Битва слонов - стихи Заболоцкого

Воин слова, по ночам Петь пора твоим мечам! На бессильные фигурки существительных Кидаются лошади прилагательных, Косматые всадники Преследуют конницу глаголов, И снаряды междометий Рвутся над головами, Как сигнальные ракеты. Битва слов! Значений бой! В башне Синтаксис -- разбой. Европа сознания В пожаре восстания. Невзирая на пушки врагов, Стреляющие разбитыми буквами, Боевые слоны подсознания Вылезают и топчутся, Словно исполинские малютки. Но вот, с рождения не евши, Они бросаются в таинственные бреши И с человечьими фигурками в зубах Счастливо поднимаются на задние ноги. Слоны подсознания! Боевые животные преисподней! Они стоят, приветствуя веселым воем Все, что захвачено разбоем. Маленькие глазки слонов Наполнены смехом и радостью. Сколько игрушек! Сколько хлопушек! Пушки замолкли, крови покушав, Синтаксис домики строит не те, Мир в неуклюжей стоит красоте. Деревьев отброшены старые правила, На новую землю их битва направила. Они разговаривают, пишут сочинения, Весь мир неуклюжего полон значения! Волк вместо разбитой морды Приделал себе человечье лицо, Вытащил флейту, играет без слов Первую песню военных слонов. Поэзия, сраженье проиграв, Стоит в растерзанной короне. Рушились башен столетних Монбланы, Где цифры сияли, как будто полканы, Где меч силлогизма горел и сверкал, Проверенный чистым рассудком. И что же? Сражение он проиграл Во славу иным прибауткам! Поэзия в великой муке Ломает бешеные руки, Клянет весь мир, Себя зарезать хочет, То, как безумная, хохочет, То в поле бросится, то вдруг Лежит в пыли, имея много мук . На самом деле, как могло случиться, Что пала древняя столица? Весь мир к поэзии привык, Все было так понятно. В порядке конница стояла, На пушках цифры малевала, И на знаменах слово Ум Кивало всем, как добрый кум. И вдруг какие-то слоны, И все перевернулось! Поэзия начинает приглядываться, Изучать движение новых фигур, Она начинает понимать красоту неуклюжести, Красоту слона, выброшенного преисподней. Сраженье кончено. В пыли Цветут растения земли, И слон, рассудком приручаем, Ест пироги и запивает чаем.

1933

istihi.ru

Главные древние сражения с участием боевых слонов

  • 1. Битва при Гидаспе, 326 год до н. э.
  • 2. Битва при Ипсе, 301 год до н. э.
  • 3. Битва при Гераклее, 280 год до н. э.
  • 4. Битва при Аускуле, 279 год.
  • 5. Битва при Беневенте, 275 год до н. э.
  • 6. Битва слонов, от 275 до 270 года до н. э.
  • 7. Битва при Тунете, 255 год до н. э.
  • 8. Битва при Рафии, 217 год до н. э.
  • 9. Битва при Заме, 202 год до н. э.
  • 10. Битва при Панионе, 200 год до н. э.

Кони и люди, в ужасе разбегающиеся с поля битвы, самая непредсказуемая армия и неудачные планы борьбы с разъярённым зверем. История масштабных битв с участием слонов.

Давно пришла идея сделать топ античных сражений, в которых приняли участие слоны. даже посоветовался с главным специалистом по сабжу — ув. MAJ_BUZZARD. И вот решился (не без душевного трепета) сие намерение таки уже осуществить. Итак…

Топ-10 сражений античности, в которых приняли участие слоны (в порядке хронологии)

1. Битва при Гидаспе, 326 год до н. э.

Вопреки драматическим картинам некоторых неумеренных александромакедонскофилов, царь вовсе не впервые столкнулся со слонами, а его воины не смотрели на них, как на неведомых зверушек, которых смогли победить лишь из-за повального «орднунга удн дисциплинен». Еще сражаясь против персов, македоняне видели слонов (разве что не в бою, но и боевых тоже), а у Александра даже имелся свой отряд элефантерии, который он, впрочем, в бой решил пока не пускать. Зато дал своим солдатам подробные инструкции о том, как сражаться против этих животных — пихать длинными сариссами погонщиков и всячески обращать зверей против индийцев же. Что македонцы с успехом и провернули, правда, пришлось здорово напрячься — бой вышел долгим и упорным, многие слоны Пора просто отошли назад, ибо утомились. Сам Пор сражался верхом на слоне, и был «повергнут наземь». В общем, первое столкновение европейской военной машины с грозными элефантами прошло с преимуществом машины.

2. Битва при Ипсе, 301 год до н. э.

Самое масштабное сражение античности по числу учавствовавших в нем слонов — в основном из-за размеров «слоновалерии» Селевка Никатора, о числе которой историки не устают спорить — от 500 до 130 «натыренных» по мирному договору у индийского правителя Чандрагупты (у Антигона Киклопа было всего 75). Селевк даже получил прозвище «Элефантарх» — «командир слонов». Слоны смогли отразить атаку конницы Деметрия Полиоркета, который смял конницу Антиоха, а потом пытался атаковать позиции Селевка и Лисимаха с фланга. Элефанты показали, что супротив этих мелких лошадей они — всё равно что столяр супротив плотника. Деметрий бежал, Антигон погиб, мечты о воссоздании «империи Александра» под эгидой Киклопа окончательно и навсегда развеялись, как с зеленых оливок дым…

3. Битва при Гераклее, 280 год до н. э.

Вот кто на самом деле испугался и потерял последнее разумение при встрече со слонами, так это хваленые римлянцы. Причем Пирр приберег этих зверей напоследок — после упорного боя фаланга на фалангу, когда стало ясно, что римлянского пехотинца на голое копье не взять, царь Эпира выпустил слонов, которые стоптали прикрывавшую фланг консула Левина конницу, а потом отрушились с фланга и тыла на пехоту. Римлянцы бежали впереди лошадей, которые, по их описаниям, дико испугались слонов и неслись во всю прыть. Оказалось, что никакими особыми «орднунгами унд дисциплиненами» будущих «строителей всемирной империи» спастись во время «встречи со зверушками» не получилось. Эффект неожиданности сработал по полно йпрограмме.

4. Битва при Аускуле, 279 год.

Римлянцы целый год отважно готовились снова встретиться со зверскими элефантами. Однако оказалось, что воображения у них маловато (собственно, это стало самой главной бедой римской цивилизации, да). Все их ноу-хау свелись к тому, чтобы заманить Пирра в болотистую пересеченную местность, где слоны бы увязли, а когда царь Эпира оттуда таки вышел на ровное сухое место, решающему финальному удару слонов загородили дорогу повозки с копьями и кольями, за которыми прятались стрелки, но их разогнали слоновьи экипажи и отряды поддержки. В общем, римлянская военная мысль второй раз подряд ничего не смогла поделать с «несчастными» 20 слонами Пирра (хотя в битве участвовало уже 19). Оставалось придумывать байке про могучих кентурионов, каковые посекли бедному животному хобот одним богатырским ударом меча…

5. Битва при Беневенте, 275 год до н. э.

И в третий раз римлянцы бились супротив Пирра, и снова злобыне элефанты с флангу их промяли и преследовали до самого лагеря. Но там, наконец, римлянский имперский дух снизошел на отважных легионариев, и они вдруг поняли, что надо кидать в слонов кучи дротиков и копий. Что мешало им применить этот потрясающий своей сложностью и жутко неординарный прием первые два раза — история умалчивает. Да и вообще, описания сражения мутные, понять, что было на самом деле, сложно — есть вариант, что в атаке вообще участвовали считанные единицы зверюг. В общем, не прошло и пяти лет…

6. Битва слонов, от 275 до 270 года до н. э.

Одно из самых таинственных сражеиний античной истории — неизвестно доподлинно, где оно произошло, и даже когда. Ученые спорят, и практически у каждого, кто хочет «поучаствовать» в обсуждении, есть своя «абсолютно точная версия». зато это самое эффективное сражение в мире с участием животных слонов. Потому что до сражения селевкидский царь Антиох I боялся и опасался, что его смешную армию из легкой по преимуществу пехоты злобные галаты покромсают своими мечами в мелкую капусту. Даже пытался завязать переговоры, но злобные варвары, пожегшие и пограбившие всё греческое, что встретилось им на их долгом пути, ответили мерзким презрением. Однако едва завидя слонов, для важности пустивших в их сторону свои громкие крики, отважные кельтские бандиты бросились наутек, даже не дойдя до боевых линий Антиоха. Селевкидцы бросились их догонять и резать, и в этом благородно мзанятии опять-таки поучаствовали элефанты. За всё это побоище и получило у историков название Битва слонов.

В летописях упоминается, что обученные слоны умели своим хоботом метать копья. Также существуют утверждения, что в качестве оружия мог применяться меч, прикреплённый к хоботу слона. Изображение: Henri Motte, 1878 год

7. Битва при Тунете, 255 год до н. э.

Первая пуническая война зашла в тупиковую фазу, и римлянцы решили взять карфагенского быка прямо за его рога — высадили консула регула с армией в Африке. На их беду армией Карфагена командовал один из умнейших полководцев античности — спартанец Ксантипп. Он встретил римлянцев у Тунета, построил боевых слонов и пустил на воинство Регула. Первые две линии легионариев были стоптаны этими африканскими (ну а какими еще-то, в Ливии?) слонами, но задний ряд смог-таки зверей остановить, потеснить и даже прорваться сквозь них. И те, кто прорвались, поняли, что Ксантипп за лонами еще и тяжелую пехоту построил — так что их подвиг был без вариантов… В общем, латынянцев побили, Регула взяли в плен, и он смог толкнуть сенату свою мужественную речь (когда его под честное слово послали с условиями мира в Рим) — не меняйте меня на уступки по мирному договору, пущай я вернусь, и оне меня замучат. Так и получилось — не обменяли и замучали.

8. Битва при Рафии, 217 год до н. э.

Любимое битвище всех слонопатологов-античноведов, ибо тут «имел место чистой воды научный эксперимент». В армии египетского фараона Птолемея IV имелись африканские слоны (ну а какие еще в Египте?), а у Антиоха III в наличие были слоны индийские, и они набросились друг на друга. Тотальный триумф Азии над Африкой — слоны Птолемея бежали, растопырив ухи и поджав хвосты. И из сего факта ученые стали верить на слово Полибию, что африканский слон супротив индийского — всё равно что плотник супротив столяра. Хотя в последние времена споры возгорелись до небес — а какие-такие они, эти африканские слоны? Да и какие такие слоны на само деле были у Птолемеев? Короче, кому интересны подробности — вышеуказанный блог авторитетного специалиста сообщает их… И да, несмотря на подвиг слонов, сражение Антиох таки проиграл.

9. Битва при Заме, 202 год до н. э.

Сражение стало классической иллюстрацией того, что если за 50 лет ничего не менять и подходить к слонам безо всякой выдумки, тупо и по шаблону — будет слив всех полимеров. Великий военный гений Ганнибал как-то совсем мало думал на тем, как разместить свой большой козырь, которого у противника не было — элефантов. Взял и снова тупо поставил перед строем пехоты, как при Тунете. «так сойдет». А римлянцы уже организовали против них настоящую тактичекую операцию — заманивали ложными отступлениями в проходы между плотными построениями и обкидывали всякой метательной гадостью. В итоге звери бесславно слились, убежав на фланги, да еще и потоптав там карфагенскую конницу. Абсолютный слоновский провал.

10. Битва при Панионе, 200 год до н. э.

Редко изучаемое даже среди специалистов сражение, ибо с источниками биде и всё практически в тумане — в основном то, где этот Панион находился, и от этого непонятки с тем, какое там было местность и рельефы. Но если касаться роли слонов, то особых разногласий нет — зверушки всё того же Антиоха III на левом фланге послужили защитой для побитой конницы и отразили атаку конников Скопаса, этолийского наемника, командовавшего армией фараона Птолемея V, а потом участвовали в победной тотальной атаке, разгромившей всю египетскую рать. Собственно, на этом более-менее достоверная история боевого применения слонов в античности и заканчивается, ибо после Сирийской войны Антиох III по условиям, поставленным римлянцами, слоновий корпус Селевкидов был физически уничтожен. Для самих римлянцев же зверь элефант оставался злобным чудо-юдищем, и они его толком нигде больше не юзали, разве что в единичных случаях в каком-то стремном качестве. Ни у каких иных государств боевых слонов к тому времени более не оставалось.

intofact.ru

Сонник Битва слонов. К чему снится Битва слонов видеть во сне

Наяву у вас хорошие перспективы на будущее, и нет особых причин для беспокойства.

Возможно, в этом есть ваша прямая заслуга, вы хорошо поработали.

Убегать от слона: в реальной жизни вы пытаетесь справиться с давлением на вас окружающих людей.

Все они считают своим прямым долгом учить вас жизни, диктовать, какую одежду вам носить и как выглядеть, с кем стоит встречаться, а с кем нет.

Вы правильно делаете, что боретесь против внешнего воздействия, ведь оно достаточно целенаправленно, вас хотят подчинить общим канонам и лишить индивидуальности и неповторимости.

Кататься на слоне: наяву вы, возможно, даже не подозревая об этом, обладаете сильной волей, способной подавлять волю других и подчинять их своим желаниям.

Если когда-нибудь вы обнаружите в себе способности, удержитесь от соблазна направить их во зло людям.

Отомстить своим обидчикам и врагам, большой соблазн, но помните о том, что такое зло непременно вернется к вам или тем, кого вы искренне любите.

Охотиться на слона: в реальной действительности вы жестоки, хотя и не подозреваете об этом.

Просто ваша жестокость не выражается в физических поступках, а имеет моральную направленность.

Вы, даже не осознавая этого, причиняете людям страдания.

Вы совершенно не задумываетесь над тем, что походя можете убить в человеке веру в себя и свои силы.

Убивать слона: в недавном прошлом вы совершили поступок, в котором вам очень скоро придется раскаиваться.

Прощение получить поздно, но и оно не сможет избавить вас от мучений.

Если вам приснилось стадо слонов: значит, в действительности вы окружены преданными и верными друзьями, на которых вы без сомнения можете положиться в любой ситуации.

Видеть слона в зоопарке: в реальности вас мучают комплексы, которые сковывают ваше поведение.

Вы чувствуете себя зажатым, и отсюда проистекаете ваша неуверенность, хотя в глубине души вы прекрасно знаете, каким могли бы быть, избавившись от этих комплексов.

Если вам приснился взбешенный раненый слон: в реальности жизни вам угрожает опасность, которую вызвали вы сами своим поведением.

www.sunhome.ru

Битва слонов - Заболоцкий Николай. Читать стих на Оллам.ру

Воин слова, по ночам
Петь пора твоим мечам!

На бессильные фигурки существительных
Кидаются лошади прилагательных,
Косматые всадники
Преследуют конницу глаголов,
И снаряды междометий
Рвутся над головами,
Как сигнальные ракеты.

Битва слов! Значений бой!
В башне Синтаксис – разбой.
Европа сознания
В пожаре восстания.
Невзирая на пушки врагов,
Стреляющие разбитыми буквами,
Боевые слоны подсознания
Вылезают и топчутся,
Словно исполинские малютки.

Но вот, с рождения не евши,
Они бросаются в таинственные бреши
И с человечьими фигурками в зубах
Счастливо поднимаются на задние ноги.
Слоны подсознания!
Боевые животные преисподней!
Они стоят, приветствуя веселым воем
Все, что захвачено разбоем.

Маленькие глазки слонов
Наполнены смехом и радостью.
Сколько игрушек! Сколько хлопушек!
Пушки замолкли, крови покушав,
Синтаксис домики строит не те,
Мир в неуклюжей стоит красоте.
Деревьев отброшены старые правила,
На новую землю их битва направила.
Они разговаривают, пишут сочинения,
Весь мир неуклюжего полон значения!
Волк вместо разбитой морды
Приделал себе человечье лицо,
Вытащил флейту, играет без слов
Первую песню военных слонов.

Поэзия, сраженье проиграв,
Стоит в растерзанной короне.
Рушились башен столетних Монбланы,
Где цифры сияли, как будто полканы,
Где меч силлогизма горел и сверкал,
Проверенный чистым рассудком.
И что же? Сражение он проиграл
Во славу иным прибауткам!

Поэзия в великой муке
Ломает бешеные руки,
Клянет весь мир,
Себя зарезать хочет,
То, как безумная, хохочет,
То в поле бросится, то вдруг
Лежит в пыли, имея много мук
.
На самом деле, как могло случиться,
Что пала древняя столица?
Весь мир к поэзии привык,
Все было так понятно.
В порядке конница стояла,
На пушках цифры малевала,
И на знаменах слово Ум
Кивало всем, как добрый кум.
И вдруг какие-то слоны,
И все перевернулось!

Поэзия начинает приглядываться,
Изучать движение новых фигур,
Она начинает понимать красоту неуклюжести,
Красоту слона, выброшенного преисподней.

Сраженье кончено. В пыли
Цветут растения земли,
И слон, рассудком приручаем,
Ест пироги и запивает чаем.

1931

ollam.ru

Битва слона с китом | Warspot.ru

Происхождение государства на Руси издавна служило темой многочисленных споров и спекуляций. Научная полемика и публицистический мордобой — все средства хороши, когда речь заходит о кровном, а предмет разногласий задевает за живое. Накал страстей в этой области настолько высок, что интерес теперь вызывает не только история возникновения государства на восточнославянских землях, но и история противостояния самих сторонников альтернативных гипотез. Прежде чем коснуться современных представлений о происхождении Рюрика и его соратников, не лишним будет вспомнить об основных гипотезах прошлого и об их авторах.

«Бокс!»

«Откуда есть пошла земля Русская» — вопрос, волнующий умы с… Да не так уж и давно этот вопрос волнует умы, если смотреть в исторических масштабах.

Предметом оживлённых дискуссий происхождение Руси стало примерно с первой половины XVIII века, когда в свежеоснованную Петербургскую академию наук были приглашены на работу европейские учёные, в основном немецкого происхождения. Пытаясь придать хоть какую-то стройность российской историографии (на тот момент вряд ли существующей как наука), они (речь в первую очередь идёт об историках-немцах Байере, Миллере, Шлёцере и Штрубе-де-Пирмонте) один за другим обращались к истокам. Настолько, насколько они эти истоки понимали, конечно.

Готлиб Зигфрид Байер, немецкий филолог и историк, фактический основатель российской историографии

Помпезный и насквозь пронизанный идеями великодержавности XVIII век не предполагал иных начал, кроме государственных. Всё, что было «до», не слишком их интересовало — что о дикарях долго говорить. Во избежание поспешных выводов отмечу, что такое отношение распространялось на все страны и нации без исключений. Европа, например, в системе этих представлений начиналась непосредственно с римлян, благо исторических трудов по этой теме к тому времени было написано уже множество. В России обратиться за помощью к предшественникам было проблематично за отсутствием оных. Зато была «Повесть временных лет», которая на нужную тему высказывалась весьма определённо:

«И изгнали варягов за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали: «Поищем сами себе князя, который бы владел нами и рядил по ряду и по закону». Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные — норманны и англы, а еще иные готы — вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой — Синеус, — на Белом озере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля».

Из этого краткого сообщения историки сделали единственно возможный для них вывод: Российское государство имеет скандинавское происхождение, а Рюрик, скорее всего, был шведом. Некоторые предпосылки для этого, надо отметить, существовали и ранее. Ещё в XVII веке идею о шведском происхождении Рюрика высказывал некий Пётр Петрей де Ерлезунда (вообще-то Пер Перссон де Эрлесунда, но в историю вошёл архаично-русифицированный вариант его имени), шведский дипломат и по совместительству историк.

Скорее всего, с его стороны это был вполне осмысленный пиар-ход, учитывая, что ещё со времён Ивана Грозного российские и шведские власти самозабвенно выясняли отношения в ключе «кто кому равный и кто кому главный». Рюрик-швед дал бы предполагаемой исторической родине несколько серьёзных баллов в этом споре. Плюс, если можно так выразиться, шведы являлись на тот момент «скандинавами по дефолту» — во всяком случае, они первыми приходили на ум, когда поднималась тема северной Европы.

Это и стало началом так называемой норманской теории происхождения государства на Руси. Такая версия выглядела достаточно непротиворечиво и вскоре обрела популярность. В правление Анны Иоанновны, наследовавшей престол Петру I, эта концепция пришлась особенно ко двору.

Клинч

Но полностью властвовать умами норманской теории довелось недолго — вскоре у нее появились серьёзные оппоненты. Первым и главным из них, конечно же, был Михайло Васильевич Ломоносов, на тот момент уже вполне прославившийся своим буйным нравом. К тому времени в Академии наук вовсю шла борьба «немецкой» и «антинемецкой» партий. В 1748 году, после появления в Академии Исторического Департамента, Ломоносов включился в его деятельность со всем пылом своего неудержимого патриотизма. То, что он при этом был не историком, а профессором химии, его, конечно же, смутить не могло.

Михаил Васильевич Ломоносов

Во время подготовки к торжественному заседанию Академии наук, назначенному на 6 сентября 1749 года, разразилась буря. Уже упомянутый выше в числе основоположников норманской теории Г. Ф. Миллер составил к этому событию речь «О происхождении народа и имени Российского». В ней, в частности, обосновывалась тождественность «варягов-руси» «варягам-шведам».

Эта речь так и не была прочитана: она уже готовилась к печати, когда возник слух, что в ней есть нелестные для русского народа пассажи. Текст предполагаемого выступления изъяли из типографии и передали на рассмотрение академической комиссии, куда входили, в частности, вездесущий Ломоносов и Василий Тредиаковский. Тредиаковский пытался вступиться за Миллера, считая его, в общем-то, правым, только самую чуточку бестактным — ну нельзя же, в самом деле, так прямо заявлять людям, что сами они с управленческими задачами не справились, и даже само их имя («русские») произошло от более продвинутых пришельцев.

Василий Кириллович Тредиаковский

Но это мнение не нашло понимания у остальной комиссии, идейным вдохновителем которой был Михайло Васильевич. Поэтому вердикт комиссии гласил:

«Миллер во всей речи ни одного случая не показал к славе российского народа, но только упомянул о том больше, что к бесславию служить может, а именно: как их многократно разбивали в сражениях, где грабежом, огнем и мечем опустошили, и у царей их сокровища грабили. А напоследок удивления достойно, с какой неосторожностью употребил экспрессию, что скандинавы победоносным своим оружием благополучно себе всю Россию покорили».

Во многом такая антинорманская горячность объясняется тем, что свежа была ещё память об Анне Иоанновне и её «бироновщине». Отношения же непосредственно со Швецией были и вовсе оторви и выбрось – только что отгремела очередная война. Поэтому Ломоносову не потребовалось как-то научно Миллера опровергать – тот оказался неправ исключительно по факту оскорбления патриотических чувств. Этого было достаточно для того, чтобы Миллера на время разжаловали из профессоров. На некоторое время высказываться в пользу норманской теории стало опасно для репутации и целостности собственного носа – рука у Ломоносова была, как известно, тяжёлая.

Памятник Герхарду Фридриху Миллеру (Мюллеру)

Впоследствии Ломоносов всё-таки представил общественности собственный взгляд на проблему: в 1766 году вышла его «Древняя российская история от начала российского народа до кончины Великого Князя Ярослава Первого или до 1054 года». В этой своей работе он утверждает, что варяги-русь — это полабские славяне, а всякие шведы, немцы и прочие претенденты на основание русского государства – это, в лучшем случае, ошибка историка, а в худшем, естественно, пропаганда и тлетворное влияние.

Брейк

Казалось бы, Ломоносов победил всех. Но на самом же деле его противостояние с немецкими историками (с Миллером – очное, с остальными – как получится) стало лишь первой фазой длящегося до сих пор противостояния норманистов и антинорманистов.

Василий Никитич Татищев

Попытку примирить противоположные взгляды предпринял В. Н. Татищев, который в своей работе предположил (основываясь на Иоакимовской летописи), что сам Рюрик был по происхождению знатным норманном, но женатым на дочери старейшины Гостомысла, так что правы и те, и другие — вот вам славяне, вот вам норманны. К сожалению, сама эта летопись — источник весьма сомнительный и вряд ли может считаться серьёзным историческим свидетельством.

Николай Михайлович Карамзин

В дальнейшем норманистскую точку зрения занимали такие видные историки, как Карамзин и Соловьёв, антинорманистскую — Гедеонов и Иловайский. Высказывались разные мнения, приводились разные аргументы, но в целом эта борьба слона с китом принесла положительные результаты. Вопросом стали действительно заниматься, руководствуясь уже не только политическими, но, наконец-то, и научными соображениями.

Гандикап

В советские времена разногласия продолжились. Но при этом добавилась новая вводная. Стало принято считать, что государство как таковое не может быть привнесено откуда-то извне, а является естественным этапом развития общества. Так было сказано у Энгельса, а Энгельс, как мы понимаем, не мог ошибаться. Так что в этом плане норманистам пришлось потесниться и признать, что никакие пришлые «рюрики» Руси не основывали, а в лучшем случае сумели занять тёпленький престол и навести свои порядки в уже сложившейся системе.

Из этого времени наиболее известным учёным — участником затянувшегося спора является, конечно же, Б. А. Рыбаков, чей вклад в науку настолько же неоценим, насколько и одиозен. Певец и адепт древнеславянской культуры, Рыбаков прямо заявлял, что варяги-русь — это славяне, а русское государство сложилось где-то на среднем Днепре. Как участник спора антинорманистов с норманистами, Рыбаков примечателен уже тем, что в своих работах опирался не только на собственные идеи, но и на живую археологию, которую, впрочем, весьма своеобразно интерпретировал.

Борис Александрович Рыбаков

Отчасти норманистская точка зрения воспряла в 60-е гг. XX в., когда стала широко обсуждаться теория Русского каганата. Такое своеобразное название получило гипотетическое славянское государство, существовавшее до Рюрика. С тем, что государство здесь и до него было, согласны уже, в общем-то, все, но вот в каком виде оно существовало – на эту тему ведутся дискуссии.

Кстати, небольшой курьёз.

Сама идея существования Русского каганата (не княжества, не королевства, а вот такой экзотики) происходит из так называемых Бертинских анналов — раннесредневековой франкской хроники. Там говорится о народе «рос» и их короле-«хакане» — участниках византийского посольства. Эта хроника была вполне известна и в XVIII в., когда Байер и другие учёные, о которых уже шла речь в этой статье, писали свои исторические труды. Но в тот раз «хакан» не вызвал ассоциаций ни с какими каганами, а сошёл за северное имя Хакон — получилось дополнительное обоснование «шведской» версии. Вот и выходит, что даже письменные источники порой бывают что дышло — куда повернул, туда и вышло.

В настоящее время учёные опасаются говорить о предполагаемом каганате что-либо определённое, поскольку слишком очевиден недостаток данных, которыми мы располагаем. На этом, пожалуй, и стоит остановиться. А в следующей статье мы более пристально приглядимся к северным краям, где, по легенде, и началась история воинственного основателя великокняжеской (а позже — и царской) династии Руси.

warspot.ru

Николай Заболоцкий - Битва слонов

Воин слова, по ночам 
Петь пора твоим мечтам! 
  
На бессильные фигурки существительных 
Кидаются лошади прилагательных, 
Косматые всадники 
Преследуют конницу глаголов, 
И снаряды междометий 
Рвутся над головами, 
Как сигнальные ракеты. 
  
Битва слов! Значений бой! 
В башне Синтаксис — разбой. 
Европа сознания 
В пожаре восстания. 
Невзирая на пушки врагов, 
Стреляющие разбитыми буквами, 
Боевые слоны подсознания 
Вылезают и топчутся, 
Словно исполинские малютки. 
  
Но вот, с рождения не евши, 
Они бросаются в таинственные бреши 
И с человечьими фигурками в зубах 
Счастливо поднимаются на задние ноги. 
Слоны подсознания! 
Боевые животные преисподней! 
Они стоят, приветствуя веселым воем 
Всё, что захвачено разбоем. 
  
Маленькие глазки слонов 
Наполнены смехом и радостью. 
Сколько игрушек! Сколько хлопушек! 
Пушки замолкли, крови покушав, 
Синтаксис домики строит не те, 
Мир в неуклюжей стоит красоте. 
Деревьев отброшены старые правила, 
На новую землю их битва направила. 
Они разговаривают, пишут сочинения, 
Весь мир неуклюжего полон значения! 
Волк вместо разбитой морды 
Приделал себе человечье лицо, 
Вытащил флейту, играет без слов 
Первую песню военных слонов. 
  
Поэзия, сраженье проиграв, 
Стоит в растерзанной короне. 
Рушились башен столетних Монбланы, 
Где цифры сияли, как будто полканы, 
Где меч силлогизма горел и сверкал, 
Проверенный чистым рассудком. 
И что же? Сражение он проиграл 
Во славу иным прибауткам! 
  
Поэзия в великой муке 
Ломает бешеные руки, 
Клянет весь Мир, 
Себя зарезать хочет, 
То, как безумная, хохочет, 
То в поле бросится, то вдруг 
Лежит в пыли, имея много мук. 
  
На самом деле, как могло случиться, 
Что пала древняя столица? 
Весь мир к поэзии привык, 
Всё было так понятно. 
В порядке конница стояла, 
На пушках цифры малевала, 
И на знаменах слово Ум 
Кивало всем, как добрый кум. 
  
И вдруг какие-то слоны, 
И всё перевернулось! 
Поэзия начинает приглядываться, 
Изучать движение новых фигур, 
Она начинает понимать красоту 
     неуклюжести, 
Красоту слона, выброшенного 
     преисподней. 
Сраженье кончено. В пыли 
Цветут растения земли, 
И слон, рассудком приручаем, 
Ест пироги и запивает чаем. 
  
          1933

45parallel.net

Битва Слонов. Стихотворения и поэмы 1918—1939 годов. Николай Заболоцкий. Читать онлайн

Воин слова, по ночам
петь пора твоим мечам!

На бессильные фигурки существительных
кидаются лошади прилагательных,
косматые всадники
преследуют конницу глаголов,
и снаряды междометий
рвутся над головами,
как сигнальные ракеты.

Битва слов! Значений бой!
В башне Синтаксис — разбой.
Европа сознания
в пожаре восстания.
Невзирая на пушки врагов,
стреляющие разбитыми буквами,
боевые Слоны Подсознания
вылезают и топчутся,
словно исполинские малютки.

Но вот, с рождения не евши,
они бросаются в таинственные бреши
и с человечьими фигурками в зубах
счастливо поднимаются на задние ноги.
Слоны Подсознания!
Боевые животные преисподней!
Они стоят, приветствуя веселым воем все,
что захвачено разбоем.

Маленькие глазки Слонов
наполнены смехом и радостью.
Сколько игрушек! Сколько хлопушек!
Пушки замолкли, крови покушав,
Синтаксис домики строит не те,
Мир в неуклюжей стоит красоте!
Деревьев отброшены старые правила,
на новую землю их битва направила.
Они разговаривают, пишут сочинения,
весь мир неуклюжего полон значения!
Волк вместо разбитой морды
приделал себе человечье лицо,
вытащил флейту, играет без слов
первую песню военных слонов.

Поэзия, сраженье проиграв,
стоит в растерзанной короне.
Рушились башен столетних Монбланы,
где цифры сияли, как будто полканы,
где меч силлогизма горел и сверкал,
проверенный чистым рассудком.
И что же? Сражение он проиграл
во славу иным прибауткам!

Поэзия в великой муке
ломает бешеные руки,
клянет весь мир,
себя зарезать хочет,
то, как безумная, хохочет,
то в поле бросится, то вдруг
лежит в пыли, имея много мук.

На самом деле, как могло случиться,
что пала древняя столица?
Весь мир к поэзии привык,
все было так понятно,
в порядке конница стояла,
на пушках цифры малевала,
и на знаменах слово Ум
кивало всем, как добрый кум.

И вдруг какие-то Слоны,
и все перевернулось!
Поэзия начинает приглядываться,
изучать движение новых фигур,
она начинает понимать красоту неуклюжести,
красоту Слона, выброшенного преисподней.
Сраженье кончено. В пыли
цветут растения земли,
и Слон, рассудком приручаем,
ест пироги и запивает чаем.

1931

Ключевые слова: Битва Слонов,Николай Заболоцкий,стих,поэма,Метаморфозы,творчество Николая Заболоцкого,Читать онлайн,произведения,читать бесплатно,скачать,русская литература,поэзия,обэриуты

md-eksperiment.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *