Содержание

Ганнибал Барка — Циклопедия

Ханниба'ал бен Хамилькарт Барак

חניבעל בן חמילקרת ברקה

 

Военная служба

Великие сражения древности. Ганнибал Разрушитель BBC: Ганнибал - легендарный полководец (2006) (BBC: Hannibal - Rome's worst nightmare). Ч.1
BBC - Ганнибал. Ч.2 Вся правда о Ганнибале

Ганнибал Барка (Ганнибал бин Гамилькар Барка, Hannibal Barca, חנִבעל ברקָ) — прославленный военачальник в истории, карфагенский полководец во время Второй Пунической войны, один из величайших полководцев и государственных мужей древности, заклятый враг Римской республики и «последний оплот Карфагена».

[править] Происхождение. Ранние годы

 → Баркиды

Ганнибал (Ханни Баал חני בעל — в переводе с финикийского «Баал милостив» или «дар Баала», вариант библейского имени Баал-Ханан (נעל דנן‎), как считает историк Серж Лансель, впрочем, в Иудее встречалось и имя Ганнибал[1]). Вероятно, под Баалом имеется ввиду непроизносимый бог.

Фамилия «Барка»/«Барак» в переводе с иврита — «молния» (בָּרָק, ср. Барак в Библии), либо от ивритского «Браха» — «благословение» (ברכה)[2].

Родился в 247 г. до н. э. в Карфагене в семье полководца Гамилькара Барки, в аристократическом и богатом клане, родственном Элиссе и царской фамилии Тира[3], а следовательно, он был родственником израильских и иудейских царей, которые вступали в браки с царским домом Тира[4].

Младшие братья Ганнибала — Магон и Гасдрубал также были полководцами. У Ганнибала были и три старшие сестры, но их имена, как и имя матери Ганнибала, неизвестны[5]. В 248/237 гг. до н. э., Гамилькар был отправлен на Сицилию воевать с римлянами — шла Первая Пуническая война[6].

В 9 лет, когда Гамилькар взял его с собою в Испанию, по сообщению Полибия и других историков, Ганнибал сам рассказывал сирийскому царю Антиоху III, что перед отправлением в поход отец заставил его поклясться перед алтарём (перед отправлением в поход Гамилькар принёс жертвы богам), что он всю жизнь будет непримиримым врагом Рима

[7][8]. Гамилькар возлагал большие надежды на сыновей — однажды он, смотря на увлечённо игравших сыновей, воскликнул «Вот львята, которых я ращу на погибель Риму!»[9]

Его выдающиеся способности, необыкновенные условия его воспитания подготовляли в нём достойного преемника своего отца, достойного наследника его замыслов, гения и ненависти. Воспитываясь в военном лагере, Ганнибал тем не менее получил тщательное образование и всегда заботился о его пополнении; так, уже будучи главнокомандующим, он научился у спартанца Сосила греческому языку и до того овладел им, что составлял на нём государственные бумаги. Гибкий и крепкий телосложением, Ганнибал отличался в беге, был искусным бойцом и отважным наездником. Своей неутомимостью в походах, безграничной отвагой и беззаветной храбростью он всегда подавал пример своим солдатам, а своей самоотверженной заботливостью о них приобрел их любовь и преданность.

Женой Ганнибала была Гимилька.

[править] Начало военной карьеры

Из слов Тита Ливия ясно, что ещё Гасдрубал Красивый, после смерти Гамилькара, поставил вопрос в Карфагенском Сенате по утверждению Ганнибала военачальником и приемником умершего Барки. Баркиды домогались утвердительного его решения, желая, чтобы Ганнибал привык к военному делу и со временем унаследовал отцовское могущество; но оппозиция Баркидам во главе с Ганнон выступила против. Однако, Ганнибал был утверждён в качестве приемника Гамилькара.

Свои стратегические дарования он обнаружил, ещё будучи на 22-м году от роду начальником конницы у зятя своего Гасдрубала, который по смерти Гамилькара в 229 г. до н. э. принял главное начальство в Испании.

Тит Ливий так характеризует этот период жизни Ганнибала:

Старым воинам показалось, что к ним вернулся Гамилькар, каким он был в лучшие свои годы: то же мощное слово, тот же повелительный взгляд, то же выражение, те же черты лица! Но Ганнибал вскоре достиг того, что его сходство с отцом сделалось наименее значительным из качеств, которые располагали к нему воинов. Никогда ещё душа одного и того же человека не была так равномерно приспособлена к обеим, столь разнородным обязанностям — повелению и повиновению; и поэтому трудно было различить, кто им более дорожил — полководец или войско. Никого Газдрубал не назначал охотнее начальником отряда, которому поручалось дело, требующее отваги и стойкости; но и воины ни под чьим начальством не были более уверены в себе и более храбры. Насколько он был смел, бросаясь в опасность, настолько же бывал осмотрителен в самой опасности. Не было такого труда, от которого бы он уставал телом или падал духом. И зной, и мороз он переносил с равным терпением; ел и пил ровно столько, сколько требовала природа, а не ради удовольствия; выбирал время для бодрствования и сна, не обращая внимания на день и ночь — покою уделял лишь те часы, которые у него оставались свободными от трудов; при том он не пользовался мягкой постелью и не требовал тишины, чтобы легче заснуть; часто видели, как он, завернувшись в военный плащ, спит на голой земле среди караульных или часовых. Одеждой он ничуть не отличался от ровесников; только по вооружению да по коню его можно было узнать. Как в коннице, так и в пехоте он далеко оставлял за собою прочих; первым устремлялся в бой, последним оставлял поле сражения. Но в одинаковой мере с этими высокими достоинствами обладал он и ужасными пороками. Его жестокость доходила до бесчеловечности, его вероломство превосходило даже пресловутое пунийское вероломство. Он не знал ни правды, ни добродетели, не боялся богов, не соблюдал клятвы, не уважал святынь. Будучи одарён этими хорошими и дурными качествами, он в течение своей трехлетней службы под начальством Газдрубала с величайшим рвением исполнял все, присматривался ко всему, что могло развить в нём свойства великого полководца

[10].

Едва ли кто другой сумел в такой степени соединять в себе обдуманность с горячностью, предусмотрительность с энергией и настойчивостью в преследовании намеченной цели. С помощью систематического шпионства он всегда узнавал о замыслах неприятеля и даже в Риме держал шпионов. Современники Ганнибала старались очернить его характер; его упрекали в лживости, вероломстве и коварстве, но всё мрачное и жестокое в его деяниях частью должно быть отнесено на счёт второстепенных полководцев его, частью находит себе оправдание в тогдашних обстоятельствах и тогдашних понятиях о международном праве. Его военный гений дополнял дарованиями политическими, которые он обнаружил в предпринятой им по окончании войны реформе карфагенских государственных учреждений и которые доставили ему и в изгнании беспримерное влияние на правителей восточных государств. Ганнибал владел даром властвовать над людьми, что выражалось в беспредельном повиновении, в котором он держал свои разноплемённые и разноязычные войска, никогда не бунтовавшие против него даже в самые тяжёлые времена.

Перед войной с Сагунтом, Ганнибал отправился в поход на землю олькадов, испанский народ, предположительно живший южнее Эбро, между Тагом (река Тахо) и Анасом (Гвадиана). Олькады хоть и находились в пределах владычества карфагенян, власти их не признавали. Взяв приступом богатую Карталу, столицу олькадов (Полибий главный город олькадов называет Алтеей), и разграбив её, Ганнибал нагнал такой страх на более мелкие племена, что те согласились платить дань и приняли карфагенское подданство. После этого Ганнибал отвёл своё войско с богатой добычей в Новый Карфаген на зимние квартиры, где щедро разделил между воинами добычу и заплатил им жалованье за истекший год.

С наступлением весны следующего года, Ганнибал двинулся ещё дальше, в страну вакцеев (ваккеев) — племя кельтского происхождения, обитавшие в долине Дурия (река Дуэро). Их главными городами, Германдикой (видимо, современная Саламанка) и Арбокалой (современная Торо), Ганнибал овладел силой, причём, Арбокала долго защищалась.

Между тем, спасшиеся бегством жители Германдики, соединившись с изгнанниками из олькадов и побудили к восстанию карпетанов (иберийское племя; главным городом их был Толет, ныне Толедо, на северном берегу реки Таго, ныне Тахо). Когда Ганнибал возвращался из страны вакцеев, то они (с карпетанами участвовали и другие племена) напали на него недалеко от реки Тага и привели в замешательство его войско, отягчённое трофеями. Но Ганнибал уклонился от боя. Он разбил лагерь на самом берегу; когда же наступила ночь и па стоянке мятежников водворилась тишина, он переправился через реку вброд и вновь укрепился — таким образом, чтобы враги, в свою очередь, свободно могли пройти на левый берег: Ганнибал решил напасть на них во время переправы. Всадникам своим Ганнибал приказал, когда они увидят полчища мятежников в воде, сразу атаковать на них; на берегу он расположил 40 своих слонов. Карпетанов со вспомогательными отрядами олькадов и вакцеев было сто тысяч человек. Но не смотря на это, они были побеждены Ганнибалом в битве при Таге.

Ганнибал - враг Рима.

После смерти Газдрубала, павшего в 221 г. до н. э. от руки убийц, испанская армия избрала Ганнибала своим вождём. Власть он использовал для мести Риму, но карфагенское правительство, погрязшее в гешефтах, не думало увлекаться замыслами 26-летнего юноши-полководца, а Ганнибал не решался начать войну без согласия метрополии, но пытался вызвать нарушения мира со стороны греческой колонии в Испании Сагунта, находившейся под покровительством Рима. Сагунтцы обратились с жалобой в Рим. Для разбора дела римский сенат послал в Испанию комиссаров. Резким обхождением Ганнибал думал вынудить у них объявление войны, но комиссары поняли, в чём дело, смолчали и сообщили в Рим о собиравшейся грозе. Рим начал вооружаться. Время проходило, и Ганнибал начал действовать. Он послал в Карфаген извещения, что сагунтцы притесняют карфагенских подданных, торболетов, и, не дожидаясь ответа, открыл военные действия. Торгаши в Карфагене хотели даже выдать дерзкого главнокомандующего Риму, но ограничились отказом Ганнибалу в реальной помощи. После 8-месячной упорной осады Сагунт пал в 219 г. до н. э. Римские послы потребовали в Карфагене выдачи Ганнибала и, не получив ни удовлетворительного, ни отрицательного ответа, объявили войну, ставшую II Пунической войной.

 → Вторая Пуническая война

Ганнибал.

Узнав об объявлении войны, Ганнибал в Новом Карфагене отпустил испанцев, служивших в его армии в отпуск, сам отправился в Гадес, чтобы принести обеты за победу в Храме Мелькарта. Затем он придумал, чтобы испанцы служили в Африке, и африканцы — в Испании. Он послал в Африку 30 850 легковооружённых пехотинцев, 870 балеарских пращников и 1 200 всадников разных народностей.

[править] Переправка в Италию

Обеспечив Африку и оставив в Испании брата своего Газдрубала с войском, Ганнибал в 218 г. до н. э. выступил из Нового Карфагена с 90 000 пехотинцев и 18 000 всадников. Выступив, он подчинил илергетов, баргузиев, авзетанов и жителей Лацетании, лежащей у подножия Пиренеев, и над всем этим побережьем поставил Ганнона, чтобы иметь в своей власти проходы между Испанией и Галлией.

В битвах между Эбро и Пиренеями он потерял 20 000 человек, и для удержания этой вновь завоёванной страны он оставил в ней Ганнона с 10000 пехоты и 1000 всадников; тем не менее, Ганнибал подкрепил отряд Газдрубала ещё 10 000 солдатами и лишь с 50 000 пехоты и 9 000 конницы перешёл Пиренеи. Оттуда он спустился в Южную Галлию и здесь искусно уклонился от встречи с консулом Публием Корнелием Сципионом, который думал преградить ему путь в долину Роны, и с помощью цизальпинских галлов совершил в 15 дней свой знаменитый переход через Альпы. В конце октября 218 г. до н. э. его армия после 5 1/2 месяцев похода, проведённого в битвах с горцами спустилась в долину р. По. Но потери, понесённые им за это время, были громадны, так что у него оставалось всего 20 тысяч пехоты и 6 тысяч конницы.

[править] Война в Италии

Заняв и разрушив Турин, он одержал победу над римлянами близ р. Тичино, а затем совершенно разбил их на р. Треббии, несмотря на то, что неприятель был усилен значительными подкреплениями, поспешно вызванными из Сицилии и Массилии. После нанесения первых ударов врагам Ганнибал расположился на зимних квартирах в Цизальпинской Галлии и занялся усилением своей армии союзными войсками из галльских и др. племён. При открытии кампании 217 г. до н. э. две неприятельские армии — Фламиния и Сервилия — выставлены были на путях наступления Ганнибала к Риму. По стратегическим соображениям Ганнибал решился не атаковать ни той, ни другой, а, обойдя с левого крыла армию Фламиния, угрожать её сообщениям с Римом. Для этого он избрал крайне затруднительный, но зато кратчайший путь — на Парму и через Клузиумские болота, затопленные в это время разлитием р. Арио. 4 дня армия его шла в воде, потеряла всех слонов, большую часть лошадей и вьючного скота, и сам Ганнибал от воспаления лишился одного глаза. Выйдя из болот, Ганнибал сделал демонстрацию движения к Риму, и Фламиний, оставив свою позицию, последовал за карфагенянами. Пользуясь оплошностью своего противника, Ганнибал устроил беспримерную засаду целой армией у Тразименского оз. и тут, в кровопролитной битве, где погиб сам Фламиний, нанёс римлянам сокрушительное поражение. Ввиду страшной опасности, в которой очутилось отечество, римляне вручили диктаторскую власть Фабию Веррукозу прозванному кунктатором, — «медлителем». Фабий, хорошо поняв положение дел, прибегнул к новой системе действий: он избегал решительных сражений, а старался истомить пунийцев походами и затруднениями в добывании продовольствия. Медлительность и осторожность его, однако, не понравилась римлянам, и по окончании срока диктатуры Фабия командование армией поручено было двум консулам: Теренцию Варрону и Павлу Эмилию. Армия, им подчиненная, была самая многочисленная со времени основания Рима: 90 тысяч пехоты, 8100 конницы и 1 тысяча сиракузских стрелков. В это время Ганнибал находился в весьма трудном положении; войска его были истощены беспрерывными походами, терпели во всём недостаток, а из Карфагена, по интригам враждебной ему партии, подкреплений не присылалось. Из затруднений этих Ганнибал был выручен опрометчивостью Т. Варрона, который в 216 г. до н. э. атаковал карфагенян при Каннах, в местности, удобной для действия отличной нумидийской конницы. Тут римляне потерпели новое, ужасное поражение; большая часть их армии легла на месте, а Павел Эмилий был убит. Несмотря на одержанную победу, Ганнибал не мог теперь, как и прежде, покуситься на овладение самим Римом, так как не имел никаких средств для осады. Ему пришлось удовольствоваться тем, что после сражения при Каннах большая часть римских союзников в Италии приняла его сторону и что Капуа, 2-й город республики, открыла ему свои ворота. В нём он дал отдых своим войскам; но положение Ганнибала мало улучшилось, так как правители Карфагена, занятые исключительно торговыми интересами, упустили удобный случай покончить со своим врагом, и не оказывали своему гениальному полководцу почти никакой поддержки. За всё время Ганнибалу было выслано в подкрепление только 12 тысяч пехоты и 1,5 тысяч конницы. Рим, между тем, оправился, собрал новые войска, и консул Марцел одержал при Ноле первую победу над карфагенянами. После ряда военных действий, шедших с переменным успехом, Капуа была взята римлянами, и Ганнибал принял оборонительное положение. Не получая помощи из отечества, Ганнибал вызвал из Испании Газдрубала, который (207 г. до н. э.) двинулся со своими войсками в Италию, но соединиться с братом не смог, так как римляне приняли меры, чтобы воспрепятствовать этому. Клавдий Нерон остановил Ганнибала при Грументуме, а затем, соединившись с другим консулом, Ливием Сампатором, разбил Газдрубала. Узнав об участи, постигшей его брата (отрубленная голова которого была брошена в карфагенский лагерь), Ганнибал отступил в Бруциум, где ещё в течение 3-х лет выдерживал неравную борьбу, пока карфагенский сенат не вызвал его на защиту родного города, которому угрожал консул Корнелий Сципион, перенёсший войну в Африку.

[править] Зама

 → Битва при Заме

В 203 г. до н. э. Ганнибал покинул Италию, высадился в Лептисе и расположил свои войска при Хадрумете. Попытка вступить в переговоры с римлянами не имела успеха. Наконец, при Заме, последовало решительное сражение (202 г. до н. э.). Карфагеняне были на голову разбиты, и этим закончилась II Пуническая война.

[править] Руководство Карфагеном

Судя по Титу Ливию, Ганнибал находился в неком карфагенском органе власти (видимо, в Сенате), который решал вопросы финансов, в том числе и вопросы выплаты контрибуции Риму. Здесь он продолжил спор со своими противниками — в первую очередь с Газдрубалом Козликом[12].

В последующий за тем период мира полководец Ганнибал показал себя и государственным человеком; занимая должности суффета, или главы республики, он привёл в порядок финансы, обеспечил срочные уплаты тяжёлой контрибуции, наложенной победителем. Мысль о возобновлении борьбы с Римом, однако, не покидала его, и чтобы заручиться большими шансами на успех, он вступил в переговоры с сирийским царём Антиохом III. Враги Ганнибала донесли об этом в Рим, и римляне потребовали его выдачи. По собственному выражению Ганнибала: «не Рим, а карфагенский сенат победил Ганнибала».

Карфагеном правило сословие судей — Миат, члены которого («судьи») занимали свои должности пожизненно. Когда Ганнибал был избран суффетом, то приказал позвать к себе квестора, но тот пренебрег приказом, держа сторону противников Ганнибала, а кроме того, после квестуры он должен был перейти во всесильное сословие «судей» Миата и потому считал, что может игнорировать Ганнибала[13].

Сочтя это возмутительным, Ганнибал послал вестового, чтобы квестора схватить, а когда того привели на сходку, произнёс обвинение не столько ему, сколько всем «судьям», перед высокомерием и властью которых бессильны законы и должностные лица. Заметив, что его речь слушают благосклонно и что надменность судей представляется опасной также и для свободы простых людей, он тотчас предложил и провёл закон о том, чтобы «судьи» выбирались на один год и никто не мог оставаться «судьёй» два срока подряд. Насколько Ганнибал снискал этим расположение простого народа, настолько же уязвил он большую часть знати[14].

И ещё в другом деле он, стараясь на общее благо, вызвал к себе вражду. Некоторая часть государственных сборов «растрачивалась по нерадению», а ещё часть «присваивали и делили между собой некоторые знатные и облеченные властью люди». Не хватало денег даже на ежегодную дань римлянам, и стало ясно, что частным лицам угрожает новый тяжёлый налог[15].

Ганнибал изучил, какие существуют пошлины в гаванях и на суше, почему они взимаются, какая их часть уходит на покрытие обычных государственных нужд и сколько расхищается казнокрадами. Затем он объявил на сходке, что по взыскании недостающих сумм государство окажется достаточно состоятельным, чтобы платить дань римлянам, не прибегая к налогу на частных лиц, и сдержал обещание[16].

Если учитывать, что в 191 г. до н. э. Карфаген предложил уплатить сразу все оставшиеся взносы[17]), можно заключить, что реформы Ганнибала оказались успешными.

Однако, те чиновники, которые занимались казнокрадством, принялись натравливать на Ганнибала римлян[18].

[править] Бегство из Карфагена

 → Война Ганнибала Барки с Римом

‎Таким образом, деятельность Ганнибала на посту суффета вызывало сильные подозрения и ненависть римлян а также карфагенских чиновников. Юстин-Трог пишет:

Сенат, охваченный страхом, направил послом в Африку Гнея Сервилия для наблюдения за действиями Ганнибала. Сервилию было дано секретное поручение, чтобы он, если сможет, убил Ганнибала, использовав для этого его врагов, и освободил, наконец, римский народ от страха перед ненавистным именем. Но это обстоятельство недолго оставалось тайной для Ганнибала, человека, всегда предвидевшего опасности и умевшего избежать их. В счастье он не менее думал о [возможном] несчастье, чем в несчастье о счастье. [Однажды], после того как в течение целого дня он непрерывно находился на глазах у правительственных лиц и римского посла на площади в Карфагене, он под вечер сел на коня и направился в свое пригородное имение на морском берегу. Рабы [Ганнибала] ничего не подозревали, и им было [только] приказано ждать у дверей его возвращения. В имении у Ганнибала был корабль с гребцами, спрятанный в укрытой бухте. В этом же имении была заготовлена огромная денежная сумма, чтобы, когда потребуют этого обстоятельства, ни отсутствие средств передвижения, ни недостаток в деньгах не послужили препятствием к бегству. Отобрав рабов помоложе и присоединив к ним большое количество военнопленных италиков, Ганнибал сел на корабль и направил свой путь к Антиоху. На следующий день [карфагенские] граждане ожидали на форуме своего главу Ганнибала, бывшего в то время консулом. Когда сообщили об его отъезде, все пришли в ужас, такой же, как если бы город [Карфаген] был взят [неприятелем], предчувствуя, что бегство Ганнибала окажется для них гибельным. Римский же посол, как будто Ганнибал уже начал войну против Италии, тайком возвратился в Рим и сообщил сенату эту ужасную весть[19].

Из Рима прибыли послы, и Ганнибал, решив, что они приплыли его арестовать, бежал из Карфагена[20], и добрался морем до Тира, а оттуда прибыл к Антиоху (195 г. до н. э.)[21].

Ганнибал уговорил Антиоха его поднять оружие против Рима, надеясь склонить к тому же своих соотечественников с помощью Аристона; но карфагенский сенат решительно отказался от ведения войны. Флоты сирийский и финикийский были разбиты римлянами, и в то же время К. Сципион нанёс поражения Антиоху под Магнезией. Новое требования римлян о выдаче Ганнибала заставило его бежать (189 г. до н. э.) к вифинскому царю Прусию. Тут стал он во главе союза между Прусием и соседними с ним владетелями против римского союзника, пергамского царя Эвмена. Действия Ганнибала против неприятеля были и теперь победоносны, но Прусий изменил ему и вошёл в сношения с римским сенатом относительно выдачи своего гостя. Узнав об этом, 65-летний Ганнибал, чтобы избавиться от постыдного плена после столь славной жизни, принял яд, который постоянно носил в перстне.

[править] Ганнибал-строитель

После заключения мира Антиоха с римлянами, Ганнибал направился в город Гортина на Крите[22], где проявил хитрость спрятав сокровища от воров:

Тут этот самый хитрый человек на свете заметил, что угодит в большую беду из-за алчности критян, если не придумает какой-нибудь выход. Дело в том, что он привез с собой большие богатства и знал, что слух о них уже распространился. Тогда он придумал такой способ: взял множество амфор и наполнил их свинцом, присыпав сверху золотом и серебром. Эти сосуды в присутствии знатнейших граждан он поместил в храме Дианы, притворись, будто вверяет своё состояние честности критян. Введя их в заблуждение, все свои деньги засыпал он в медные статуи, что привёз с собою, и бросил эти фигуры во дворе дома. И вот критяне с великим рвением охраняют храм не столько от чужаков, сколько от Ганнибала, опасаясь, чтобы он без их ведома не извлёк сокровища и не увёз их с собой[23].

Затем Ганнибал отправился в Армению[24][25], провозгласившую независимость от империи Селевкидов. Царь Армении Арташес I (189−160 гг. до н. э.) по совету Ганнибала основал город Артаксату и поручил ему руководство строительными работами[26].

Возможно, Ганнибал построил и город Пруса (Брусса) в предгорьях горы Улудаг. Во всяком случае, первый камень при основании города заложил Ганнибал[27].

[править] Ганнибал-автор

Ганнибал написал несколько сочинений на греческом языке, в том числе книгу к родосцам о деяниях Гн. Манлия Вольсона в Азии[28]. Гн. Манлий Вольсон — консул 189 г. до н. э., подписавший мирный договор с Антиохом. Он предпринял поход против малоазийских галатов, грабивших греческие города. Армия Вольсона прославилась мародёрством и количеством вывезенной из Азии добычи

В 183 г. до н. э. в Риме узнали о том, что Ганнибал находится при дворе Прусия. Римский Сенат потребовал от Прусия выдачи Ганнибала. Возможно, Прусий сам выдал Ганнибала, желая угодить римлянами[29]. Вифинские солдаты окружили укрытие Ганнибала в Либиссе, к западу Никомедии. Ганнибал послал проверить пути отступления, но все выходы были блокированы воинами Прусия. Тогда Ганнибал принял яд из перстня, который носил при себе[30][31][32].

Фронтин так описывает военную хитрость Ганнибала:

Ганнибал отомстил перебежчикам. Зная, что некоторые из солдат прошлой ночью перешли к неприятелю, и уверенный, что в его лагере находятся вражеские лазутчики, он громогласно заявил, что не следует называть перебежчиками отважнейших воинов, ушедших по его собственному приказу, чтобы выведать планы неприятеля. Услыхав это заявление, лазутчики донесли об этом своим. Тогда римляне схватили перебежчиков, отрубили им руки и отпустили[33].

В другом месте он пишет:

Ганнибал захватил много городов в Италии тем, что высылал вперед своих переодетых римлянами солдат, владевших также благодаря долгому пребыванию на войне латинским языком[34].

О его неприхотливости:

Ганнибал обычно вставал с ночи и до ночи не отдыхал; лишь в сумерки он назначал обед, и никогда за его столом не ставили больше двух обеденных лож.
Служа под командой Гасдрубала, он спал обычно на голой земле, укрывшись плащом[35].
  1. ↑ Иосиф Флавий. Иудейские древности, XX, 1
  2. ↑ Serge Lancel, Hannibal
  3. ↑ Силий Италик, «Пуника»
  4. ↑ Ср. Книга Царств; Иосиф Флавий, Иудейские древности и др.
  5. ↑ Габриэль Р. Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима = Hannibal: The Military Biography of Rome's Greatest Enemy — М.: Центрполиграф, 2011. — ISBN 978-5-227-03130-3.
  6. ↑ Лансель С. Ганнибал — М.: Молодая гвардия, 2002. — 356 с. — (Жизнь замечательных людей).
  7. ↑ Тит Ливий XXI 1, 4
  8. ↑ Полибий III 1
  9. ↑ Валерий Максим, IX, 3, 2
  10. ↑ Тит Ливий. XXI 4, 2−9
  11. ↑ Time of Hannibal Barca (ca. 221-201 BC). AR shekel
  12. ↑ Ливий XXX 44, 1−10
  13. ↑ Ливий XXXIII 46, 1−4
  14. ↑ Ливий XXXIII 46, 5−7
  15. ↑ Ливий XXXIII 46, 8−9
  16. ↑ Ливий XXXIII 47, 1−2
  17. ↑ Ливий XXXVI 4, 7
  18. ↑ Ливий XXXIII 47, 3−10
  19. ↑ Юстин. XXXI 2
  20. ↑ Ливий XXXIII 48, 1−11
  21. ↑ Ливий XXXIII 49, 1−8
  22. ↑ Юстин XXXII 4, 3
  23. ↑ Корнелий Непот. Ганнибал 9
  24. ↑ Страбон XI 14, 6
  25. ↑ Плутарх, Лукулл, 31, 4−5
  26. ↑ Снисаренко А.Б. Властители античных морей
  27. ↑ Плиний. Естественная история V 148
  28. ↑ Корнелий Непот. Ганнибал 13
  29. ↑ Лансель С. «Ганнибал». М., 2002 г., с. 327
  30. ↑ Орозий IV 20, 29
  31. ↑ Плутарх. Фламинин 20
  32. ↑ Корнелий Непот. Ганнибал 12, 3−5
  33. ↑ Фронтин, Start. 3.16.3.
  34. ↑ Фронтин, Start. 3.2.3.
  35. ↑ Фронтин, Start. 4.3.7−8.

cyclowiki.org

Ганнибал против Рима. Республика на краю бездны

 

История знает немало случаев, когда единственный человек олицетворяет собой всю эпоху. Одним из таких исторических персонажей был Ганнибал, сын Гамилькара, карфагенского полководца последних лет Первой Пунической войны, названный божественным именем (дословно «Ганнибал» – «благоволение Ваала») – он по самому факту рождения был врагом Рима и посвятил всю жизнь войне с Республикой.

Ганнибал Барка

Помимо традиционного карфагенского образования Ганнибал обучался греческому языку и эллинской культуре. Всё детство и юность он провёл в военных походах и лагерях. Ганнибал развивал свой ум и талант полководца, получил военную закалку и воспитывался в армейских условиях.

«Он первым вступал в бой и последним покидал поле брани»,

– говорили о нём историки. Враги не могли простить ему многочисленные победы скорее за счёт смекалки, чем ценой жизни солдат. Ветераны карфагенской армии видели в Ганнибале вернувшегося к ним Гамилькара, молодые солдаты уважали за заботу о людях. Командующим армией Ганнибал стал в двадцать восемь лет.

Ганнибал вошёл в историю как один из величайших полководцев и стратегов, едва не уничтоживший Рим. Согласно легендам, он поклялся пред смертным ложем отца, что не успокоится, пока Рим не падёт. Как известно, боги распорядились иначе.

Начало войны

Мир, заключённый с Римом по итогам Первой Пунической войны, не мог длиться долго. Ганнибал прекрасно понимал это и готовился к новой войне за господство над Средиземноморьем. Чтобы не повторять ошибок предыдущего конфликта и не воевать с Республикой до полного истощения ресурсов, карфагенянам необходимо было взять Рим – другого выхода попросту не существовало.

Ганнибал прекрасно понимал, что попытка высадки в Италию с моря закончится тем, что до Рима не дойдёт ни один карфагенский солдат – у Рима была прекрасно налаженная разведывательная служба, и возможный десант встретил бы республиканский флот на море и легионы на суше. Оставался единственный путь – по суше, через карфагенскую Испанию.

Подобно Первой Пунической, Вторая война началась с незначительного конфликта на спорной территории. В 219 г. до н.э. римляне организовали в Сагунте – карфагенском городе на востоке Испании – переворот, установив там власть враждебной Карфагену партии. В ответ на это Ганнибал осадил город. Незамедлительно последовал обмен обвинениями в нарушении обязательств: Рим выразил протест и потребовал снять осаду, Карфаген заявил, что вмешательство в дела Сагунта противоречит ранним договоренностям. Столкновение стало неизбежным.

После взятия Сагунта и укрепления своих позиций в Испании Ганнибал решился на переход через Пиренеи. Чтобы не оставлять открытый тыл, он оставил в завоёванных землях одиннадцатитысячное войско под предводительством своего брата. Сам Ганнибал возглавлял армию из пятидесяти тысяч пехотинцев и девяти тысяч всадников. Карфаген помнил об ошибках прошлого конфликта, поэтому эти воины уже не были наёмниками, большинство из них составляли ливийцы и испанцы. Часть армии отказалась от пиренейского похода и была распущена, некоторые дезертировали, но основной костяк был готов идти на Рим.

Владения Карфагена и Рима к началу Второй Пунической войны

Переход через Пиренеи тяжело дался Ганнибалу и его воинам. Ожесточённое сопротивление оказывали галльские племена, люди и животные погибали в тяжёлых условиях гор. Чтобы достичь Роны, карфагенянину пришлось всё лето вести бои с галльскими племенами, а чтобы переправиться через неё – вступить в тяжёлое сражение.

Из Галлии Ганнибал мог пройти в Италию либо побережьем, где ему предстояло бы столкнуться с сильной римской армией консула Публия Корнелия Сципиона, либо напрямую – через Альпы. Решив не затягивать войну и любой ценой дойти до Рима, Ганнибал направился прямиком в горы, надеясь атаковать с северо-запада плохо защищённые римские границы. Публий Сципион также уклонился от сражения, направив большую часть своих войск в Испанию.

Поход через Альпы

Альпийский поход был очень рискованной затеей, но именно он и прославил Ганнибала в веках. За семнадцать дней перехода армия потеряла больше половины людей и слонов, переправить которых по узким горным тропам было особенно тяжёлой задачей. В первые дни похода карфагеняне не встречали особого сопротивления, пока не перешли реку Друенцию и не начали восхождение. По мере приближения к Альпам воинов Ганнибала охватил ужас при виде непреодолимых гор и ледников, «почти сливающихся с небесным сводом». Следовало учитывать, что предгорья были населены враждебными галлами, отлично знавшими местность и горные тропы, отчего их атаки становились непредсказуемыми.

С большим трудом и огромными потерями на девятый день карфагеняне достигли перевала, где встали на двухдневный отдых. Впереди армию ждал спуск по склонам куда более крутым, чем те, что пришлось одолевать на подъёме. Вдобавок к этому, в Альпах пошёл снег, совершенно непривычный для карфагенской армии. Войско охватило уныние. Именно тогда, как гласит ещё одна легенда, Ганнибал произнёс воодушевляющую речь, которую донёс до нас историк Тит Ливий:

Теперь вы одолеваете стены не Италии только, но и Рима. Отныне всё пойдёт как по ровному, отлогому склону; одна или, много, две битвы отдадут в наши руки, под нашу власть крепость и столицу Италии.

В конце спуска карфагеняне наткнулись на неприступную скалу, обойти которую было невозможно из-за льда и смёрзшейся грязи. По свидетельству упомянутого Тита Ливия, 

«…Ганнибал развёл огромный костёр. Когда костёр выгорел, карфагеняне залили раскалённый камень уксусом, превращая его этим в рыхлую массу. Таким образом, Ганнибал взрывал горную породу с помощью уксуса. Потом, сломав железными орудиями растрескавшуюся от действия огня скалу, карфагеняне сделали её проходимой, смягчая плавными поворотами чрезмерную крутизну, так что могли спуститься не только вьючные животные, но и слоны. Всего у этой скалы было проведено 4 дня, причём животные едва не умерли в это время от голода».

Местные племена галлов встретили Ганнибала как освободителя и присоединились к его войску. Отнесись они к Ганнибалу враждебно, поход так и закончился бы в альпийских предгорьях, поскольку с Альп спустилось только 26 тысяч воинов.

Ганнибал в Италии

Тем не менее, в Риме к этой кажущейся незначительной угрозе отнеслись с предельной серьёзностью. Сенат немедленно мобилизовал все доступные людские ресурсы и собрал армию из 300 000 пехотинцев и 14 000 всадников. В резерве Республики оставалось ещё до полумиллиона взрослых мужчин, способных влиться в состав легионов.

Первое столкновение произошло в декабре 218 г. на берегах Тичино. Армия Ганнибала уступала римлянам в пехоте, но вдвое превосходила по числу конных – под командование карфагенянина перешли некоторые цизальпинские галлы. Полководец понимал, что уставшая от походов и хуже снаряжённая армия не сможет противостоять римлянам во фронтальной атаке, и решил действовать хитростью. Армии расположились по разным берегам реки, небольшой отряд карфагенской конницы переправился через Тичино и отступил назад, спровоцировав римлёян на преследование. Римские легионеры перешли на другой берег и сразу столкнулись с войском Ганнибала. Когда завязалось пешее сражение, в тыл римлянам ударила ожидавшая в укрытии карфагенская конница, обратив противника в бегство.

После победы Ганнибал решил укрепиться на севере Италии, не рискуя атаковать Рим. Он рассчитывал набрать союзников, однако только галлы согласились в открытую выступить против Рима и присоединиться к врагам Республики. Кроме того, поджимало время – из-за болезни, полученной в походах, Ганнибал потерял зрение на одном глазу, отсутствовало снабжение и финансирование из Карфагена.

В марте 217 г. новые римские консулы Гай Фламиний и Гней Сервилий направились на север, чтобы остановить поход карфагенян. Ганнибал столкнулся с тридцатитысячной армией Фламиния у Тразименского озера и разгромил её, в очередной раз схитрив: заманил римлян в ловушку в долине озера и атаковал с тыла. После этого под контролем Ганнибала была уже вся Северная Италия.

Невзирая на видимые успехи, Ганнибал не торопился идти на Рим, защищённый в полном соответствии со статусом столицы. Карфагенская армия была недостаточно сильна для взятия города и не имела осадных орудий, римляне же обладали многочисленным и прекрасно обученным войском. Более того, захватить столицу – это только половина победы, Рим требовалось ещё и удержать. Ганнибал рассчитывал на поддержку римских провинций, надеясь, что, видя поражения республиканской армии, италики перестанут поддерживать Рим. На протяжении всего 217 г. он двигался по полуострову, стараясь переманить италийские полисы на свою сторону и выбирая наилучшую базу для подготовки к генеральному сражению за Рим. Ни то, ни другое не увенчалось успехом. Карфаген, тем временем, также не торопился помогать своему полководцу в Италии, так как Испания с её богатейшими рудниками находилась под ударом римской армии.

Рим старался получить максимальную выгоду от нерешительности своего врага. Выбранный диктатором Квинт Фабий Максим использовал тактику «мастерского бездействия», не ввязываясь в сражения с Ганнибалом. Максим справедливо полагал, что армия противника не сможет долго продержаться без поддержки Карфагена и ослабеет от голода, разногласий и болезней. Молчаливое противостояние длилось около года, пока разорение италийских земель Ганнибалом не вызвало волну негодования римского плебса. В помощь (хотя, скорее, в нагрузку) Максиму был назначен второй диктатор – Марк Мунций Руф. Мунций незамедлительно вступил в сражение с Ганнибалом при Геронии и проиграл.

Каннская битва

Война затягивалась. Рим больше не мог терпеть армию врага на своей земле, а враг не торопился разбиваться о римские стены. В 216 г. на место диктатора Фабия назначили консулов Гая Терренция Варрона и Луция Эмилия Павла, в чьё распоряжение Сенат передал войско в 80 000 пехотинцев и 7 000 всадников. Армия Ганнибала на тот момент включала 40 000 пехотинцев и 10 000 и всадников соответственно.

Очередная битва состоялась у города Канны, захваченного карфагенянами ради пополнения запасов провизии. Римляне разбили лагерь неподалёку. Как бы странно это ни звучало, консулы командовали армией по очереди – через день. Теренций Варрон хотел незамедлительно атаковать врага и быстрее вернуться в столицу за триумфом, Эмилий Павел не хотел рисковать, считая позицию римлян невыгодной. 2 августа 216 г., в день командования Варрона, легионеры двинулись в атаку.

Ганнибал завлёк Варрона на широкую равнину, идеально подходящую для конницы. В центре поля он расположил галлов, втайне ожидая, что те не выдержат фронтального удара римских легионов. Во время битвы галлы побежали, и преследовавшие их римляне оказались в котле. Карфагенская конница и ливийские ветераны атаковали римлян с флангов и тыла, захлопнув ловушку. Римская армия попала в окружение, потеряла манёвренность и была почти полностью уничтожена: пало 44 000 легионеров, в их числе консул Эмилий Павел. Уцелевшие десять тысяч римлян вместе с Варроном бежали в Канузий. Ганнибал потерял 6 000 бойцов, две трети которых были галлами.

Гибель Эмилия Павла. Джон Трамбулл, 1773

Настолько сокрушительное поражение Рима удалось благодаря непревзойдённому полководческому мастерству Ганнибала. Гегемония Рима в Южной Италии пошатнулась, дорога на столицу была открыта.

Но даже победа при Каннах не вселила в Ганнибала уверенность в победе над Римом. Он опасался, что в случае осады столицы за оружие возьмутся все граждане Республики. Вместо атаки на Вечный Город он начал набирать союзников: самниты, бруттии, луканы, даже Сиракузы и Македония готовы были присоединиться к Ганнибалу, чтобы довершить расправу над изрядно надоевшим всем Римом. Карфаген отправил полководцу небольшие подкрепления, более для того, что выразить одобрение его успехам. Ганнибал захватил Капую и вёл незначительные бои на юге Италии.

В Риме нарастала паника – Сенат оставил в городе маленький гарнизон, не способный к серьёзной обороне. Матроны из знатных семей бежали, рыдая, в храмы, где своими волосами вытирали статуи богов. Вдовы павших воинов, ради сохранения знатного рода, сходились с рабами и чужеземцами – невиданная для спесивых римлян практика! Сенат даже санкционировал человеческие жертвоприношения, полагая, что беды республики вызваны немилостью богов.

Ганнибал считает кольца павших римских всадников. Себастьян Слодтц, 1704

Историк Полибий писал, что римляне «опаснее всего именно тогда, когда оказываются перед смертельной угрозой». Всё население Лация бросилось спасать Республику в яростном желании отстоять Рим. На снаряжение армии люди несли свои сбережения. Все мужчины, способные держать оружие, стали под алые вексиллумы легионов. В армию брали даже рабов, обещав им в случае победы свободу. Настало время римского реванша.

Римляне осадили Капую. Чтобы отвлечь легионеров, Ганнибал подошёл на расстояние в несколько миль от Рима – и ближе к столице республики он уже никогда не оказывался. Встретив на пути ещё 200 000 человек против своих 40 000, он был вынужден отступить на юг. В 211 г. Капуя вернулась Риму, карфагеняне отошли в Бруттию.

Судьба ещё даст Ганнибалу шанс отыграться. Впереди его будет возвращение в Карфаген, заключение мира с Римом и бегство в Антиохию. А нам остаётся только догадываться, о чём думал полуслепой воин, оттеснённый бесчисленной лавиной врагов, понимая, что все труды пятнадцатилетней войны оказались напрасны.

источник: https://warspot.ru/3054-gannibal-protiv-rima-respublika-na-krayu-bezdny

alternathistory.com

Что, если бы Ганнибал взял Рим – Что, если бы

Что произошло?

Битва при Каннах — вершина полководческого искусства. Ганнибал нанес Риму самое сокрушительное и унизительное поражение в его истории. 87-тысячное войско консулов Луция Эмилия Павла и Гая Терренция Варрона было разбито наголову. Римляне потеряли по разным данным от 50 (Тит Ливий и Плутарх) до 70 (Полибий) тысяч человек. Если коротко, консулы решили дать Ганнибалу сражение, которого требовала их гордыня, но которое было огромной ошибкой с точки зрения тактики.

Смерть Эмилия Павла. (thoughtco.com)

Варрон был сторонником решительных мер и скорейшего разгрома Ганнибала. Павел, напротив, был сторонником Фабия Максима, чья стратегия состояла в изматывании карфагенского войска. Тактика выжженной земли оказалась очень эффективной, но, в то же время, непопулярной. А вот идея разгромить врага одним ударом, напротив, имела широкую поддержку. По иронии судьбы в битве при Каннах более осторожный Эмилий Павел погиб, а более агрессивный Варрон выжил. Вот только Рим лишился армии. Ганнибал перехитрил консулов. Центр его войска, на решающем этапе сражения, стал отступать, а фланги, выдвинувшись вперед, обошли римлян. Карфагеняне выстроились в полумесяц, ударив одновременно с обоих флангов. Дело довершила нубийская конница. Она сначала покончила с римской конницей, а затем налетела на врага с тыла. Итог, римская армия была окружена и разгромлена. Вырваться удалось очень немногим.

Могло ли быть иначе?

Исход сражения едва ли мог быть другим. Единственное преимущество римлян состояло в количестве. 87 тысяч против 50. В то же время Ганнибал превосходил Эмилия Павла и Варрона как стратег. Его гений в полной мере проявился в том сражении. Важны тут, однако, последствия. Канны расположены на Адриатическом побережье Италии. В Апулии. До Рима, в принципе, недалеко. Остатки римского войска бежали в столицу. Начав погоню, Ганнибал мог на их плечах въехать в Рим. Именно это ему и советовали сделать его советники. Ганнибал отказался. Плутарх и Тит Ливий приводят знаменитое восклицание нумидийца Магарбала. Узнав об отказе Ганнибала, он сказал: «Не все дают боги одному человеку: побеждать, Ганнибал, ты умеешь, но не способен воспользоваться победой». Рим был деморализован и не имел ресурсов для защиты.

Схема битвы при Каннах. Решающий этап сражения. (Wikimedia Commons)

Те полтора легиона, что уцелели при Каннах — вот все, что осталось для обороны столицы. Больше того, хаос возник в системе управления. У Рима остался один консул, который был теперь полностью дискредитирован. О глубине кризиса говорят и действия тех, кто до битвы при Каннах держал нейтралитет или был с Римом в союзе. Македонский царь Филипп V, узнав о поражении римлян, начал с республикой войну на Балканах. На сторону Ганнибала перешел правитель Сиракуз Гиероним, а с ним и стратегически важная Сицилия. Италийские племена, придавленные мощью Рима, тоже стали переходить на сторону Карфагена. Ганнибал был в шаге от триумфа, но развить успех не пожелал. Рим же никогда не был столь близок к провалу, но странная необъяснимая нерешительность Ганнибала спасла республику.

Что было бы

Потеря столицы — это крах. Если бы Ганнибал вступил в Рим, то республика просто развалилась бы. Главный фактор победы — не разгром врага на поле боя, а переход на твою сторону тех, кто пытается балансировать. Карфаген получил поддержку италийских племен, Македонии и Сиракуз. С падением Рима на сторону Ганнибала стали бы переходить и более крупные птицы. Например, нестойкие духом сенаторы. Что дальше? А дальше падение Рима. Ганнибал воплотил бы в жизни мечту своего отца. «Вот три льва, которых я ращу на погибель Риму», — говорил Гамилькар Барка про своих сыновей, старшим из которых был Ганнибал. Иными словами, мы вступили бы в эру доминирования Карфагена. Тот получил бы полный контроль над Средиземным морем. Начался бы, наверное, период нового расцвета этого государства.

Ганнибал. (scottmadere.com)

Есть, правда, одно важное обстоятельство: слабость и трусость государственного аппарата. Власть Карфагена была коррумпирована и лишена единства, что в полной мере показали события Второй пунической войны и первые годы после ее поражения. Отзыв Ганнибала из Италии, отказ ему в поддержке, капитуляция, которой можно было избежать. Да что там, они, в конце концов, изгнали Ганнибала из Карфагена, предали его. Если бы это было в их силах, они, наверное, сами отдали бы Ганнибала римлянам, но тот оказался прозорливее. Деградация карфагенской системы управления не позволила бы государству пожать плоды победы. А это, в свою очередь, дало бы Риму шанс восстановить силы и, возможно, вернуться на большую политическую арену. Наверняка с другой столицей и названием. Точно с той же культурой и военной дисциплиной. Так, скорее всего, мы получили бы еще целый ряд конфликтов, по итогам которых Карфаген бы пал. Просто Пунических войн было бы не три, а, скажем, пять, шесть или даже семь.

diletant.media

Борьба Рима с Ганнибалом. Всемирная военная история в поучительных и занимательных примерах

Борьба Рима с Ганнибалом

Рим выбирает войну

Противоборство Рима с Ганнибалом, карфагенским полководцем, составило яркую страницу античной истории.

После того, как Ганнибал захватил в Испании союзный римлянам город Сагунт, Рим взволновался. В Карфаген срочно прибыло римское посольство во главе с сенатором Квинтом Фабием. На заседании карфагенского государственного совета Фабий, подобрав полу своей тоги так, что образовалось углубление, заявил: «Здесь мы приносим вам войну или мир — выбирайте!» Один из карфагенских суфетов, председательствовавший на заседании, ответил: «Дай из них то, что пожелаешь сам». Наступила тишина. Фабий приподнялся и, распустив тогу, воскликнул: «Я даю вам войну!»

Так началась 2-я Пуническая война, затянувшаяся на 17 лет (218–201 гг. до н. э.).

Ганнибал видит сон

В юности Ганнибал дал клятву отцу, полководцу Гамилькару Барке[2], в вечной ненависти к римлянам. И вот, находясь со своим войском в Испании, он задумал неслыханное: перейти через Альпы и вести боевые действия на территории самой Италии.

Перед альпийским переходом Ганнибал увидел сон: юноша божественной наружности предлагает провести его в Италию при условии не оглядываться назад. Юноша ведет его по узкой дороге, в конце которой Ганнибал все же оглядывается. Он видит огромного змея и грозовую тучу, ударяющую змея молнией. «Что это означает?» — спросил Ганнибал. — «Беду и разорение для Италии, — ответил юноша. — Но ты оглянулся, гляди: туча расходится…»

Победа у Тразименского озера

В переходе через Альпы Ганнибал потерял почти половину своего войска, но горные кручи были пройдены за 15 дней. Римские легионы, находившиеся в Северной Италии, оказались не готовы к сражению и были рассеяны. Тогда навстречу Ганнибалу двинулся с новыми легионами консул Фламиний. С собой он захватил обоз с цепями и кандалами для будущих пленников.

Противники, встретившись у Тразименского озера, сражались с таким пылом, что не обратили внимания на происходившее в это время землетрясение. Фламиний был наголову разбит, сам он погиб, тело консула не найдено.

Карфагенский полководец Ганнибал

«Бояться за Родину не постыдно»

Рим был встревожен первыми победами Ганнибала и направил сражаться против него многоопытного Квинта Фабия. От него ждали решительных действий, но мудрый консул не торопился, он начал отступать и маневрировать, избегая сражений. В Риме у недовольных его тактикой он получил прозвище «Кунктатор» («Медлитель»). Впоследствии в разных странах так будут называть многих осторожных полководцев, включая русского фельдмаршала Кутузова.

В ответ на насмешки и обвинения в робости, звучавшие отовсюду, Фабий спокойно отвечал: «Бояться за Родину — не постыдно».

Триумф Ганнибала под Каннами

Вместо Фабия-«Кунктатора» римский сенат направил против Ганнибала двух новых консулов — Эмилия Павла и Теренция Варрона. Приближались Канны — едва ли не самое знаменитое сражение в мировой истории.

Что же произошло под Каннами 2 августа 216 г. до н. э.? Каким образом 50-тысячной армии Ганнибала удалось окружить и уничтожить 80-тысячную римскую армию? Схема сражения, тысячекратно изученная, кажется простой: полумесяц боевых порядков Ганнибала, вначале выгнутый вперед, в ходе сражения, по замыслу полководца превращался в полумесяц, выгнутый назад, пока его «рога» не сомкнулись.

Большую роль сыграла неопытность Теренция Варрона, командовавшего в этот день римской армией. Когда он, желая помочь своей пехоте, спешил конницу, Ганнибал с удовольствием заметил: «Это все равно, что отдать их мне связанными по рукам и ногам».

Ганнибал и Варрон: сравнение двух полководцев

В битве под Каннами тщательный расчет опытного Ганнибала, с одной стороны, и неопытность Варрона, с другой, были очевидны во всех действиях полководцев. Верх тщательности Ганнибала: он учёл даже смену ветра в течение дня, так что к началу сражения сильный ветер дул в лицо противнику. Верх неопытности Варрона: перед самым началом сражения он не препятствовал переходу на его сторону около 600 нумидийцев-перебежчиков и отправил их в тыл своей армии. В решающий момент они достали спрятанные короткие мечи и ударили в спину римлянам.

Печальная слава Варрона

Трудно установить, кто из военных историков первым сделал вывод «Всякие Канны имеют своего Варрона».

Немецкий военный деятель и теоретик А. Шлиффен в своем труде «Канны» писал, что для такого удивительного сражения «необходимы были с одной стороны — Ганнибал, а с другой — Варрон».

Рим в опасности

После жестокого поражения под Каннами Рим осознал степень опасности, исходившей от Ганнибала. Римский сенат запретил женщинам проливать слезы, отказался от обмена военнопленных и под лозунгом «Отечество в опасности!» поднял на борьбу все население. Главный виновник позора Канн полководец Варрон не только не был осужден, но и получил почести за мужественное поведение.

Почему Ганнибал ушел от Рима

После победы под Каннами Ганнибал подошел к Риму, но, поколебавшись, отказался от возможности атаковать и захватить столичный город противника. Его сподвижник Махарбал заметил по этому поводу: «Не все, конечно, дают боги одному человеку. Ты, Ганнибал, умеешь побеждать, но пользоваться победой ты не умеешь».

Вопрос о том, почему Ганнибал, приблизившись к Риму, ушел от него, обсуждается в исторической литературе до сих пор. Большинство отдает должное стратегическому чутью Ганнибала. Он жил задолго до Наполеона, который поторопился двинуться на Москву и взять ее, чем приблизил свое поражение. Ганнибал не стал ускорять победу римлян. Его расчет был на отход от Римского государства союзников и помощь родного Карфагена.

О личности Ганнибала

Сохранилось немало отзывов о личных качествах Ганнибала. Римский историк Тит Ливий писал о нем: «Не было такого труда, от которого бы он уставал телом или падал духом. Первым устремлялся он в бой, последним оставлял поле сражения… Его жестокость доходила до бесчеловечности, его вероломство превосходило даже общеизвестное пуническое вероломство».

Древнегреческий историк Полибий подчеркивал: «Единственным виновником и душой всего, что претерпели и испытали обе стороны, римляне и карфагеняне, я считаю Ганнибала. Столь велика и изумительна была сила одного человека, одного ума».

Немецкий историк Т. Моммзен отмечал, что, возглавляя разноплеменное войско, Ганнибал «умел заменить солдатам Отечество своей личностью. Во время продолжительной военной жизни солдат находил в лагере полководца свое отечество, а патриотизм заменяла привязанность к нему».

Стратегия Квинта Фабия

После поражения у Канн Рим, довольно быстро восстанавливавший свои силы, вновь поставил во главе войск осторожного Квинта Фабия. Теперь он получил полную возможность осуществлять свою стратегию, которая определялась так: «Надо уметь выиграть войну без сражений».

Фабий-«Медлитель» повел выжидательно-оборонительную войну, не отдалясь от противника, но и не вступая с ним в сражения. Это был прообраз позиционных войн будущего, включая современную «стратегию непрямых действий».

Минуций кается перед Фабием

Прикрываясь горами и ущельями, Квинт Фабий неотступно следовал за Ганнибалом, как бы вызывая того на бой, но избегая крупных столкновений. Такая тактика не нравилась начальнику римской конницы Минуцию. Отделившись от Фабия, он решил атаковать Ганнибала и был тут же разбит. Карфагенский полководец пошутил: «Наконец-то гроза, долго ходившая по горам, разразилась дождем».

Вернувшись к Фабию, удрученный Минуций покаялся перед ним: «Не раз случалось мне слышать, что выше всех стоит мудрый советник, на втором месте — тот, кто прилежно исполняет умные советы, а на самом последнем месте — тот, кто и сам ничего не соображает, и другому повиноваться не хочет. Я был не прав, Фабий».

Фабий, не желающий сражаться

Пытаясь вызвать Квинта Фабия на сражение, Ганнибал писал ему: «Если Фабий такой великий полководец, как он себя считает, то должен вступить в долину и дать сражение». Римский полководец без смущения отвечал: «Если Ганнибал такой великий полководец, как о себе думает, то пусть принудит меня дать это сражение».

Неудавшаяся хитрость

Двигаясь по Италии, Ганнибал дошел до земельных владений своего противника — римского полководца Фабия. Применяя очередную хитрость, он не стал трогать этих владений, чтобы посеять в Риме подозрения насчет своих отношений с Фабием. Но последний был начеку и на всякий случай объявил, что передает эти земли соотечественникам в общественное достояние.

Рим не боится Ганнибала

Решившись, наконец, двинуться к Риму, разбив вблизи него лагерь, Ганнибал был неспокоен. К тому же римляне, доказывая, что не боятся его, в это время отправили из города подкрепление в Испанию. Поле, на котором располагался лагерь Ганнибала, по стечению обстоятельств утратило хозяина, и власти Рима продали его по обычной цене новому владельцу. Ганнибал был взбешен. В качестве ответной меры он велел объявить, что назначает к продаже все торговые лавки на римском Форуме.

Почему не состоялась битва за Рим

Спустя пять лет после первого наступления на Рим у стен «вечного города» карфагенские войска вызвали на сражение противника. В то время, когда обе стороны выстраивались для решительной битвы, небо будто взъярилось: начался сильнейший ливень с градом, сделавший и войска, и местность непригодными для сражения. Когда же враги разошлись, небо сразу очистилось, наступили тишина и покой. Было удивительным, что на следующий день повторилось то же самое. Подчиненные Ганнибала сочли это наихудшим предзнаменованием. «Пять лет назад брать Рим не решился я сам, теперь же за меня решила природа», — сказал Ганнибал и увел войска на юг Апеннин.

В Риме все случившееся было воспринято, как чудо. На том месте, откуда грозный карфагенский полководец начал свое движение от города, был воздвигнут алтарь в честь бога «Возвратителя» (Rediculus) или «Охранителя-Возвратителя» (Titunus-Rediculus).

Падение Сиракуз и гибель Архимеда

В ходе войны Рима и Карфагена Сицилия перешла на сторону Ганнибала, но посланный на Сицилию Марк Клавдий Марцелл силой оружия вновь заставил ее покориться Риму. Наибольшее сопротивление римлянам оказал город Сиракузы, где одним из организаторов обороны был великий ученый Архимед. Он создал ряд машин, поражавших противника со стен города, изобрел новые фортификационные сооружения.

Ворвавшиеся в Сиракузы римляне учинили разгром и убили Архимеда, когда тот среди мечущихся людей спокойно чертил что-то на песке.

Опасный Марцелл

Вышеупомянутый Марцелл был первым римским полководцем, сумевшим нанести Ганнибалу ощутимое поражение (под Нелой). Он действовал умело как нападая, так и обороняясь. Ганнибал говорил: «Даже проигрывая, Марцелл старается схватить победителя за горло».

Ганнибал предвидит участь Карфагена

Ганнибал в Италии фактически не получал никакой помощи из Карфагена. Его временные союзники были ненадежны. Главная надежда — брат Гасдрубал, шедший к нему на помощь из Испании, был разгромлен римскими консулами Клавдием Нероном и Марком Ливием. Когда голову убитого Гасдрубал а римляне перебросили через ограждение лагеря Ганнибала, он горестно произнес: «Теперь я вижу злосчастную судьбу Карфагена!»

Самодовольный Марк Ливий

Когда войско Гасдрубала было разбито у реки Метавр, римские командиры предлагали Марку Ливию преследовать карфагенян до полного уничтожения. Консул самодовольно заявил: «Пусть останется кто-нибудь, чтобы известить о нашей победе».

Ливий и Фабий спорят о славе

Город Тарент, потерянный Марком Ливием, через некоторое время был освобожден войсками Квинта Фабия. Желая преуменьшить славу последнего, Ливий утверждал, что Тарент был взят с его помощью. Фабий по этому поводу пошутил: «Конечно, если бы Ливий его не потерял, то мне нечего было бы возвращать».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Ганнибал, полководец - Русская историческая библиотека

Ганнибал

– сын Гамилькара Барки, один из величайших полководцев и государственных мужей древности. Ганнибал родился в 247 г. до Р. Х.. Ему было 9 лет, когда отец взял его с собою в Испанию, где искал для Карфагена вознаграждения за потери, понесенные после Первой Пунической войны в Сицилии. По словам Полибия и других историков, перед отправлением в поход Гамилькар Барка заставил мальчика-Ганнибала поклясться перед алтарем, что он всю жизнь будет непримиримым врагом Рима. Эту клятву Ганнибал сдержал полностью. Его выдающиеся способности, необыкновенные условия его воспитания подготовляли в нем достойного преемника своего отца, достойного наследника его замыслов, гения и ненависти. Свои полководческие дарования Ганнибал обнаружил сразу после смерти отца (229 г.), став в возрасте 21 года начальником конницы у зятя своего Газдрубала, который после Гамилькара принял главное начальство в Испании. Когда в 221 г. пал от руки убийц и Газдрубал, испанская армия избрала Ганнибала своим главным полководцем.

 

Замыслы Ганнибала

Верный своей клятве, унаследовав отцовскую отвагу, Ганнибал замыслил возобновить борьбу с Римом, от которой заботливо уклонялся осторожный Газдрубал. Ганнибалу давно было ясно, что шаткий мир с Римом не может продержаться долго; его проницательный ум понимал, что за совершенным покорением галлов Северной Италии скоро последует вмешательство римлян в испанские дела. Нельзя было в бездействии ждать, пока храбрейшие галльские воины погибнут в битвах и соплеменники их покорятся игу Рима. Ганнибалу надобно было остановить римлян теперь, или навсегда отказаться от надежды остановить их стремление к владычеству над всеми народами. Карфагенское войско в Испании было многочисленно, искусно и храбро, было предано полководцу Ганнибалу и его роду. Рим покупал свои победы и завоевания кровью своих граждан; испанская война стоила мало крови Карфагену; у Ганнибала было много денег в войсковой кассе, много военных запасов, потому он мог легко пополнять новыми наемниками убыль, какую будут производить битвы в рядах воинов его, мог всегда сохранять войско многочисленным. Людей, готовых сражаться для получения жалованья и добычи, было достаточно в Испании. Во многих из государств, принужденных вступить в союз с Римом, еще были живы воспоминания о прежней независимости; горькое чувство национального унижения еще оставалось во многих италийцах. В своих полководческих замыслах Ганнибал мог рассчитывать, что если ему удастся поднять против Рима все недовольные города, все покоренные народы, соединить на войну с римлянами всех их врагов от Альп до Сицилийского пролива и в Сицилии, если все эти враждебные Риму силы присоединятся к многочисленному карфагенскому войску под его отважным управлением, то Рим, при всей своей энергии, не устоит против стольких врагов. Мысль, что Карфаген займет тогда место Рима, не могла пугать италийские племена. Отдаленный торговый город, в котором нет единодушия между гражданами, сельские подданные которого недовольны его управлением, не мог быть страшен пастухам и поселянам, живущим вдали от моря. Эти соображения привели Ганнибала к решимости немедленно начать с Римом войну, которая во всяком случае неизбежно должна была раньше или позже начаться. Ганнибал не хотел ждать, пока владычество Рима над всей Италией упрочится, и все племена её примирятся с подчинением своим Риму. Сам ли Ганнибал пришел к этому замыслу, или он был получена по наследству от отца, но он действовал в духе отцовской отваги.

 

Характер Ганнибала

Еще никогда такой враг с таким сильным войском не заставал своим нападением Рим в такой неготовности к борьбе. У римлян было много искусных полководцев, но ни один из них не равнялся Ганнибалу характером, военными талантами, находчивостью ума, быстротой и верностью взгляда; он вырос в стане, был воспитанником своего великого отца, был подле него, когда он получил смертельную рану; в этой школе Ганнибал приобрел все доблести храброго воина, всю опытность искусного полководца. Ни один из его товарищей по оружию не превосходил его быстротою бега, никто не умел ездить верхом и фехтовать лучше его; крепкое, стройное тело его могло выносить все труды и лишения. В те годы, когда главнокомандующим был муж его сестры, Газдрубал, Ганнибал, начальствуя конницею, превосходил всех других полководцев храбростью и предприимчивостью, и свойственными его характеру приветливостью и спокойной твердостью приобрел любовь и уважение войска.

 

Тит Ливий о Ганнибале

Старым воинам, говорит Тит Ливий, казалось, что в Ганнибале они видят его отца таким, каким был Гамилькар в молодости: у него были та же живость взгляда, тот же огонь в глазах, те же черты лица. Но скоро сходство с отцом стало наименьшим из прав Ганнибала на любовь воинов. По словам Тита Ливия, никогда не было человека, более способного к исполнению противоположных обязанностей повиновения и начальствования: потому он был одинаково дорог и главнокомандующему и войску; не было человека, которому Газдрубал так охотно поручал бы начальство в предприятиях, требовавших отваги; не было полководца, под командою которого воины были бы так смелы, которому они так доверяли бы. С величайшей отвагой шел Ганнибал в опасность, держал себя в ней с величайшим спокойствием; никакие трудности похода не утомляли его тела, не колебали его мужества. Одинаково легко переносил он зной и холод; он ел и пил не для удовольствия, а лишь по требованию природы. Согласно Ливию, время сна определялось у Ганнибала не разницею дня и ночи; когда оставалось ему время от дел, тогда он спал, и чтобы заснуть, ему не было нужно ни мягкой постели, ни тишины. Часто видели его спящим под коротким военным плащом на голой земле между часовыми. По одежде Ганнибал не отличался от других воинов; но оружие и конь были у него замечательно хороши. Он лучше всех воинов ездил верхом, неутомимее всех ходил пешком. Впереди всех шел он в битву и выходил из неё последний. Но Тит Ливий говорит, что с этими превосходными качествами соединялись в Ганнибале очень дурные: бесчеловечная жестокость и такое вероломство, какое было редко даже между карфагенянами; он презирал правдивость; для него не было ничего священного; он ставил ни во что богов, клятвы, совесть. Одаренный такими достоинствами, обладая такими пороками, Ганнибал три года служил под начальством Газдрубала, внимательно изучая все то, что нужно делать и знать человеку, желающему стать великим полководцем.

В том, что повествует Ливий о дурных качествах Ганнибала, есть преувеличение, порожденное римской ненавистью к нему. Полибий говорит, что Ганнибал вовсе не был жесток. Нибур (в лекциях, изданных по его смерти) замечает, что жестокости, какие приписывает Ганнибалу Тит Ливий, почти все были совершены не им, а начальниками отрядов его войска и, быть может, перенесены на него по недоразумению, произведенному одинаковостью имен: был другой полководец Ганнибал, которого греки называют Ганнибалом Мономахом. Жестокости, какие действительно делал карфагенский главнокомандующий, не превосходили размера, обыкновенного у самих римлян, у которых, как и у всех других народов древнего мира, главной целью войны считалось уничтожение врагов. То же должно сказать и о вероломстве Ганнибала; он никогда не изменял своему обещанию, никогда не нарушал истины, никогда не делал ничего несообразного с благородством его характера, хотя бы верность правилам чести и была для него очень невыгодна.

Ганнибал

 

 

Полководческие таланты Ганнибала

Ганнибал провел большую часть своей жизни на войне, но он был не лишен образования и любил искусство. В свободные часы он любил разговаривать с греками, из которых особенным его доверием пользовался спартанец Сосил. Он был человек чрезвычайно привлекательного характера; все, сближавшиеся с ним, любили его. Часто положение Ганнибала бывало очень трудно; как полководец он требовал от воинов больших усилий и соблюдения строгой дисциплины. Разноплеменное войско Ганнибала служило только из‑за жалованья и по надежде на добычу, состояло из людей буйных; и однако же никогда не бывало мятежа в этом войске, никогда ни один воин не оказывал ослушания ему. Хитрость и скрытность – обыкновенные черты финикийского характера – были и у Ганнибала; многими из своих военных успехов он был обязан засадам и другим военным обманам. Он чрезвычайно хорошо умел понимать характеры своих противников и пользоваться их слабостями; умел через шпионов узнавать обо всем, что делалось в неприятельском стане. Полибий и Ливий говорят даже, что Ганнибал иногда сам, переодевшись, надев парик и фальшивую бороду, ходил разведывать о неприятеле. Он горячо любил родину, величие и счастье которой было целью всех его желаний и дел.

Таков был человек, сделавшийся теперь полководцем карфагенского войска в Испании, командуя которым умерли его отец и муж его сестры. Ганнибал был государственный человек великих дарований и военных талантов, имевший характеристические черты своего народа: расчетливость, рассудительность, хитрость; полководец осторожный и с тем вместе предприимчивый, предусмотрительный, деятельный, одаренный силою владычествовать над людьми; смертельный враг римлян, ненависть к которым равнялась в нем преданности родине. Войско обрадовалось и стало ждать великих предприятий, когда пришло известие, что карфагенский сенат утвердил выбор Ганнибала в полководцы. Зная сильный характер, военные таланты и патриотизм Ганнибала, можно было с уверенностью думать, что он не удовольствуется такими походами, какими прославились его предшественники. И действительно, предприятия Ганнибала скоро доказали, что он твердо решился начать войну с римлянами.

 

Подготовка войны с Римом

Средства для войны Ганнибала с Римом были хорош подготовлены. Без поддержки карфагенского правительства Гамилькар создал в Испании новую провинцию, богатые рудники которой дали ему богатую казну, а зависимые племена поставляли вспомогательные войска и наемников. Гамилькар оставил Ганнибалу много денег и сильную, привыкшую к победам армию, преданную своему вождю. Ганнибал горячо желал войны с Римом. Но трусливое, меркантильное карфагенское правительство считало планы 26-летнего юноши-полководца фантазией. Чтобы явно не начинать войну наперекор законным властям, Ганнибал всячески провоцировал нарушения мира со стороны дружественной Риму испанской колонии Сагунта. Сагунтяне пожаловались в Рим, и сенат послал в Испанию уполномоченных для разбора дела. Резким обхождением Ганнибал думал вынудить у них объявление войны, но комиссары разгадали его замысел, смолчали и сообщили сенату о собиравшейся грозе. Рим начал вооружаться. Тогда Ганнибал сообщил в Карфаген, что сагунтяне утесняют карфагенских подданных, торболетов, и, не дожидаясь ответа, открыл военные действия. Карфагенское правительство было поражено этим, как громом. Оно поначалу даже собиралось выдать дерзкого главнокомандующего Риму, но то ли по боязни армии Ганнибала, то ли в сознании невозможности загладить совершившееся, то ли по нерешительности осталось в бездействии: не объявило само войны Риму, но и не препятствовало ее продолжению. После 8-месячной осады Ганнибалом Сагунт пал (219 г.). Римские послы потребовали в Карфагене выдачи Ганнибала и, не получив ни удовлетворительного, ни отрицательного ответа, объявили войну, которая названа Второй Пунической – или Ганнибаловой войной.

Война Рима с Ганнибалом. Карта

 

 

Вторжение Ганнибала в Италию

(Подробнее о Второй Пунической войне читайте в статье «Война с Ганнибалом»)

Гений Ганнибала подсказал ему, что с Римом можно бороться лишь в Италии. Оставив в Испании своего брата, Газдрубала с войском, он в 218 г. выступил из Нового Карфагена с 90.000 пехоты и 12.000 всадников. В битвах между Эбро и Пиренеями Ганнибал потерял 20.000 солдат, и для удержания этой новопокоренной области оставил в ней Ганнона с 10.000 пехоты и 1000 всадников. Подкрепив войско Газдрубала еще 10.000 солдат, Ганнибал с 50.000 пехоты и 9.000 конницы перешел Пиренеи, спустился в Южную Галлию и здесь искусно уклонился от встречи с консулом Публием Корнелием Сципионом, который собирался преградить ему дорогу в долину Роны. Затем Ганнибал с помощью цизальпинских галлов совершил свой знаменитый 15-дневный переход через Альпы.

В конце октября 218 г. армия Ганнибала после пяти с половиной месяцев тяжелого похода, проведенного в беспрерывных битвах с горцами, спустилась в долину реки Пада (По). Её потери были так велики, что у Ганнибала оставалось всего 20 тысяч пехоты и 6 тысяч конницы. Это не помешало ему двинуться вперед. Вскоре Ганнибал одержал победу над римлянами на реке Тицине, а затем наголову разбил их на реке Треббии, хотя неприятель был усилен значительными подкреплениями, вызванными из Сицилии и Массилии. Став на зимние квартиры в Цизальпинской Галлии, Ганнибал усилил там свою армию вспомогательными отрядами из галльских племен. В начале кампании 217 г. две неприятельские армии — Фламиния и Сервилия — преградили Ганнибалу путь к Риму. Ганнибал решил не атаковать их, а, обойдя армию Фламиния слева, угрожать ее сообщениям с Римом. Для этого Ганнибал избрал очень трудный, но зато кратчайший путь — на Парму и через Клузиумские болота, затопленные в это время разлитием реки Арно. Четыре дня армия его шла в воде, потеряла всех слонов, большую часть лошадей и вьючного скота. Сам Ганнибал от воспаления лишился одного глаза. Выйдя из болот, Ганнибал сделал вид, что хочет устремиться к Риму. Фламиний последовал за карфагенянами без соблюдения военных предосторожностей. Пользуясь неспособностью противника, Ганнибал устроил ему беспримерную засаду целою армиею у Тразименского озера. В кровопролитной битве на его берегу он нанёс римлянам полное поражение, погиб сам Фламиний. Ввиду страшной опасности римляне вручили диктатуру Фабию Веррукозу (впоследствии прозванный Кунктатором – Медлителем). Опытный Фабий прибег к новой тактике: он избегал решительных сражений, а старался измотать противника походами и трудностью продовольствования.

 

Битва при Каннах

Медлительность и осторожность Фабия Кунктатора не понравилась римлянам, и по окончании срока его диктатуры командование перешло к двум консулам: Теренцию Варрону и Эмилию Павлу. Их армия была самой многочисленной со времени основания Рима (90 т. пехоты, 8100 конницы и 1 т. сиракузских стрелков). Ганнибал находился в трудном положении; войска его были истощены беспрерывными походами, терпели во всем недостаток, а из Карфагена подкреплений не присылалось. Из затруднений этих Ганнибала спасла опрометчивость Теренция Варрона, который (216 г.) атаковал карфагенян при Каннах (в Апулии), в местности, удобной для действия их отличной нумидийской конницы. Тут римляне потерпели новое, ужасное поражение; большая часть их армии погибла, убит был и консул Эмилий Павел.

 

Война Рима с Ганнибалом после битвы при Каннах

Несмотря на одержанную победу, Ганнибал не мог и теперь идти на Рим, так как не имел средств для осады. Зато после сражения при Каннах большая часть римских союзников в Италии приняла его сторону, и Капуя, второй город Италии, открыла ему ворота. В Капуе Ганнибал дал временный отдых своим истомленным войскам; но правители Карфагена, занятые исключительно своекорыстными торговыми интересами, упустили случай окончательно раздавить своих исконных соперников — римлян и не оказывали своему гениальному полководцу почти никакой поддержки. За все время Ганнибалу выслано было в подкрепление только 12 тыс. пехоты и 1,5 тысячи конницы. Рим, между тем, собрал новые войска, и консул Марцел одержал при Ноле первую победу над карфагенянами. После ряда военных действий с переменным успехом, Капуя была взята римлянами, и Ганнибалу пришлось перейти к обороне. Не получая помощи из отечества, Ганнибал вызвал из Испании брата своего Газдрубала, который (207) двинулся с войсками в Италию, но соединиться с Ганнибалом не смог. Консул Клавдий Нерон одержал победу над Ганнибалом при Грументуме, а затем, соединившись с другим консулом, Ливием Салинатором, разбил Газдрубала при Метавре. Узнав о гибели брата (отрубленная голова Газдрубала была брошена в карфагенский лагерь), Ганнибал отступил в Бруттий, где еще три года выдерживал неравную борьбу с римлянами. По прошествии этого времени карфагенский сенат вызвал Ганнибала на защиту родного города, которому угрожал консул Корнелий Сципион, перенесший войну в Африку. В 203 г. Ганнибал покинул Италию и приплыл к африканским берегам. Попытка переговоров со Сципионом не имела успеха. В пяти переходах от Карфагена, при Заме, последовало решительное сражение (202). Карфагеняне были наголову разбиты, и этим закончилась Вторая Пуническая война.

 

Отъезд Ганнибала из Карфагена и смерть его

Меж тем как Рим употреблял первые годы после мира с Карфагеном на упрочение своего владычества над Италией, на полное покорение испанского полуострова, Сардинии, Корсики, господство над которыми отдавало в его власть весь запад Средиземного моря; меж тем как он, вмешиваясь в раздоры греков с македонянами, подготовлял расширение своих владений на Востоке, не бездействовали и карфагеняне; они старались реформами и приведением финансов в порядок исцелить глубокие раны, нанесенные войною, и отчасти успели в этом, хотя дело очень затруднялось раздорами партий в Карфагене и нападениями внешних врагов. Мы опять встречаемся тут с Ганнибалом. Печальный исход войны отдал управление Карфагеном в руки аристократов, желавших мира, преданных римлянам; но патриотическая партия,опиравшаяся на народ и группировавшаяся около фамилии Гамилькара Барки, оставалась могущественна, пока во главе её стоял Ганнибал. Он был сделан суффетом и председателем Совета Ста. Как прежде, начальствуя войском, Ганнибал стремился восстановить могущество отчизны, так теперь, посвятив себя внутренним делам государства, он старался улучшить состояние родины реформами. Ганнибал преобразовал Совет Ста, привел в порядок государственное хозяйство: ему удалось низвергнуть бесчестную, своекорыстную олигархию и основать демократические учреждения, под охраною которых водворился в государстве порядок. Ганнибал управлял делами справедливо, строго соблюдал законы, увеличил доходы государства, ввел бережливость в расходы, и, благодаря этому, Карфаген мог своевременно выплачивать римлянам контрибуцию, не обременяя граждан чрезмерными налогами. Финансы под управлением Ганнибала пришли в такое хорошее положение, что через десять лет по заключении мира, карфагеняне могли предложить римлянам немедленную уплату всей остальной суммы контрибуции. Но римляне отвергли это предложение, потому что для них держать Карфаген в постоянной зависимости от себя было важнее, чем немедленно получить деньги.

Реформы Ганнибала уменьшили влияние аристократии на государственные дела и доходы её от правительственных должностей; она негодовала на то, что побежденный противник ставит границы её алчности и властолюбию. Чтоб отомстить Ганнибалу, она не погнушалась самыми постыдными средствами. Она обвинила Ганнибала в том, что он употреблял в свою личную пользу власть главнокомандующего; это обвинение было признано ложным; тогда аристократы стали винить Ганнибала перед римским сенатом в тайных сношениях с врагами Рима, в замысле воспользоваться готовящеюся у римлян войною с Антиохом; они утверждали, что когда римские легионы уйдут в Сирию, Ганнибал сделает высадку в Италию и возобновит войну. Этими обвинениями, в основании которых могла лежать некоторая доля правды, олигархи, желавшие только материального благосостояния и сохранения за Карфагеном независимости во внутренних делах под покровительством Рима, достигли своей цели. Напрасно Сципион говорил, что для римского народа унизительно слушать доносы и вмешиваться во внутренние дела Карфагена; сенат отправил в Африку трех послов разобрать ссору Масиниссы с карфагенянами из-за пограничной области и жаловаться карфагенскому правительству на враждебные Риму замыслы Ганнибала. Ганнибал скоро увидел, что римляне будут добиваться его выдачи, и избавил свою родину от стыда – отдать величайшего своего гражданина на жертву мщения непримиримых врагов. Ганнибал тайно уехал из Карфагена [195 г.], думая на востоке возобновить войну против Рима, в вечной ненависти к которому поклялся, когда был еще ребенком. Он поплыл в Тир, оттуда в Эфес, где находился тогда Антиох III, готовясь к войне с римлянами. На родине Ганнибал был заочно приговорен к смерти, как изменник, имущество его было конфисковано, дом его был разрушен.

Антиох любезно принял знаменитого изгнанника, и Ганнибал всеми силами заботился о достижении цели, к которой стремился всю жизнь. Если бы Антиох следовал благоразумным советам Ганнибала и если бы карфагенские олигархи не узнали и не раскрыли римлянам сношений его с карфагенскими патриотами, то сирийская война, поддерживаемая карфагенскими высадками, могла бы получить оборот, опасный для римлян.

Ганнибал уговорил Антиоха начать войну против Рима, надеясь склонить к тому же своих соотечественников. Но карфагенский сенат решительно отказался от войны. Флоты сирийский и финикийский были разбиты римлянами, а Корнелий Сципион разбил Антиоха под Магнезией. Новое требование римлян о выдаче Ганнибала заставило его бежать (189) к вифинскому царю Прузию. Тут Ганнибал стал во главе союза между Прузием и соседними с ним владетелями против римского союзника, пергамского царя Эвмена. Действия Ганнибала против неприятеля были и теперь победоносны, но Прузий изменил ему и вошел в сношения с римским сенатом относительно выдачи своего гостя. Узнав об этом, 65-летний Ганнибал, чтобы избавиться от постыдного плена после столь славной жизни, принял яд, который постоянно носил в перстне. Так погиб этот человек, равно гениальный, как воин и правитель, которому, однако, не удалось изменить ход всемирной истории. Доблесть Рима нашла в Карфагене соперника себялюбивого, неспособного стать выше интересов минуты и искать прочные основы государственной жизни в недрах народа, а не в меркантильных расчетах олигархии. По выражению самого Ганнибала: «не Рим, а карфагенский сенат победил Ганнибала».

 

Google

 

rushist.com

ГАННИБАЛ - это... Что такое ГАННИБАЛ?

  • ГАННИБАЛ — (247 до н. э. Северная Африка около 183 181 до н. э., Либиссо, Вифиния), один из величайших военачальников древности, полководец, стоявший во главе карфагенской армии во время 2 й Пунической войны (218 201 до н. э.). Сын Гамилькара Барки, видного …   Большой Энциклопедический словарь

  • Ганнибал — или Аннибат. (Hannibal, Αννίβας). Великий предводитель карфагенян во второй Пунической войне. Он был старший сын Гамилькара Барки, род. в 247 г. до Р. X. Отец возбуждал в его душе ненависть к римлянам и на десятом году заставил мальчика… …   Энциклопедия мифологии

  • Ганнибал — (247/246 183 гг. до н.э.) карфагенский полководец. Сын Гамилькара Барки. Под началом отца и своего шурина Гасдрубала изучил военное дело, участвуя в военных действиях. В 221 г. избран воинами и утверждён народным собранием главнокомандующим. В… …   Исторический словарь

  • ГАННИБАЛ — (Hannibal) (247/246 183 до нашей эры), карфагенский полководец. В ходе 2 й Пунической войны совершил переход через Альпы, одержал победы над римлянами при реках Тицин, Треббия (218), у Тразименского озера (217), при Каннах (216). В 202 при Заме… …   Современная энциклопедия

  • ГАННИБАЛ — Абрам (Ибрагим) Петрович (Пётр) (ок. 1696 1781), военный инженер, генерал аншеф (1759). Сын эфиопского князя. С 1705 в России. Крестник Петра I; камердинер и секретарь царя. В 1717 23 учился во Франции артиллерийскому и военно инженерному делу. С …   Русская история

  • ГАННИБАЛ — «ГАННИБАЛ» (Hannibal), США, Metro Goldwyn Mayer, 2001, 131 мин. Триллер по роману Томаса Харриса. Продолжение «Молчания ягнят». Для фильма была переписана концовка романа, которая показалась создателям фильма чересчур мрачной. Агент ФБР Кларисса… …   Энциклопедия кино

  • ГАННИБАЛ — у ворот. Книжн. Устар. О близкой и грозной опасности. /em> Выражение древнеримского оратора Цицерона. БМС 1998, 107 …   Большой словарь русских поговорок

  • Ганнибал — (Hannibal) (247 183 или 182 гг. до н.э.), карфагенский полководец, выдающийся воен. стратег и тактик. Сопровождал своего отца Гамилькара во время похода в Иберию (Испанию) в 237 г. до н.э. и помогал ему в создании там карфагенской пров. В 221 г.… …   Всемирная история

  • Ганнибал — Ганнибал, Иван Абрамович …   Морской биографический словарь

  • Ганнибал — (Hannibal) (247/246 183 до нашей эры), карфагенский полководец. В ходе 2 й Пунической войны совершил переход через Альпы, одержал победы над римлянами при реках Тицин, Треббия (218), у Тразименского озера (217), при Каннах (216). В 202 при Заме… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • Ганнибал — Запрос «Ганнибал» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Ганнибал Барка Бюст Ганнибала, найденный в Капуе …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Ганнибал — тот, кто победил Рим

    Когда Ганнибал (на своем, пуническом языке: Ханбаал, "милость Баала") родился в 247 г. до н. э., его родина была одной из богатейших провинций своего времени. Однако, Первая Пуническая война (264-241) завершилась полной победой Римской Республики. Мало того, что Карфаген потерял весь свой флот, была потеряна важнейшая провинция - Сицилия. Так же Рим путем политических действий отобрал у Карфагена Корсику и Сардинию. Эти события, должно быть, произвели большое впечатление на молодого Ганнибала.

    Ганнибал

    Он был старшим сыном Карфагенского генерала Гамилькара Барки, который отвез десятилетнего мальчика в Иберию в 237 году до нашей эры. Там он обучался грамматике и истории. Также как будущий воин был обучен основам военного ремесла.

    Когда Гамилькар умер (229 г. до н.э.), его зять, политик Хасдрубал, взял на себя командование. Новый губернатор еще больше улучшил Карфагенскую позицию дипломатическими средствами, среди которых были смешанные браки между карфагенянами и иберийцами. Ганнибал в свою очередь женился на родной сестре. Одним словом наступило «затишье перед бурей», бурей под названием – Вторая Пуническая война.

    В 221 году до н.э. Хасдрубал был убит и карфагенские солдаты в Иберии избрали Ганнибала своим командиром. Двадцати шестилетний генерал вернулся к агрессивной военной политике своего отца и напал на соседские племена, захватив Саламанку в 220 г. до н.э. В следующем году он осадил Сагунт, римского союзника. Так как Рим был занят второй Иллирийской войной он был не в состояние поддержать своего союзника, в итоге Сагунт пал через восемь месяцев блокады. Захват Сагунта было прямым нарушением договора между Гасдрубалом и Римской республикой. Решить дело миром было невозможно. Римляне чувствовали себя оскорбленными и требовали, чтобы Ганнибал был экстрадирован Карфагенским правительством.

    Художник Клаудио Франческо Бомон

    Из Сагунта в Канны (218-216 гг. до н.э.)

    В то время как переговоры о его судьбе продолжались, Ганнибал продолжал расширять территорию Карфагена: он назначил своего брата Хасдрубала (не путать с зятем Ганнибала) командиром в Иберии, и в мае 218 года до н.э. он пересек реку Эбро, чтобы завершить завоевание Пиренейского полуострова. Услышав эту новость, Рим объявил вторую Пуническую войну и направил подкрепление на Сицилию, где ожидал главного карфагенского нападения.

    Ганнибал прервал свою кампанию в Каталонии и решил выиграть войну смелым вторжением в Италию до того, как римляне будут готовы. В молниеносной кампании он пересек Пиренеи с армией в 50 000 пехотинцев, 9000 кавалеристов и 37 слонов. В октябре 218 года до н.э. 38 000 солдат и 8000 кавалерии достигли равнин вдоль реки По в окрестностях итальянского города Турин.

    Переправа карфагенской армии через Рону

    Равнины к которым приближался Ганнибал были населены галами , которые находились под римским ярмом. Римляне знали об опасности того, что Ганнибал может склонить галлов к восстанию, и немедленно послали армию, чтобы предотвратить это. Однако, вблизи реки: Ticinus (к востоку от Турина), карфагеняне победили своих оппонентов. Сразу же около 14 000 галлов вызвалось служить под руководством Ганнибала. Благодаря их помощи Ганнибал одержал вторую победу на реке Требия.

    В 216 году до н.э. Римский Сенат решил, что пришло время решить проблему одним большим, решающим сражением. Не рискуя, оба консула собрали армию численностью не менее 80 000 человек, в то время как армия Ганнибала насчитывала около 50 000 человек. В июле римляне прижали Карфагенскую армию около небольшого римского городка Канны, на итальянском восточном побережье. Сражение началось 2 августа. Выпуклые, серповидные линии Ганнибала медленно становились вогнутыми внутрь под давлением римских элитных войск в центре, которые в итоге были окружены по флангам и, наконец, окруженными карфагенской кавалерией в тылу, не смогли прорвать Карфагенские линии и в конечном итоге были уничтожены.

    Но все же даже такое горькое поражение не смогло сломить великий Рим. Собрав новую армию, они начали партизанскую войну с карфагенянами, чем в итоге выиграли время для собрания новых сил для реванша.

    В 209 году до н.э. римляне медленно отодвинули Ганнибала на юг. Потом отбили Тарентум. Ситуация Ганнибала стала сложной, и его правительство не хотело рисковать дополнительными войсками: линии соприкосновения были слишком длинными. Поэтому Ганнибал решил попросить о помощи своего брата Гасдрубала, который был еще в ведении Иберийской армии. На этот раз римляне не были удивлены карфагенским вторжением через Альпы: Хасдрубал потерпел поражение на реке Метавр, прежде чем он смог связаться со своим братом (207 г. до н.э.). Надежда Ганнибала на подкрепление испарилась, а вместе с тем испарился и шанс на победу над Римом.

    Войско Ганнибала разгромило римлян, сбор трофеев после битвы

    Итог: Ганнибал оказался в очень сложной ситуации. Римляне же в свою очередь решили действовать решительно. Они перенесли войну на родину полководца. В 203 году до н.э. Ганнибал покинул Италию и устремился на защиту Карфагена. Начались переговоры, но все же Рим не пошел на примирение. И в 202 году до н.э. при Замме произошло сражение на котором путь Ганнибала закончился...

    Корнелис Корт «Битва при Заме»

    Он был предан нумидийским правителем, что и стало причиной поражения. Сам же Ганнибал бежал с Карфагена в Сирию, где заключил союз с царем Антиохом. Узнав об этом, Рим потребовал выдачи беглеца. Не желая попадать в плен к неприятелю Ганнибал принял яд, который всегда носил в перстне.

    Так закончилась жизнь величайшего из полководцев. Преданный своим народом, изгнанный, но все же Великий он ушел в иной мир.

    Мой мир

    Facebook

    Вконтакте

    Twitter

    Одноклассники

    hystory.mediasole.ru

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *