Содержание

Первые броневики первой мировой. Боевые машины мира № 4. M1128 «Страйкер»

Первые броневики первой мировой

«Напутственное молебствие» на Семеновском плацу в день отправки 1-й автопулеметной роты на фронт. 19 октября 1914 года.

Первыми русскими серийными бронеавтомобилями стали машины 1-й автомобильной пулеметной роты, формирование которой началось вскоре после начала Первой мировой войны.

17 августа 1914 года Военный министр генерал-адъютант Сухомлинов вызвал к себе лейб-гвардии Егерского полка полковника Добржанского и предложил ему сформировать «бронированную пулеметную автомобильную батарею». Спустя два дня последовал соответствующий приказ Военного министра.

Из имевшихся в наличии автомашин для бронирования выбрали легковые шасси Русско-Балтийского вагонного завода типа С24/40 с двигателем мощностью 40 л. с. Работами по бронировке занималась бронепрокатная мастерская №2 Ижорского завода Морского ведомства.

Бронеавтомобиль «Руссо-Балт» после боя. Февраль 1915 года.

Первый серийный выпуск

Вооружение бронемашин состояло из трех пулеметов «Максим», расположенных треугольником, что давало возможность всегда иметь в бою два пулемета. Разработанные полковником ГАУ Соколовым станки и скользящие на роликах щиты позволяли броневику иметь обстрел на 360°. При этом один пулемет устанавливался в лобовом листе корпуса, один в кормовом, третий же был «кочующим» с левого на правый борт машины и наоборот.

Броневики защищались хромоникелевой броней особой закалки, приклепанной к шасси и стальному каркасу. Толщина передней и задней стенок бронекорпуса составляла 5 мм, бортов – 3,5 мм, крыши – 3 мм. В поперечном сечении корпус броневика представлял собой шестиугольник с несколько расширенной верхней частью. Наклонное расположение бортов позволило уменьшить толщину брони без ущерба для пулестойкости при стрельбе с расстояния 400 шагов. Экипаж состоял из офицера, шофера и трех пулеметчиков. Боекомплект – 9 тыс. патронов в ящиках с лентами. Боевая масса броневика составляла 2960 кг (185 пудов).

Экипаж «Руссо-Балта» выкатывает подбитый броневик из-под огня. Рисунок неизвестного автора, 1915 год.

Уже в процессе постройки этих машин стало ясно, что они будут малопригодны для действий «против неприятеля скрытого в окопах, против укрыто поставленного пулемета или бронированных автомобилей противника». Поэтому в конце октября 1914 года изготовили пушечный броневик на шасси 4-тонного автомобиля фирмы «Маннесманн-Мулаг». Машина имела полностью бронированную кабину и открытый сверху кузов, в котором за коробчатым щитом большого размера была установлена 47-мм морская пушка Гочкиса. Там же находился пулемет, который мог переставляться с борта на борт. Еще один пулемет для стрельбы вперед находился в кабине. Кроме того две 37-мм автоматические пушки Максима-Норденфельда установили на 3-тонные грузовики «Бенц» и «Олдайс», не забронированные из-за недостатка времени.

Контекст

Удачный задел

Первыми на русском фронте бронеавтомобили применили немцы. В качестве ответного шага сначала стихийно стали создаваться и русские броневики. Информация о фактах успешного применения броневиков на фронте как русскими, так и немцами, а также сведения о появлении аналогичных машин у союзников по Антанте, побудили Военное ведомство России поставить вопрос о развертывании заводского производства этих боевых машин.

Формирование автопулеметной роты

1-ю автомобильную пулеметную роту сформировали быстро – всего за полтора месяца. В ее состав вошли четыре взвода бронеавтомобилей и один автомобильный пушечный взвод, включавшие 9 пулеметных и 1 пушечный броневики. 19 октября 1914 года после «напутственного молебствия» на Семеновском плацу в Петрограде рота отправилась на фронт.

Находясь в оперативном подчинении штаба 2-й армии, она вступила в бой уже в ноябре под Лодзью. Об эффекте, который произвело появление броневиков, и об интенсивности их действий можно судить по следующим примерам.

«Во время боев 9 и 10 ноября 1914 года в составе Ловичского отряда шесть пулеметных машин роты прорвались через занятый неприятелем город Стрыков, а два пушечных поддерживали огнем наступление 9-го и 12-го Туркестанских стрелковых полков. Немцы, попав между двух огней, были выбиты из города, понеся очень крупные потери. 20 ноября вся рота была расставлена в засады по дорогам в прорыве между 5-й армией и левым флангом 19-го корпуса у Пабьянице. На рассвете 21 ноября пятью бронеавтомобилями были уничтожены два полка немецкой пехоты, прорвавшиеся в охват левого фланга 19-гожорпуса, а автоматическая пушка взорвала передок выезжавшей на позиции батареи».

«Руссо-Балты» 1-й автопулеметной роты, замаскированные на дороге под Праснышем. Весна 1915 года.

Мужество солдат и офицеров

Несмотря на то, что бронирование машин не обеспечивало экипажам стопроцентной защиты, храбрости и мужества им было не занимать. В полной мере это продемонстрировал взвод штабс-капитана Гурдова.

«Прибыв в Пабьянице, командир 4-го взвода бронированных автомобилей, явившись к командиру 19 корпуса, получил в 3 часа ночи приказание выкатить по Ласскому шоссе,так как обнаружено было стремление немцев нажать на левый фланг нашего расположения. Автомобили подкатили в момент, когда левый фланг Бутырского полка дрогнул и подался назад. Немцы подступили вплотную к шоссе. В это время штабс-капитан Гурдов врезался в наступавшие густые цепи и открыл огонь на два фаса из четырех пулеметов с расстояния 100-150 шагов. Немцы не выдержали, прекратили наступление и залегли. Со столь близкого расстояния пули решетили броню. Все люди и штабс-капитан Гурдов ранены. Обе машины выведены из строя. Четыре пулемета подбиты. Отстреливаясь оставшимися двумя пулеметами, штабс-капитан Гурдов в 7 ч. 30 мин. утра, с помощью раненых пулеметчиков на руках откатил обе машины до наших цепей, откуда они были уже отбуксированы…»

За этот бой штабс-капитан Гурдов был награжден Орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия IV степени, став первым его кавалером в роте.

Пушечный броневик «Маннесманн-Мулаг» на улице Лодзи. 1914 год.

Пушечные броневики

Пушечные машины хорошо проявили себя в боях ноября – декабря 1914 года. Особенно успешно действовали грузовики с 37-мм автоматическими пушками. И это несмотря на отсутствие бронирования!

«Подойдя к окопам с пушкой на 1500 м, штабс-капитан Миклашевский открыл огонь по окопам, приютившись у стены сгоревшей хаты, под сильным ружейным огнем. Израсходовав все свои патроны (800) на отражение двух отбитых атак противника, штабс-капитан Миклашевский вернулся к перекрестку Папоротня. Докладываю, что штабс-капитан Миклашевский работал пушкою в открытую поставленной на платформе грузовика».

«Маннесманн» же оказался громоздок, неповоротлив, а фугасное действие 47-мм снаряда уступало «Норденфельду». В конце года он был сильно поврежден в бою и вышел из строя.

В марте 1915 года 1-я автопулеметная рота получила четыре бронеавтомобиля, заказанные Ижорскому заводу еще в ноябре 1914 года. По типу «броневики», они напоминали «Маннесманн-Мулаг», но в качестве базы использовались более легкие 3-тонные грузовики: два «Паккарда» с двигателем мощностью 32 л. с. и два «Маннесманна» с двигателем в 42 л. с. Вооружение этих машин состояло из 37-мм автоматической пушки, размещенной в кузове за щитом, и пулемета для обороны в ближнем бою. Пулемет не имел специальной установки и мог вести огонь как из кузова, так и из кабины, через открытый смотровой люк. Возимый боекомплект состоял из 1200 снарядов, 8000 патронов и 3 пудов (48 кг) тротила. Масса машины с экипажем из 7 человек равнялась 360 пудам (5760 кг), толщина брони – 4-5 мм.

В первых же боях новые пушечные бронеавтомобили показали отличные боевые качества. Так, 18 апреля 1915 года у деревни Бромерж два таких броневика, подойдя к проволочным заграждениям, огнем из пушек почти в упор разрушили и сожгли опорный пункт противника, перебив его гарнизон силой в роту. 1-я автопулеметная рота в течение почти всей войны не выходила из боев, за исключением трехмесячной передышки, вызванной ремонтом машин. Она активно участвовала в сражениях под Лодзью и Сохачевым, под Праснышем и Пултуском. В сентябре 1916 года рота, переформированная в 1-й бронедивизион, была передана в распоряжение 42-го армейского корпуса, дислоцировавшегося в Финляндии. Это объяснялось слухами о возможности высадки там германского десанта. Летом 1917 года 1 -й дивизион перевели в Петроград для подавления революционных большевистских выступлений, а в октябре, незадолго до переворота, отправили на фронт под Двинск, где в 1918 году часть его машин захватили немцы. Впоследствии несколько «руссо-балтов» и «Маннесманн-Мулаг» входили в состав автобронеотрядов Красной Армии и принимали участие в Гражданской войне.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Автомобили Первой мировой | SmolBattle

Русская армия



В 1906 г. в русской армии появляются первые автомобильные команды. В 1910 г. в войсках, расквартированных в европейской части России и на Кавказе, формируются автомобильные роты. Интересно, что организационно они входили в состав... железнодорожных батальонов. Такой батальон, имевший ранее четыре роты, теперь получал пятую, автомобильную. В этом же году была образована и Учебная автомобильная рота. Ее задачей была подготовка офицеров и унтер-офицеров для автомобильных войсковых частей.

Созданные части нуждались в обеспечении техникой. На первых порах в роты передали имеющиеся в армии немногочисленные разномастные автомобили. Но этого было явно недостаточно. Где же взять необходимое количество машин? Производство автомобилей в России в это время исчислялось десятками, и в большинстве это были легковые машины.

В июле 1911 г. жители городишек и деревень вблизи дороги Москва — Петербург стали свидетелями непривычного в провинции зрелища. С ревом и дымом, подпрыгивая на неровностях, мимо них мчались грузовики самых разнообразных марок. Один, второй... десятый...

Это был пробег, устроенный Управлением военных сообщений, чтобы выявить наиболее пригодный для армии тип грузовика. С этой целью у лучших европейских фирм приобрели 14 автомобилей. Кроме того, в пробеге участвовали две легковые и две санитарные машины. Маршрут был выбран такой: Петербург — Москва — Петербург — Нарва — Альт — Изенгоф — Петербург. Общая его протяженность составляла 1500 верст. Машины, увы, показали себя не с лучшей стороны. Представители известных зарубежных фирм оправдывались: они-де не думали, что русские дороги так плохи...

Почти через год утром 24 мая на Марсовом поле в Петербурге был дан старт еще одному автопробегу Военного ведомства. На этот раз соревновались легковые автомобили: какой из них наиболее пригоден для штабной службы? Трасса пробега проходила через Псков, Ковно (Каунас), Барановичи, Минск, Смоленск, Москву, Тверь (ныне Калинин), Новгород и оканчивалась в Петербурге. За 19 дней машины прошли 1983 версты по шоссе и 860 верст по грунтовым дорогам.


В 1911 г. состоялся первый в России автопробег военных грузовиков между Петербургом и Москвой.

В пробеге участвовало 39 автомобилей различных марок, разных по массе, мощности и конструктивным особенностям. Разумеется, и показали они себя на нелегких российских дорогах по-разному. У «Ля-Бюира» наблюдались перебои в двигателе, у «Зауэра» просели рессоры, у «Берлие» плохо переключались передачи, а «Лянча» вообще выбыла из пробега из-за технических неисправностей. Более надежными оказались «Мерседес», «Бенц» и «Уайт». Но лучше всех были отечественные машины — 30-сильные «Руссо-Балты» модели С. В пробеге участвовало четыре таких автомобиля под стартовыми номерами 2, 3, 4 и 5. «Руссо-Балт» стал единственной маркой, которую комиссия признала пригодной для военных целей.


Грузовой автомобиль «Руссо-Балт», вероятно 2-тонная модель «M 24/30», собранная с применением узлов фирмы Arbenz. 1912 год.

В этом же 1912 г. Военное ведомство провело еще один испытательный пробег для грузовиков. Старт был дан 19 сентября опять на Марсовом поле.
Однако уже стояла осень, и автомобилям пришлось состязаться в более трудных условиях.
В конкурсе участвовало 52 грузовых автомобиля: 15 1,5-тонных, 29 — 3-тонных и 8 — 4-тонных. Вместе с ними в пробег отправились 23 машины сопровождения, в том числе одна санитарная и одна автоцистерна.
Автомобили были разделены на две группы. В одну из них вошли 1,5-тонные и 3-тонные машины, к другую — 4-тонные.
Первая группа прошла 2310 верст по маршруту Петербург — Москва — Малоярославец — Рославль — Брянск — Орел — Тула — Москва — Петербург.
Автомобили второй группы двигались по несколько укороченному маршруту протяженностью 2042 версты: Петербург — Москва — Серпухов — Тула — Орел — Москва — Петербург.
Пробег окончился 12 октября. На основе его результатов было закуплено две сотни грузовиков различных марок, в частности «Бенц» и «Даймлер».
Этим машинам предстояло пройти испытание службой в автомобильных частях.
В следующем году Военное министерство наметило обширную программу организации новых автомобильных формирований. Ее предполагалось осуществить в течение шести лет — с 1914 по 1919 г.
Программа предусматривала довести число отдельных автомобильных рот до 44; сформировать автомобильные команды во всех крепостях; создать запасной автомобильный батальон и запасную Сибирскую автомобильную роту; устроить шесть тыловых ремонтных мастерских, склады для запчастей, бензина и т. д. Но выполнить эти планы помешала первая мировая война.
К началу войны в пяти имеющихся авторотах насчитывалось 171 3-тонный и 127 1,5-тонных автомобилей. В гарнизонах крепостей находилось 48 4-тонных грузовиков.
Кроме того, имелось 55 учебных автомобилей грузоподъемностью 1,5 и 3 т.
Всего же, с учетом машин, обслуживающих управление Военного министерства и штабы, армия имела 711 автомобилей: 418 грузовых, 259 легковых и 34 специальных.


Руссо-Балт С 24/30

Зенитная пушка образца. 1914/15 гг. на шасси бронрованного автомобиля РБВЗ Т-40-65 .
(особая противоаэропланная пушка образца 1914/15 гг.)



В ПЕРВУЮ МИРОВУЮ ВОЙНУ

Парк автомобилей России перед первой мировой войной был чрезвычайно разнолик. Мобилизация, проведенная после начала боевых действий, дала 475 грузовиков и 3562 легковые машины самых разных фирм.
Вскоре царское правительство начало закупать военные автомобили за границей. Поначалу приобретались небольшими партиями машины различных марок, что сильно затрудняло эксплуатацию и ремонт.
И только начиная с 1916 г. наученное горьким опытом Военное ведомство стало ввозить крупные партии однотипных автомобилей.
Большое распространение получили итальянские грузовики «Фиат», американские «Уайт» и «Паккард», французские «Рено» и «Берлие» и др.


Автомобиль фирмы "Packard" 1916 год

Многие машины поступали в разобранном виде. Поэтому в Петрограде были организованы автосборочные мастерские.
Работа шла быстро, и через несколько дней после поступления укомплектованные машины уже отправлялись на фронт.
Всего до 1 октября 1917 г. армия получила 21 009 автомобилей, и еще 213 находились на складах.
Еще в августе 1915 г. царское правительство приняло решение о строительстве пяти автомобильных заводов: в Москве, Филях, Ярославле, Рыбинске, Нахичевани.
Но ни один из них до революции так и не вступил в действие.


Армейский грузовик Pierce Arrow 1916 год

На недостроенных предприятиях занимались в основном ремонтом автомобилей.
Разве что на заводе в Москве, получившем название АМО (Автомобильное московское общество), в 1917 г. собрали из импортных деталей 432 1,5-тонных грузовика «Фиат-15».


Грузовик АМО "15-тер" итальянской фирмы "ФИАТ"

К началу 1917 г. в русской армии, включая и тыловые гарнизоны, насчитывалось 40 автомобильных рот и несколько отдельных автомобильных команд особого назначения.
Кроме того, автомобили имелись в составе 18 автобронедивизионов, шести зенитных автомобильных батарей и около полусотни автопулеметных взводов.
Крупные оперативные военные перевозки в русской армии применялись редко. Во время боев в Галиции на р. Стырь в 1915 г. победа русских войск была обеспечена автомобилями.
Здесь для подвоза солдат, боеприпасов и оружия использовались сотни грузовиков.

Что же представляли собой трудяги-грузовики тех лет?

Легкие машины имели грузоподъемность до 2 т. Они были обычно более или менее быстроходны (40—55 км/ч) и оснащались пневматическими шинами.
Нередко эти грузовики создавались на базе легковых машин.
Средние (2—4 т) и тем более тяжелые (5 т и выше) автомобили представляли собой довольно-таки громоздкие сооружения на массивных рамах.
Колеса имели сплошные (не пневматические) шины из резины. Скорость движения была незначительной — 15 — 25 км/ч.
Двигатель обычно размещался позади передней оси. Однако на некоторых тяжелых машинах он уже был значительно выдвинут вперед.
Такая компоновка позволяла сократить базу автомобиля, повысить его маневренность. Этого же эффекта достигали и другим путем — размещением кабины над двигателем.
Но в обоих случаях имелась, так сказать, и оборотная сторона медали: передняя неведущая ось оказывалась перегруженной и проходимость машины ухудшалась.


Грузовик Первой Моровой войны AEC YA (1917)

Двигатели в этот период, как правило, были рядные, четырех-цилиндровые, в том числе и на тяжелых грузовиках.
Охлаждение было жидкостным, зажигание осуществлялось от магнето.
У средних и тяжелых машин двигатели были сравнительно небольшой мощности.
Так, на средних грузовиках при рабочем объеме в пределах 3500—5500 см3 она составляла 30—40 л. с, реже 45 л. с.


Двигатель автомобиля времен Первой Мировой войны.

В трансмиссии применялись трех- и четырехступенчатые коробки передач с прямозубыми шестернями.
Наряду с цепным приводом заднего ведущего моста (каждое колесо приводилось в действие своей цепью) все шире начинает применяться карданная передача.
Колеса на многих грузовиках были еще устарелой конструкции, так называемого артиллерийского типа — с массивными толстыми спицами.
Но наряду с ними все чаще используются гораздо более прочные и технологические колеса в виде цельных стальных дисков.
Задние ведущие колеса по старинке порой делали большего диаметра, чем передние.
В дополнение к ацетиленовым фарам (если только они были) и габаритным фонарям часто устанавливали мощный прожектор. Его крепили недалеко от водителя, чтобы можно было управлять лучом света.
Средством пуска двигателя служила только пусковая рукоятка.
Вообще, водители грузовиков тех лет и не помышляли о комфорте. Автомобили были тряские, шумные в работе, управление требовало больших физических усилий.
Кабины в большинстве случаев были открытого или полуоткрытого типа. Для защиты от непогоды над сиденьем водителя устанавливали или жесткий козырек, или тент на ремнях-растяжках, или, наконец, откидную крышу-«гармошку», как на детских колясках. В непогоду иногда устанавливали брезентовые боковины с целлулоидными окошками.
Впрочем, уже начали появляться закрытые жесткие кабины с ветровым стеклом и узкими дверками.

На большинстве грузовиков стояла обычная деревянная платформа с тремя откидными бортами. На ряде армейских машин применялись платформы с пониженным уровнем пола.
В этом случае боковые борта имели ниши для задних колес и не были откидными.
Возможность двигаться вне дорог была у грузовиков тех лет, особенно средних и тяжелых, весьма ограниченной. Все авторитеты, и не без оснований, советовали съезжать с твердой дороги как можно реже.
Вот как сказано об этом, например, в «Инструкции шоферам и лицам, пользующимся военными автомобилями», составленной в 10-й автомобильной роте в 1915 г.: «§ 1. ...Пользование грунтовыми дорогами допускается лишь в исключительных — вызываемых только военной обстановкой — случаях».

Что и говорить, в те годы грузовики имели куда худшие эксплуатационные качества, чем сегодня. Расход топлива и масла был непомерно велик, долговечность невысока.
Но вместе с тем машины уже достигли определенного уровня технического совершенства и надежности. Это позволяло широко использовать их для регулярных военных перевозок.
Кроме того, они служили базой для различных специальных машин. К концу 1917 г. во французской армии было уже 92 тыс. автомобилей, в английской — 76 тыс., в германской — 56 тыс., в русской — около 21 тыс.

Автомобиль вступил в пору своей зрелости.


http://www.moremhod.info/index.php/...net/222-zheleznye-voiny?showall=1&limitstart=


И. Владимиров. «Захват германских автомобилей» (картина времён Первой мировой войны).


Юго западный фронт 1915 -1916гг.


Юго западный фронт 1915 -1916гг.

Грузовые автомобили Первой мировой войны. США

Во время Первой мировой войны одним из наиболее широко используемых автомобилей американского производства был знаменитый «Форд Т», или «Жестянка Лиззи». Это был самый массовый, самый популярный автомобиль в США, и нечему удивляться, что когда началась война, именно он в массовом количестве отправился также и воевать. Только британская армия, например, использовала около 19 000 таких автомобилей, и к этому следует добавить еще и все те машины, что использовали американцы после их вступления в войну. Причем сделала «модель T» популярной отнюдь не его технологичность, которая волновала в первую очередь его производителя, а такие его качества как надежность, неприхотливость, низкая стоимость и простота обслуживания и ремонта.

Конструкция машины была предельно простой. Передний и задний мосты были установлены на одной поперечной рессоре каждый. Автомобиль имел четырехцилиндровый двигатель рабочим объёмом 2,9 л (2893 см³) и двухступенчатой коробкой передач планетарного типа. В конструкции автомобиля были применены такие нововведения как отдельная головка блока цилиндров и педальное переключение передач. Тормоза были только на задних колесах, и при этом имели и ножной и ручной привод. Последний участвовал также и в переключении передач. Стартера сначала не было: двигатель приходилось заводить рукояткой.


«Форд-Т» — армейская «скорая помощь».

Понятно, что такую машину можно было легко приспособить для самых разных нужд. Это мог быть и штабной автомобиль, и легкий грузовой автомобиль, легкий фургон, легкая патрульная машина, автомобиль связи и даже мотодрезина для передвижения по рельсам. Но самым главным вариантом «Жестянки Лиззи» стал автомобиль «скорой помощи».
Во время Первой мировой войны еще до вступления Соединенных Штатов в войну, некоторые благотворительные организации предложили «модель Т» в варианте «скорой помощи» командованию союзных войск и начали его поставки. При этом в Европу отправлялась только ходовая часть, а кузов делали уже на месте, на предприятии Келльнер в местечке Булонь, под Парижем.


«Форд-Т» — санитарный автомобиль в полевых условиях

«Скорая помощь» могла перевозить трех пациентов на носилках или четырех сидящих, и еще два могли сидеть рядом с водителем. Именно в этом варианте «Жестянка Лиззи» на войне зарекомендовала себя лучше всего. Малый вес на грязной и покрытой ямами военной дороге позволял ее легко вытащить даже двум-трем солдатам, ну, а они на фронтовых дорогах встречались постоянно.
Он был также, как уже отмечалось, очень простым в обслуживании и ремонте, так что починить его можно было прямо на дороге, не обращаясь в ремонтную мастерскую.
К ноябрю 1918 года 4362 автомобилей «Форд Т» в варианте «скорой помощи» были отправлены из США в Европу, где он стал самым распространенным авто этого типа среди всех, используемых союзниками во время войны. Многие американские сотрудники службы Красного Креста и волонтеры-водители ездили именно на этом автомобиле, включая писателя Эрнеста Хемингуэя и будущего мультипликатора Уолтера Диснея.


«Форд Т» в варианте железнодорожной дрезины

В начале ХХ века компания братьев Мак в Бруклине (Нью-Йорк) с большим успехом перешла от изготовления карет, запряженных лошадьми, к производству бензиновых автобусов.
Поэтому еще до 1914 года эта компания заслужила отличную международную репутацию.
Ну, а в начале Первой мировой братья Мак принялись за выпуск грузовиков для военных целей.


«Мак» АС «Бульдог»

Первая модель такого грузовика пошла в производство в 1916 году, причем дешевизны ради, у нее не было даже лобового стекла!
Передача была надежной, но тяжелой, с цепным приводом задней оси. Однако именно из-за этого автомобиль AC вскоре заслужил репутацию очень надежной машины, так что многие даже говорили, что он способен выполнять почти невыполнимые задачи. В то время как другие грузовики могли легко завязнуть в грязи французской глубинки, этому грузовику она была не помеха.
Ну, а свое прозвище «Бульдог» грузовик заработал на службе в британской армии, куда было поставлено свыше 2 000 таких грузовиков.
Видимо кто-то из испытывавших ее инженеров, сказал, что она похожа на бульдога, вот так прозвище «бульдог» к ней и пристало.
Ну, а в Англии это прозвище было очень почетным, так как англичане бульдогов любили, так что в 1922 компания «Мак» приняла его даже в качестве корпоративной эмблемы.
Принятый в качестве стандартного 5-тонныго грузовика, «Мак» был в количестве 4470 отправлен во Францию с американским экспедиционным корпусом. Американские солдаты вскоре подтвердили высокую оценку качества этого грузовика. Поставлялся он также и во французскую армию.


«Мак» АС «Бульдог» с танком «Рено» FT-17 в кузове.

«Джеффри-Квад» был также одним из очень популярных грузовиков Первой мировой войны. Он был разработан компанией Томаса Б. Джеффри в Кеноше, штат Висконсин в США в 1913 году.
Это был 2-тонный полноприводный автомобиль с 4-цилиндровым двигателем и коробкой передач имевшей четыре скорости вперед и столько же назад.
При этом он имел рулевое управление на все четыре колеса, что давало ему очень малый радиус разворота, который составлял всего 8,5 метров.
Все колеса имели тормоза, благодаря чему на скорости около 20 миль в час его тормозной путь равнялся длине его корпуса. Производство грузовика началось в 1913 году, а пик выпуска — 11490 машин пришелся на 1918 год.
В августе 1916 года Чарльз Т. Джеффери (сын основателя фирмы) продал ее бизнесмену Чарльзу Нэшу, который переименовал ее в свою честь после чего автомобили также стали называться «Нэш-Квад».

Четыре ведущих колеса, да к тому же еще и все управляемые сделали из этой машины чемпиона грунтовых дорог и очень популярным сразу в нескольких армиях.
На первом месте он, конечно в армии и в корпусе морской пехоты США, но использовался также вооруженными силами Франции и Великобритании, где он применялся в качестве генерального перевозчика, эвакуатора и опять же «скорой помощи». В США он стал основой для создания бронеавтомобиля, а в России, куда эти грузовики также поставлялись, на его основе был построен БА «Джеффри-Поплавко».


«Нэш Квад», доживший до нашего времени.

Французская армия также использовала его в качестве транспортного средства, вот только вместо буксировки знаменитой 75-мм пушки образца 1897 года, «Джеффри-Квад» возил его у себя в кузове с использованием специальных пандусов для загрузки. Поводом для этого решения стала мысль о том, что спицованные деревянные колеса этого орудия не подходят для высокоскоростной буксировки, и что полноприводный автомобиль сможет легче отвести это орудие, нежели отбуксировать его традиционным способом. Эта импровизация повысила мобильность французской артиллерии, однако в итоге не прижилась, хотя концу войны во французской армии было сформировано целых 33 полка таких вот артиллерийских транспортеров.

Фирма «Гарфорд Мотор Трак Компани» основанная в 1910 году предпринимателем Артуром Гарфордом в городке Элирия, штат Огайо (в нескольких километрах от Кливленда) в начале выпускала легковые автомобили, 1-тонные пикапы и грузовые автомобили грузоподъёмностью 2, 3 и 5 тонн, а также самосвалы на базе последних. Автомобили оснащались двигателями собственного производства, причем двигатели 3- и 5-тонных грузовых автомобилей размещались под кабиной водителя, которые являлись, таким образом, бескапотными. В 1912 году фирма поучила заказ на партию грузовиков для нужд Почтовой службы США, а с началом Первой мировой войны стала поставлять грузовые автомобили для армии. Армия закупала в основном легковые и санитарные машины, 1-тонные пикапы и 5-тонные грузовики и самосвалы. В 1915 году русская закупочная комиссия генерала Секретева закупила несколько десятков 5-тонных шасси «Гарфорд» для русской императорской армии, где на их основе были сделаны мощные пушечные броневики «Гарфорд-Путилов».


Броневик «Гарфорд-Путилов». Рис. А. Шепса.

В 1918 году фирма «Гарфорд» совместно с фирмой «Холт» разработала и построила первый американский 3-тонный грузовик с полугусеничной ходовой частью.
В этом же году на мощностях завода было собрано 978 стандартизованных армейских грузовиков «Либерти».
В июле 1917 года армия США, которой требовался надежный штабной автомобиль, после всесторонних испытаний на границе с Мексикой выбрала «Кадиллак» Тип 55 модели «Туринг».
Во время Первой Мировой войны для использования во Франции офицерами американских экспедиционных сил было поставлено 2350 машин.
Это были машины с мощным двигателем в 70 л. с., который позволял им развивать приличную скорость, да и вообще они отличались своим высоким качеством.


«Кадиллак» — штабной автомобиль «тип 57» образца 1918 года.

В конце 1914 — начале 1915 года в английской армии очень остро встала проблема буксировки тяжелых орудий и возникла острая нехватка нужных для этого тракторов.
И вот первым стандартным трактором этого назначения стал американский сельскохозяйственный фермерский трактор Холт с бензиновым двигателем и широкими гусеницами.

Основал компанию Бенджамин Холт, который в конце ХIХ века представил свой первый паровой трактор. В 1892 году он основал свою собственную компанию по их производству, а между 1890 и 1904 года, Холт уже выпустил около 130 паровых тракторов. После успешных испытаний своих тракторов в 1904 — начале 1905 года, Холт сосредоточил свои усилия на гусеничных тракторах с бензиновыми двигателями и преуспел в этом деле. Товарным знаком марка «Холт» стала в 1910 году.

Первые гусеничные тракторы его фирмы попали в Европу еще в 1912 году, после чего компания «Холт» открыла свои представительства во многих европейских странах.
Вскоре после начала войны Королевская артиллерия отобрала трактор «Холт» с двигателем мощностью 75 л.с. в качестве основного тяглового средства для буксировки тяжелых орудий.
Однако первые поставки заказанных машин были сделаны только в январе 1915 года.
Тракторы были испытаны в Олдершоте и тут же отправлены во Францию, где они стали основным транспортным средством британской армии, и занимались перевозкой таких орудий, как 6, 8 и 9,2-дюймовые гаубицы.


Трактор «Холт».

Трактор имел вес около 15 тонн и максимальную скорость всего на 3 км/ч во время буксировки и 8 км/ч без груза. Рулевое управление осуществлялось путем блокировки одной из гусениц в сторону поворота и поворотом рулевого колеса. В целом «Холт» обладал не слишком уж хорошей проходимостью, однако все первые танки Англии и Франции своим рождением обязаны именно ему.
Именно глядя на этот трактор, полковник Э. Д. Суинтон, находившийся в это время во Франции, придумал свой «бронированный перевозчик пулеметов», ну, а затем именно на его основе был создан и первый французский танк СА1 фирмы «Шнейдер».

Два бронированных шасси «Холт» также были испытаны в США в качестве танков, но не удовлетворили американцев и так и остались в истории опытными образцами.
Что касается британской армии, то там тракторы «Холт» оставались на службе в качестве артиллерийских тягачей вплоть до двадцатых годов. В 1918 году они использовались также для перевозки 3-дюймовых зенитных пушек. В Месопотамии их применяли вместе с гусеничными прицепами для транспортировки грузов через пустыню. Тракторы «Холт» служили даже в Австро-Венгерской армии, а выпускал их по лицензии завод в Будапеште.

Автор Олег Скворцовский

http://topwar.ru/75482-gruzovye-avtomobili-pervoy-mirovoy-voyny-ssha.html

Allis-Chalmers » B6
(1915 - 1918)

В начале 1915 г. Allis-Chalmers выпустил свой первый полугусеничный грузовик B6. Он предназначался для буксировки плугов и другого навесного оборудования и должен был стать основоположником нового рынка. Но эти планы так и не материализовались. Фермеры, для кого предназначалось это транспортное средство, так и не стали покупать его. Вероятно, в первую очередь из-за запредельно высокой цены. По тем временам он стоил $5000, когда Ford модели T можно было купить менее чем за $300. Другим фактором стало отсутствие дилерской сети для продажи сельскохозяйственной техники. В качестве силового агрегата он имел 68-сильный двигатель и 4-ступенчатую КПП. Тем не менее, этот грузовик нашел применение в армии - 10 таких тракторов продали в Россию, где они использовались для перевозки грузов и буксировки артиллерийских орудий.

Итальянский ФИАТ 18

БОЕВАЯ МАССА 7220 кг

ЭКИПАЖ, чел. 5-6

ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 6100
Ширина, мм 2200
Высота, мм 2700

ВООРУЖЕНИЕ одно 75-мм зенитное орудие (Cannone da 75/27)

ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ телескопический прицел

ДВИГАТЕЛЬ карбюраторный, 4-цилиндровый, рабочим объёмом 4714 см.куб., мощность 54 л.с.

ТРАНСМИССИЯ механического типа с 4-ступенчатой коробкой передач

ХОДОВАЯ ЧАСТЬ колесная формула 4х2: шины пневматические размером 175х720,5 мм, подвеска на листовых рессорах

СКОРОСТЬ ~25 км\ч по шоссе

 

smolbattle.ru

Упущенные возможности. Бронеавтомобили Германии в Первую мировую войну

Статья о бронеавтомобилях, состоявших на вооружении германской императорской армии во время Первой мировой войны. Отмечена специфика бронеавтомобилей, охарактеризовано применение германских бронеавтомобилей в годы войны.

В германской императорской армии бронеавтомобили появились еще в мирное время. Первые эксперименты в данной сфере относятся к 1905 году.


После долгих испытаний (прежде всего в отношении вопросов бронирования, типологии вооружения и способов его установки) был изготовлен и принял участие в маневрах Гвардейского корпуса бронеавтомобиль Мерседес (броня 3,5 мм, шасси для омнибусов Бюссинга, вооружение — 1 пулемет).

Кстати говоря, на этих же маневрах приняли участие два французских броневика (фирм Шаррон и Жирардо-Фогт), предназначенные для России и случайно попавшие в Германию.

По результатам этих маневров специалистами было высказано мнение, что бронеавтомобиль получит лишь ограниченное тактическое применение, сводящееся к обороне границ, горных проходов и разрушению речных переправ. Но мировая война опрокинула эти расчеты.

Уже в начале Первой мировой войны на правом фланге наступающей на Западном фронте германской армии англичане применили бронеавтомобили в бою.

Несмотря на то, что еще в октябре 1914 года начальник полевого Генерального штаба германской императорской армии дал по этому вопросу соответствующие указания, лишь в июне 1916 года (!!!) были наконец готовы 3 бронеавтомобиля (Даймлер, Бюссинг и Эрхард). Эти машины и составили 1-й пулеметный бронеавтомобильный взвод кайзеровской армии.


Илл. 1. Бронеавтомобиль фирмы Даймлер. Машина имела 4-цилиндровый двигатель, 4-скоростную коробку передач, двойные колеса предохраняли от погружения в грунт. Цилиндрическая башенка имела 4 бойницы, через которые могли действовать 3 пулемета Максим, имевшиеся на вооружении броневика. Радиатор бронированного капота был защищен оригинальными горизонтальными бронежалюзи. Приняв решение о необходимости охлаждения двигателя, водитель, находясь на своем рабочем месте, поворотом специального рычага мог открывать и закрывать бронежалюзи на радиаторе. Экипаж — 8 человек. В течение всей войны было изготовлено лишь 3 (!) таких машины.
Илл. 2. Бронеавтомобиль фирмы Эрхард. Полноприводной Эрхард, так же как и Даймлер, имел 4-цилиндровый двигатель в передней части кузова. Но большие углы наклона броневых листов представляли этому броневику лучшую защиту, чем его «собрату». Вооружение — 3 пулемета, причем башенка оригинальной конструкции позволяла вести даже зенитный огонь. Экипаж — командир, 6 пулеметчиков (включая вторые номера) и водитель.
Илл. 3. Бронеавтомобиль фирмы Бюссинг. Это наиболее мощный по своим габаритам и весу германский бронеавтомобиль. Был оснащен 6-цилиндровым двигателем с 10-ступенчатой коробкой передач (5 скоростей переднего хода и 5 заднего). Все колеса — ведущие. К услугам 3-х пулеметов, бывших на вооружении этой машины, были 10 огневых позиций — 4 амбразуры в башенке и 6 — в корпусе. Броня — 7 мм.

(Все фото: Освальд В. Полный каталог военных автомобилей и танков Германии 1900-1982 гг. — М., 2002.)

Таким образом, приходится констатировать, что в деле производства и применения броневиков немцы оказались позади не только русских, англичан, французов, бельгийцев, но и своих союзников австрийцев.

Первое боевое испытание германских броневиков состоялось в Верхнем Эльзасе и дало благоприятные результаты. В отчете, посвященном использованию бронеотряда, было отмечено, что отряд явился ценным мобильным резервом командования, особенно при контратаках для локализации прорывов противника.

Но, как ни странно, дальнейшее изготовление броневиков было приостановлено «с целью использования рабочих рук для более важных целей». Производство бронеавтомобилей не относилось к приоритетным задачам германского командования.

Броневзвод № 1 принимал участие в операциях против Румынии в том же 1916 году, где сослужил отличную службу: именно в условиях маневренной войны скоростные и подвижные броневики смогли проявить свои лучшие качества. Особенно он отличился в Кронштадской операции (сентябрь — октябрь 1916 г.) и в Трансильванских Альпах. Именно результаты Румынской кампании побудили немцев приступить к постройке еще 14-ти бронеавтомобилей, изготовление которых затянулось до января 1918 года. Эти машины укомплектовали бронеотряды №№ 2—7. Один из них участвовал в боях на Итальянском фронте в конце 1917 года, но в силу допущенных технических и тактических ошибок должным образом проявить себя не смог.

В 1918 году немцы использовали свои бронеотряды на бывшем Восточном фронте, для полицейской службы на оккупированной Украине, подавления крестьянских волнений и охраны коммуникационных линий.

Из трофейных русских (в основном брошенных деградировавшей после революции и стремительно откатывающейся на восток после Брестского перемирия русской армией) и итальянских (после разгрома итальянцев при Капоретто) бронеавтомобилей (производства заводов Лансиа, Путиловского, Минервы, Пежо, Аустин) летом 1918 года были сформированы бронеотряды №№ 8—11. Они себя ничем не зарекомендовали (тем более в условиях отсутствия оригинальных запчастей).

Всего за войну немцы построили 17 бронемашин, захватили еще 40 (из них 20 восстановили). И это при том, что, имея опыт производства бронеавтомобилей с 1905-го года, они вполне могли их массово изготавливать и использовать в бою. Особенно широкий простор для применения бронеавтомобилей имелся в начале войны на Французском фронте: в наиболее стратегически ответственный период большого германского наступления через Бельгию (конечно, с установлением жестких реалий позиционной войны возможности для применения бронеавтомобилей существенно снизились, но это произошло лишь в конце осени 1914 года), а также на Русском фронте — в течение почти всей войны.

Конструктивные особенности германских бронеавтомобилей заключались в том, что, если французские и итальянские броневики (легкие по своей сути) имели шасси легковых автомобилей с мощным мотором и двумя ведущими колесами, то тяжелые немецкие броневики имели шасси грузовых машин с четырьмя ведущими колесами (благодаря этому они могли двигаться не только по дорогам, но и по твердому грунту). Вооружение состояло из 2—3 пулеметов с максимальными углами обстрела. Некоторые германские машины были также вооружены огнеметами и даже орудиями (например, 20-мм бекеровской пушкой). Толщина брони «броневиков-немцев» колебалась между 6 и 11 мм, причем 11-мм броня давала защиту от винтовочных пуль даже при стрельбе с близких дистанций. Противопульной броней были надежно защищены мотор, вооружение, экипаж машины. Численность экипажа зависела от размера броневика и колебалась от 4 до 8 человек.

Имея качественные и оригинальные тактико-технические характеристики и возможности для применения на практике, германские броневики так и не стали полноценным мобильным тактическим бронересурсом в руках кайзеровского командования.

topwar.ru

Броневики дотанкового периода | Warspot.ru

Как защитить солдата от пуль, осколков и шрапнели? Можно ли быстро перебросить пулемёт или орудие на пару десятков километров, не используя лошадей? В качестве средства решения этих проблем в начале ХХ века начали использовать автомобили. Они к тому времени уже переросли стадию еле катящейся коробки на колёсиках. Со скоростью, грузоподъёмностью и проходимостью дела у авто уже обстояли неплохо.

Таким образом, подвижную базу военные нашли. А чтобы обслуга и водитель не погибли, решено было прикрыть их листами брони. Так появился бронеавтомобиль. О некоторых броневиках дотанкового периода рассказано ниже.

Austro-Daimler Panzerwagen

Один из первых в истории бронеавтомобилей. Спроектирован и собран в Австро-Венгрии в 1905 году. Его конструкция опережала своё время, ведь разработчиком броневика выступил представитель прославленной династии, инженер Пауль Даймлер.

Он воплотил ряд особенностей устройства, ставших впоследствии классическими: полноприводную базу, цельный бронированный кузов, сферическую бронебашню с бойницей для 7,7-мм пулемёта «Максим» (позднее их стало две). Толщина лба и бортов корпуса составляла 3,5 мм, башни — 4 мм. Бронелисты были выгнуты, обеспечивая броневику обтекаемые пулестойкие формы. Даймлер был вправе гордиться своим детищем, дело оставалось за малым — успешной демонстрацией и последующей закупкой для имперской армии.

Крест на перспективной разработке поставил шум двигателя бронеавтомобиля. Он напугал лошадей нескольких высокопоставленных персон, присутствовавших на испытаниях. Сам император Франц-Иосиф был обескуражен и рассержен. Заявив, что таким машинам не место на войне, он не оставил Даймлеру шансов.

«Минерва»

Над Бельгией одной из первых в 1914 году раздался гром Великой войны. Офицер бельгийского Генштаба, лейтенант Шарль Анкар, выезжал на передовую в личной машине. Чтобы обезопасить свою жизнь и здоровье, он забронировал её. Начальство нашло опыт Анкара многообещающим. Ещё несколько «Минерв» были оперативно обшиты бронелистами, вооружены 8-мм пулемётами Гочкиса и брошены в бой.

Они хорошо проявили себя в манёвренный период Первой мировой войны, оказавшись для немцев неприятным сюрпризом. Но с началом позиционной войны «Минервам» стало сложнее действовать. В итоге бельгийский броневой автодивизион был «подарен» императору Николаю II и переброшен на Русский фронт.

После окончания Первой мировой войны «Минервы» неоднократно модифицировались и продолжали состоять на вооружении в Бельгии даже в 1935 году.

Rolls-Royce Armored Car

Сегодня автомобили «Роллс-Ройс» являются в большей степени роскошью, нежели средством передвижения. Не столь много известно о военной карьере этого автомобиля: в 1914 году защититься бронёй и вооружиться довелось и ему. Примером для британцев стали бельгийские «Минервы». Базой для броневика стал автомобиль Rolls-Royce 40/50 HP Silver Ghost — знаменитый «Серебряный призрак».

Его обшили бронелистами толщиной 8–9 мм, разместив на корме боевое отделение. Башня имела цилиндрическую форму со скошенными стенками для большей пулестойкости. Там же расположили открытую площадку, достаточную по площади для перевозки нескольких солдат и снаряжения. «Роллс-Ройс» вооружался тяжёлым пулемётом «Виккерс» 7,7 мм, а в движение его приводил отменный 6-цилиндровый двигатель. Первые три машины были готовы и доставлены в Европу в декабре 1914 года.

К тому моменту война на континенте уже приобрела позиционный характер, в условиях которого функциональность броневиков была ограничена. Тем не менее им довелось принять участие в боях на территории Соединённого Королевства в 1916 году, в ходе Пасхального восстания в Дублине. «Роллс-Ройсы» действовали наряду с импровизированными броневиками из паровых котлов пивоваренного завода «Гиннесс», установленных на грузовики-трёхтонники. Последние броневики от «Роллс-Ройс» эксплуатировались в Великобритании ещё в 1944 году.

Büssing A5P

Как правило, путь на театр военных действий для броневиков Первой мировой лежал через выигрыш тендера. Однако случались и исключения. Столкнувшись с первыми бронеавтомобилями армий Антанты в 1914 году, немцы взялись дать симметричный ответ противнику. Компания «Бюссинг» уступила конкурентам, но выполненный её инженерами прототип всё же получил путёвку в жизнь.

Büssing A5P был достаточно габаритной полноприводной машиной. Помимо симметричной конструкции с рулевым управлением как спереди, так и на корме, этот броневик отличался от большинства других способностью вести плотный огонь. В броне «Бюссинга» предусматривалось 10 лючков для пулемётной стрельбы. Причём лишь три пулемёта закреплялись стационарно, с остальными члены экипажа (10 человек) должны были перемещаться между бойницами.

Все три собранных Büssing A5P участвовали в боях на Западном фронте. Когда осенью 1916 года на стороне Антанты в войну вступила Румыния, броневики направили туда. Этим гротескным детищам Первой мировой войны было суждено пережить её, а последний броневик «Бюссинг» был потерян в украинских степях в ходе Гражданской войны в России.

«Руссо-Балт тип С»

Первый серийный русский броневик была спроектирован и запущен в производство в поразительно сжатые сроки. 17 августа 1914 года военный министр В. А. Сухомлинов дал добро, а уже в середине октября император Николай II записал в дневнике: «В 11 час. на Дворцовой площадке мне представилась только что сформированная автомобильная рота с 47-мм пушками и пулемётами со стальными щитами. Она уходит в поход».

Вопреки поговорке, создатели броневика хоть и поспешили, но отнюдь не насмешили неприятеля — они ошеломили его. 5-мм хромоникелевая броня надёжно защищала переднюю и кормовую части «Руссо-Балтов», да и борта толщиной 3,5 мм тоже держали удар. Секрет стойкости заключался в особом расположении листов брони под тупыми углами, спроектированном полковником А. Н. Добржанским и инженером штабс-капитаном А. Я. Грауэном.

Вооружение «Руссо-Балтов» составляло грозное трио 7,62-мм пулемётов Максима. Вместе с тем необходимость поддержки огнём орудий большего калибра стала очевидной. Обшитые сталью грузовики с орудиями были полумерой, поэтому серийным пушечным бронеавтомобилем стал «Гарфорд».

«Остин»

Военный министр Сухомлинов, дав путёвку в жизнь проекту «Руссо-Балт тип С», полагал расширить автомобильный парк армии ещё и за счёт закупок у союзников по Антанте. Осенью 1914-го были заказаны, а к концу года прибыли в Россию броневики «Остин» 1-й серии, разработанные в Британии.

Эти двухпулемётные боевые машины с горизонтальным бронированием продемонстрировали ненадёжность трансмиссии и слабую защиту. Несмотря на это, в марте 1915 года была закуплена партия «Остинов» 2-й серии.

В ноябре 1915 года командир Запасной броневой роты капитан Халецкий высказал ряд замечаний к их конструкции: «а) Один боковой выход из машины; б) малое внутреннее помещение…; в) затруднительность управления задним ходом <…> ж) отсутствие места для возки запасного колеса». Сложно сказать наверняка, были то придирки или обоснованная критика. В августе 1916 года военное ведомство России заказало ещё 60 броневиков «Остин» (3-й серии) и столько же шасси для сборки и выпуска автомобилей своими силами. Кстати, последние имели двойное рулевое управление — Халецкий был услышан.

«Гарфорд-Путиловец»

Замысел создания полноценного тяжёлого пушечного бронеавтомобиля претворялся в жизнь начальником Офицерской стрелковой школы генерал-майором Н. М. Филатовым. Подходящей базой для этого проекта стали американские грузовики-пятитонники «Гарфорд». В декабре 1914 года 33 машины этого типа прибыли в Петроград. С января на Путиловском заводе начались сборочные работы.

Габариты «Гарфордов» позволяли использовать более толстую броню (6,5 мм, или четверть дюйма), листы которой располагались в основном вертикально. С учётом расположения двигателя и топливных баков над «шоффёром» и командиром броневика слева и справа надёжность защиты имела принципиальное значение. Медлительные, но мощные броневики вооружили 76-мм противоштурмовой пушкой образца 1910 года и тремя пулемётами Максима.

Собранными машинами комплектовали авто-пулемётные взводы, усиливая дуэт «Остинов». Каждому «Гарфорду» присваивалось звучное собственное имя: «Святогор», «Громобой», «Чудовище», «Дракон»… Броневики прошли через Первую мировую, Гражданскую и малые войны 20-х–30-х годов.

AB Ansaldo

Италия вступила в Первую мировую войну в мае 1915 года на стороне Антанты. К тому моменту фирма «Джо Ансальдо и Ко» уже разработала для армии пулемётный броневик. 60-сильный двигатель позволял ему развивать скорость до 70 км/ч, корпус был выполнен из хромоникелевой стали. Арсенал AB (Automobile Blindato) Ansaldo составляли три пулемёта, расположенные в двухуровневой башне. Экипаж броневика насчитывал 6 человек.

«Ансальдо» участвовали в боях на границе с Австро-Венгрией, позднее и в сражениях с германскими войсками. Его создатели в конце января 1916 года также направили российскому Главному артиллерийскому управлению (ГАУ) официальное предложение о закупке. Характеристики броневика рекламировались весьма образно: «…блиндированы особенной бронёю, непроницаемою на расстоянии 100 метров пулею итальянского ружья 1891 года. Мотор и колёса совершенно защищены щитами». При этом итальянцы запрашивали чертежи пулемётов и всевозможные данные о снарядах русской артиллерии, якобы для переделок конструкции броневика под них.

Повоевать на русском фронте Первой мировой «Ансальдо» не довелось. Зато этим машинам была уготована куда более экзотическая одиссея. После гражданской войны в Испании 1936–1939 годов они участвовали в Африканской кампании итальянской армии.

Автомобиль-пулемёт Archer

Летом 1915 года российскому военному ведомству был предложен для принятия на вооружение «Автомобиль-пулемёт Archer» (по фамилии конструктора — французского инженера Ж. Арше).

Французы очень расхваливали броневик, а его характеристики были достаточно недурны: четырёхцилиндровый двигатель мощностью 16 л. с., скорость по шоссе до 60 км/ч, броня — 7 мм хромоникелевой стали. В качестве вооружения этого автомобиля использовался один-единственный пулемёт, расположенный на корме.

Создатель автомобильных войск Российской империи генерал-майор П. И. Секретев незамедлительно ознакомился с этим предложением и был категоричен: «…Автомобиль «Archer» не даёт закрытия людей от шрапнельного огня, двигатель его слаб для русских дорог, вооружение его одним пулемётом недостаточно, движение назад затруднительно… Система пуска в ход сложна и мало надёжна».

Материал перепубликован с портала worldoftanks.ru в рамках партнёрства.


Источники:

  1. Документы Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА).
  2. Кирилец С. В., Канинский Г. Г. Георгиевич. Автомобили Русской Императорской армии. «Автомобильная академия» генерала Секретева. М., 2010.
  3. Коломиец М. В. Броня русской армии. Бронеавтомобили и бронепоезда в Первой мировой войне. М., 2008.
  4. Попова С. С. Военные злоключения бельгийцев в России // Военно-исторический журнал. 1996. № 2. С. 46–52.

warspot.ru

Русские броневики Первой мировой - Альтернативная История

Еще в 1905 году в области колесных бронемашин, броневиков или так называемых блиндированных автомобилей Царская Россия могла бы выйти в мировые лидеры, но ей опять помешали «специфические условия». От благостной спячки русское Военное ведомство очнулось лишь с первыми залпами Великой войны (Первой мировой), широко открывшей ворота многочисленным иностранным броневикам для разведки и боевых действий.

Бронемашина для первой автомобильной пулеметной роты с корпусом Ижорского завода. 1915 год

Содержание:

Почти все они базировались на шасси обычных легковушек и не всегда соответствовали своему предназначению, поэтому в Русской императорской армии спонтанно сложилась разветвленная «индустрия исправления чужих ошибок» — доработка импортных и создание собственных бронированных корпусов. Их собирали петербургские Путиловский завод и Обуховский сталелитейный, бронепрокатная мастерская № 2 Ижорского завода в Колпино, а также офицерские учебные заведения, фронтовые мастерские и небольшие частные предприятия.

До октября 1917 года в царскую армию из-за границы поступили 496 броневиков, из которых около 200 машин были переделаны в России. Большинство бронеавтомобилей, носивших собственные броские имена, участвовали в боях Первой мировой и Гражданской войн, а также в событиях Февральской и Октябрьской революций.

Первый русский бронеавтомобиль Накашидзе

Во время Русско-японской войны отставной поручик гусарского полка грузинский князь Михаил Александрович Накашидзе уверился в необходимости создания принципиального нового вида вооружения — бронеавтомобиля. Представленный летом 1905 года проект военным понравился, но они ограничились советом изобретателю принять на себя все расходы по его изготовлению.

Прототип бронеавтомобиля Накашидзе французской фирмы CGV. 1905 год

В результате заказ на два броневика был передан французской фирме Charron, Girardot et Voigt (CGV), которая уже имела опыт установки пулеметов на легкие шасси. Основой русских бронемашин являлись рядовые 37-сильные легковушки Charron 30CV с отнесенной назад коробкой передач и главной цепной передачей. На них водрузили высокие бронекорпуса с крупными окнами и поворотной башней с пулеметом Hotchkiss, а по бортам крепились колейные мостки для преодоления траншей. Достаточно тяжелая трехтонная машина развивала скорость 50 км/ч и имела запас хода 600 километров. Ее первые испытания состоялись в конце 1905 года во Франции.

Пулеметная машина Михаила Накашидзе на испытаниях в России. 1906 год
Второй экземпляр броневика на военных маневрах во Франции. Июль 1906 года

 

Так в который уж раз сработала теория особого исторического статуса России с ее «специфическими условиями», к которым относили многовековую привязанность к конным повозкам, отсутствие крупных промышленных предприятий и…

1260001

В Россию первый бронеавтомобиль прибыл в марте 1906-го. Военные провели его испытания в весеннюю распутицу и признали машину «неспособной к самостоятельному движению», но по итогам летних проб ее рекомендовали применять

«для борьбы с конницей противника и преследования отступающего врага».

После ремонта и усиления брони она снова поступила на испытания, но по их результатам в 1908-м броневик был разобран.

вернуться к меню ↑

Русские броневики на отечественных шасси

Во времена Первой мировой войны единственным «счастливым» сочетанием отечественных автомобилей и бронекорпусов русского производства являлись бронемашины, базировавшиеся на шасси Русско-Балтийского вагонного завода (РБВЗ).

Первыми в августе–сентябре 1914-го стали безбашенные броневики на 40-сильном легковом шасси С24-40, созданные по проекту инженера А. Я. Грауэна и оснащенные ижорскими корпусами с наклонным расположением бронелистов из хромоникелевой стали. Два пулемета Maxim помещались в лобовом и кормовом листах, третий можно было переносить с одного борта на другой. Скорость трехтонных машин не превышала 20 км/ч. На фронт они ушли в составе 1-й автомобильной пулеметной роты, но из-за слабого бронирования вскоре были сняты с вооружения.

Полностью русский броневик Грауэна на легковом шасси С24-40. 1914 год
Безбашенная машина Ижорского завода с задним расположением пулемета

 

В конце сентября 1914 года в петроградской мастерской инженера А. А. Братолюбова по проекту штабс-капитана Некрасова на том же шасси собрали три броневика с округлыми корпусами Обуховского завода с двумя 37-мм пушками Hotchkiss и тремя пулеметами. Такие же корпуса с пушкой Maxim смонтировали на трех однотонных грузовых шасси Д24-40. Все версии получились слишком тяжелыми и громоздкими, участия в боях не принимали и впоследствии были переведены на железнодорожный ход.

Пушечный броневик Некрасова и Братолюбова на автомобиле С24-40. 1915 год

В начале 1916 года в мастерской Братолюбова на шасси С24-40 появился оригинальный башенный броневик «Победоносец» с тремя пулеметами Maxim и вторым постом управления. Одновременно на грузовых шасси Д24-40 собрали еще три бронемашины, которые от легковых отличались усиленной рамой и новыми мостами. Оказавшиеся перегруженными и тихоходными, все они применялись как учебные машины и служили в охране Смольного.

Броневик «Победоносец» на шасси «Русско-Балтийский С24-40». 1916 год
Машины «Олег», «Ярослав» и «Святослав» на грузовых шасси Д24-40. Март 1917 года

 

В общей сложности до 1917 года на русских шасси было собрано всего лишь 20 броневиков.

вернуться к меню ↑

Русские бронеавтомобили на иностранных шасси

К этой категории относились бронемашины, базировавшиеся на зарубежных шасси, которые в России подвергались более или менее существенным доработкам для приспособления их к местным условиям или оснащались полностью новыми бронекорпусами.

вернуться к меню ↑

Трехколесные бронемашины Филатова

В 1915–1916 годах по проекту начальника Ораниенбаумской офицерской стрелковой школы генерал-майора Н. М. Филатова из списанных импортных агрегатов и узлов были собраны 15 оригинальных трехколесных броневичков с разными двигателями мощностью до 25 л.с., на которых монтировали бронекорпуса с одним или двумя пулеметами заднего расположения.

Испытания трехколесных пулеметных бронеавтомобилей Филатова, 1916 год

вернуться к меню ↑

Бронеавтомобили Былинского

Летом 1915 года по проекту штабс-капитана Былинского на базе трофейных легковушек Mercedes на Обуховском заводе собрали две пушечно-пулеметные машины. Их особенностью были корпуса из хромо-никеле-ванадиевой стали с перископами и смонтированной внутри 37-мм пушкой, которая вела огонь через откидные панели. В поворотной башне помещались также пулемет Maxim и скорострельные ружья.

Демонстрация машины Былинского на 45-сильном шасси Mercedes. 1915 год

вернуться к меню ↑

Бронемашина Улятовского

В 1916 году в мастерских упомянутой выше школы по проекту прапорщика Улятовского из иностранных деталей был собран легкий и компактный броневик, в задней части которого лежа располагался пулеметчик, стрелявший через амбразуру в кормовом листе. При замене пулемета пушкой машина существенно потяжелела, и работы по ней были прекращены.

Легкий пулеметный бронеавтомобиль прапорщика Улятовского. 1916 год

вернуться к меню ↑

Бронеавтомобили Мгеброва

В первые годы войны по проекту штабс-капитана В. А. Мгеброва на Ижорском заводе собрали 16 броневиков на базе автомобилей разных стран, из которых самыми известными стали 11 бронемашин на 30-сильном легковом шасси Renault ED. Благодаря установке радиатора охлаждения между мотором и кабиной они выделялись характерным удлиненным клиновидным капотом, повышавшим живучесть экипажа. Первоначально два пулемета или 37-мм пушка помещались в одной крупной поворотной башне, которую в 1916-м заменили на две маленькие.

Бронемашина Мгеброва на французском легковом шасси Renault. 1916 год
Модернизированный вариант с двумя поворотными башнями. Осень 1916 года

 

В процессе доработки в России корпуса итальянского броневика Isotta-Fraschini на нем была смонтирована двухпулеметная башня от машины Renault.

Бронеавтомобиль Мгеброва на 100-сильном шасси Isotta-Fraschini. 1916 год

вернуться к меню ↑

Ижорский ФИАТ

Зимой 1916 года был подписан договор с компанией FIAT на поставку легковых шасси мощностью 72 л.с. с двумя постами управления и задним мостом с двускатными колесами. Первая партия поступила на Ижорский завод для установки собственных бронированных корпусов с диагональным расположением двух пулеметных башен. Сборка броневиков началась в январе следующего года, и до апреля 1918-го завод собрал 47 бронемашин. Они имели боевую массу 5,3 тонны и развивали скорость до 70 км/ч.

Двухбашенный ижорский броневик FIAT на легковом шасси. 1917 год
Трофейная бронемашина FIAT в польской крепости Модлин (фото 1939 года)

вернуться к меню ↑

Бронемашины Поплавко

В 1915 году на шасси американского грузовика Jeffery Quad (4×4) штабс-капитан Виктор Поплавко разработал и в мастерских 7-й армии построил оригинальный бронеавтомобиль с лебедкой, впервые ставший сочетанием боевой машины, мощного инженерного средства для разрушения проволочных заграждений, проделывания проходов в мелком лесу и эвакуатора поврежденной техники. Конструктивно это был бронированный грузовик с 40-сильным мотором, боевой рубкой для двух пулеметов и задним отсеком для боеприпасов и топлива. С экипажем из четырех человек он весил около восьми тонн и развивал скорость 32 км/ч.

Испытания универсальной полноприводной машины конструкции Поплавко

По результатам испытаний Военное ведомство выдало Ижорскому заводу заказ на 30 таких машин, которые в октябре 1916-го отправились на фронт в составе особого автобронедивизиона.

Броневик Виктора Поплавко на грузовом шасси с ижорским корпусом. 1916 год

вернуться к меню ↑

Бронемашины «Гарфорд»

Самыми тяжелыми бронированными автомобилями русской армии были массивные пушечно-пулеметные машины на шасси американского грузовика Garford с кабиной над 35-сильным мотором Buda и бронекорпусами Путиловского завода, известные как «Путилов-Гарфорд». В задней вращавшейся башне размещалась штурмовая пушка калибра 76,2 мм. Рядом с ней находился пулемет, а в небольших боковых башенках имелись еще два–три пулемета. В стенках корпуса были выполнены круглые амбразуры с бронированными заслонками. Экипаж состоял из восьми человек, боевая масса достигала 8,6 тонн.

Тяжелый башенный бронеавтомобиль Garford на грузовом шасси. 1915 год
Вооружение «Гарфорда» состояло из одной пушки и нескольких пулеметов

 

До сентября 1915 года в Петрограде собрали 30 броневиков, а затем часть из них оборудовали вторым постом управления. На фронтах из-за слабости двигателя, неповоротливости и плохой проходимости все они перемещались только по дорогам.

Garford на Дворцовой площади Петрограда. Июнь 1917 года (фото D. Thompson)

По заказу Морского ведомства для охраны крепости в Финском заливе в конце 1917 года было собрано еще 18 длиннобазных бронемашин с усиленной броней, боевая масса которых возросла до 11 тонн.

Удлиненный вариант для охраны морской крепости Петра Великого. 1917 год

вернуться к меню ↑

Полугусеничная бронемашина Гулькевича

В ходе Первой мировой войны единственным полугусеничным броневиком с корпусом русского изготовления была массивная машина конструкции полковника артиллерии Н. Гулькевича, родом из ахтырских казаков, которая могла

«проходить по всяким дорогам… разрывать и затаптывать в землю проволочные заграждения».

Ее основой являлся пушечный транспортер В-6 американской компании Allis-Chalmers с задними гусеничными движителями.

Полугусеничный бронеавтомобиль Гулькевича в Москве. Ноябрь 1917 года

В октябре 1916 года Путиловский завод собрал боевую машину «Ахтырец» с оригинальным корпусом с двумя постами управления и поворотной башней с пулеметами Maxim. В кормовом листе размещалась 76-мм пушка. Неповоротливая 12-тонная конструкция с экипажем из семи человек по ровной дороге могла перемещаться со скоростью не выше 15 км/час. Первоначально она служила в петроградском броневом дивизионе и после революции была переименована в «Красный Петербург».

Броневик «Красный Петербург» на полугусеничном шасси Allis-Chalmers (макет)

вернуться к меню ↑

Иностранные бронемашины в Царской армии

Основу пяти сотен колесных боевых машин, служивших в Царской армии, составляли самые разнообразные броневики, которые собирали около 20 фирм Европы и Америки. Из них самыми распространенными стали бронемашины известной британской компании Austin, поставившей в Россию в 1914–1917 годах 168 комплектных броневиков и 60 шасси для их сборки на месте.

вернуться к меню ↑

Первые бронеавтомобили Austin

Главным военным достижением компании Austin стал выпуск 480 пулеметных бронеавтомобилей, построенных на 50-сильном шасси представительской легковушки Austin 30НР. Первую партию, отправленную в Россию в октябре 1914 года, составили броневики с односкатными деревянными колесами, пневматическими шинами и покатыми верхними боковыми листами кабины, за которой рядом друг с другом помещались поворотные башни с пулеметами Maxim калибра 7,62 мм. Под полом каждой из них крепились две «запаски» с литыми шинами, применявшиеся в боевой обстановке. На деле машины оказались слишком уязвимыми, и весной 1915-го Ижорский завод приступил к их модернизации.

Наиболее распространенный в России броневик Austin первой серии. 1914 год

К тому времени фирма Austin развернула выпуск броневиков второй серии с усиленной бронёй и модернизированной ходовой частью. В октябре они поступили на вооружение русской армии, но тоже себя не оправдали.

Доработанная и усиленная бронемашина Austin второй серии. 1915 год

В конце 1916-го фирма переключилась на выпуск броневиков третьей серии с пуленепробиваемыми стеклами, вторым постом управления и задними двускатными колесами. Их развитием в России стал вариант с башнями диагонального расположения, выпускавшийся уже в советские времена.

вернуться к меню ↑

Бронемашины Armstrong-Whitworth

Эти машины стали одними из самых распространенных иностранных броневиков в Царской армии, снабженных доработанными в России корпусами. Основой двух вариантов являлись 60-сильный легковой автомобиль FIAT и английское спецшасси Charles Jarrett мощностью 38 л.с. Единственная партия из 40 броневиков, весивших 4–5 тонн, поступила в Россию летом 1916 года, но после первых же боев машины второй версии признали непригодными для воинской службы.

Броневик Armstrong-Whitworth-FIAT в дни Февральской революции. 1917 год

Рассказать в короткой статье обо всех броневиках тех давних времен не представляется возможным, но к ним мы непременно вернемся.


Источник — https://www.kolesa.ru/article/bashennye-i-bezbashennye-russkie-broneviki-pervoj-mirovoj

alternathistory.com

Автомобили Первой мировой: mikle1 — LiveJournal

Статья о Николае Втором вызвала неожиданную истеричную реакцию ряда читателей. Не имея возможности оспорить очевидный факт вины и ответственности императора за судьбу России, как результат бездарного правления, господа начали с пеной у рта доказывать небывалый расцвет воздухоплавания и автомобилестроения перед Первой мировой войной. С авиацией разобрались мгновенно - я слишком долго с любовью и интересом изучал эту тему. Менее сотни (86 кажется) "Ильи Муромца" и ВСЁ. Причем большинство с импортными двигателями. Это при том, что в Российском императорском воздушном флоте было несколько тысяч самолетов.

Сборка бронемашин на базе "Рено". Россия.

С автомобилями было чуть хуже - я год назад занимался этой темой.  Пришлось освежить память. Мой оппонент доказывал, что Руссо-Балт выпустил не 450, а 700 машин за почти 7 лет и это на уровне мировых объемов производства. Ну может в 2-3 раза меньше. Дабы рассеять иллюзии, решил чуть подробнее изучить состояние автопрома начала века. Сначала ответ по существу, потом подробности, фотографии и другие интересности.

В начале воны Россия произвела мобилизацию автомобилей для нужд фронта.Было собрано   475 грузовиков и 3562 легковушки. Согласитесь 700 машин из 4.000 мобилизованных (а ведь изъяли далеко не все) как-то не свидетельствуют о мощи автомобилестроения России. Дальше хуже.
К концу 1917 г. Россия произвела (по максимуму) всё те же 700 машин.  А в это время с французской стороны в военных действиях принимали участие 92 тыс. автомашин, с английской — 76 тыс., с немецкой — 56 тыс., с русской — 21 тыс. Объясните мне, как охарактеризовать положение отрасли в России и умственные способности "вождя народа", ввязавшегося в войну с таким состоянием производства?


Впервые самоходную колесную машину вывели на поле сражения англичане. Это произошло в 1899 г. во время войны с бурами в Южной Африке. Конструктор Ф. Симмс взял за основу легкий четырехколесный одноместный автомобиль «Де Дион-Бутон», скорее напоминавший два сочлененных и снабженных мотором велосипеда, и установил на нем спереди пулемет «Максим» — новинку тех лет. Именно это сооружение положило начало рождению новой боевой единицы — «пулеметного автомобиля». В дальнейшем обычные автомашины с пулеметом на борту участвовали в различных боевых операциях. Они обладали неплохой по тем временам скоростью, а на наиболее мощных из них ухитрялись далее перевозить до взвода солдат.

В России на белостокских маневрах 1897 г. и на курских 1902 г. применялось также несколько типов автомобилей с бензиновыми двигателями. Во время русско-японской войны 1904— 1905 гг. на дальневосточном театре военных действий при штабе главнокомандующего русских войск генерала Куропаткина имелось 11 легковых машин, которые использовались для поездок высших офицеров.

Позже в русской армии от использования единичных автомобилей стали переходить к созданию специальных автоподразделений. Первыми такими подразделениями были автомобильные команды при железнодорожных батальонах, организованные в 1910 г.

В период первой мировой войны в России практически не существовало своей автомобильной промышленности, если не считать рижского завода «Руссо-Балт», производственные мощности которого не могли удовлетворить все потребности фронта.

 Пулеметный автомобиль был не единственным изобретением Симмса. В 1902 г. талантливый англичанин построил бронированный грузовик с двигателем внутреннего сгорания.

 

 Пулеметный автомобиль Симмса. 1899 г.

 

«Роллс-Ройс Сильвер Гоуст» в качестве санитарного автомобиля. 1916 г.

  К началу первой мировой войны ведущие капиталистические страны — США, Англия, Франция, Германия — имели хорошо развитую автомобильную промышленность. Парк автомашин там был довольно внушительным, однако в армиях названных государств автомобилей было крайне мало, роль их явно недооценивалась. Во всех армиях автомобилями пользовались для разных целей, но везде — для перевозки припасов и прочих грузов. Пробовали строить самоходные зенитные установки, однако они представляли собой обычные орудия, установленные на платформе грузовика.

   ВОЕННОЕ ТАКСИ

 Транспортные возможности автомобилей, как грузовых, так и пассажирских, в полной мере раскрылись в условиях первой мировой войны. Автомобили с их подвижностью, свободой в выборе трассы, высокой средней скоростью, способностью к маскировке от нападения с воздуха стали важным видом военного транспорта, а в отдельных случаях и незаменимыми боевыми единицами. Об этом напоминает стоящий в Музее оружия в Париже среди танков и походных кухонь легковой автомобиль — обыкновенный «Рено», модель 1910 г.

Автомобилю «Рено-такси» посвящена французская почтовая марка. Его уменьшенные модели фигурируют на витринах магазинов игрушек, украшают чернильные приборы, пепельницы, точилки для карандашей. С изображением этого автомобиля во Франции можно встретиться везде — им покрыты столовые клеенки, пивные кружки, женские головные платки. И всюду под рисунками и моделями есть этикетка: «Марнское такси». Почему же у французов старенький «Рено» возведен в ранг национального героя?

В 1914 г. германская армия неудержимо двигалась к Парижу. Передовые отряды достигли реки Марны, приблизились к важной железнодорожной магистрали в нескольких десятках километров от столицы. Оборона города не была заблаговременно обеспечена войсками. 7 сентября положение стало критическим. Нужно было за сутки перебросить на Марну вновь сформированную дивизию. Железная дорога могла перевезти не более бригады, для переброски пешком не хватало времени. И вот генералов, руководивших обороной, осенила идея — призвать на помощь парижские автомобили-такси.

За один день 11 тысяч (!!! Вспомним 700 "Руссо-Балтов") такси, главным образом автомашин марки "Рено", перевезли больше десяти тысяч солдат и офицеров на линию фронта. Поскольку расстояние от линии фронта было не слишком велико (50 километров). машины могли совершать по два-три рейса.

  

 То, что будущая королева Великобритании Елизавета II в годы второй мировой войны была водителем и ремонтировала в автошколе автомобили, известно многим. Но далеко не все знают, что дамы из высших слоев британского общества водили военные автомобили в годы первой мировой войны. В автомобильном отряде служили 22 леди — графини, герцогини, супруги и дочери графов и пэров. Кто-то, возможно, подумает, что их военная служба была фикцией. Но это не так. Дамы носили защитную солдатскую форму и соблюдали все требования воинской дисциплины.

История рассказывает об операции, в которой участвовали лондонские автобусники. Она значительно превосходила по своим масштабам парижскую. 16 сентября 1914 г. в состав континентальных войск было включено 70 «двухэтажек» для переброски в Дюнкерк. Автобусы, с которых даже не успели снять рекламные щиты, перевозили войска то в Ипр, то в Лилли, то в Турне, осуществляя регулярную связь между Дюнкерком и действующими армиями. К октябрю на европейском театре военных действий применялось до 300 автобусов, объединенных в корпус армейской поддержки. Всего же за годы войны на фронт было отправлено около 1300 автобусов, из которых потом к «мирной жизни» вернулось всего 300. 

В других крупных военных операциях тоже с успехом были применены автомобили. В мае 1915 г. в Галиции и в декабре в боях на реке Стырь победу русской армии обеспечил своевременный подвоз подкреплений, пулеметов и снарядов на автомобилях. Когда германская армия осаждала французский город и крепость Верден, единственная железная дорога, связывавшая город с тылом, находилась под обстрелом неприятельских орудий. На выручку были брошены грузовые автомобили «Берлье» и «Юник». До шести тысяч машин в сутки подходило по шоссе к Вердену. За три месяца боев было подвезено более миллиона солдат и около двух миллионов тонн грузов, вывезены сотни тысяч раненых.

 К концу первой мировой войны в армиях стран, выступивших против Германии, числилось уже более 200 тыс. автомобилей.

 
АВТОМОБИЛИ РУССКОЙ АРМИИ 
 В российской армии стратегические автомобильные перевозки почти не применялись. В 1914 г. значительное количество автомобилей использовалось для подвоза боеприпасов в Лод-зинской операции. В 1916 г. во время Брусиловского прорыва 30 автомобилей перебросили на несколько десятков километров 79-ю пехотную дивизию. 
На вооружении российской армии находились также и пулеметные автомобили. Однако впоследствии уязвимость не защищенных броней машин заставила отказаться от «автотачанок». Их сменили броневики. 

Несмотря на то, что возможный противник был просчитан российским генштабом задолго до начала боевых действии, автопарк российской армии в большинстве своем был укомплектован автомашинами немецкого производства, в частности, изготовленными фирмами «Даймлер» и «Бенц». В процессе войны эта вполне надежная техника была лишена поставок запасных частей и фактически мертвым грузом повисла на шее армии. Не спасла положение и мобилизация технических средств, проведенная в начале войны. 475 грузовиков и 3562 легковых автомобиля, собранные во время мобилизации, были слишком разнотипны, а этот факт существенно отражался на их эксплуатации и ремонте. Только в 1916 г. Россия стала приобретать технику крупными партиями, в основном автомобили ФИАТ, «Уайт», «Паккард», «Берлье» и «Рено».

Кроме автомобилей, закупаемых у союзников, в годы первой мировой войны в России началось производство собственных машин военного назначения, правда, в очень небольшом количестве. В мае 1913 г. по предложению инженера артиллерийской технической конторы Путиловского завода Лен-дера бортовую платформу 5-тонного грузовика производства Русско-Балтийского вагонного завода переделали для установки на нее качающейся «противоаэропланной пушки». Первые четыре машины поступили для испытания на Главный артиллерийский полигон под Петроградом в конце 1914 г.

В феврале 1915 г. первые самоходные зенитные пушки, способные развить скорость до 20 км/ч, были готовы, а в марте направлены для воздушного прикрытия Царского Села. Вскоре на Западный фронт отправилась вторая батарея, которой командовал капитан Тарновский. 17 июля она успешно отразила налет девяти германских аэропланов. Позже под Варшавой батарея сбила два вражеских самолета. 

Следует отметить, что к концу 1917 г. с французской стороны в военных действиях принимали участие 92 тыс. автомашин, с английской — 76 тыс., с немецкой — 56 тыс., с русской — 21 тыс. Проба сил автомобиля в новом качестве прошла успешно.

 ФИАТ — один из наиболее распространенных типов бронеавтомобилей в русской армии в годы первой мировой и гражданской войны. Бронирование осуществлялось на Ижорском заводе. Боевая масса 53 Щ экипаж — 4 человека; вооружение — два пулемета «Максим» 7,62 мм; бронезащита — 6—8 мм; максимальная скорость — 60 км/ч.

  Автомобили в России считались «военнообязанными». В начале войны у частных лиц было реквизировано несколько тысяч легковых машин. Все они были «разномастные»: немецкие, американские, французские, итальянские.

Главной причиной, вынуждавшей Россию закупать автомобильную технику за пределами страны, была узкая гамма моделей, выпускаемых на ее автомобильных заводах.

 


Первая передвижная «противоаэропланная пушка» конструкции Лендера. 1914 г.

 
БРОНЕВИК: АВТОМОБИЛЬ ПЛЮС ЗАШИТА

 В 1902 г. офицер русской армии Накашидзе в своей книге «Автомобиль, его экономическое и стратегическое значение для России» доказал экономическую выгоду применения автомобилей, в частности, в условиях Кавказа. В 1904 г. он разработал проект бронеавтомобиля собственной конструкции.

По его чертежам во Франции фирмой «Шарон, Жири-до и Вуа» на шасси фирмы «Рено» в конце 1904 г. был построен первый бронеавтомобиль, поступивший на вооружение русской армии. Корпус броневика был изготовлен из стали толщиной 4,5 мм. Его вооружение состояло из пулемета фирмы «Гочкис», установленного во вращающейся башенке. Запасной пулемет находился внутри корпуса. В 1906 г. после испытания на Красносельских маневрах приемная комиссия признала бронеавтомобиль «пригодным для разведки, связи, борьбы с конницей, а также для преследования отступающего противника».

Следующим бронеавтомобилем русской армии стал защищенный стальными листами «Рено». Такую конструкцию предложил в 1915 г. штабс-капитан Мгебров. Все машины этой марки имели радиатор, расположенный за двигателем, поэтому Мгеброву удалось построить бронеавтомобиль с сильно скошенной передней частью, напоминавшей по форме клин. Защищенность машины Мгеброва выгодно отличалась от других типов броневиков: пуля, пробивавшая вертикальный бронелист, скользила по наклонным плоскостям корпуса новой машины.

В том же году русский офицер Поплавко разработал на шасси полноприводного грузовика «Джеффери» бронеавтомобиль оригинальной конструкции. Форма его корпуса позволяла легко разрушать проволочные заграждения. Практически это был прообраз танка, который должен был двигаться перед наступающей пехотой, прокладывая ей путь.

 БРОНИРОВАН И ВООРУЖЕН ПУШКОЙ

 Проектирование тяжелого пушечно-пулеметного бронеавтомобиля началось осенью 1914 г. на Путиловском заводе. Проект разработал начальник Офицерской стрелковой школы генерал-майор Филатов. Машина предназначалась для усиления на поле боя подразделений пулеметных броневиков. Первый автомобиль этой серии, получивший название «Гарфорд», был готов к отправке на фронт 3 мая 1915 г., а к октябрю закончились работы на всех 30 запланированных к бронировке шасси.

  Автомобиль «Рено», «бронированный» Мгебровым. 1915 г.

 

Бронированный автомобиль «Гарфорд». Боевая масса — 8,6 т; экипаж — 8—9 человек; вооружение — три пулемета «Максим»; бронезащита —6,5мм; максимальная скорость — 18 км/ч, при движении задним ходом — 3 км/ч.

 Корпус машины, изготовленный из броневых листов, устанавливался на специальную стальную конструкцию, приклепанную к раме шасси. Функционально он делился на три части. В передней, над двигателем, находилась водительская кабина. Бензобак размещался под сиденьями шофера и его помощника. Среднюю часть занимало пулеметное отделение, в котором находились два «Максима», установленных по левому и правому бортам. Всю заднюю часть броневика занимала вращающаяся броневая башня с установленной внутри противоштурмовой пушкой образца 1910 г. Кроме пушки, в башне был установлен еще один пулемет и располагались патронташи для 12 пушечных патронов. В стенках бронекорпуса были круглые амбразуры для обзора местности, закрывавшиеся заслонками. Изнутри бронекорпус был обшит войлоком и холстом.

Шасси «Гарфорда» оказалось несколько перегруженным, вследствие чего динамические характеристики машины были довольно скромными, а наличие только одного ведущего моста и сплошных шин резко ограничивало ее проходимость. Главным достоинством «Гарфорда», за которое ему прощали все недостатки, считалась мощная пушка.

Оставшиеся на территории России после первой мировой войны «Гарфорды» впоследствии участвовали в боях на всех фронтах гражданской войны. В зависимости от принадлежности («красным» или «белым») их переименовывали в «Карл Маркс» или «Корниловец», «Пролетарий» или «Россия», «Троцкий» или «Дроздовец».

В 1923 г. в связи с износом ходовой части было принято решение о переводе «Гарфордов» на железнодорожный ход. А в 1931 г. решили снять машины с вооружения и «разбро-нировать». Видимо, процесс затронул не все машины, поскольку они были запечатлены в 1941 г. на трофейных немецких фотографиях.
 

В Питере хранится подлинный броневик времен Первой мировой войны. Это так называемый «русский Остин» (или «Остин-Путиловец»), самый распространенный бронеавтомобиль тех лет. Именно с этой машины апреле 1917 года Ленин произнес свою историческую речь у Финляндского вокзала в Петрограде.

У этой неплохой в целом машины были серьезные недостатки. К ним относились прогибание заднего моста при езде по пересеченной местности, в результате чего заедали полуоси и движение становилось невозможным. Броня «остинов» была слишком тонкой (4 - 5 мм), и ее с расстояния 200 м пробивала обычная винтовочная пуля. Две пулеметные башни, установленные рядом, мешали друг другу при стрельбе во фланг, а высокая крыша передней части корпуса мешала ведению огня вперед.
Пришлось их партиями отзывать с фронта на доработку. На них устанавливали 6-мм броневые листы, усиливали задние мосты. Кроме того, боевой опыт показал, что большая часть бронеавтомобилей поражалась противником при развороте назад. Поэтому русские мастеровые, порой во фронтовых условиях, ставили на «остинах» вторые (задние) посты управления, что позволяло машине быстро, задним ходом, выходить из-под обстрела.


Остин-Путиловец».
 Потом Россия отказалась от иностранных броневиков. Закупали только шасси грузовых автомобилей, которые бронировались на Путиловском и Ижорском заводах. С 1916 года самыми распространенными в русской армии стали пулеметные двухбашенные машины на английском шасси «Остин» и на американском «Фиате» (отсюда название «Фиат-Ижора»), выпускавшемся по итальянской лицензии. Чертежи «русского Остина» разработали инженеры Путиловского завода. На шасси полуторатонного грузовика с усиленными рамой, задним мостом и рессорами монтировали корпус из ижорской стали толщиной 8 мм, который винтовочные пули не пробивали с любых дистанций. Для защиты экипажа от осколков изнутри броневик обтягивали сукном или войлоком. Низкие башни разместили по диагонали, что позволяло вести одновременно фланговый огонь из обоих «максимов». Кожухи пулеметов имели броневое прикрытие и соединялись шлангами с дополнительными водяными баками для охлаждение стволов, расположенными под крышей башни. Бронеавтомобиль имел второй пост управления. Всего же с 1915 по 1919 год в Британии было куплено 240 «Остинов».   Для своих «остинов» англичане предусмотрели два комплекта колес: пневматические и боевые, с шинами из сплошной резины, не боявшимися пуль или случайных проколов. Наших такая запаска, как принято, мучила, и петербургский химик Гусс изобрел легкий и упругий наполнитель для универсальных шин бронеавтомобилей. Такие шины прозвали гуссматиками.
 
В августе 1916 года на тот же «Остин» вместо задних колес установили широкую резиновую гусеничную ленту, передние колеса были уширены, а перед ними расположили катки небольшого диаметра, помогавшие преодолевать рвы и окопы.
 
Новый «Остин» по проходимости значительно превосходил колесные броневики и почти не уступал им в скорости, развивая до 40 км/ч. В октябре 1916 года для бронемашин создали новую башню, из которой можно было вести огонь и по воздушным целям. Так появилась и полугусеничная техника, и мобильная ПВО. Эти машины были на вооружении Красной армии и в 20-е годы.
Броневой автомобиль «Остин-Путиловец». 1915 г Вместо задних колесу машины была широкая металлическая гусеничная лента. Передние колеса были сделаны более широкими, перед ними располагались специальные катки небольшого диаметра, помогавшие преодолевать рвы и канавы. Боевая масса —5,3 т., экипаж— 5 человек; вооружение — два пулемета «Максим»; бронезащита — 8мм.

И еще фото техники той войны:

 


www.bibliotekar.ru/encAuto/56.htm
in-drive.ru/5908-avtomobili-pervojj-mirovojj.html
videocentury.ru/index.php
wsesam.ru/text/Pervaya-Mirovaya-i-avtomobili.html
www.rusempire.ru/component/option,com_true/Itemid,427/catid,50/func,viewcategory/
  

mikle1.livejournal.com

Французские и германские бронеавтомобили Первой мировой войны

История французских БА, как и история БА английских, началась задолго до событий «Великой войны». Первый французский броневик выкатился с завода в 1905 году, как раз тогда, когда появился и австрийский БА «Даймлер» с куполообразной башней. Выпустила его фирма «Шарон», и это был как раз тот самый «бронеавтомобиль Накашидзе», о котором на «Военном обозрении» уже подробно сообщалось (http://topwar.ru/39668-russkie-broneviki-v-boyu-chast-1-pervye-shagi.html). То есть делали его французы, но техническое задание составил именно наш славный есаул, погибший не в бою, а при покушении на министра Столыпина у него на даче. В западных исторических источниках сообщалось, что «некоторые из них (возможно, только один) использовались в ходе революционных беспорядков в России для усмирения толпы» — такая вот информационная формулировка. И это, кроме технических подробностей, все, что зарубежные читатели могут об этом узнать. В российском журнале «Нива» были очень интересные фото этого БА, но лучше М. Коломийца об этой машине все равно никто не расскажет, поэтому мне хочется всех заинтересовавшихся отослать к его работам, а здесь речь пойдет опять-таки о том, что пишет о французских БА зарубежная военно-историческая литература.
Франко-русский «БА Накашидзе» на обложке американского журнала. Апрель 1906 года

Казалось бы, Франция — родина «Рено», «Пежо» и «Ситроена» — с началом войны должна была стать лидером в создании броневых автомобилей, а все остальные должны были ей подражать, но… ничего такого не произошло. То есть выпуск БА компания «Рено» начала. Более того, этот концерн в местечке Бийанкуре под Парижем выпустил примерно одну пятую часть всех легковых автомобилей, произведенных во Франции в 1914 г., и это создало хорошую базу для их выпуска. Но вот можно ли было считать их такими уж совершенными? Самым первым от армии был заказ на 100 бронированных машин. И машины были сделаны, но представляли они собой по сути дела самую настоящую импровизацию: бронированный кузов оснащался креплением пулемета на стойке за щитом и… все! Характерной особенностью этих БА было расположение воздухозаборников радиатора, но каких-то особенных дизайнерских изысков у этих машин не наблюдалось! В общем, БА оказался убогим, хотя справедливости ради можно сказать, что были машины как с пулеметом, так и с 37-мм орудием. Щиток был не плоский, а V-образный, то есть давал большую защиту, чем такие же щитки на американских БА. Колеса, например, имели деревянные спицы (!), и это на «орудии войны». Вес «авто» достигал 4 тонн. Мощность двигателя — всего 16 л.с. Скорость — 45 км/ч. Толщина брони — 5 мм. Экипаж — 3 человека. Но в условиях позиционной войны зачем вообще были нужны даже такие бронеавтомобили?


Бронеавтомобиль «Рено» образца 1914 года: вид спереди
Бронеавтомобиль «Рено» образца 1914 года: вид сбоку
Бронеавтомобиль «Рено» образца 1914 года: вид сзади

Франция закончила войну, имея только 39 броневиков этого типа, так что очевидно, что в боях они все-таки применялись, причем довольно активно. Но свое собственное шасси французам не понравилось, и с конца 1915 года они начали строить свои БА на шасси американских грузовиков «Уайт».


Бронеавтомобиль «Рено» с 47-мм пушкой «Гочкис». Обращает на себя внимание коробчатой формы броневой щит пушки в кузове БА и сама конструкция автомобиля, не позволяющая ему вести огонь вперед. Только назад и в стороны.

Тогда же на шасси 2,5-тонного грузовика «Рено» с шинами из литой резины был сделан бронеавтомобиль «Autocanon», вооруженный 47-мм орудием. Первые прототипы были завершены к концу января 1915 года. Испытания показали, что этот бронированный автомобиль был слишком тяжелым, а скорость слишком мала, поэтому было изготовлено всего четыре такие машины. Считалось, что они смогут атаковать любую цель… в тылу своих войск, то есть противодействовать прорыву обороны. Но опять-таки для этой цели 47-мм пушка была слишком слаба.


Бронеавтомобиль на шасси «Уайт». Обращает на себя внимание странного профиля двухместная башня, имеющая многочисленные амбразуры для стрельбы из личного оружия и наблюдения. Пушка все та же, что и на танке «Рено» FT-17 — 37-мм системы Пюто.

И совсем недаром уже в 1915 году, когда во Францию приехали автомашина «Уайт» из Кливленда, штат Огайо, именно на их основе были сделаны первые двадцать более или менее приемлемых башенных броневиков! Мотор четырехцилиндровый с водяным охлаждением, привод на задние колеса, имелся дубликат рулевого управления, то есть эти машины были приспособлены для движения задним ходом в чрезвычайной ситуации. Максимальная скорость этого 6-тонного БА была 45 км/ч. Радиус действия был около 250 км.


Нормальный экипаж состоял из четырех человек, а вооружение — из одной 37-мм пушки и одного пулемета «Гочкис». Особенностью конструкции машины было то, что пушка в башне смотрела в одну сторону, а вот пулемет — в противоположную. То есть одновременно стрелять по одной цели из пушки или пулемета было в принципе невозможно. Для этого требовалось развернуть башню на 180 градусов! Башня была обильно снабжена смотровыми портами, но на этом ее преимущества и заканчивались. И опять-таки самый главный вопрос: а зачем такой дизайн? Какие он дает реальные преимущества? Никаких! Только затрудняет маневр огнем! И ведь можно было бы поставить «спарку» из пулемета (пусть даже и такого ужасно неуклюжего, как «Гочкис») и пушки, чтобы не тратить время на ее поворот!

К концу Первой мировой войны французская армия имела не менее 205 броневиков этого типа, что более чем в три раза превышает общий показатель по бронеавтомобилям «Рено» и «Пежо». Получается, что, создав лучший легкий танк Первой мировой войны, инженеры этой же фирмы не сумели сделать достойный подражания БА. Ведь недаром броневики «Уайт» использовались только во французской (правда, вплоть до Второй мировой и даже в ее годы!) и еще в бразильской армии в 20-е годы ХХ века.

В Германии перед войной были и автомобили, и свои автомобильные фирмы. Первые БА, правда, пока еще очень примитивные, полностью открытые сверху, появились там в 1905-06 гг. Но в серию они не пошли. Поэтому можно сказать без преувеличения, что война их также застала врасплох, как и всех остальных. В первые месяцы ее войны противники относительно быстро наладили выпуск своих БА, с фронта поступили сигналы и немцы нехотя принялись догонять. Был организован конкурс трех фирм: «Даймлер», «Эрхард» и «Бюссинг». «Бюссинг» выпустил свой БА уже в 1915 году, и так уж получилось, что это была просто огромная машина — 9,5 метра в длину и весом 10,2 тонны. При этом автомобиль был оснащен 6-цилиндровым мотором, который обеспечивал ему максимальную скорость в 35 км/ч. На машине стояли 3 пулемета MGS, а вот экипаж у нее был не менее чем из девяти человек. Как и «Эрхардт», этот БА, получивший обозначение А5Р, был построен в минимальном количестве экземпляров (сколько точно — английские историки спорят с немецкими до сих пор!), однако их использовали на Восточном фронте, например в Румынии в 1916 году и в 1918 году — на Украине.


БА фирмы «Бюссинг»

Кончилось все это соперничество тем, что заказ от армии получила фирма «Эрхардт», а первые двенадцать бронированных автомобилей Эрхард Е-В/4 были построены в 1917 году. Более двадцати «Эрхардов» были заказаны в 1917 году. На этих последних БА вес удалось снизить на 1,75 тонн. Фары были заключены в бронированные коробки. Задние колеса также были прикрыты броней. Радиоаппарат, стоявший на первых машинах, убрали, так как во время движения он работать не мог, а места внутри занимал слишком много. Экипаж машины стоял из 10 человек. Вес — 7,75 т. Толщина брони — 9 мм. Машина имела несколько оригинальных технических решений. Например, жалюзи радиатора можно было открыть посредством специальной тяги прямо с места водителя, и двигатель тогда не перегревался. Колеса имели металлические уширения с рельефными грунтозацепами. Когда шина проваливалась в грунт, это уширение не давало колесу провалиться еще глубже и обеспечивало хорошее взаимодействие с ним.


БА «Эрхардт»

Некоторые машины использовались сначала против Румынии в 1917 году, а затем на украинском фронте в 1918 году. После войны еще двадцать машин этого типа были построены в Германии в 1919 году для борьбы против местных инсургентов и союзники ничего против этого не имели. Они были почти идентичны 1917 модели, вот только броня на них была низкого качества, так что машинам периода войны они в защищенности сильно уступали.

Эти машины использовались в ходе так называемых Силезских восстаний в 1919-1921 гг., имевших место в верхней Силезии выступлений поляков против немцев, чтобы присоединить этот регион к Польше. Два польских автомобиля этого типа были либо захвачены в бою, либо переданы полякам французами из Военно-контрольной комиссии. Большинство польских бронемашин при этом имели окраску своих прежних владельцев, но с польскими названиями на бортах и с красно-белым щитком на броне.


Польский «Эрхардт»

Главной особенностью и одновременно недостатком германских БА было отсутствие вращающейся башни. То есть башня-то на них была, но наглухо прикрепленная к корпусу! Поэтому и в башне, и в корпусе немецких броневиков было так много амбразур и так много пулеметов с таким большим экипажем. Куда надо, туда их и нацеливали, но при этом переносили с одного места на другое!

В любом случае ни французские, ни германские бронеавтомобили не сыграли в Первой мировой войне той роли, которую в ней же сыграли броневики Британии… и России!

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *