Содержание

«Чёрные аисты» Пакистана | Warspot.ru

Среди спецподразделений стран третьего мира одним из самых известных является пакистанский армейский спецназ Special Services Group (SSG) — Группа специальных операций. Её бойцы известны также под неофициальными именами «чёрных аистов» и «краповых беретов». Появившись в 1950-х годах, спецназ участвовал во всех вооружённых конфликтах Пакистана, а в наши дни активно привлекается к проведению контртеррористических операций.

Рождение SSG

В 1950-е годы, размышляя о новой войне с Индией за возвращение «своих Эльзаса с Лотарингией» — Кашмира, пакистанские военные внимательно изучали опыт современных им партизанских войн в Алжире и Вьетнаме. В результате они пришли к мысли о необходимости создания спецподразделения, предназначенного для проведения трансграничных рейдов в условиях войны, а также для организации партизанской войны на вражеской, то есть индийской, территории.

Знамя 19-го батальона Белуджского полка, 1964 год

В 1954 году 312-я гарнизонная рота во главе с капитаном Мухаммадом Салманом Ханом первой была переквалифицирована для участия в специальных операциях. Через два года рота была объединена с 17-м батальоном Белуджского полка, образовав отдельное подразделение специальных операций, названное 19-м батальоном Белуджского полка. Батальон дислоцировался в Черате — небольшом городке в горах провинции Хайбер-Патунхва в полусотне километров от Пешавара. В 1959 году подразделение возглавил подполковник Абубакр Осман Митха — мухаджир (переселенец) из Индии, воевавший в годы Второй мировой войны в Бирме. Именно он и стал «отцом пакистанского спецназа».

В начале 1960-х годов в создании спецназа также участвовали американские инструкторы из ЦРУ и «зелёных беретов»: некоторые пакистанские офицеры прошли подготовку в Форт-Брэгге и Форт-Беннинге. К 1965 году пакистанский спецназ насчитывал в своих рядах около 700 человек, разделённых на шесть отдельных рот. Каждая из них специализировалась на определённом типе специальных операций.

Генерал-майор Митха — «отец пакистанского спецназа», 1970-е годы

1965 год: первый бой и первый провал

В августе 1965 года пакистанский спецназ был переименован в Группу специальных операций, а вскоре и попробовал себя в бою.

С началом Второй индо-пакистанской войны высшее командование приказало новому командиру SSG подполковнику Абдулу Матину срочно организовать и провести операции по уничтожению индийской авиации на базах в Пенджабе — по типу лихих рейдов САСовцев на немецкие аэродромы в Ливийской пустыне в годы Второй мировой войны. Возражение «отца спецназа» полковника Митхи, что густонаселённый Пенджаб с развитым сельским хозяйством сильно отличается от пустыни Сахара, не было принято во внимание.

Собравшийся на лётном поле авиабазы в Пешаваре личный состав SSG начал подготовку к рейду. Всё делалось в большой спешке, для брифинга спецназовцев использовали первые попавшиеся под руку карты — например, четвертьдюймовые карты Адампура, выпущенные геодезической службой Британской Индии в 1923 году, или аэрофотосъёмки Хальвара 1958 года.

После полуночи 7 сентября 1965 года с авиабазы в Пешаваре вылетели три С-130 с десантниками SSG. Каждый самолёт нёс группу в 60 спецназовцев. Около 2 часов ночи было проведено десантирование.

Группа майора Халида Гульреза Батта из-за навигационной ошибки высадилась далеко от авиабазы Патанкот, в местности, изборождённой оросительными каналами, рядом с дорогой Амритсар–Патанкот — здесь как раз в это время перебрасывались к границе части 14-й индийской пехотной дивизии. Поэтому с рассветом спецназовцев довольно быстро переловили, и только двое смогли уйти в Пакистан.

Группу капитана Дуррани постигла та же судьба. Они высадились слишком далеко от авиабазы Адампур, посреди кукурузных полей. С рассветом местные крестьяне обнаружили их и вызвали полицию. Дуррани приказал разбиться на небольшие группы и уходить назад. Нескольких спецназовцев линчевали крестьяне, разъярённые потравой посевов. Капитан Дуррани был взят в плен одним из первых.

И только группа майора Хазура Хаснайна высадилась точно на авиабазу Хальвар. Даже слишком точно: часть парашютистов приземлились прямо на лётное поле, освещённое прожекторами, — после пакистанского авианалёта персонал базы находился в состоянии повышенной боеготовности. Приземлившись, спецназовцы были сразу взяты в плен — как и те, кто десантировался на крыши домов близлежащей деревни. Сам майор Хаснайн с двумя подчинёнными приземлился незамеченным у забора авиабазы, но у них не было с собой кусачек, чтобы перерезать проволочные заграждения. С рассветом майор Хаснайн и его люди захватили джип с авиабазы и на нём добрались до Пакистана.

Таким образом, из 180 спецназовцев SSG 136 были взяты в плен, 22 убиты и ещё 22 смогли выбраться назад в Пакистан. Враг никаких потерь, кроме угнанного джипа, не понёс.

Итог операции: индийцы так и не поняли, что же это было, а пакистанский спецназ вышел из строя и больше в войне 1965 года участия не принимал.

Война 1971 года

В 1966 году SSG был реорганизован и расширен до размера бригады, включавшей три полноценных батальона. Штаб и учебный центр спецназа оставались в Черате, а боевые части дислоцировались на новой базе в старинном городке Атток на берегах Инда в провинции Хайбер-Патунхва. В Карачи была создана отдельная рота боевых пловцов «Муса». С осени 1970 года 3-й батальон SSG дислоцировался в Читтагонге на востоке Пакистана. В марте 1971 года, в процессе обострения кризиса в этой провинции, сюда дополнительно были переброшены ещё две роты 2-го батальона SSG.

Именно спецназовцы арестовывали в ночь на 25 марта 1971 года лидера бенгальских сепаратистов Муджибура Рахмана. Затем они охраняли стратегические объекты Восточного Пакистана, воевали с бенгальскими сепаратистами. В одном из боёв погиб командир 2-го батальона SSG подполковник Сулейман.

В составе отрядов бенгальских партизан Мукти Бахини воевали капитан Абу Тахер, прошедший обучение в Форт-Беннинге, и три других бенгальца, дезертировавших из рядов SSG после начала кризиса. В октябре–ноябре 1971 года пакистанские спецназовцы совершили несколько рейдов на лагеря Мукти Бахини на индийской территории, попутно пуская под откос поезда и взрывая мосты.

Бойцы SSG на параде, начало 1980-х годов

С началом индийского наступления в декабре 1971 года командующий пакистанскими войсками в Восточном Пакистане генерал Ниязи отверг идею рейда спецназовцев на радиостанцию Калькутты. Вместо этого он использовал части SSG как обычную пехоту в качестве «спасательных команд» для затыкания дыр в собственной обороне. После падения Дакки часть спецназовцев смогла избежать плена, отступив на бирманскую территорию.

Попытки использования спецназовцев на Западном фронте также были неудачны. 1-й батальон SSG, одной из рот которого командовал будущий пакистанский президент, а тогда майор Первез Мушарраф, поддерживал штурм Пунча в индийском Кашмире. Но в ходе рейда на индийскую территорию, в попытке перерезать основную дорогу в город, спецназовцы были обнаружены и попали под авиаудар ВВС Индии. Понеся большие потери, они были вынуждены отступить, так и не выполнив задачи.

Наиболее ярким действием SSG в кризисном 1971 году оказался отказ командира подразделения бригадира Гулама Мохаммеда Малика выполнить приказ о направлении роты SSG в Равалпинди для защиты президента Яхьи Хана, что и предопределило приход к власти Зульфикара Али Бхутто.

«Руки» разведки

На полях войн с Индией особых лавров пакистанские спецназовцы не снискали, но добились определённых успехов в других сферах деятельности. С самого своего рождения SSG действовала в тесном контакте с пакистанской разведслужбой — Межведомственной разведкой (МВР), служа её «руками» при проведении разных операций. Тесные связи SSG и МВР укреплялись и регулярной ротацией офицеров между двумя ведомствами.

С конца 1950-х годов и до самого поражения в 1971 году оперативники SSG готовили в лагере в Силхете (Восточный Пакистан) боевиков из числа сепаратистов нага и мизо, воюющих с индийским правительством на северо-востоке этой страны. Полковник С.Г. Мехди, один из ветеранов SSG, участвовавший в программе, вспоминал, что

«наги были гораздо лучшими бойцами, чем кашмирские моджахеды».

Эмблема SSG — «подобно молнии в ночи»

В 1970-е годы SSG привлекалась к операциям против сепаратистов в Белуджистане. Два батальона спецназа в 1973–1977 годах постоянно были развёрнуты в мятежной провинции. В феврале 1973 года, получив информацию от МВР о поставках оружия белуджским повстанцам из Ирака, SSG совершила рейд на посольство и резиденцию иракского военного атташе в Исламабаде, конфисковав большую партию оружия и боеприпасов.

В 1980-х годах инструкторы SSG готовили спецподразделения Шри-Ланки, втянутые в войну с тамильскими сепаратистами.

Главный фронт SSG располагался на севере. Уже после свержения королевского режима в Афганистане в 1973 году офицеры и сержанты НКО были привлечены МВР для подготовки афганских повстанцев-моджахедов. После советского вторжения в 1979 году данная программа была расширена, а наиболее «перспективные» из афганцев проходили полный курс обучения в учебном центре SSG в Черате.

Бойцы SSG на афганской границе, наши дни

Вопреки тому, что порой пишут в отечественных источниках и на пакистанских форумах, никаких надёжных данных об участии оперативников SSG в боях против советских войск на территории Афганистана нет. Однако офицеры-спецназовцы были советниками в частях талибов, сражавшихся против Северного альянса в 1990-е годы. Полностью они были выведены из Афганистана в ноябре 2001 года, после начала американской военной операции.

Продолжала SSG привлекаться и к операциям против Индии. Рота спецназа постоянно входит в состав Сиаченской бригады пакистанской армии. В 1986 году именно спецназовцы установили, а затем обороняли пост «Каид» на хребте Салторо, бои за который стали самой яркой страницей Сиаченского конфликта.

С конца 1980-х годов инструкторы SSG готовили кашмирских моджахедов, развернувших партизанскую войну против Индии в Кашмире.

Боец SSG, наши дни

А в феврале 1999 года офицеры SSG командовали отрядами Северной лёгкой пехоты, захватывавшими высоты в кашмирском секторе Каргил, что привело к последнему на сегодняшний день «горячему» вооружённому конфликту Индии и Пакистана — Каргильской войне.

Против терроризма

В 1980 году в составе SSG была создана отдельная контртеррористическая рота «Заррар» под командованием майора Фаиза Акбара Шаха и капитана Саджада Али Шаха, окончивших курсы американских «морских котиков». В следующем году роте впервые пришлось вступить в бой — группа сикхских сепаратистов угнала в Лахор индийский «Боинг». Пакистанские спецназовцы сумели незаметно проникнуть на борт и нейтрализовать всех угонщиков, без жертв со стороны заложников.

Бойцы SSG
десантируются с вертолёта, наши дни

Громкая история произошла в сентябре 1986 года. Палестинские террористы из организации Абу-Нидаля, связанные с ливийским режимом, захватили «Боинг-747» американской компании «Пан-Эм», выполнявший рейс Бомбей – Нью-Йорк, на промежуточной посадке при дозаправке в Карачи. Неподготовленный штурм самолёта, спешно начатый после того, как угонщики начали убивать заложников, привёл к гибели 43 пассажиров.

Более успешными были операции по освобождению захваченного афганскими боевиками школьного автобуса в 1994 году и самолёта внутренних пакистанских авиалиний в 1998 году.

Спецназ в XXI веке

В июне 2003 года был принят план реорганизации SSG, предусматривающий увеличение его численности в три раза за 10 лет. В следующем году были сформированы 4-й батальон, а также штабы дивизии и двух отдельных бригад. Такое расширение было продиктовано ухудшением положения с безопасностью в Пакистане после начала «войны с террором».

SSG на параде, наши дни

SSG активно привлекается к военным операциям в «зоне племён» против местных талибов, выполняя разведывательные и ударные функции. По неподтверждённым данным, в ходе одной из операций в апреле 2009 года бойцы 1-го батальона SSG «Йылдырым» провели ночное парашютное десантирование на вражеской территории.

Также спецназу приходится иметь дело с противостоянием террористическим атакам. В июле 2007 года бойцы SSG штурмовали превращённую в оплот исламистов мечеть Лал-Масджид в Исламабаде. Погибло десять спецназовцев во главе с командовавшим штурмом подполковником Харуном Исламом, командиром контртеррористического батальона SSG «Заррар». В 2009 году бойцы SSG освобождали захваченные террористами штаб-квартиру пакистанской армии в Равалпинди и полицейскую академию в Лахоре, в декабре 2014 года — школу в Пешаваре.

Бойцы SSG, наши дни

Всё это превратило SSG в одну из мишеней исламистов. Спецназовцы становились жертвами взрывов, в самом крупном из которых — подрыве террориста-смертника на базе SSG в сентябре 2007 года — погибло 22 спецназовца. В ноябре 2008 года в Исламабаде снайпер застрелил командира SSG генерал-майора Амира Файзала Алави.

На бойцов SSG возложена охрана ядерного оружия Пакистана. Также спецназ продолжает привлекаться и к трансграничным операциям в Кашмире.

Современное положение

В настоящий момент SSG насчитывает около 7 тысяч военнослужащих в составе девяти батальонов. Каждый батальон состоит из четырёх рот, роты делятся на команды по десять спецназовцев.

Главная база SSG находится в Аттоке, учебный центр — в Черате. Для поступления в спецназ военнослужащие должны отслужить в армии не менее двух лет. Ежегодно около 120 офицеров и более 3 тысяч нижних чинов подают заявки в SSG, но только 20–25% проходят жёсткий отбор. Одно из заданий — пробежать в полной боевой выкладке 5 миль (около 8 км) по пересечённой местности за 40 минут. По завершении 8-месячного учебного курса бойцы получают краповый берет и подписывают своей кровью документ о зачислении в состав SSG.

Подписание документов кровью, наши дни

Сержанты и рядовые служат в SSG на постоянной основе, офицеры меняются каждые три года. Служба в спецназе считается для офицера большим подспорьем в карьере. Пакистанские спецназовцы регулярно проводят совместные учения со спецподразделениями США, КНР, Турции, ряда ближневосточных стран, а с 2016 года — и России.

Премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси посещает учебный центр SSG в Черате, 2018 год

В сентябре 2018 года пакистанские спецназовцы должны принять участие в международных антитеррористических учениях Шанхайской организации сотрудничества «Мирная миссия-2018» на полигоне в Челябинской области — впервые вместе со своими коллегами из Индии.


Литература:

  1. Cloughley, В. A History of the Pakistan Army: Wars and Insurrections / Brian Cloughley. — Carrel Books, 2016.
  2. Conboy, K. Elite Forces of India and Pakistan / Kenneth Conboy. — Osprey Publishing, 1992.
  3. Fair, С. Fighting to the end: the Pakistan Army’s way of war / Christine Fair. — Oxford University Press, 2014.
  4. Musharraf, Р. In the line of fire / Pervez Musharraf. — Simon & Schuster, 2006.
  5. Sirrs, О. L. Pakistan’s Inter-Services Intelligence Directorate: covert action and internal operation / Owen L. Sirrs. — Routledge, 2016.
  6. Special Services Group: Inside Pakistan’s Sharp Sword // Pakistan Defence, 2015.

warspot.ru

Спецназ «Каскад» против моджахедов «Черный аист»

Как «Каскад» разгромил гвардию Бен Ладена

26 лет назад детище известных террористов Гульбеддина Хекматияра и Усамы бен Ладена — элитное спецподразделение афганских моджахедов «Черный аист» — впервые потерпело сокрушительное поражение. В роли обидчиков пернатых духов выступили 23 бойца cпецназа Главного разведывательного управления СССР.

Спецназ есть спецназ

Вспоминает председатель совета директоров ОАО «КТК» Сергей Клещенков:
— Хотя я как военнослужащий был откомандирован во время конфликта в Афганистан, лично с «аистами» мне сталкиваться не приходилось. Однако наслышаны о них были все — и рядовые, и командование.

Подразделение «Черный аист» Гульбеддин Хекматияр организовал из отборнейших головорезов, прошедших усиленную подготовку под руководством американских и пакистанских инструкторов. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т.д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия и отличались звериной жестокостью: Советских военнопленных они пытали не хуже гестаповцев.

Хотя «Черные аисты» гордо заявляли, что ни разу не терпели поражения от советских войск, это было правдой лишь отчасти. И касалось только первых лет войны. Дело в том, что наши строевые части были подготовлены не для партизанской войны, а для проведения широкомасштабных боевых операций. Поэтому сначала они несли ощутимые потери.

Учиться приходилось на практике. Причем как солдатам, так и офицерам… Кстати, до афганской войны в этом подразделении служили исключительно офицеры. Решение о привлечении солдат и сержантов срочной службы в ряды спецназа было принято Советским командованием уже во время конфликта.

Задание — свободный поиск

В том страшном бою принял участие единственный казахстанец сержант отдельной 459-й роты отряда «Каскад» ГРУ СССР алматинец Андрей Дмитриенко.

Группа Советских спецназовцев угодила в засаду, умело расставленную «аистами», при выполнении самого обычного задания.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

— Мы получили информацию о том, что какая-то банда разгромила караван наливников-бензовозов в 40 км от Кабула. По сведениям армейской разведки, эта автоколонна везла секретный груз — новые китайские реактивные минометы и, возможно, химическое оружие. А бензин был простым прикрытием.

Нашей группе было необходимо найти уцелевших солдат, груз и доставить их в Кабул. Численность обычной штатной группы спецназа — 10 человек. Причем чем меньше группа, тем легче работать. Но в этот раз было решено объединить 2 группы под командованием старшего лейтенанта Бориса Ковалева и усилить их опытными бойцами. Поэтому в свободный поиск отправился стажер старший лейтенант Ян Кушкис, а также 2 прапорщика Сергей Чайка и Виктор Строганов.

Выступили мы днем, налегке, в самую жару. Ни касок, ни бронежилетов брать не стали. Считалось, что спецназовцу стыдно надевать всю эту амуницию. Глупо, конечно, но это неписаное правило всегда строго выполнялось. Мы даже еды достаточно с собой не взяли, так как планировали вернуться засветло.

Каждый из бойцов нес автомат АКС-74 калибра 5,45 мм, а офицеры предпочитали АКМ калибра 7,62 мм. Кроме того, на вооружении группы находились 4 ПКМ — модернизированные пулеметы Калашникова… Кроме автоматов и пулеметов каждый из нас прихватил с собой около десятка оборонительных гранат «эфок» — Ф-1, с разлетом осколков 200 метров…

Сводная группа шла по холмам параллельно трассе Кабул — Газни, которая очень сильно напоминает трассу в Алматинской области Чилик — Чунджа.

Отлогие и длинные подъемы вымотали нас намного сильнее, чем самые крутые скалы. Казалось, что им никогда не будет конца. Идти было очень трудно. Спину жарили лучи высокогорного солнца, а раскаленная, словно сковорода, земля дышала нам в лицо нестерпимым обжигающим жаром.

Ловушка на Казажоре

Около 19 часов вечера командир объединенной группы Ковалев принял решение «садиться» на ночь. Бойцы заняли вершину сопки Казажора и принялись складывать из базальтового камня бойницы — круглые ячейки высотой в полметра.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

— В каждом таком укреплении находилось по 5-6 человек. Я лежал в одной ячейке с Алексеем Афанасьевым, Толкыном Бектановым и двумя Андреями — Моисеевым и Школеновым. Командир группы Ковалев, старший лейтенант Кушкис и радиотелеграфист Калягин расположились метрах в 250-ти от основной группы.

Когда стемнело, мы решили закурить, и тут с соседних высоток по нам внезапно ударили пять ДШК — крупнокалиберных пулеметов Дегтярева-Шпагина. Этот пулемет, красноречиво прозванный в Афганистане «королем гор», СССР в 70-х годах продал Китаю. Во время афганского конфликта функционеры Поднебесной не растерялись и перепродали это мощное оружие душманам. Теперь нам пришлось испытать страшную силу пяти крупнокалиберных «королей» на своей собственной шкуре.

Тяжелые пули калибра 12,7 мм крошили хрупкий базальт в пыль. Выглянув в бойницу, я увидел, как снизу на нашу позицию накатывает толпа душманов. Их было человек двести. Все строчили из «калашниковых» и орали. Кроме кинжального огня ДШК атакующих прикрывали автоматы их затаившихся в укрытиях единоверцев.

Мы сразу же обратили внимание на то, что духи вели себя совсем не так, как всегда, а чересчур уж профессионально. Пока одни делали стремительный рывок вперед, другие били по нам из автоматов так, что не давали поднять головы. В темноте мы могли разглядеть только силуэты стремительно наступающих моджахедов, которые сильно смахивали на бестелесные призраки. И от этого зрелища становилось жутко. Но даже нечеткие контуры бегущих врагов то и дело терялись.

Сделав очередной бросок, душманы мгновенно падали на землю и натягивали на головы темные капюшоны черных американских «алясок» или темно-зеленые камуфляжные куртки. Из-за этого они полностью сливались с каменистой почвой и на некоторое время затаивались. После чего атакующие и прикрывающие менялись ролями. При этом огонь не затихал ни на секунду.

Это было очень странно, если принять во внимание, что большинство моджахедов обычно были вооружены автоматами Калашникова китайского и египетского производства. Дело в том, что египетские и китайские подделки АКМ и АК-47 не выдерживали длительной стрельбы, так как были изготовлены из низкокачественной стали. Их стволы, нагреваясь, расширялись, и пули летели очень слабо. Выпустив два-три рожка, такие автоматы просто начинали «плеваться».

Подпустив «духов» метров на сто, мы ударили в ответ. После того как наши очереди скосили несколько десятков атакующих, душманы поползли назад. Однако радоваться было рано: врагов оставалось еще слишком много, а боеприпасов у нас явно не хватало…

Патронов у нас оставалось совсем немного, группа вынуждена была переставить переводчики огня на одиночные выстрелы. Все наши бойцы стреляли прекрасно, поэтому многие из моджахедов были поражены именно одиночным огнем. Осознав, что в лоб нас не взять, «духи» пошли на хитрость. Они принялись кричать, что мы по ошибке напали на своих союзников, бойцов царандоя — афганской милиции.

Зная, что душманы при свете дня воюют очень плохо, прапорщик Сергей Чайка принялся тянуть время в надежде дожить до утра и дождаться подкрепления. С этой целью он предложил противнику переговоры. Душманы согласились.

В качестве парламентеров отправился сам Чайка с Матвиенко, Барышкиным и Рахимовым. Подпустив их метров на 50, «духи» неожиданно открыли огонь. Александр Матвиенко был убит первой же очередью, а Миша Барышкин получил тяжелые ранения. До сих пор помню, как он, лежа на земле, судорожно дергается и кричит: «Ребята, помогите! Мы истекаем кровью!»

Все бойцы как по команде открыли заградительный огонь. Благодаря этому Чайке с Рахимовым каким-то чудом удалось вернуться. К сожалению, спасти Барышкина нам не удалось. Он лежал метрах в 150-ти от наших позиций, на открытом месте. Вскоре он затих.

Неожиданный прорыв

Интересно, что по ячейке командира группы Ковалева, где он находился вместе со старшим лейтенантом Кушкисом и радиотелеграфистом Калягиным, «духи» почти не стреляли. Все силы противник сосредоточил на нас. Может быть, моджахеды решили, что трое бойцов все равно никуда не денутся? Такое пренебрежение сыграло с нашими врагами злую шутку. В тот момент, когда наш огонь от недостатка патронов катастрофически ослаб и мы не могли больше сдерживать натиск наступающих «духов», им в тыл неожиданно ударили Ковалев, Кушкис и Калягин.

Услышав разрывы гранат и треск автоматных очередей, мы поначалу даже решили, что к нам подошло подкрепление.

Но тут в нашу ячейку скатился командир группы вместе со стажером и радистом. Во время прорыва они уничтожили около полутора десятков «духов».

В ответ обозленные моджахеды, не ограничиваясь убийственным огнем пяти ДШК, принялись бить по ячейкам из ручных гранатометов. От прямых попаданий слоистый камень разлетался на куски. Многие бойцы были ранены осколками гранат и камня. Так как мы не взяли с собой перевязочных пакетов, то пришлось перевязывать раны рваными тельниками.

К сожалению, у нас не было тогда ночных прицелов, а инфракрасный бинокль имелся только у Сергея Чайки. Высмотрев гранатометчика, он кричал мне: «Гад на семь часов! Мочи его!» И я посылал туда короткую очередь. Сколько человек я уложил тогда, точно не знаю. Но, наверное, около 30.

Этот бой не был для меня первым, и мне уже приходилось убивать людей. Но на войне убийство убийством не считается — это просто способ выжить самому. Здесь надо быстро на все реагировать и очень точно стрелять.

Когда я уходил в Афган, мой дед-пулеметчик, ветеран Великой Отечественной войны, сказал мне: «Никогда не разглядывай врага, а сразу стреляй в него. Рассмотришь потом».

Перед отправкой политработники говорили нам, что моджахеды отрезали у наших убитых солдат уши, носы и другие органы, выкалывали глаза.

После своего прибытия в Кабул я обнаружил, что наши тоже отрезают уши у убитых «духов». Дурной пример заразителен, и вскоре я занялся тем же самым. Но мою страсть к коллекционированию прервал особист, который поймал меня на 57-м ухе. Все сушеные экспонаты, разумеется, пришлось выбросить.

Не попал в цирк — оказался в спецназе

Признаюсь, за весь тот бой я десять раз пожалел, что не остался в Печорах сержантом.

Печеры-Псковские — это город под Питером, где расположена база подготовки спецназа ГРУ СССР.

Там готовили командиров отделений, радиотелеграфистов, разведчиков и минеров.

Я искусно сымитировал полное отсутствие слуха и, успешно «откосив» от рации, прорвался в разведчики.

Готовили нас очень основательно. Мы постоянно бегали 10-км кроссы, бесконечно отжимались на брусьях и подтягивались на турнике, стреляли из всех видов стрелкового оружия и отрабатывали действия с ножом на чучелах из гофрированного картона. Такой картон лучше всего имитирует человеческое тело.

Кроме того, изучали подрывное дело и тренировали силу воли в подземных лабиринтах, где нас атаковали виртуальные танки.

Учился я так хорошо, что меня даже хотели оставить там инструктором-сержантом. Чтобы этого не произошло, я совершил несколько дисциплинарных нарушений и полностью разочаровал в себе начальника курсов. Он махнув на меня рукой сказал, что в спецназ попадают все разгильдяи, которых не принимают в цирк или в тюрьму…

Развязка

Ночной бой достиг своей кульминации в 4 часа утра, когда «духи» решительно пошли в очередную атаку. Патронов они не жалели и громко вопили: «Шурави, таслим!» — аналог фашистского «Рус, сдавайс!»

Меня трясло от холода и нервного напряжения, но больше всего угнетала полная неопределенность. И я очень боялся. Боялся неминуемой смерти и возможных пыток, боялся неизвестности. Тот, кто говорит, что на войне не страшно, — либо там не был, либо лжет.

Мы израсходовали почти все боеприпасы. Последний патрон для себя никто не берег. Его роль у спецназовцев исполняет последняя граната. Это гораздо надежнее и еще нескольких врагов с собой утащить можно.

У меня оставалось еще семь патронов, пара гранат и нож, когда мы принялись договариваться между собой о том, кто добьет раненых. Решили, что те, на кого укажет жребий, заколют их ножами. Оставшиеся патроны — только для врага. Это звучит ужасно, но в живых оставлять товарищей было нельзя. Моджахеды зверски пытали бы их перед смертью.

Бросая жребий, мы услышали шум вертолетных винтов. Я на радостях бросил в душманов последние гранаты. А потом, как холодом, обдала страшная мысль: вдруг вертолеты пройдут мимо?

Но мимо они не прошли. Оказалось, что нам на выручку прилетели вертолетчики «залетного» Александрийского полка, базировавшегося под Кандагаром. В этом полку служили офицеры-штрафники, имевшие многочисленные проблемы по службе. Когда наша рота стояла рядом с этими вертолетчиками, мы не раз пили с ними водку. Но хотя дисциплина хромала у них на обе ноги, зато они ничего не боялись. Несколько транспортных Ми-8 и боевых Ми-24, более известных как «крокодилы», ударили по душманам из пулеметов и отогнали их от наших позиций. Быстро загрузив в вертолеты двух убитых и 17 раненых товарищей, мы запрыгнули сами и оставили противника кусать локти.

Усама от злости растоптал чалму

Впоследствии разведцентр ограниченного контингента Советских войск в Афганистане получил данные, что в том бою нашей группой было уничтожено 372 натасканных боевика. Также выяснилось, что командовал ими молодой и мало кому известный тогда Усама бен Ладен. Агентура свидетельствовала, что после этого боя будущий знаменитый террорист вне себя от ярости топтал собственную чалму и последними словами крыл своих помощников. Это поражение легло на «аистов» несмываемым пятном позора.

Во всех афганских селениях, контролируемых «духами», был объявлен недельный траур, а главари моджахедов поклялись уничтожить всю нашу 459-ю роту…

В настоящее время кавалер боевых российских орденов «За доблесть» и «Боевое братство», медалей «За отвагу», «За ратную доблесть» Андрей Дмитриенко воспитывает молодежь в военно-спортивном патриотическом клубе «Аскер», созданном при Союзе ветеранов Афганистана в Алматы»

Материал создан: 17.10.2015

комментарии к статье



iamruss.ru

«Чёрный Аист» — 70-я Отдельная Гвардейская Мотострелковая Бригада

Все, кто был «за речкой» — помнят ,знают или когда нибудь слышали о «Чёрном аисте»
«Чёрный аист» или «Чёрные аисты» — диверсионно-истребительный отряд афганских моджахедов, предводителем которого были, по разным источникам, Хаттаб, Хекматиар, Усама бен Ладен.
Исходя по информации из других источников, «Аисты» формировались из сотрудников пакистанского спецназа.

Официальная версия
Группа специального назначения (англ. Special Services Group — SSG) — пакистанский армейский спецназ, аналогичный американским зелёным беретам. Официальная численность 2100 бойцов. Разделён на 3 батальона. Первое «боевое крещение» получили в 1965 в индийском штате Джамму и Кашмир. Участвовали в Афганской войне (1979—1989)
Одна из версий
«Чёрный Аист» — подразделение специального назначения, было создано в период Афганской войны рядом спецслужб Пакистана и других заинтересованных стран из числа афганских моджахедов (уроженцев Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Ирана, Пакистана, Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР) и иностранных наёмников[5]. За редким исключением (в лице инструкторов) — все члены «Чёрного Аиста» были приверженцамифундаментального ислама. Члены «Чёрного Аиста» были хорошо подготовленными военными специалистами, профессионально владеющими различными видами вооружения, средствами связи, знанием топографических карт. Хорошо ориентировались на местности, были неприхотливы в быту. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т. д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия. Отряды располагались в приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях афганского высокогорья, на базах и укрепрайонах афганских моджахедов.
Отряд «Чёрный Аист» был оснащён специальной униформой чёрного цвета, с нашивками данного спецподразделения. Очень часто во время интенсивного боя, бравируя собственным бесстрашием «Чёрные Аисты» становились во весь рост, с тем, чтобы выпустить снаряд из гранатомёта, или дать продолжительную очередь. Данным действом, а также чтением по рупорному громкоговорителю во время боя сур из священной книги «Аисты» рассчитывали деморализовать и сломить моральный дух советских воинов.
Принимали активное участие в организации засад на подразделения советских войск:
Бой у кишлака Хара — гибель 1-го батальона 66 ОМСБр в ущелье Хара провинции Кунар — 11 мая 1980 г.
Гибель Мараварской роты в провинции Кунар 1-й роты 334-го отряда спецназ 15 ОбрСпН ГРУ ГШ — 21 апреля 1985 г.
Бой 4-й роты 149-го мотострелкового полка у кишлака Коньяк в провинции Кунар — 25 мая 1985 г.
 Операция «Западня» провинция Герат — 18-26 августа 1986 г.
Бой у высоты 3234 у кишлака Алихейль провинции Пактия
                                                                 
 

Альтернативное мнение[

Линия Дюранда, по настоящее время разделяющая два центрально-азиатских государства ещё со времён Британской Индии, фактически являетсяграницей между исламскими республиками Пакистан и Афганистан. В силу вековых исторических процессов и своего высокогорного рельефа считается весьма условной. Официальный Кабул и Исламабад имеют разные точки зрения относительно её точного прохождения.

Частями и соединениями ОКСВА в период с 1980-1988 гг. в данной территориальной зоне проводились различные по масштабу боевые действия по ликвидации инфраструктуры многочисленных вооружённых формирований моджахедов (в частности и в ходе Кунарских общевойсковых операций), захват уукрепрайонов, опорных пунктов и перевалочных баз.

Пакистанские пограничники, носившие в ту пору чёрную униформу, дислоцировали свои сторожевые заставы в максимальной близости к месту проведения данных военных мероприятий и находились в постоянной боевой готовности. Профессионально подготовленные, они действовали слажено, чётко взаимодействуя с приданной для особых случаев армейской артиллерией. Нередко, в случаях, когда советские подразделения осуществляли военные действия на приграничной с Пакистаном территории, сопредельная сторона оценивала сложившуюся обстановку как возникшую внешнюю угрозу своей национальной безопасности. В ряде случаев, ситуация оценивалась как фактическое нарушение государственной границы ИРП иностранными войсками (ОКСВА), базирующимися на афганской территории, и тогда в ход шли ставшие мифическими «Чёрные аисты», — пакистанские военнослужащие в пресловутой чёрной униформе. Позиция пакистанской стороны основывалась на следующем: зона боевых действий между афганскими моджахедами и подразделениями ОКСВА, носившая кочующий характер, на военных картах сопредельных государств имеющих существенные расхождения, смещалась вглубь территории ИПА, тем самым предусматривая законное, в соответствии с международным правом, применение Пакистанской стороной военной силы.

Позже, начиная с 1985 года во избежание международного скандала в связи со случаями приграничных столкновений с регулярными частями Исламской Республики Пакистан, командование ОКСВА предпочло уклоняться от ведения активных боевых действий

в 5-километровой зоне афгано-пакистанской границы. Данный запрет в силу разных причин советскими подразделениями иногда нарушался. Тем не менее случаи вооружённого столкновения с пакистанскими военнослужащими свелись к минимуму, а драматические воспоминания о военных «профессионалах в чёрном» остались в солдатской памяти и афганском ветеранском фольклоре, став своего рода прообразом афганского «Рэмбо»

По третьей версии, «Черные аисты» (Чохатлор) — это те люди, которые совершили преступление перед Аллахом: убили, украли и прочее. Искупить свою вину перед Аллахом они должны были только кровью неверных. Были сведения, что среди «аистов» был человек европейской внешности с панковской прической, на джипе Isuzu. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т. д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия.

 

Отдельные Эпизоды боестолкновений подразделений ОКСВА с «Черным аистом»

 

Эпизод первый

СПЕЦНАЗ ЕСТЬ СПЕЦНАЗ

Вспоминает председатель совета директоров ОАО «КТК» Сергей Клещенков:
— Хотя я как военнослужащий был откомандирован во время конфликта в Афганистан, лично с «аистами» мне сталкиваться не приходилось. Однако наслышаны о них были все — и рядовые, и командование.

Подразделение «Черный аист» Гульбеддин Хекматияр организовал из отборнейших головорезов, прошедших усиленную подготовку под руководством американских и пакистанских инструкторов. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т.д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия и отличались звериной жестокостью: советских военнопленных они пытали не хуже гестаповцев.

Хотя «Черные аисты» гордо заявляли, что ни разу не терпели поражения от советских войск, это было правдой лишь отчасти. И касалось только первых лет войны. Дело в том, что наши строевые части были подготовлены не для партизанской войны, а для проведения широкомасштабных боевых операций. Поэтому сначала они несли ощутимые потери.

Учиться приходилось на практике. Причем как солдатам, так и офицерам. Но не обходилось без трагических казусов. Например, майор, носивший странное прозвище Ноль восемь, поднял в небо боевые вертолеты и полностью уничтожил на марше колонну наших союзников, бойцов Бабрака Кармаля. Позже я узнал, что «ноль-восемь» — это плотность дуба. В то же время бойцы спецназа были намного лучше подготовлены и на фоне таких «дубовых» майоров выглядели просто блестяще.

Кстати, до афганской войны в этом подразделении служили исключительно офицеры. Решение о привлечении солдат и сержантов срочной службы в ряды спецназа было принято советским командованием уже во время конфликта.

ЗАДАНИЕ — СВОБОДНЫЙ ПОИСК
В том страшном бою принял участие единственный казахстанец сержант отдельной 459-й роты отряда «Каскад» ГРУ СССР алматинец Андрей Дмитриенко.
Группа советских спецназовцев угодила в засаду, умело расставленную «аистами», при выполнении самого обычного задания.
Вспоминает Андрей Дмитриенко:
— Мы получили информацию о том, что какая-то банда разгромила караван наливников-бензовозов в 40 километрах от Кабула. По сведениям армейской разведки, эта автоколонна везла секретный груз — новые китайские реактивные минометы и, возможно, химическое оружие. А бензин был простым прикрытием.
Нашей группе было необходимо найти уцелевших солдат, груз и доставить их в Кабул. Численность обычной штатной группы спецназа — десять человек. Причем чем меньше группа, тем легче работать. Но в этот раз было решено объединить две группы под командованием старшего лейтенанта Бориса Ковалева и усилить их опытными бойцами. Поэтому в свободный поиск отправился стажер старший лейтенант Ян Кушкис, а также два прапорщика Сергей Чайка и Виктор Строганов.
Выступили мы днем, налегке, в самую жару. Ни касок, ни бронежилетов брать не стали. Считалось, что спецназовцу стыдно надевать всю эту амуницию. Глупо, конечно, но это неписаное правило всегда строго выполнялось. Мы даже еды достаточно с собой не взяли, так как планировали вернуться засветло.
Каждый из бойцов нес автомат АКС-74 калибра 5,45 мм, а офицеры предпочитали АКМ калибра 7,62 мм. Кроме того, на вооружении группы находились 4 ПКМ — модернизированные пулеметы Калашникова. Это очень мощное оружие стреляло теми же патронами, что и снайперская винтовка Драгунова — 7,62 мм на 54 мм. Хотя калибр тот же, что и у АКМ, но гильза длиннее, поэтому и заряд пороха более мощный. Кроме автоматов и пулеметов каждый из нас прихватил с собой около десятка оборонительных гранат «эфок» — Ф-1, с разлетом осколков 200 метров. Наступательные РГД-5 мы презирали за маломощность и глушили ими рыбу.

Сводная группа шла по холмам параллельно трассе Кабул — Газни, которая очень сильно напоминает трассу в Алматинской области Чилик — Чунджа.

Отлогие и длинные подъемы вымотали нас намного сильнее, чем самые крутые скалы. Казалось, что им никогда не будет конца. Идти было очень трудно. Спину жарили лучи высокогорного солнца, а раскаленная, словно сковорода, земля дышала нам в лицо нестерпимым обжигающим жаром.

Читать полностью
 

Эпизод 2

«Каскад» оОН КГБ СССР Отряд особого назначения «Каскад» КГБ СССР создан в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР № 615­200 от 18 июля 1980 г. С июля 1980 г. по апрель 1983 г. в Афганистане действовало четыре оОН «Каскад»: «Каскад­1» (6 месяцев), «Каскад­2» (6 месяцев), «Каскад­3» месяцев), «Каскад­4» (1 год). Командиром первых трех «Каскадов» был полковника. И. Лазаренко, «Каскад­4» возглавлял полковник Е.А. Савинцев. Личный состав оОН «Каскад­1» состоял из спецрезервистов Краснодарского, Алма­Атинского полков и части Ташкентского батальона ОБОН (из других подразделений бригады были отмобилизованы только те, кто знал персидский язык). С апреля 1982 г. личный состав «Каскадов» формировался штатными сотрудниками гСпН «Вымпел». «Каскад­1» насчитывал около тысячи человек, имел 45 БТР, автомашины, из них 12 машин с радиостанциями РАСКВ (радиостанция авиационной связи коротковолновая), 1100 переносных радиостанций «Сатурн». Основные задачи отряда: – оказание помощи афганскому народному режиму в создании органов безопасности на местах; – организация агентурно­оперативной работы против существующих бандформирований моджахедов; – организация и проведение специальных мероприятий против наиболее непримиримых противников афганского народного режима и СССР. В Афганистане «Каскаду­1» был подчинен оСпН МВД «Кобальт» в количестве 600 человек и поставлена дополнительная задача: – оказание помощи в создании Царандоя (МВД) и установлении народной власти на местах. Оперативно­боевые группы «Каскадов» («Алтай», «Кавказ», «Карпаты», «Карпаты­1», «Памир», «Урал», «Север», «Север­1», «Тибет») дислоцировались в восьми крупнейших территориально­ административных центрах Афганистана, удаленных от Кабула от 200 до 1000 км. Каждая из групп имела свою зону ответственности, включающую несколько провинций. В отдельные периоды до 70 % территорий находящихся в зоне ответственности «каскадеров», контролировались противником. 7 июня 1982 г. ОБГ«Каскада­4» совместно с подразделением спецотряда «Кобальт» предотвратила захват большим бандформированием (в некоторых источниках речь идет о двух ротах солдат регулярной пакистанской армии, переодетых моджахедами) крупного административного центра Кандагар. В ходе боя бандформирование было рассеяно. Потери противника ­ 45 убитых и 26 раненых. Потери спецназа ­ 1 убитый, 12 раненых, подбито 2 БТР. Действуя в Афганистане, «Каскады» провели немало успешных боевых операций, разведывательных и диверсионных акций. В конце деятельности «Каскадов» на них работало 482 источника информации. 8 апреле 1983 г. «Каскад­4» был сменен спецотрядом «Омега». За мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, сотруднику ОБГ «Урал» отряда «Каскад­1» майору В. И. Белюженко звание Герой Советского Союза (24.11.80). В ходе боевых действий в Афганистане погибли 6 офицеров отрядов «Каскад»: А. Приболев, А. Зотов, В. Кузьмин, А. Петрунин, А. Пунтус, Ю.

                                                                            
 

Эпизод 3

Олег ГУБАЙДУЛИН

Ровно 20 лет назад детище известных террористов Гульбеддина Хекматияра и Усамы бен Ладена — элитное спецподразделение афганских моджахедов «Черный аист» — впервые потерпело сокрушительное поражение. В роли обидчиков пернатых духов выступили 23 бойца cпецназа Главного разведывательного управления СССР.

СПЕЦНАЗ ЕСТЬ СПЕЦНАЗ

Вспоминает председатель совета директоров ОАО «КТК» Сергей Клещенков:

— Хотя я как военнослужащий был откомандирован во время конфликта в Афганистан, лично с «аистами» мне сталкиваться не приходилось. Однако наслышаны о них были все — и рядовые, и командование.

Подразделение «Черный аист» Гульбеддин Хекматияр организовал из отборнейших головорезов, прошедших усиленную подготовку под руководством американских и пакистанских инструкторов. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т.д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия и отличались звериной жестокостью: советских военнопленных они пытали не хуже гестаповцев.

Хотя «Черные аисты» гордо заявляли, что ни разу не терпели поражения от советских войск, это было правдой лишь отчасти. И касалось только первых лет войны. Дело в том, что наши строевые части были подготовлены не для партизанской войны, а для проведения широкомасштабных боевых операций. Поэтому сначала они несли ощутимые потери.

Учиться приходилось на практике. Причем как солдатам, так и офицерам. Но не обходилось без трагических казусов. Например, майор, носивший странное прозвище Ноль восемь, поднял в небо боевые вертолеты и полностью уничтожил на марше колонну наших союзников, бойцов Бабрака Кармаля. Позже я узнал, что «ноль-восемь» — это плотность дуба. В то же время бойцы спецназа были намного лучше подготовлены и на фоне таких «дубовых» майоров выглядели просто блестяще.

Кстати, до афганской войны в этом подразделении служили исключительно офицеры. Решение о привлечении солдат и сержантов срочной службы в ряды спецназа было принято советским командованием уже во время конфликта.

ЗАДАНИЕ — СВОБОДНЫЙ ПОИСК

В том страшном бою принял участие единственный казахстанец сержант отдельной 459-й роты отряда «Каскад» ГРУ СССР алматинец Андрей Дмитриенко.

Группа советских спецназовцев угодила в засаду, умело расставленную «аистами», при выполнении самого обычного задания.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

— Мы получили информацию о том, что какая-то банда разгромила караван наливников-бензовозов в 40 километрах от Кабула. По сведениям армейской разведки, эта автоколонна везла секретный груз — новые китайские реактивные минометы и, возможно, химическое оружие. А бензин был простым прикрытием.

Нашей группе было необходимо найти уцелевших солдат, груз и доставить их в Кабул. Численность обычной штатной группы спецназа — десять человек. Причем чем меньше группа, тем легче работать. Но в этот раз было решено объединить две группы под командованием старшего лейтенанта Бориса Ковалева и усилить их опытными бойцами. Поэтому в свободный поиск отправился стажер старший лейтенант Ян Кушкис, а также два прапорщика Сергей Чайка и Виктор Строганов.

Выступили мы днем, налегке, в самую жару. Ни касок, ни бронежилетов брать не стали. Считалось, что спецназовцу стыдно надевать всю эту амуницию. Глупо, конечно, но это неписаное правило всегда строго выполнялось. Мы даже еды достаточно с собой не взяли, так как планировали вернуться засветло.

Каждый из бойцов нес автомат АКС-74 калибра 5,45 мм, а офицеры предпочитали АКМ калибра 7,62 мм. Кроме того, на вооружении группы находились 4 ПКМ — модернизированные пулеметы Калашникова. Это очень мощное оружие стреляло теми же патронами, что и снайперская винтовка Драгунова — 7,62 мм на 54 мм. Хотя калибр тот же, что и у АКМ, но гильза длиннее, поэтому и заряд пороха более мощный. Кроме автоматов и пулеметов каждый из нас прихватил с собой около десятка оборонительных гранат «эфок» — Ф-1, с разлетом осколков 200 метров. Наступательные РГД-5 мы презирали за маломощность и глушили ими рыбу.

Сводная группа шла по холмам параллельно трассе Кабул — Газни, которая очень сильно напоминает трассу в Алматинской области Чилик — Чунджа.

Отлогие и длинные подъемы вымотали нас намного сильнее, чем самые крутые скалы. Казалось, что им никогда не будет конца. Идти было очень трудно. Спину жарили лучи высокогорного солнца, а раскаленная, словно сковорода, земля дышала нам в лицо нестерпимым обжигающим жаром.

ЛОВУШКА НА КАЗАЖОРЕ

Около 19 часов вечера командир объединенной группы Ковалев принял решение «садиться» на ночь. Бойцы заняли вершину сопки Казажора и принялись складывать из базальтового камня бойницы — круглые ячейки высотой в полметра.

Вспоминает Андрей Дмитриенко:

— В каждом таком укреплении находилось по 5-6 человек. Я лежал в одной ячейке с Алексеем Афанасьевым, Толкыном Бектановым и двумя Андреями — Моисеевым и Школеновым. Командир группы Ковалев, старший лейтенант Кушкис и радиотелеграфист Калягин расположились метрах в двухстах пятидесяти от основной группы.

Когда стемнело, мы решили закурить, и тут с соседних высоток по нам внезапно ударили пять ДШК — крупнокалиберных пулеметов Дегтярева-Шпагина. Этот пулемет, красноречиво прозванный в Афганистане «королем гор», СССР в семидесятых годах продал Китаю. Во время афганского конфликта функционеры Поднебесной не растерялись и перепродали это мощное оружие душманам. Теперь нам пришлось испытать страшную силу пяти крупнокалиберных «королей» на своей собственной шкуре.

Тяжелые пули калибра 12,7 мм крошили хрупкий базальт в пыль. Выглянув в бойницу, я увидел, как снизу на нашу позицию накатывает толпа душманов. Их было человек двести. Все строчили из «калашниковых» и орали. Кроме кинжального огня ДШК атакующих прикрывали автоматы их затаившихся в укрытиях единоверцев.

Мы сразу же обратили внимание на то, что духи вели себя совсем не так, как всегда, а чересчур уж профессионально. Пока одни делали стремительный рывок вперед, другие били по нам из автоматов так, что не давали поднять головы. В темноте мы могли разглядеть только силуэты стремительно наступающих моджахедов, которые сильно смахивали на бестелесные призраки. И от этого зрелища становилось жутко. Но даже нечеткие контуры бегущих врагов то и дело терялись.

Сделав очередной бросок, душманы мгновенно падали на землю и натягивали на головы темные капюшоны черных американских «алясок» или темно-зеленые камуфляжные куртки. Из-за этого они полностью сливались с каменистой почвой и на некоторое время затаивались. После чего атакующие и прикрывающие менялись ролями. При этом огонь не затихал ни на секунду.

Это было очень странно, если принять во внимание, что большинство моджахедов обычно были вооружены автоматами Калашникова китайского и египетского производства. Дело в том, что египетские и китайские подделки АКМ и АК-47 не выдерживали длительной стрельбы, так как были изготовлены из низкокачественной стали. Их стволы, нагреваясь, расширялись, и пули летели очень слабо. Выпустив два-три рожка, такие автоматы просто начинали «плеваться».

Подпустив «духов» метров на сто, мы ударили в ответ. После того как наши очереди скосили несколько десятков атакующих, душманы поползли назад. Однако радоваться было рано: врагов оставалось еще слишком много, а боеприпасов у нас явно не хватало. Хочу особо отметить совершенно идиотский приказ министерства обороны СССР, согласно которому на один боевой выход бойцу выдавалось не более 650 патронов. Забегая вперед, скажу, что после возвращения мы сильно поколотили того старшину, что выдавал нам боеприпасы. Чтобы больше не выполнял таких тупых приказов. И помогло!

ПРЕДАТЕЛЬСТВО КОМАНДОВАНИЯ

Сообразив, что ни сил, ни боеприпасов нашей группе не хватит, радиотелеграфист Афанасьев принялся вызывать Кабул. Я лежал рядом с ним и собственными ушами слышал ответ оперативного дежурного по гарнизону. Этот офицер на просьбу выслать подкрепление безразлично ответил: «Выкручивайтесь сами».

Только теперь я понял, почему бойцов спецназа называли одноразовыми.

Тут в полной мере проявился героизм Афанасьева, который выключил рацию и громко заорал: «Ребята, держитесь, помощь уже идет!»

Это известие воодушевило всех, кроме меня, так как я один знал страшную правду.

Патронов у нас оставалось совсем немного, группа вынуждена была переставить переводчики огня на одиночные выстрелы. Все наши бойцы стреляли прекрасно, поэтому многие из моджахедов были поражены именно одиночным огнем. Осознав, что в лоб нас не взять, «духи» пошли на хитрость. Они принялись кричать, что мы по ошибке напали на своих союзников, бойцов царандоя — афганской милиции.

Зная, что душманы при свете дня воюют очень плохо, прапорщик Сергей Чайка принялся тянуть время в надежде дожить до утра и дождаться подкрепления. С этой целью он предложил противнику переговоры. Душманы согласились.

В качестве парламентеров отправился сам Чайка с Матвиенко, Барышкиным и Рахимовым. Подпустив их метров на 50, «духи» неожиданно открыли огонь. Александр Матвиенко был убит первой же очередью, а Миша Барышкин получил тяжелые ранения. До сих пор помню, как он, лежа на земле, судорожно дергается и кричит: «Ребята, помогите! Мы истекаем кровью!»

Все бойцы как по команде открыли заградительный огонь. Благодаря этому Чайке с Рахимовым каким-то чудом удалось вернуться. К сожалению, спасти Барышкина нам не удалось. Он лежал метрах в ста пятидесяти от наших позиций, на открытом месте. Вскоре он затих.

НЕОЖИДАННЫЙ ПРОРЫВ

Интересно, что по ячейке командира группы Ковалева, где он находился вместе со старшим лейтенантом Кушкисом и радиотелеграфистом Калягиным, «духи» почти не стреляли. Все силы противник сосредоточил на нас. Может быть, моджахеды решили, что трое бойцов все равно никуда не денутся? Такое пренебрежение сыграло с нашими врагами злую шутку. В тот момент, когда наш огонь от недостатка патронов катастрофически ослаб и мы не могли больше сдерживать натиск наступающих «духов», им в тыл неожиданно ударили Ковалев, Кушкис и Калягин.

Услышав разрывы гранат и треск автоматных очередей, мы поначалу даже решили, что к нам подошло подкрепление.

Но тут в нашу ячейку скатился командир группы вместе со стажером и радистом. Во время прорыва они уничтожили около полутора десятков «духов».

В ответ обозленные моджахеды, не ограничиваясь убийственным огнем пяти ДШК, принялись бить по ячейкам из ручных гранатометов. От прямых попаданий слоистый камень разлетался на куски. Многие бойцы были ранены осколками гранат и камня. Так как мы не взяли с собой перевязочных пакетов, то пришлось перевязывать раны рваными тельниками.

К сожалению, у нас не было тогда ночных прицелов, а инфракрасный бинокль имелся только у Сергея Чайки. Высмотрев гранатометчика, он кричал мне: «Гад на семь часов! Мочи его!» И я посылал туда короткую очередь. Сколько человек я уложил тогда, точно не знаю. Но, наверное, около 30.

Этот бой не был для меня первым, и мне уже приходилось убивать людей. Но на войне убийство убийством не считается — это просто способ выжить самому. Здесь надо быстро на все реагировать и очень точно стрелять.
Когда я уходил в Афган, мой дед-пулеметчик, ветеран Великой Отечественной войны, сказал мне: «Никогда не разглядывай врага, а сразу стреляй в него. Рассмотришь потом».
Перед отправкой политработники говорили нам, что моджахеды отрезали у наших убитых солдат уши, носы и другие органы, выкалывали глаза.
После своего прибытия в Кабул я обнаружил, что наши тоже отрезают уши у убитых «духов». Дурной пример заразителен, и вскоре я занялся тем же самым. Но мою страсть к коллекционированию прервал особист, который поймал меня на 57-м ухе. Все сушеные экспонаты, разумеется, пришлось выбросить.

                                                                            НЕ ПОПАЛ В ЦИРК — ОКАЗАЛСЯ В СПЕЦНАЗЕ

Признаюсь, за весь тот бой я десять раз пожалел, что не остался в Печорах сержантом.
Печеры-Псковские — это город под Питером, где расположена база подготовки спецназа ГРУ СССР.
Там готовили командиров отделений, радиотелеграфистов, разведчиков и минеров.
Я искусно сымитировал полное отсутствие слуха и, успешно «откосив» от рации, прорвался в разведчики.
Готовили нас очень основательно. Мы постоянно бегали 10-километровые кроссы, бесконечно отжимались на брусьях и подтягивались на турнике, стреляли из всех видов стрелкового оружия и отрабатывали действия с ножом на чучелах из гофрированного картона. Такой картон лучше всего имитирует человеческое тело.
Кроме того, изучали подрывное дело и тренировали силу воли в подземных лабиринтах, где нас атаковали виртуальные танки.
Учился я так хорошо, что меня даже хотели оставить там инструктором-сержантом. Чтобы этого не произошло, я совершил несколько дисциплинарных нарушений и полностью разочаровал в себе начальника курсов. Он махнув на меня рукой сказал, что в спецназ попадают все разгильдяи, которых не принимают в цирк или в тюрьму.
Кроме того, что я рвался в Афган, у меня абсолютно не сложились отношения с неким сержантом Перетяткевичем. Он, будучи кандидатом в мастера спорта по вольной борьбе, проиграл мне борцовский поединок. После этого стал ко мне придираться и «стучал» на меня командирам. Поэтому, когда 27 апреля 1984 года мы, двое разведчиков и пятеро радиотелеграфистов, оказались в Кабуле, я был просто счастлив.
                                           

www.kandagar.su

📌 Чёрный аист (отряд) — это… 🎓 Что такое Чёрный аист (отряд)?

«Чёрный аист» или «Чёрные аисты»  — диверсионно-истребительный элитный отряд афганских моджахедов, предводителем которого были, по разным источникам, Хаттаб[1], Хекматиар и Усама бин Ладен[2]. По другим данным, пакистанский спецназ[3]. По третьей версии, «Черные аисты» (Чохатлор) — это те люди, которые совершили преступление перед Аллахом: убили, украли и прочее. Искупить свою вину перед Аллахом они должны были только кровью неверных[4]. Были сведения, что среди «аистов» был человек европейской внешности с панковской прической, на джипе Isuzu[5]. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т. д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия.

Дополнение

«Чёрный Аист» — подразделение специального назначения, было создано в период Афганской войны 1979—1989 гг. рядом спецслужб Пакистана и других заинтересованных стран из числа афганских моджахедов и иностранных наёмников. Члены «Черного Аиста» были хорошо подготовленными военными специалистами, профессионально владеющими различными видами вооружения, средствами связи, знанием топографических карт. Хорошо ориентировались на местности были неприхотливы в быту. Базировались в основном в труднодоступных, приграничных с Пакистаном [6] и Ираном [7] провинциях Афганского высокогорья, на базах и укрепрайонах афганских моджахедов. Принимали активное участие в организации засад на подразделения Советских войск. Ряд таких боестолкновений вошли тяжёлой страницей в историю Афганской войны

Отряд «Черный Аист» был оснащён специальной униформой чёрного цвета, с нашивками данного спец. подразделения. — За редким исключением (в лице инструкторов) — все члены «Чёрного Аиста» были приверженцами фундаментального ислама. В основном уроженцы Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Ирана, Пакистана, Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Очень часто во время интенсивного боя, бравируя собственным бесстрашием «Чёрные Аисты» становились во весь рост, с тем, чтобы выпустить снаряд из гранатомёта, или дать продолжительную очередь. Данным действом, а также чтением по рупорному громкоговорителю во время боя сур из священной книги «Аисты» рассчитывали деморализовать — сломить моральный дух советских воинов. Специальные базы по профессиональной подготовке «Чёрных Аистов» находились в основном в Пакистане и в Иране.

На протяжении всего срока пребывания ограниченного контингента в Демократической Республике Афганистан не было зафиксировано ни одного документального случая уничтожения «Чёрного Аиста».

Другое мнение

Линия Дюранда, по настоящее время разделяющая два центрально-азиатских государства ещё со времён Британской Индии, фактически является границей между исламскими республиками Пакистан и Афганистан. В силу вековых исторических процессов и своего высокогорного рельефа считается весьма условной. Официальный Кабул и Исламабад имеют разные точки зрения относительно её точного прохождения.

Частями и соединениями ОКСВА в период с 1980-1988гг. в данной территориальной зоне проводились различные по масштабу боевые действия по ликвидации инфраструктуры многочисленных вооружённых формирований моджахедов (в частности и в ходе Кунарских общевойсковых операций), захвату укрепрайонов, опорных пунктов и перевалочных баз. Пакистанские пограничники, носившие в ту пору черную униформу, дислоцировали свои сторожевые заставы в максимальной близости к месту проведения данных военных мероприятий и находились в постоянной боевой готовности. Профессионально подготовленные, они действовали слажено, чётко взаимодействуя с приданной для особых случаев армейской артиллерией. Нередко, в случаях, когда советские подразделения осуществляли военные действия на приграничной с Пакистаном территории, сопредельная сторона оценивала сложившуюся обстановку как возникшую внешнюю угрозу своей национальной безопасности. В ряде случаев, ситуация оценивалась как фактическое нарушение государственной границы ИПА иностранными войсками (ОКСВА), базирующимися на афганской территории, и тогда в ход шли, ставшие мифическими «Чёрные аисты», — пакистанские военнослужащие в пресловутой черной униформе. Позиция пакистанской стороны основывалась на следующем: зона боевых действий между афганскими моджахедами и подразделениями ОКСВА, носившая кочующий характер, на военных картах сопредельных государств имеющих существенные расхождения, смещалась вглубь территории ИПА, тем самым предусматривая законное, в соответсвии с международным правом, применение Пакистанской стороной военной силы.

Позже, начиная с 1985 года во избежание международного скандала в связи со случаями приграничных столкновений с регулярными частями Исламской Республики Пакистан, командование ОКСВА предпочло уклоняться от ведения активных боевых действий в 5-ти километровой зоне афгано-пакистанской границы. Данный запрет в силу разных причин советскими подразделениями иногда нарушался. Тем не менее случаи вооружённого столкновения с пакистанскими военнослужащими свелись к минимуму, а драматические воспоминания о военных «профессионалах в чёрном» остались в солдатской памяти и афганском ветеранском фольклоре, став своего рода прообразом афганского «Рэмбо».

События, связанные с «чёрными аистами»

См. также

Примечания

dic.academic.ru

«Чёрный аист» отряд

 «Чёрный аист» или «Чёрные аисты» — диверсионно-истребительный отряд афганских моджахедов, предводителем которого были, по разным источникам, Хаттаб, Хекматиар, Усама бин Ладен. Однако исходя по информации из других источников, «Аисты» формировались из сотрудников пакистанского спецназа. По третьей версии, «Чёрные аисты» (Чохатлор) — это военные подразделения из преступников, с точки зрения мусульманской религии.

Одна из версий

«Чёрный Аист» — подразделение специального назначения, было создано в период Афганской войны рядом спецслужб Пакистана и других заинтересованных стран из числа афганских моджахедов (уроженцев Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Ирана, Пакистана, Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР) и иностранных наёмников. За редким исключением (в лице инструкторов) — все члены «Чёрного Аиста» были приверженцами фундаментального ислама.

Члены «Чёрного Аиста» были хорошо подготовленными военными специалистами, профессионально владеющими различными видами вооружения, средствами связи, знанием топографических карт. Хорошо ориентировались на местности, были неприхотливы в быту. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т. д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия.

Отряды располагались в приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях афганского высокогорья, на базах и укрепрайонах афганских моджахедов.

Отряд «Чёрный Аист» был оснащён специальной униформой чёрного цвета, с нашивками данного спецподразделения. Очень часто во время интенсивного боя, бравируя собственным бесстрашием «Чёрные Аисты» становились во весь рост, с тем, чтобы выпустить снаряд из гранатомёта, или дать продолжительную очередь. Данным действом, а также чтением по рупорному громкоговорителю во время боя сур из священной книги «Аисты» рассчитывали деморализовать и сломить моральный дух советских воинов.

Принимали активное участие в организации засад на подразделения советских войск:

    • Бой у кишлака Хара — гибель 1-го батальона 66 ОМСБр в ущелье Хара провинции Кунар 11 мая 1980 г.
    • Гибель Мараварской роты в провинции Кунар 1-й роты 334-го отряда спецназ 15 ОбрСпН ГРУ ГШ — 21 апреля 1985 г.
    • Бой 4-й роты 149-го мотострелкового полка у кишлака Коньяк в провинции Кунар — 25 мая 1985 г.
    • Штурм укрепрайона «Кокари — Шаршари» провинции Герат 18-26 августа 1986 г.
    • Бой у высоты 3234 у кишлака Алихейль провинции Пактия

На протяжении всего срока пребывания ограниченного контингента (ОКСВА) в ДРА не было зафиксировано ни одного документального случая уничтожения «Чёрного Аиста».

Альтернативное мнение

Линия Дюранда, по настоящее время разделяющая два центрально-азиатских государства ещё со времён Британской Индии, фактически является границей между исламскими республиками Пакистан и Афганистан. В силу вековых исторических процессов и своего высокогорного рельефа считается весьма условной. Официальный Кабул и Исламабад имеют разные точки зрения относительно её точного прохождения.

Частями и соединениями ОКСВА в период с 1980-1988 гг. в данной территориальной зоне проводились различные по масштабу боевые действия по ликвидации инфраструктуры многочисленных вооружённых формирований моджахедов (в частности и в ходе Кунарских общевойсковых операций), захвату укрепрайонов, опорных пунктов и перевалочных баз.

Пакистанские пограничники, носившие в ту пору чёрную униформу, дислоцировали свои сторожевые заставы в максимальной близости к месту проведения данных военных мероприятий и находились в постоянной боевой готовности. Профессионально подготовленные, они действовали слажено, чётко взаимодействуя с приданной для особых случаев армейской артиллерией. Нередко, в случаях, когда советские подразделения осуществляли военные действия на приграничной с Пакистаном территории, сопредельная сторона оценивала сложившуюся обстановку как возникшую внешнюю угрозу своей национальной безопасности. В ряде случаев, ситуация оценивалась как фактическое нарушение государственной границы ИРП иностранными войсками (ОКСВА), базирующимися на афганской территории, и тогда в ход шли ставшие мифическими «Чёрные аисты», — пакистанские военнослужащие в пресловутой чёрной униформе. Позиция пакистанской стороны основывалась на следующем: зона боевых действий между афганскими моджахедами и подразделениями ОКСВА, носившая кочующий характер, на военных картах сопредельных государств имеющих существенные расхождения, смещалась вглубь территории ИПА, тем самым предусматривая законное, в соответствии с международным правом, применение Пакистанской стороной военной силы.

Позже, начиная с 1985 года во избежание международного скандала в связи со случаями приграничных столкновений с регулярными частями Исламской Республики Пакистан, командование ОКСВА предпочло уклоняться от ведения активных боевых действий в 5-километровой зоне афгано-пакистанской границы. Данный запрет в силу разных причин советскими подразделениями иногда нарушался. Тем не менее случаи вооружённого столкновения с пакистанскими военнослужащими свелись к минимуму, а драматические воспоминания о военных «профессионалах в чёрном» остались в солдатской памяти и афганском ветеранском фольклоре, став своего рода прообразом афганского «Рэмбо».

 

ДЛЯ ВНЕСЕНИЯ ДОПОЛНЕНИЙ СТАТЬИ:

Ваш e-mail:*

Текст:

*Подтвердите, что Вы не робот:

Loading …

kunduz.ru

Чёрный аист (отряд)

TR | UK | KK | BE | EN |

«Чёрный аист» или «Чёрные аисты» — диверсионно-истребительный отряд афганских моджахедов, предводителем которого были, по разным источникам, Хаттаб, Хекматиар, Усама бин Ладен. Однако исходя по информации из других источников, «Аисты» формировались из сотрудников пакистанского спецназа. По третьей версии, «Чёрные аисты» (Чохатлор) — это военные подразделения из преступников, с точки зрения мусульманской религии.

Содержание

  • 1 Одна из версий
  • 2 Альтернативное мнение
  • 3 См. также
  • 4 Примечания

Одна из версий

«Чёрный Аист» — подразделение специального назначения, было создано в период Афганской войны рядом спецслужб Пакистана и других заинтересованных стран из числа афганских моджахедов (уроженцев Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Ирана, Пакистана, Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР) и иностранных наёмников. За редким исключением (в лице инструкторов) — все члены «Чёрного Аиста» были приверженцами фундаментального ислама.

Члены «Чёрного Аиста» были хорошо подготовленными военными специалистами, профессионально владеющими различными видами вооружения, средствами связи, знанием топографических карт. Хорошо ориентировались на местности, были неприхотливы в быту. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т. д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия.

Отряды располагались в приграничных с Пакистаном и Ираном провинциях афганского высокогорья, на базах и укрепрайонах афганских моджахедов.

Отряд «Чёрный Аист» был оснащён специальной униформой чёрного цвета, с нашивками данного спецподразделения. Очень часто во время интенсивного боя, бравируя собственным бесстрашием «Чёрные Аисты» становились во весь рост, с тем, чтобы выпустить снаряд из гранатомёта, или дать продолжительную очередь. Данным действом, а также чтением по рупорному громкоговорителю во время боя сур из священной книги «Аисты» рассчитывали деморализовать и сломить моральный дух советских воинов.

Принимали активное участие в организации засад на подразделения советских войск:

  • Бой у кишлака Хара — гибель 1-го батальона 66 ОМСБр в ущелье Хара провинции Кунар 11 мая 1980 г.
  • Гибель Мараварской роты в провинции Кунар 1-й роты 334-го отряда спецназ 15 ОбрСпН ГРУ ГШ — 21 апреля 1985 г.
  • Бой 4-й роты 149-го мотострелкового полка у кишлака Коньяк в провинции Кунар — 25 мая 1985 г.
  • Штурм укрепрайона «Кокари — Шаршари» провинции Герат 18-26 августа 1986 г.
  • Бой у высоты 3234 у кишлака Алихейль провинции Пактия

На протяжении всего срока пребывания ограниченного контингента (ОКСВА) в ДРА не было зафиксировано ни одного документального случая уничтожения «Чёрного Аиста».

Альтернативное мнение

Линия Дюранда, по настоящее время разделяющая два центрально-азиатских государства ещё со времён Британской Индии, фактически является границей между исламскими республиками Пакистан и Афганистан. В силу вековых исторических процессов и своего высокогорного рельефа считается весьма условной. Официальный Кабул и Исламабад имеют разные точки зрения относительно её точного прохождения.

Частями и соединениями ОКСВА в период с 1980-1988 гг. в данной территориальной зоне проводились различные по масштабу боевые действия по ликвидации инфраструктуры многочисленных вооружённых формирований моджахедов (в частности и в ходе Кунарских общевойсковых операций), захвату укрепрайонов, опорных пунктов и перевалочных баз.

Пакистанские пограничники, носившие в ту пору чёрную униформу, дислоцировали свои сторожевые заставы в максимальной близости к месту проведения данных военных мероприятий и находились в постоянной боевой готовности. Профессионально подготовленные, они действовали слажено, чётко взаимодействуя с приданной для особых случаев армейской артиллерией. Нередко, в случаях, когда советские подразделения осуществляли военные действия на приграничной с Пакистаном территории, сопредельная сторона оценивала сложившуюся обстановку как возникшую внешнюю угрозу своей национальной безопасности. В ряде случаев, ситуация оценивалась как фактическое нарушение государственной границы ИРП иностранными войсками (ОКСВА), базирующимися на афганской территории, и тогда в ход шли ставшие мифическими «Чёрные аисты», — пакистанские военнослужащие в пресловутой чёрной униформе. Позиция пакистанской стороны основывалась на следующем: зона боевых действий между афганскими моджахедами и подразделениями ОКСВА, носившая кочующий характер, на военных картах сопредельных государств имеющих существенные расхождения, смещалась вглубь территории ИПА, тем самым предусматривая законное, в соответствии с международным правом, применение Пакистанской стороной военной силы.

Позже, начиная с 1985 года во избежание международного скандала в связи со случаями приграничных столкновений с регулярными частями Исламской Республики Пакистан, командование ОКСВА предпочло уклоняться от ведения активных боевых действий в 5-километровой зоне афгано-пакистанской границы. Данный запрет в силу разных причин советскими подразделениями иногда нарушался. Тем не менее случаи вооружённого столкновения с пакистанскими военнослужащими свелись к минимуму, а драматические воспоминания о военных «профессионалах в чёрном» остались в солдатской памяти и афганском ветеранском фольклоре, став своего рода прообразом афганского «Рэмбо».

См. также

  • Белые колготки

Примечания

  1. EurasiaNet Q & A — Tajik Special Forces Commander Cautious on Afghan Peace Prospects (англ.). eurasianet.org. Проверено 13 марта 2009. Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012.
  2. Как рота спецназа Каскад разгромила гвардию Бин Ладена Черный аист (афганская история) — ЦентрАзия — Афганистан — Казахстан — Кыргызстан — Таджикистан — Туркменистан — Узбекистан. centrasia.ru. Проверено 27 декабря 2009. Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012.
  3. http://mo.inist.ru/mo/view.do;jsessionid=237A230B4040FC6F8C468EE644F3A927?current_catalogue_id=2000698&catalogue_id=2000698
  4. «В АРМИИ СЛУЖИТЬ ПОЧЕТНО!». Национальная Премия «Воины Духа». Проверено 13 марта 2009. Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012.
  5. С.Козлов. Как победить засаду. agentura.ru. Проверено 13 марта 2009. Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012.
  6. см. Битва за базу Джавара
  7. см. Кокари — Шаршари
Афганская война (1979—1989)
Основные события Статьи на тему Правительственные силы Моджахеды Помощь моджахедам

1979 год

  • Штурм дворца Амина

1980—1985 годы

  • Бой у кишлака Хара
  • Бой у кишлака Шаеста
  • Гибель 1-го батальона 682-го мотострелкового полка
  • Панджшерские операции
  • Гератские операции
  • Багланские операции
  • Мармольские операции
  • Кундузские операции
  • Тахарские операции
  • Файзабадские операции
  • Джелалабадские операции
  • Кунарские операции
  • Ургунские и Алихейльские операции
  • Кандагарские и Гильмендские операции
  • Ташкурганские и Айбакские операции
  • Куфабские рейды

1985 год

  • Гибель Мараварской роты
  • Бой 4-й роты у кишлака Коньяк
  • Бой у Кишлака Афридж
  • Бадаберское восстание

1986 год

  • Штурм Джавара
  • Бой на горе Яфсадж
  • Операция «Маневр»
  • Операция «Западня»

1987 год

  • Операция «Магистраль»

1988 год

  • Бой у высоты 3234
  • Операция «Тайфун»

1989 год

  • Вывод советских войск
  • Герои Советского Союза (Афганская война 1979—1989)
  • Войсковые операции Афганской войны (1979—1989)
  • Укрепрайоны афганских моджахедов (1979—1989)
  • Потери самолётов ВВС СССР
  • Пешаварская семёрка
  • Шиитская восьмерка
  • Большая Игра
  • Англо-афганские войны: 1838—1842, 1878—1880, 1919
  • Гражданская война в Афганистане
  • Апрельская революция
  • Мусульманские батальоны
  • Шурави
  • «Чёрный аист»
  • Кокари-Шаршари
  • Тора-Бора
  • Джавара
  • Исламское общество Афганистана
  • Исламская партия Афганистана
  • Демократическая Республика Афганистан
    • Б. Кармаль
    • М. Наджибулла
      • Армия ДРА
      • Спецслужба «ХАД»
  • Советский Союз
    • 40-я армия
      • Сергей Соколов
      • Владимир Востров
      • Сергей Ахромеев
      • Валентин Варенников
      • Борис Громов
      • Виктор Дубынин
      • Юрий Тухаринов
      • Борис Ткач
      • Александр Руцкой
      • Павел Грачёв
      • Игорь Пузанов
      • Махмут Гареев
      • Борис Пастухов
      • Фикрят Табеев
      • Игорь Родионов
      • Руслан Аушев
      • Валерий Востротин
      • Валерий Евневич
      • Александр Скородумов
      • Владимир Исаков
      • Лев Рохлин
  • Афганские моджахеды
    • Г. Хекматияр
    • Б. Раббани
    • М. Наби
    • С. Моджаддеди
    • Ахмад Шах Масуд
    • Д. Хаккани
    • Абдул Хак
    • Исмаил-хан
    • Абдул Али Мазари
    • Юнус Халес
    • Саид Мансур
    • Мухаммед Омар
  • США
    • Операция «Циклон»
  • Саудовская Аравия
  • Пакистан
  • Иран
  • КНР
  • Египет
  • Великобритания

Чёрный аист (отряд) Информацию О




Чёрный аист (отряд) Комментарии

Чёрный аист (отряд)
Чёрный аист (отряд)
Чёрный аист (отряд) Вы просматриваете субъект

Чёрный аист (отряд) что, Чёрный аист (отряд) кто, Чёрный аист (отряд) описание

There are excerpts from wikipedia on this article and video

www.turkaramamotoru.com

Чёрный аист (отряд) — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

«Чёрный аист» или «Чёрные аисты» — диверсионно-истребительный отряд афганских моджахедов, предводителем которого были, по разным источникам, Хаттаб[1], Хекматиар, Усама бен Ладен.[2] Однако по информации из других источников, «Аисты» формировались из сотрудников пакистанского спецназа.[3] По третьей версии, «Чёрные аисты» (Чохатлор) — это военные подразделения из преступников, с точки зрения мусульманской религии.[4][нет в источнике]К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Одна из версий

«Чёрный Аист» — подразделение специального назначения, было создано в период Афганской войны рядом спецслужб Пакистана и других заинтересованных стран из числа афганских моджахедов (уроженцев Саудовской Аравии, Иордании, Египта, Ирана, Пакистана, Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР) и иностранных наёмников[5]. За редким исключением (в лице инструкторов) — все члены «Чёрного Аиста» были приверженцами фундаментального ислама.[значимость факта?]

Члены «Чёрного Аиста» были хорошо подготовленными военными специалистами, профессионально владеющими различными видами вооружения, средствами связи, знанием топографических карт. Хорошо ориентировались на местности, были неприхотливы в быту. Каждый «аист» одновременно исполнял обязанности радиста, снайпера, минера и т. д. К тому же бойцы этого спецподразделения, созданного для проведения диверсионных операций, владели почти всеми видами стрелкового оружия.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1707 дней]

Отряды располагались в приграничных с Пакистаном[6] и Ираном[7] провинциях афганского высокогорья, на базах и укрепрайонах афганских моджахедов.

Принимали активное участие в организации засад на подразделения советских войск:

Альтернативное мнение

Линия Дюранда, по настоящее время разделяющая два центрально-азиатских государства ещё со времён Британской Индии, фактически является границей между исламскими республиками Пакистан и Афганистан. В силу вековых исторических процессов и своего высокогорного рельефа считается весьма условной. Официальный Кабул и Исламабад имеют разные точки зрения относительно её точного прохождения.

Частями и соединениями ОКСВА в период с 1980-1988 гг. в данной территориальной зоне проводились различные по масштабу боевые действия по ликвидации инфраструктуры многочисленных вооружённых формирований моджахедов (в частности и в ходе Кунарских общевойсковых операций), захвату укрепрайонов, опорных пунктов и перевалочных баз.

Пакистанские пограничники, носившие в ту пору чёрную униформу, дислоцировали свои сторожевые заставы в максимальной близости к месту проведения данных военных мероприятий и находились в постоянной боевой готовности. Профессионально подготовленные, они действовали слажено, чётко взаимодействуя с приданной для особых случаев армейской артиллерией. Нередко, в случаях, когда советские подразделения осуществляли военные действия на приграничной с Пакистаном территории, сопредельная сторона оценивала сложившуюся обстановку как возникшую внешнюю угрозу своей национальной безопасности. В ряде случаев, ситуация оценивалась как фактическое нарушение государственной границы ИРП иностранными войсками (ОКСВА), базирующимися на афганской территории, и тогда в ход шли ставшие мифическими «Чёрные аисты», — пакистанские военнослужащие в пресловутой чёрной униформе. Позиция пакистанской стороны основывалась на следующем: зона боевых действий между афганскими моджахедами и подразделениями ОКСВА, носившая кочующий характер, на военных картах сопредельных государств имеющих существенные расхождения, смещалась вглубь территории ИПА, тем самым предусматривая законное, в соответствии с международным правом, применение Пакистанской стороной военной силы.

Позже, начиная с 1985 года во избежание международного скандала в связи со случаями приграничных столкновений с регулярными частями Исламской Республики Пакистан, командование ОКСВА предпочло уклоняться от ведения активных боевых действий в 5-километровой зоне афгано-пакистанской границы. Данный запрет в силу разных причин советскими подразделениями иногда нарушался.

Напишите отзыв о статье «Чёрный аист (отряд)»

Примечания

  1. [www.eurasianet.org/departments/qanda/articles/eav010302.shtml EurasiaNet Q & A — Tajik Special Forces Commander Cautious on Afghan Peace Prospects] (англ.). eurasianet.org. Проверено 13 марта 2009. [www.webcitation.org/65Y84Cmix Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  2. [www.centrasia.ru/newsA.php4?st=1088997420 Как рота спецназа Каскад разгромила гвардию Бин Ладена Черный аист (афганская история) — ЦентрАзия — Афганистан — Казахстан — Кыргызстан — Таджикистан — Туркменистан — Узбекистан]. centrasia.ru. Проверено 27 декабря 2009. [www.webcitation.org/65Y84z62g Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  3. mo.inist.ru/mo/view.do;jsessionid=237A230B4040FC6F8C468EE644F3A927?current_catalogue_id=2000698&catalogue_id=2000698
  4. [news.voiny-duha.ru/news/news.php?start=3 «В АРМИИ СЛУЖИТЬ ПОЧЕТНО!»]. Национальная Премия «Воины Духа». Проверено 13 марта 2009. [www.webcitation.org/65Y86RHLE Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  5. [www.agentura.ru/library/spetsnaz50/kakpobeditzasadu/ С.Козлов. Как победить засаду]. agentura.ru. Проверено 13 марта 2009. [www.webcitation.org/65Y89y3Ad Архивировано из первоисточника 18 февраля 2012].
  6. см. Укрепрайон «Джавара»
  7. см. Укрепрайон «Кокари-Шаршари»

Отрывок, характеризующий Чёрный аист (отряд)

– Впрочем, большое количество монастырей и церквей есть всегда признак отсталости народа, – сказал Наполеон, оглядываясь на Коленкура за оценкой этого суждения.
Балашев почтительно позволил себе не согласиться с мнением французского императора.
– У каждой страны свои нравы, – сказал он.
– Но уже нигде в Европе нет ничего подобного, – сказал Наполеон.
– Прошу извинения у вашего величества, – сказал Балашев, – кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей.
Этот ответ Балашева, намекавший на недавнее поражение французов в Испании, был высоко оценен впоследствии, по рассказам Балашева, при дворе императора Александра и очень мало был оценен теперь, за обедом Наполеона, и прошел незаметно.
По равнодушным и недоумевающим лицам господ маршалов видно было, что они недоумевали, в чем тут состояла острота, на которую намекала интонация Балашева. «Ежели и была она, то мы не поняли ее или она вовсе не остроумна», – говорили выражения лиц маршалов. Так мало был оценен этот ответ, что Наполеон даже решительно не заметил его и наивно спросил Балашева о том, на какие города идет отсюда прямая дорога к Москве. Балашев, бывший все время обеда настороже, отвечал, что comme tout chemin mene a Rome, tout chemin mene a Moscou, [как всякая дорога, по пословице, ведет в Рим, так и все дороги ведут в Москву,] что есть много дорог, и что в числе этих разных путей есть дорога на Полтаву, которую избрал Карл XII, сказал Балашев, невольно вспыхнув от удовольствия в удаче этого ответа. Не успел Балашев досказать последних слов: «Poltawa», как уже Коленкур заговорил о неудобствах дороги из Петербурга в Москву и о своих петербургских воспоминаниях.
После обеда перешли пить кофе в кабинет Наполеона, четыре дня тому назад бывший кабинетом императора Александра. Наполеон сел, потрогивая кофе в севрской чашке, и указал на стул подло себя Балашеву.
Есть в человеке известное послеобеденное расположение духа, которое сильнее всяких разумных причин заставляет человека быть довольным собой и считать всех своими друзьями. Наполеон находился в этом расположении. Ему казалось, что он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем. Наполеон обратился к нему с приятной и слегка насмешливой улыбкой.
– Это та же комната, как мне говорили, в которой жил император Александр. Странно, не правда ли, генерал? – сказал он, очевидно, не сомневаясь в том, что это обращение не могло не быть приятно его собеседнику, так как оно доказывало превосходство его, Наполеона, над Александром.
Балашев ничего не мог отвечать на это и молча наклонил голову.
– Да, в этой комнате, четыре дня тому назад, совещались Винцингероде и Штейн, – с той же насмешливой, уверенной улыбкой продолжал Наполеон. – Чего я не могу понять, – сказал он, – это того, что император Александр приблизил к себе всех личных моих неприятелей. Я этого не… понимаю. Он не подумал о том, что я могу сделать то же? – с вопросом обратился он к Балашеву, и, очевидно, это воспоминание втолкнуло его опять в тот след утреннего гнева, который еще был свеж в нем.
– И пусть он знает, что я это сделаю, – сказал Наполеон, вставая и отталкивая рукой свою чашку. – Я выгоню из Германии всех его родных, Виртембергских, Баденских, Веймарских… да, я выгоню их. Пусть он готовит для них убежище в России!
Балашев наклонил голову, видом своим показывая, что он желал бы откланяться и слушает только потому, что он не может не слушать того, что ему говорят. Наполеон не замечал этого выражения; он обращался к Балашеву не как к послу своего врага, а как к человеку, который теперь вполне предан ему и должен радоваться унижению своего бывшего господина.
– И зачем император Александр принял начальство над войсками? К чему это? Война мое ремесло, а его дело царствовать, а не командовать войсками. Зачем он взял на себя такую ответственность?
Наполеон опять взял табакерку, молча прошелся несколько раз по комнате и вдруг неожиданно подошел к Балашеву и с легкой улыбкой так уверенно, быстро, просто, как будто он делал какое нибудь не только важное, но и приятное для Балашева дело, поднял руку к лицу сорокалетнего русского генерала и, взяв его за ухо, слегка дернул, улыбнувшись одними губами.
– Avoir l’oreille tiree par l’Empereur [Быть выдранным за ухо императором] считалось величайшей честью и милостью при французском дворе.
– Eh bien, vous ne dites rien, admirateur et courtisan de l’Empereur Alexandre? [Ну у, что ж вы ничего не говорите, обожатель и придворный императора Александра?] – сказал он, как будто смешно было быть в его присутствии чьим нибудь courtisan и admirateur [придворным и обожателем], кроме его, Наполеона.
– Готовы ли лошади для генерала? – прибавил он, слегка наклоняя голову в ответ на поклон Балашева.
– Дайте ему моих, ему далеко ехать…
Письмо, привезенное Балашевым, было последнее письмо Наполеона к Александру. Все подробности разговора были переданы русскому императору, и война началась.

После своего свидания в Москве с Пьером князь Андреи уехал в Петербург по делам, как он сказал своим родным, но, в сущности, для того, чтобы встретить там князя Анатоля Курагина, которого он считал необходимым встретить. Курагина, о котором он осведомился, приехав в Петербург, уже там не было. Пьер дал знать своему шурину, что князь Андрей едет за ним. Анатоль Курагин тотчас получил назначение от военного министра и уехал в Молдавскую армию. В это же время в Петербурге князь Андрей встретил Кутузова, своего прежнего, всегда расположенного к нему, генерала, и Кутузов предложил ему ехать с ним вместе в Молдавскую армию, куда старый генерал назначался главнокомандующим. Князь Андрей, получив назначение состоять при штабе главной квартиры, уехал в Турцию.

wiki-org.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *