Цвета военного неба: камикадзе — «божественный ветер» отчаяния

Победоносное начало тихоокеанской войны далеко расширило границы «Восточноазиатской сферы процветания». Но для японской авиации эти победы стали пирровыми: в 1942 году она потеряла более 2000 пилотов с прекрасной довоенной подготовкой. Со временем армейскому и флотскому командованиям Японии пришлось пойти на вынужденные, уникальные в своём роде меры – были сформированы отряды камикадзе. Кто были эти люди, и на каких самолётах они летали?

Если восстановление и увеличение численности лётного состава особых проблем не представляло, то средний уровень подготовки экипажей упал необратимо. Противник же продолжал не только наращивать численность своей авиации, но и на должном уровне поддерживать качество подготовки, а позже получил и техническое преимущество. Со временем ситуация лишь ухудшалась, и в 1944 году стала катастрофической. Битва в Филиппинском море, она же «Марианская охота на индеек», наглядно показала, что японская морская авиация больше не в состоянии ни поражать морские цели, ни противостоять американским палубным самолётам. Следствием этого стало принятие командованием ранее неизменно отклоняемой идеи широкого использования тактики самоубийственных таранов.

Предпосылки и теория

Смысл предложения был в том, что направить самолёт на столкновение с целью проще, чем попасть в неё бомбой или торпедой, и что успешно преодолеть систему ПВО у такого самолёта будет больше шансов. Что касается гибели всех участвовавших в атаке пилотов, то это вполне укладывалось в самурайские традиции. Увеличение потерь тоже ожидалось не слишком большое, так как за первую половину 1944 года в вылетах против кораблей японцы и так теряли сбитыми не менее 60% наряда сил, а из тех, кто прорвался сквозь заслон истребителей и сумел провести атаку, лишь каждому десятому удавалось добиться попаданий.

25 октября 1944 года, аэродром Давао (Минданао), на взлёт выруливают ударные A6M2 и эскортные A6M5 одного из отрядов 1-го токко-тая. Проводить смельчаков вышли даже те, кто передвигается на костылях.

Тогда же, летом 1944 года, на территории Формозы и Японских островов сначала в морской, а потом и армейской авиации началось формирование первых подразделений для проведения атак методом «тайатари» («удар телом»). В официальной флотской терминологии подобные подразделения именовались «Токко-тай», или полностью «Симпу токубэцу-когэки-тай» – «Особый ударный отряд «Божественный ветер»». «Божественный ветер» – название двух тайфунов, уничтоживших в XIII веке оба монгольских флота вторжения, и «симпу» – онное (старо-китайское) чтение составляющих это название иероглифов.

Но лингвисты из американской военно-морской разведки допустили ошибку и воспользовались при переводе кунным (японским) – «камикадзэ», которое и вошло в итоге во все языки мира, в том числе и японский (уже после войны). Армейское командование для собственных частей камикадзе единого именования не вводило, а использовало шесть «серийных» названий («синбу», «синсё», «синсю», «ситисэй», «сэй» и «хакко») и ещё десяток уникальных, присвоенных только одному отряду. Кроме названий, различалась и организация. Подавляющее большинство армейских отрядов фактически были отдельными эскадрильями с 10–15 самолётами, некоторые – более крупными частями с 20–30 машинами. Экипажи участвовали в нескольких операциях, а после гибели последнего лётчика часть расформировывали.

Слева «Зеро» завершает атаку на эскортный авианосец «Уайт Плейнс» у острова Самар. Лётчик немного промахнулся, но близким разрывом корабль все же был повреждён. Справа поражённый камикадзе эскортный авианосец «Сент Ло». Полчаса спустя корабль перевернулся и затонул. Оба снимка сделаны 25 октября 1944 года.

Во флотских отрядах разброс в численности был заметно больше: от нескольких самолётов у большинства отрядов (фактически, звеньев), создававшихся для участия в единственной операции, до отдельных более крупных частей численностью в 30 единиц техники, экипажи которых подобно своим армейским коллегам участвовали в нескольких операциях и расформировывались только после потери всего лётного состава. Эскортирование и наведение армейских камикадзе возлагалось на экипажи обычных сентаев, а моряки включали эскорт непосредственно в состав токко-таев, и в ходе миссий их пилоты иногда также совершали таранные удары.

Во главу угла обе службы ставили вовсе не «смерть во славу императора», а нанесение урона кораблям противника, поэтому при технических неисправностях, плохой погоде или отсутствии подходящей цели камикадзе спокойно могли вернуться на базу. Поэтому пресловутая «заправка топливом только до цели» – не более чем очередная послевоенная байка. Некоторые пилоты поучаствовали в двух-трёх прекращённых боевых вылетах, прежде чем совершили свой таран или были сбиты в попытке прорваться, а кое-кто даже пережил войну.

Один из самых известных снимков камикадзе: D4Y3 тайи (капитан-лейтенанта) Йосинори Ямогути (Yoshinori Yamaguchi) из отряда Катори-тай 4-го токко-тая, подбитый и горящий, но ещё управляемый, за мгновения до тарана эскадренного авианосца «Эссекс» 25 ноября 1944 года.

В 1944 году морская авиация уже получила вполне удачный опыт применения «Зеро» в качестве истребителей-бомбардировщиков, и именно этот самолёт стал основным для камикадзе. Из прочих типов наиболее перспективными считались пикировщики D4Y и недавно поступившие на вооружение двухмоторные бомбардировщики P1Y. Армейская авиация также применяла в первую очередь истребители-бомбардировщики и двухмоторные аппараты, причём часть последних была специально доработана для такого применения (уменьшенный экипаж, снятое стрелковое вооружение, увеличенная бомбовая нагрузка). Также применялось много устаревших разведчиков-штурмовиков Ki-51 – они были «в количестве», а другого применения им уже не находилось.

Филиппинская кампания

После потери Марианских островов японское командование следующий удар ожидало на Филиппинах, и именно туда в октябре были направленны первые завершившие подготовку токко-таи и хакко-таи. Однако есть информация, что первыми камикадзе стали не они, а обычные истребители-бомбардировщики 31-го сентая, в сентябре 1944 года наносившие удары по американским авианосцам и кораблям их эскорта. На рассвете 13 сентября два лётчика на Ki-43 с парой 100-кг бомб под крыльями вылетели с намерением совершить таран. Свидетелей их атаки с японской стороны не было, но, судя по отсутствию в тот день американских сообщений о таранах, оба были сбиты истребителями или зенитной артиллерией. «Профессиональные» камикадзе вступили в бой 21 октября, когда шесть A6M двух токко-таев ушли в атаку на американскую авианосную группировку, а ещё одна группа вернулась, не сумев обнаружить противника.

Тюи (старший лейтенант) Такуми Ямамото (Takumi Yamamoto), командир 8-го хакко-тая, перед оперением своего Кi-45.

24 октября, когда камикадзе не летали, экипаж одного из пикировщиков D4Y сумел добиться прямого попадания по лёгкому авианосцу «Принстон», который стал последним крупным боевым кораблём, потопленным японской авиацией с использованием традиционных средств борьбы. На следующий день первый и очень яркий успех принёс «божественный ветер». В атаку тогда ушли 18 A6M и один D4Y, поразившие сразу шесть эскортных авианосцев: «Сент Ло» был потоплен, а «Калинин Бэй», «Киткун Бэй», «Суони», «Сэнти» и «Уайт Плейнс» получили повреждения.

Армейские части камикадзе на Филиппинах первый боевой вылет выполнили 7 ноября, когда пять бомбардировщиков Ki-67 отправились в атаку на авианосцы, но все либо вернулись из-за технических неполадок, либо были сбиты на подходе к цели.

Бои на Филиппинах продолжались вплоть до конца войны, но японские авиачасти эвакуировались с островов ещё в конце января 1945 года. Всего в филиппинской кампании было задействовано 20 отрядов камикадзе армейской авиации, лётчики которых выполнили около 230 боевых вылетов, ещё шесть миссий пришлось на долю пилотов обычных сентаев. По типам самолётов распределение было следующее: 119 одноместных истребителей (88 Ki-43 и 31 Ki-84), 39 Ki-51 и около 80 двухмоторников (в том числе около 25 Ki-45 и 23 Ki-67).

Ki-43-III-Ko, на котором летал командир 10-го хакко-тая «Дзюнги» тюи (старший лейтенант) Синдзи Цуруга (Shinji Tsuruga). Лётчики отряда с 21 декабря 1944 по 7 января 1945 гг. участвовали в четырёх операциях на Филиппинах. К сожалению, нет данных о том, в какой из них погиб командир части. Самолёт показан в коричневом варианте стандартной заводской окраски 1944 года (альтернативой были зелёная и оливковая краски) при светло-серых с зелёным отливом нижних поверхностях. На борту кабины командирское «пламя», перед оперением белая «боевая полоса», а на руле направления кана «Цу» – «инициал» пилота. Для Ki-43, Ki-61 и Ki-84 в частях камикадзе практиковалось несимметричная подвеска из 250-кг бомбы на одном под крыльевом пилоне и бензобака на другом.

От флота было 90 отрядов, 83 из которых воевали «по профилю», выполнив 333 боевых вылета: 242 на A6M, 57 на палубных бомбардировщиках (в основном D3A и D4Y) и 34 на двухмоторниках (большинство на P1Y1). В сумме камикадзе выполнили около 570 вылетов, результатами которых стало потопление двух эскортных авианосцев, пяти эсминцев и «бывших эсминцев» (переоборудованных в быстроходные минзаги, тральщики и войсковые транспорты), семи десантных кораблей, трёх малых боевых кораблей и четырёх транспортов (всего 21 единица). Кроме того, повреждения от попаданий камикадзе получили (считая только крупные боевые корабли) семь эскадренных авианосцев, два лёгких и 11 эскортных, один гидроавиатранспорт, пять линкоров, шесть тяжёлых и шесть лёгких крейсеров (всего 38 единиц, повреждения одного и того же корабля, но в разные дни подсчитаны отдельно друг от друга).

Битва за Иводзиму

Следующим шагом американского командования стал захват острова Иводзима и организация на нем авиабазы для B-29 и эскортных истребителей. Из-за удалённости острова от основных баз, авиация в его защите практически не участвовала, и вся нагрузка легла на наземные силы армии и флота. 13 февраля 1945 года японская авиаразведка обнаружила приближение большого флота вторжения, 16 февраля противник начал артиллерийскую подготовку, а 19 февраля – высадку десантов.

Прощание. Взлетает A6M5 «Зеро» c 500-кг бомбой под фюзеляжем

В тот же день самолёты одного их токко-таев (12 D4Y3 и восемь B5N2 в сопровождении эскорта из 12 A6M5) взлетели с авиабазы Катори недалеко от Токио, но вскоре вынуждены были вернуться обратно из-за плохой погоды. Два дня спустя они повторили вылет с дозаправкой на одном из островов и долетели до Иводзимы, где нанесли удар по американским кораблям, потопив эскортный авианосец «Бисмарк Си» и повредив однотипный ему «Лунга Пойнт», а также эскадренный авианосец «Саратога», два десантных корабля и один транспорт. 26 марта захват острова завершился, хотя отдельные японские солдаты сражались ещё несколько месяцев.

Атолл Улити

В 1944–1945 гг. японское командование разработало несколько планов атак на базы американского флота, но почти все они так и не были реализованы. Операция «Тан №2» предусматривала удар камикадзе по якорной стоянке у атолла Улити (Каролинские острова). Расстояние до цели было слишком большим, поэтому сформированный для проведения операции токко-тай получил на вооружение двухмоторные бомбардировщики P1Y1. 5 марта самолёт-разведчик обнаружил у Улити 15 авианосцев и четыре не идентифицированных корабля, и делу дали зелёный свет.

A6M2 модель 21 из состава 1-го ситисэй токко-тая, авиабаза Каноя, весна 1945 года. 6 апреля во время первой операции «Кикусуй» (массированное применение камикадзе) на нем ушёл в последний полет командир части тайи (капитан-лейтенант) Нобуо Миятаке (Nobuo Miyatake) Самолёт несёт стандартную для морских истребителей окраску образца 1943 года – зелёные верхние и боковые поверхности при серых нижних. На самолётах камикадзе, как правило, сохранялись тактические обозначения частей, на базе которых формировались токко-таи – в данном случае, кокутая «Гендзан»: командирские полосы, кана «Ке» (обозначение кокутая) и начинающийся с единицы трёхзначный номер (истребительные подразделения). Стандартной бомбовой нагрузкой «Зеро» была 250-кг бомба, но самолёты модели 52 иногда несли и 500 кг.

Утром 11 марта с аэродрома Каноя (Кагосима) взлетели 24 самолёта и начали 10-часовой полет к цели. Группе пришлось обходить штормовой фронт. Удлинение маршрута «съело» весь резерв топлива, и последующая навигационная ошибка ведущего группы привела к катастрофическим последствиям: почти всем экипажам пришлось садиться на вынужденную на различных островах по пути, ещё два самолёта упали в море в прямой видимости от искомого атолла и только двум удалось провести атаку.

Несмотря на полную внезапность нападения, удача была на стороне американцев: один из японских лётчиков в темноте перепутал небольшой островок с палубой авианосца, а второй сумел поразить эскадренный авианосец «Рэндолф», но у самого кормового свеса, так что сорвавшаяся бомба пробила полётную палубу и улетела за борт.

Битва за Окинаву

Следующей крупной операцией союзников на тихоокеанском ТВД стал захват Окинавы и нескольких близлежащих островов архипелага Рюкю, который вывел их войска на расстояние всего в 550 км от основной территории Японии и дал хороший плацдарм для последующих десантных операций, запланированных на осень 1945 – весну 1946 гг. Японское командование по опыту Филиппин сделало больший упор на тактику камикадзе и заметно увеличило число лётчиков-самоубийц и интенсивность их боевых вылетов. Изменилась и номенклатура типов.

Армия резко уменьшила число задействованных двухмоторных бомбардировщиков, в особенности старых. Истребители преобладали: к Ki-43 и Ki-84 добавились вполне современные Ki-61 и давно устаревшие Ki-27 и их учебно-тренировочные варианты Ki-79. Широко использовались устаревшие разведчики Ki-36 и их учебные «близнецы» Ki-55. Достаточно много было даже учебных «кукурузников» Ki-9, но вооружённые ими отряды камикадзе в боях не участвовали: их придерживали для отражения высадки на главные японские острова.

Ki-79-Ko из состава 432-го синбу-тая, авиабаза Бансей (Кюсю), весна 1945 года. 28 мая во время восьмой операции «Кикусуй» на нем ушёл в последний полет готё (капрал) Мацумото (Matsumoto). Самолёт показан в нетиповой для Японии синей окраске верхних поверхностей при светло-серых (показаны), или неокрашенных нижних. По общепринятой версии, это был специализированный морской камуфляж, появившийся в частях, базировавшихся на Формозе, однако есть и альтернативная версия, сводящая все к нарушению рецептуры зелёной краски, которая в итоге по мере выгорания приобретала все более синий оттенок. Подфюзеляжный держатель для 250-кг бомбы – особенность Ki-27 и Ki-79, используемых в частях камикадзе.

Во флотских частях самыми массовыми оставались истребители A6M, но разница в численности по сравнению с прочими самолётами стала менее существенной. К прежним типам добавились палубные торпедоносцы и пикировщики, как современные, так и заведомо устаревшие, вроде бипланов D1A, поплавковые разведчики и даже самолёты первоначального обучения. Из новинок технической мысли на Окинаве были опробованы армейские Ki-167 (модификация бомбардировщика Ki-67 с 2900-кг термитным зарядом направленного действия в фюзеляже) и флотские пилотируемые крылатые ракеты воздушного старта «Ока».

Первый вылет камикадзе в этой кампании был совершён 24 марта 1945 года экипажем одиночного D4Y – за два дня до первых десантов на островах Керама. 25 марта летали уже четыре самолёта двух отрядов: американцы в тот день отметили поражение смертниками трёх кораблей (эсминца и двух «бывших эсминцев»).

В ожидании вылета. Пилотируемая крылатая ракета MXY7 «Ока под фюзеляжем бомбардировщика G4M.

26 марта действовали армейцы: четыре Ki-51 и шесть Ki-61. По американским данным, от попадания самолётов камикадзе получили повреждения линкор, лёгкий крейсер и пять эсминцев и «бывших эсминцев». Не обязательно все они были поражены «настоящими» камикадзе, поскольку примерно в том же районе был повреждён тральщик, на который рухнул сбитый двухмоторный бомбардировщик. Первой же победой камикадзе на Окинаве стало уничтожение быстроходного войскового транспорта (бывшего эсминца) «Диккерсон», 2 апреля поражённого попаданием двух самолётов. Выгоревший остов отбуксировали к захваченным островам Керама, там сняли тела погибших и демонтировали оставшееся целым оборудование, а 4 апреля снова вывели в море и затопили.

Бои за Окинаву закончились 22 июня, но воздушная война в этом районе не прекращалась. Последним повреждённым камикадзе кораблём союзников (не только у Окинавы, а вообще за войну) стал войсковой десантный транспорт «Лагранж», 13 августа поражённый в заливе Накагусуку истребителем A6M5. Последним потопленным кораблём стал эсминец «Каллаган», поражённый 29 июля в ходе единственного боевого вылета шестёрки учебных бипланов K5Y с парой 60-кг бомб каждый.

Командир 58-го синбу-тая сёи (младший лейтенант) Такаси Такаянаги (Takashi Takayanagi) позирует у своего Ki-84. Интересна эмблема – череп, парящий над кораблем и волнами.

Всего в кампании приняли участие 99 армейских отрядов камикадзе. Их экипажи совершили 775 боевых вылетов, ещё 99 были на счёту лётчиков обычных сентаев и чутаев. Распределение по типам было следующим: 597 одномоторных боевых и учебно-тренировочных истребителей (195 Ki-27/Ki-79, 167 Ki-43, 129 Ki-84 и 106 Ki-61), 226 одномоторных разведчиков-бомбардировщиков (в т.ч. 174 Ki-51 и 51 Ki-36/Ki-55) и 51 двухмоторный самолёт (в т.ч. 35 Ki-45 и 10 Ki-67/Ki-167). Ещё 37 синбу-таев были сформированы, но в боевых действиях не участвовали. Часть из них просто придержали на будущее, часть не успели завершить подготовку, а несколько были расформированы.

Флотские камикадзе были представлены 127 отрядами, из которых 108 участвовали в боях, совершив 950 боевых вылетов: 400 A6M, 307 палубных бомбардировщиков (в т.ч. 108 D3A, 82 B5N и 79 D4Y), 66 поплавковых гидросамолётов (в т.ч. 39 E7K), столько же самолётов-снарядов «Ока», 60 учебных машин и 51 P1Y1.

В сумме смертники сделали 1824 боевых вылета, т.е. в три раза больше, чем на Филиппинах. Однако ожидаемого роста эффективности это не принесло – в первую очередь из-за дальнейшего падения уровня подготовки пилотов: если первые добровольцы приходили из строевых частей и уже имели некоторый опыт, то в 1945 году большинство лётчиков становились камикадзе едва успев закончить ускоренные курсы пилотирования. Противник же быстро отошёл от первого шока и разработал эффективные меры противодействия новой угрозе, увеличив процент истребителей в палубных авиагруппах и число эсминцев радарного дозора, а также адаптировав методику маневрирования и ведения зенитного огня.

Ki-43 19-го синбу-тая на аэродроме Тёфу под Токио в марте 1945 года, перед отправкой отряда на фронт.

На Окинаве камикадзе потопили 15 эсминцев и бывших эсминцев, девять десантных кораблей и два транспорта – всего 26 единиц. Повреждения получил 31 крупный боевой корабль: 10 эскадренных авианосцев, один лёгкий и три эскортных, три гидроавиатранспорта, 10 линкоров, два тяжёлых и два лёгких крейсера. Ещё один авианосец был поражён, но не повреждён, т.к. таранивший его самолёт срикошетировал от бронированной палубы.

Бои в Ост-Индии

Третьим районом подготовки пилотов камикадзе стала Ост-Индия, бывшая вотчиной армейской авиации. Десантных операций там противник не проводил, но в набеговых английские авианосцы участвовали неоднократно. Уже 19 октября 1944 года девять Ki-43 из безымянного и, судя по всему, неофициального отряда камикадзе были отправлены в атаку на корабли у острова Кар-Никобар.

Позже были сформированы 24 официальных отряда, из них пять были вооружены Ki-67, четыре Ki-51, три Ki-43, два Ki-48 и по одному – Ki-27 и Ki-45. По оставшимся восьми данных не сохранилось – возможно, они так и не завершили подготовку. Первой операцией, в которой они участвовали, стал вылет 24 января 1945 года пяти Ki-67 по авианосцам у берегов Суматры. Туда же летали ещё три отряда (на Ki-43, Ki-45 и Ki-67), но их экипажи вернулись с полдороги.

Ki-51 из состава Ситисэй-Сёдо-тая, Тайпинг, Малайя, лето 1945 года. 25 или 26 июля этот самолёт участвовал в единственном результативной операции камикадзе в Ост-Индии. Одним из стандартных камуфляжей разведчиков-штурмовиков Ki-51 периода тихоокеанской войны была двухцветная окраска из зелёного или оливкового (показан) на верхних и боковых поверхностях при светло-серых нижних. Из обозначений присутствуют «боевая полоса» и неизвестная эмблема на хвосте. Скорее всего, это эмблема либо отряда камикадзе, либо 3-го учебного хикотая, на базе которого тот был сформирован. Штатным вооружением Ki-51 были мелкие бомбы на подкрыльевых держателях, но для камикадзе монтировали подфюзеляжный держатель для 250-кг бомбы.

Воевали ост-индийские камикадзе не слишком активно, до конца войны совершив всего 35 боевых вылетов (13 на Ki-67, 11 на Ki-51, 10 на Ki-43 и один на Ki-27). Ещё два вылета на Ki-43 совершили пилоты одного из обычных чутаев. Последней операцией стал вылет девяти Ki-51 для удара по авианосной оперативной группе у берегов Пхукета. Она же стала единственной, в которой лётчики добились попаданий: был повреждён тяжёлый крейсер «Сассекс» и потоплен тральщик «Вестал». По японским данным, дело было 25 июля, по английским – на день позже.

Оборона Японии

В феврале-марте американская палубная авиация наносила удары по Японским островам, и в их отражении приняли участие в том числе и два базировавшихся на Кюсю флотских токко-тая, с 18 по 21 марта выполнивших 39 боевых вылетов на D4Y3 и 30 на P1Y1. В зачёт себе эти экипажи смогли записать только повреждение эсминца «Хэлси Пауэлл» 20 марта. Следующие рейды на центральную и северную Японию американцы провели в июле-августе, и в их отражении приняли участие два базировавшихся под Токио токко-тая, совершивших 22 боевых вылета на B7A2 и столько же на D4Y.

В том же районе были дислоцированы 11 армейских синсю-таев (восемь на Ki-45, два на Ki-48 и один на Ki-9), три из которых также приняли участие в боях, совершив пять боевых вылетов на Ki-45 и по одному на Ki-48 и Ki-9. 9 августа ударом камикадзе (судя по всему, B7A2) был повреждён эсминец «Бори».

«Мобилизованный» в камикадзе учебный Ki-9, обнаруженный союзниками на аэродроме Кикути под Мацуурой (Хонсю). В качестве зажигательного боеприпаса в задней кабине он несёт бочку с бензином.

Всего с момента утверждения тактики «тайатари» японские лётчики-камикадзе совершили около 2600 боевых вылетов против боевых и транспортных кораблей союзников, из которых чуть больше половины (55,5%) пришлось на долю морской авиации. Некоторое количество вылетов оказалось прекращено по различным причинам, при этом когда операцию прекращали все экипажи отряда, эти вылеты в статистику не включались. Всего, по имеющимся данным, погибло 3913 человек лётного состава, из которых 64,5% пришлось на долю морской авиации. Диспропорция вышла из-за отсутствия у флотского командования стремления к сокращению экипажей самолётов камикадзе.

Первая десятка наиболее распространённых самолётов для самоубийц выглядела следующим образом (по числу вылетов:

  • A6M – 642;
  • Ki-43 – 267;
  • Ki-51 – 224;
  • Ki-27/Ki-79 – 196;
  • D4Y – 179;
  • Ki-84 – 160;
  • D3A – 138;
  • P1Y1 – 127;
  • Ki-61 – 106;
  • B5N – 90.

В среднем, два из трёх камикадзе сбивались истребителями, а из прорвавшихся к кораблям тараны удавалось совершить 36% лётчиков, или от 8 до 12% от числа взлетевших. Таким образом, эффективность действий камикадзе в разы превосходила таковую у обычных японских бомбардировщиков 1944–1945 гг. Потери, разумеется, тоже увеличились, но в меньшей степени.

«По горячим следам» японцы заявили о потоплении 81 корабля противника и повреждении ещё 195. На деле потоплено было 49, ещё 17 списали из-за полученных повреждений. Всего союзники с октября 1944 по август 1945 гг. насчитали 387 поражений кораблей таранами самолётов, потеряв из-за них более 6000 моряков убитыми и почти 9000 ранеными. Однако в эту статистику входят не только камикадзе, а вообще все тараны, включая падения обломков сбитых самолётов.

Ставшая знаменитой последняя чашечка сакэ перед вылетом.

15 августа император объявил по радио о капитуляции, и в этот день боевые действия на тихоокеанском фронте завершились. Флотские камикадзе тогда выполнили последние 13 официальных вылетов по авианосцам у берегов Хонсю и ещё семь «не авторизованных» (и не включённых в общую статистику) на Окинаву силами строевых пилотов.

До подразделений Квантунской армии приказ о капитуляции дошёл с четырёхдневным опозданием, и 19 августа 10 Ki-36 и Ki-79 единственного в Манчжурии отряда камикадзе провели единственную официальную операцию на сухопутном фронте, нанеся удар по советским войскам в районе Синьминя.

Рисунки Михаила Быкова выполнены в едином масштабе.

warspot.ru

Божественный ветер, который спас Японию

В 1162 г. (по одной из версий) в одном из небольших монгольских племен, родился рыжеволосый и зеленоглазый мальчик, названный отцом, по имени убитого им татарского воина, Тэмуджином (Темучином). В последствии он стал известен как Чингисхан, жестокий завоеватель Китая, Хорезма, Ирана, основатель самой большой в истории человечества империи простиравшейся от Японского моря до Дуная, от Юго-Восточной Азии до Новгорода.

В 1227 г. Тэмуджин умер,  дело его продолжили чингизиды — сыновья и внуки Чингисхана.

Внук Чингисхана Хубилай, основатель китайской династии Юань, перенес столицу империи в Ханбалык, нынешний Пекин, завершил завоевание Китая, подчинил Бирму, Камбоджу и Корею. Лежащая за морем Япония также не избежала внимания Хубилая…

Далее по сабжу приведу статью Н. Иониной и М. Кубеева  из книги «100 великих катастроф».

 

ПОГИБШИЙ ФЛОТ ХАНА ХУБИЛАЯ

Долгое время монголы были народом пастушеским, бедным, едва известным и рядом-то живущим племенам. Он состоял всего из 30–40 семейств и платил дань Китаю. Но под управлением гениального царя-пастуха Темучина (назвавшего себя Чингисханом) в течение нескольких десятков лет он стал народом воинственным, сильным и страшным для соседей. Монголы не только свергли китайское иго, но и покорили своих прежних повелителей. При следующих правителях они подчинили своему владычеству почти всю Азию и часть Европы, их завоевания в XII–XIV веках наводили ужас на все современные им народы.

Монголы начинали войну вторжением в неприятельскую землю с разных сторон. Если не встречали сопротивления, то они проникали внутрь земли, разоряя все на своем пути и поголовно истребляя ее жителей. Перед осадой сильной крепости они опустошали окрестности, чтобы никто не мог придти на помощь осажденному гарнизону. Искусство брать крепости было доведено у них до совершенства.

В 1259 году умер великий хан Мункэ. Хубилай пренебрег правилом «Ясы», по которому великий хан должен избираться на курултае с обязательным участием всех членов царствующего дома. В июне 1260 года он собрал в Кайпине своих воинов-приближенных и с их согласия провозгласил себя великим ханом. Это было прямое нарушение закона «Яса», за которое полагалась смертная казнь.

Едва весть о самовольном поступке Хубилая достигла Каракорума, там осенью того же года собралась другая часть монгольской знати, которая выбрала великим ханом Ариг-бугу — младшего брата Хубилая.

Так в Монголии стало два великих хана, между которыми тотчас же началась вражда. Через четыре года вражда эта закончилась поражением Ариг-буги, но и монгольская держава к этому времени уже стала другой. Великий хан Хубилай примирился с тем, что от нее отпали западные улусы и даже не пытался вернуть их опять под свою власть.

Именно Хубилай направил свое внимание на окончательное завоевание Китая. В 1271 году он перенес свою столицу из Монголии в Пекин, откуда было намного ближе до Японии. Монгольские завоеватели не раз посылали своих послов японским сегунам с требованием подчиниться верховной власти великого хана Хубилая. Японцы не давали никакого ответа на эти послания, но сами начали усиленно готовиться к обороне. В 1271 году одно из таких посольств было отправлено в Страну восходящего солнца, но правитель Токимун Ходзе приказал изгнать его из пределов государства.

Впервые монголы напали на Японию в ноябре 1274 года. Они довольно легко справились с японскими отрядами, защищавшими острова Ики и Цусиму. Правители этих островов были убиты, а сами территории опустошены. Флот из девятисот кораблей с сорокатысячным войском подошел к бухте Хаката на острове Кюсю. После успешного дневного сражения захватчики отошли на ночь на свои суда. Долгое время считалось, что в тот вечер шторм грозил сорвать суда с якоря, и кормчие вынуждены были выйти в море. Шторм якобы разметал почти весь флот, двести кораблей затонули, от войска в живых остались только 13500 человек. Однако метеорологический анализ этого события позволил установить, что битва произошла 26–27 ноября, когда тайфунов и бурь в этом районе не бывает. Тем более что исторические хроники упоминают, будто войска завоевателей совершили тактический маневр, а не погибли в бурю. Монгольское войско вынуждено было покинуть остров Кюсю, так как их военачальники опасались, что будут отрезаны от материка.

В любом случае неудача у острова Кюсю не остановила Хубилая: он не оставлял мыслей о покорении Японии. И великий хан решил собрать для завоевания непокорной островной страны более крупные силы.

В 1275 году он отправил в Японию новое посольство с прежними требованиями — признать себя вассалом. Однако члены посольства были доставлены в город Камакура и казнены. Японцы чувствовали себя увереннее, потому что это время не сидели сложа руки. Они успели обнести бухту Хаката стеной, которая представляла собой огромное сооружение около двух с половиной метров высотой и около двадцати километров длиной. Стена лишила монгольскую конницу необходимого для маневров пространства.

В 1281 году против Японии были двинуты сразу два флота численностью более 4000 судов и с более чем стотысячной армией, состоявшей из монгольских, китайских и корейских солдат. Основой монгольского флота стали джонки — суда с высоко поднятыми носом и кормой и прочными деревянными корпусами, обшитыми железным листом. Джонкам придавалось вспомогательное десантное судно с двадцатью воинами — батору, что по-монгольски означает «храбрый» Эти храбрецы представляли собой грозную силу, потому что во всех предыдущих боях снискали себе громкую славу. Каждый воин был вооружен широкой саблей, булавой, арканом и метательным копьем с крюком, чтобы стаскивать противника с лошади. Но наиболее страшным орудием в руках батору был лук. Об умении воинов обращаться с ним и меткости их в стрельбе складывали легенды. Сохранились исторические сведения о том, что монголы использовали и «длинных змей, разящих врага» — зажигательные стрелы.

Вот с такими силами монголы и выступили против самурайской Японии. Один флот был направлен из Кореи, другой из Южного Китая, а соединиться они должны были около острова Кюсю. Однако южный флот к месту встречи запоздал, и японцы смогли отразить нападение более слабого восточного флота. С боевым кличем полчища монгольских воинов соскакивали с судов и с ходу ввязывались в бой Однако японцы быстро пришли в себя от неожиданности натиска и сдержали первую атаку неприятеля. Кровавые стычки не принесли победу ни одной стороне. Зато «москитные рейдеры» — небольшие весельные суда самураев — наносили неповоротливому монгольскому флоту молниеносные удары и заставили противника отступить назад — к небольшому островку Хирадодзима.

В это время во всех синтоистских храмах Японии совершались религиозные церемонии. Император Кемеяма и его сановники молили богов о помощи обороняющейся армии. Император, взывая к богу войны, собственноручно начертал на молитвенной дощечке прошение о победе. И его слова были услышаны небом. Как бы в ответ на их молитвы на территорию острова в августе налетел «божественный ветер», разрушивший все, что только было возможно. И когда подошла главная армада, страшный тайфун, пронесшийся над Японией, потопил большую часть монгольского флота. С невероятной силой он опрокидывал джонки, рвал цепи, ломал мачты, паруса превращал в лохмотья. Оставшиеся корабли свирепствовавший двое суток тайфун разметал по морю. Тех, кого не поглотила морская пучина, на берегу ждала смерть от мечей самураев. Перед лицом превосходящих сил японцев находились остатки монгольской армии, которую они всю разгромили. Катастрофа произошла у маленького островка Такасима, лежащего в западной части Японии.

Японцы назвали этот тайфун, в котором увидели вмешательство неба, спасшего их, «камикадзе». Император возносил в храмах множество молитв Царю неба за столь явное покровительство и милость. Празднества и угощения длились несколько дней подряд.

Потери монголов оценивают по-разному, но большинство историков полагает, что они составили 4000 кораблей. Потери же в живой силе, вероятно, превысили сто тысяч человек, включая воинов, утонувших в море и убитых на Такасиме.

Японцы еще долго, до самой смерти хана Хубилая в 1294 году, ожидали нового монгольского нашествия и готовились к нему. Но оно не последовало, и вообще с тех пор монголы никогда больше всерьез не угрожали Японии.

Во время Второй мировой войны на Тихом океане «камикадзе» стали называть японских летчиков-смертников, которые со своими самолетами пикировали на американские военные корабли и топили их.

 

 

  


japanorama39.ru

Камикадзе - божественный ветер | Si vis pacem, para bellum!

Камикадзе — божественный ветер

Знаешь, мама, завтра я стану ветром,

По священной воле разящим свыше.

Я прошу тебя о любви и вере,

И прошу — сажайте у дома вишни,

Я увижу, мама — я стану ветром.

15 октября 1944 года с небольшого военного аэродрома на Филиппинах поднялся истребитель. На базу он не вернулся. Да, впрочем, никто и не ожидал его возвращения: ведь он пилотировался первым летчиком-смертником (камикадзе) контр-адмиралом Арима, командиром 26-й воздушной флотилии.

Молодые офицеры пытались отговорить контр-адмирала от участия в смертельном полете. Но он сорвал со своего мундира знаки различия и сел в самолет. По иронии судьбы Арима не сумел выполнить задачу. Он промахнулся и врезался в морские волны, не достигнув цели американского корабля. Так началась одна из самых мрачных боевых кампаний второй мировой войны на Тихом океане.

Тактика камикадзе предельно проста: пробиться через огонь зенитной артиллерии американских кораблей и направить свой самолет в смертельное пике на палубу вражеского авианосца. Для выполнения такой задачи от пилота не требовалось особого мастерства, а в фанатиках, желающих добровольно отдать свою жизнь за императора и Японию, недостатка не было. В несколько дней на Филиппинах из остатков морской авиации были сформированы четыре эскадрильи, получившие символические имена: «Асахи» («Восходящее солнце»), «Ямадзакура» («Дикая вишня» — поэтический символ Японии), «Сикисима» (поэтическое название Японии) и «Ямато» (древнее название Японии), а все соединение летчиков-смертников — «Камикадзе Токубецу Когекитай» — Ударное соединение специального назначения «Камикадзе».

Японские пилоты-камикадзе перед боевым вылетом с аэродрома Тёси к востоку от Токио. Слева направо: Тетсуя Йено (Tetsuya Ueno), Косиро Хаяси (Koshiro Hayashi), Наоки Окагами (Naoki Okagami), Такио Ои (Takao Oi), Тосио Йоситаке (Toshio Yoshitake). Из восемнадцати пилотов, участвовавших в этом вылете, уцелел только Тосио Йоситаке: его самолет был сбит американским истребителем, совершил аварийную посадку и пилот был спасен японскими солдатами.

Групповой снимок шести японских летчиков камикадзе в летной форме и личными подписями. Такие снимки обычно делали накануне последнего вылета. Предположительно 1945 год.

«Священный ветер… Спасенная родина… Путь воина… Американские авианосцы…» — и наконец назвал имя — Юкио Секи.

Юкио Секи стоял первым в шеренге. У него было сухое, с провалившимися щеками лицо. Глаза напряжены и полузакрыты. Каждое слово генерала он жадно ловил, чтобы бережно унести с собой в небо. Все мы знали: приготовлено девять машин, под сиденьем у каждого летчика укреплен ящик с толом. Прежде чем бросить с высоты машину на американский корабль, каждый летчик выдернет из ящика предохранитель…»

Гибель эскортного авианосца «Сен-Ло» и лейтенанта Юкио Секи.

11 апреля 1945 года. Самый большой американский военный корабль — линкор «Миссури» — за мгновения до того, как его поразит камикадзе на самолете «Zero». Самолет ударил корабль ниже главной палубы, нанеся минимальный урон и не вызвав никаких катастрофических последствий. Фото: U.S. Naval Historical Center

Авианосц «Банкер Хилл» 11 мая 1945 года после атаки камикадзе. Через пару минут авианосец атакует еще один самоубийца. Он врезался прямо в гущу находившихся в кормовой части палубы самолетов и вызвал сильный пожар. Отделившаяся от самолета бомба пробила несколько палуб, наружную обшивку и взорвалась у поверхности воды, изрешетив осколками левый борт корабля. Второй самолет пробил полетную палубу и взорвался внутри корпуса, вызвав пожары в галерейной палубе. Оторвавшийся от самолета двигатель угодил в помещение флагманского командного пункта (на <Банкер Хилле> держал флаг командующий соединением TF-58 адмирал Митшер) и стал причиной гибели большинства находившихся там штабных офицеров. Потери в его экипаже оказались очень тяжелыми: 391 убитый и 264 раненых. Кроме того, на авианосце сгорели почти все самолеты.

Пилот-камикадзе Киёси Огава, который атаковал американский авианосец «Банкер-Хилл»

12 апреля 1945 года школьницы провожают лейтенанта Тосио Анадзава на смерть, которая ждет его в районе Окинавы, размахивая ему вслед ветками вишни. Ответный салют пилота адресован не столько школьницам, сколько родной стране и вообще жизни. На борту его самолета «Hayabusa» 250-килограммовая бомба.

Пилоты-камикадзе на фото 1944 года, сделанном в городе Тёси (восточнее Токио), перед боевым вылетом в сторону Филиппин (Reuters).

Перед вылетами проводились специальные церемонии, включающие ритуальную чашечку саке и хатимаки (белую повязку на лоб). Символом камикадзе был цветок хризантемы.

Атака камикадзе, проведенная 21 октября 1944 года. Жертвой оказался тяжёлый крейсер «Австралия», который был флагманом австралийского флота. Самолет, предположительно, Aichi D3A или Mitsubishi Ki-51, был вооружен 200-килограммовой бомбой. Столкновение произошло в районе надстройки крейсера «Австралии». Кораблю повезло: бомба не взорвалась. В результате атаки погибло 30 человек, в том числе командир корабля. Было ранено 64 человек. 25 октября «Австралия» получила ещё одно попадание, после чего корабль пришлось отправить на ремонт. К концу войны «Австралия» пережила 6 попаданий самолётов камикадзе.

Горит «Саратога» — три удара камикадзе привели к потере 36 самолетов авиакрыла, была разрушена вся носовая часть, погибло 123 моряка.

Завалы на палубе HMS Formidable. От мощных сотрясений лопнул паропровод ГЭУ, упала скорость, вышли из строя радары — в самый разгар боя корабль утратил боеспособность.

«Я улетаю в небо. Небо станет моей могилой. Я умираю за императора.». Такие хайку писали на своих хатимаках пилоты-камикадзе. «Не плачь. Не сожалей. Я вернусь домой. Встречай меня в храме Ясукуни. Я буду там».

Теперь  в храме Ясукуни в Токио стоит памятник, прославляющий героизм японских лётчиков-камикадзе.

Банзай вам славные сыновья своей Родины!

Источник: http://military-photos.livejournal.com/489468.html


Posted in Герои and tagged камикадзе

paraparabellum.ru

Дуновения божественного ветра » Военное обозрение

Утром 20 октября 1944 года в 201 воздушной группе японской морской авиации на Филиппинах впервые было сформировано подразделение самоубийственных атак — камикадзе. Подразделение состояло из четырех отрядов по шесть самолетов в каждом: «Ямато» (древнее название Японии), «Асахи» (восходящее солнце — символ Японии), «Сикисима» (поэтическое название Японии) и «Ямасакура» (цветок горной вишни).


Создатель отрядов камикадзе, командующий первым воздушным флотом вице-адмирал Ониси Такидзиро заявлял: «Если летчик, видя вражеский самолет или корабль, напряжет всю свою волю и силы, превратит самолет в часть самого себя, — вот самое совершенное оружие. А разве может быть для воина более великая слава, чем отдать свою жизнь за императора и за страну?»

Однако к подобному решению японское командование пришло не от хорошей жизни. К октябрю 1944 года потери Японии в самолетах, а главное, в опытных пилотах, были катастрофические. Иначе как жестом отчаяния и верой в чудо, способное если не переломить, так хоть нивелировать соотношение сил на Тихом океане, создание отрядов камикадзе не назовешь. Отец камикадзе и командир корпуса, вице-адмирал Ониси и командующий объединенным флотом адмирал Тоёда прекрасно понимали, что война уже проиграна. Создавая корпус летчиков-смертников, они рассчитывали, что ущерб от атак камикадзе, нанесенный американскому флоту, позволит Японии избежать безоговорочной капитуляции и заключить мир на относительно приемлемых условиях.

Проблем у японского командования не было только с набором пилотов для выполнения самоубийственных задач. Немецкий вице-адмирал Гельмут Гейе в свое время писал: «Возможно, что и в нашем народе имеется некоторое количество людей, которые не только заявят о своей готовности добровольно пойти на смерть, но и найдут в себе достаточно душевных сил, чтобы действительно это сделать. Но я всегда считал и считаю, что такие подвиги не могут совершать представители белой расы. Бывает, конечно, что тысячи смелых людей в пылу сражения действуют не щадя своей жизни, это, несомненно, часто случалось в армиях всех стран мира. Но чтобы тот или иной человек добровольно обрекал себя на верную смерть заранее, — такая форма боевого применения людей вряд ли сможет стать общепринятой среди наших народов. У европейца просто нет того религиозного фанатизма, который оправдывал бы подобные подвиги, европеец лишен презрения к смерти и, следовательно, к своей собственной жизни...».

У японских воинов, воспитанных в духе бусидо, главным приоритетом было выполнение приказа, пусть даже ценой собственной жизни. Единственное, чем отличались камикадзе от обычных японских солдат, — это практически полным отсутствием шансов выжить при выполнении задания.

Японское выражение «камикадзе» переводится как «божественный ветер» — синтоистское обозначение бури, которая приносит пользу или является благоприятным знамением. Этим словом был назван ураган, который дважды — в 1274 и 1281 годах разбил флот монгольских завоевателей у берегов Японии. По верованиям японцев, ураган был послан богом грома Райдзин и богом ветра Фудзин. Собственно, благодаря синтоизму и сложилась единая японская нация, эта религия основа японской национальной психологии. В соответствии с ней микадо (император) является потомком духов неба, а каждый японец — потомком менее значимых духов. Поэтому для японцев император, благодаря своему божественному происхождению, находится в родстве со всем народом, выступает как глава нации-семьи и как главный жрец синтоизма. И для каждого японца считалось важным быть преданным прежде всего императору.


Ониси Такидзиро. Источник: pacyfik.net

Несомненное влияние на характер японцев оказал и дзен-буддизм. Дзен превратился в главную религию самураев, которые нашли в используемой им медитации способ полного раскрытия своих внутренних возможностей.

Конфуцианство также получило широкое распространение в Японии, принципы покорности и безоговорочного подчинения авторитету, сыновней почтительности нашли благодатную почву в японском обществе.

Синтоизм, буддизм и конфуцианство явились тем основанием, на котором сформировался весь комплекс морально-этических норм, составивших самурайский кодекс бусидо. Конфуцианство обеспечило морально-этическое обоснование бусидо, буддизм принес равнодушие к смерти, синтоизм сформировал японцев как нацию.

У самурая желание смерти должно быть полным. Он не имел права бояться ее, мечтать, что будет жить вечно. Все помыслы воина, согласно бусидо, должны быть направлены на то, чтобы броситься в гущу врагов и умереть с улыбкой.

В соответствии с традициями у камикадзе выработался и свой особый ритуал прощания и особая атрибутика. Камикадзе носили ту же форму, что и обычные летчики. Однако на каждой из семи ее пуговиц были выбиты три лепестка сакуры. По предложению Ониси, отличительной частью экипировки камикадзе стали белые повязки на лбу -- хатимаки. На них часто изображали красный солнечный диск хиномару, а также выводили черные иероглифы с патриотическими, а иногда и мистическими высказываниями. Самой распространенной надписью была «Семь жизней за императора».

Другой традицией стала чашечка саке непосредственно перед стартом. Прямо на летном поле накрывали стол белой скатертью — по японским поверьям, это символ смерти. Наполняли напитком чашечки и предлагали их каждому из выстроившихся в шеренгу летчиков, отправляющихся в полет. Камикадзе принимал чашечку обеими руками, низко кланялся и отпивал глоток.

Установилась традиция, согласно которой вылетающим в последний полет пилотам выдавалась бенто — коробочка с едой. Она содержала восемь маленьких шариков из риса, называемых макидзуси. Такие коробочки первоначально выдавали летчикам, отправлявшимся в длительный полет. Но уже на Филиппинах ими стали снабжать и камикадзе. Во-первых, потому что их последний полет мог стать длительным и требовалось поддерживать силы. Во-вторых, для летчика, который знал, что из полета не вернется, коробочка с едой служила психологической поддержкой.

Все смертники оставляли в специальных маленьких деревянных неокрашенных шкатулках обрезки ногтей и пряди своих волос для отсылки родным, как делал каждый из японских солдат.


Летчики-камикадзе пьют сакэ перед вылетом. Фото: Getty Images / Fotobank.ru

25 октября 1944 года в заливе Лейте была проведена первая массированная атака камикадзе против вражеских авианосцев. Потеряв 17 самолетов японцам удалось уничтожить один и повредить шесть авианосцев противника. Это был несомненный успех новаторской тактики Ониси Такидзиро, особенно учитывая то, что накануне Второй воздушный флот адмирала Фукудоме Сигеру потерял 150 самолетов, вообще не добившись успеха.

Практически одновременно с морской авиацией был создан и первый отряд армейских летчиков-камикадзе. Было сформировано сразу шесть армейских подразделений специальных атак. Так как в добровольцах недостатка не было, а по мнению начальства, отказников и быть не могло, то в армейские камикадзе переводили пилотов без их согласия. 5 ноября считается днем официального участия в боевых действиях армейских групп летчиков-самоубийц все в том же заливе Лейте.

Однако не все японские пилоты разделяли такую тактику, были и исключения. 11 ноября один из американских эсминцев спас японского летчика-камикадзе. Летчик входил в состав Второго воздушного флота адмирала Фукудоме, переброшенного с Формозы 22 октября для участия в операции «Се-Го». Он пояснил, что по прибытии на Филиппины не велось никаких разговоров о самоубийственных атаках. Но 25 октября группы камикадзе начали спешно создаваться и во Втором воздушном флоте. Уже 27 октября командир эскадрильи, в которой служил летчик, объявил своим подчиненным о том, что их подразделение предназначается для выполнения самоубийственных атак. Сам пилот считал саму идею таких ударов глупой. У него не было намерения умереть, и пилот совершенно искренне признался, что никогда не испытывал желания совершить самоубийство.

Как же осуществлялись атаки воздушных камикадзе? В условиях растущих потерь бомбардировочной авиации родилась идея атаковать американские корабли одними истребителями. Легкий «Зеро» не был способен поднять тяжелую мощную бомбу или торпеду, однако мог нести 250-килограммовую бомбу. Конечно, одной такой бомбой авианосец не потопишь, но вывести его из строя на длительный период было вполне реально. Достаточно повредить полетную палубу.

Адмирал Ониси пришел к выводу, что три самолета камикадзе и два истребителя сопровождения представляли собой небольшую, а потому достаточно мобильную и оптимальную по составу группу. Истребители сопровождения играли чрезвычайно важную роль. Им приходилось отражать атаки вражеских перехватчиков до тех пор, пока самолеты камикадзе не устремятся на цель.

Из-за опасности обнаружения радарами или истребителями с авианосцев летчики-камикадзе использовали два метода выхода на цель — полеты на предельно малой высоте 10–15 метров и на предельно большой — 6–7 километров. Оба метода требовали надлежащей квалификации пилотов и надежной техники.

Однако в дальнейшем пришлось использовать любые самолеты, включая устаревшие и учебные, а в летчики-камикадзе шло молодое и неопытное пополнение, которое просто не успевали достаточно обучить.


Самолет «Йокосука MXY7 Ока». Фото: AP

21 марта 1945 впервые была предпринята безуспешная попытка применить пилотируемый самолет-снаряд «Йокосука MXY7 Ока» отрядом «Боги грома». Этот самолет представлял собой аппарат с ракетным двигателем, спроектированный специально для атак камикадзе, и был оснащен 1200-килограммовой бомбой. Во время нападения самолет-снаряд «Ока» поднимался в воздух самолетом «Мицубиси G4M», пока не оказывался в радиусе поражения. После отстыковки пилот в режиме парения должен был подвести самолет как можно ближе к цели, включить ракетные двигатели и затем протаранить намеченный корабль на огромной скорости. Войска союзников быстро научились атаковать носитель «Оки», прежде чем он сможет выпустить самолет-снаряд. Первое успешное применение самолетов «Ока» произошло 12 апреля, когда самолет-снаряд, пилотируемый 22-летним лейтенантом Дохи Сабуро, потопил эсминец радиолокационного дозора «Маннерт Л. Абеле».

Всего в 1944–1945 годах было произведено 850 самолетов-снарядов.

В водах Окинавы летчики-смертники нанесли американскому флоту весьма серьезный урон. Из 28 кораблей, потопленных авиацией, камикадзе отправили на дно 26. Из 225 поврежденных кораблей камикадзе повредили 164, том числе 27 авианосцев и несколько линейных кораблей и крейсеров. Четыре британских авианосца получили пять попаданий самолетов камикадзе. Около 90 процентов камикадзе не попали в цель или были сбиты. Тяжелые потери понес корпус «Боги грома». Из 185 самолетов «Ока», использованных для атак, 118 были уничтожены противником, погибли 438 летчиков, в том числе 56 «богов грома» и 372 члена экипажей самолетов-носителей.

Последним кораблем, потерянным США в войне на Тихом океане, стал эсминец «Каллагэн». В районе Окинавы 29 июля 1945 года, используя ночную темноту, старый тихоходный учебный биплан «Аити D2А» с 60-килограммовой бомбой в 0-41 сумел прорваться к «Каллагэну» и таранить его. Удар пришелся в капитанский мостик. Вспыхнул пожар, который привел к взрыву боеприпасов в погребе. Экипаж оставил тонущий корабль. Погибли 47 моряков, 73 человека получили ранения.

15 августа император Хирохито в своем радиовыступлении объявил о капитуляции Японии. Вечером этого же дня в последний полет отправились многие из командиров и штабных офицеров корпуса камикадзе. Вице-адмирал ОнисиТакидзиро в тот же день совершил харакири.

А последние атаки камикадзе были произведены на советские корабли. 18 августа японский армейский двухмоторный бомбардировщик попытался в Амурском заливе у Владивостокской нефтяной базы таранить танкер «Таганрог», однако был сбит зенитным огнем. Как следовало из уцелевших документов, пилотировал самолет поручик Йосиро Тиохара.

В этот же день камикадзе добились своей единственной победы, потопив в районе Шумшу (Курильские острова) катер-тральщик КТ-152. Бывший сейнер — рыбный разведчик «Нептун» — был построен в 1936 году и имел водоизмещение 62 тонны и команду из 17 моряков. От удара японского самолета катер-тральщик сразу же пошел на дно.

Наито Хатсаро в своей книге «Боги грома. Летчики-камикадзе рассказывают свои истории» (Thundergods. The Kamikaze Pilots Tell Their Story. — N.Y., 1989, р. 25.) приводит число потерь морских и армейских камикадзе с точностью до человека. По его данным, в самоубийственных атаках в 1944–1945 годах погибло 2525 морских и 1388 армейских пилотов. Таким образом, всего погибло 3913 летчиков-камикадзе, причем в это число не вошли камикадзе-одиночки — те, кто самостоятельно принял решение отправиться в самоубийственную атаку.

В соответствии с японскими заявлениями, в результате атак камикадзе был потоплен 81 корабль, 195 повреждены. По американским данным потери составили 34 потопленных и 288 поврежденных кораблей.

Но кроме материальных потерь от массовых атак летчиков-самоубийц, союзники получили психологический шок. Он был настолько серьезен, что командующий Тихоокеанским флотом США адмирал Честер Нимиц предложил сохранять в тайне сведения об атаках камикадзе. Американская военная цензура наложила строгие ограничения на распространение сообщений об атаках пилотов-смертников. Союзники-англичане также не распространялись о камикадзе до конца войны.


Моряки тушат пожар на авианосце «Хэнкок» после атаки камикадзе. Фото: Getty Images / Fotobank.ru

Тем не менее атаки камикадзе приводили в восхищение многих. Американцев всегда поражал боевой дух, демонстрируемый летчиками-самоубийцами. Дух камикадзе, берущий начало в глубинах японской истории, иллюстрировал на деле концепцию власти духа над материей. «Было какое-то гипнотизирующее восхищение в этой чуждой Западу философии, — вспоминал вице-адмирал Браун. — Мы завороженно наблюдали за каждым пикирующим камикадзе — больше как публика на спектакле, а не потенциальные жертвы, которых собираются убить. На какое-то время мы забывали о себе и думали только о том человеке, который находится в самолете».

Однако стоит отметить, что первый случай тарана самолетом вражеского корабля произошел 19 августа 1937 года во время так называемого Шанхайского инцидента. И произвел его китайский летчик Шен Чангхай. В дальнейшем еще 15 китайских пилотов пожертвовали своими жизнями, обрушив самолеты на японские корабли у китайского побережья. Они потопили семь небольших вражеских судов.

Видимо, японцы по достоинству оценили героизм противника.

Следует отметить, что в безвыходных ситуациях, в пылу боя, огненные тараны совершали летчики многих стран. Но никто, кроме японцев, не делал ставку на самоубийственные атаки.

Бывший премьер-министр Японии адмирал Судзкуки Кантаросам, не раз смотревший смерти в глаза, так оценивал камикадзе и их тактику: «Дух и подвиги пилотов-камикадзе, безусловно, вызывают глубокое восхищение. Но эта тактика, рассматриваемая с точки зрения стратегии, является пораженческой. Ответственный командир никогда не прибегнет к таким чрезвычайным мерам. Атаки камикадзе — яркое свидетельство нашего страха перед неизбежным поражением, когда не было никаких других возможностей изменить ход войны. Воздушные операции, которые мы начали проводить на Филиппинах, не оставляли возможности уцелеть. После гибели опытных летчиков в самоубийственные атаки приходилось бросать менее опытных и в конце концов тех, кто вообще не имел никакой подготовки».

Основой статьи послужила книга: Иванов Ю. Г. «Камикадзе: пилоты-смертники. Японское самопожертвование во время войны на Тихом океане». Смоленск, 2003.

topwar.ru

Какими бывают враги? Божественный ветер камикадзе | Культура

Военные действия на европейском континенте в той войне против гитлеровской коалиции никогда не были приоритетными для США. Интересы США тогда лежали на Востоке, и направление главного удара военной мощи страны было сосредоточено на Тихом океане. Главным врагом президента Рузвельта был вовсе не Гитлер, а Япония. Участие в европейских военных действиях было лишь данью своим союзническим обязательствам. Но жало войны для США сидело в загадочной Японии.

Клаасовский пепел Перл-Харбора смешался с пеплом Хиросимы и Нагасаки. Враги были повержены. Но дай нам бог всегда таких врагов: не загнанных в бункеры, щели и канализационные трубы жалких голых королей, а настоящих самураев, воинов чести и славы. Банзай!

Адмирал Ямамото нашел свою смерть в пламени пылающего сбитого истребителя 18 апреля 1943 года. В его руках, как и положено самураю, был самурайский меч. В июне 1944 года, когда положение стало безвыходным, вице-адмирал Нагумо Тюити совершил сэппуку по кодексу чести бусидо.

О третьем человеке и о деле его жизни и будет мой рассказ. Именно он подхватил меч чести из рук павшего (как положено самураю) на лицо, не на спину, сэнсея Нагумо и объял ужасом этого меча все союзнические армии (флот Австралии и Новой Зеландии полностью свернул свои военно-морские операции с возникновением эскадрилий камикадзе) — он основал и возглавил корпуса таранных атак «Симпу токубэцу когэки тай», эскадрильи специальных атак Божественного ветра (по-другому эти же иероглифы «cимпу» читаются как «камикадзе»). Отец камикадзе, он ответил собственным самоубийством за смерти своих сыновей-смертников. Было ему 54 года. 37 из них он отдал императорскому флоту. Банзай!

Божественный ветер. В 1274 году монгольские войска десантирует на Цусиму и Кюсю захватчивый внук Чингисхана. Они уже почти разгромят японских воинов, когда налетит тайфун и полностью разобьет флот Хубилая, а воодушевленные ветром самураи сбросят монголов в в море. В 1281 году монголы повторяют высадку и снова происходит чудо — разметан очередным божественным тайфуном-освободителем монгольский флот. Тогда и назвали японцы тайфун Божественным ветром: ками — боги, кадзе — ветер. Камикадзе. С тех пор на белой (в цвет смерти) головной повязке смертников-добровольцев (хатимаки) будут черным по белому читаться два грозных иероглифа: ками и кадзе.

Через 3 месяца сбылось то, что привело к харакири вице-адмирала Нагумо Тюити — японский флот был обречен, Япония находилась на краю поражения, Филиппины и Окинаву было не удержать против превосходящих сил американских авианосцев.

После гибели первых двух самураев Второй мировой, третий самурай принимает историческое решение. Оно отодвинет капитуляцию Японии на два года, принесет новые реки крови с обеих сторон, но запишет в Книгу Жизни небывалый подвиг духа японского воина-смертника, сравнимый лишь, пожалуй, с библейской Масадой иудейской. Больше никогда в истории подобного не случалось.

Япония капитулировала. Но самураи не капитулируют. Наутро после подписания капитуляции вице-адмирал Такидзиро Ониси (уже накануне объявленный странами-победительницами военным преступником, подлежащим суду международным трибуналом), чисто побрился, совершил омовение, подписал все необходимые распоряжения по смерти, приготовил свой самурайский меч, оделся в белоснежные одежды и хатимаки с черными иероглифами, связал себе икры (чтобы упасть на лицо, как положено самураю!) тугим кушаком от кимоно, привел в порядок свои мысли и совершил… нет, не сэпукку!

То, что на низком и простонародном языке называют харакири (живо-дерство), носит смысловой оттенок пренебрежения: иероглифы хара — живот, кири — резать, только наоборот поставленные. Обычно харакири исполняют одним ударом в живот мечом, справа налево и с подворотом. Так можно лишь смыть позор, доказав свою готовность для первого удара. Но при сэппуку (так правильно называть то, что мы неправильно называем «харакири») всегда присутствует помощник, который одномоментно с всаживанием смертником меча в живот своим мечом отсекает самураю голову. Это он доводит само-приговор до его цели.

Классически же голова должна упасть вперед в ноги самураю и висеть на полоске кожи. Гуманно, надежно, пристойно на японский манер. Вжик! Проворот меча по косой. Вжик — голова с плеч! Душа стала святым светлячком и улетела в храм. Бесчестие смыто кровью, честь и уважение потомкам смертника вовеки. (Любая японская девушка благородных самурайских кровей получала при замужестве меч для сэппуку. Так она уходила в случае смерти или императора страны, или мужа — через меч и контрольный взмах. Великие женщины Японии…)

Но есть еще уход «дзюмондзи гири». Один, без ангелов, без помощников, самурай сам и только сам приводит приговор в исполнение. Никаких спасительных усекновений главы. Самурай выбирает «дзюмондзи гири», когда он хочет пройти длительный пусть предсмертных страданий самостоятельно. Для этого он совершает два удара мечом и рассекает свое чрево крестообразно. Лодыжки туго привязаны к сидящему телу кушаком, никогда предсмертные конвульсии не оскорбят картины ухода самурая — он умрет по кодексу чести бусидо.

Так ушел из жизни вице-адмирал и самурай Такидзиро Ониси. Человек, стоивший США восьмидесяти процентов потерь американцев в последнем этапе войны в Тихом океане. После разгрома Японии американцы подсчитали, что японские камикадзе затопили 81 крупный военный корабль и вывели из строя 288 боевых судов.

Летчики-смертники Японии, по сути, применяли тактику самопожертвенного тарана еще задолго до официального учреждения эскадрилий камикадзе. Такидзиро Ониси лишь узаконил уже существующее. И это был единственный и первый раз в мировой истории военного искусства, когда смертники были выделены в особый род войск, специально обучались самоубийственному тарану (без обучения катапультированию, посадке), экипировались специальной техникой — самолетами-бомбами, с которых сбрасывались шасси после взлета.

Такидзиро Ониси лишь придал актам самопожертвования добровольных смертников статус официальной и массовой военной доктрины. Первый массированный удар камикадзе был испробовали на Филиппинах в октябре 1944 года. Тогда удалось повредить несколько боевых кораблей, а эскортный авианосец, в который угодил первый и единственный самолет-бомба «Зеро», был затоплен. Первый успех позволил быстро развернуть на основе пилотов-добровольцев четыре авиасоединения «Асахи», «Сикисима», «Ямадзакура» и «Ямато», наводивших ужас на корабли противника.

Спасти выдыхающуюся Японию от поражения камикадзе не смогли. Однако и те, кто руководил японскими камикадзе, не были циничными хладнокровными богдыханами в адмиральских погонах. Посылая на смерть, заставляя жертвовать своими жизнями других, распоряжаясь чужими смертями, они готовы были пожертвовать и своей собственной жизнью. Банзай, Ниппон, банзай, самурай Такидзиро Ониси. Вечная им воинская слава и память. Безумству храбрых — банзай!

Омыта и ясна
Теперь луна сияет.
Гнев бури миновал.
Теперь все сделано,
И я могу уснуть на миллионы лет
.

Вице-адмирал Такидзиро Ониси, отец кaмикадзе.
Танка, написанная перед совершением дзюмондзи гири.

shkolazhizni.ru

Божественный ветер читать онлайн, Накадзима Тадаси, Больных Александр Геннадьевич, Иногути Рикихэй

Предисловие

Во время Второй Мировой войны японской флот потерял практически все свои корабли и самолеты. Мы также потеряли двух верховных главнокомандующих — адмиралов Ямамото и Когу, которые погибли в течение одного года. Образно говоря, мы сражались до последнего патрона, что доказывает необычайный характер войны. Вторая Мировая война для Японии резко отличалась от предыдущих войн с Китаем и Россией по двум главным причинам:

1. Это была тотальная война.

2. Это была, в основном, морская война, в которой большую роль играла авиация.

С учетом этих двух факторов мы рассмотрим, как повлияли на ход войны количество и качество боевой техники. Наши морские и воздушные силы количественно уступали вражеским. Поэтому требовались крайние меры. Это сделали неизбежными атаки камикадзэ.

Когда именно верховное командование приняло решение перейти к такой войне? И было ли это решение основано на твердых расчетах?

Вице-адмирал Сигеру Фукудомэ, который был начальником Оперативного отдела Морского генерального штаба в начале войны, так характеризовал японский флот:

«Накануне войны в Японии возник страх перед неизбежной революцией. Адмирал Ямамото считал, что если гражданская война не будет роковой для нации, то внешняя война приведет к полной катастрофе. Поэтому он резко протестовал против развязывания войны. В то же время он заявил, что развитие внутреннего положения страны неизбежно вызывает сползание к войне.

Когда я изложил план операции принцу Фусими, который имел звание адмирала флота, он сказал: «Если начнется война, Япония потеряет все, чего она добилась с начала эпохи Мэйдзи. Но кажется невозможным избежать войны. Я крайне обеспокоен».

По мнению флота война была совершенно нежелательна, однако альтернативы не было. Спасти Японию можно было только военным путем. Это мнение флотского командования изложил адмирал Сигетаро Симада, морской министр в первом кабинете Тодзио.

На основании оценки военных сил, готовности и стратегической обстановки было желательно начать войну как можно скорее. Это подчеркнул начальник Генерального штаба адмирал Осами Нагано на совещании в императорской ставке 6 сентября 1941 года. Тем не менее, оставался шанс достичь благоприятных дипломатических решений, которые исключает необходимость применения военных средств. Даже если мы сумеем одержать военную победу, нам придется оставить армию под ружьем, чтобы сохранить верность японскому духу, который следовало оберегать любой ценой.

После утверждения плана операций адмирал Нагано, представлявший верховное командование, заявил: «Мы пришли к общему мнению, что если мы не начнем войну сейчас, нация погибнет. Однако она может погибнуть и в результате войны. Следует помнить, что падение государства без сопротивления будет позором.

В такой безнадежной ситуации выживание можно обеспечить, только сражаясь до последнего человека. Тогда, даже если мы проиграем, потомки получат в наследство наш дух, который будет вдохновлять их на защиту родной страны».

В заключение адмирал сказал: «На войне солдат должен просить об одном: дать ему возможность драться во имя императора. Мы будем сражаться до последней капли крови».

Мы все, кому действительно пришлось сражался в этой войне, ничего не знали о совещаниях в императорской ставке до окончания военных действий. Мы сражались, как повелевал трон. Во время войны мы испытали горечь поражений, но были полны решимости вынести любые трудности, чтобы выполнить свой долг перед императором и страной.

После окончания войны наше полное поражение подтвердило справедливость слов адмирала Нагано. Более того, упорство флота в ходе боев привело к его гибели.

Парадоксально, что Тихоокеанская война, которая стала началом атомной эры, одновременно породила массированные атаки летчиков-самоубийц. На первый взгляд может показаться нелепостью, что их вообще рассматривали, не то что применяли для борьбы против достижений современной науки и техники. Вполне понятно, что многие люди считали такие атаки проявлением варварства, если не безумия, и старались поскорее забыть о них.

Однако значительный прогресс в развитии средств уничтожения в последние годы заставил людей — военных и гражданских — понять, что война приводит к отчаянию. Так как война и ее средства ведения являются продуктом человеческого разума, не следует об этом забывать. Более того, поскольку инстинкт жизни является самым основным для человека, интересно изучить, как пилоты-камикадзэ преодолевали это желания при исполнении долга.

Мы очень хотели бы, чтобы летчики-самоубийцы могли заговорить с нами сегодня, однако они умолкли навсегда. Поэтому мы собрали все имеющиеся данные и постарались заставить эту книгу заговорить вместо них. Книгу не следует рассматривать как критику доктрины. Это просто описание и памятник отважным людям, которые отдали свои жизни в ходе «специальных» атак. Мы искренне надеемся, что она хоть в малой степени поможет построить лучший мир, ради которого умирали эти люди.

Атаки камикадзэ потрясли весь мир именно потому, что заканчивались «предопределенной смертью». История знает огромное множество случаев, когда солдаты сражались насмерть, но никогда ранее такая программа не выполнялась столь методично и так долго. В случае любой схватки не на жизнь, а на смерть, остается хотя бы минимальный шанс на спасение. Но пилот-камикадзэ мог провести атаку только принеся себя в жертву. Атака и смерть становятся синонимами.

После войны поднялся настоящий шторм критики, причем с самых разных сторон. Одни отрицали, что такая тактика была продумана. Другие обвиняли командиров, которые планировали атаки и руководили ими. Еще кто-то обвинял пилотов, которые выполняли приказ и умирали. В каждой из этих точек зрения есть зерно истины, но мы не собираемся это обсуждать. Мы только попытаемся рассказать об обстоятельствах, при которых зародились атаки камикадзэ, и при которых они проводились.

Следует помнить, что в большинстве случаев пилоты-камикадзэ не проводили свои атаки немедленно после того, как они вступали в корпус. После добровольного (или недобровольного) вступления в корпус специальных атак большинство из них продолжало обычную боевую подготовку. В некоторых случаях это затягивалось на месяцы, и никто не знал, когда наступит его черед. Моментальная вспышка энтузиазма не могла тянуться так долго.

Одно ясно совершенно точно. Корпус специальных атак камикадзэ был организован человеком, который лучше других подходил для этого. Хотя термин «камикадзэ» позднее использовался для всех подразделений самоубийц, для человекоуправляемых бомб и взрывающихся катеров, строго говоря, настоящими камикадзэ были только авиационные подразделения, созданные вице-адмиралом Ониси. Успешное формирование этих подразделений следует объяснить единством мыслей и целей, связывавшим адмирала и его подчиненных. Это единство имело исключительное значение. Без него атаки не могли бы продолжаться так долго, вне зависимости от храбрости летчиков и таланта командира.

«Мы умираем ради благополучия нашей страны», — таким был дежурный ответ камикадзэ и их лозунг. Он подчеркивает глубокую веру этих людей в свою страну и своего императора, желание умереть ради них. Без такой веры атаки камикадзэ были бы невозможны в принципе.

Говоря об этом, мы ни в коем случае не утверждаем, что одобряем решения и действия адмирала Ониси. Это очень больной вопрос, мог ли он сам оправдать собственные действия. Вопрос слишком сложный, и не следует искать ответ на него на страницах этой книги.

Сами пилоты никогда не сомневались в действиях своего командира. Однако при этом никто из них не считал, что совершает нечто исключительное. Их главной заботой было наверняка поразить цель. По сравнению с этим смерть не имела особого значения. В глубине души они наверняка верили в «жизнь после смерт ...

knigogid.ru

Откуда дул "божественный ветер" Японии?

Ровно 65 лет назад, 25 октября 1944 года, в боевых действиях Второй мировой начали участвовать японские пилоты-смертники – "камикадзе".

Откуда дул "божественный ветер" Японии?

В переводе с языка Страны восходящего солнца это слово означает "божественный ветер" – так назывался тайфун, который дважды, в 1274 и 1281 годах, на подступах к берегам Японии уничтожил корабли монгольской армады хана Хубилая – и тем самым защитил страну самураев.

Само по себе слово "камикадзе" является частью более широкого японского термина "тэйсинтай", которым обозначали всех добровольцев-смертников - не только пилотов, но и рулевых особых заминированных лодок и капитанов управляемых торпед – "кайтэнов".

Первые отряды лётчиков-камикадзе были сформированы 20 октября 1944 года на основе подразделений японской морской авиации, где пилоты все до одного были готовы пожертвовать жизнью ради своей страны, которая к тому моменту, надо сказать, несла основательные потери на тихоокеанском театре военных действий.

После поражения в битве у атолла Мидуэй 4 июня 1942 года императорская Япония начала терять инициативу в войне против США и союзников, которые шаг за шагом продвигались по направлению к японским островам.

Самолёты этой страны, особенно истребители, серьёзно уступали в качественном отношении новым американским моделям, а из-за больших боевых потерь в японской армии ощущалась нехватка опытных пилотов.

Читайте также: Зонды-камикадзе помогут спасти Землю

17 октября 1944 года американцы атаковали остров Сулуан и начали крупнейшую в истории современности морскую битву в заливе Лейте. Первому воздушному флоту военно-морских сил Японии, базировавшемуся на Филиппинах, было приказано оказывать поддержку кораблям, которые будут пытаться уничтожить войска союзников в заливе.

Силы были очевидно неравными, а потому вице-адмирал Такидзиро Ониси принял беспрецедентное решение: сформировать специальный ударный отряд лётчиков-камикадзе.

Военачальник прямо заявил: "Я не думаю, что есть ещё какой-то способ выполнить стоящую перед нами задачу, кроме как обрушить вооружённый 250-килограммовой бомбой истребитель "Зеро" на американский авианосец". Впоследствии адмирал Ониси стал известен как "Отец камикадзе".

Первой атакой, осуществленной летчиком-самоубийцей, стал удар по тяжёлому крейсеру "Австралия", флагману флота союзников с Зеленого континента. Японский самолет ударился в надстройки "Австралии", по большой площади разбросав обломки и топливо. Имя первого пилота-камикадзе так и осталось неизвестным...

Атакованному крейсеру крупно повезло – японская бомба не взорвалась. Однако на корабле погибло порядка 30 человек, включая капитана. Вдохновленные "опытом", японцы продолжили атаки – и вскоре "Австралия" выбыла из сражения.

В тот же день 25 октября 1944 года уже целый отряд камикадзе атаковал американское авианосное соединение на востоке залива Лейте…

Первый "Зеро" ударился в корму авианосца "Сенти", убив при взрыве 16 человек и вызвав сильный пожар. Через несколько минут ударами пилотов-смертников были выведены из строя авианосцы "Суони" и "Сент-Ло", причем последний из-за детонации склада боеприпасов буквально разорвало на части.

Погибли 114 членов экипажа. Всего в результате той атаки японцы потопили один и вывели из строя шесть американских авианосцев, потеряв 17 своих самолётов.

Успех отряда летчиков-камикадзе привёл к немедленному расширению программы. В течение следующих нескольких месяцев более 2000 японских самолётов совершили самоубийственные атаки на крупные корабли США.

Помимо истребителей "Зеро" камикадзе стали использовать и новые, специально созданные новые типы вооружений, включая пилотируемые крылатые бомбы "Йокосука", пилотируемые торпеды "Кайтен" и маленькие катера, начинённые взрывчаткой.

Читайте также: Британских летчиков готовят к самоубийствам

Удары смертников по кораблям США продолжались практически до самого конца войны. Серьезные повреждения получили авианосцы "Франклин", "Белли Вуд", "Лексингтон" и "Оммани-Бэй", а также линкоры "Нью-Мексико", "Колорадо", "Мэриленд" и восстановленный после Перл-Харбора "Калифорния".

Откуда дул "божественный ветер" Японии?

В целом, японские "божественные ветры" унесли с собой жизни нескольких тысяч американских моряков.

Максимальной же интенсивности атаки камикадзе достигли весной 1945 года, во время битвы за Окинаву, где участвовали 1465 японских самолётов с бомбами и запасом топлива "в один конец".

В той схватке со смертниками американский флот потерял 26 кораблей, еще 225 были повреждены. И это при том, что согласно американским данным, до 90 процентов японских самолётов и управляемых крылатых бомб были сбиты корабельными зенитками еще в воздухе.

Стоит заметить, что японская авиация никогда не имела проблем с нехваткой лётчиков-камикадзе, наоборот, юношей-добровольцев было в три раза больше, чем самолётов. Причины вступления в отряды смертников были самыми разными: от патриотизма до желания прославить свой род.

Однако глубинные причины этого феномена заложены в самой культуре Японии, в традициях Бусидо и средневековых самураев. В Стране восходящего солнца камикадзе превозносили как героев - как о святых, о них молились в храмах, а их родные сразу же становились самыми уважаемыми людьми в своём городе.

Перед вылетами пилоты проводили специальные церемонии, включающие ритуальную чашечку саке и одевание "хатимаки" - белой налобной повязки. Согласно преданию, молодые лётчики-камикадзе, вылетая на свое смертельное задание, пролетали над горой Каймон на юго-западе Японии, бросая последний взгляд на свою родину, навсегда прощаясь с ней.

Всё самое интересное читайте на главной странице

www.pravda.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *