Валлоно-фламандский этнополитический конфликт в Бельгии

ИАА «Центр Льва Гумилева» начинает публикацию наиболее интересных работ по анализу системных этнополитических конфликтов современности. Сегодня мы представляем вам работу, выполненную по материалам проектной группы WORKSHOPCON при ТНУ им. В. И. Вернадского.

Бельгийский этнический конфликт представляет собой валлно-фламандское противостояние, которое возникло на основе языкового фактора еще в середине XIX веке.

Итак, давая краткую характеристику данному конфликту, во-первых, необходимо отметить сосуществование на территории бельгийского государства двух больших этнических групп: нидерландоговорящих фламандцев и франкоговорящих валлонов. Валлоны – этническая группа общей численностью 4 млн. 100 тыс. человек. Фламандцы – народ германской языковой группы, потомки франков, саксонцев и фризов. Общая численность – 7 млн. 230 тыс.

На момент приобретения Бельгией независимости (1830) единственным государственным языком являлся французский, хотя, как и в настоящее время, численность фламандцев превышала численность валлонцев. Естественной же реакцией на этот языковой «перекос» являлось то, что уже в 1847 году возникает фламандское культурное движение, требовавшее языкового равенства фламандского и французского языков. Результатом деятельности которого являлось внесение изменений в конституцию: в 1963 году в Бельгии официально закреплено двуязычие.

Впоследствии была реформирована и политическая система: в рамках государства были сформированы два типа субъектов федерации – культурные сообщества (фламандское, валлонское и немецкое) и экономические регионы (Фландрия, Валлония и Брюссель).

Однако, ситуация в Бельгии не сводится исключительно к языковому противостоянию между Севером (Фландрия) и Югом (Валлония). Фактором, усиляющим конфликтный потенциал, можно считать и наличие дисбаланса в социально-экономическом развитии. До середины ХХ в. Валлония фактически «кормила» Фландрию, обеспечивая львиную долю национального продукта Бельгии. После второй мировой войны Север и Юг поменялись ролями. Фландрия превратилась в локомотив экономики страны, а Валлонию захлестнула волна безработицы. В результате усилилось недовольство со стороны фламандского населения, катализировав тем самым сепаратистские настроения.

Таким образом, на сегодняшний день ситуация складывается так, что Бельгия, разрываемая фламандским национализмом, находится на грани распада.

«Бельгийская проблема». Хронология.

1830 — провозглашение независимости Бельгии.
1847 — возникновение фламандского культурного движения, требовавшего языкового равенства фламандского и французского языков, «превозносившее фламандское прошлое и его славные исторические традиции».
1898 — принят закон, подтверждавший принцип «двуязычности» (но не равенство языков).
1920—1930-х гг. – ратификация ряда законов, устанавливающих равенство фламандского и французского языков.
? XX в. — «демографический бум рождаемости» на севере, способствующий увеличению доли фламандцев в структуре населения Бельгии.
50—60-х гг. XX века — усиление фламандского сегмента в хозяйственном комплексе страны.
1968 – Лувенский кризис: кризис в отношениях двух разноговорящих групп населения, который едва не привел к распаду страны. Причиной стал языковый конфликт: политики не могли договориться, на каком должно вестись преподавание в Лувенском университете. Конфликт удалось остановить посредством последующих конституционных реформ.
1970 г. — первая ревизия конституции страны. В ней законодательно закреплено существование трех общин: фламандской, франкофонной и германоязычной (все три языка стали государственными) и трех регионов: Валлонии, Фландрии и Брюсселя. Однако границы этих регионов не были определены.

1971 — общины получили широкие культурные права. На первом этапе общины получили культурную автономию. Однако компетенция регионов в экономической сфере оказалась незначительной. Что самое важное, лидерство Фландрии, уже состоявшееся в области экономики, не было закреплено в политической области.
1980 — была вторично пересмотрена конституция. Фландрия и Валлония получили статус автономии. Дополнительные поправки к конституции незначительно расширили финансовые и законодательные полномочия регионов. Затем последовало создание двух региональных ассамблей, формировавшихся из существующих членов национального парламента от избирательных округов в соответствующих регионах.
1989 — Брюссель получил права региона. Там была создана региональная ассамблея и правительство. Однако парламенты регионов формировались из депутатов национального парламента из соответствующих регионов. Следовательно, они не удовлетворяли требованиям автономии валлонской и фламандской сторон.
1993 – подписание Сен-Мишельских соглашений ведущими политическими группировками фламандцев и франкофонов. Они были закреплены в Конституции Бельгии 1994 г., статья 1 которой гласит: «Бельгия — федеративное государство, состоящее из сообществ и регионов».
Осень 2007 – 2008 – правительственный кризис в Бельгии, вызванный итогами общенациональных парламентских выборов, в результате которых победу одержала Христианская демократическая и фламандская партия во главе с Ивом Летермом (один из наиболее последовательных и влиятельных националистов). Причиной кризиса стало стремление ХДФ к дальнейшей автономизации Фландрии (уменьшение отчислений Фландрии в федеральный бюджет, расширение языковых границ фламандского сообщества и.т.д.), что негативно было встречено, как представителями валлонских политических сил, так и представителями общегосударственных структур.

Стороны конфликта.

Первичные стороны:

А) Фламандское националистическое движение:

Вдохновленные идеями культурно-исторического и политического реванша представители фламандского националистического движения (в лице правых фламандских партий, наиболее влиятельной из которых является Фламандский интерес («Влаамс беланг») Филиппа де Винтера с опорной базой в Антверпене, также все более склоняются к принятию аргументов правых фламандцев — «центристы», Новый Фламандский Альянс (Nieuw-Vlaamse Alliantie), утвердив себя в качестве монопольно доминирующей политической силы во Фландрии и преобразовав под себя ее политическое и культурное пространство, активно продвигают антиваллонские и сепаратистские идеи в масштабах всей Бельгии, представляя собой тем самым наиболее активного субъекта рассматриваемого этноконфликта.

Б) Валлонское националистическое движение:

Движение франкофонов Бельгии (ведущей партией которого является Демократический фронт франкофонов) заметно уступает своим фламандским конкурентам в политической силе и пассионарности и не в состоянии выдвинуть и противопоставить экспансивному национализму ясную стратегию как общебельгийского строительства, так и защиты культуры, языка и идентичности франкофонов.

Особенностью многолетнего противостояния этих сторон является то, что, несмотря на возникающие кризисные ситуации, конфликт не приобретал насильственной формы. Представители обоих полюсов конфликта делают акцент на мирное решение проблемы.

Вторичные, третичные стороны:

Специфичной чертой «бельгийского конфликта» является противоречивость, с точки зрения, его оценки субъектами, заинтересованными в его разрешении.

С одной стороны предполагаемый распад Бельгии, и таким образом усиление национально-культурных идентичностей в ущерб национально-государственным – естественный результат развития Европейского Союза и поощряемой им политики регионализации. Усиление центральной власти ЕС происходит за счет параллельного ослабления национальных государств, их дробления, как видно на примере Бельгии – вплоть до их распада.

С другой стороны, предполагаемый распад Бельгии может устроить далеко не все страны Евросоюза, многие из которых сталкиваются с проблемами этнического национализма. В частности, Испания, Франция, Великобритания едва ли будут рады новому примеру самоопределения регионов. Особенно после косовского прецедента. В конце концов, само объединение Европы шло по образцу Бельгии, а значит, бельгийский раскол сильно ударит и по имиджу ЕС.

Нельзя не отметить и вероятность вовлеченности в «бельгийский конфликт» и соседних государств:

Во-первых, Германии, так как при возможном решении валонно-фламандского противостояния путем сепарации, встает вопрос о статусе немецкоязычных регионов Бельгии. В настоящее время они входят в состав Валлонского административного округа. Однако бельгийские немцы имеют свое Немецкоязычное сообщество, у которого есть собственные парламент и министерство. Теоретически данная область может стать еще одним «карликовым государством» Европы. А может поставить вопрос о воссоединении с ФРГ. В последнем случае Берлин получает шанс вернуть потерянный после Второй мировой войны регион. Но это нарушает условия Московского договора 1990 года, в рамках которого Германия обещала не расширяться после воссоединения ГДР и ФРГ. Европейские страны могут вспомнить свои страхи перед «немецким экспансионизмом».

Во-вторых, Нидерландов, что связано с тем, что население южных нидерландских городов Дордрехта и Роттердама чувствует себя ближе к фламандскому населению Антверпена, чем к голландцам Амстердама. Нельзя исключать, что провозглашение независимости Фландрии вызовет всплеск фламандского сепаратизма в Нидерландах.

В-третьих, Франции. Валлонский административный округ Бельгии включает в себя пять франкоязычных провинций. С упадком угольной и металлургической промышленности он давно превратился в дотационный регион. Основной статьей доходов является туризм в Арденнах и исторических городах. Вполне возможно, что в Валлонии появится движение за воссоединение с Францией, которого так опасались бельгийские политики XIX века.

Таким образом, мы можем констатировать, что от решения валлоно-фламандского конфликта на прямую зависит не только судьба Бельгии как государства, но и стабильность «европейского организма» в целом.

www.gumilev-center.ru

Чёрные годы фламандцев и валлонов

В годы Первой мировой войны противоборствующие стороны столкнулись не только с проблемой удержания тысячекилометровых фронтов, но и с проблемами контроля оккупированных территорий. Логика тотальной войны требовала максимально эффективного использования имевшихся там ресурсов, что вынуждало менять выработанные ещё в ходе войн XIX века схемы управления. Так, в 1914 году немецкие войска заняли Бельгию, которая оказалась на четыре года в руках оккупационных властей. Как складывалась жизнь мирного населения в эти непростые годы? Какие отношения были между бельгийцами и германской администрацией? Имелось ли в Бельгии сопротивление?

Бельгийская армия на войне

Бельгия была оккупирована в ходе боёв между армией королевства и силами Германской империи, пусть и не столь значительных, как франко-германское противостояние. Война стала для Бельгии неожиданностью, поскольку бельгийцы были уверены, что немцы не нарушат нейтралитет королевства, гарантированный договором 1839 года, который подписали Великобритания, Франция, Австрия, Пруссия и Россия. Однако немецкий план Шлиффена и Мольтке предусматривал быстрый удар и проход через Бельгию, что должно было помочь избежать затяжных сражений у крепостей вдоль франко-немецкой границы.

Знаменитый кадр: бельгийские пулемётчики с пулемётными тележками на собачьей тяге выдвигаются навстречу немецкой армии во время её наступления на Антверпен, 20 августа 1914 года

Бельгийская армия насчитывала 200 тысяч солдат при населении страны в 7,7 миллионов человек и по всем статьям проигрывала армиям великих держав: например, у бельгийцев отсутствовала тяжёлая артиллерия, было мало пулемётов, неудовлетворительной была выучка солдат, и, наконец, не было ясного плана обороны. В течение августа – октября 1914 года полевая армия была оттеснена к северу, и во время осады Антверпена значительной части бельгийцев во главе с королём Альбертом удалось отойти на запад, к речке Изер.

Именно там во второй половине октября 1914 года бельгийцы, понеся огромные потери, при поддержке французов остановили наступление немцев — это была заключительная часть «бега к морю», после которого Западный фронт надолго стабилизировался. Потом вплоть до 1918 года бельгийская армия, номинально под командованием короля, а на деле в подчинении у французских генералов, оставалась на этом последнем кусочке королевства, который не смогли занять немцы.

Бельгийские солдаты на передовой, занятые чисткой оружия, сентябрь 1917 года. К концу войны немногочисленный бельгийский контингент был экипирован союзниками по Антанте

Бельгийцы, в отличие от англичан и французов, не привлекали воинские контингенты из колонии (Бельгийского Конго), и силы их были весьма ограничены. За всё время войны в боях участвовало 328 тысяч бельгийцев, 40 тысяч из которых погибли. При этом 14 тысяч из них умерло из-за болезней, распространившихся на фронте после затопления значительной территории между войсками Антанты и Германии. Во время осады Антверпена 33 тысячи человек по разным причинам оказались на территории Нидерландов, где очутились в лагерях для интернированных лиц, а ещё 20 тысяч попало в плен.

Жизнь мирного населения

Значительное число бельгийцев-мужчин было задействовано в военных действиях в 1914–1918 гг., оказавшись в ходе войны за пределами родного государства. Однако мирных жителей, бежавших от ужасов войны, оказалось намного больше. Из 7,7 миллионов населения около 1,5 миллионов человек покинули свои дома — конечно, потом часть возвратилась обратно. К концу войны во Франции находилось 325 тысяч беженцев из королевства, в Нидерландах и Великобритании — 100 и 160 тысяч соответственно.

Колонна немецкой артиллерии проезжает по захваченному Брюсселю, 26 августа 1914 года

Ближайшая к фронту оккупированная территория (т.н. Etappe) напрямую управлялась военными властями, при этом германское командование контролировало там абсолютно всё. Остальная часть Бельгии управлялась немецким генерал-губернатором. Сначала это был генерал барон Мориц фон Биссинг, потом генерал барон Людвиг Александр фон Фалькенхаузен, родственник которого управлял Бельгией в следующую оккупацию в 1940-1944 гг.

Основная масса бельгийских чиновников осталась на своих местах, равно как и члены местного самоуправления. Немцы прежде всего заботились о поддержании фискальной системы, потому даже увеличили бюрократический аппарат. Всего с 1914 по март 1917 года из страны удалось выжать 2,2 миллиарда бельгийских франков контрибуции, и лишь всё увеличивающееся сопротивление бельгийцев, грозившее вылиться в беспорядки в тылу войск, вынудило Берлин остановиться.

Задержание и досмотр гражданских лиц немецкими солдатами

Объектом пристального внимания также были все источники сырья для военной промышленности, которые только можно было найти в стране — от металла из шахт до медных ручек дверей. Можно сказать, что стиль и методы управления страной более всего напоминали жёсткую колониальную эксплуатацию, до того успешно опробованную самими бельгийцами в Африке.

Немцы пытались привлечь также и имевшиеся трудовые ресурсы — сначала в добровольном порядке, а затем в виде принудительной мобилизации. Однако в трудовые батальоны пришло менее 30 тысяч человек. Потом, на рубеже 1916–1917 гг., уже силой было набрано 120 тысяч человек, которых вывезли в Германию на работы. В целом в Бельгии из-за остановки или уменьшения работы на предприятиях (привозного заморского сырья нет, граница с Нидерландами опутана проволокой под током, всё добываемое в стране вывозится в Германию) разразилась безработица. Уменьшение доходов населения вкупе с вывозом сельскохозяйственной продукции за пределы страны и ростом цен на еду привели к резкому уменьшению рациона, особенно беднейших слоёв населения, и увеличению смертности — на 30% с 1912 по 1918 гг.

Vlaanderen aan de Vlamingen! — «Фландрия для фламандцев!» Как часто бывает в подобных случаях, в Бельгии произошёл небывалый подъём национализма, поддерживаемый чужими штыками. Демонстрация фламандских националистов в оккупированном немцами Антверпене, февраль 1918 года

Чтобы разделить общество и получить лояльные себе группы, немцы попытались проводить политику этнического разделения. В какой-то момент вся Бельгия была поделена на две зоны — Валлонию и Фландрию — с разными столицами и аппаратом управления. В Генте даже был открыт университет, обучение в котором велось исключительно на фламандском языке. Фламандские националисты (движение Raad van Vlaanderen) виделись как наиболее близкая немцам политическая группа. Однако все усилия немецких губернаторов оказались напрасными. Удивительно, но прежде враждующие группы фламандцев и валлонов сплотились, чтобы оказать отпор оккупантам. Даже националисты из обеих частей королевства отвергли предлагаемые германцами планы разделения страны.

Сопротивление

Немедленно по занятии Бельгии немцами возникли различные группы сопротивления оккупационной армии. Однако, как показали исследования историков последних десятилетий, слухи о легендарных партизанах — «вольных стрелках» (franc-tireurs), со снайперской точностью убивавших издалека немецких солдат, оказались только слухами. По-видимому, мирное население в Бельгии вообще не делало попыток с оружием в руках сражаться против немцев.

Один из крупнейших довоенных курортов мира, бельгийский Остенде на Северном море принял у себя большое количество беженцев. Здесь как нельзя лучше пригодились сооружения того чопорного времени — купальные фургоны. Сотни и тысячи таких кибиток дали людям крышу над головой. Фото сделано в августе 1914 года

Случаи убийства меткими снайперами немецких солдат в 1914 году следует отнести, как утверждают исследователи, к удачным попыткам отступавшей бельгийской армии контратаковать и задержать продвижение отдельных германских частей. Немцы, помня опыт борьбы с французскими партизанами в ходе франко-прусской войны 1870–1871 гг., склонны были обвинить в произошедших событиях мирных жителей. Последовавшие быстрые расправы над обитателями нескольких деревень и городов повлекли жертвы: более 5000 человек были расстреляны, умерли от ран или погибли при сожжении ряда населённых пунктов в ходе операций по борьбе с партизанами. Наибольшую известность получило уничтожение библиотеки Лувенского университета.

Тем не менее пропагандистский аппарат держав Антанты во время мобилизационных кампаний в своих странах не замедлил воспользоваться образом благородных «вольных стрелков» и невинно пострадавшего мирного населения. Был создан знаменитый образ «обесчещенной Бельгии» — Rape of Belgium. Сами бельгийцы за рубежом в целом поддерживали эти слухи, поскольку они помогали привлекать помощь из нейтральных государств, прежде всего из США.

Идиллия оккупированного Брюсселя: смеющиеся немецкие солдаты покупают виноград у уличной торговки

Реальность, конечно, отличалась от пропагандистской картинки. Прежде всего, надо отметить, что если бельгийцы и участвовали в какой-то антинемецкой деятельности, то это был главным образом сбор информации о немецкой армии, которую передавали бельгийской, французской или британской разведке через линию фронта или границу с Нидерландами. В основном, как отмечает историк Эммануэль Дебрюн, группы подпольщиков были небольшими и раскрывались немецкой контрразведкой через несколько месяцев после начала работы. Лишь 10 сетям осведомителей удалось завербовать 100 и более агентов.

Наибольших успехов добилась сеть наблюдателей «Белая дама» (La Dame Blanche), основанная в Льеже и насчитывавшая к концу войны около 1100 агентов в Бельгии, оккупированной Франции и Люксембурге. «Белая дама» была связана с английской резидентурой в Нидерландах и передавала детальные сведения о передвижении железнодорожных составов с оружием, войсками и сырьём для фабрик и заводов.

Когда пропаганда Антанты стала делать из немцев варваров и людоедов, последовала ответная реакция, топорная и наигранная. На немецких пропагандистских снимках солдат оккупационных войск стал лучшим другом бельгийцев

Около 300 агентов были женщинами, почти 100 наблюдателей — священнослужителями католической церкви. За время существования сети 45 агентов были разоблачены и арестованы немцами, двое были расстреляны. Любопытно, что все члены «Белой дамы» получили разные награды как участники войны от британского правительства, но никогда не были официально признаны бельгийскими властями по формальному признаку — они работали на иностранную державу.

Другой формой нелегальной работы были печать и распространение газет в обход немецкой цензуры. Самой известной подобной газетой стала «Свободная Бельгия» (La Libre Belgique), возникшая в среде католической буржуазии Брюсселя. Её 171 номер с 1916 по 1918 год тысячными тиражами расходился по всей стране. Вообще, католические священники во главе с кардиналом Жозефом Дезире Мерсье стали лидерами т.н. «морального сопротивления». Репрессии против них послужили для Антанты поводом для дипломатического давления на Святой Престол.

Битва за Кортрейк, 15 октября 1918 года. Британские солдаты Монмутширского полка продвигаются вперёд, в то время как бельгийские женщины уходят в тыл. Немецкая оккупация для них заканчивается

Вместе с нелегальной прессой через линию фронта, нидерландскую и швейцарскую границы шла и нелегальная почта: солдаты на фронте и их родственники в оккупированном тылу постоянно обменивались новостями. Практически все сети и цепочки передачи нелегальной корреспонденции, будь то шпионская информация или переписка между родственниками, были так или иначе инфильтрированы немецкими агентами. Несколько тысяч человек в ходе войны были арестованы и отправлены в лагеря и тюрьмы, а 277 (из них 10 женщин) были расстреляны за сотрудничество с врагами Центральных держав.

Заключение

Оккупация Бельгии в 1914–1918 годах, несмотря на все трудности военного времени, оказалась мягкой по сравнению с событиями Второй мировой войны. Она выразилась скорее в экономической (пусть временами и очень жёсткой) эксплуатации страны. Не было преследований по этническому признаку, как у нацистов, а репрессии против мирного населения затронули незначительную часть бельгийцев и лишь в самом начале войны. Для Германии оккупация Бельгии оказалась тем не менее ценным опытом управления целой захваченной страной, и наработки Первой мировой войны были применены с успехом 30 лет спустя.


Литература:

  1. Debruyne E. Resistance (Belgium and France) // International Encyclopedia of the First World War (https://encyclopedia.1914-1918-online.net)
  2. Decock P. La Dame Blanche // International Encyclopedia of the First World War (https://encyclopedia.1914-1918-online.net)
  3. Simoens T. Warfare 1914-1918 (Belgium) // International Encyclopedia of the First World War (https://encyclopedia.1914-1918-online.net)
  4. Vrints A. Food and Nutrition (Belgium) // International Encyclopedia of the First World War (https://encyclopedia.1914-1918-online.net)
  5. Wegner L. Occupation during the War (Belgium and France) // International Encyclopedia of the First World War (https://encyclopedia.1914-1918-online.net)

warspot.ru

Противостояние между валлонами и фламандцами грозит расколоть Бельгию: Мир: Lenta.ru

Бельгия 6 ноября побила собственный рекорд по "безвластию": почти за пять месяцев, прошедших с парламентских выборов 10 июня, в стране так и удалось сформировать правительство. Предыдущее достижение принадлежит 1988 году, когда на формирование правительства понадобилось 148 дней. Затяжные правительственные кризисы для бельгийцев не внове. Да и "безвластие" не назовешь полным. Во-первых, остается монарх Альберт II, который по конституции является символом политического единства и осуществляет, правда ограниченно, исполнительную власть. Во-вторых, остается предыдущее правительство, которое будет работать, пока не создадут новое. Наконец, на выборах был сформирован парламент и все законодатели на своем посту.

Тем не менее сложившаяся ситуация вызывает у наблюдателей некоторые и порой весьма серьезные опасения. В культурном и языковом отношении Бельгия поделена надвое: одну часть населения составляют фламандцы, говорящие на нидерландском языке, другую - франкоговорящие валлоны. Вся история государства связана с отношениями между валлонами и фламандцами. В 1830 году фламандцы и валлоны вместе боролись за независимость от Королевства Нидерландов, что в итоге и привело к созданию Королевства Бельгии в 1831 году. В 2007 году все сменилось с точностью до наоборот, отношения между двумя группами стали настолько напряженными, что могут привести к расколу страны.

Внутриполитическое устройство Бельгии, начиная со дня основания государства до наших дней, постепенно эволюционировало к тому, чтобы соблюсти паритет между интересами двух групп населения. Хотя с другой стороны, не тех же основаниях можно сказать, что история Бельгии - это история противостояния валлонов и фламандцев, которое, несмотря на все компромиссы все еще продолжается. К примеру, в XIX веке в стране было сильно французское влияние, и соответственно франкоговорящие валлоны приобрели доминирующее положение. Французский язык стал государственным, а фламандцев оттеснили на задний план. Положение исправилось только в 30-х годах XX века.

По конституции король назначает главу партии, победившей на парламентских выборах, премьер-министром, премьер формирует правительство, куда входят семь министров, говорящих по-французски, и семь министров, говорящих на нидерландском языке. Парламент также избирается с учетом равноправного представительства фламандского и валлонского населения. Административное устройство соответствует этническому составу. Бельгия делится на три региона: Фландрию на севере, Валлонию на юге и Брюссель. Во Фландрии проживает 58 процентов бельгийцев, говорящих на нидерландском языке; в Валлонии 33 процента, в основном франкофоны, а Брюссель является двуязычным.

Однако некоторые политические силы в Бельгии подобный паритет не устраивает. В первую очередь речь идет о фламандских националистах, и тех фламандских политиках, которые считают, что Фландрия должна пользоваться большими преимуществами. Националисты, как водится, обеспокоены сохранением и развитием национальной идентичности, а умеренные политики националистического толка указывают на возросшую экономическую роль Фландрии по сравнению с "отсталой" Валлонией, которая живет на чужие деньги. Они настаивают на разделении сферы финансовой и политической компетенции регионов, что означает превращение федерации в конфедерацию.

На парламентских выборах июня 2007 года фламандские партии получили большинство мест в обеих палатах парламента. Самой многочисленной стала фламандская Партия христианских демократов, возглавляемая Ивом Летермом, которая как раз и выступает за большую автономию регионов и переход к конфедеративному устройству. Король Альберт II поручил Летерму формирование коалиционного правительства. Это, однако, оказалось практически невозможным, так как стороны выдвигали взаимоисключающие требования: Фландрия - большой автономии и конфедерации, валлонские политики, со своей стороны, настаивали на сильном федеральном государстве, гарантирующем благосостояние всех граждан не зависимо от "доходности" их региона.

Однако эта невозможность договориться вместо того, чтобы подвигнуть стороны на уступки, только разожгла страсти. 10 сентября ультраправая фламандская партия "Фламандский интерес" (Vlaams Belang), попыталась провести через региональный парламент закон о проведении референдума во Фландрии об отделении от Бельгии. Особенную остроту конфликт принял Брюсселе.

Помимо столицы Бельгии, Брюссель является еще и столицей Фландрии, но при этом большинство населения говорит на французском. В пригородах Брюсселя, в частности в Bruxelles-Hal-Vilvorde, опять-таки проживает большинство франкофонов. Они стремятся к тому, чтобы на них был распространен статус Брюсселя, который является двуязычным. Со своей стороны, разогретые политическим кризисом фламандцы, воспринимают это как плевок в свой адрес, как нежелание интегрироваться во фламандское общество, как франкоязычное высокомерие. Конфликт очень быстро вышел на бытовой уровень: на указателях, вывесках, где названия дублировались на двух языках, французский вариант старательно замазывался.

Все это происходит в стране, население которой в 2003 году составляло 10,3 миллиона жителей. Однако парадоксальность сложившейся ситуации еще и в том, что Брюссель является столицей объединенной Европы, а сама Бельгия долгое время была примером европейской интеграции. Раскол Бельгии может вызвать не только усиление сепаратистских настроений на национальной почве. Бельгийский пример опасен тем, считает экономист Анри Карпон (Henri Capron), что ставит под вопрос ни много ни мало всю социально-экономическую структуру Европы. Вслед за Фландрией другие богатые регионы Европы: такие как Бавария, Шотландия, Каталония, Каринтия могут задуматься о "национальной" принадлежности своих денег и принять меры, чтобы не отдавать их бедным чужакам по соседству.

Между прочим, в 2005 году проект общеевропейской конституции провалился именно потому, что многие посчитали, что это будет слишком рыночная и либеральная Европа, Европа для богатых и очень богатых, а социальная защита граждан отдельных государств будет принесена в жертву этому объединению.

lenta.ru

Фламандцы и валлоны в Бельгии устали от совместного проживания — Российская газета

Неладно что-то в бельгийском королевстве. Спустя четыре месяца с момента проведения парламентских выборов страна остается без федерального правительства. И сколько она пробудет в таком состоянии - не знает никто.

Политические партии Фландрии и Валлонии не могут прийти к соглашению относительно будущего государственного устройства Бельгии. В условиях, когда нет согласия, а точнее даже желания найти общие точки соприкосновения, формирование правительственной коалиции на данный момент не представляется возможным.

Одержавшая в ходе парламентских выборов победу партия "Новый фламандский альянс", возглавляемая Бартом Де Вевером, выступающая за полную автономизацию Фландрии, не намерена идти на уступки франкофонам в любых, даже самых второстепенных вопросах. Франкофонные политические силы, и прежде всего Cоциалистическая партия, набравшая наибольшее число голосов во франкоязычной части страны, со своей стороны не могут позволить себе согласиться с требованиями фламандцев, так как это автоматически будет являться свидетельством их политической слабости.

Одним из наиболее критических моментов стало обсуждение вопроса о пересмотре закона по финансированию регионов. Фламандцы настаивают на получении для себя полной налоговой автономии, что освободит их от значительных выплат в федеральный бюджет. Естественно, что франкофоны с такой постановкой вопроса не согласны, так как сразу лишаются масштабных вливаний в свою социальную систему из федерального бюджета. В условиях, когда Валлония и так переживает далеко не лучшие в экономическом плане времена, такое сокращение финансирования и дотаций может иметь самые негативные последствия для жителей региона.

По всем признакам межпартийный переговорный процесс зашел в тупик. Представитель фламандских христиан-демократов, партии, ранее находившейся у власти, Эрик Ван Ромпей, брат председателя Европейского совета Хермана Ван Ромпея, пессимистично охарактеризовал текущее положение дел в Бельгии: "Бельгия находится в коме. Пациент в состоянии клинической смерти".

Бельгийский королевский двор, традиционно выступающий в качестве основной консолидирующей силы, сегодня уже не обладает необходимыми рычагами, способными заставить фламандцев и валлонов договориться о чем-либо. Длившийся почти четыре месяца переговорный процесс в поисках консенсуса и определения дальнейших путей развития бельгийской государственности не принес никаких положительных результатов. Политические партии, претендующие на формирование правительственной коалиции, а их всего семь, не смогли ни о чем договориться. Усилия и Барта Де Вевера и лидера франкофонных социалистов Элио Ди Рупо, каждого из которых король Альберт II поочередно назначал ответственным за формирование правительства, оказались тщетными.

И вот с начала текущей недели по распоряжению короля Альберта II лидер "Нового фламандского альянса" Барт Де Вевер вновь занял место центральной политической фигуры в стране. Однако теперь его специальная миссия заключается лишь в выяснении степени готовности политических партий продолжать коалиционные переговоры. О формировании правительства в ближнесрочной перспективе речь уже не идет.

Подавший в отставку в самом начале политического кризиса Ив Летерм, возглавляющий до сих пор временное правительство, еще в 2006 году, будучи премьер-министром Фландрии, отмечал наличие слишком критических разногласий между франкофонами и нидерландофонами в Бельгии. Тогда его за слова о том, что "фламандцев и валлонов объединяют лишь король, сборная по футболу и некоторые сорта пива", подвергли серьезной критике. Но, как показывает текущая политическая ситуация, Ив Летерм был совсем недалек от истины. Сами фламандцы и валлоны постоянно подчеркивают, что живут не вместе, а по соседству друг с другом.

На фоне затянувшегося политического кризиса все четче начинают звучать голоса в под держку разделения Бельгии по языковому принципу. Помимо сепаратистски настроенных фламандцев, отстаивающих свое право быть полностью независимыми, среди франкофонов все больше растет уверенность в необходимости подготовки к разделу страны, поскольку перспективы договориться с фламандцами о будущем совместном проживании становятся более туманными.

В начале недели уже и лидер социалистов Элио Ди Рупо, ранее выступавший за сохранение единства Бельгии, вскользь упомянул о возможности раздела Бельгии на два независимых государства: Фландрию с одной стороны и Бельгию - с другой, которая включит в себя брюссельский регион и Валлонию. И такой сценарий уже не выглядит слишком сюрреалистичным.

rg.ru

поселения и жилище. Пища и одежда

Свыше 65% населения Бельгии живет в городах; здесь самая высокая средняя плотность населения в Европе — 305 человек на 1 кв. км. Крупных городов всего четыре — Брюссель, Антверпен, Льеж и Гент, но в них живет 25% населения всей страны. В старых городах Бельгии много ценных архитектурных памятников. Особенной красотой отличаются ратуши и вечевые башни — символы самоуправления и независимости города. Башни иногда строили отдельно от ратуши, иногда же они возвышались над ней.

Перед ратушей и вечевой башней в городах располагалась обычно главная городская площадь, на которой находились дома купеческих гильдий и корпораций.

Смесь старого и нового, резкие контрасты характерны почти для каждого бельгийского города, но особенно заметны в Брюсселе (около 1 млн. жителей), где рядом с новыми кварталами находятся очень узкие кривые улицы, застроенные средневековыми домами. Брюссель — один из старейших городов Бельгии, он возник еще в VIII в. Город состоит из двух частей — нижнего города (в долине реки) и верхнего — на холмах. Старые средневековые кварталы находятся преимущественно в нижнем городе. Известную всем туристам площадь Гранд Плас окружают выстроенные в готическом стиле здания городского музея, ратуши, Дома гильдий. Верхний город является центром финансовой и культурной жизни страны. В нем размещены правления крупнейших фирм, банки. Выделяется монументальностью дворец Правосудия — крупнейшее сооружение XIX в. Много красивых зданий построено в Брюсселе за последние годы, например Северный и Южный вокзалы.

Старые кварталы Антверпена расположены по берегам Шельды. Они застроены средневековыми очень узкими домами с вытянутыми в высоту готическими фасадами и ступенчатыми скосами крыш. Из старых построек особенно красив собор Нотр Дам, сложенный из белого камня, изрезанного кружевом украшений. На колокольне собора висит 40 колоколов, звучание которых соответствует полной музыкальной гамме, так что на них можно исполнять сложные музыкальные произведения. Такие колокола,имеющиеся во многих церквах Фландрии, называются карильонами.

Новая часть города застроена в основном в XIX в. Здесь широкие улицы и площади, много парков. Тесным кольцом окружают Антверпен его пригороды, в которых промышленные предприятия чередуются с жилыми кварталами, заселенными рабочими.

Один из самых древних городов Бельгии — Гент, основанный в IV—V вв. Он считается центром фламандской части страны. Его средневековые дома с их зубчатыми кровлями и узкими готическими фасадами во многом напоминают старые кварталы Антверпена. Большую же часть города составляют новые промышленные и жилые кварталы.

Очень красив старинный город Брюгге, который часто называют северной Венецией. Многочисленные каналы, островерхие черепичные крыши, соборы и башни готического стиля придают ему своеобразный вид.

Даже на юге, в промышленных районах, значительная часть населения живет в небольших городах и рабочих поселках, насчитывающих не более 10—15 тыс. жителей.

В угольном бассейне Шарлеруа — Моне такие поселки и небольшие городки образуют растянутую на многие километры цепь поселений, сливающихся друг с другом, но не имеющих единого объединяющего их культурно-административного центра.

В Арденнах, живописные пейзажи и минеральные источники которых привлекают ежегодно массу туристов, есть несколько торговых и курортнотуристических центров: Армон, Бастонь и др.

Сельские поселения и жилище

Основной тип фламандских сельских поселений — хутора, которые обычно настолько близко расположены друг к другу, что образуют целое поселение, вытянутое вдоль дороги. Местами встречаются и деревни, преимущественно кучевого плана.

Для сельских поселений валлонской части Бельгии более характерны небольшие деревни уличного или кучевого плана, а в Арденнах — крупные села, расположенные в речных долинах довольно далеко друг от друга.

Наиболее распространенный строительный материал сельских построек в настоящее время — кирпич. Постройки XVIII—XIX вв. чаще каркасные, реже деревянные, а в горных районах Арденн — и каменные. Стропильные крыши, высокие и остроконечные у фламандцев и более покатые у валлонов, кроются черепицей или шифером.

Во фламандской части Бельгии наиболее распространены дома типа langgevelhoeve (дом с длинным фронтоном), характерные и для сельских местностей Нидерландов. Все жилые и хозяйственные помещения образуют здесь единую вытянутую в длину постройку под общей крышей. Узкий фронтон дома обращен к улице, а вход находится на продольной стороне, причем в каждое помещение ведет обычно отдельная дверь. В Брабанте планировка дома несколько другая: главный вход в дом ведет в узкий коридор, разделяютций жилые помещения и стойла. В коридоре друг против друга расположены две двери — в кухню и в стойла. Нередко от коридора отделена небольшая часть, где стоит хлебная печь. Такая планировка дома наиболее близка к планировке распространенного в Германии так называемого франконского типа дома.

Как среди фламандского, так и среди валлонского сельского населения бытует и другой тип дома, называемый замкнутым двором (,geslotenhoeve). Этот тип дома известен в Нидерландах под названием южнолимбургской фермы. Все помещения в таком доме группируются вокруг квадратного внутреннего дворика, обычно вымощенного булыжником. У стены, выходящей на улицу, расположены жилые помещения, по другую сторону двора параллельно жилому дому находятся сараи и другие хозяйственные помещения, а слева и справа от жилого дома стойла. Все помещения плотно примыкают друг к другу, образуя единое целое. Двери и большая часть окон выходят во двор, так что снаружи эта постройка выглядит как небольшая крепость. В дом ведут большие аркообразные ворота.

По внешнему виду несколько напоминают этот дом и своеобразные жилища валлонских крестьян, хотя они имеют совершенно другую планировку. Для этого типа дома, называемого «omwalde hoeve», характерна свободная застройка: жилой дом, стойла, сарай и прочие постройки окружены высокой кирпичной стеной, углы которой слегка закругляются. Во двор ведут двухстворчатые ворота, часто имеющие по обеим сторонам небольшие башенки.

Некоторые сельские дома в Арденнах имеют сходство с домами альпийского типа у немцев. Это большие деревянные почти квадратные в плане двухэтажные дома с высоким чердачным помещением, объединяющие под одной крышей все жилые и хозяйственные постройки.

Фламандские дома обычно оштукатурены и окрашены в белый, желтый или розовый цвет. Их шиферные крыши имеют оранжевую или розовую окраску. Валлонские дома в отличие от фламандских большей частью неошту- катурены. Их красные кирпичные стены иногда оживлены горизонтальными белыми полосами известнякового кирпича. Для обрамления окон и дверей употребляют особый твердый камень, выкрашенный в белый цвет. Во Фландрии на коньке крыши часто укрепляют деревянное украшение из двух стилизованных голов лебедей, обращенных в разные стороны. В других провинциях конек украшают или железным флюгером или деревянным резным шпилем.

Отапливаются старые дома камином, чаще расположенным возле фронтонной стены. Стена возле камина облицовывается кафелем темных расцветок. Как во фламандских, так и в валлонских домах, постели находятся в стенных нишах-шкафах. Характерно обилие декоративной посуды — тарелок, кувшинов, расставленных на пристенных и надкаминной полках.

Пища

У фламандцев и валлонов основу пищи составляют овощи и крупяные блюда. Они, как и другие жители Западной Европы, хлеба употребляют мало. Хлеб чаще выпекают из ржаной муки или из смеси пшеницы с рожью. Фламандцы в праздники потребляют много различных мучных изделий—печений, булочек, пирогов. К каждому празднику они приготовляют особый сорт печенья, иногда выпекаемого в специальных формах, украшенных искусной гравировкой и надписями.

И фламандцы и валлоны много едят картофеля и различных овощей, соленой рыбы, особенно селедки. Наиболее распространенные напитки — молоко, кофе. Раньше к праздникам на каждой ферме варили пиво. Любимое лакомство в Бельгии — жареный картофель, который продают на улицах городов в специальных палатках или на лотках, где его искусно жарят в присутствии покупателя.

Одежда

Фламандская народная женская одежда имела большое сходство с голландской. Она состояла из полотняной рубашки с плечиками, нижней полотняной же кофты с рукавами и зашнуровывающегося спереди темного корсета. Иногда сверху надевалась еще длинная кофта с баской из пестрого ситца и светлый фартук. Женщины носили по нескольку юбок, из которых верхнюю — очень широкую, собранную в поясе в густые сборки, шили из гемной одноцветной материи. Характерна была большая шаль (одноцветная или клетчатая) с бахромой; ее накидывали на плечи, а концы перекрещивали на груди. Костюм дополнял черный шелковый платок с бахромой, называемый «falie». Им окутывали голову и верхнюю часть туловища. Фали носили во всех фламандских провинциях как Бельгии, так и Нидерландов. Эта шаль появилась здесь, по-видимому, под испанским влиянием, так как по форме, цвету и способу ношения она очень напоминает испанскую мантилью.

В XIX в. во всех фламандских провинциях был распространен еще один характерный для этих областей вид женской одежды — плащ с капюшоном. Его надевали обычно в плохую погоду при выходе из дома. Этот темный плащ имел колоколообразную форму и был очень коротким (выше колен). Такая форма плаща в XVIII в. была в Европе характерна лишь для испанских Нидерландов и южных провинций Голландии.

Типы женских головных уборов сильно варьировали по областям: на северо-востоке Брабанта носили маленькие плотно прилегающие к голове белые чепчики, во Фландрии распространены были пышные кружевные чепцы, концы которых свободно спускались до самых плеч, и пр. Фламандские чепцы обязательно украшали букетиками искусственных цветов в сочетании с кружевами, бусами и лентами (такое украшение называли «puffer»). В обычные дни поверх чепца голову повязывали небольшим пестрым платком.

В настоящее время полный народный костюм фламандских женщин можно увидеть лишь в дни народных праздников. Но и сейчас еще в некоторых местностях пожилые женщины носят отдельные элементы народной одежды: большую шаль, наброшенную на плечи, белые полотняные чепчики. В дождливую погоду надевают еще плащ-накидку с капюшоном. Мужской народный фламандский костюм утрачен уже давно и в настоящее время одежда мужчин не имеет ничего своеобразного.

В сельских местностях валлонских провинций только изредка можно встретить валлонок, носящих народное платье: узкую и длинную полосатую юбку, пеструю кофту с баской и длинными рукавами, темный фартук и перекрещивающуюся на груди косынку. Голову покрывают небольшим илатком или же надевают шляпу с широкими полями. Некоторые элементы старого народного костюма сохраняются в современной одежде мужчин. Так, валлонские фермеры и рабочие, как и многие французские рабочие, носят береты и длинную рабочую блузу навыпуск, на кокетке, преимущественно синего цвета.

lib7.com

Бельгия и фламандцы. Часть первая.

Брюссель, столица древнего Брабанта, известного нам главным образом в поэтическом образе кружев, которые рвутся, как только их обладатель попытается выдернуть из-за пояса пистолет, лежит в самом сердце страны, которую ее обитатели без ложной скромности считают сердцем Европы. И они недалеки от истины, ибо этот город, название коего происходит от старофламандского «лебединое гнездо», — столица и Бельгии, и НАТО, и ЕЭС…

Город, конечно, не зря зовут «дальним предместьем Парижа», но говорят здесь не только по-французски и по-английски, но и по-фламандски. Немного южнее столицы Бельгия аккуратно разделена общинной границей. На юге, у подножия лесистых холмов Арденн, в старых промышленных и металлургических городах обитают более трех миллионов франкоговорящих валлонов. А севернее, на Фландрской и Кампинской низменностях — около шести миллионов фламандцев.

Бельгийцы — типичные горожане, живут довольно замкнуто. Они не любят ничего лишнего, аккуратность и чистота — признак бельгийского жилища. Пунктуальность — похвальное качество для народа, которому приходится иметь дело и с оружейной сталью, и с тончайшими кружевами. Межобщинные различия характеров заметны на уровне темперамента — у соплеменников Тиля Уленшпигеля больше флегмы и основательности в размышлениях, зато также больше трудолюбия и настойчивости. Упрямства. Не говоря о чисто внешних различиях.

Сражавшиеся с Юлием Цезарем белги, от которых произведено было название страны — галльское племя. Собственно, «валлон» — это и значит «галл» на германском наречии. Но уроженца севера Бельгии часто легко бывает узнать: он более высок, светловолос, голубоглаз, обладает белой кожей. Это совсем не галльская внешность, да и тяжеловесные обороты фламандского языка — отнюдь не французские…

Но отложим до времени фламандскую «загадку», прогулявшись по Брюсселю. Город лишен крупных рек (узенькая Сенн не в счет), тем не менее брабантским герцогам приглянулся городок, выросший на том месте, где святой Жери в VII веке поставил свою церковку. (Кстати, более прозаичная версия названия — из фламандского «броек селла» -«село на болоте».) В XI веке здесь уже были городские стены, а дальше расположенный на пути из Кельна к Брюгге, морскому порту, город стал быстро расти…

Город зеленый, много парков, бульвары на месте старых укреплений и стен охватывают его кольцом. Брюссельцы куда-то идут, сидят во множестве кафе — «брассери». Впрочем, бельгийцы ли они, сказать трудно, треть города — иностранцы.

Над городом господствуют строения прошлых веков. Время ремесленных корпораций, отстаивавших городские вольности на всех уровнях исполнительной феодальной власти — вплоть до горячих дискуссий с королевскими армиями — оставило Большую площадь, Гранд плас. Одна из красивейших площадей Европы, она на юге замыкается готической ратушей XIV века с высокой колокольней. С остальных сторон ее окружают дома ремесленных цехов в стиле итальянского барокко высотой в три-четыре этажа, с затейливыми золочеными фасадами, покрытыми резьбой, и со статуями. В них собирались члены гильдий, хранились архивы и знамена ремесленных корпораций, несмотря на обилие орнаментов, они производят впечатление необычной легкости.

Перед ратушей стоит знаменитый старинный фонтан-статуя, символ Бельгии «Манекен-пис» — писающий мальчик. Легенда, объясняющая его появление, выглядит, как типично фламандская туповатая острота в духе: «А… мы хотели на всех врагов!» Из графского дворца испанский наместник герцог Альба (с тремя тысячами солдат наводивший шороху на все Нидерланды) смотрел, как рубят голову графам Эгмонту и Горну, возглавившим восстание во Фландрии. В ту пору на другом конце Европы, у опричников Ивана Грозного, тоже была горячая работенка…

Внутри готического собора св. Михаила (XIV век) царит таинственный полумрак. Поблизости от него расположен старый рынок Гранд Саблон со множеством баров и ресторанов, антикварных магазинчиков. Тут и сквер со статуями 84 ремесел.

Красивый парк разделяет средневековый королевский дворец, городской музей и Дворец нации (парламент). Но величественнее всех монументальный Дворец правосудия, поразивший в 19-м веке своими размерами и вавилонским классицизмом Европу — помесь Казанского собора с Домом Пашкова… Ну, разумеется, и музеи — их более 70: Королевский музей истории и искусств с богатейшей в Европе коллекцией египетских и античных древностей, Музей классического искусства, содержащий великолепную коллекцию картин старых фламандских мастеров, среди которых почетное место принадлежит великому Питеру Паулю Рубенсу, Ван-Дейку, Тенье, Иордансу и, конечно, мастеру Питеру Брейгелю Старшему, прах которого покоится в этом городе…
Но о художниках — позже, а сейчас вернемся к происхождению фламандцев.

…Юлий Цивилис происходил из царского рода германского племени батавов, обитавшего за Рейном, в нынешних Нидерландах. Во время смуты, последовавшей за падением Нерона, в конце 60-х годов н.э. он поднял грандиозное восстание на Нижнем Рейне. Вот что писал современник Корнелий Тацит:

«Все яснее становилось, что …Цивилис командует восставшими; германцы же, как всегда радостно возбужденные войной, и вовсе перестали скрываться. Цивилис понял тогда, что хитростью немногого добьешься, и стал действовать силой. Едва начался бой, тунгры перекинулись на сторону Цивилиса, союзники и враги набросились на ошеломленных изменой солдат и всех перебили».

Кто же эти тунгры? Германское племя, еще задолго до новой эры переправившееся за Рейн и обитавшее между главными бельгийскими реками Шельдой и Маасом, как раз там, где расположены восточные фламандские провинции Северный Брабант, Антверпен, Лимбург. На самом востоке этой территории лежит древнейший город Бельгии Тонгерен — римская дорожная станция I века, украшенный древнеримской стеной и базиликой в романском стиле. Этимология его названия, как ограничивающего земли тунгров, прозрачна. Западнее, на верхней Шельде обитало культурное германское племя нервиев, также входивших во вспомогательные отряды римлян и перешедших к Цивилису. С трудом усилиями нескольких легионов было подавлено его восстание… И хотя ряд городов южной Фландрии и носит галльские названия (например, Куртрэ), в целом граница между кельтским и германским миром в Бельгии существует уже два тысячелетия. А фламандский язык принадлежит к германской группе.

…Спустя несколько веков мощный Франкский союз германских племен занимал эти земли, откуда начал завоевание бывшей римской Галлии. И франкские короли именовали себя преемниками римских императоров… Недаром Аахен, лежащий в Германии на несколько километров восточнее бельгийской границы, стал резиденцией Карла Великого, самого блистательного из франкских королей. О, если бы камни могли говорить, сколько историй и древних преданий могли бы они нам рассказать! Но непреложно то, что сказания древности сохраняются на прежних глухих окраинах. Так, древнегерманский эпос «Эдды» был записан в Исландии средних веков. Впрочем, может быть, неодушевленные предметы и заговорят? Посмотрим…

Но, как бы то ни было, в XI-XIV веках потомки франков, смешавшиеся с германскими племенами фризов, саксов и с кельтами, образовали народ, называвшийся фламандцами. Большинство их проживает в Бельгии, хотя часть влилась в голландский народ (литературный язык у них один), есть они и во Франции. В том же XIV веке был заключен союз между городами Фландрии и Брабанта — большей части нынешней Бельгии.

Ремесленные города породили Фландрию и фламандский характер, прославили ее лувенские и малинские кружева, гентские ткани. Но средневековые города зарождались вокруг монастырей и питали их. Недаром в те времена монастырская сеть во Фландрии была особенно густа. Это породило важное отличие нынешней Бельгии от соседних Нидерландов: она католическая страна. Но некоторые традиции оказались не под силу даже церкви…

Бельгийцы любят шествия с участием «исторических колесниц», где помещаются люди в костюмах прошлого, изображающие рыцарей, святых, мифических персонажей. У фламандцев свои особые шествия. В мае в Ипре, славном самым большим гостиным двором XIV века в Европе, проходит «процессия котов». До 19-го века котов как, видимо, жертву духу посевов, сбрасывали с ратуши. Но с тех пор обычай этот превратился в красочное карнавальное шествие. В курортном городке Остенде справляют «бал мертвых крыс». Карнавалы идут по всем прибрежным городкам. Каждые пять лет празднуют в Брюгге процессию Золотого Дерева в память о бургундском владычестве XIV века. А праздники продуктов питания? В Бастонии ежегодно проходит праздник ветчины, в Остдюнкерке на побережье — фестиваль креветки, в Визе — праздник пива, в Гоме — состязания пожирателей печеночного паштета.

Многие шествия имеют религиозный характер: процессия Господней крови в Брюгге, шествие кающихся с крестами на плечах — в Верне.

Автор: Максим Войлошников.

waking-up.org

Фламандцы - это... Что такое Фламандцы?

Флама́ндцы — народ германской языковой группы, коренное население Бельгии, наряду с романоязычными валлонами. Общая численность — 7 млн 230 тыс. Населяют северную часть Бельгии — Фландрию (5 млн чел.), 250 тыс. проживает на севере Франции (Французская Фландрия). Язык — нидерландский (подробнее см. нидерландский язык в Бельгии). В быту фламандцы общаются в зависимости от ситуации и степени владения носителя языка литературной нормой на диалектах нидерландского, представленных во Фландрии, на литературном языке или на промежуточных между литературным языком и диалектом вариантах.

По языку и культуре ближе всего к голландцам.

Этногенез и история

Этнически фламандцы — в основном потомки германских племён франков, саксов и фризов. В состав фламанского этноса влились также кельтские племена белгов, жившие на этой территории до франкского нашествия и ассимилированные франками. Как этнос сформировались в 15 — 16 вв. В средние века территория современной Бельгии была поделена на разрозненные княжества: Фландрия, Эно (Генегау), Брабант, Намюр, Лимбург, Люксембург, Камбре, Турне, епископство Льеж. Частично они подчинялись Франции, частично Германии.

Затем история Бельгии связана с историей Нидерландов (см. Голландцы). Эти земли в 15 в. перешли от герцогов Бургундских к Габсбургам, т.е вошли в состав Германской империи. Поскольку императоры Германии путём династического брака стали испанскими королями, то Нидерланды (а в их составе и Фландрия) были подчинены Испании. При Филиппе II, короле Испании, началась ожесточённая борьба жителей Нидерландов против иноземного гнёта, и Северные Нидерланды добились свободы, образовав Республику Соединённых провинций. Южные Нидерланды (будущая Бельгия) остались испанским протекторатом. В 1714 они перешли к Австрии, в 1794 г. под влиянием Французской революции произошла Брабантская революция, область была включена в состав Франции. После Наполеона её присоединили к Нидерландам.

В 1830 г. под влиянием Французской июльской революции произошла Бельгийская революция. Было создано независимое государство. С начала своего существования оно проводило политику, не учитывавшую языковых, культурных и экономических прав фламандцев, хотя они составляют большинство населения страны. В частности, единственным официальным языком Бельгии был объявлен французский. Между фламандцами и и франкоязычным населением возникают противоречия. В конечном счёте Бельгия в результате ряда государственных реформ 1970-1993 годов была преобразована в федерацию регионов и языковых общин.

Бельгия — конституционная монархия. Глава государства — король Альберт II (с 1993). Законодательная власть принадлежит парламенту.

Официальные языки Бельгии — нидерландский, французский и немецкий. По-немецки говорят почти исключительно в восточной части Бельгии, которая раньше (до Первой мировой войны) принадлежала Германии. Брюссельский столичный регион, который со всех сторон окружён территорией Фламандского региона, официально пользуется французским и нидерландским языками. Ввиду двуязычия страны названия некоторых населённых пунктов и других географических объектов имеют по два варианта: Mons — Bergen, Namur — Namen, Courtrai — Kortrijk, Louvain — Leuven, Liège — Luik, Gand — Gent, Ostende — Oostende, Anvers — Antwerpen, Audenarde — Oudenaarde, Bruges — Brugge, Malines — Mechelen.

Символика

Национальным символом фламандцев является флаг с изображением чёрного льва на жёлтом фоне, с белой окантовкой и красными когтями и языком. Он появился при Филиппе Эльзасском, графе Фландрии с 1162 г. При герцогах Бургундских он использовался в гербе, а при создании Соединённых Нидерландов стал символом Восточной Фландрии. Флаг не является государственным, это — символ фламандских националистов.

Хозяйство и быт

Бельгия — высокоразвитая индустриальная страна. Самостоятельное население занято в промышленности, торговле, сфере обслуживания, сельском хозяйстве. Основные отрасли промышленности — машиностроение, металлургия, строительство. Направление сельского хозяйства — мясо-молочное животноводство, овощеводство и производство зерна.

Транспорт — густая сеть железных дорог, морское судоходство, автомобильный транспорт. Население живёт практически полностью в городах, в настоящее время традиционные сельские дома и усадьбы остаются лишь в этнографических заповедниках. Традиционное поселение — хутор. Тип дома - т. н. дом с длинным фронтоном, объединяющий жильё и хозяйственные помещения в одну длинную постройку. В отличие от валлонского дома фламандский оштукатурен и окрашен в белый, жёлтый или розовый цвет. Характерны украшения конька крыши в виде лебединых голов.

Традиционная одежда сходна с голландской. У женщин это — рубашка и кофта, тёмный корсаж, несколько юбок, фартук, большая цветная или клетчатая шаль, чёрный шёлковый платок с бахромой, кружевные чепцы.

Традиционная пища: овощные, крупяные блюда, солёная рыба, преимущественно сельдь, куриная похлёбка. По праздникам выпекаются пироги и булочки.

Семьи более многодетны и патриархальны, чем у валлонов. Взрослые дети живут обычно с родителями. В городах сохраняются средневековые гильдии и клубы.

Из ремёсел издавна славятся производство тонких льняных тканей, фламандских кружев, обработка металла.

Искусство и культура

До конца 16 в. искусство Нидерландов и Фландрии составляло единое целое. Территория, включающая сегодня Нидерланды, Бельгию и Люксембург, иначе говоря, Бенилюкс, называлась Старые Нидерланды, и была едина. Затем, в силу вышеописанных политических событий, провинции разделились. В 17-18 в. Фландрия стала называться Южными, Испанскими, а позже — Австрийскими Нидерландами, а искусство — фламандским, а ещё позже, с образованием нового государства, Бельгии, бельгийским. В архитектуре Фландрии от предыдущего периода, общенидерландского, сохранились романские и готические памятники, ратуша и муниципальный музей в Брюсселе на Гранд-плас, церковь Св. Бавона в Генте, городская Башня (Белфорт) в Брюгге, и др. Фландрия была в 17 в. одним из ведущих центров парадного стиля барокко. Памятники 17-18 в. - Церковь Синт-Каролус-Борромеускерк и Королевский дворец в Антверпене, гильдейские дома на Гранд-Плас в Брюсселе, и др. Широко известен дом Рубенса, построенный по его собственному проекту. Тип городского дома во Фландрии — узкий высокий фасад, в 3-5 окон, с фронтоном, украшенный богатым орнаментом. Позже на смену национальным традициям приходит французское влияние. В 17 в. существовала очень сильная фламандская школа живописи. Выдающийся мастер этой школы — Рубенс П. П., сын юриста, имел разностороннее образование, учился у Т. Верхахта, А. ван Норта, О. Вениуса, был в Италии и Испании. Служил придворным живописцем у герцога Мантуанского, а затем у правителей Южных Нидерландов. Другие известные мастера: Антонис ван Дейк (1599—1641), Якоб Йорданс (1593—1678), Ян Фейт (1611—1661), Франс Снейдерс (1579—1657), Давид Тенирс (1610—1641), Абрахам Янсенс ван Нёйсен (1575—1632), Питер Брейгель-старший (ок. 1525—1569). Живопись Фландрии отличается от голландской большей пышностью, характерной для стиля барокко. В результате воздействия правящих кругов развивалась в основном французская культура, фламандская же приходила в упадок.

У фламандцев существуют древние литературные традиции, легенды, исторические предания, песни, баллады, фольклор. В 18 в. и в последующее время писатели Фландрии старались поднять свою национальную литературу. В 18-19 вв. по-нидерландски писали Я. Ф. Виллемс (1793—1846), К. Ледеганк (1805—1847), ван Дёйсе (1804—1859), представители романтизма. Позже стали появляться и другие направления: реализм, натурализм, мистика, символизм и экспрессионизм, которые имели и противников, антифашистские настроения. Наиболее крупные представители: П. ван Остайен (экспрессионизм), В. Ловелинг и А. Бергман (социальный роман 19 в.), Г. Тейрлинг (драматург, декадент).

Использованная литература

  • Большая Российская энциклопедия, том 3, ст. «Бельгия».
  • Краткая художественная энциклопедия, Искусство стран и народов мира, том 1, ст."Бельгия" М. — 1962.
  • Краткая литературная энциклопедия, под ред. А. А. Суркова, М. — 1968.
  • Народы и религии мира, под ред. В.А. Тишкова, М. — 1998.

dic.academic.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *