Содержание

Пентагон подсчитал численность подполья ИГ* в Сирии и Ираке

https://ria.ru/20190807/1557239721.html

Пентагон подсчитал численность подполья ИГ* в Сирии и Ираке

Численность подполья группировки "Исламское государство"* в Сирии и Ираке может достигать 18 тысяч человек, говорится в докладе генерального инспектора... РИА Новости, 07.08.2019

2019-08-07T04:17

2019-08-07T04:17

война в сирии

исламское государство

министерство обороны сша

сирия

сша

в мире

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn23.img.ria.ru/images/155170/44/1551704488_0:113:3104:1858_1400x0_80_0_0_a2a6445d6166b62a0304c615365ca268.jpg

https://ria.ru/20190807/1557239550.html

сирия

сша

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/155170/44/1551704488_0:113:3104:1858_1400x0_80_0_0_a2a6445d6166b62a0304c615365ca268.jpg

https://cdn21.img.ria.ru/images/155170/44/1551704488_0:0:2732:2048_1400x0_80_0_0_999534c73803a5b16e90edd26aa17bdd.jpg

https://cdn25.img.ria.ru/images/155170/44/1551704488_306:0:2354:2048_1400x0_80_0_0_3247759d856cc855e23985d63478e4d5.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

исламское государство, министерство обороны сша, сирия, сша, в мире

ВАШИНГТОН, 7 авг – РИА Новости. Численность подполья группировки "Исламское государство"* в Сирии и Ираке может достигать 18 тысяч человек, говорится в докладе генерального инспектора минобороны США Гленна Файна о ходе операции "Непоколебимая решимость".

"Командование операции на основе информации из открытых источников сообщило, что ИГ*, вероятно, сохраняет от 14 до 18 тысяч членов в Ираке и Сирии, включая до трех тысяч иностранцев", - говорится в документе.

В докладе отмечается, что оценки разных ведомств и экспертов на эту тему разнятся.

На прошлой неделе спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри сообщил, что в Сирии и Ираке  остается до 15 тысяч боевиков ИГ*.

США и их союзники с 2014 года проводят в Сирии и Ираке операцию против ИГ*, причем в Сирии действуют без согласия официальных властей страны.

* Запрещенная в России террористическая организация

Пентагон в Вашингтоне7 августа 2019, 04:00Война в СирииПентагон признал наличие сторонников ИГ* в лагере "Эль-Холь" в Сирии

Какова численность боевиков ИГИЛ?

Иранская дипломатия – О численности боевиков ИГИЛ предполагаются разные версии. Барбара Стар из CNN заявила, что разведслужбы США предполагают, что общая численность войск ИГИЛ составляет 9-18 тысяч боевиков.

 

В конце 2014 года ЦРУ утверждало, что количество боевиков ИГИЛ составляет 20-31 тысячи боевиков.

Другие источники указывают на большее количество игиловских войск. Глава Организации по защите прав Сирии Рами Абдель-Рахман подчеркивает, что только на территории Сирии находятся свыше 50 тысяч игиловцев.

Командующий генштаба вооруженных сил России заявил недавно, что согласно предположениям России, в состав ИГИЛ входят 70 тысяч боевиков различных национальностей.

 

В конце августа 2014 года эксперт по вопросам безопасности из Багдада Хешам аль-Хашеми сделал утверждение, что общее количество войск ИГИЛ составляет порядка 100 тысяч человек.

В ноябре Фуад Хусейн из администрации Масуд Барезани сказал журналисту «Индепендент» Патрику Какберну, что предположения ЦРУ занижены, и численность боевиков ИГИЛ – не меньше 200 тысяч человек.

Вопреки этим различающимся друг от друга прогнозам, возникает вопрос: Кто говорит правду? Какой из этих предположений наиболее близок к реальной численности боевиков ИГИЛ?

 

Для получения ответа на эти вопросы, следует проанализировать, какие части войск ИГИЛ были подсчитаны, и сколько районов находится в оккупации ИГИЛ.

200 тысяч, объявленных Фуадом Хусейном, состоят из членов ИГИЛ, сотрудников безопасности, местных наемников, пограничников, гражданских сотрудников, солдат и стажеров. Реальное количество членов ИГИЛ, присутствующих на передовой линии и в карательных отрядах, значительно меньше этого количества, и возможно составляется порядка 15 тысяч человек.

 

Для более точного определения количества войск ИГИЛ стоит проанализировать численность населения районов, оккупированных ИГИЛ.

2,2 миллионов человек проживают в районах, захваченных игиловцами в Сирии. Для сравнения следует заметить, что американо-британский контингент в Афганистане использовал 30 тысяч военнослужащих для контроля районов Гильменд и Нимруз, с численностью населения 1,5 миллиона человек.

Предположения, высказываемые американскими разведслужбами о численности игиловских войск, значительно занижены с учетом данных источников в Ираке. ИГИЛ держит под своим контролем в Ираке население, численность от 4 до 4,6 миллионов человек. То есть, вдвое больше чем население, находящееся под контролем этой группировки в Сирии.

 

Помимо структуры войск и численности населения районов, оккупированных ИГИЛ, есть еще один довод, доказывающий заниженность оценок разведслужб США – это количество потерь этой группировки. Согласно объявленным данным, с августа 2014 года в результате авиаударов по позициям ИГИЛ было ликвидировано 6 тысяч боевиков этой группировки. Если взять минимальное предположение, то получается, что в результате воздушных бомбардировок было убито 20-30 процентов войск ИГИЛ.

Такое предположение представляется крайне нереалистичным. Даже если ИГИЛ смог бы возместить подобные потери в своих рядах, то  для участия в боевых операциях и в такие сжатые сроки, является крайне сложной задачей.

 

С другой стороны, если рассматривать предположение аль-Хашеми (100 тысяч боевиков), то получается, что эта группировка потеряла лишь десятую часть своих войск.

Пока неизвестно точное количество боевиков ИГИЛ, однако вероятно это число ближе к 100 тысячам, а не к – 30 тысячам. Слишком заниженные или завышенные предположения вызывает серьезные сомнения экспертов.

 

Источник: War on the Rocks

«Исламское государство Ирака» 2.0: как ИГ возрождается и снова захватывает территории

Редакция Telegram-канала «Рыбарь» рассказывает о том, как побежденная в 2017 году международная террористическая группировка смогла провести реорганизацию, восстановить численность и перейти от редких террористических вылазок в сельской местности к полноценным атакам и терактам в городах.

Федеральное агентство новостей негативно относится к идеологии экстремистских организаций. Данный текст не является пропагандой экстремизма и носит исключительно информационный характер.

После проигранной в 2019 году «Битвы за Багуз» (небольшой населенный пункт на восточном берегу Евфрата в сирийской провинции Дейр эз-Зор, где был так называемый «последний оплот» «Исламского государства»1) международная террористическая организация провела реорганизацию и переосмыслила тактику и подход к проведению операций.

Нападения и рейды стали носить точечный и выборочный характер, террористы отказались от территориальных претензий, сосредоточившись на выведении из строя инфраструктуры и ликвидации политически- и социально-значимых целей.

Во времена существования «квазихалифата» запрещенное в РФ «Исламское государство» смогло аккумулировать огромные суммы денег, которые, согласно мифическим преданиям, достались Международной коалиции во главе с США. Плененные в Сирии и Ираке полевые командиры на допросах сознались, что из Ракки и Мосула деньги сперва были вывезены в сирийский Абу-Кемаль, а оттуда — в места базирования «спящих ячеек» на сирийско-иракской границе. «Накоплений», объемы которых достигали сотен миллионов долларов, хватит для финансирования и снабжения организации на долгие годы вперед — особенно учитывая снижение численности группировки.

Но даже без учета эфемерной казны, само существование которой обросло неимоверным количеством мифов и легенд, у ИГ1 в Ираке хватает источников дохода.

Инвесторы, которых заслужил Ирак

Районы активности ИГ в Ираке во многом определяются материальной выгодой — по этой причине повышенная активность террористов наблюдается вдоль границ с Сирией на западе, и с Ираном — на востоке.

Основными целями нападений и рейдов стали транспортные артерии, по которым доставляют товары, линии электропередач, газо- и нефтепроводы, а также линии связи. Согласно данным допросов захваченных в плен боевиков ИГ, сегодня «побежденная» организация зарабатывает до 3 млн долларов ежемесячно на одних только налогах и оброках, которыми облагает транспортные компании в Ираке. Значительную часть доходов обеспечивают контрабанда оружия, медикаментов, табака, нефтепродуктов и прочих предметов торговли.

Как утверждает Министерство финансов США, «Исламское государство» может зарабатывать до 4 млн долларов ежемесячно на инвестициях в Ираке — и это только известные и более-менее учтенные источники дохода в «вилаяте Ирак» (своего рода лишь верхушка айсберга). Эти деньги позволяют поддерживать существование разветвленной сети «спящих ячеек»: в 2020 году зарплаты рядовых боевиков ИГ достигают 200-250 долларов, а полевых командиров/главарей ячеек — 500-600 долларов. Кроме того, как утверждают правоохранительные органы Ирака, часть денег направляется на организацию адресных терактов и нападений, поиск попавших в плен боевиков, а также помощь раненым и пострадавшим.

В последнее верится с трудом, поскольку во время битвы за Мосул в 2017 году те же правоохранительные органы Ирака утверждали, что раненых боевиков предпочитали добивать свои же соратники, а в полевых госпиталях террористов обычной практикой стало умерщвление раненых с последующим изъятием органов на продажу.

«Зоны опасности»

После утраты основных территорий и оплотов в крупных населенных пунктах «Исламское государство» «эмигрировало» в малонаселенные районы. Ныне боевики обитают в пещерах, деревнях-«призраках», долинах и пустынных аулах. То, что эта тактика работает, — особенно в эпоху коронавирусных ограничений — доказали события в сирийской пустыне и участившиеся набеги боевиков ИГ на транспортные артерии и объекты Сирийской Арабской Армии.

В Ираке боевики «Исламского государства» создают своеобразные «зоны опасности» вокруг крупных населенных пунктов, нападая, в основном, на местные отряды племенного ополчения и чиновников низшего звена, которые с 2014 по 2017 год внесли вклад в «победу» над ИГ. Учитывая усиление трений между разномастными группами ополчения — далеко ходить не надо, те же проиранские шиитские отряды «Хашд Шааби» на местах не взаимодействуют с проамериканскими племенными суннитскими отрядами «Хашд Вотани» — у ИГ появилась прекрасная возможность наносить точечные удары по блокпостам и районам сосредоточения правительственных сил, успевая уйти прежде, чем в район перебросят подкрепления.

Более того, местные жители зачастую начинают симпатизировать боевикам ИГ — на фоне тотальной нищеты, экономического и политического кризисов, терзающих Ирак, альтернатива в виде жизни под черным знаменем кажется еще более заманчивой, чем в 2013 году.

Основные приоритеты

География набегов ИГ значительно расширилась: нападения происходят в провинциях Анбар, Дияла, Киркук, Найнава, Салах ад-Дин и в окрестностях столицы, Багдада.

В сегодняшней стратегии ИГ можно условно выделить три основных вектора деятельности:

1. Снижение морально-психологического состояния в отрядах суннитского племенного ополчения. В 2020 году ИГ объявило шейхов, старейшин и мухтаров ренегатами-отступниками, назвав «угрозой для существования организации». Похожая ситуация была в 2006-2008 годах, когда племенные шейхи объявили о войне против филиала «Аль-Каиды»1 в Ираке.

Сегодня ИГ просто терроризирует местное суннитское население, устраивая нападения и похищения ополченцев племен, обстреливая деревни из самодельных пусковых установок и минометов и сжигая посевы.

Таким образом ИГ «наказывает» суннитов за сотрудничество с США, поскольку «Хашд Вотани» были сформированы целиком и полностью по указке Международной коалиции.

2. Обеспечение свободы маневра и проведения операций в малонаселенных регионах — в частности, сельской местности Багдада, Тикрита, Самарры, Мосула и Киркука. Поскольку ИГ противостоят в большинстве своем регулярные формирования, которые обучались преимущественно ведению общевойскового и городских боев и так и не научились противостоять набегам ИГ в пустошах, маневренные группы на тачанках вместе с своевременно «активирующимися» «спящими ячейками» регулярно вносят сумятицу и сеют хаос.

Неспособность правоохранительных структур Ирака совладать с методами «гибридной войны», которую ведет против них ИГ, приводит к трагическим последствиям. Например, 28 апреля трое боевиков напали на отделение Аппарата по противодействию терроризму прямо посреди Киркука при свете дня.

3. Сведение на нет усилий по стабилизации и восстановлению экономики на освобожденных территориях. ИГ всеми способами омрачает жизнь беженцев, нападает на членов политических партий и дискредитирует деятельность местных органов самоуправления.

Особый упор «спящие ячейки» делают на развенчание «мифа» о возможности мирного сосуществования между представителями различных конфессий. Например, в Салах ад-Дине боевики всё сильнее заставляют местное суннитское население разочаровываться в отрядах «Хашд Шааби». В уезде Ханакын в провинции Дияла местные органы сопротивления уже в открытую говорят, что лучше бы курдская «Пешмерга» их защищала, потому что от шиитских ополченцев «Хашд Шааби» нет толку.

Из обороны в наступление

За апрель 2020 года боевики ИГ провели 87 рейдов и нападений на позиции правительственных сил в ряде провинций Ирака — погибло 183 человека. По версии иракских правоохранительных органов, только за три недели в апреле было совершено 23 нападения, в результате которых погибли 43 человека, и данные уточняются до сих пор. Для сравнения, в апреле 2019 года было подтверждено 21 нападение.

Если ИГ удастся восстановить былой контроль на юге Киркука, северо-востоке Диялы и востоке Салах ад-Дина, организация получит контроль над основными транспортными артериями, связывающими важнейшие регионы страны. Это позволит не только осложнить жизнь федеральному центру и парализовать экономику раздираемого кризисами Ирака, но и перестроить логистику и сырьевую базу самого «Исламского государства».

В 213 выпуске еженедельника «Ан-Наба» от 19 декабря 2019 года террористы ИГ заявляли, что цель рейдов и нападений, несмотря на относительно «скромные» масштабы деятельности, — это своеобразная война на истощение. Правоохранительные структуры и силовые органы Ирака тратят ресурсы и время, военнослужащие находятся в состоянии вечного стресса, а бюджет Багдада медленно подтачивается, поскольку федеральные власти не могут позволить поддержание постоянной боеготовности.

С 7 июля 2019 года правительственные войска при поддержки Международной коалиции проводили операцию «Воля к победе» — была зачищена сельская и пустынная местность в провинциях Анбар, Багдад, Дияла, Найнава и Салах ад-Дин. Но несмотря на победоносные реляции и видимость эффективности — в Дияле, например, были зачищены 25 населенных пунктов, что само по себе достижение, ведь провинция превратилась в этакий хаб и сырьевую базу для ИГ — даже премьер-министр Адель Абдул Махди признавал, что войска не встретили «серьезного сопротивления».

Размах операции и эффект от нее была призвана подчеркнуть массированная бомбардировка авиацией Международной коалиции «острова ИГ» на реке Тигр — остров Канус считался основной перевалочной базой ИГ к югу от Найнавы. Вот только уже в январе 2020 года новый «официальный представитель» МТО ИГ Абу Хамза аль-Курейши высмеял «волю к победе» Багдада.

Не просто «спящие ячейки»

По данным Пентагона и Управления военной разведки Ирака в Сирии и Ираке суммарно действуют от 14 до 18 тысяч боевиков (данные на конец января 2020 года).

Географически «Вилаят Ирак» поделен на 11 секторов. Самые «густонаселенные» районы Ирака — это провинции Дияла и Киркук, а также территории к югу от Евфрата. В каждом секторе действует до 350-400 боевиков («батальон»), организованных в «роты» по 50 человек. «Роты» делятся на отряды и группы численностью до 10 человек: в их задачу входит организация периодических нападений и террор как правительственных войск, так и местных жителей.

Во второй половине апреля активность ИГ на стыке провинций Дияла, Киркук и Салах ад-Дин резко выросла: боевики организовали с полдесятка скоординированных и точечных атак на широком фронте. Так 2 мая боевики ИГ сперва устроили нападение под Самаррой, где было убито десять ополченцев «Хашд Шааби», а затем начали скоординированное наступление на городок Мукешефа в провинции Салах ад-Дин в лучших традициях 2014 года: применение смертников на свежеразвернутых позициях «Хашд Шааби», одновременная атака с четырех направлений и попытка захватить правительственные здания.

pic.twitter.com/JaPgUM823p

— Husham Alhashimi هشام الهاشمي (@hushamalhashimi) May 2, 2020

Крылья медиавойны

Несмотря на ужесточение политики Telegram в области борьбы с экстремизмом и терроризмом, «телега» продолжает оставаться основным каналом сбыта информации и популяризации образа ИГ в медиа и социальных сетях. Закрытые группы, чаты и каналы продолжают менять адреса, но не теряют популярности.

Более того, к маю 2020 года уже очевидно, что медиакрыло ИГ возрождается: если в 2019 году фото- и видеоотчеты были скудными, а статьи и заметки малоинформативными, то с февраля 2020 года обозреватели отмечают резкое увеличение качества публикуемого контента. Отказавшись от больших и громоздких фильмов (за редким исключением), ИГ перешлю к распространению анимированных инфографик и коротких видеографик, которые проще скачать и распространить, чем почти гигабайтные фильмы про деятельность очередного «вилаята».

С начала года больше всего таких видео появилось именно в «вилаяте Ирак»: боевики выкладывают видео рейдов и набегов, показывают, что ждет местных жителей, если те продолжат слушать шейхов и мухтаров, снимают казни и убийства — чем-то это напоминает рассвет ИГИЛ1 в период 2012-2014 годов, когда организация сеяла страх и ужас среди суннитов, шиитов, курдов и туркменов, которые смели противостоять «халифату».

Никуда не делась и традиционная религиозная пропаганда — помимо выпуска разъяснительных материалов, ИГ сделало ставку на внедрение членов «спящих ячеек» в ряды духовенства, чтобы переманить на свою сторону имамов и муфтиев в западном Ираке. Кроме того, посредники ИГ помогают урегулировать конфликты между местными племенами и членами семей боевиков, проводя разъяснительные беседы.

Халифат побежден?..

Несмотря на очевидное военное поражение в Ираке, констатировать как факт, что «Исламское государство» уничтожено, нельзя. Частично позаимствовав тактику «Аль-Каиды», частично адаптировав собственные проверенные методы к новым реалиям, боевики постепенно восстанавливают влияние — по крайней мере, его часть.

Свой вклад в это внесли и турецкая операция «Источник мира» на северо-востоке Сирии, во время которой из тюрем бежали десятки боевиков ИГ, и конфликт Ирана с США на иракской территории, практически парализовавший борьбу с экстремизмом и позволивший террористической организации получить передышку.

Тот факт, что «халифат», еще в 2018-2019 годах прятавшийся в пещерах в горных массивах Хамрин и Кара Чок и пустынных долинах Салах ад-Дина и Анбара, перешел в активное наступление, говорит о многом.

Например о том, что заявления США о ликвидации в октябре 2019 года предводителя ИГ Абу Бакра аль-Багдади и официального представителя организации Абу аль-Хасана аль-Мухаджира, единственных публичных лиц ИГ, спровоцировали «головокружение от успеха», которым боевики не преминули воспользоваться. «Жертвы» в виде Аль-Багдади и Аль-Мухаджира породили миф об «окончательном разгроме халифата», расслабив правоохранительные органы в Ираке и Сирии и дав время на необходимую террористам передышку.

События 2 мая в Мукешефе ясно свидетельствуют, что необходимая для проведения подобных атак инфраструктура уже существует: боевики знали, куда нанести удар, у них было оружие, действующие «ячейки» спланировали и провели одновременную слаженную атаку.

11 мая боевики ИГ взяли на себя ответственность за пять взрывов в разных частях Багдада. И хотя эффект от взрывов был более чем скромным, это, все же показатель того, что организация сумела восстановить деятельность некогда обширной и смертоносной сети «спящих ячеек» в столице.

А еще возрождение ИГ подчеркивает слабость федерального Багдада и неспособность без внешней поддержки противостоять «черной угрозе». С 2014 года правоохранительные органы Ирака попали в сильную зависимость как от Международной коалиции, так и союзников из того же Ирана. Попытки выкорчевать ИГ собственными силами с ограниченной поддержкой коалиции после сворачивания основной кампании по освобождению страны привели лишь к возрождению организации.

Впрочем, в Ираке, терзаемом кризисами, голодом и коронавирусом, в стране, чья молодежь не знает, что такое «мир», а политики подобно обезумевшим псам борются за министерские портфели и возможность разграбить казну, едва ли могло быть иначе.

Arbor mala — mala mala (лат. Плохая яблоня — плохие яблоки).

*Организации «Аль-Каида», «Аль-Каида в странах исламского Магриба» и «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) признаны Верховным судом Российской Федерации террористическими.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Пять лет после халифата: что стало с "Исламским государством"

Пять лет назад, 29 июня 2014 года, глава джихадистского движения "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ, прежнее название запрещенной в РФ террористической группировки "Исламское государство", ИГ) Абу Бакр аль-Багдади провозгласил области, занятые группировкой, "халифатом", а самого себя — "повелителем правоверных". На пике могущества радикалы занимали 30% территории Ирака и более трети Сирии. В 2017–2019 годах существованию самопровозглашенного "государства" был положен конец. О том, где прячутся разбитые игиловцы сегодня, — в материале ТАСС.

Тайные тропы террористов

В марте 2019 года ИГ потеряло свой последний опорный пункт — село Багуз на границе Сирии и Ирака. Часть боевиков сдалась в плен и попала в тюрьмы, где, по данным ООН, содержится до 55 тыс. радикальных исламистов и их родственников. Многие другие предпочли спасаться бегством. В их числе и глава группировки аль-Багдади, скрывающийся в подполье на территории Ирака. Местом его пребывания называют провинцию Анбар.

Этот регион, соседний с Багузом, притягивает к себе и других джихадистов. Разбитые в открытом бою игиловцы ушли в подземные туннели, которые сами и построили в Анбаре, когда власть "халифата" казалась незыблемой. Помимо схронов с оружием в тайных укрытиях имеются запасы продовольствия и одежды. Численность террористов, не сложивших оружие, оценивают в пределах тысячи — трех тысяч человек.

Иракские военные обследуют туннели ИГ REUTERS/Zohra Bensemra

Иракские военные обследуют туннели ИГ

© REUTERS/Zohra Bensemra

В апреле-мае 2019 года сторонники аль-Багдади сосредоточили свои силы на точечных ударах по врагам — местным политикам и племенным лидерам. С точки зрения тактики это означает, что теперь ИГ ведет борьбу по-другому: вместо попыток построить утопическое государство довольствуется террористическими вылазками, как десятки исламистских группировок в разных частях света.

В ущельях Афганистана

Загнанные в подполье в Ираке, боевики ИГ продолжают вылазки в других странах Ближнего Востока, причем иногда с бо́льшим успехом, чем на родине этого террористического движения. Группировки, принесшие клятву верности "халифу" аль-Багдади, особенно сильны в Афганистане, Египте, Ливии и Йемене. В этих странах они появились, когда "халифат" был еще силен, и не разрывают связей с аль-Багдади сегодня, несмотря на его неудачи. "Очень многие из региональных отделений ИГИЛ не так давно обновили клятву верности "халифу". Даже затеяна реформа внутренней структуры ИГИЛ с выделением новых "провинций" вместо прежних", — рассказал ТАСС старший преподаватель ВШЭ востоковед Григорий Лукьянов.

Афганское отделение ИГ — самое успешное предприятие джихадистов за многие годы. Подобно изначальному "халифату", его наследники в Средней Азии смогли взять под контроль часть территории, ускользнувшей из рук правительства. "Афганский ИГИЛ контролирует не просто горы и ущелья, но и несколько важных населенных пунктов", — рассказал ТАСС ведущий эксперт Центра изучения современного Афганистана Андрей Серенко. За отнятые у законных властей территории джихадисты ведут борьбу с другой исламистской группировкой — талибами (также запрещена в РФ). Особенно кровопролитные сражения состоялись летом 2018 года у границы с Туркменией. Успех оказался на стороне талибов, однако, в отличие от своей головной организации в Ираке и Сирии, игиловцы Афганистана далеки от разгрома.

По словам Серенко, ряды сторонников "халифата" пополняются выходцами из постсоветского пространства, включая республики Северного Кавказа. Наших соотечественников экстремисты ценят за высокий уровень образования, особенно медицинского. Определить, сколько россиян воюет в составе ИГ, непросто. "Неясно, сколько всего насчитывается игиловцев, — данные разнятся. Рамки очень широки: от тысячи до десяти тысяч бойцов ИГИЛ в Афганистане", — резюмирует востоковед.

Синайский полуостров в Египте — еще одно место сбора тех, кто не разочаровался в "халифате". Действующая в регионе исламистская группировка совершает террористические акты от имени аль-Багдади. Чаще всего под огонь попадают местные христиане, представители власти или туристы. Последний по времени теракт состоялся в этом месяце: 5 июня джихадисты-игиловцы расправились с восемью полицейскими в городе Эль-Ариш. Преступление это можно считать типичным для ИГ, поскольку оно произошло в день завершения поста Рамадан. Ранее участники группировки регулярно проводили свои вылазки именно в это время.

Дети ИГ

Провозгласив в 2014 году "халифат", Абу Бакр аль-Багдади поставил перед собой особую задачу: создать "исламскую нацию" из переселенцев, которые заключат браки между собой. Власти ИГ направляли особые усилия на стимулирование деторождения. Итогом их политики стало появление на свет десятков тысяч малышей, иногда от родителей, которые не встретились бы друг с другом, если бы не ИГ.

Сегодня "сироты джихада" размещены в лагерях временного проживания, где условия часто не соответствуют международным стандартам. В одном только лагере Аль-Хол в Сирии находится до 73 тыс. членов семей джихадистов, 49 тыс. из которых — дети. 95% малышей — в возрасте до 12 лет. Вынужденные узники жалуются на перебои с чистой водой, недостаток пищи и медикаментов.

Лагерь Аль-Хол  REUTERS/Ali Hashisho

Лагерь Аль-Хол

© REUTERS/Ali Hashisho

Некоторые из детей имеют право на репатриацию за рубеж, откуда приехали их родители. Однако процесс затягивается. Государства Европейского союза дают понять, что не заинтересованы в семьях игиловцев и предпочли бы, чтобы те подольше оставались в Сирии. Великобритания создала прецедент, лишив свою уроженку, присоединившуюся к сторонникам аль-Багдади, гражданства.  Германия соглашается забирать главным образом детей-сирот. Общественное мнение большинства европейских стран, включая Италию и Францию, настроено резко против возвращения родственников экстремистов на родину.

В поддержку детей ИГ выступила верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет. По ее словам, права несовершеннолетних родственников джихадистов попраны. "Иностранцев — членов семей боевиков необходимо репатриировать в страны, откуда они прибыли, если только нет оснований судить их за преступления", — настаивает Бачелет.

Может ли ИГ возродиться?

Страх того, что исламисты аль-Багдади еще не сказали своего последнего слова, остается. Перед глазами у жителей Ирака исторический пример. В провинциях, контролировавшихся ИГ, в 2004 году уже состоялось исламистское восстание. Мятеж радикалов тогда подавили, но спустя десять лет он вспыхнул снова под флагом "халифата" и оказался еще более разрушительным. Причину успехов ИГ обычно объясняют трениями между мусульманами-суннитами и их соотечественниками-шиитами.

Воспользоваться внутренними конфликтами в Ираке и Сирии джихадисты могут, ведь проблемы этих стран далеки от разрешения. Однако возвращение "халифата" в обозримом будущем большинство востоковедов считает невероятным. "Жесткая реакция России, США, арабских стран показала, что тактика ИГИЛ по созданию государства неэффективна", — считает Григорий Лукьянов.

Игорь Гашков

отчет The Soufan Group — Новости политики, Новости России — EADaily

Последние террористические акты джихадистов в Бельгии и бои в Сирии вокруг Пальмиры вновь поставили вопрос о военном, экономическом и террористическом потенциале в Ираке и Сирии так называемого «Исламского государства» (ИГИЛ, ДАИШ — запрещенные в России террористические организации).

На днях частная аналитическая компания The Soufan Group (SG) опубликовала последний отчет о бойцах-иностранцах, сражающихся в рядах ИГИЛ. Отметим, что SG обеспечивает услуги правительств и международных организаций в предоставлении стратегической аналитической разведывательной информации по вопросам безопасности. Она занимается исследованием некоторых наиболее сложных международных проблем и имеет многолетний опыт работы, обучения и консультаций по проблемам безопасности. SG — это пример неправительственной организации, которая с опорой на США, занимается глобальными и наднациональными проблемами в сфере безопасности. Она имеет штаб-квартиру в Нью-Йорке и региональные офисы в Чикаго, Лондоне, Дохе и Сингапуре. Проводит «операции» в Северной и Южной Америке, Европе, на Ближнем Востоке, Азии и Африке.

В июне 2014 года Soufan Group представила свой первый доклад об иностранных боевиках ИГИЛ в Сирии. Экспертам SG удалось определить 12 тысяч иностранных бойцов ИГИЛ из 81 страны только в Сирии.

Восемнадцать месяцев спустя в своем новом докладе SG констатировала, что, несмотря на устойчивые международные усилия по сдерживанию ИГИЛ и блокированию потоков добровольцев в его ряды, численность иностранных боевиков только в Сирии увеличилась более чем вдвое. SG подсчитала, что от 27 до 31 тысяч иностранных граждан из, по крайней мере, 86 государств отправились в Сирию и Ирак, чтобы присоединиться к ИГИЛ и другим экстремистским организациям. По другой оценке — ЦРУ США, в сентябре 2015 года число иностранных боевиков в Сирии превышало 30 тысяч человек из более чем 100 стран мира.

Далее SG констатировала, что рост числа иностранных боевиков свидетельствует о том, что усилия по сдерживанию притока иностранных добровольцев в исламские экстремистские группировки в Сирии и Ираке имеют лишь ограниченное воздействие.

SG удалось определить, что рост потоков иностранных боевиков не является равномерным в мире. Некоторые регионы и страны демонстрируют более существенный прирост, чем остальные. Среди таковых, например, оказалась Россия. С июня 2014 года число иностранных боевиков из Западной Европы более чем удвоилось, в то время, как поток из Северной Америки оставался относительно на прежнем уровне. Одновременно число иностранных бойцов, прибывающих из России и Средней Азии в ИГИЛ, показало более значительный рост, по некоторым оценкам, утроив поток за рассматриваемый период.

Рост числа иностранных бойцов ИГИЛ. Отчет Soufan Group

Рекрутинг экстремистов в Соединенных Штатах в основном зависит от социальных сетей, особенно, на начальном этапе процесса вовлечения в ИГИЛ. В странах, из которых идет самый большой поток добровольцев, вербовка в ИГИЛ стала более целенаправленной и локализованной. Здесь бóльшую роль стали играть семейные и дружеские связи. В настоящее время средний показатель возвратившихся в страны Запада воевавших в ИГИЛ составляет около 20−30%, что представляет собой серьезную проблему для безопасности. Правоохранительным органам еще предстоит оценить угрозу, которую представляют эти люди.

SG при определении числа иностранных боевиков ИГИЛ и других экстремистских организаций в Сирии и Ираке пользуется открытыми источниками: докладами ООН, исследованиями экспертных учреждений, научными источниками, высказываниями правительственных чиновников разных стран. Разумеется, SG признает, что численные оценки не всегда могут быть точны и всегда присутствует известный уровень неопределенности. Многие правительства специально не дают официальных цифр, хотя и отслеживают проблему. Не всегда раскрывается и методика существующих официальных подсчетов. Кроме того, не всегда статистика отражает факт возвращения или гибели боевиков. Некоторые оценки включают в число иностранных боевиков еще и женщин с детьми, которые сопровождали их мужчин в поездке в Сирию и Ирак.

По регионам мира иностранные боевики ИГИЛ распределены следующим образом:

  • Западная Европа — 5 тыс;
  • бывший Советский Союз — 4,7 тыс;
  • Северная Америка — 280;
  • Балканы — 875;
  • страны Магриба (Северная Африка) — 8 тыс;
  • Ближний и Средний Восток — 8240;
  • Южная Азия — 900.

Число иностранных бойцов ИГИЛ по регионам и странам. Отчет Soufan Group

По странам мира самые крупные группы иностранных боевиков в ИГИЛ дали:

  • Тунис — 6000 (офиц) на октябрь 2015;
  • Саудовская Аравия — 2500 (офиц) на октябрь 2015;
  • Россия — 2400 (офиц) на сентябрь 2015;
  • Турция — 2000−2200 (офиц) на ноябрь 2015;
  • Иордания — 2000 (офиц) на сентябрь 2015;

Далее приведем сведения по странам СНГ и бывшим республикам СССР:

  • Азербайджан — 104 (офиц), 216 (неофиц) на май 2014;
  • Грузия — 50 (неофиц) на июль 2015;
  • Казахстан — 300 (офиц) на январь 2015;
  • Киргизия — 500 (неофиц) на ноябрь 2015;
  • Молдова — 1 (офиц) на январь 2015;
  • Таджикистан — 386 (офиц) на май 2015;
  • Туркменистан — 360 (неофиц) на январь 2015;
  • Узбекистан — 500 (неофиц) на январь 2015;

Приведенные цифры означают, что рост экстремистских группировок в сирийской гражданской войне и хаос в Ираке остаются по существу местным и региональным явлением, что демонстрирует прибытие большинства иностранных рекрутов ИГИЛ из арабских государств. Тунисцы, саудовцы и иорданцы, по-прежнему, превышают число других национальных контингентов, хотя обратный возвращающийся поток иностранных боевиков ИГИЛ в Северную Африку может и изменить баланс внутри арабской группы иностранных боевиков.

Турция также остается крупным поставщиком рекрутов ИГИЛ, хотя идет и обратный поток. Согласно одному отчету турецких властей от ноября 2015 года, 500 граждан Турции были заключены в тюрьмы в этой стране за присоединение к ИГИЛ, а 100 — за участие в «Джабхат аль-Нусра».

Похоже, что число рекрутов в ИГИЛ из Западной Европы и России продолжает расти, несмотря на различные попытки отдельных стран и международного сообщества остановить этот поток. SG не берется давать оценку, насколько прямое участие России в войне в Сирии и большая вовлеченность в конфликт стран ЕС влияют на текущий поток иностранных новобранцев ИГИЛ в Сирию.

На сегодняшний день мотивация прибывающих в ИГИЛ остается более личностной, чем политической. Поиски сопричастности, приключений или дружба, по всей видимости, остаются основными мотивами для людей, присоединяющихся к ИГИЛ.

SG полагает, что в настоящее время подавляющее большинство новобранцев ИГИЛ направляются в Сирию для участия в военных действиях там, а не для обучения, чтобы потом стать в своих странах внутренними террористами. Однако теракт в Париже 13 ноября 2015 года, возможно, отразил растущий тренд планирования и организации ИГИЛ актов зарубежного терроризма. По мнению SG, понимание мотивации, как тех, кто присоединяется, так и тех, кто уезжает из ИГИЛ, остается ключевым и необходимым для оказания помощи в сдерживании новых волонтеров и выявления возвращенцев, которые могли бы своим личным примером подрывать привлекательность ИГИЛ.

Явление рекрутинга в ИГИЛ и другие исламские экстремистские группировки сейчас носит поистине глобальный характер. По крайней мере, 86 стран мира представлены в Сирии теми, кто присоединился к экстремистам.

Некоторые центры рекрутинга в ИГИЛ невелики, как, например, район Лислеби во Фредрикстаде в Норвегии. Отсюда, например, на протяжении года восемь молодых людей направились в Сирию, чтобы примкнуть к ИГИЛ, при том условии, что численность населения в Лислеби составляет всего около 6 тысяч человек. Если этот пример приложить к населеню США, то это значило бы цифру 413 тысяч человек. Похоже, что толчок в этом локальном месте дала одна харизматическая личность. Другие центры рекрутинга наоборот выглядят как «хорошо отлаженные инкубаторы и камертоны экстремистского поведения» такие, как Бизерта и Бен Гардан в Тунисе, Дерна — в Ливии, Панкисское ущелье — в Грузии и район Моленбек в Брюсселе. Так, например, более трети тунисских иностранных боевиков происходят из всего трех областей Туниса — Бен-Гардана (15,2%), Бизерты (10,7%), Туниса (10,7%). Бизерта и Бен Гардан известны, как традиционные центры пограничной контрабанды Туниса, с населением, у которого принято бросать вызов властям.

Дерна в Ливии также имеет долгую традицию экстремизма. Многие из примерно 600 человек из Ливии, которые отправились на «джихад» в ИГИЛ, происходят из этого района. С 2003 по 2009 годы именно Дерна внесла самый большой вклад бойцами в боевые действия в Ираке, а ранее ее уроженцы участвовали на стороне моджахедов в афганской войне против советских войск.

Вступление в ряды ИГИЛ иностранного добровольца чаще всего не является рациональным актом, но эмоциональным личностным моментом. Где присоединился один, как правило, присоединяется и другой. Районы, где присутствуют дружные группы восприимчивой молодежи, у которой зачастую отсутствует чувство цели или принадлежности за пределами своего круга, оказались способны генерировать импульс набора в ИГИЛ, который распространяется через личностные контакты от группы к группе.

Социальная пропаганда ИГИЛ через СМИ чаще всего готовит почву для убеждения, а не для форсирования личного решения о поездке в Сирию и Ирак. Подобным образом рекрутинг в ИГИЛ идет, например, в Алжире и Узбекистане. Подбор рекрутов через социальные медиа становится менее важным, чем с помощью прямого контакта от человека к человеку.

Европа. По разным оценкам, более 5 тыс человек в одиночку совершили поездку в Сирию из стран ЕС. По официальным оценкам французских властей от октября 2015 года, около 1800 лиц покинули Францию, чтобы присоединиться к борьбе исламистов в Сирии. Аналогичным образом 760 бойцов прибыли из Великобритании, а 760 — из Германии и 470 — из Бельгии. Эти четыре европейские страны дали более половины европейского потока джихадистов. Маргинализация местных общин иммигрантов, особенно из Северной Африки, по всей видимости, сыграла определенную роль в процессе радикализации. По отдельным сведениям, многие, хотя далеко не все, из новобранцев ИГИЛ, в частности, из стран Северной Европы, были причастны к мелкой преступности и, возможно, провели некоторое время в тюрьме. Всем им ИГИЛ предложил новую идентичность, которая меньше определяется их прошлым, чем их потенциальным вкладом в будущем. Возрастной диапазон рекрутов в основном колеблется вокруг 20 лет. Скорость радикализации в целом составляет недели, а не месяцы.

Существуют однако отдельные доказательства вербовки рекрутов на уровне общин в странах, давших самое большое количество иностранных боевиков, где группы знакомых втягиваются в рекрутинг, как, например, в районе Моленбек в Брюсселе. Теракт в Париже продемонстрировал, что террористы ранее жили в этом районе и знали друг друга.

Россия и бывшие советские республики продемонстрировали, по крайней мере, трехкратный рост числа боевиков ИГИЛ за 2014−2015 годы. Большинство бойцов приходят в ИГИЛ с Северного Кавказа — из Чечни и Дагестана, меньше — из Азербайджана и Грузии. В Азербайджане рекрутинг боевиков в ИГИЛ идет в нескольких городах, в частности, в Сумгаите, Шабране и Квазаре. Северный Кавказ имеет долгую историю исламского экстремизма, и увеличение притока боевиков из этого региона во многом неудивительно. Некоторые боевики отправились в Сирию отсюда просто потому, что ИГИЛ предложил больше возможностей, чем местные группы, вроде «Имарата Кавказ».

Страны Средней Азии также продемонстрировали значительное увеличение числа своих граждан, ставших иностранными боевиками ИГИЛ. SG определил, что в общей сложности около 2 тыс боевиков из Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана участвуют в ИГИЛ. В августе 2015 года «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), которое с начала 2000-х годов действовало в Афганистане и Пакистане, присоединилось к ИГИЛ.

Магриб и Северная Африка. Эти арабские регионы поставили большинство иностранных волонтеров в ИГИЛ. По состоянию на октябрь 2015 года, 6 тысяч бойцов попали в Сирию из Туниса. По сведениям властей Туниса, 700 местных женщин отправились в Сирию, чтобы присоединиться к ИГИЛ и другим экстремистским группам. В мае 2015 года, по представленным в ООН официальным оценкам правительства Марокко, в ИГИЛ участвовало 1200 марокканцев. Но эта оценка представляется экспертам заниженной, как и оценка в 600 бойцов из Ливии — явно заниженная. Аналогичным образом это касается и Алжира — 200−250 человек. Известно, что Ливия дала и значительный обратный поток бойцов. В Ливии ИГИЛ с опорой на них уже создал значительное присутствие, даже поощряя иностранных новобранцев ехать именно сюда, а не в Сирию и Ирак.

Северная Африка имеет укоренившуюся со времен афганской войны традицию джихадизма. По ряду североафриканских стран могут быть прослежены потоки из конкретных областей, направляющиеся в Сирию и Ирак. Эти страны имеют некоторые общие факторы такие, как высокий уровень безработицы, обуславленный избыточным населением, но, кроме того, каждый регион представляет собой некий уникальный случай. В Ливии восточный прибрежный район, особенно Бенгази и Дерна, известны как рассадники для вербовки. В Тунисе город Бен-Гардан с населением в 80 тысяч человек дал наибольшее количество иностранных боевиков. В Марокко трущобы Сиди Мумен на окраине Касабланки также являются источником агрессивных экстремистов, в том числе террористов-смертников. Набор бойцов в странах Северной Африке осуществляется, как посредством сетей, так и личными мотивами и контактами на уровне друзей, родственников и знакомых.

Дальнейшее ухудшение ситуации в области безопасности в Ливии является серьезным дестабилизирующим фактором для региона в целом. Ливия в настоящее время используется в качестве транзитного узла для бойцов ИГИЛ, путешествующих туда и обратно из Сирии и Ирака. Для такого нестабильного государства, как Тунис вернувшиеся боевики представляют особую угрозу внутренней безопасности. Правительство Туниса объявило о закрытии границы с Ливией, что стало явным подтверждением того факта, что тунисские джихадисты возвращаются в Тунис через Ливию.

Страны Африканского Рога. Данные об иностранных боевиках ИГИЛ из стран Африканского Рога ограничены. На январь 2015 года 70 боевиков из Сомали воевали в Сирии. В Сомали укрепилась террористическая группировка «Аль-Шабааб», которая является частью «Аль-Каиды». В сентябре 2015 года представитель правительства Судана заявил, что 70 боевиков из Судана воюют в Сирии. Имеется информация об участии в гражданской войне в Сирии боевиков из Эритреи.

Балканы в результате Югославской войны стали пристанищем для значительного числа исламских экстремистов. Это особенно верно в отношении Западных Балкан со значительным количеством мусульманского населения — Боснии, Албании, Македонии и Косово. На июнь 2014 года было относительно мало информации о том, сколько боевиков из этого региона попали в Сирию. Однако, на основании имеющихся данных, представляется, что число боевиков с Балкан в 2015 году, по крайней мере, удвоилось, если не утроилось. Относительно большое число сочувствующих ИГИЛ на Балканах превратило регион в транзитный узел для желающих добраться до Сирии боевиков из других стран Европы. SG определила, что в Сирию с Балкан отправились, по крайней мере, 875 бойцов.

ИГИЛ, в свою очередь, прилагает значительные усилия для убеждения исламистов на Балканах присоединиться к нему в Сирии, а также воспользоваться существующими экстремистскими сетями на Балканах и большим числом сочувствующих там для вербовки новых боевиков и оказания помощи призывникам из других частей Европы.

Южная Азия. Страны Юго-Восточной Азии дают значительное число воюющих в Сирии иностранных боевиков. Правительство Индонезии в своем официальном отчете на ноябрь 2015 года назвало цифру в 700 индонезийцев, присоединившихся к ИГИЛ, хотя аналитики полагают, что эта цифра завышена на 200 человек. До 50 бойцов из числа индонезийцев вернулись в Индонезию. Некоторые заявили разочарование, потому что они не получили обещанную им плату.

В августе 2014 года бывший президент Филиппин заявил журналистам что, по крайней мере, 100 его соотечественников отправились на территорию, контролируемую ИГИЛ в Ираке. Эта цифра была оспорена официальными лицами, хотя филиппинцы были замечены на одном видео, снятом ИГИЛ в Ираке. Кроме того, ИГИЛ направляет пропаганду в сети на вербовку малайцев. Малайцы и горстка сингапурцев, арестованных в своих странах прежде, чем они смогли уехать в Сирию, ранее не имели связей с экстремистскими группировками. Они были мотивированы желанием быть хорошими мусульманами и имели романтические представления об «исламском халифате». На них воздействовала пропаганда ИГИЛ через интернет.

Америка. По сравнению с существенным увеличением потока иностранных боевиков из стран Западной Европы в ИГИЛ, поток боевиков из Северной и Южной Америки остается относительно стабильным, не демонстрируя за прошедшие 18 месяцев какого-либо роста. В итоге, он гораздо ниже из расчета на душу населения. По словам директора ФБР Джеймса Коми, на сентябрь 2015 года из 250 американцев, пытавшихся пробраться в Сирию и присоединиться к ИГИЛ, это удалось только 150-ти. В октябре 2015 года власти Канады определили, что примерно 130 канадцев отправились в Сирию. Что касается показателей по странам Латинской Америки, то они чрезвычайно низки. Рекрутинг в ИГИЛ в Северной и Южной Америке, в основном, зависит от социальных сетей, особенно на начальных этапах процесса.

* * *

В своем отчете SG приходит к следующему заключению. В ближайшее время гражданская война в Сирии не закончится, и, хотя ИГИЛ находится под большим давлением, чем это было в июне 2014 года, вероятно, оно устоит в течение значительного времени. Это привлечет больше новобранцев из-за рубежа, но они могут отличаться от предыдущей волны имевших надежды жить в совершенно новом «государстве», которое обеспечит им то, что они не смогли найти у себя дома. По мере того, как только ИГИЛ сменит свое внимание с консолидации и контроля над территорией на атаку своих внешних врагов на их землях или в других местах, профиль его иностранных новобранцев также изменится. Успех ИГИЛ был связан с тем, что в нем усмотрели мечту другие террористические группы, теперь кажущиеся обычными и даже старомодными, вроде «Аль-Каиды». ИГИЛ «питается» десятками тысяч людей, присоединяющихся к нему. И даже если ИГИЛ потеряет способность расширяться, начнет сжиматься, он, по-прежнему, будет иметь возможность влиять на действия своих зарубежных приверженцев. И это может стать более опасным, чем его смерть.

что известно о Разрушителе — новом главе «Исламского государства»?: Политика: Мир: Lenta.ru

С осени 2019-го террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ) переживает свои худшие времена: ее лишили большей части завоеванных в Ираке и Сирии территорий, и сил на джихад почти не осталось. Самым большим ударом стала ликвидация лидера Абу Бакра аль-Багдади. Однако не прошло и недели, как преступнику номер один нашли замену: новым «халифом» стал один из опаснейших головорезов Абу Ибрахим аль-Хашими аль-Курайши. Что известно о человеке, который получил прозвище Разрушитель, как он возглавил халифат, несмотря на неподходящее происхождение, и сможет ли восстановить былое величие самой опасной террористической группировки мира, разбиралась «Лента.ру».

Организации «Исламское государство», «Аль-Каида» и «Боко Харам» признаны террористическими и запрещены в России

Настоящее имя нынешнего лидера ИГ — Амир Мухаммад Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби. Он родился приблизительно в 1976 году в городе Талль-Афаре в иракской провинции Найнава, немного западнее Мосула. Имя мальчика в каком-то смысле определило его судьбу: Амир в переводе с арабского означает «принц», «князь» или «начальник».

Будущий террорист родился в семье иракских туркменов, в среде, где кровопролитные схватки были обычным делом: это этническое меньшинство долгое время боролось за отделение от Ирака и создание национального государства. Несмотря на то что Багдад давно обещал удовлетворить стремление этого народа к независимости, туркменская автономия так и не была создана, а в последний раз этот вопрос серьезно поднимали в 2007 году. С тех пор представители нацменьшинства довольствуются редкими обсуждениями проблемы в правительстве и схватками с соседями — курдами, которые тоже давно боролись за отделение.

Материалы по теме

00:01 — 21 февраля 2019

00:04 — 11 июня 2019

В юношестве аль-Салби уехал в Мосул, где окончил местный университет: он изучал исламское право, шариат, после учебы стал офицером армии президента Саддама Хусейна и вступил в ряды «Баас» (Партии арабского социалистического возрождения). Нельзя сказать, что аль-Салби совсем отошел от специальности — в будущем религиозное образование поможет ему занять достойное место в рядах исламистов, но пока он служил властям и вел сравнительно спокойную жизнь. Эта жизнь закончилась в начале 2000-х. Тогда коалиция во главе с США ввела войска в страну, Хусейна свергли, и жители Ирака надолго забыли о спокойствии: бороться за существование пришлось не только туркменам и курдам.

Вскоре после этого аль-Салби обратился к радикальному исламу: он вступил в ряды иракского отделения террористической группировки «Аль-Каида» и был готов воевать за свою страну и веру. Там он дослужился до должности уполномоченного по религиозным вопросам и шариатского адвоката — пригодилась учеба в Мосуле. Впрочем, и эта служба продлилась недолго: уже в 2004-м аль-Салби захватили американские спецслужбы, и он попал в фильтрационный лагерь Кэмп-Букка на границе с Ираном.

Кэмп-Букка — мрачная крепость среди пустыни, куда боялись попасть многие исламисты. Американцы отправляли в этот лагерь всех «подозрительных иракцев» — нередко они, как и аль-Салби, действительно были членами «Аль-Каиды».

Фильтрационный американский лагерь Кэмп-Букка

Фильтрационный американский лагерь Кэмп-Букка

В Кэмп-Букку боялись попасть не только из-за тяжелых условий содержания, но и в страхе никогда не вернуться в ряды соратников, сдавшись в борьбе за родину и веру. Но в итоге эта тюрьма стала идеальным местом для исламистов, ее даже прозвали инкубатором «Исламского государства». Именно там встретились опаснейшие радикалы и будущие идейные вдохновители этой террористической организации.

«[Если бы не лагерь], мы никогда не собрались бы таким составом ни в Багдаде, ни где-либо еще. Это было бы просто опасно», — вспоминает один из заключенных.

Кэмп-Букка стала местом, где мы не только были в безопасности, но и находились в паре метров от руководства «Аль-Каиды»

один из заключенных лагеря

В этой же тюрьме содержался будущий «халиф» ИГ Абу Бакр аль-Багдади — Ибрагим аль-Бадри. Он тогда не был членом «Аль-Каиды в Ираке» — его арестовали, когда он зашел в гости к другу, находившемуся в розыске. В тихом и неприметном аль-Бадри не разглядели будущего террориста: его не перевели в сектор для опасных подозреваемых, он читал лекции о религии и давал пленникам наставления в соответствии со своим толкованием ислама. Так с ним и познакомился аль-Салби.

Как долго Амир сидел в тюрьме, точно неизвестно. Исследователи склоняются к тому, что сразу после освобождения он продолжил работать на «Аль-Каиду» — занял те же посты, что и до ареста, и фактически стал одним из идеологов организации, получив уважительное прозвище Профессор. Неясно также, присоединились ли к нему новые знакомые из Кэмп-Букки: по крайней мере аль-Салби удавалось скрываться достаточно тщательно, чтобы замести следы и больше не попадаться американцам.

К группировке после тюрьмы присоединился и аль-Бадри. Сначала он занимался разработкой пропагандистской стратегии, а к 2014 году стал «халифом» под именем Абу Бакр аль-Багдади. Аль-Салби вместе с другими боевиками присягнул ему на верность. Стоит отметить, что к тому времени «Аль-Каида в Ираке» окончательно превратилась в «Исламское государство»: откололась от основной «Аль-Каиды», сменила несколько названий и начала участвовать в боевых действиях на территории Сирии.

Бывший главарь ИГ Абу Бакр аль-Багдади

Бывший главарь ИГ Абу Бакр аль-Багдади

Фото: AP

В 2014-м ИГ быстро захватывало территории на севере Сирии и Ирака — как раз там, где курды хотели образовать свое государство. Всего за год более трех миллионов иракцев были вынуждены покинуть дома и бежать от опасности, из них почти миллион — курды. У аль-Салби, в детстве наблюдавшего схватки между разными народами, наконец появилась возможность по-настоящему сразиться с недругами.

Он быстро закрепился на одном из высоких постов. Вскоре его окрестили не просто Профессором, но и Разрушителем: террорист нередко разбирался с теми, кто возмущался работой аль-Багдади. Говорят, методы аль-Салби были более чем убедительными.

Со временем его приемы становились все более жестокими, а планы по уничтожению «неверных» — изощренными. Аль-Салби был одним из тех, кто в 2015-м отдал приказ вырезать в Ираке тысячи езидов — этническое меньшинство, проповедующее христианство

Тогда «Исламское государство» переживало свой золотой век: террористы продолжали захватывать города в Сирии и Ираке и вырезали тысячи мирных жителей. А в марте ячейка группировки появилась в Западной Африке: глава организации «Боко Харам» Абубакар Шекау присягнул на верность халифату.

Террористам удавалось привлекать сторонников со всего мира и вселять ужас в каждого, кто видел их черный флаг. Однако к осени 2019-го ситуация изменилась: у группировки отбили большую часть захваченных территорий, она терпела одно поражение за другим. ИГ продолжало бороться на других фронтах: экстремисты убивали российских военных, устраивали засады бойцам сирийской армии и обещали вновь отвоевать Мали и Левант.

«Работа идет на разных фронтах ежедневно», — говорил аль-Багдади в записи, опубликованной в середине сентября. Мир ждал, затаив дыхание, что предпримет «Государство». Однако по нему нанесли удар раньше: 27 октября президент США Дональд Трамп объявил о ликвидации лидера террористов.

«Он умер как трус, убегая и плача... Мир стал безопаснее», — рассказывал Трамп. К тому времени преступник номер один «умирал» уже несколько раз, но осенью 2019-го был пойман окончательно: гибель аль-Багдади подтвердили и иракские спецслужбы, и ИГ.

К тому времени у террористов практически не оставалось ресурсов вести активные наступательные действия, а гибель главного идеолога отбросила их еще на несколько шагов назад. Несмотря на то что аль-Багдади не контролировал все процессы лично, организация не справилась бы без нового главаря, так что найти преемника нужно было очень быстро. Наследник отыскался на удивление легко: меньше чем за неделю террористы определились, кого хотят видеть своим халифом. Им стал профессор-головорез Амир Мухаммад Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби.

Материалы по теме

14:19 — 27 октября 2019

Абу Бакр аль-Багдади

00:10 — 9 марта 2016

Абу Бакр аль-Багдади во время своего единственного публичного появления в мечети Мосула вскоре после провозглашения его халифом

Аль-Багдади и сам хотел, чтобы ему на смену пришел знакомый по американскому лагерю и даже говорил об этом в августе 2019-го. Тогда эти заявления казались если не слухами, то как минимум далекими от воплощения в реальность: никто не был готов к тому, что уже через два месяца американские спецслужбы настигнут лидера ИГ.

После смерти предшественника аль-Салби предстал под новым именем — Абу Ибрахим аль-Хашими аль-Курайши. Обычно «Исламское государство» использует псевдонимы для своих лидеров, чтобы защитить их от преследований, однако в случае с аль-Салби причины могут быть более деликатными. Главарем группировки обычно становится выходец из рода пророка Мухаммада, представитель семитских народов — этнического большинства на Ближнем Востоке. С новым главарем ситуация иная: туркмены — этническое меньшинство в Ираке, они относятся к тюркским народам и не имеют никакого отношения к великому роду. Вероятно, именно поэтому выбор пал на имя аль-Курайши — оно отсылает к родовому имени пророка Мухаммада.

Несмотря на многочисленные слухи о том, что аль-Салби поймали очень быстро — еще весной, на самом деле он, скорее всего, все еще на свободе — возможно, прячется в Мосуле, где когда-то заканчивал университет. Террорист всегда был серым кардиналом: если аль-Багдади мог не появляться на публике по пять лет, а потом попасть на первые полосы газет, новый лидер не открывал лица ни разу за свою «карьеру». Нельзя быть уверенным даже в том, что на распространенном в сети портрете действительно изображен аль-Курайши.

Предположительно это и есть террорист Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби

Предположительно это и есть террорист Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби

Кадр: IBTimes Asia Pacific / USA

Спецслужбы США между тем продолжают поиски нового преступника номер один. В июне они удвоили награду за помощь в его поимке, пообещав информатору сумму десять миллионов долларов — столько же раньше просили за голову аль-Багдади. При этом с первых дней «халифства» аль-Курайши запретили участвовать в каких-либо финансовых операциях, связанных с США, а его собственность, подпадающую под юрисдикцию Штатов, заблокировали. Тем самым он прошел полный обряд инициации: новую кличку и награду за свою голову получил, в список опаснейших террористов попал.

Найти аль-Курайши пытаются не только с помощью большой награды, но и используя минимум известных о нем фактов: например, через его брата Аделя Салби. Тот живет в Турции и является членом партии «Туркменский Иракский фронт». Помимо этого у нового лидера ИГ есть сын, однако никаких данных о нем нет. Пока ни один след не вывел спецслужбы на террориста номер один.

Материалы по теме

00:01 — 3 апреля 2019

Предположительно это и есть террорист Абдул Рахман аль-Мавли аль-Салби

Перед аль-Курайши стоит сложная задача: ему нужно суметь восстановить силы «Исламского государства», которые находятся в плачевном состоянии. Террористы, конечно, пытаются использовать все шансы, чтобы вновь заявить о себе так громко, как когда-то в 2014-м, однако глобально халифат слишком сильно разобщен и разбит. О нем слышно гораздо меньше — и США, и Сирия заявляли о разгроме группировки еще до гибели аль-Багдади, а вновь отвоевать города, как обещал ныне убитый лидер, террористы не могут.

Сейчас у ИГ есть надежда на возрождение в Ираке. По некоторым данным, в декабре 2019-го экстремисты возобновили активную деятельность на севере страны и совершили сотни нападений за пару недель.

Их сети в небольших поселениях остаются практически нетронутыми, членам ИГ по-прежнему ежемесячно перечисляют деньги, там проводят обучение боевиков. Разветвленная сеть позволит им выстоять даже в случае очень серьезного военного положения

высокопоставленный ирако-курдский чиновник

Вероятно, центр ИГ больше рассчитывает на разбросанных по всему свету последователей, нежели на собственные силы. Даже если группировка не устоит ни в Сирии, ни в Ираке, недостаток физических территорий не отменяет серьезного влияния в других сферах. Террористы все еще могут использовать социальные сети и теневой сегмент интернета, чтобы привлекать новых сторонников и совершать атаки в разных странах мира.

Террорист ИГ с флагом группировки

Террорист ИГ с флагом группировки

Фото: Reuters

Помимо попыток возрождения былого величия, перед аль-Курайши стоят и другие задачи: ему нужно показать себя достойным лидером и вдохновителем, чтобы укрепить фактически раздробленный халифат. Несмотря на высокий авторитет, нового главу ИГ не очень-то уважают «в поле» — и если раньше он сам зачищал неуверенных в лидере боевиков, то теперь не сможет лично выполнить эту задачу.

Однако задачей номер один для нового главаря будет не воскрешение обезглавленной гидры и даже не укрепление авторитета, а элементарное выживание. Его предшественника аль-Багдади сдали ближайшие сторонники — и нет никаких причин, почему бы им не сделать тоже самое с аль-Курайши.

ВЗГЛЯД / ГРУ назвало численность боевиков ИГ :: Новости дня

На стороне «Исламского государства*» на Ближнем Востоке воюют около 33 тыс. боевиков, сообщил заместитель начальника ГРУ Генштаба РФ Сергей Афанасьев.

«Наиболее прочные позиции «Исламское государство* Ирака и Леванта» занимает на Ближнем Востоке. ИГИЛ* удалось захватить часть иракской и сирийской территорий. Численность бандформирований этой группировки в регионе составляет около 33 тыс. боевиков, в том числе в Ираке 19 тыс. и в Сирии 14 тыс. человек. На их вооружении имеются танки, бронетранспортеры, безоткатные орудия, противотанковые системы и зенитные средства, включая переносные зенитные ракетные комплексы», - передает его слова РИА «Новости».

#{smallinfographicleft=751158}По словам Афанасьева, основными источниками финансирования террористов стала контрабанда углеводородного сырья, предметов антиквариата и так называемые «налоги с населения и предпринимателей».

При этом численность ассоциированных с «Исламским государством» бандгрупп в Центральной Азии, формально сохраняющих свою самостоятельность, составляет около 4,5 тыс. человек, сказал Афанасьев.

«О готовности к совместным с «Исламским государством Ирака и Леванта» действиям заявили отдельные полевые командиры Исламского движения Узбекистана, «Хизб-ут-Тахрир», «Лашкар-и-Тайиба» и Союза исламского джихада. Общая численность ассоциированных с ИГИЛ бандгрупп, формально сохраняющих свою самостоятельность, составляет около 4,5 тыс. человек», - сказал он.

Кроме того, по словам Афанасьева, в состав «халифата» лидеры ИГ* хотят включить территории ряда государств Юго-Восточной Азии - Брунея, Индонезии, Малайзии, Сингапура, Таиланда и Филиппин.

«В дальнейшем они намерены распространить свое влияние на весь регион, в котором проживает более 250 млн мусульман. Значительное количество местных террористических организаций уже выступили в поддержку ИГИЛ, включая наиболее боеспособные - «Джамаа Исламийя», «Муджахеддины Восточной Индонезии», «Группа Абу-Сайяфа и Исламские бойцы за освобождение Бангсаморо», - заключил Афанасьев.

Между тем, «Исламское государство» в последнее время испытывает ощутимые проблемы. Так, накануне американский генерал-майор Питер Герстен рассказал, что за последний год резко упало количество иностранных наемников «Исламского государства» в Ираке и Сирии из-за нехватки у террористической организации денег. 22 апреля премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что за последнее время численность террористической группировки «Исламское государство» значительно снизилась.

18 апреля также сообщалось, что месячный доход террористической группировки «Исламское государство» уменьшился почти на треть по сравнению с предыдущим годом в связи с сокращением объемов добычи нефти и потерей территорий. Кроме того, «Исламское государство» вынуждено существенно сократить зарплаты новобранцам.

При этом СМИ сообщали, что в ИГ образовались две фракции, одна из считает, что нужно защитить халифат в Азии, а другая – создать ячейки в Европе для совершения терактов.

Боевики ИГИЛ, сколько их?

Пожертвовать

Автор Костас Иоанну специально для SouthFront; На основании информации WarOnTheRocks

Оценки о боевиках Исламского государства (ИГИЛ) чрезвычайно разнятся. По словам Барбары Старр из CNN, «США По оценкам разведки, общая численность ИГИЛ составляет от 9 000 до 18 000 боевиков. По оценкам ЦРУ, группа насчитывала от 20 000 до 31 500 боевиков в ее владениях в Ираке и Сирии.

Директор Сирийской обсерватории по правам человека Рами Абдель Рахман сказал, что только в Сирии ИГИЛ имеет более 50 000 боевиков. По словам главы российского генерального штаба, по оценкам России ИГИЛ насчитывает «70 000 боевиков разных национальностей». Эксперт по безопасности из Багдада Хишам аль-Хашими заявил, что в августе 2014 года численность ИГИЛ приближалась к 100 000 человек. В ноябре Фуад Хусейн, начальник штаба курдских сил, сообщил Патрику Кокберну из The Independent , что и что ИГИЛ имеет не менее 200 000 боевиков, а оценки ЦРУ были слишком занижены.

Итак, кто прав? Какая оценка ближе всего к реальным цифрам ИГИЛ? Чтобы ответить на эти вопросы, важно принять во внимание, какая часть сил ИГИЛ пытается подсчитать, размер территории, которую оккупирует ИГИЛ, и истощение, нанесенное им силами коалиции.

В число 200000 боевиков ИГИЛ, оцененных Фуадом Хусейном, входят: вспомогательный персонал ( ансар ), силы безопасности полицейского типа ( hisba ), местные ополченцы, пограничники, военизированный персонал, связанный с различными органами безопасности группировки ( мухабарат , ассас , амният и амн аль-хас ), призывников и стажеров.

Таким образом, фактическое количество бойцов ИГИЛ на передовой и в гарнизонах может быть намного меньше, которое делится между их регулярными силами ( иен ), элитными военизированными формированиями ( ингимасиюн , которые в одиночку могут иметь до 15000 членов. ), и персонал эскадронов смерти ( даббихах ). Пока кто-то не сможет объективно оценить эти тела, нет смысла приводить грубые цифры о размерах ИГИЛ.

Вот оценка численности населения на территориях, которые ИГИЛ занимает в Сирии:

  • Провинция Ракка (население 944 000)
  • Провинция Дайр аль-Заур, не включая город Дайр аль-Заур (746 566)
  • Шаддади, Районы Маркада и Аль-Ариш в Хасаке (90 095)
  • Районы Джарабулус и Манбидж в Алеппо (467 032)
  • Общая численность населения: 2 247 693

ИГИЛ необходимо управлять этим населением только в Сирии, одновременно устанавливая крайнее исламское правление и поддерживая крупномасштабные наступательные операции в других местах.Мы можем сравнить это с ситуацией в Афганистане: региональному командованию на юго-западе требовалось около 30 000 американских, британских и датских войск, пытающихся контролировать Гильменд и Нимруз, общее население которых составляет 1598 369 человек.

Коалиционным силам также помогли Афганская национальная армия, Афганская национальная полиция, Полиция порядка афганской общины и Национальное управление безопасности. Это означает, что общая численность их сторонников превышала 30 000 человек. Принимая во внимание местность, различия в инфраструктуре и тот факт, что ИГИЛ не обладает современными технологиями, материально-техническим обеспечением и разведданными сил вторжения, ИГИЛ по-прежнему потребуется минимум 30 000 военнослужащих, чтобы поддерживать контроль над захваченными территориями в Сирии.

Совершенно очевидно, что разведывательные данные США занижают силы ИГИЛ, если сложить территории, которые они должны контролировать в Ираке, а также численность их населения:

  • Мосул, Хамдания, Тал Афар, Аль-Хадар и Ба ' aj районов Найнавы (население 1 984 829 человек, уменьшилось примерно до 1 484 829 человек в связи с сообщением рейса из 500 000 человек)
  • Районы Аль-Дибс, Дакук и Хавиджа в Киркуке (525 758)
  • Аль-Каим, Рутба, Ана, Районы Хит и Фаллуджа в Анбаре (1767686, вероятно, уменьшилось до 1587686 из-за сообщенного рейса из 180 000 из Хита)
  • Районы Аль-Шаркат, Тикрит и Даур Салахаддина (367 244)
  • Общая численность населения: от 3 965 517 до 4 645 517 человек

По сравнению с населением сирийских территорий, население, которое ИГИЛ должно контролировать в Ираке, почти вдвое больше.Эта территориальная администрация входит в состав нескольких контингентов ИГИЛ, которые имеют собственный тыловой и вспомогательный персонал и способны проводить наступательные операции размером с батальон, включая ас-Сарим аль-Баттар , аль-Акса, Грозный, Сараево , Ярмук, Джалут, Давуд, Джабаль, Сайка, Зилзал, Аль-Ка'ка, Хитин и батальоны Аль-Кадисия. (Давайте иметь в виду, что батальон ИГИЛ не такой большой, как батальон США.) В соответствии с этими фактами оценка ИГИЛ Хишама аль-Хашими, имеющего под ружьем около 100 000 человек, представляется правдоподобной.

Если мы примем во внимание создание ИГИЛ нескольких органов безопасности и массовый призыв в армию в Ракке, Найнаве и западном Анбаре , то оценка курдов в 200 000 человек также может быть правдоподобной.

ЦЕНТКОМ сообщил о том, что с августа только в результате авиаудара было убито 6000 боевиков ИГИЛ. Так что это может быть еще один факт, который показывает, что оценка США слишком занижена, имея в виду размер территории ИГИЛ и истощение, которое США.Силы S, нанесенные боевикам Исламского государства, выглядят практически незначительными. Если оценки США верны, то от 20 до 30% общей численности личного состава ИГИЛ было уничтожено в результате авиаударов.

Такой вывод явно нереалистичен. : Даже если бы ИГИЛ смогло заменить свои силы за такой короткий период, со скоростью, равной истощению, нанесенному США, группировка была бы намного хуже на поле боя. Напротив, если принять оценку Хашими в 100 000 боевиков ИГИЛ, группировка потеряла лишь около 1/10 своей общей численности.

На данный момент неясно, сколько бойцов имеет ИГИЛ, но его общая численность, вероятно, будет ближе к 100 000, чем к 30 000, даже если в отличие от фанатиков, ищущих мучеников в его рядах, призывники ИГИЛ с большей вероятностью дезертируют в сложная ситуация. Оценки в США просто слишком занижены, чтобы быть реалистичными, в то время как высокие оценки из российских и курдских источников гораздо более правдоподобны.

Пожертвовать

.

По словам официального представителя США, численность армии ИГИЛ "не изменилась" с прошлого года.

Число бойцов в армии Исламского государства в основном "остается на том же уровне", что и год назад, сообщил официальный представитель США по последней оценке разведки. сообщает Fox News.

Официально численность боевиков ИГИЛ составляет от 20 000 до 25 000 боевиков, согласно новым оценкам разведки, впервые опубликованным USA Today. Год назад в ИГИЛ было от 19 000 до 31 000 боевиков.

Новая оценка означает, что, несмотря на более чем 10 000 U.Авиаудары коалиции, возглавляемой С., против ИГИЛ, начавшиеся в августе 2014 года, ИГИЛ в основном сохранило размер своих сил - отчасти из-за появляющейся практики «принудительного призыва» и притока новых членов, в том числе иностранных боевиков, стекающихся к самому ИГИЛ. -объявленный халифат.

Между тем, в настоящее время в Ливии находится около 5000 боевиков ИГИЛ, сообщил Fox News представитель министерства обороны. «Становится все труднее попасть в Сирию, и боевиков направляют в Ливию», - сказал чиновник.

Однако за это время территория была отнята у обширной террористической сети.

По оценкам военных США, 40 процентов их территории в Ираке возвращено. Прогресс не так определен в Сирии, где было возвращено всего 5 процентов земель, контролируемых ИГИЛ. Предыдущие оценки, согласно которым было возвращено до 20 процентов территории Сирии, контролируемой ИГИЛ, были значительно пересмотрены.

ИГИЛ, тем временем, доказала свою устойчивость к жертвам среди войск.

Несмотря на то, что десятки тысяч боевиков ИГИЛ были убиты в результате авиаударов, ИГИЛ прибегает к «принудительному призыву» мужчин военного возраста среди населения, находящегося под контролем ИГИЛ, чтобы восполнить потери, сообщает U.С. официал.

По словам чиновника, эти призывные силы являются «менее боеспособными» бойцами.

Новые иностранные истребители также служат в качестве подкрепления в Ираке и Сирии, но их поток сократился по сравнению с прошлым годом, по словам чиновника, заявившего, что линии снабжения были существенно перекрыты авиаударами.

Одна из основных линий снабжения, перекрытая в ноябре, - это шоссе 47, соединяющее де-факто столицу Исламского государства в Ракке, Сирия, с его штаб-квартирой в Ираке в Мосуле.Это вынудило ИГИЛ использовать грунтовые дороги для проезда в города, находящиеся под его контролем.

Высший командующий США в Ираке не смог определить, когда состоится операция в Мосуле, отвечая на вопрос на пресс-конференции в понедельник.

Генерал-лейтенант Шон МакФарланд не исключает дополнительных сил США и их союзников для обучения иракских войск, но сказал, что это решение остается за главнокомандующим, президентом Обамой. Официальные лица исчислили это число «сотнями» и заявили, что не будут принимать непосредственного участия в боевых действиях за Мосул.

Полковник Стив Уоррен, военный представитель США в Багдаде, на прошлой неделе заявил журналистам, что для захвата Мосула потребуется 10 иракских бригад. В настоящее время США помогли обучить почти 20 000 иракских военнослужащих.

Другой чиновник сообщил Fox News, что пройдет шесть месяцев, прежде чем 10 иракских мостов смогут быть полностью обучены.

.

арсенала оружия ИГИЛ, в том числе закупленное правительством США

ЛОНДОН. Согласно отчету, опубликованному в четверг, некоторое оружие, купленное американскими военными в 2015 году, оказалось в руках боевиков Исламского государства в течение двух месяцев.

Выводы независимой организации по отслеживанию вооружений Conflict Armament Research (CAR) основаны на трехлетней тщательной документации оружия, обнаруженного у ИГИЛ на полях сражений в Ираке и Сирии.

CAR использовала серийные номера или ключевые маркировки на оружии, чтобы проследить его происхождение и попытаться выяснить, как оно было получено боевиками.

Некоторое оружие, обнаруженное на передовой после изгнания ИГИЛ, также включает пулеметы китайского производства с добавлением амфетаминов, дроны, модифицированные на современных террористических заводах, и даже винтовки, произведенные в нацистской Германии.

CAR обнаружил, что одна противотанковая ракета, проданная армии США, добралась до ИГИЛ всего за 59 дней.

«Это очень мало», - сказал Дэмиен Сплитерс, исследователь группы по Ираку и Сирии, сказал NBC News во время недавнего визита в Тал Афар, Ирак.«Это означает, что в этой цепочке поставок не так много посредников».

Это противотанковое орудие было закуплено армией США у болгарского производителя, но всего несколько недель спустя оно стало собственностью ИГИЛ. Conflict Armament Research

В рамках как минимум двух различных программ правительство США поставляло оружие сирийским вооруженным группировкам, сначала для борьбы с режимом Асада, а затем для помощи Сирийским демократическим силам (SDF) в борьбе с Исламским государством. Считается, что часть оружия ИГИЛ была украдена из военных складов, а другая часть была приобретена незаконно.

Согласно отчету ЦАР, иракская полиция обнаружила ракетный ствол болгарского производства - часть системы для стрельбы противотанковыми ракетами с проводным наведением - во время битвы за Рамади 9 февраля 2016 года.

ЦАР задокументировал этот предмет и проследил его происхождение от болгарского производителя. Компания подтвердила исследователям, что оружие было экспортировано в армию США через посредника по продаже оружия 12 декабря 2015 года.

Не совсем понятно, как оружие попало с болгарского завода к боевикам ИГИЛ в Ираке.

Однако сирийская оппозиционная группа под названием «Джейш ан-Наср» 21 декабря 2016 г. опубликовала серию фотографий, на которых боевики позируют на фоне заснеженного ландшафта. Более тщательный осмотр показывает, что на одном из их противотанковых орудий указан номер партии и серийный номер, идентичный тому, что было изъято в Ираке.

Это говорит о том, говорится в отчете, что они «были частью одной цепочки поставок».

CAR сообщает, что Соединенные Штаты еще не ответили на запрос о отслеживании оружия.

Пусть наши новости встретят ваш почтовый ящик. Важные новости и истории доставляются по утрам в будние дни.

Kiesler Police Supply Co., которая, по словам CAR, выступила посредником в продаже противотанковой ракеты военным США, от комментариев отказалась.

На основании ствола противотанковой ракеты, найденного в Рамади, и других образцов оружия, закупленного американскими поставщиками у европейских производителей, CAR утверждает, что есть доказательства того, что многие виды оружия были получены различными сирийскими повстанческими группировками при поддержке США.были перенаправлены на ИГИЛ.

Когда его попросили прокомментировать закупленное США оружие, которое может оказаться в руках ИГИЛ, Эрик Пахон, представитель Министерства обороны, сказал: «Любое предполагаемое неправомерное использование или отвлечение поддержки США будет серьезно воспринято и приведет к возможное сокращение поддержки, если это будет подтверждено ».

Пахон добавил, что не видел отчета CAR.

ЦРУ вело тайную программу по вооружению некоторых повстанческих групп, борющихся с силами сирийского режима, пока, как сообщается, администрация Трампа не свернула ее в июле.Правительство США и военные чиновники отказались официально подтвердить существование программы ЦРУ, хотя президент Дональд Трамп написал об этом в Твиттере в этом году.

Чарльз Листер, который специализируется на сирийских повстанческих группах в качестве старшего научного сотрудника Института Ближнего Востока, вашингтонского аналитического центра, сказал, что Джейш ан Наср был «одной из самых значительных групп», получающих поддержку в рамках программы.

Винтовка Маузера, изготовленная в Германии в 1941 году, была обнаружена в Багдаде, Ирак.Conflict Armament Research

Он добавил, что предложенный ЦАР график переадресации оружия имеет смысл, отметив, что в течение этого периода группа боролась с ИГИЛ.

Отдельно администрация Трампа в этом году начала вооружать SDF - коалицию арабских и курдских боевиков - хотя в прошлом месяце министр иностранных дел Турции заявил, что администрация прекратила программу, теперь, когда ИГИЛ было разгромлено с большей части контролируемой им территории. ,

«Везде, где это возможно, наши советники будут контролировать использование оружия и материалов, которые мы передаем SDF, обеспечивая их использование только против ИГИЛ», - сказал Пахон.

Питер Веземан, старший научный сотрудник Стокгольмского международного института исследования проблем мира, сказал, что работа CAR «показывает огромные риски», связанные с передачей оружия »неподготовленным, не очень хорошо подготовленным вооруженным группам или даже так называемым организованным вооруженным формированиям. "

Оружие, обнаруженное у организации ИГИЛ и задокументированное в отчете, поступает от широкого круга производителей и источников.

Многие из них были разграблены из правительственных складов Ирака и Сирии, когда ИГИЛ неистовствовало в обеих странах.К началу 2015 года группа контролировала около 35000 квадратных миль территории - площадь размером с Индиану.

Но ЦАР заявляет, что использование нового оружия в сирийском конфликте значительно улучшило «количество и качество оружия, доступного ИГИЛ».

В пропагандистских видеороликах ИГИЛ часто демонстрирует оружие американского производства, имеющееся в своем арсенале, большая часть которого предположительно была захвачена из иракских военных складов.

В 2015 году ЦАР обнаружил в Кобани, Сирия, один М-16 американского производства, на журнале которого было написано имя командующего ИГИЛ - четкий символ статуса.

Но на самом деле американское оружие составляет лишь незначительную часть стрелкового оружия, зарегистрированного ЦАР. Китайское и российское вооружение составляет более 50 процентов, и широко используется широко распространенный АК-47.

ЦАР обнаружил, что большая часть оружия ИГИЛ была произведена до 1990 года, когда на Ирак было введено эмбарго на поставки оружия.

В отчете подчеркивается огромная широта и глубина арсенала ИГИЛ.

Его исследователи обнаружили ракеты, произведенные в бывшей Югославии, а также оружие и боеприпасы, вывезенные из Бельгии более 30 лет назад.

Джеймс Беван, директор ЦАР, нашел винтовку Маузера, изготовленную в нацистской Германии в 1941 году, в тайнике организации ИГИЛ в Багдаде вместе со 150 другими видами оружия и самодельными взрывными устройствами.

Сплитерс сказал, что тот факт, что ИГИЛ использовало более старое оружие, «показывает, как долго такое оружие может жить и проходить через разных владельцев, продолжать стрелять и продолжать убивать».

CAR заявляет, что во время визитов было задокументировано более 40 000 отдельных предметов в Ирак и Сирию, записывая все, от танков и ракетных установок до пуль и обрывков детонационного шнура.

Но он обнаружил и некоторые сюрпризы.

В сентябре исследователи группы сделали необычное открытие 122 ручных пулеметов китайского производства на бывшем объекте организации ИГИЛ к югу от Мосула. Серийные номера в основном располагались последовательно, что указывало на то, что они были получены от одного предполагаемого получателя. К каждому был прикреплен как минимум один пакет с амфетаминами.

CAR пришло к выводу, что ИГИЛ «складировало оружие вместе с индивидуальными пайками улучшающих работоспособность лекарств для выдачи своим боевикам.«

.

«Исламское государство» - уйгуры из Китая бегут в Сирию, чтобы пополнить ряды джихадистов | Мир | Новости

Ли Шаосянь, вице-президент аналитического центра, связанного с Министерством государственной безопасности Китая, сказал, что «многие сотни или тысячи» уйгуров из западной провинции Синьцзян были связаны с ИГИЛ, также известным как Даиш, в Сирии. ,

Он сказал: «Независимо от того, причастны ли китайские граждане к ИГИЛ, ответ, безусловно, положительный.

"У меня нет конкретного числа, но я думаю, что их может быть много сотен или тысяч.

«Как исследователь я внимательно следил за ситуацией.

«Я считаю, что в Сирии сражается довольно много китайских граждан, не только с ИГИЛ, но и с другими силами в Сирии, где есть самые разные группы, в которых воюют люди из Китая».

По некоторым оценкам, численность армии ИГИЛ составляет 20–30 000 человек, но другие полагают, что сила может достигать 200 000 бойцов.

Хотя они были серьезно ослаблены ежедневными бомбардировками, совершаемыми реактивными самолетами коалиции под командованием США и российскими военными самолетами, остается значительная армия.

Если бы к террористической группировке присоединился большой контингент китайских боевиков, ее способность претендовать на новые территории в Сирии, Ираке и других регионах Азии значительно улучшилась бы.

Высокопоставленные должностные лица китайского правительства в прошлом году предупредили, что уйгуры собираются присоединиться к ИГИЛ.

Чжан Чуньсянь, секретарь коммунистической партии Синьцзяна - наиболее пострадавшего региона - сказал в марте: «Организация [ИГИЛ] имеет огромное международное влияние, и Синьцзян не может оставаться в стороне от нее, и мы уже пострадали.

«Мы также обнаружили, что некоторые из тех, кто воевал, вернулись в Синьцзян для участия в террористических заговорах».

Рафаэлло Пантуччи, аналитик по терроризму из лондонского аналитического центра Royal United Services Institute, Синьцзян, кормил ИГИЛ в Сирии и Ираке

Но он поставил под сомнение вероятность того, что эти боевики попытаются вернуться в Китай: «Способны ли люди проделать обратный путь, кажется трудным, особенно с учетом трудностей, с которыми люди из Синьцзяна сталкиваются при получении паспортов.”

Китайские уйгуры - этническое тюркское мусульманское меньшинство, которое имеет давнюю историю конфликтов с правительством Китая, вызванных экономическими и культурными факторами, которые переросли в насилие.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *