Секреты "автономки". Как действуют российские АПЛ в дальних походах

Месяцами не видеть неба над головой и жить по выверенному до секунд распорядку, непрерывно ощущая незримое присутствие вероятного противника и колоссальный груз ответственности, — служба экипажей атомных подлодок считается одной из самых трудных и престижных в ВМФ России. В море эти плавучие города обычно действуют в отрыве от союзных сил. Их командиры вправе принимать решения, влияющие на геополитическую картину мира. О том, как российские АПЛ готовят к "автономкам" и о быте подводников, — в материале РИА Новости.

Отбор из лучших

Длительный морской поход или, как говорят на флоте, боевая служба — это высшая форма поддержания боеготовности ВМФ в мирное время. Подводные лодки регулярно отправляются в те районы Мирового океана, где им предстоит действовать в случае начала полномасштабной войны или регионального вооруженного конфликта. Они следят за кораблями и субмаринами вероятного противника, патрулируют свои зоны ответственности в полной готовности применить оружие (в том числе ядерное), ведут разведку. В отличие от дизель-электрических лодок, АПЛ не нужно всплывать, чтобы зарядить аккумуляторы, а значит, весь срок боевой службы они находятся под водой. В среднем поход длится полтора-два месяца, но бывает и гораздо дольше.

"Моя рекордная "автономка" — более 90 суток под водой", — рассказывает РИА Новости капитан первого ранга в отставке Владимир Мамайкин, участник 13 боевых служб. Он ходил в море на торпедных атомоходах знаменитой 3-й дивизии подводных лодок Северного флота и командовал АПЛ К-462 с 1981-го по 1984-й. "В таких походах ты предоставлен сам себе — по сути, сам себе государство. В море могут возникнуть любые ситуации, и командир АПЛ вправе самостоятельно принимать решение, как действовать в той или иной обстановке", — продолжает подводник.

Водолаз Тихоокеанского флота

Перед каждым выходом в море все члены экипажа должны пройти специальный курс боевой подготовки: стрельбы, экзамены на знание матчасти АПЛ, борьба за живучесть и многое другое. "Сачков" и "двоечников" отсеивают сразу, но таких обычно немного. Для матроса срочной или сверхсрочной службы допуск к длительному походу — предмет особой гордости. Боевая служба — это не ссылка в море, а мечта, к которой многие идут с детства.

Подлодка тоже сдает свой экзамен. Экипаж и технические службы тщательно проверяют работу узлов и агрегатов, целостность корпуса, исправность оборудования связи и систем жизнеобеспечения. Цена ошибки крайне высока. Одно дело, если поломка произойдет неподалеку от родных берегов — всегда можно всплыть и запросить помощь. И совсем другое, если серьезное ЧП на лодке случится подо льдами Северного Ледовитого океана или вблизи ордера авианосной ударной группы вероятного противника. Когда все готово, командир атомохода на пару дней отпускает офицеров в увольнительную — побыть с семьями перед разлукой.

После того как все возвращаются на борт, АПЛ покидает базу и погружается. Всплывает только через несколько месяцев — вернувшись из похода.

Плавучий город

Распорядок дня на атомоходе — стандартный для крупных боевых кораблей: две вахты в сутки. В каждой — три боевые смены по четыре часа. Быт на АПЛ налажен, как и в любой сухопутной воинской части. Есть дежурства, наряды, тренировки, учебные тревоги. Регулярно проводятся помывочные дни, когда матросы могут постираться и принять душ из забортной воды. Продуман и досуг: на многих атомоходах есть библиотеки, постоянно организуются различные соревнования, кинопоказы. На ракетном подводном крейсере стратегического назначения (РПКСН) "Дмитрий Донской" есть даже бассейн с сауной. С питанием тоже все неплохо, и хлеб всегда свежий — выпекают на корабельном камбузе.

Личный состав ракетного подводного крейсера стратегического назначения "Дмитрий Донской"

"Не припомню, чтобы на боевой службе кто-нибудь когда-нибудь голодал, — рассказывает Владимир Мамайкин. — Разумеется, всегда хотелось чего-нибудь свежего, но отлично наедались и блюдами из консервированных продуктов. Как-то раз мы встречали 23 февраля в Средиземном море. Обстановка вокруг была спокойной, и командир эскадры дал команду: "Всплываем, праздник-то наш!" И нам с советского танкера сгрузили несколько мешков картошки и бочки с дальневосточной селедкой. Эти деликатесы произвели настоящий фурор! Еще, помню, в своих первых боевых службах в 1970-х в экипажах создавали группы по пять-шесть человек. Они питались отдельно, на них испытывали еду для космонавтов. Корабельный врач наблюдал за ними и вел соответствующие записи. Забавно, конечно, было. Все сидят в кают-компании, у каждого первое, второе и компот, как положено. И рядом эти мрачные "космонавты" со своими тюбиками. Подшучивали над ними постоянно".

Боевая служба на атомной подводной лодке действительно очень напоминает работу космонавтов на орбитальной станции. И там, и там люди длительное время находятся в замкнутом пространстве — нельзя выйти на улицу и подышать свежим воздухом. И в космосе, и под водой экипажам приходится рассчитывать исключительно на свои собственные силы.

Единственная "вольность", позволительная для экипажа подлодки, — подвсплыть для сеанса связи. В заранее оговоренные дни и в определенное время командир АПЛ дает приказ выставить антенну. Штаб выходит с ним на связь или не выходит, но график экипажем должен соблюдаться неукоснительно. В экстренной ситуации субмарина может подвсплыть когда угодно, чтобы передать важную информацию — на берегу сигнал принимают круглосуточно.

Встречи с противником

Ни один командир подводной лодки не знает точно, в каких морях и океанах ему придется побывать в ходе боевой службы. Запас хода АПЛ неограничен в принципе, а еды и других жизненно важных припасов в длительный поход берут "с горкой". В любой момент из штаба может прийти новый приказ, и в маршрут придется вносить коррективы.

Подводная лодка проекта 671 "Ёрш"

В 1983-м американцы развернули в Европе баллистические ракеты средней дальности "Першинг-2", что еще больше накалило и без того напряженную международную обстановку. Торпедная АПЛ К-462 находилась тогда на боевой службе в Средиземном море. Во время очередного сеанса связи капитан второго ранга Владимир Мамайкин получил приказ срочно отправиться в Северный Ледовитый океан в указанную точку. Экипаж не был готов для действий в этих широтах, поэтому атомоход по дороге заглянул в Гренландское море. Больше суток К-462 отрабатывала всплытие и погружение. Это только в кино подлодки эффектно проламывают лед рубками где придется — в реальности так можно получить серьезные повреждения, поэтому субмарина перед всплытием долго "нащупывает" полынью. Лишь после отработки всех процедур К-462 ушла в заданный район и заняла свою позицию.

Позже через тот же район мимо К-462 проследовал советский подводный атомоход с баллистическими ракетами — один из ряда развернутых в Арктике в ответ на американские "Першинги" в Европе. АПЛ Мамайкина должна была максимально скрытно за ним наблюдать, чтобы выявить и отсечь возможный хвост из американских подлодок-охотников. Тогда все обошлось, но в годы холодной войны советские подводники регулярно сталкивались с вероятным противником во время боевой службы. В том числе и буквально.

"В 1980-м я служил на АПЛ К-398 старпомом, — говорит Владимир Мамайкин. — Мы следили за американским подводным крейсером, шли за ним на малом ходу и на малой дистанции — всего два-три кабельтовых (370-550 метров). "Американец" нас не слышал и в какой-то момент сбавил скорость, двинувшись наперерез. Мы не успели среагировать и навалились на него бортом. Лодку сильно тряхнуло, развернуло на 50 градусов. Осмотрелись в отсеках и выдохнули — все было в порядке, никаких поломок. Американский крейсер тут же дал деру. Мы подвсплыли на перископную глубину, но в перископ ничего не увидели — море штормило. Думали, потеряли цель, однако почти сразу вновь поймали акустический контакт и еще несколько часов следили за "американцем"… Наши современные АПЛ, например проекта "Ясень", на порядок совершеннее тех, на которых мы служили в 1970-80-х. На них можно и на 30 кабельтовых уверенно держать акустический контакт с противником. Я уже старый морской волк, в дальних походах давным-давно не бывал. Но как же хочется подняться на капитанский мостик нового "Ясеня" и посмотреть, на что он способен".

tehnowar.ru

Автономка – Авто на fishki.net

Общая цель и равенство перед Смертью настолько упрощают взаимоотношения между людьми, что национальный признак стоял где-то на двадцать восьмом месте в сложной градации структуры взаимоотношений людей. Русских называли "кацапами", украинцев - "хохлами", белорусов - "бульбашами", всех остальных называли "чурками нерусскими", кроме молдован, которых называли "молдоване" и черемиса, которого называли "Станислав Анатольевич". Но применение этого аргумента в споре "да что с тобой спорить, тыж хохол!" считалось сливом спора в чистом виде.

Отдельно скажу про двух матросов-дагестанцев. Оба они плохо говорили по-русски, но при этом были ловкими, отважными и отлично обучаемыми ребятами. Один служил дизелистом и через два месяца на корабле запускал оба дизеля в полной темноте, открыв рот и засунув лампочки ТЛЗ в уши, ровнёхонько по инструкции, вызывая некотурую зависть даже у части офицеров на борту. Второй служил электриком и заведовал кормовым шлюзовым люком.

- Да ладно? - прошептал мне на ухо проверяющий из УПАСР - у вас дагестанец шлюзовым люком заведует? Вы чё, охуели?
- Велкам, - говорю, - попробуйте его завалить.
Матрос по кличке Чингачгук рассказал проверяющему весь алгоритм шлюзования на ломанном русском, показал все клапана и доложил количество оборотов каждого, а в конце наизусть доложил таблицу декомпрессии и количество мусингов на каждой глубине, начиная со ста метров.
- Ну ни хуя себе, - сказал проверяющий из УПАСР (злой дядька с Камчатки, который считал всех северян распиздяями и тупыми бездельниками) - ну а не слабо ли тебя, увахаемый, прямо вот сейчас отшлюзоваться на сухую самостоятельно?
- Пфффф, - сказал матрос Чингачгук
- Давай, гадёныш, не подведи экипаж! Дембель опасносте! - подбодрил матроса я.
Матрос - дагестанец самостоятельно одел ССП, включился в ИДА 59М, растянул юбку под люком и в верном порядке закрепил её на палубе, проимитировал поддув отсека, водрузил на голову буй-вьюшку и вылез на корму.
- Тащ капитан второго ранга, а закурить у вас не найдётся? - крикнул он сверху с абсолютно ровным дыханием, грамотно и тонко подъебнув проверяющего.
- Йоб его мать!!! - восхитился проверяющий, глядя на часы, - это же рекорд военно-морского флота!!!!!

А ещё у нас служил матрос Юра, откуда-то из русской глубинки. Спортивный, озорной, исполнительный - просто идеальный матрос. Но был он сиротой и срок его службы подходил к концу, а тогда был такой период, когда запретили брать матросов на контрактную службу.
- Тащ командир! - просил Юра у командира, - помогите пожалуйста! Мне некуда ехать, понимаете? У меня нет родственников, у меня нет жилья, у меня вообще ничего нет!

И командир взял рапорт матроса Юры и поехал на приём к командующему флотом. Шесть часов он сидел в приёмной командующего и ожидал пока его примут. Командующий, выслушав историю, написал на рапорте "Лично приказываю заключить контракт с матросом таким-то. Доложить об исполнении лично мне ЗАВТРА!!!"

Так вот, кроме проблем с ЗИПом и продуктами питания, были ещё проблемы с зарплатой. Ну как проблемы - не было денег вообще. И заместитель командира БЧ-5 по воспитательной работе, комсомолец, по-нашему, отнёс в магазин свой паспорт и взял под его залог в долг коробку астраханских сигарет "Столичные". Блядь, что это были за сигареты!!!! Чтоб курить, их вымачивали в чае, сушили в УРМах, и тогда можно было не задохнуться от второй тяжки. А ещё интендант потерял хлеб.

Нас долго ебали учили проверяли перед выходом в автономку. С месяц, наверное, проверки следовали одна за одной и к концу уже было не различить - кто из штабов нас сегодня проверяет и на какую тему. Автономка предстояла сложная и все немного опасались, а мы к концу проверочной содомии уже прямо стучали копытами, как хотелось быстрее уже уйти в эту автономку .

Ушли, наконец. По плану сначала должны были всплыть на Северном Полюсе, а потом стрельнуть ракетой из приполюсного района. Пока пару недель гребли до льдов, не спали почти вообще. Понимаете, плавать подо льдом, мягко говоря, опасно: ни всплыть, если что, ни погрузится, и, поэтому, мы тренировались практически без остановок. Тренировались всплывать без хода, бороться с заклинкой рулей на погружение/всплытие, бороться с пожаром и водой. Командир дивизии, который шёл с нами на борту, был большоим любителем повоевать в условиях, приближенных к боевым.

- Ну что, сидите? - спрашивал он приходя в центральный, - разлагаетесь от безделья?
А потом молча подходил к боцману и ставил все горизонтальные рули на 25 градусов вниз. И начиналось: реверс турбинам, пузыри в нос и всёвотэтовот. Когда уже подошли к кромке льда и вот-вот должны были под него занырнуть, он сделал объявление по громкоговорящей связи:
- Внимание экипажу! Говорит командир дивизии. Мы подошли к паковому льду и я спокоен, как удав. Я уверен в вашем профессионализме, выдержке, умении и мне не страшно. А кому страшно, тот пусть начинает молиться, а я буду молиться на вас и вашего командира! Удачи нам!

fishki.net

«Автономка»... - Специальное назначение — LiveJournal

Памятью в радость многим
Старые их тревоги.
Михаил Трофименко. Короткие песни.
– Одесса, 2013. – С. 30.

Автономное плавание или автономность корабля – понятия чисто научные и эти термины озвучены как «продолжительность непрерывного плавания корабля без пополнения запасов..». Все сводится к продовольственным и техническим запасам, а о человеке ни слова, хотя он должен быть главным элементом этой автономности.

Немудрено, что человек, когда о нем забывают, начинает думать за себя сам и неудивительно, что в начале 60-х годов на флоте, вовсю, зазвучало такое слово – «автономка», впитавшее совершенно иной смысл, так и не истолкованный энциклопедическим словарем. Слово «автономка» как бы вобрало в себя ряд понятий и задачи боевой службы («БС») и чисто физические трудности длительного нахождения в плавании, как на надводном, так и подводном корабле, сопряженного с большими душевными переживаниями.

У меня не одна «автономка» за плечами. И в них бывало всякое: неудачи, достижения, разборки, и все, что бывает на берегу, и то, что ни в каких отчетах никогда не отражают. Но меня всегда поражало одно, что после таких плаваний, особенно в «консервных банках» субмарин, люди становились очень близкими друг другу. В этих бесконечно однообразных днях, складывающихся в недели походы, открывались души и всплывали истории, которые в других обстоятельствах никогда не услышишь. Некоторые звучали просто как анекдоты. Одна такая история памятна до сих пор.

Подводники тоже люди и ничто человеческое им не чуждо. И даже тяжелая служба не может отнять у них индивидуальных черт характера. Уж простите, не стану здесь называть подлинных имен и фамилий. Я с глубоким уважением отношусь к собратьям по профессии, к их боевым подругам и поэтому хочу лишь сделать акцент на тяжести не только их физического бытия, но и морального. Эта тема всегда была запретна в нашем чудном обществе...

«Ирония судьбы» в отдаленном гарнизоне

Когда после 60-70-ти дней напряженного похода, обычно ночью, лодка подходит к родному причалу, у всех «женатиков» сердца не выдерживают, и они любыми способами пытаются известить родных о своем благополучном прибытии. Эмоции бывают самые разные: «Распрекрасная ты моя, гони всех, не взирая на поздний час, я спешу к тебе в карете номер 11!» или «Не волнуйся, часа через два буду дома»... Но служба есть служба, и на атомной лодке, даже после того, как она хорошо ошвартовалась к пирсу, работы – ой, сколько! И больше всего ее по механической, боевой части.

Даже спустя много лет, вспоминая историю, рассказанную собратом по «автономке», всегда представляю себе сцены из кинокомедии «Ирония судьбы, или с легким паром», снятой почти 40 лет назад в 1976-ом, хотя сама история, которая произошла в нашем городке-гарнизоне, после возвращения одной из подлодок из «автономки», случилась гораздо раньше. И мне всегда представляется, что кто-то из подводников рассказал ее режиссеру и он, усовершенствовав, поставил фильм, который стал новогодним шедевром на все времена.

...Атомоход во втором часу ноябрьской ночи плотно привязался к родному берегу. За плечами остались нелегкие 80 суток похода. Все до чертиков соскучились по дому, у кого он был, и те, которые думали его получить. А это значит – все. Старпом вызвал «автобус», так у нас называлась обыкновенная бортовая крытая машина. До городка было добрых 6-7 километров, и зимой, без машины, а тем более ночью, до городка было не очень быстро добраться. Но «дед» распоряжался своими офицерами сам, и поэтому большинство было оставлено на расхолаживание реактора.

Были в механической части два старших лейтенанта, один киповец, другой управленец, есть такие профессии на атомоходах. Оба были женаты, оба получили квартиры под номером 17 – это значит однокомнатные на 5-м этаже, в одинаковых как близнецы домах. Лейтенанты в то время получали, если везло, только однокомнатные и только на 1-м или 5-м этажах. Дома клепали в городках по одному проекту, и стояли они в ряд среди сопок как близняшки. Их путали часто даже днем – улиц не было, а номера на домах столь же часто, кому положено, забывали нарисовать, и жильцы держали их расположение только в голове... И еще была одна особенность – на лодке этих лейтенантов звали свояками, а что это значит – объяснять не надо. Жены их были родными сестрами, да к тому же и близнецами, как и все в нашей истории. Чтобы не путаться во всем похожем, назовем их просто Даша и Маша, а наших свояков Петя и Ваня.

Обычно, когда лодки уходили в «автономки», жены офицеров, как правило, уезжали на Большую землю. Там у них были разные задачи, в отличие от одной у их мужей. Но что удивительно, как бы ни были засекречены все даты автономного плавания, или иначе «БС», офицерские жены знали их с поразительной точностью, и как перелетные птицы все собирались точно к назначенному сроку: одни несколько раньше, другие точно в день прихода субмарины.

В те годы многие военнослужащие и члены их семей предпочитали для связи с Большой землей авиатранспорт. Летали надежные «Ил-14», которые сегодня мало кто помнит, но по надежности они превосходили все современные типы самолетов, вместе взятые. Да к тому же это были универсальные труженики, в арктических условиях незаменимые. И, конечно, 4 часа полета до Ленинграда (Питера) считались мгновение, по сравнению с 48-ю часами скорого № 49 (Мурманск-Ленинград). Вот только с аэродрома до нашего гарнизона было добираться очень неудобно, и обычно пассажиры домой попадали ночью, но в ноябре это понятие было уже относительным – ночь была полярной.
Ходила даже такая загадка «армянского радио»: «Можно ли за одну ночь полюбить сто раз жену? – Можно! Если эта ночь полярная!».

Даша прилетела в день прихода субмарины и попала в городок к позднему вечеру. Добиралась на попутной. Поэтому сошла несколько раньше главной автобусной остановки, служившей основным ориентиром в распознавании своих домов. Вещей было немного, и она шустро взбежав на 5-й этаж, без труда попала в квартиру 17. За два месяца можно было многое забыть, и она особенно не обратила внимание, на мелькнувшую было мысль, что-то вроде не так. Надо отметить, что и внутреннее убранство квартир с казенной мебелью, получаемой КЭЧ (квартирно-эксплуатационная часть) на прокат, была на Севере тогда такая льгота, делали их до удручения однообразными. Холодильники были огромной роскошью, и все пользовались естественными: под окном на кухне ниша, за окном – мясо в авоське.

Даша, помывшись сама, приготовив «Титан» (был такой «агрегат» – производитель горячей воды для ванной, топился деревянными чурками) для Пети, решила немного отдохнуть, уверенная, что Петя не пройдет мимо дома. Но, по иронии судьбы, Петю задержал механик, а во время, то есть вместе со всеми, отпустил Ваню. Доехав до поселка на «автобусе» к Дому офицеров, все как воробьи прыснули к своим домам-близнецам.

Вот тут Ваня точно попал в свою квартиру 17. Предвкушая блаженство близости с Машей, дело молодое, он, не став насиловать домашний «Титан», предварительно отпарился в лодочном душе, нырнул прямо в кровать. Разбираться было некогда. А когда сели за стол...

Так судьбе было угодно

Здесь их и застала Маша, нагруженная вещами, она еле добралась из Мурманска, куда приехала из Питера поездом. И тут... Тут Даше и Ване пришлось ей рассказать всю правду. Нет, сцен не было, все было решено мудро, и Маша направилась в квартиру 17 другого дома, чтобы объяснить Пете создавшуюся ситуацию.
Она застала квартиру пустой, потому что Петя еще расхолаживал реактор, как бы вбирая в себя его энергию. После смены решил в шестом часу утра на своих двоих добираться домой. Когда он добрался, то дома его ждал горячий «Титан» и отлично сервированный стол. Он радостно бросился к «Даше» и начал ее с таким пылом обнимать-целовать, что она не решилась сказать, что она не Даша, а Маша. Он удивился, что до сих пор не разобрана кровать и, не слушая ее объяснений, дал ей время только на это: «Пока я ополоснусь, чтобы все было готово!».

И за эти пять минут она решила: «А почему, если получилось у Даши с Ваней, не может получиться у нас с Петей? Потом ему объясню». А потом был семейный совет, вернее совет двух семей. Все решили полюбовно.
Даша и Маша были очень похожи, и в городке их часто путали, а та ночь показала – в том сочетании, которое подложила им судьба, они подходят друг другу лучше, чем до этого. Решили не поднимать шума, а жить, как ни в чем не бывало. Маша с Петей, а Даша с Ваней. Благо, у них не было еще детей, и они только начинали жизнь...

Эту историю я услышал от Вани в одной из автономок, когда он был уже капитаном 3-го ранга и выступал в должности командира первого дивизиона механической, боевой части, в заведовании которого находилось все реакторное хозяйство. Я дал ему слово, что этот разговор останется между нами. Жизнь свояков и их жен-близнецов сложилась удачно, и разбивать ее случайным словом, тем более, когда человек доверился от тоски по далекому дому, негоже. Но теперь, спустя полвека, думаю, что зла своим рассказом никому не причиню.

И всегда, когда смотрю фильм «С легким паром...», вспоминаю эту историю и думаю, что все искусство – это наша жизнь и придумать что-то просто так невозможно. Даже невероятная фантазия потом находит свой аналог в нашей жизни.

Вадим Кулинченко, капитан 1 ранга в отставке, ветеран-подводник,

поселок Купавна, Московской обл.

{C}{C}

{C}{C}{C}{C}{C}{C}

Штрихи к портрету ветерана-подводника

Во время «холодной войны» подводные лодки двух супердержав – сначала дизельные, а затем и атомные – вели в глубинах океана постоянное слежение друг за другом. И не все они кончались благополучно. В холоде и темноте подводников подстерегали серьезные опасности, отличающиеся от тех, с которыми встречаются мореплаватели. Так, вспоминая то время, Вадим Кулинченко пишет:

Список аварий на подводных лодках в период «холодной войны» не уточнен до сих пор.

По крайней мере, даже официально названное их число «20» не соответствует истине. Сам автор испытал подобное «удовольствие» на АПЛ «К-131» в Баренцевом море в октябре 1968-го года на глубине 60 метров. Был свидетелем нескольких, так сказать, неучтенных столкновений под водой, когда лодки нашего соединения возвращались из автономных походов в базу со значительными повреждениями легкого корпуса, полученным в подводном положении. Тогда эти случаи не попали в прессу, а сегодня – просто забыты... на фоне крупных катастроф и аварий.

Я, кажется, первый опубликовал в 1989-ом году в открытой печати свой очерк «Столкновение под водой» на основе пережитого на борту АПЛ «К-131», после чего стали появляться и другие публикации на основе фактических материалов.

Но и здесь много проблем со стороны политиков. Еще в 2000-ом году на 37-м Международном конгрессе подводников я познакомился с Джеймсом Блейкли (Президент Всемирной ассоциации подводников, англичанин), который, оказывается был унтер-офицером на субмарине, которая столкнулась с нами в 1968-ом году в Баренцевом море. Он обещал мне разобраться с этим вопросом, вернувшись с конгресса в Англии. Но на следующем конгрессе – в 2006-ом году, проходившем в Москве, Блейкли сказал мне, что это сложный вопрос, и правительство Великобритании не дает согласия на его расследование. Можно сказать, что руководители стран не всегда готовы говорить всю правду о том, что происходит в глубинах океана.

В заключение приведу пример достаточно «свежего наезда» под водой из тех, что стали достоянием мировых СМИ, а они – продолжаются, потому что океан, хотя и «безбрежный», но не бесконечный...

В середине февраля 2009-го года в СМИ прошло сообщение о столкновении в толще Атлантического океана двух субмарин – английской и французской. Сведения об этом происшествии весьма скромные. Это и понятно. Патрулирование подводных лодок, да еще с баллистическими ракетами на борту даже сегодня, в период так называемого «стратегического партнерства», остается тайной не только от противника, но и партнеров. И это наглядно подтверждает случай, происшедший с двумя подлодками в ночь с 3-го на 4-е февраля 2009-го года Британская ПЛАРБ «Vanguard» «наехала» на французскую ПЛАРБ «Triomphant», или наоборот. У подводников такие происшествия, когда все кончается «хорошо», называются «касаниями».

Французы сообщили, что «Triomphant» возвращалась с патрулирования, а вот англичане отказались что-либо сообщить о своей субмарине, ведь «не в правилах министерства разглашать информацию о маневрах королевских атомных подлодок». Что англичане тайн не выдают, я говорил об этом выше.

Известно, что современные подводные лодки имеют очень совершенное гидроакустическое вооружение, которое обеспечивает слышимость на многие мили вперед. Командир подлодки уклоняется, но не забывает и о том, что имеет и другие предписания, которые обязан выполнять. Например, лодка должна выдерживать свою «точку» в океане – на берегу ежечасно должны знать ее местонахождение.

Автор этого материала в свое время был связан с планированием боевой службы советских подводных крейсеров. Сложность состояла в проводке подлодки в район патрулирования и возвращение ее обратно в базу так, чтобы подлодка не встретилась на переходе с другой субмариной. Не стану раскрывать профессиональных секретов нашей работы, скажу только, что все проводки были успешные. А это, несмотря на огромные затраты нервной энергии и физических сил во время дежурства – главное!

Факты из биографии Вадима Кулинченко и его личного архива подготовил к печати Роберт Короткий

specnazspn.livejournal.com

"Автономка" Александра Викторова. Песни подводников

Для каждого подводника есть понятия священные: Подводный Флот, Подводная лодка, Экипаж, Автономка... Это не просто слова. Для многих, это лучшие годы жизни, проведённые в прочном корпусе субмарины. Подводная лодка, дизельная или атомная, -живой организм со своими радостями и огорчениями, поражениями и победами. Это подтверждают многочисленные воспоминания подводников и свидетельства тех, кто служат сейчас. Покорители глубин знают службу. Служба подводника сурова, но и в ней всегда есть место и время для доброй байки и трогательной песни. Творчество помогает ценить обычную земную жизнь, понять её новый смысл, а песни подводников показать романтику подплава.

У покорителя глубин своя психология, свой мир, отличный от других. Жизнь подводника - это мир стихии, где выше обычного ценится дружба, взаимовыручка, честь и совесть. Не важно, какие погоны были (или в данный момент) на Ваших плечах - погоны Адмирала или обычного матроса. Все Вы были и остаётесь моряками-подводниками. К сожалению, в последние годы новости подводного флота не всегда радовали, были в них и горькие строки. Но что бы ни происходило, Подводники всегда чтили и чтят погибших в подводной войне. Третий тост на Подводном Флоте всегда был и остается «За тех, кто в море!». Мы произносим его за тех подводников, что не вернулись из студёных глубин.... За тех живых, кто в эту минуту отмеряет суровые мили своей автономки. Пусть им сопутствует удача, пусть они возвращаются!

Альбомы "Автономка-1" (2000 г.), "Автономка-2" (2001 г.), "Автономка -3" (2009 г.) и "Автономка-4" (2017 г.) многие уже знают и любят. Приятно, что ни одно официальное мероприятие не обходится без этих песен. Спасибо всем, кто помогал собирать материал, спасибо авторам, кто сочинял эти песни. Возможно, этот сайт поможет собрать под одной крышей многих любителей песен подводного флота и дело продолжится.

 

Организация концертов Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. 

avtonomka.org

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *