75 -я годовщина начала контрнаступления советских войск против немецко-фашистских войск в битве под Москвой

Битва под Москвой — самая масштабная во второй мировой войне. Именно здесь, недалеко от столицы, крупнейшего в мире государства, хваленая гитлеровская армия, впервые потерпела серьезное поражение. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом значительного поворота в ходе войны и истории. Окончательно был провален гитлеровский план «быстрой войны»; впервые был развеян миф о «непобедимости» гитлеровской армии.

Битва под Москвой включает в себя два периода: оборонительный — с 30 сентября по 5 декабря 1941 года, и наступательный, который состоит из 2-х этапов: контрнаступление — с 6 декабря 1941 по 7 января 1942 гг., и общее наступление советских войск — с 8 января по 20 апреля 1942 года.

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и за Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.

Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.

К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена… Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Мощной группировке врага советское командование могло противопоставить значительно меньшие силы и средства.

Командующие

Советские войска

Немецко-фашистские войска

Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко

Ф. фон Бок
А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель

Силы сторон

Советские войска

Немецко-фашистские войска

1 250 000 человек

1 929 406 человек

96 дивизий

78 расчётных дивизий

1044 танка

1700 танков

более 10500 орудий и миномётов

14000 орудий и минометов

1368 самолетов

1390 самолетов

Первой операцию «Тайфун» начало немецкое командование южной ударной группировкой. 30 сентября оно нанесло удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы – окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны – все это создало угрозу выхода противника к Москве.

В те грозные дни Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех партийных и советских органов, общественных организаций на быстрейшее создание новых стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.

Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.

10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Состоялось решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны – Московскую зону.

Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8-12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея «катюш» капитана Флерова… Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения и технику.

Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистских дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.

Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Враг захватил Сычевку, Гжатск, вышел на подступы к Калуге, вел бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. 14 октября враг ворвался в город Калинин. 17 октября Ставка создала здесь Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева.

С 15 октября 1941 года, по указу Государственного комитета обороны, началась эвакуация ряда предприятий и их персонал с семьями в Куйбышев (ныне Самара) из западных регионов Россиии. В город были эвакуированы из Москвы: Правительство СССР, Верховный Совет СССР, дипломатические представительства, крупные учреждения культуры (например, Большой театр, Мосфильм). Но Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве и прилегающих к ней районах, было введено осадное положение.

Советское командование нашло силы, чтобы преодолеть серьезное осложнение, случившееся в октябре на подступах к Москве. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве, - волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к Москве их встречала сплошная завеса огня зенитчиков, а на дальних - колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя летчика Виктора Талалихина. В ночном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран. В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов. В воздух поднимались аэростаты, натягивавшие тросы и сети, препятствовавшие проникновению вражеских самолетов в воздушное пространство столицы.

В эти суровые дни усилия всей страны направлены на решение одной задачи - отстоять Москву. Ведь для миллионов советских людей и в годы радости, и в годы испытаний Москва была аккумулятором их энергии, их героизма, их любви к Родине.

Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки. Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города.

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели советское правительство проделало колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии «Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в будущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества – фашизмом.

6 ноября, как и в былые мирные дни, в Москве состоялось торжественное заседание, посвященное 24-ой годовщине Великой Октябрьской революции. Только проходило оно на этот раз не в Большом театре, а в подземном вестибюле станции метро «Маяковская».

7 ноября 1941 года – на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона… Этот парад по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдаётся и Советский Союз готов биться до конца. Многие военные подразделения после окончания парада отправились прямиком на фронт. Торжественное собрание и парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну. На всех это произвело потрясающее впечатление!

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находились теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

«Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени, и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней» (Г. К. Жуков, 26.11.1941).

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы проявляли чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» – Эти слова политрука Василия Клочкова облетели весь фронт и стали крылатыми. Герои погибли, но не отступили.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга – Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы. Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы.

Фашистское командование не увидело в ударах советских войск ничего особенного, не почувствовало, что уже начинается перелом в оперативной обстановке, что инициатива уходит от их войск и переходит на сторону Красной Армии.

Гитлеру все еще мерещились поверженная Москва, белые флаги и делегации москвичей, выходящие навстречу с ключами от города.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку – это в 35 километрах от Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).

В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. В военном отношении это была пустая затея, а вот в пропагандистском… Тут можно было сыграть большую игру. И недаром в Красную Поляну Геббельс направил целую киноэкспедицию – снимать фильм об обстреле столицы СССР. Этот фильм правители фашистской Германии рассчитывали показать японцам, которые все еще проявляли нерешительность в отношении СССР.

Но затея с обстрелом, а следовательно, и с кинофильмом бесславно провалилась. Как провалилась и попытка овладеть Москвой.

И вот на фронте под Москвой к 4 – 5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось.

А советское командование только и ждало этого момента! Оно заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление – формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

Несмотря на тяжелую обстановку, сложившуюся на подступах к Москве к концу ноября, Ставка очень экономно использовала резервные соединения в оборонительных сражениях.

И вот 5 декабря, хотя не все еще было готово к проведению контрнаступления и превосходства над силами противника достигнуть пока не удалось, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, ибо оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Советское командование действовало энергично и решительно. Пока враг не перегруппировал свои силы для обороны, пока он еще не начал строить оборонительных сооружений, нужно идти в наступление. И войска получили приказ: «Вперед!».

Кстати в летних сражениях 1941 года советская армия терпела поражение, но приобретала опыт. Частью этого опыта стало обучение танкистов прямо на заводах. Если раньше даже мелкие неисправности приводили к тому, что экипаж на марше просто бросал танк, то теперь бойцы могли устранить поломки сами.

Мощные удары советских войск явились неожиданностью для врага. Фашистское командование было уверено, что у Советской Армии под Москвой нет сил для наступления, что она хотя и может наносить отдельные сильные удары, но перейти в общее наступление по всему фронту не в состоянии.

А Советская Армия оказалась в состоянии это сделать! И как! Фашисты откатывались назад, теряя технику, бросая нетронутыми склады с горючим, боеприпасами. Солдаты вермахта только и успевали что поднимать руки вверх и твердить заученно: «Гитлер капут!».

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд – все это вызывало ненависть к фашистам, желание как можно скорее очистить от них советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов.

Потери

Советские войска

Немецко-фашистские войска

625 256 чел.

581 900 человек

4171 танков и САУ

1300 танков и САУ

24 478 орудий и миномётов

2500 орудий и миномётов

-

15000 машин и другой техники

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче - гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы -
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов -
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..

В. С. Высоцкий, 1964.

bibirevo.mos.ru

Битва под Москвой Википедия

Битва за Москву 1941—1942
Основной конфликт: Вторая мировая война,
Великая Отечественная война

Советские зенитчики на крыше гостиницы «Москва». На заднем плане виден замаскированный Кремль
Дата 30 сентября 1941 года — 20 апреля 1942
Место северные, северо-западные, западные, юго-западные, южные окрестности Москвы, СССР
Итог стратегическая победа СССР,
крах плана «Барбаросса» и операции «Тайфун»

1 250 000 чел.,
96 дивизий,
990 танков,
7600 орудий и миномётов,
667 самолетов.

1 929 406 чел.,
78 дивизий,
1700 танков,
14 000 орудий и миномётов
1390 самолётов.

650 000 – 1 029 234

248 000 – 500 000

 Медиафайлы на Викискладе

Би́тва за Москву́ (Моско́вская би́тва, Би́тва под Москво́й, 30 сентября 1941 года — 20 апреля 1942 года) — боевые действия советских и немецких войск на московском направлении. Делится на 2 периода: оборонительный (30 сентября — 4 декабря 1941 года) и наступательный, который состоит из двух этапов: контрнаступления (5 декабря 1941 года — 7 января 1942 года) и наступления советских войск (7 января — 30 марта 1942 года). В западной историографии битва известна как «Операция Тайфун».

Сражение развернулось на пространстве, границы которого на севере проходили по реке Волге от Калязина до Ржева, на западе — по рокадной железнодорожной линии Ржев — Вязьма — Брянск, на юге — по условной линии Ряжск — Горбачёво — Дятьково.

На оборонительном этапе сражения были проведены: Орловско-Брянская, Вяземская, Можайско-Малоярославецкая, Калининская, Тульская, Клинско-Солнечногорская и Наро-Фоминская фронтовые операции.

5 декабря 1941 года Красная армия перешла в контрнаступление по всему фронту под Москвой, проведя при этом ряд успешных фронтовых наступательных операций и отбросила врага на 150—300 километров от столицы.

Предшествующие события

Фельдмаршал Фёдор фон Бок прибыл на встречу с командованием наступающих на Москву частей вермахта. Никольское, начало октября 1941 года.

Война с Советским Союзом, несмотря на первоначальные победы, развивалась для немецкого командования несколько по иному сценарию нежели с Польшей или западноевропейскими странами. План блицкрига (Операция «Барбаросса») предполагал взятие Москвы в течение первых 10-12 недель войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые дни наступления, усилившееся сопротивление Красной армии и ряд объективных причин помешали его выполнению.

Только Смоленское сражение июля — сентября 1941 года задержало продвижение захватчиков к Москве на два месяца. Германские стратеги не смогли в полной мере предусмотреть всех издержек, связанных со значительным расширением фронта, износом материальной части ударных группировок и падением наступательного духа солдат и офицеров в случае непредвиденного упорного сопротивления противника[1][2].

К началу сентября 1941 года московское направление оставалось приоритетным для верховного немецкого командования. В телеграмме ОКХ от 31 июля 1941 года группе армий «Центр» было приказано по-прежнему «готовиться к наступлению на Москву»[1].

6 сентября 1941 года до немецких частей была доведена директива ОКВ № 35: командование намечало в ближайшее время провести две крупные операции. Первая — по разгрому Юго-Западного фронта Красной армии силами группы армий «Центр» и «Юг», и вторая — решительное наступление войск на Москву, но после устранения угрозы южному флангу ГА «Центр». С момента выхода этой директивы началась непосредственная подготовка операции по захвату советской столицы[3].
В преамбуле Гитлер пояснил мотивы своего решения:

Начальные успехи против сил противника, находящихся между внутренними флангами групп армий «Центр» и «Север», с точки зрения окружения Ленинграда, создаёт предпосылки для проведения решающих операций против ведущей наступления группы армий Тимошенко. Она должна быть уничтожена ещё до наступления зимы. Для этого необходимо подтянуть и сосредоточить все силы авиации и сухопутной армии, без которых можно обойтись на флангах.

Приводится по тексту статьи: М. Ю. Мягков «Битва под Москвой», 2010[3][a]

Общий план наступления в сентябре был доработан и оформлен в виде приказов, в которых детально доводились задачи каждому объединению войск. 19 сентября операция получила кодовое наименование «Тайфун». Замысел был довольно простым и классическим для немецкой стратегии: мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата[1].

Наступлению на Москву предшествовала детальная воздушная разведка как самого города, так и окружавшей местности. Разведывательные полёты выполняла 1-я эскадрилья дальней разведки Разведывательной авиагруппы при главнокомандующем люфтваффе (т. н. «Группы Ровеля»[5]) — 1.(F)/Ob.d.L.[6].

Первый же массированный немецкий налёт на Москву был предпринят в ночь на 22 июля 1941 года. За первым налётом последовали два, почти таких же мощных. Затем общая численность бомбардировщиков, принимавших участие в ударах по городу, сократилась. Пик налётов на Москву выпал на ноябрь 1941 года — 45 воздушных тревог за месяц. Но бомбёжки не нанесли городу существенного урона. За июль 1941 — январь 1942 года, к столице прорвалось только 229 из 7146 самолётов врага[7]. (подробнее…)

26 сентября Фёдор фон Бок подписал приказ № 1620/41 о наступлении ГА «Центр» на Москву. Соседние группы армий «Север» и «Юг» должны были прикрывать главные удары на московском направлении, наступая в восточном направлении. 2-му воздушному флоту Альберта Кессельринга ставилась задача уничтожения советской авиации перед фронтом наступающих войск и поддержания наступления всеми имеющимися силами, в связи с чем массовые бомбардировки промышленных предприятий откладывались[8].

Начало операции «Тайфун»

Боевые действия в районе Брянска, октябрь 1941 года.

30 сентября 1941 года из района Шостки, направлением на Орёл — Тулу, перешла в наступление 2-я танковая группа вермахта, а 2 октября, — 9-я и 4-я полевые армии, 3-я и 4-я танковые группы атаковали позиции советских войск на московском направлении в нескольких участках фронта и стремительно развивали наступление на Малоярославец, Вязьму, Гжатск и Калугу. ОКХ приступило к осуществлению своего главного замысла 1941 года — Операции «Тайфун»[9].

Гейнц Гудериан, командующий 2-й танковой группой решил наступать на два дня раньше всех. Это дало ему возможность использовать в наступлении крупные силы авиации, ещё не задействованные на других участках фронта в операциях объединений группы армий «Центр» и хорошую погоду, которая установилась в конце августа 1941 года в полосе наступления 2-й танковой группы[b][10].

30 сентября, когда наступление немцев уже началось, А. И. Ерёменко[c], в то время командующий Брянским фронтом назначил на 3 октября проведение контрудара по флангам «вбитого в оборону фронта танкового клина» силами 13-й армии и группы генерала Ермакова[d]. Перешедшие в наступление силы 2-й танковой группы были оценены командованием фронта как удар нескольких дивизий в направлении Севска[10][11][12].

К тому же и направление главного удара противника было определено неверно: Ерёменко ожидал удара на Брянск и держал в районе города свои основные резервы. 30 сентября в наступление перешли не несколько дивизий, а три моторизованных корпуса. Только против группы Ермакова противник сосредоточил в два-три раза больше сил. Назначенные для контрудара дивизии могли нанести лишь слабые «булавочные уколы» по флангам 2-й танковой группы[11][10].

Со стороны Севска должна была нанести удар хорошо укомплектованная 42-я танковая бригада[e] генерал-майора Н. И. Воейкова. Но уже через два дня части 24-го моторизованного корпуса захватили Орёл[11][10]. Когда передовые части немецкой 4-я танковой дивизии ворвалась в город, по улицам ещё ходили трамваи и повсеместно валялись ящики с промышленным оборудованием, предназначенные для эвакуации[13][14].

К исходу 5 октября Брянскому фронту было предписано отвести войска на вторую полосу обороны на рубежи по реке Десна и удерживать Брянск. 6 октября 17-я танковая дивизия вышла к городу с тыла и захватила его. Карачев был утром того же дня захвачен 18-й танковой дивизией. А. И. Еременко был вынужден отдать приказ армиям пробиваться на восток «с перевёрнутым фронтом»[11][10].

В окружение под Брянском попали 3-я, 13-я и 50-й советские армии: 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК, управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Погиб командующий 50-й армией генерал-майор М. П. Петров. 13 октября во время налёта немецкой авиации сам Ерёменко был ранен и ночью на самолёте переправлен в Москву, а его обязанности стал исполнять начальник штаба фронта генерал Г. Ф. Захаров[15]. В то же время 1-й гвардейский стрелковый корпус и московские дивизии народного ополчения, направленные под Мценск смогли сдержать продвижение противника на несколько суток, не дав ему возможности с ходу овладеть Тулой[11].

Вяземский «котёл» в октябре 1941 года.

2 октября на Московском стратегическом направлении началось наступление главных сил группы армий «Центр». Создав подавляющее преимущество на узких участках, немецкие войска прорвали фронт советской обороны в районе Ельни и Спас-Деменска. К исходу 4 октября были захвачены Спас-Деменск и Киров, 5 октября — Юхнов. В этот же день противник вышел в район Вязьмы[11].

Так же как и под Брянском, командование не смогло определить направление главного удара противника. Предполагалось, что основной удар танковые и моторизованные группировки немцев нанесут по оси Минского шоссе, в полосе обороны 16-й армии К. К. Рокоссовского. Здесь была создана крепкая эшелонированная оборона. К примеру, 112-я стрелковая дивизия обороняла фронт в 8 километров при численности в 10 тыс. человек, соседняя 38-я стрелковая дивизия занимала фронт в 4 километра, при такой же численности и высокой плотности орудий и миномётов[16][17].

Свой главный удар немцы нанесли севернее Минского шоссе – как обычно, в стык между участками 30-й и 19-й армий. Здесь против двух советских стрелковых дивизий перешли в наступление четыре корпуса – 41-й и 56-й моторизованные (каждому из которых была придана одна пехотная дивизия сверх штата) 3-й танковой группы Г. Гота, а также 5-й и 6-й армейские корпуса. Южнее наступал 8-й армейский корпус. Всего в составе ударной группировки было около 16,5 дивизий, в том числе три танковых (более 420 танков) и две моторизованных. Через несколько часов полоса обороны 30-й армии была прорвана и противник начал развивать наступление в глубину и в сторону правого фланга 19-й армии.[18].

Для флангового контрудара по наступающей группировке была создана фронтовая группа И. В. Болдина[f]. Однако в результате танкового боя в районе южнее Холм-Жирковского советские войска потерпели поражение. 7 октября немецкие 7-я танковая дивизия 3-й танковой группы и 10-я танковая дивизия 4-й танковой группы замкнули кольцо окружения войск Западного и Резервного фронтов в районе Вязьмы. В окружение попали 4 армии РККА (19-я, 20-я, 24-я и 32-я)[19].

9 октября передовой отряд моторизованной дивизии СС «Рейх», состоящий из 10-ти танков с мотопехотой (по немецким данным) захватили Гжатск. Таким образом было сформировано внешнее кольцо вокруг окруженных под Вязьмой советских армий. Были перерезаны Минское шоссе и железные дороги Вязьма-Сызрань и Москва-Смоленск[20].

До 11 октября окружённые войска предпринимали попытки прорваться, только 12 октября удалось на короткое время пробить брешь, которая вскоре была вновь закрыта. Всего под Вязьмой и Брянском в плен попало более 688 тыс. советских солдат и офицеров, из окружения удалось выйти лишь около 85 тыс.[21]. В вяземском «котле» были пленены командующий 19-й армией генерал-лейтенант М. Ф. Лукин и направленный к нему на помощь бывший командующий 32-й армией генерал-майор С. В. Вишневский, погиб командующий 24-й армией генерал-майор К. И. Ракутин.

Силы сторон на конец сентября 1941 года

Германия

Группа армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Ф. фон Бок)

Авиационная поддержка — 2-й воздушный флот генерал-фельдмаршала А. Кессельринга (для проведения операции «Тайфун» флот располагал 549 боеготовыми самолётами, включая 158 средних и пикирующих бомбардировщиков и 172 истребителя)[22]. В середине ноября 1941 года штаб 2-го воздушного флота переведён в Италию вместе со 2-м авиакорпусом, а сам А. Кессельринг назначен главнокомандующим немецкими войсками Юго-Запада (Средиземноморье—Италия). В качестве авиационной поддержки группы армий «Центр» оставлен 8-й авиакорпус (генерал авиации В. фон Рихтгофен)

СССР

На Московском направлении полосу около 800 км обороняли войска Западного, Брянского, Резервного фронтов, которые насчитывали около 1,250 млн человек, более 10,5 тыс. орудий и миномётов (из них около 1200 противотанковых), 1044 танка[23]. Кроме этого, в ходе обороны Москвы были задействованы 21 дивизия ополчения общим составом 200 тыс. человек, 14 резервных дивизий общим составом 120 тыс. человек, 6 гвардейских дивизий ВДВ, 9 дивизий, снятых из Сибири. Также — 2 танковые дивизии неполного состава, 14 отдельных танковых батальонов неполного состава. Также — авиация ПВО Москвы в составе 3 авиадивизий.

ВВС трёх советских фронтов насчитывали 568 самолётов (210 бомбардировщиков, 265 истребителей, 36 штурмовиков, 37 разведчиков)[24]. Лев Лопуховский пишет о 545 самолётах[23]. По другим данным к началу операции «Тайфун» для защиты Москвы советские ВВС располагали 936 самолётами (из них 545 исправных), в том числе: 578 бомбардировщиков (301 исправный), 285 истребителей (201 исправный), 36 штурмовиков (13 исправных) и 37 разведывательных (30 исправных)[25].

Историк Алексей Исаев приводит факты о том, что уже в первые дни сражения под Москвой, в бой были введены 368 бомбардировщиков дальней авиации, 423 истребителя и 9 разведчиков истребительной авиации ПВО Москвы. Силы ВВС Красной армии, по его мнению, на московском направлении практически не уступали противнику и насчитывали 1368 самолётов[26].

Оборона столицы в октябре — декабре 1941 года

Можайская линия обороны

Можайская линия обороны сооружалась в спешном порядке с 16 июля 1941 года[27] на рубеже: Московское море — Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Детчино. Общая проектная протяжённость линии составляла 220 км. Глубина обороны от 50 до 80 км, на 380 км2 при трёх полосах[28].

Строительство оборонительных укреплений на ближних подступах к Москве, октябрь 1941 года

Были созданы три укреплённых района (УРа): 35-й — Волоколамский, 36-й — Можайский и 37-й — Малоярославецкий, а 26 августа Калужский, — 38-й район[28].

Работы по строительству и возведению фортификационных сооружений были поручены 20, 21 и 22-му управлениям военно-полевого строительства НКО СССР[28]. Но фортификационное оборудование только лишь Можайского УРа выполняли шесть сапёрных батальонов, восемь строительных батальонов 20 УВПС, жители 14-ти районов Москвы и три гражданские строительные организации. Общая численность строящих Можайский УР доходила до 50 000 человек. Было развёрнуто 5 бетонных заводов, часть железобетонных конструкций поставлялась по железной дороге[29].

Планировалось к 10 — 25 октября 1941 года выполнить фортификационные и строительные работы первой очереди, а 15 — 25 ноября полностью завершить строительство Можайской линии обороны Москвы[30]. Иногда к возведению укреплений привлекались дивизии народного ополчения, которые и должны были по плану оборонять эти рубежи, но «в связи со сложной обстановкой на фронте» их часто перебрасывали на передний край, где плохо обученные и слабо вооружённые, они быстро исчезали под мощными ударами противника[31].

Так например, 18 июля 1941 года к строительству оборонительных сооружений Ильинского сектора в зоне 37-го Малоярославецкого УРа, были привлечены бойцы недавно сформированной 17-ой (Москворецкой) дивизии народного ополчения под командованием полковника П. С. Козлова[32].

21 июля дивизия получила недостающее оружие, обмундирование, обувь. На следующий день ополченцы приступили к строительству оборонительных рубежей по линии Подососино, Ильинское, Лукьяново, Константиново, как раз на том рубеже, на котором с 10 по 17 октября будет держать героическую оборону сводный отряд Подольских курсантов. Бойцы Москворецкой дивизии начали привыкать к новому распорядку — ежедневно, отработав на оборонительном рубеже 6 часов, они 8 часов занимались боевой и политической подготовкой по ускоренной программе. Половина рот была занята на стройке, другая — на учении, после обеда менялись местами.

Климанов В. В. «Собой заслонили Москву»[32].

Однако уже 31 июля весь личный состав дивизии с обмундированием и вооружением начали перебрасывать по железной дороге южнее Спас-Деменска для прикрытия Варшавского шоссе на участке Бураки — Подлесное в составе 33 армии[32]. Советское командование старалось укрепить второй эшелон обороны. В конце июля — начале августа противник предпринял крупномасштабное наступление на рославльском направлении силами моторизованного и двух армейских корпусов, переброшенных из-под Орши и Смоленска. 3 августа немцы захватили Рославль и линия фронта ненадолго стабилизировалась на рубеже Екимовичи — Дубровка — Трубчевск — Шостка[33][34].

К началу октября 1941 года строительство линии завершено не было, оборудование было выполнено только на 40 %. Всего было построено 296 ДОТ, 535 ДЗОТ, 170 км. противотанковых рвов и 95 км. эскарпов[29]. В большинстве ДОТы были без люков, бронированных щитов и дверей. Маскировки и вентиляции как правило не было, электричество было далеко не везде, приборов наблюдения не имелось[35].

По планам Верховного командования, Можайскую линию обороны, в случае необходимости, должны были занимать и оборонять подразделения 32, 33 и 34 армий, но начиная с середины июля 1941 года многие части находящиеся в резерве или разворачивающиеся на рубежах, начали перебрасывать в район Ельни, Спас-Деменска, Вязьмы и под Ленинград для «латания дыр в обороне» или создания там оперативных резервов[36][37].

Советские танки Т-26 проезжают по деревенской улице. 10 октября 1941 года

Так 22 августа 1941 года 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова в полном составе прибыла на станцию Малоярославец с задачей занять оборону и укрепиться на участке от Малоярославца до Детчино, приступив к разгрузке. Однако уже утром следующего дня была включена в состав 52-й армии Северо-Западного фронта и срочно передислоцирована в район Валдая, где находилась весь сентябрь в резерве[38].

8-10 октября дивизию срочно возвратили в район своей «плановой дислокации» под Малоярославец, но разгружаться теперь пришлось под непрерывными ударами авиации противника, теряя людей, технику и вооружение[38].

К концу сентября 1941 года сложилось положение, при котором вероятность быстрого захвата Москвы танковыми и моторизованными частями противника на Малоярославецком и Можайском направлениях была весьма высока. Немецкое командование прочно удерживало стратегическую инициативу в своих руках. Оперативная плотность группировки советских войск в целом была низкой, особенно по артиллерии, всего 12 орудий и минометов на 1 километр фронта, наблюдался дефицит боеприпасов для 76-мм и 152-мм пушек, 122-мм гаубиц, 82-мм и 120-мм минометов. Рассчитывать на эффективноcть огневого поражения противника в обороне не приходилось[16].

Немецкие ударные группировки заняли исходные районы за один-два дня до начала операции «Тайфун». 30 сентября из района Шостки перешла в наступление 2-я танковая группа генерала Гейнца Гудериана, а ранним утром 2 октября — 9-я и 4-я полевые армии.

3-я и 4-я танковые группы атаковали позиции Красной армии на юго-западном московском направлении и одновременно на нескольких участках фронта[39]. Адольф Гитлер, уверенный в быстром и неминуемом захвате советской столицы, в приказе солдатам и офицерам восточного фронта от 2 октября 1941 года заявил:

За несколько недель три самых основных промышленных района будут полностью в наших руках… Создана наконец предпосылка к последнему огромному

удару, который ещё до наступления зимы должен привести к уничтожению врага. Сегодня начинается последнее большое, решающее сражение этого года!

Приводится по тексту статьи в газете «Правда» от 22.01.1942 года.

Началась Московская стратегическая оборонительная операция, длившаяся 67 суток, с 30 сентября по 5 декабря 1941 года.

К исходу 2 октября части 3-й танковой группы генерала Гота прорвали фронт на стыке 19-й и 30-й советских армий, а 4-я танковая группа генерала Гёпнера — в полосе обороны 43-й армии южнее Варшавского шоссе[40].

Все усилия и внимание нашего Верховного командования в тот момент были сконцентрированы на орловском направлении и в районе Харькова — 2-я танковая группа за два дня углубилась в полосу обороны Брянского фронта на 120 километров.

Три стрелковые дивизии и две танковые бригады 43-й армии Резервного фронта не выдержали массированного удара двенадцати дивизий 4-й танковой группы. В тот же день передовые соединения Гёпнера наносили удар уже по второму эшелону фронта в 40 км от переднего края обороны, который занимали дивизии народного ополчения. Рассеяв войска Брянского и Резервного фронтов, танковые и моторизованные дивизии устремились на север по Варшавскому шоссе[40].

Захват Калуги. Немецкая кинохроника, октябрь 1941. (русские субтитры).

Передовые подразделения 2-й танковой группы Гудериана 3 октября захватили Орёл и развивали наступление на Мценск и Тулу.

Между 30-й и 19-й армиями Западного фронта образовалась брешь, шириной 30-40 км. Моторизованные соединения вермахта и СС, прорвались к Вязьме. К исходу 4 октября дивизии Гота и Гёпнера находилось уже в 60 — 70 км от города[40].

3-4 октября в полосе 24-й и 43-й армий Резервного фронта части 4-й немецкой танковой группы устремились в направлении восточнее Вязьмы, в тыл войскам Западного фронта[40].

Утром 5 октября противник с ходу овладел Юхновым в ~195 километрах юго-западнее Москвы. В Ставке узнали о захвате города лишь во второй половине дня. Начальник Управления ВВС Западного фронта капитан И. Г. Старчак, командовавший авиадесантным отрядом из нескольких сот человек, по своей инициативе занял оборону на реке Угре за Юхновым. Взорвав мост, десантники смогли сдержать наступление передовых частей 57-го моторизованного корпуса вермахта на одни сутки[41][42]. Вскоре на помощь десантникам прибыл передовой отряд, сформированный из курсантов ППУ и ПАУ с артиллерией, выдвинувшийся на 24 автомашинах к Юхнову из Подольска[43] вечером того же дня, 17-я танковая бригада из резерва Ставки и 95-й отдельный мотострелковый батальон капитана Н. К. Масленникова[44]. Вскоре удалось усилить отряд бойцами медынского истребительного отряда и 108-го запасного стрелкового полка МВО.

Оперативная обстановка на дальних подступах к Москве менялась очень быстро и не в пользу Красной армии. В Ставке были уверены, что линия фронта находится в 280—350 километрах от Москвы, ведь утром 4 октября город Спас-Деменск был ещё . Все укреплённые районы, входившие в состав Можайской линии обороны на тот момент ещё не были обеспечены войсками. Позиции занимали наспех переброшенные, малочисленные подразделения[45].

После стремительного прорыва противника на участке 43-й армии и захвата Юхнова, в тот же день — ГКО отдал распоряжение поднять по боевой тревоге слушателей Военно-политической академии имени В. И. Ленина, курсантов шести военных училищ Москвы и Подольска с задачей занять позиции на Можайской линии обороны и задержать противника любой ценой[46].

Основу 37-го Малоярославецкого УРа составили сводный отряд курсантов подольских пехотного и артиллерийского училищ (около 3 500 чел.), запасной стрелковый полк, два полка ПТО, гаубичный артиллерийский полк и прибывающая в район Мятлево танковая бригада[44].

На участках 35-го Волоколамского укрепрайона заняли оборону курсанты Пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР (около 1 000 чел.), личный состав двух батарей ПТО, батальона 33-й стрелковой бригады. 6 октября на линии Львово — Болычево стали разворачиваться подразделения 316-я стрелковой дивизии полковника И. В. Панфилова. Согласно боевого устава 1939 года дивизия могла оборонять полосу по фронту 8-12 км и в глубину 4-6 км. Развернуться пришлось по фронту в 41 километр[47].

К исходу 7 октября наша оборона на дальних подступах к Москве фактически рухнула. В «котлах» или полуокружении оказалось 37 дивизий, 9 танковых бригад, 31 артиллерийский полк РГК и управления 19-й, 20-й, 24-й и 32-й армий Западного и Резервного фронтов.

Под Брянском в полном окружении находились 27 дивизий, 2 танковые бригады, 19 артиллерийских полков РГК и управления 50-й, 3-й и 13-й армий Брянского фронта. Было окружено семь управлений армий (из 15 на направлении), 64 дивизии (из 95), 11 танковых бригад (из 13) и 50 артиллерийских полков РГК (из 64). Эти соединения и части входили в состав 13 армий и одной оперативной группы[48]. Тем не менее, впоследствии остаткам 16 дивизий РККА удалось с боями пробиться к своим из окружения.

8 октября на рубежах 37-го (Малоярославецкого) укрепрайона начала разворачиваться, прибывшая из резерва Северо-Западного фронта 312-я стрелковая дивизия полковника А. Ф. Наумова[49]. Другие части начали прибывать из глубины страны «максимальным темпом». Героически сражались в районе Медыни, Малоярославца, Боровска и Калуги отряды, созданные из отступающих остатков (окруженцев) частей 53, 149, 113, 211, 222-ой стрелковых дивизий и других подразделений[50].

10 октября приказом Военного совета фронта все укрепленные районы Можайской линии обороны (УРы) были преобразованы в боевые участки.

12 октября, в связи с приближением линии фронта, Государственный комитет обороны принял решение о строительстве системы оборонительных сооружений на ближних подступах к столице. Приказом Ставки ВГК создаётся Московская зона обороны (командующий генерал-лейтенант П. А. Артемьев). В начале октября 1941 года Московская зона включала в себя систему укреплений вокруг столицы, состоявшей из трёх рубежей. Первый проходил через Клязьминское водохранилище, Хлебниково, реку Клязьму, Сходню, Нахабино, Перхушково, Красную Пахру и Домодедово. Второй и главный рубеж был отдалён от Москвы на 15-20 км. Третий рубеж находился в черте города и включал в себя линию обороны по Окружной железной дороге, Садовому и Бульварному кольцам, реке Москве на юге столицы[51].

В целях объединения руководства войсками западного направления оставшиеся войска Резервного фронта были 10 октября переданы в состав Западного фронта, командующим войсками которого в этот день был назначен генерал армии Г. К. Жуков (И. С. Конев оставлен его заместителем)[52].

«Разгром немецких войск под Москвой». Фильм производства ЦСДФ, 1942

Западному фронту были подчинены войска Можайской линии обороны, однако положение войск, занявших оборону на Можайской линии, оставалось исключительно тяжёлым. От Московского моря до Калуги насчитывалось всего около 90 тыс. бойцов. В этих условиях командование стремилось прочно прикрыть только важнейшие — танкоопасные направления.

12 октября пала Калуга, 14 октября — Боровск, 18 октября — Можайск и Малоярославец. Противником был перерезан ряд важнейших автомобильных и железнодорожных магистралей.

Между Гжатском и берегами Волги в районе Калинина образовался разрыв до 80 км, закрыть который было нечем. Войска правого крыла фронта отводились на левый берег Волги. Соединения 22-й и 29-й армий заняли оборону от Осташкова до Старицы. Ответственность за организацию обороны на рубеже Калинин — Тургиново — Волоколамск возлагалась на 30-ю армию, которая отошла в этот район.

18 октября Люфтваффе нанесли массированный воздушный удар по Можайску и частям 5-й армии. После продолжительной артподготовки, большая группа мотопехоты и танков атаковала 32-ю стрелковую дивизию. Под мощным натиском врага красноармейцы были вынуждены оставить Можайск, Верею и уйти с укреплённых участков обороны[53][54]. Отдельные очаги обороны на Можайской линии продержались до 29 октября.

Многое в октябре 1941 года зависело от бесперебойной работы транспорта. Железнодорожники под постоянными обстрелами и бомбёжкой противника, восстанавливая пути, не считались с собственными потерями и справились с поставленными задачами по оперативной переброске войск, боеприпасов и военной техники в указанные районы, внеся тем самым огромный вклад в оборону Москвы[55][56].

Остановить врага на дальних подступах к Москве по линии Московское море — Волоколамск — Можайск — Малоярославец — Детчино — Калуга тогда не удалось, и бои в конце октября шли уже в 60—100 километрах от Москвы. Частям 43-й армии ценой огромных усилий удалось к 29 октября остановить противника на рубеже реки Нары и заставить его перейти к обороне[54].

Всего, за первые две — три недели боёв под Москвой Красная Армия лишилась до 1 млн человек, из которых (по немецким источникам) около 688 тыс. человек пленными[57].

Мужественное, но не всегда умелое сопротивление воинов Красной Армии не смогло остановить германские танковые объединения. Многие дивизии Резервного и Западного фронтов комплектовались из ополченцев, которые дрались героически, но не имели необходимого опыта и выучки. Немцы же максимально использовали своё преимущество в огневой мощи и подвижности. Полевые командиры вермахта получали радиоперехваты переговоров между советскими штабами и применяли радиообман.

М. Ю. Мягков «Битва под Москвой», 2010[58]

Москва на осадном положении

15 октября Государственный Комитет обороны СССР принял решение об эвакуации Москвы. На следующий день началась эвакуация из Москвы (в Горький, Куйбышев, Саратов,

wikiredia.ru

День начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой (1941 год)

Праздник «День начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой (1941 год)» в 2019 году отмечается 5 декабря, в четверг.

Не является официальным выходным.

Великая Отечественная Война навсегда останется в памяти благодарных потомков. Ежедневно происходили какие-то исторические события, погибали люди, отдавая жизнь за мирное будущее своих детей. Была вереница значимых сражений, которые кардинально меняли ход событий, являлись переломными моментами.

День начала контрнаступления советских войск в битве под Москвой – значимая историческая дата мирового масштаба. Хваленная немецкая армия, которая в течение двух лет легким маршем прошла ряд европейских государств, потерпела первое поражение в масштабной битве под столицей СССР. Советская Армия опровергла легенду о непобедимости вооруженных сил третьего рейха и показала мировому сообществу силу Советского народа.

История

Праздничная дата начала контрнаступлений была официально закреплена в перечне значимых дней законодательством в 1995 году.

Исторические факты:

  1. Несмотря на глубокий снег, суровые морозы, равные силы советских и немецких дивизий, вооруженные силы Западного фронта в начале зимы прорвали оборону врага и очистили от фашистов ряд городов: Сталиногорск, Ефремов, Калинин, Волоколамск, Ельц.
  2. Мощные удары по силам противника, которые окружили Москву, вынудили гитлеровское командование спасать свою армию от разгрома.
  3. Гитлер подписывает постановление, согласно которому войска переходят к обороне.
  4. Подразделение «Центр» получает приказ удерживать под контролем Красной Армии важные населенные пункты.
  5. К началу января противник был отброшен на 250 км от столицы.
  6. 38 вражеских дивизий Гитлера потеряли 1500 танков, полмиллиона солдат, 15000 машин и почти 3000 орудий и минометов.
  7. 40 офицеров немецкой армии высшего эшелона были разжалованы и сняты с командующих должностей.
  8. Были освобождены области и города: Москва, Тверь, Тула, Калинин и Смоленск.

Напряженные дни мобилизовали все силы Комитета Обороны, стратегическое первенство перешло к Советской Армии. Успешная военная операция показала: народ воспрянул духом и не дал противнику захватить Москву. Это был первый разгром германской армии во Второй мировой войне.

Традиции

Праздничная дата – это возможность вспомнить героев тех дней, непобедимость и патриотизм советского народа, почтить память погибших солдат, сказать спасибо ещё оставшимся в живых ветеранам. В школах проводятся уроки Мира и Воинской Славы, по телевидению транслируются фильмы о войне и документальные циклы о тех героических днях.

mirkosmosa.ru

Московская битва 1941 года

Вторая мировая война знает множество значимых побед и судьбоносных событий. Но московская битва занимает совершенно особое место в истории. Ведь именно здесь, под стенами Белокаменной, немецкая армия потерпела свое первое серьезное поражение. Под Москвой было практически похоронено осуществление плана Гитлера «Блицкриг», а миф о непобедимости армии Третьего Рейха был развенчан навсегда.

В целом московская битва состояла из сложного комплекса боев и операций, которые развернулись на огромной территории и продолжались осень 1941 и зиму 1942 года.

В этих событиях с обеих сторон фронта приняли участие более двух миллионов человек, две с половиной тысячи танков, почти две тысячи самолетов и более двадцати пяти тысяч различных боевых орудий.

По характеру боев события под Москвой можно разделить на два этапа: оборонительный и наступательный.

Московская битва 1941 года: оборонительный этап

Осенью 41 года советские войска вынуждены были оставить Киев, Смоленск, отступить к Ленинграду. Харьков, Донецкий регион, Крым были под угрозой захвата. Немецкие войска при этом несли огромные потери солдат и боевой техники, но, тем не менее, по-прежнему владели наступательной инициативой и неистово рвались на восток.

В гитлеровской Ставке была разработана специальная операция «Тайфун» по захвату столицы СССР. Согласно этой операции, город подлежал заключению в абсолютную блокаду, чтобы ни один житель не имел возможности покинуть его. Далее следовало полное разрушение и затопление Москвы. Выживших там не должно было быть. Руины предполагалось засыпать песком, а поверх поставить монумент в честь непобедимой немецкой армии. Показательно то, что камень для этого монумента везли к Москве вместе с боевой техникой.

В московском направлении на тот момент действовало три советских фронта: Западный, Брянский и Резервный. Против них выступала немецкая армия группы «Центр» численностью более миллиона солдат. В ней было сосредоточено более половины орудий, танков и самолетов от общего количества, которым на тот момент располагала гитлеровская армия.

Советская армия на тот момент имела куда меньший запас вооружения, да и качество его было хуже. Поэтому на оборонительном этапе советским войскам пришлось очень тяжело.

Можайское и Волоколамское направления представляли собой кратчайший путь к Москве. Именно там завязались первые жесточайшие бои за подступы к столице. Советские солдаты оказали поистине героическое сопротивление. Неравность сил они компенсировали личным героизмом. Ценой собственной жизни они стремились не пропустить врага к сердцу Родины.

В Москве и пригородах было объявлено осадное положение. Жители готовились к обороне своего города.

Тем не менее, в конце октября 41 года командующий Жуков предложил оборону сменить на контрнаступление. Задача советских войск была разгромить ударные группировки врага и устранить близкую угрозу Москве.

Московская битва, зима 1942 года: этап наступления

6 декабря Красной Армией был нанесен первый серьезный контрудар севернее и южнее Москвы. Полоса наступления развернулась на 1000 километров – от Ельца до Калинина. К 9 декабря наши войска смоги оттеснить противника почти на 40 километров. Немцы, хоть и обладали отличным вооружением, но оказались совершенно не готовы к боям в условиях суровой русской зимы и непобедимому личному героизму советских солдат. Сказывался также недостаток резервных войск врага.

Гитлер был вынужден подписать приказ о переходе своих войск в режим обороны, отстранив от должности при этом большую часть своих генералов и переключив верховное командование полностью на себя. Но ситуации на фронте ему переломить не удалось.

К новому 1942 году германские войска были отброшены от Москвы уже на двести километров, Калинин и Калуга были освобождены от гитлеровцев. Непосредственной угрозы взятия Москвы больше не было.

Значение Московской битвы

Это событие, бесспорно, повлияло на ход второй мировой войны, поскольку Московская битва принесла первую внушительную победу советским войскам. Захват столицы парализовал бы всю страну и повлек за собой безоговорочную победу фашистской Германии. И здесь играла свою роль не только психологическая составляющая. В Московском регионе было сосредоточено множество промышленных и оборонных комплексов, которые работали на протяжении всей войны. Здесь выпускалось 70% самолетов для армии, большая часть снарядов.

После того как враг был отбит от стен столицы, моральный дух советских воинов значительно поднялся. Этот энтузиазм и безусловная вера в победу помогли потом и в битве под Курском, и под Сталинградом.

Со стратегической точки зрения Московская битва помогла разгромить лучшие группировки немецких войск – пехотные и танковые.

Советские войска были значительно переформированы после этого сражения. Отдельные разрозненные части, уже проверенные в боях, были объединены в новые дивизии с уверенными и опытными командирами.

Именно Москва стала тем Рубиконом, через который не смогли перейти германские войска во Второй мировой войне.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *