Т-55А масштаб 1/8 — Паркфлаер

Всем привет!
Постараюсь рассказать модернизацию тягача БТС , но с подробной информацией по постройке основных элементов с плавным переходом к танку. Дело в том , что в самой теме тягача был только видео ролик постройки и не которые технические характеристики.
На данный момент это будет самое полное описание изготовление модели танка на Паркфлаере со множеством фотографий. Так же будет выложина полная галерея по БТС-2 и Т-55А.

Начинаем.
Самое первое что хочется сказать при постройке модели - это нужно определиться с комплектующими. Шасси Т-55 у нас самая дорогостоящая из всех предыдущих. Можно построить дешевле (считаю, что для первых шагов не стоит сильно заморачиваться) что бы потом не разочароваться. А доработать и улучшить модель можно всегда, и многие об этом прекрасно знают.

Начинаем с гусениц. Это самое главное и дороге в танке и без них не стоит даже начинать строительство. В большинстве случаев траки льют из ЦАМа или алюминия с последующей обработкой. Но это не наш метод. Мы используем только петли. Многим это не нравится , так как не копийно и т.д. Но благодаря технологии резки металла лазером , можно добиться небольшого сходства с настоящими траками. Петли бывают разных размеров, и от этого нужно плясать по масштабу.

Берём петли (с запасом)

Тщательно измеряем и чертим для них накладку с похожим рисунком, как у настоящего трака. Так же заказываем центральный гребень и кондуктор для точной сварки его с петлёй.



Вставляем гребень в кондуктор и сверху накрываем петлями. Сварку используем либо полуавтомат, или аргон как у нас (но очень дорого) зато аккуратно.




Далее крепим накладки к петлям при помощи вытяжных заклёпок. На фото образец без центрального гребня.

и полность собранные ленты.

Только после сборки гусянок делаем ведущие. Нужно всё хорошо измерить, сделать трафарет (у нас из картона) а потом заказать в металле. За одно и вытачиваем барабан.


На этом с "дорогим" металлом заканчиваем. Дальше работаем с деревом.

Начертил развёртку корпуса в "Компасе" . Для днища, бортов, нижнего наклонного листа и кормовой части используем фанеру толщиной 8 мм. Передний верхний наклонный лист и верх корпуса тягяча и танка сделан из фанеры толщиной 4 мм. Так как резка фанеры была сделана при помощи лазера, то все детали кроме верхних листов сделаны на шиповом соединении, что обеспечит хорошую жесткость на кручение корпуса. Шиповое соединение сделать в ручную будет сложнее, и мы делали без него на первых моделях.




Изнутри по всем углам прокладываем рейку 10х10 мм , сначало ставил на маленькие саморезы, а когда корпус в конце будет собран то полностью проклеиваим клеем ПВА . Принцип примерно такой, других фото в начале постройке нет.
Так же вклеен усилитель для оси ленивца, и в него запрессованы клёпальные гайки М8.

Сразу собираем элемент подвески. В качестве втулок для балансиров использовали клёпальную гайку, вещь специфическая, но очень удобная для таких целей. Принцип работы простой - ось балансира вращается (образно говоря, ход около 60-75 градусов) в гайке.



Балансиры собираем из толстой пластины и двух винтов М6.




С обратной стороны на винте устанавливаем пластину для крепления пружин подвески, контрим её гайками. Также устанавливаем дополнительное крепление балансира, состоящее из стальной пластины (лазер резка) и алюминиевого уголка.





Переходим к опорным каткам и ленивцам.
В качестве обода опорного катка используется пластиковая труба диаметром 90 мм (внутренний 86мм). На чертил два варианта опорных катков для изготовления, один комплект поставили на БТС-2, а другой на ЗСУ-57-2. Принцип сборки одинаковый, только выглядят по разному. Основа из фанеры 8 мм, остальное из фанеры и пластика.



Основание вклеиваем в обод на эпоксидку, и для большей надёжности соединения с торца обода вкручиваем саморезы. Катки полностью пропитываем эпоксидкой.

Собираем половинки катков. В каток нужно запрессовать втулку, что бы небыло износа фанеры на оси балансира. Втулка делается из алюминиевой трубки диаметром 8 мм наружный и 6 мм внутренний. Я нарезал втулки при помощи дрели, сразу с одной стороны напильником снимал фаску для удобства запрессовки. Втулку прессуем при помощи длинного винта.




Резиновые бандажи мне сделали на заказ. Дорого. Но можно использовать обычную листовую резину нарезаную на полосы нужной шириныи склеены в кольцо. На некоторых моделях так и сделано и шва склейки не видно. Если диаметры не большие то можно подобрать резиновый шланг или патрубок.


Собраный каток.

Колпаки наштамповал из рекламного пластика. Сделал простейшую прессформу из конструктора лего. Колпаки прикрутил к каткам мелкими шурупами от мобильных телефонов. Толщина пластика 2 мм.



Есть даже видео по изготовлению колпаков, а то на форуме интересовались.

Ленивцы собираем практически так же как и опорные, только обод из алюминия и втулка с наружным диаметром 10 мм и внутренним 8 мм. Так же обод пришлось обработать, что бы он имел форму короны.



Ось ленивца сделана из шпильки М8. Натяжение гусеницы регулируем за счёт удаления траков на гусенице.

Трансмиссия.
На этой модели мы решили провести эксперимент с трансмиссией. Для этого взяли готовый редуктор с дифференциалом от BAJA 5S. Обошелся дорого, так что для начинающих данный тип привода я бы не советовал использовать. Так же нужно решить много технических решений.
Для привода используем ДВА односкоростных планетарных редуктора от шуруповёрта , с моторами на 18 вольт, установленнными оппозитно в редуктор от BAJA . Из доработок пришлось только модернизировать корпуса планетарных редукторов и выходных валов. Так же была убрана трещётка. Выходной вал планетарки совпал с диаметром в ведущей шестерни редуктора диффа.
Обрезаем корпус планетарки.

Обрезаем лишнее на валу, сверлим отверстие под штифт. Примеряем шестерню. Обязательно все нужно измерить , прежде чем резать или сверлить.


Собираем всю конструкцию. Берём две половинки редуктора БАХИ, вставляем валы с редукторами , в валы вставляем штифты, недеваем на один вал шестерню и скручиваем половинки редуктора. Описание страшное , думаю всё понятно будет на фото.



Пока конструкция не собрана , делаем крепления для планетарных редукторов. Над моторами будет установлена распорка , для большей жесткости корпуса и для крепления редукторов.



Больше фотографий в галерее.

Тормоза.
Для поворота модели при трансмиссии из дифференциала, нужны тормоза на каждую ось. Так как бюджет был не резиновый, в качестве тормозных механизмов используем велосипедные дисковые суппорта. Они не дорогие, в принципе ремонтопригодные и на них есть регулировка тормозных колодок. Из доработок: переставлена пружина, что бы рычаг не был жёстким (пересверливаем отверстие крепления пружины) и убраны родные крепления. Сделал новые крепленения под корпус танка из стальных уголков и п-образного профиля.




Заказал у токаря тормозные диски диаметром 60 мм, и небольшие работы по осям. В осях с торца было просверлено отверстие и нарезана резьба для фиксации шифта, который передавал вращение от кулаков дифференциала.




Втулка на корпусе от стиральной машинки активаторного типа (советская) у нас используется на всех моделях танков. Вместо сальника установлен подшипник.


Для управления тормозными механизмами используем сервоприводы на 10 кило или больше. Требуется хорошее крепление.



Вот так всё выглядит со стороны. Обязательно нужно всё регулировать.


Для того что бы вытащить редуктор , пришлось сделать технический люк, через который откручиваем мотор. Получается нужно разобрать полностью правую сторону - полуось, сервопривод и мотор. Только тогда можно снять редуктор с дифференциалом.



Вот так всё выглядит в собранном состоянии. Всё очень компактно получилось.

Надгусеничные полки.
Полки сделаны из влагостойкой фанеры толщиной 4 мм. В корпусе вырезан паз в который ставляется полка. Изнутри под пазом прикручена рейка 10х10 мм к корпусу, а к рейки прикручиваем полку. Так же для большей жесткости полки ставятся усиливающие косынки из жести.



Первое испытание шасси на улице.

Башня и верхнее основание корпуса.

Делаем верх корпуса из фанеры толщиной 4 мм. Башня в нём будет вращаться на подшипнике, так что усиливаем верхнюю крышку внутри ещё фанерой толщиной 6 мм. Все отверстия вырезал вручную, аккуратно подгонял размер отверстия дремелем под подшипник.



Подшипник миллионник (№1000816). Размеры 100х80х10. Покупаю б\у, а то новые очень дорого стоят, а так можно выбрать хороший экземпляр. Бывают разные сепараторы, мой подшипник более тяжёлый, чем со стальным сепаратором.

Подшипник вклеил в основание при помощи клея ПВА (поверьте, если клей хороший, то прихватывает очень сильно). Желательно это сделать на ровной поверхности.

Приступаем к самой башне.
Из пеноплекса 40 мм вырезал две заготовки и склеил мужду собой.


Далее пилим/зачищаем до нужной формы, промежуточной фотографии нет, только уже обточенная и со влейкой из пластика, для наклонных плоскостей на верху башни. Пеноплекс очень корошо обрабатывается наждачкой, и большинство работы по башне проведено ей.



Вырезаем основание башни. Одно будет крепиться на подшипнике (цельное), а второе основание в виде кольца по форме башни, которое клеим к пеноплексу.


Затем для большей жесткости поверхности башни , покрываем её эпоксидной смолой и капроновыми колготками. Просто под рукой не было тонкой стеклоткани, и пришлось положить три слоя колготок (намазал смолой, натянули один слой, высохло , и ещё так два раза). В конце еще пару раз промазал смолой. Потом когда вырезал отверстия замерял толщину слоя, то получалось от 0,6 до 0,8 мм, смотря как тянулся чулок. Колхоз конечно, но что было под рукой.


Далее "выгрызаем" максимально внутри башни.

Далее делаем вставку для подшипника, на которую будем устанавливать основание башни.

Я сразу вырезал посадочное место под сервопривод на 360 градусов, который работает на поворот башни. Требуются очень точные работы, но я делал всё в ручную. Приёмник и акк будет лежать в башне.




Делаем растяжку над подшипником , где крепим качалку.


Но это я делал под себя, можно сделать и наоборот, или можно поставить отдельный редуктор и т.д. Кому как удобно.
Показан второй вариант установки сервопривода.

Приступаем к приводу ствола.
Взял заводское крепление для мебельного ролика, прикрутил к основанию башни. Далее поставил стальную трубку диаметром 10 мм, на которую будет одеваться алюминиевая трубка ствола. На фото также видно направляющие для верха башни, и пружину. Эта пружина нужна для помощи сервоприводу. Длина ствола около 60 см, и когда ствол стоит то пружина держит ствол горизонтально. С пружиной серва не напрягается(не пищит) вообще , хоть и на 13 кг, но в стабилизации она существенно помогает.



Установка сервопривода

Потихоньку обклеиваим башню, в основном пластиком.
Ствол из алюминиевой трубки, маска пушки из пластика, которую обклеил вокруг трубки и обточил дремелем до нужной формы. Также полностью на правом крыле установил баки, а бревно перенёс назад, где он и стоит на танке.
Но на Дизайне мою башню забраковали (не отрицаю) из за неправильной формы. Очень сложная форма. На копийность не претендую.

Изготовление баков. Пластик 6 мм и 2 мм.



Полностью описывать изготовление ящиков , крыльев и всякой мелочёвки не буду, так как много детальных фото будет в галерее. Изготавливалось всё из пластика и жести. Долго и нудно.

И наконец покраска. Наконец то у нас получилась правильное матовое покрытие. Рецепт очень прост - краска садолин+отвердитель+ мат( не словесный, а жидкость которую добавляют в краску чтобы не была глянца,спрашивать у продавца).



Полностью собран. Дома.


Окрас идеален. После покрасили и оставшиеся части от тягача.

И фото сессия на улице.





На модели установлена двухосевая система стабилизации орудия, но пока по ней раскрывать секреты раскрывать не буду. Лично у меня есть нарекания на её работу, но планирую ещё над ней поработать. Хочу поблагодарить за помощь в настройках стабилизатора Шайхова Рустама с ПФ и Владимира Павленко с Дизайна, а то у меня проблемы с настройкой электронных компонентов. А люди откликнулись, объяснили и помогли довести до конца систему. Спасибо им БОЛЬШОЕ.

Ну и напоследок пару видео роликов, один про модернизацию, а второй с испытаний танка и стабилизации.

И как обещал ссылки на галерею по изготовлению моделей.

БТС-2 http://postimg.org/my.php?gallery=4kifqe9q

Т-55А http://postimg.org/my.php?gallery=vie5s7ta

Приятных просмотров.

(Animation.gif)

cdn3.parkflyer.ru

Внутри советского танка Т-55

Советские танки во многих моментах брали мировую пальму первенства. А в некоторых конструкциях – сразу несколько. К примеру, Т-55: первый танк, способный действовать в условиях ядерного загрязнения. Первая машина, заимевшая серийный комплекс активной защиты. Один из самых – если не самый – массовый послевоенный танк.

Расположение узлов и агрегатов Т-55

Производство Т-55 началось в 1958 году, и продлилось 21 год. До сих пор эта машина стоит на вооружении нескольких десятков стран – в той или иной степени. Первая встреча с противником (американские M48 Patton) состоялась в 1961 году, но – в отличие от «американца» - Т-55 до сих пор воюет! Причина тому – не лучшие характеристики, ведь время не стоит на месте. Суть такой популярности в простоте и надежности, за которые Т-55 снискал титул «АК из мира танков», и которая позволяет использовать машину даже при отсутствии больших бюджетов и должной инфраструктуры.

Производство танка началось 60 лет назад. По разным оценкам было выпущено более 20 тысяч Т-55 в разных модификациях

Т-55 – это модернизированная версия Т-54. Как уже говорилось, главное отличие – противоатомная защита. Помимо этого, машина получила более мощный мотор, систему пожаротушения «Роса» и термодымовую аппаратуру. Масса осталась прежней – 36 тонн, да и бронирование изменилось незначительно. Самые защищенные участки – лоб башни и корпуса состояли из бронелистов толщиной в 100 и 200 миллиметров, соответственно. Компоновка классическая: отделение управления – впереди, за ним – боевое, и МТО в корме. Экипаж Т-55 состоял из четырех человек: механик-водитель, наводчик, заряжающий и командир.

Простота и надежность машины стали залогом его продолжительной службы и широкого распространения

Сегодня мы остановимся на условиях работы экипажа, и элементах, расположенных внутри легендарного танка.

Механик-водитель

Вид на отделение управления глазами механика-водителя. Под окулярами приборов наблюдения - курсоуказатель ГПК-48Вид из боевого отделения. На левой стенке корпуса расположен 100-мм снаряд

Этот член экипажа располагался за лобовой бронеплитой, в левой части танка. В его руках была 581 лошадиная сила дизельного мотора В-55. На полу устанавливались рычаги управления планетарными механизмами поворота и педаль топливоподачи. Педаль управления главным фрикционом и тормозом крепились к верхнему бронелисту. Над водителем, в крыше корпуса имелся люк, перед которым крепилось два прибора наблюдения с жидкостной системой очистки стекол. Справа от водителя устанавливался передний топливный бак.

Слева сверху - спидометр. Рядом с ним - блок КРП-1. Вторая "красная коробка" - блок КУВ-3, отвечающий за работу вентиляторовЗа левым плечом механика-водителя располагались баллоны с воздухом на которых было крепление для аптечки

На левой стенке крепилась аптечка, перед которой устанавливался спидометр и реле противоатомной защиты КРП-1. Под визирами наблюдательного прибора располагался курсоуказатель ГПК-48. Радом с ней – коробка КУВ-3 (блок управления вентилятором).

Наводчик

Вид на место наводчика глазами командира. Справа-налево: пульт управления орудием, рукоять наведения, азимутальный указатель и электропривод поворота башниСлева от привода поворота башни крепился блок ТПУ. Под пультом управления орудием - рукоять вертикальной наводки с кнопкой электроспуска

Слева от казенной части пушка расположен наводчик 100-мм пушки Д-10Т2С и спаренного пулемета СГМТ. Перед ним располагались окуляры основного прицела ТШ2Б-32П и ночного ТПН-1. На левой стенке расположено переговорное устройство ТПУ и рукоять стопора башни, под ними – магазины к спаренному пулемету, один выстрел и блок системы противоатомной защиты. Перед наводчиком в днище корпуса располагался эвакуационный люк, на котором крепилась саперная лопатка. Основной способ покинуть машину – через люк командира в крыше башни.

Окуляр прицела ТШ2Б-32ППрицельная сетка прицела ТПН-1Общий вид на место наводчика с позиции заряжающего

Рядом с рукоятью наводки орудия расположен азимутальный указатель, связанный с нижним погоном башни. Максимальная дальность стрельбы при помощи бокового уровня – 14,6 километров, с ночным прицелом прицельная дальность сокращается до 800 метров.

Заряжающий

Сверху - прибор наблюдения заряжающего. На правой стенке башни была укладка 100-мм снарядовСправа от казенной части пушки - спаренный пулемет СГМТ.

Этот член экипажа сидел справа от казенной части пушки. В его распоряжении было 43 выстрела. Самым легким был подкалиберный 3БМ20, весом в 4,5 килограмма (плюс метательный заряд – 19, 5 кг). Самыми массивными были бронебойные тупоголовые снаряды, суммарно достигающие массы в 46 килограмм. Заряжание – унитарное. Снаряды крепились на левой стенке башни, и в баке-стеллаже – перед ногами заряжающего. В крыше корпуса располагался прибор наблюдения и люк.

Укладка снарядов в баке-стеллаже у ног заряжающегоВид на казенную часть пушки из люка заряжающего

На ранних Т-55 решили отказаться от зенитного пулемета – так как реактивные самолеты стали ему недоступны. Но появление ударных вертолетов вернули 12,7-мм ДШКМ на свое место у люка заряжающего.

Командир

Командир танка у прибора ТПКУ-2БНепосредственно, ТПКУ-2Б

Сидение командира располагалось за местом наводчика, под башенкой с люком. В ней располагался прибор наблюдения ТПКУ-2Б с четырьмя призмами, дающий пятикратное увеличение и угол зрения в 7,5 градуса. Слева крепился блок ТПУ и радиостанция Р-123 (изначально – Р-113). Над ней крепили блок управления антенной. За спиной командира располагались выстрелы к пушке, блоки управления радиостанцией и прибором ночного видения. Командиру был доступен один АК-47 и сигнальный пистолет.

Вид на место командира. На левой стенке башни - радиостанция Р-123.За спинкой командирского кресла крепился блок питания ночного прицела и боеукладка с выстрелами к основному орудию.

Спасибо за внимание! По ссылкам ниже можно ознакомиться с материалами о внутреннем устройстве не менее известных танков:

-Внутри Т-34-85

-Взгляд на ИС-2 глазами танкистов

-Внутренние объемы немецкого танка «Тигр»

  • Предыдущее: Воспоминание танкиста СС о битве с танком ИС-2
  • Следующее: Проклятое золото Нибелунгов



enciklopediya-tehniki.ru

Форма тесака, предназначенного для походных условий

Идеальная форма для походного тесака

Здравствуйте! Думаю поделиться своей очередной идеей формы клинка. Этот тесак предназначен для выживания в лесных и походных условиях, самообороны от зверей и людей, если придется. За основу я взял вышеупомянутый кхукри, керамбит и американское танто. От кукри - общий мотив лезвия, распределение массы, направление. Хотя обух можно делать без излома вниз, просто прямой... возможно даже и с изгибом вверх.
Лезвие имеет 4 функциональные зоны. Основная прямая рубящая - выделена желтым. С тесаками работаю уже не первый год и заметил, что определенный участок лезвия ближе к рукояти рубит лучше, чем остальное лезвие. Этот эффект объясняется наличием рычага. Желтая рубящая зона располагается перед центром тяжести, который как на рычаге повышает локальное усилие рубки при нанесении удара. Эту часть лучше затачивать симметрично. Служит для рубки всего, что попадется, начиная от бревен и досок, заканчивая колкой мелких дров (заранее соглашусь с тем, что колоть дрова лучше колуном, но в поход я лучше все, же возьму тесак, т.к. он универсальнее и легче).

 
Красная зона - режуще-рубящая. более сильный изгиб повышает именно режущие свойства, эта часть лезвия служит для рубки более мелких веток, кустарника и т.д. эффект такой же как у керамбита. Спуски лучше делать неравномерной ширины, ближе к углу их стоит расширить.
Ударный угол - выделен, синим цветом. Это в основном боевая часть. Угол сильно повышает проникающие и поражающие свойства лезвия. В совокупности с широкими спусками прилегающей зоны красного участка лезвия приобретает высокие вспарывающие свойства. Такой угол глубже проникает в любой материал. Если вам не посчастливилось, и на вас напал, вами же раненый, кабан, то шанс на то, что вы с ним справитесь выше именно с таким тесаком, т.к. наносимый урон мышцам выше, а кость, которую встретит лезвие, вероятно, сломается или будет пробита. В тоже время лезвие не вязнет и не застревает, т.к. угол не слишком выделен и вытянут, и представляет из себя изломанное лезвие.
Зеленая зона - так же режущая. Так же имеет более боевое предназначение, чем утилитарное. Изгиб и угол относительно оси лезвия обеспечиваю более высокие режущие свойства. Где-то 1,5 года занимался современным мечевым боем и заметил, что удар кончиком лезвия клинка, скользящий удар острием - явления достаточно частные. именно для этого приспособлена эта зона лезвия. Заточку можно делать стамесочного профиля (одностороннюю), спуски - равномерной ширины или же сузить у острия и ближе к углу для повышения стойкости лезвия.
Думаю, что направление угла, а им служит его биссектриса, которая может проходить перпендикулярно относительно оси клинка (прямая линия, проведенная касательно обуха от начала лезвия), наклонена к рукояти или же, наоборот, от рукояти, в зависимости от специализации, предпочтений в способе нанесения удара и эстетических предпочтениях. Острие может быть рассчитано на колющий удар или нет. Если предполагается колющий удар, то клинок в целом должен быть уже.
Изготавливать такой тесак рекомендуется из сталей aus-8,aus-8A,D2,Х12МФ,95Х18,9ХС и подобные им. Рессора не прокатит. Вообще общие требования к стали для этого тесака (это на тот случай, если не можете определить марку имеющегося образца или заказать вышеперечисленные стали).
Сталь должна содержать, как минимум 0,8% углерода. Все что ниже не годится, т.к., при закалке натвердо крошится, а при сильном отпуске получается мягкой. С такими свойствами ваш тесак быстро потеряет заданную форму, особенно угла. Сталь должна быть хорошо закалена и правильно отпущена. Дикий перекал не пойдет, хотя твердость высокая. Тесака испытывает в основном ударные нагрузки и сталь должна быть вязкой. Неплохой метод проверки: взять кусок рессоры и ударить по углу стали (желательно трехгранному) если на рессоре останется достаточно глубокий след, а сама сталь не выкрошится, а слегка сомнется - то это самое то. Профиль спусков лучше делать прямым или даже вогнутым, особенно в зонах с режущей нагрузкой (красная и зеленая). Так же стоит обратить внимание на угол стягивания спусков, он тоже не должен быть более 15 градусов. Кстати именно поэтому такие высокие требования к стали, плохая сталь не выдержит серьезной нагрузки в малых углах. Твердая и хрупкая - быстро выкрошится, мягкая - сомнется и сточится. Можно довольно свободно варьировать величину кривизны кромки в красной зоне, величину вылета угла (расстояние от обуха до вершины угла), степень опускания острия относительно рукояти (можно обух вообще прямой сделать или слегка вверх загнутый), форму спусков... далее уже пусть работает фантазия и инженерное мышление в союзе с эстетикой.

Автор: Андрей Галкин

sekach.ru

Предшественник революции | Warspot.ru

Летом 1944 года в Советском Союзе было принято решение о запуске в серию среднего танка Т-44. Это произошло не только до изготовления доработанного образца, получившего обозначение Т-44А, но и в момент, когда ГБТУ КА ещё не выработало тактико-технических требований к новому танку по итогам боёв первой половины 1944 года. В результате ещё до запуска в серию машина выглядела устаревшей, особенно по вооружению. Работы по модернизации пошли по двум направлениям. Первое, эволюционное, направление привело к созданию опытного танка Т-44-100. Вторым, революционным, стала глубокая модернизация Т-44, получившая обозначение Т-54.

В погоне за тактико-техническими требованиями

В первой половине 1944 года требования ГБТУ КА к вооружению и защите танков постоянно росли. Не в последнюю очередь на это повлияло боевое применение новых танков весной 1944 года. Своё мнение по данному поводу имел и НИБТ Полигон, чьи сотрудники неоднократно выезжали на фронт. В результате к середине апреля 1944 года были подготовлены тактико-технические требования на средний танк, которые даже превосходили ТТТ ГБТУ КА. Боевая масса ожидалась в пределах 35 т, максимальная скорость — около 45-50 км/ч. Броневая защита верхней лобовой детали корпуса вырастала до 90-100 мм, а толщина лба башни увеличивалась до 120-130 мм. Это требование появилось на основе изучения попаданий в тяжёлый танк ИС-1. Диаметр погона башни увеличивался до 1700 мм, при этом ставился электрический мотор поворота башни по типу американского Medium Tank M4A4.

В качестве вооружения предполагалась пушка калибра 76-85 мм, но с увеличенной до 1000 м/с начальной скоростью снаряда. Пулемётов планировалось два — один спаренный, один кормовой. Также предполагалось поставить на башне 6 мортирок для дымопуска — такое решение подсмотрели на немецких танках. Подвеска оставалась торсионной, но спереди и сзади появлялись амортизаторы.

Первый проект установки 100-мм орудия в Т-44А, лето 1944 года. Танк всё ещё имеет проектную конфигурацию, в металле он был изготовлен иначе.

Эти тактико-технические требования имели скорее концептуальный характер, тем не менее их развитие можно видеть в дальнейших ТТТ, которые исходили уже от ГБТУ КА. Датированы они июнем 1944 года и являются ещё более концептуальными. Экипаж должен был составлять 5 человек, а толщина брони не конкретизировалась. В целях облегчения работы заряжающего предполагалось произвести рокировку мест наводчика и заряжающего — так же, как и на орудиях С-34 разработки ЦАКБ. В сентябре 1944 года этот «полёт фантазий», особенно по броневой защите, стал причиной бурной переписки между ГБТУ КА и НКТП. По результатам расчётов, сделанных в НКТП, получалось, что лоб корпуса имел толщину 100 мм, лоб башни увеличивался до 170 мм, борта корпуса — 120-160 мм, а борта башни — 125-165 мм.

Простой математический расчёт показывал, что масса пустого корпуса и башни составит около 30 т, а общая масса танка — 55 т. Также в НКТП подвергли критике идею ГБТУ КА установить два пулемёта ленточного питания на крыльях. Там предлагали оставить один пулемёт в корпусе, но в ГБТУ КА настаивали на своей идее. Предложение поставить в танк двигатель мощностью 620 л.с. вызвало в НКТП некоторое недоумение. Такого мотора не было в серии и, как показало будущее, его во второй половине 40-х и не появилось. Не меньшее удивление вызвало требование поставить на танк прибор ночного видения. На советских танках подобные приборы впервые применили осенью 1942 года, конструкция потребовала доработки, а по состоянию на 1944 год работы по ПНВ были, скорее, заморожены. Улучшенные приборы ПЦТ-8 испытывались с 1943 года, но результаты были не особо успешными. Одним словом, в НКТП намекнули, что подготовленные требования несколько не согласуются с реальностью.

Поперечный разрез. На штампе читается индекс машины — Т-44А. В некоторых источниках данный проект обозначают как Т-44В, но такого танка не существовало даже на бумаге.

Между тем, КБ-520 завода №183 продолжало самостоятельную работу по разработке улучшенного Т-44. О том, что подобные работы носили больше инициативный характер, говорит тот факт, что их нет в плане НКТП по опытным работам, подписанном Малышевым 22 августа 1944 года. Одним из таких направлений ближе к концу лета стала установка в башню Т-44А орудия Д-10Т калибром 100 мм. Примечательно, что поначалу индекс оставался тот же — Т-44-А. Некоторые исследователи назвали данный эскизный проект Т-44В, но на самом деле этот индекс является не более чем плохо пропечатанной буквой Б. Также не учитывается тот факт, что установку орудия проектировали с использованием документации по исходному проекту Т-44-А. Поэтому на сохранившихся эскизах можно видеть и борта корпуса переменной толщины, и старую конфигурацию кормы корпуса, и башню, имеющую литую носовую часть, а также борта и корму из катаных листов.

К осени 1944 года проект сменил обозначение на Т-44Б, заодно стала меняться и его конфигурация. От идеи делать комбинированную башню со стенками из катаной брони отказались окончательно, не в последнюю очередь ввиду сложности изготовления. Кроме того, как показал опыт Т-34-85М, литьё позволяло делать броню переменной толщины. В результате появилась новая башня литой конструкции с вварной крышей. С требованиями ГБТУ КА на заводе №183 явно были знакомы, а потому и защита башни существенно выросла. В лобовой части она достигала 150 мм, постепенно переходя к корме до толщины 90 мм. Для обеспечения установки в башне 100-мм орудия диаметр погона увеличивался до 1800 мм. Что же касается корпуса, то он повторял по конфигурации Т-44, но толщина лобовой части выросла до 120 мм, а бортов — до 90 мм. Для повышения стойкости лба смотровую щель механика-водителя убрали, заменив её на перископические приборы.

Грузошина для уширенного опорного катка Т-44А. Впервые её установили на первом опытном образце Т-54.

Точной даты разработки Т-44Б нет, но в отчёте завода №183 по опытным работам за октябрь указано, что к концу месяца уже были готовы все детали корпуса. Морозов, вместе с материалами по машине, в октябре 1944 года был в Москве, где проект одобрил маршал Федоренко. Одобрил проект и Малышев: 1 ноября 1944 года был подписан приказ №637с, согласно которому заводу №183 к 1 декабря требовалось подготовить рабочие чертежи. Конструкция башни принималась «по типу ИС-6», без командирской башенки. Полная боевая масса не должна была превышать проектную — 34 т. Опорные катки делались с уширенными бандажами. Кроме того, в приказе танку присваивался новый индекс — Т-54. Вместе с тем в переписке по ГБТУ КА и заводу №183 индекс Т-44Б ещё использовался в ноябре и даже начале декабря 1944 года.

Рост брони и вооружения

Приказ №637с фактически являлся легализацией работ на заводе №183, которые уже шли с октября 1944 года. Помимо запуска работ по изготовлению корпуса, за октябрь КБ-520 успел разработать спаренную установку пушки Д-10Т и пулемёта СГ-43. За ноябрь корпус собрали, а также закончили изготовление основных механизмов танка.

Первый опытный образец Т-54 на НИБТ Полигоне, февраль 1945 года.

Как и требовалось в приказе №637с, КБ-520 спроектировало башню с учётом конструкции тяжёлого танка ИС-6. На тот момент именно эта башня считалась наиболее удачной с точки зрения конструкции — правда, позже ГБТУ КА и НКТП ждал холодный душ. В январе 1945 года был произведён обстрел двух башен ИС-6, изготовленных на УЗТМ из стали 70Л и 72Л. Обстрел борта башни из 88-мм пушки Pak 43L/71 показал, что вторым выстрелом 150-мм борт оказался пробит, то же самое случилось и при попадании второго снаряда в участок толщиной 160 мм. Далее была пробита корма башни снарядом 75-мм пушки KwK 42 L/70. После пятого выстрела башня из стали 72Л раскололась. Башня из стали 70Л показала более удовлетворительный результат, но стало ясно, что насчёт формы башни в НКТП и ГБТУ КА просчитались. Впрочем, это произойдёт потом, а по состоянию на конец 1944 года ИС-6 считался приоритетом.

Слева от механика-водителя появился смотровой прибор, который немного увеличил обзорность.

Несмотря на то что завод отрапортовал об изготовлении башни ещё в ноябре 1944 года, на самом деле работы по ней завершились только в январе 1945 года. Фразу об использовании башни ИС-6 как ориентира завод №183 воспринял довольно специфично. На самом деле башня больше походила на конструкцию Т-44, но существенно доработанную. Безусловно, работы по башне Объекта 250 учитывались, тем не менее конструкция получилась весьма самобытная — она оказалась ниже даже довольно низкой башни Т-44. Броневая защита стала выше даже по сравнению с исходным проектом. Лоб башни имел толщину 180 мм, подвижная бронировка орудия — 150 мм, боковые стенки получили переменную толщину от 150 до 90 мм, а толщина кормы сохранилась на уровне Т-44 — 75 мм. В связи с установкой более мощного орудия диаметр башенного погона вырос до 1800 мм в свету. Крышу башни изготовляли из трёх листов. Для вентиляции сохранили мотор МВ-12, но вентиляционный колпак стал больше. Как и требовалось в задании, командирскую башенку сделали пониженной, при этом у командира из приборов наблюдения остался перископ во вращающейся части башенки.

За счёт пересмотра смотровых приборов механика-водителя удалось дополнительно улучшить броневую защиту лба корпуса.

В качестве вооружения на опытной машине изначально использовалась 100-мм танковая пушка Д-10Т. С орудием был спарен пулемёт СГ-43. Т-54 стал первым советским средним танком, на котором поставили данный пулемёт. Аналогично Т-44, башня получила электрический мотор поворота башни МБ-20В, но заодно появился электродвигатель МВ-26 для наведения орудия по вертикали. Ещё одним отличием стало внедрение указателя выхода орудия за габариты танка. Следует отметить, что башня, разработанная для Т-54, легла в основу башни, которую в январе 1945 года разработали для опытного танка Т-34-100. Она немного отличалась по конфигурации, а также имела значительно меньшую толщину брони.

Шасси в основном повторяло Т-44, но при этом в его конструкцию внесли ряд изменений.

Параллельно с разработкой башни шли работы по изменению элементов ходовой части — прежде всего опорных катков. Проблемы с разрушением резиновых бандажей опорных катков оставались актуальной проблемой и в 1944, и в 1945 годах. В конце 1944 года были проведены испытания опорных катков с внутренней амортизацией, но они дали отрицательный результат. Вторым направлением стала разработка опорного катка Т-44А с уширенным бандажом. Диаметр катка остался тем же — 830 мм, а вот его ширина выросла до 185 мм. Каток разработали ещё в сентябре 1944 года, но всё никак не могли изготовить, поскольку сам завод №183 обрезиниванием не занимался. Наконец завод №563 в январе 1945 года изготовил партию таких бандажей, которых хватило на опытный образец Т-54 (завод №75, где ждали два комплекта бандажей, их не получил). Следует отметить, что уширенный опорный каток на Т-34-85 поставить было нельзя, поскольку он упирался в балансир. В связи с изменением опорных катков переделали и балансиры. Их изготовили литыми и единой, не составной конструкцией.

Установка морских дымовых шашек на корме корпуса.

В отчёте за январь 1945 года примерной датой изготовления танка указывали 15 февраля. Так оно и получилось: 14 февраля монтаж танков закончился, после чего провели опытные стрельбы. Испытания показали, что накат иногда происходил не полностью, кроме того, не всегда происходила экстракция гильз. Вместе с тем на заводе №183 посчитали, что проведённых кратковременных испытаний вполне достаточно. Во время пробега до стрельбища и обратно танк преодолел 50 км, в ходе которых никаких дефектов не обнаружилось. 16 февраля Т-54 отправили на НИБТ Полигон, причём вместе с Т-34-100.

Благодаря более низкой башне Т-54 оказался ниже предшественника, но при этом заметно тяжелее.

Требования Малышева, которые касались боевой массы, выдержать не удалось — вместо 34 т боевая масса Т-54 составила 35 850 кг. Это оказалось связано с существенным ростом броневой защиты. В случае с корпусом, как и на исходном проекте Т-44В, лобовая часть корпуса была толщиной 120 мм, а борта усилили до 90 мм. В целом корпус сохранил конфигурацию Т-44, но при этом стал длиннее на 54 мм. В связи с этим увеличилось и расстояние и между крайними опорными катками. Также, в связи с увеличением диаметра погона башни, переделке подвергся подбашенный лист. Уширителей, как на КВ-85, не понадобилось, но по бортам появились дополнительные накладки.

Схема броневой защиты Т-54.

Помимо усиления броневой защиты, очередной переработке подверглось место механика-водителя. Для начала из верхней лобовой детали изъяли смотровую щель, что улучшило стойкость листа. Вместо него на верхней кромке лобового листа появился перископический прибор, который при необходимости можно было убрать. Сверху прибор прикрывался крышкой. Ещё один призменный перископический прибор предусмотрели с левой стороны. Никуда не делся и перископический прибор MK-IV в передней части крыши люка механика-водителя. Благодаря такой переделке обзорность немного выросла.

Аналогично башне курсовой пулемёт заменили на СГ-43 ленточного питания. В связи с изменением состава вооружения переделке подверглись и боеукладки. Боекомплект к орудию Д-10ТК составил 34 выстрела, из них 20 — в передней укладке, 5 — на полу боевого отделения, 6 — в кормовой нише башни, и 3 — на правой стенке башни. По сравнению с Т-44 боезапас явно сократился, но в то же время на более просторной СУ-100 боекомплект оказался даже чуть меньше — 33 выстрела. Также, ввиду ленточного питания пулемётов СГ-43, изменились пулемётные укладки. В отличие от выстрелов, боезапас по патронам существенно вырос — до 3000 штук.

Размещение боекомплекта. В связи с увеличением калибра боезапас, по сравнению с Т-44, существенно уменьшился.

Силовая установка осталась такой же, как на Т-44. Вместе с тем КБ-520 провело ряд улучшений систем, связанных с двигателем. В систему охлаждения ввели пародинамический ламповый подогреватель, а радиатор сделали четырёхсекционным. Подогреватель установили и для воздухоочистителя, что облегчало запуск двигателя в зимний период. Мало изменилась топливная система, но при этом общий запас топлива удалось увеличить до 530 л. Помимо переделки опорных катков и балансиров, изменения внесли в бортовые передачи.

Как и требовало ТЗ, командирскую башенку сделали пониженной, сделанной с оглядкой на ИС-6. В результате ухудшилась обзорность с места командира.

За счёт более низкой башни общая высота Т-54 уменьшилась до 2275 мм. К слову, в заводской переписке произошла описка, и высоту указали как у Т-44, то есть 2400 мм. При этом высота боевого отделения составила 1570 мм, всего на 20 мм ниже Т-44. Ввиду того, что ходовые испытания во время заводских тестов толком не проводились, скоростные данные давались расчётные. Максимальная скорость оценивалась в 53,5 км/ч — как показали дальнейшие события, это было чересчур оптимистично.

«Хорошо, но надо доработать»

До НИБТ Полигона опытный образец Т-54 добирался довольно долго. В Кубинку он прибыл только 10 марта, причём до поступления на полигон успел ещё поездить. Согласно показаниям спидометра, он прошёл 227 км (впрочем, по другим данным пробег составил 193 км). Пока танк ехал из Нижнего Тагила, был подписан совместный приказ НКТП и БТМВ №92с/021 от 28 февраля 1945 года. Согласно ему, испытания должны были начаться 1 марта и закончиться 21 числа. 25 марта ожидалось получить от НИБТ Полигона отчёт об испытаниях. Столь жёсткие сроки объяснялись тем, что танк выглядел ещё более перспективным, чем Т-44, а потому постановка его в серийное производство являлась отнюдь не вопросом на перспективу.

По разным причинам испытания начались позже положенного срока.

На практике к испытаниям удалось приступить только 11 марта. Первым делом на полигоне провели изучение машины, а также подготовку её к ходовым и огневым испытаниям. Пробег предполагался стандартный — 1000 км, из них по шоссе — 400, по просёлку — 530, и по бездорожью — 70 км. Как это часто бывает, реальность оказалась несколько иной. В пробег машина отправилась 13 марта, а закончились ходовые испытания 9 апреля. Полностью же испытания на НИБТ Полигоне завершились 14 апреля, то есть почти на месяц позже срока, назначенного в приказе.

В ходе преодоления подъёмов выяснилось, что сцепление траков с заснеженным грунтом является недостаточным.

За время испытаний танк прошёл 1553 км, из них 450 — по заснеженной грунтовой дороге, 475 — по грязной разбитой грунтовой дороге при распутице, 416 — по асфальтовому шоссе, 141 — по целине, и 71 — в ходе испытаний стрельбой. Шоссе было покрыто слоем укатанного снега толщиной 5-8 см, последние 100 км проходили уже по чистому асфальту. При этом замеры максимальной скорости произвели ещё в момент, когда асфальт был покрыт снегом. Результаты оказались далеки от расчётных: максимальная скорость составила 43,5 км/ч, то есть на 10 км/ч меньше предполагавшейся. В ходе езды по асфальту, в различных дорожных условиях, скорость варьировалась от 23,1 до 41,2 км/ч. Последний показатель был получен уже при езде по чистому асфальту. Отчасти средняя скорость, составившая 34 км/ч, оказалась заниженной, поскольку танк часто останавливали для замера температуры бандажей опорных катков. Вместе с тем дальнейшие испытания показали, что расчётная скорость машины явно преувеличена. Даже 50 км/ч являлись недостижимыми для нового танка, причём это касалось и образцов, которые строили позднее. Такой была плата за рост броневой защиты и вооружения. Расход топлива при этом составил 153 л на 100 км, что позволяло пройти 320 км на одной заправке.

Несмотря на бо́льшую, чем у Т-34-85, массу, показатели при езде Т-54 в зимних условиях оказались близкими.

Как и в случае с опытными образцами Т-44, условия езды по просёлку оказались близкими к экстремальным. Просёлок был либо засыпан глубоким (40-60 см) снегом, либо полон грязи. Неудивительно, что в таких условиях средняя скорость составила 15,2 км/ч. В тех же условиях средняя скорость Т-34-85 составила 17,7 км/ч. По той же причине завышенным оказался расход топлива. В условиях заснеженного просёлка расход составил 305 л на 100 км, а по раскисшей весенней грунтовке — 268 л на 100 км. При езде в таких условиях при закрытых люках было необходимо периодически очищать смотровой прибор механика-водителя от снега. Больших проблем это не вызвало — требовалось лишь приоткрыть крышку люка и очистить прибор рукой. Сделать это можно было прямо во время движения.

Преодоление косогора.

В ходе специспытаний выяснилось, что в зимних условиях максимально преодолеваемый подъём не превышает 13-15 градусов — причиной тому стало недостаточное сцепление с грунтом. Уже упомянутый Т-34-85, имевший такие же гусеничные ленты, в тех же условиях показал ничуть не лучшие результаты. После установки шпор машина смогла преодолеть подъём крутизной 25 градусов. При езде по косогорам максимально допустимый крен составил 15-16 градусов. С учётом сложных условий, это вполне нормальные результаты. На испытаниях валкой деревьев удалось повалить сосну диаметром 530 мм. При езде отмечались сравнительно небольшие усилия на рычагах: 14-15 кг для обычных поворотов и 18-20 кг для поворотов на месте.

Т-54 валит на испытаниях деревья.

Одним из важнейших результатов ходовых испытаний стало то, что среди дефектов не оказалось традиционного пункта «разрушение бандажей опорного катка и его замена». Ни одного катка менять не пришлось, а какие-то проблемы обнаружились только с 3-м правым катком. Обнаруженные дефекты не помешали полностью пройти всю программу испытаний, даже с повреждениями каток признали пригодным к дальнейшей эксплуатации. Естественно, у опытной машины набралось немало дефектов ходовой части (например, погнутые и сломанные балансиры, разбитые ограничители хода балансиров), но удалось победить едва ли не главную головную боль советских средних танков.

С первой попытки удалось свалить сосну диаметром 530 мм. Более толстые стволы удавалось сносить с нескольких попыток.

Крайне занятными оказались испытания стрельбой. Как уже говорилось, на танк установили 100-мм орудие Д-10Т, но пострелять из него так и не удалось. 23-24 марта это орудие заменили на другую систему — Д-10ТК. От Д-10Т она отличалась рядом изменений. Убрали пружинный уравновешивающий механизм, изменили конструкцию трубы и ограждения орудия, появился электроспуск пушки и пулемёта, а также пружинный компенсатор. Именно эта система и испытывалась стрельбой. Как показали испытания, кучность была в пределах нормы, максимальная прицельная скорострельность составила, в зависимости от укладки, 4,5-5,4 выстрела в минуту.

Также испытывались механизмы наведения орудия. Благодаря электрическому мотору поворота башни полный оборот производился за 10 секунд (для сравнения, вручную башня делала полный оборот за 2 минуты 30 секунд). А вот с вертикальной наводкой дела явно не задались. Наведение в диапазоне 26 градусов вручную производилось 50 секунд, причём наводчик вращал рукоятку двумя руками. Электропривод помог, но не сильно — 15 секунд для подъёма на 20 градусов. Неважная работа механизмов вертикальной наводки сказалась на результатах стрельбы с хода — её признали неудовлетворительной. Впрочем, и у механизмов горизонтальной наводки было не всё гладко. Отмечались люфты, а электропривод не обеспечивал точной наводки. Не лучшими результаты оказались и с точки зрения загазованности боевого отделения. НИБТ Полигон предлагал улучшить вентилятор, а также разработать механизм продувки канала ствола.

Испытания дымовых шашек.

Немало нареканий вызвали рабочие места экипажа. Требование сделать место командира с оглядкой на ИС-6 привело к тому, что обзорность ухудшилась. Также имелись нарекания на недостаточное уплотнение крыши люка командирской башенки. Сиденье не регулировалось по высоте, имелись и другие претензии по удобству работы командира. Введение кнопки управления поворотом башни признали хорошей идеей, но конструкцию требовалось доработать. Неидеальным оказалось и место наводчика. Ввиду проблем с механизмами поворота удачным место назвать не могли, но выявились и другие недостатки — неудобное сиденье, слишком близкое расположение к щиту орудия прицела ТШ-19, не очень удачное размещение электроспуска, который мешал заряжающему. У места заряжающего также хватало недостатков. Например, коробка с патронами располагалась у виска бойца, когда тот использовал смотровой прибор МК-IV. Общим недостатком боевого отделения назвали отсутствие «вращающегося пола» (полика). Рабочее место механика-водителя было не хуже, чем на Т-44, вместе с тем набралось претензий и по нему. Требовалось сделать сиденье более прочным, изменить расположение рычагов и педалей по типу серийного Т-44, а также снабдить механика-водителя съёмным ветровым щитком. В целом же обзорность Т-54 признали худшей, чем обзорность Т-44. Весьма неприятный вывод, ведь до того обзорность каждого нового танка КБ-520 была лучше, чем у предшественника.

Схема обзорности Т-54. Обзорность танка признали худшей, чем у Т-44.

Ещё один неприятный вывод был сделан по поводу конструкции корпуса и, в особенности, башни. Наличие мелких деталей на лбу корпуса, особенно крепление ленивца, признали плохим решением. Также признали непрочным соединения лба корпуса с его бортами (как показали более поздние испытания обстрелом корпуса Т-44, вывод был верным). Неудачной оказалась и конструкция соединения бортов с днищем — теоретически в эту зону машину можно было поразить даже противотанковым ружьём. Масса нареканий набралась по конструкции жалюзи надмоторной плиты. Наконец, конструкцию башни признали неудачной и неравнопрочной по сравнению с корпусом — это касалось и формы башни, и подвижной бронировки. НИБТ Полигон предложил изменить конструкцию башни, взяв за основу башню ИС-3.

Бандаж опорного катка после 1500 км пробега. Несмотря на наличие дефектов, каток признали пригодным к дальнейшей эксплуатации.

Общий вердикт оказался двояким. С одной стороны, танк превосходил Т-44 по защите и вооружению, а также выдержал ходовые испытания. С другой стороны, недостатков набралось очень много. Одним словом, машина получилась хорошей, но для принятия её на вооружение требовалась большая работа над ошибками. В любом случае, в заключении комиссия рекомендовала Т-54 на вооружение Красной армии, но не в том виде, в каком он поступил на испытания.

Период пробуксовки

Столь существенный объём замечаний со стороны комиссии по испытаниям показывал, что машина требует доработки. Тем не менее танк находился «на карандаше» у НКТП и ГБТУ КА. 3 мая 1945 года Т-54 прибыл на Гороховецкий АНИОП, где с 10 по 12 мая прошли испытания стрельбой. Интересно, что в отчёте система называлась Д-10Т, хотя по фотографиям и описанию видно, что на самом деле испытывалась другая система — Д-10ТК. На артиллерийских испытаниях кучность признали чуть хуже табличной, при этом прицельная скорострельность оказалась выше — 6,3 выстрела в минуту. Впрочем, весь боекомплект был выпущен за 10 минут 30 секунд. Экипаж чувствовал себя нормально, разве что заряжающий испытывал шум в голове. Испытания в объёме 250 выстрелов орудие выдержало, но повторились претензии к месту командира, а также механизмам наведения орудия — это ещё раз доказывало необходимость доработок.

В ходе испытаний на Гороховецком АНИОП. Заметно, что у орудия Д-10ТК отличается ствол.

Подобные выводы не помешали Малышеву подписать 5 мая 1945 года приказ по НКТП №217сс. В этом документе он дал указание руководству завода №183 разослать по заводам №75, №264, №112, №174 и Мариупольскому заводу чертежи на Т-54. Это было необходимо для того, чтобы заводы начали готовиться к выпуску данного танка. Между тем на заводе №183 не сидели, сложа руки. КБ-520 к маю 1945 года разработало планетарный механизм поворота, планетарную КПП и пятиступенчатую КПП с синхронизаторами. В НКТП на это отреагировали приказом №246с от 19 мая 1945 года, в котором указывалось изготовить и испытать данные агрегаты. В июне к ним добавился воздухоочиститель, разработанный КБ завода №100. На его базе КБ-520 следовало отработать аналогичную конструкцию для Т-54.

Вопреки некоторым публикациям, второй опытный Т-54 выглядел практически так же, как и первая машина.

По итогам испытаний в июле 1945 года был построен второй опытный образец Т-54. В публикациях указывается, что он имел целый ряд отличий от первой опытной машины — новая башня, изменённый корпус, пушка ЛБ-1, два пулемёта на крыльях вместо одного в корпусе и прочее. На самом деле это не так. Согласно отчёту завода №183 за июль 1945 года, танк собрали из старого задела деталей. Ни одного замечания НИБТ Полигона не было учтено, поэтому внешне второй опытный Т-54 был равнозначен первому. Разница заключалась в вооружении и некоторых элементах трансмиссии. Во-первых, в танк установили 100-мм пушку КС-Д-10. Проведённые заводские испытания стрельбой показали хорошую работу системы. Во-вторых, танк получил 5-скоростную КПП с синхронизаторами, а также планетарные механизмы поворота. В ходе 300-километрового пробега выявились проблемы с планетарным механизмом поворота, что потребовало его доработки. Что же касается других доработок, то они тормозились весьма неожиданной причиной:

«Всё конструкторское бюро, за исключением двух групп (башенный участок и смотровых приборов) второй месяц занято на 10-тонной автомашине MACK по эскизировке, снятию чертежей, установке допусков итд.»

Тяжёлый грузовик Mack NR. Летом-осенью 1945 года эта машина стала существенным препятствием для программы разработки Т-54.

Приказ об изучении и отработке документации по американскому тяжёлому грузовику Mack NR отдал 12 июля 1945 года директор завода Максарёв. Это была не самодеятельность — за приказом стояло распоряжение Малышева. Столь неожиданная деятельность КБ-520 самым прямым образом ударила по работам над Т-54. В результате работы над улучшенным Т-54 сильно затянулись. Лишь к октябрю 1945 года были разработаны новое ведущее колесо и траки, имевшие цевочное зацепление. Новая башня (та самая, что «по типу ИС-3») проектировалась под 100-мм орудие ЛБ-1, но работы по ней находились на ранней стадии. Что же касается второго опытного образца Т-54, то к 10 октября он прошёл 1200 км. Отмечалась масса дефектов ходовой части и трансмиссии. Ещё 200 км машина прошла за октябрь. Для улучшения ситуации с разработкой военная приёмка требовала вмешательства правительства, поскольку вместо Т-54 и других машин КБ-520 занималось грузовиком. Ситуация выправилась ближе к концу 1945 года. Несмотря на все проблемы, постепенно вырисовался облик существенно доработанного Т-54, отличавшегося от первых опытных танков не меньше, чем серийный Т-44 от второго опытного варианта танка. Впрочем, это уже другая история.

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва) и Алексея Макарова (г. Москва) за помощь в подготовке данной статьи и предоставленные материалы.


Источники:

  1. ЦАМО РФ
  2. РГАЭ
  3. РГАСПИ
  4. Фотоархив автора
  5. РГАКФД

warspot.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о