические, а не идеологические. То есть людям просто все равно, возможно, по незнанию.

Конечно, на это можно сказать, что Войков — это жертва политического террора. И это так. Но если какую-то страницу и переворачивать в нашей истории, то ту, где ненависть порождала ненависть, а кровь – кровь. Да, есть много имен, которые не забудешь, но и поминать их без конца тоже ни к чему.

Где находятся Соловки.

Карта. Как добраться на Соловецкие острова

Где находятся Соловки?

Соловецкие острова находятся в юго-западной части Белого моря.

Острова закрывают вход в Онежскую губу. Однако они находятся на 200 километров западнее Архангельска и в целом не представляли никакого стратегического интереса ни для обороны северного торгового пути, ни для обороны порта Архангельск.

Тем удивительнее, что на островах появился Соловецкий монастырь, построенный как полноценная боевая крепость.

Для защиты от шведов и англичан место не годилось.

Даже как центр влияния Москвы на местные слабоподчиненные карельские племена — тоже.

Для этого лучше подходили бы Кемь или современный Рабочеостровск. Все-таки материковая Карелия.

Почему и зачем казна выделяла деньги на грандиозное строительство — неведомо.

Как добраться до Соловецких островов?

Путешествие на Соловки проходит по стандартным вариантам:

Если цена регулярных туров кажется слишком высока, можно поехать на Соловецкие острова самостоятельно.

На поезде:

На поезде Санкт-Петербург-Мурманск или Москва-Мурманск до станций Кемь или Рабочеостровск.

Там можно купить билет на регулярные теплоходы.

Этими же теплоходами перевозят и обычные группы туристов.

  • Добираться из Кеми (Рабочеостровска) на Соловки — 2:00-2:30 часа
  • Путь теплохода из Беломорска — 3:30-4:00 часа

Билеты на теплоходы можно купить прямо на причале. Но всё — по остаточному принципу: туристы и местные — вперед.

Если заминка в пути — в Рабочеостровске и Кеми есть нормальные гостиницы.


Самолетом:

Если нужно побыстрее, то жителям Петербурга надо лететь самолетом до Архангельска.

Оттуда добраться на Соловки местной авиалинией можно быстро (полет около 50 минут).

Или ехать в Петрозаводск и оттуда тоже можно попасть на Соловки самолетом.

Прямые рейсы из Петербурга и Москвы не осуществляются. Хоть билеты на рейс Петербург — Соловки купить можно, но это все равно с пересадкой в Архангельске.

На машине:

Попасть на Соловки на машине напрямую практически невозможно.

Но проехать по всей Карелии, заглянуть по пути в Петрозаводск, Кондопогу и Медвежьегорск — весьма интересно.

Из Питера все довольно просто: трасса Р-21 «Кола» (Санкт-Петербург-Мурманск) приведет почти к берегу Белого моря.

Почти, потому что, чтобы попасть в Беломорск, надо сворачивать за поселком Пушной (и еще + 30 километров).

В Кемь с «Колы» надо сворачивать после шлюзов Путкинского водохранилища.

Останется всего 14 км дороги Кемь-Калевала.

Состояние дорог примерно одинаково. Но от Кеми до Соловецких островов существенно ближе.

В любом случае а порту придется машину оставлять, и дальше добираться на Соловки самостоятельно, на теплоходе.

На машине из Москвы есть две дороги:

сперва на Санкт-Петербург с выходом на «Колу» или через Ярославль-Вологду по северному берегу Онежского озера по дороге А-119.

В Межвежьегорске А-119 сливается с «Колой». Но по пути почти нет достопримечательностей.

Есть только Вытегра, где интересно посмотреть старинные шлюзы времен Петра Первого (их остатки). И Музей-подводную лодку.

Зимой на Соловки попасть можно только на самолете.

В межсезонье теплоходы не ходят. Когда встает лед, иногда отваживаются совершить этот путь на снегоходах.

Да и нет смысла: жизнь на соловецких островах замирает.

Вне пределов жилой застройки и монастыря снег не расчищают. Так что посмотреть внешние достопримечательности невозможно.

Только монастырь, школа Юнг и что осталось от наследия «архипелаг ГУЛАГ».

Есть еще один очень редкий, но невероятно фантастический способ:

Добраться до Соловков самостоятельно, на катере.

В интерете каждый год появляется по несколько таких отчетов.

Это большие путешествия на каютных катерах и даже простых резиновых лодках! Впечатления от таких морских походов не передать.

Но нужно быть очень подготовленным.

Уметь шлюзоваться, понимать навигационную обстановку и неписанные правила на реке.

«Купить» права в ГИМС, купить большую моторную яхту…. Ну, у некоторых так принято. Но с собой придется еще брать чемодан денег.

И не факт, что они помогут.

Ни Ладога ни Белое море ошибок не прощают.

А у стенки шлюза можно простоять хоть сутки, будь бы трижды «абрамович».

В Карелии, у простых рабочих людей свои понятия.

И далеко не все здесь можно купить за деньги.

А для опытных капитанов на пути только одна беда — трудности с заправками…. .

Архипелаг ГУЛАГ

Архипелаг ГУЛАГ Александр Солженицын.

Обзор Морин Хейнс.

Архипелаг ГУЛАГ Александра Солженицына — это частично журналистское расследование, частично мемуары, исследующие историю системы ГУЛАГа в Советском Союзе и документирующие то, каково было бы испытать эту систему на себе. Книга была впервые опубликована в трех частях в 1973, 1974 и 1976 годах соответственно французским издательством Editions du Seuil, поскольку в то время книга не могла быть опубликована в Советском Союзе.Английские переводы каждого сегмента последовали в 1974, 1975 и 1978 годах, опубликованных Harper and Row, а первая сокращенная версия на английском языке была опубликована в 1985 году («Архипелаг ГУЛАГ»).

Александр Солженицын был русским писателем, который в 1945 году был арестован и приговорен к восьми годам лагерей за критику Сталина в письме другу. За его лагерным сроком последовала бессрочная ссылка, хотя его пребывание в ссылке закончилось реформами при Хрущеве в 1956 году. В 1962 году с разрешения Хрущева он смог опубликовать свой знаменитый труд « Один день из жизни Ивана Денисовича ». , но в 1968 году был исключен из Союза советских писателей в период ужесточения цензуры и был вынужден издать «Архипелаг ГУЛАГ» за пределами России («Александр Исаевич Солженицын.”; «Биография»).

Архипелаг ГУЛАГ разбит на семь разделов, каждый из которых исследует разные аспекты системы ГУЛАГа. Разделы проходят в хронологическом порядке через историю, а также через опыт арестованного. В первом разделе обсуждается процесс ареста и допроса, а во втором — процесс прибытия в лагеря. Затем в третьем разделе исследуется жизнь в лагерях для военнопленных, а в четвертом исследуется влияние лагерей на души заключенных.В пятом разделе исследуется особенно жестокий тип трудового лагеря, Каторга, а также усилия заключенных по сопротивлению, а в шестом обсуждается жизнь за пределами лагерей в ссылке. Последний раздел представляет собой заключение книги, в котором Солженицын размышляет о месте ГУЛАГа в Советском Союзе. Большая часть представленной информации была собрана Солженицыным из писем, сочинений и 227 интервью с другими бывшими узниками ГУЛАГа; однако на протяжении всей книги Солженицын также ссылается на свой собственный опыт. Для соединения разных разделов книги Солженицын использует разнообразные литературные приемы. Одним из примеров является использование им архипелага в качестве метафоры для описания того, как работала система ГУЛАГа, с отдельными лагерями, разбросанными по всему Советскому Союзу, и все они были связаны одной и той же основной системой насилия, страха и принудительного труда.

Одна из главных тем, на которой Солженицын сосредотачивается на протяжении всей работы, заключается в том, что разоблачение правды о системе ГУЛАГа и запоминание ее необходимо для того, чтобы люди переработали травму системы и предотвратили злодеяния в будущем.Солженицын рассматривал гулаги как почти логическое продолжение репрессий советской системы и сравнивал их с другими подобными явлениями 20 900–29 900 30 веков, такими как нацистские концлагеря. Однако, в отличие от нацистской Германии, Солженицын указывал, что в Советском Союзе не было ничего подобного Нюрнбергскому процессу, оставившего советских граждан без подобного чувства справедливости и памяти. Солженицын пишет: «Умалчивая о зле… мы насаждаем его, и оно в будущем возрастет тысячекратно» (81).Еще одна тема, на которой сосредотачивается Солженицын, — это идея о том, что все люди имеют в себе способность как к добру, так и ко злу. На протяжении всей работы он приводит примеры обычных людей, предающих своих друзей или соседей властям из-за страха, и, напротив, заключенных в ужасных обстоятельствах, продолжающих заниматься искусством и поэзией, и пишет:

«Постепенно мне открылось, что линия, разделяющая добро и зло, проходит не через государства, не между классами, не между политическими партиями — а прямо через каждое человеческое сердце… И даже в сердцах, обуреваемых злом, один маленький плацдарм добро сохраняется.И даже в самом лучшем из всех сердец остается… неискорененный уголок зла» (Солженицын 312).

Одна из глав, которая показалась мне особенно трогательной, была из пятого раздела, главы 12: «Сорок дней Кенгира». В этой главе рассказывается о самом успешном восстании в истории системы ГУЛАГа: Кенгирском восстании. Восстание было спровоцировано многочисленными убийствами невинных заключенных охранниками, и после серии безуспешных небольших протестов заключенные в конце концов объединились, чтобы изгнать всех охранников и создать собственное самоуправление на сорок дней.Хотя восстание в конечном итоге было жестоко подавлено советскими военными, оно представляло собой самый продолжительный протест против советской власти в контексте ГУЛАГа. Эта глава показалась мне одной из самых обнадеживающих в книге, даже несмотря на трагический конец этой истории, так как она показала, что жертвы системы не всегда пассивно принимали свою судьбу — само их стремление к свободе не могло быть полностью подавлено. растоптан ГУЛАГом. Я нашел следующую цитату ярким примером того, сколько человечности заключенные могут сохранить даже в худших обстоятельствах:

«Мятежные зэки! Эти восемь тысяч человек не столько подняли восстание, сколько вырвались на свободу, хотя и ненадолго! …Утро 19 мая забрезжило над лихорадочно бессонным лагерем, сорвавшим с себя номерные знаки. Многие взяли свою уличную одежду из кладовых и надели ее. Кое-кто из ребят нахлобучил на голову меховые шапки; короче были бы вышитые рубахи, а на среднеазиатах яркие халаты и тюрбаны. Серо-черный лагерь был бы сиянием цвета». (Солженицын 408).

С точки зрения эмоциональной привлекательности, эта книга чрезвычайно трогательна и побуждает читателя глубоко задуматься о собственных представлениях о добре, зле и человечестве в целом. Книга также содержит очень подробное историческое повествование о системе ГУЛАГа, а Солженицын приводит множество исследований и доказательств, подтверждающих его собственное повествование опытом других.Бывают случаи, когда он признает, что некоторые истории или статистические данные не могут быть известны наверняка, но я считаю, что его честность действительно помогает его аргументам. Иногда бывает трудно проследить организацию книги, но это, вероятно, связано с тем, что Солженицын никогда не мог просмотреть всю расшифровку сразу из соображений безопасности.

Я думаю, что для среднего читателя эта книга довольно громоздка, так как даже сокращенная версия составляет почти 500 страниц и чрезвычайно плотна; хотя для тех, кто хочет глубже изучить ГУЛАГ, я очень рекомендую его.Как пишет Эриксон во введении, произведение написано «русским и в первую очередь для русских… Именно этим читателям в особенности необходимо как можно подробнее узнать правду своей истории…» (Солженицын xiii). Хотя этим усилиям могла помешать неспособность Солженицына опубликовать эту книгу в Советском Союзе, даже для международной аудитории, книга дает подробный взгляд на систему и опыт ГУЛАГа и служит убедительным предупреждением о том, как легко государственные репрессии могут привести к люди действуют боязливо и жестоко по отношению друг к другу.

 

Работы цитируются

«Александр Исаевич Солженицын». Британская энциклопедия. По состоянию на 26 марта 2021 г. https://www.britannica.com/biography/Aleksandr-Solzhenitsyn.

«Биография». Центр Александра Солженицына. По состоянию на 25 марта 2021 г. https://www.solzhenitsyncenter.org/his-life-overview/biography.

«Архипелаг ГУЛАГ». Центр Александра Солженицына. По состоянию на 25 марта 2021 г. %202018%20от%20Винтаж%20Классика.

Солженицын Александр. Архипелаг ГУЛАГ, 1918–1956 годы: эксперимент литературного исследования . абр. изд. Перевод Томаса П. Уитни-младшего и Гарри Уиллетса-младшего. Сокращено Эдвардом Э. Эриксоном-младшим. Лондон: Harvill Press, 2003.

Составление карты ГУЛАГа во времени

С 1920-х до конца 1950-х годов советское правительство управляло жестокой системой лагерей, известной под аббревиатурой ГУЛАГ (Главное управление лагерей). В последнее время я думаю о ГУЛАГе, потому что я взял в руки книгу Алана Баренберга «Город ГУЛАГ», «Городок » (серию комментариев к книге автора и специалистов см. здесь), а также потому, что в последнем номере журнала «Критика » цикл статей о лагерной системе.Со всей этой новой информацией, поступающей о советских лагерях для военнопленных, я понял, что есть возможность также производить некоторый цифровой контент. Я также думал о наборах данных для использования с QGIS, мощной картографической программой с открытым исходным кодом, и советский принудительный труд является хорошим во многих отношениях. Хотя был целый проект, посвященный созданию карт ГУЛАГа, на самом деле он не использует все возможности данных и технологий. Вместо этого я создал пару видеокарт из данных ГУЛАГа.

Прежде чем анализировать, что они означают, я объясню, что это за визуализации. С помощью Python я взял данные из проекта российской правозащитной организации «Мемориал» о ГУЛАГе. Я использовал только данные из вкладки «Лагуправления», так как они включают отдельные лагеря, а не целые лагерные системы. Эти лагеря были лишь частью администрации ГУЛАГа, которая сама была лишь частью советского полицейского аппарата (ОГПУ-НКВД-МВД). Администрация ГУЛАГа управляла обширной тюремной империей, которая включала в себя колонии для малолетних правонарушителей, обычные тюрьмы и «спецпоселения» для ссыльных раскулаченных крестьян и якобы враждебных национальных групп. Мои визуализации включают только то, что можно было бы назвать «классическим ГУЛАГом», «исправительно-трудовыми лагерями» и пересыльными лагерями Солженицына Ивана Денисовича или Шаламова Колымские рассказы . Из записей 475 отдельных лагерей я вытащил даты операций, количество заключенных и геокодировал местоположение. Это позволило мне создать 432 карты, например:

.

Затем с помощью QGIS и подключаемого модуля под названием Time Manager я нанес на карту точки с течением времени, создав изображение для каждого месяца с января 1924 года по декабрь 1959 года.

Первое видео содержит тепловые карты, показывающие плотность заключенных трудовых лагерей:

Второе видео содержит точечные карты с указанием размеров лагерей: