Содержание

Где рванет в 2018 году? 10 конфликтов, которые могут стать крайне опасными

Международная кризисная группа (ICG) – независимая некоммерческая международная организация с штаб-квартирой в Брюсселе – опубликовала список регионов, конфликты в которых могут стать особо опасными в наступившем году. Авторы доклада выделяют три глобальных тенденции, которые уже определяют и, скорее всего, продолжат определять международную политику. Это постепенное снижение американского влияния, растущая милитаризация внешнеполитической сферы и постепенное ослабление многостороннего сотрудничества.

Снижение американского влияния, по мнению экспертов ICG, связано не столько с основным лозунгом президента Трампа “Америка прежде всего” (America First), сколько с общим провалом военного вторжения в Ирак в 2003 году. С тех пор каждый следующий американский президент и кандидат в президенты выступал за необходимость ограничить американское вмешательство в мировые конфликты. Имея в виду 200 тысяч американских военных, несущих службу по всему миру, трудно говорить о снижении американского влияния в прямом смысле – речь идет об утрате Соединенными Штатами способности манипулировать игроками на международной арене или определять те или иные события.

Рост милитаризации внешней политики авторы доклада связывают с окончательной победой риторики “борьбы с терроризмом”, которая дает возможность правительствам по всему миру сначала клеймить своих оппонентов как террористов, а потом соответственно с ними расправляться. Десятилетие постоянных военных вмешательств в региональные конфликты по всему миру создали общую атмосферу терпимости к военным методам разрешения противоречий.

Ярчайшим примером кризиса многостороннего сотрудничества в докладе названа политика нынешнего президента США, демонстративно отказавшегося участвовать в Парижских климатических договоренностях или угрожающего выйти из ядерного соглашения с Ираном. Но дело не только в Дональде Трампе: скажем, конфликт в Украине сделал фактически невозможной какую-либо договоренность в Совете безопасности ООН, поскольку привел к резкой конфронтации между Россией и странами Запада едва ли не по всем вопросам.

На этом фоне, по мнению экспертов ICG, тяжелые кризисы возможны в грядущем году в следующих десяти регионах.

1. Северная Корея

КНДР проводит, как она утверждает, успешные ядерные испытания и тестовые запуски ракет, на что Вашингтон отвечает все более воинственной риторикой, ужесточением санкций и усилением дипломатического давления на Китай. Риск состоит в том, что приемлемым разрешением конфликта США считают превращение КНДР в безъядерную державу (что нереалистично), оставляя в качестве единственной альтернативы военное вмешательство. Любая провокация со стороны Пхеньяна может привести к началу войны в регионе.

2. США и Саудовская Аравия против Ирана

Этот конфликт может вовлечь в себя сразу несколько ближневосточных стран. Общая позиция США и Саудовской Аравии в том, что Иран воспользовался пассивностью некоторых стран региона, чтобы чрезмерно усилить свои позиции в Сирии, Ираке, Йемене и Ливане. Отсюда – согласие в необходимости дать отпор растущим амбициям Тегерана посредством экономических санкций (о чем постоянно говорит Трамп), дипломатического давления (совместное осуждение действий Ирана в регионе, попытка Эр-Рияда сместить премьер-министра Ливана) и военный отпор (силами саудитов в Йемене и силами израильтян в Сирии).

При полном отсутствии усилий по урегулированию взаимного недовольства любое случайное событие может привести к военной эскалации: таким событием может оказаться введение новых американских санкций против Ирана (что в Тегеране будет воспринято как нарушение ядерных соглашений, достигнутых усилиями пяти стран), ракета, запущенная повстанцами хути из Йемена на территорию Саудовской Аравии или Объединенных Арабских Эмиратов, или израильский авиаудар по территории Сирии, жертвами которого окажутся иранские военнослужащие.

3. Мьянма и Бангладеш

Кризис вокруг мусульман-рохинджа может привести к свертыванию только зарождающейся демократии в Мьянме, кризису в Бангладеш и началу широкой конфронтации между мусульманами и буддистами в регионе в целом.

Военная операция в штате Ракхайн в конце августа привела к массовому исходу мусульман рохинджа в Бангладеш (число беженцев оценивается в 655 тысяч). ООН назвала действия властей Мьянмы классическим случаем этнической чистки, государственный советник Мьянмы, лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи утратила международный авторитет. Но давление со стороны ООН, требующей от властей Мьянмы обеспечить беженцам возможность добровольного и безопасного возвращения, может не увенчаться успехом.

Международное финансирование лагерей беженцев в Бангладеш прекратится в феврале. Тяжелая экономическая ситуация в Бангладеш, как и само присутствие там огромного числа беженцев, может спровоцировать локальные конфликты и осложнить общеполитическую ситуацию в этой стране, где в 2018 году должны пройти выборы.

В Мьянме, с другой стороны, возможно возобновление активности вооруженной группировки "Армия спасения Аракан рохинджа", наступление которой и спровоцировало кровопролитие в августе. Если это случится, региональная проблема может перерасти в общенациональную.

4. Йемен

Конфликт между правительством президента Йемена Абд-Раббу Мансура Хади, которого поддерживает коалиция арабских стран во главе с Саудовской Аравией, и повстанцами хути, получающими поддержку со стороны шиитского Ирана, уже привел к тому, что восемь миллионов человек в стране находятся на грани голода, зарегистрирован миллион случаев заболевания холерой и свыше трех миллионов человек оказались вынужденными переселенцами.

Сторонники движения хути с макетами ракет во время демонстрации в Сане

Попытка бывшего президента Йемена Али Абдуллы Салеха разорвать союз с хути в пользу коалиции привела к его убийству. В наступившем году коалиция, скорее всего, продолжит военную кампанию. На севере Йемена, находящемся под контролем хути, может воцариться анархия, что выведет конфликт за пределы страны. Перспектива переговоров представляется маловероятной: коалиция арабских стран рассматривает хути как иранских марионеток, и поэтому вряд ли способна предложить вариант примирения, который бы их устроил. Непримиримую позицию Эр-Рияда серьезно подкрепляют постоянные обвинения США в адрес Ирана.

5. Афганистан

В 2018 году военные действия в этой стране, по мнению авторов доклада, станут более интенсивными. Новая военная стратегия США в Афганистане предполагает расширение операций против талибов: наступательных наземных операций афганской армии и воздушных американской авиации. Официальная цель – принуждение талибов к миру, но никакого плана, кроме военного, похоже, не существует.

В настоящее время талибы контролируют больше территории, чем за весь период с 2001 года. Сейчас они лучше вооружены и способны не только давать прямой военный отпор, но и устраивать теракты в крупных городах. В период между 2009-м и 2012 годами талибы держали удар от американского стотысячного контингента.

Боевики движения "Талибан" во время военного парада в честь независимости Афганистана в Кабуле, 2001 год

Парламентские выборы в Афганистане назначены на июль 2018 года, президентские должны пройти в 2019 году. С 2004 года все без исключения выборы в этой стране приводили к кризису в том или ином виде. Нынешний президент Ашраф Гани не пользуется большой поддержкой. Критики обвиняют его в монополизации власти.

Военное присутствие США в Афганистане, призванное поднять боевой дух правительственной армии, многими в стране воспринимается как угроза национальным интересам, что может способствовать росту популярности талибов.

6. Сирия

Война, которая продолжается уже почти семь лет, вроде бы закончилась победой режима президента Башара Асада – во многом благодаря поддержке со стороны Ирана и России. Но конфликт все еще далек от завершения. Частичная победа над боевиками ИГИЛ, одержанная благодаря усилиям как правительственных сил, так и повстанцев, может оказаться неокончательной: оставшиеся в живых боевики собираются с силами в пустыне.

Пользующиеся поддержкой США Сирийские демократические силы, в которых основную роль играют курды, сражались с ИГИЛ в том числе и ради достижения максимальной автономии – которую они не факт, что получат без дальнейшего применения силы.

Дети во временном лагере для беженцев Джибрин вблизи Алеппо, август 2017

Израиль может воспринять как угрозу вооруженные группировки, действующие при поддержке Ирана на юго-западе Сирии. Любое военное столкновение в этом регионе может вовлечь в конфликт Ливан.

Тем не менее, самой серьезной опасностью авторы доклада считают возможную наступательную операцию сирийских правительственных войск на северо-западе страны – в районах, находящихся под контролем повстанцев. Там проживает около двух миллионов человек, которые в случае военных действий окажутся беженцами.

7. Сахель

Государства африканского региона, располагающегося между Сахарой на севере и более плодородными землями на юге, уже многие годы не могут справиться с внутренними межнациональными конфликтами и насилием со стороны вооруженных исламистских группировок. Крупнейшим в регионе был кризис в Мали в 2012 году, когда исламистам удалось занять фактически весь север страны почти на год.

В разных странах динамика происходящего определяется местными факторами. В регионе размещены миротворцы ООН, специальные силы США, французские контртеррористические войска. В конце прошлого года при поддержке Франции были сформированы специальные силы G5 Sahel, в которые входят военные из Мали, Нигера, Чада, Буркина-Фасо и Мавритании.

Проблемой, по мнению специалистов ICG, является отсутствие четкого определения врага (военные операции проводятся сразу против многочисленных исламистских формирований, наркоторговцев и контрабандистов и прочих преступных группировок), что может привести к злоупотреблениям военной силой.

8. Демократическая республика Конго

Президент этой страны Жозеф Кабила, второй (и последний возможный по конституции) срок которого истек в декабре 2016 года, продолжает удерживать власть вопреки достигнутым в 2016 году международным договоренностям.

Согласно последнему заявлению национальной избирательной комиссии, выборы должны состояться в конце 2018 года, но к тому моменту страна может погрузиться в полный хаос в силу нарастания протестных настроений в городах и усиления повстанческих группировок в регионах.

9. Украина

Жертвами военного конфликта на востоке страны уже стали более 10 тысяч человек. Находящиеся под контролем сепаратистов регионы полностью зависят от Москвы, в самой Украине растет недовольство Минскими договоренностями, которые стороны (безуспешно) пытаются реализовать с 2015 года.

Конфликт привел к резкой конфронтации между Россией и странами Запада. Несмотря на неожиданное согласие России на введение в регион миротворцев ООН, ничто не свидетельствует о том, что Москва откажется от попыток влиять на происходящее там. Скорее всего, Кремль стремится заморозить конфликт, а не решить его.

10. Венесуэла

События 2017 года усилили и без того серьезный экономический кризис и привели к провалу надежд на политическое разрешение конфликта между президентом Николасом Мадуро и правой оппозицией. Жертвами уличных столкновений между протестующими и полицией в период с апреля по июль стали более 120 человек. Выборы в “конституционную ассамблею” закончились полной победой сторонников Мадуро.

В конце ноября Венесуэла объявила частичный дефолт и поддержка России может оказаться недостаточной. Полный дефолт приведет к ухудшению и без того катастрофической ситуации в экономике.

Оппозиция надеется на выборы, которые должны состояться до конца 2018 года, и связанное с ними международное давление, но президент Мадуро может попросту отменить голосование, введя чрезвычайное положение. Скорее всего, гуманитарная ситуация продолжит ухудшаться, и все больше граждан будет стремиться покинуть страну.

***

Авторы доклада отмечают, что в список не вошел еще один возможный конфликт, связанный с признанием США Иерусалима столицей Израиля. Решение администрации Трампа, продиктованное внутриполитическими соображениями, пока не привело к серьезной дестабилизации на Ближнем Востоке, но ничто не гарантирует, что этого не случится в дальнейшем.

www.currenttime.tv

Громкие межнациональные конфликты в России – Картина дня – Коммерсантъ

18 августа 2005 года в селе Яндыки Астраханской области произошли столкновения калмыков с чеченцами, вызванные убийством в массовой драке юноши-калмыка. После похорон 300 калмыков двинулись по селу, избивая чеченцев и поджигая их дома. Позже 12 чеченцев и один калмык были приговорены к лишению свободы на сроки от двух с половиной до семи лет.

25 июня 2006 года в городе Сальске (Ростовская область) ссора из-за девушки переросла в массовую драку местных жителей с выходцами из Дагестана. Один житель был застрелен. Горожане провели несколько митингов против кавказцев и бездействия властей. Шесть дагестанцев, обвиняемых в организации драки и убийстве, были оправданы присяжными.

В ночь на 30 августа 2006 года в карельском городе Кондопоге в драке с уроженцами Кавказа были зарезаны два местных жителя. Их похороны вылились в погромы, за участие в которых было задержано более 200 человек. Два местных зачинщика драки получили 8 месяцев и 3 года 6 месяцев тюрьмы, шесть кавказцев — от 3 лет 10 месяцев до 22 лет тюрьмы.

25 июля 2010 года в оздоровительном лагере «Дон» в Краснодарском крае произошла драка между отдыхающими из Чечни и местными жителями, в которой участвовало около 150 человек. Причиной послужил конфликт между чеченскими подростками и заместителем директора лагеря. В марте 2012 года шесть участников драки получили по два года условно.

11 декабря 2010 года в Москве на Манежной площади собралось до 20 тыс. футбольных болельщиков, недовольных ходом расследования убийства фаната «Спартака» Егора Свиридова, погибшего в драке с кавказцами. В результате пострадали 35 человек, 65 человек задержаны. В следующие дни беспорядки вылились в отдельные столкновения в разных районах Москвы. Убийца Егора Свиридова получил 20 лет лишения свободы, еще пять человек — по 5 лет.

1 июля 2011 года в поселке Сагра в 40 км от Екатеринбурга произошла перестрелка между местными жителями и вооруженной группой выходцев с Кавказа. Последние приехали в поселок на помощь цыганской семье, с которой местные конфликтовали, подозревая ее в торговле наркотиками. В результате столкновения был смертельно ранен уроженец Азербайджана. Застреливший его сагринец получил статус потерпевшего, в то время как 23 приезжим были предъявлены обвинения в бандитизме, участии в беспорядках, угрозе убийством.

7 июля 2013 года в убийство местного жителя в городе Пугачеве (Саратовская область) вылилось в протестные выступления, собравшие несколько тысяч человек. Обвинение в убийстве было предъявлено четырем чеченцам, позже они были приговорены к срокам от 3 лет 6 месяцев до 14 лет лишения свободы.

13 октября 2013 года народ

www.kommersant.ru

Международные отношения 2018: Ближний Восток

Дополнительную уязвимость попыткам политического урегулирования на основе диалога между Ф. Сарраджем и Х. Хафтаром добавляет то обстоятельство, что подавляющее большинство влиятельных политических и военных акторов если и вовлеченными в переговоры, то лишь косвенно. В частности, роль пассивного второстепенного наблюдателя в рамках переговорного процесса отдана Палате представителей в Тобруке, являющейся до новых выборов единственным признанным международным сообществом представительным и законодательным органом власти в Ливии. Тем не менее Париж, Каир и Абу-Даби выступают в поддержку переговоров исключительно с командованием ЛНА, а не руководством парламента и правительства, которым эта армия формально должна быть подчинена. Подрывая своими действиями авторитет гражданских институтов и отдавая предпочтение вооруженным формированиям, страны-посредники лишь купируют симптомы, но не лечат болезнь.

Одна из наиболее острых проблем ливийского кризиса — что делать с многочисленными нерегулярными вооруженными формированиями, обладающими всей полнотой власти на местах, являющимися при этом бенефициарами перманентного состояния конфликта всех против всех. Переговаривающиеся стороны решают судьбу бывших революционных бригад, племенных и территориальных ополчений, автономных вооруженных сил различного уровня, часто за их спиной, и не учитывают ни реальную военную силу, сконцентрированную в их руках, ни их глубокую заинтересованность в выживании и сохранении статус-кво.

Нежелание вооруженных отрядов признавать результаты переговоров, проходящих без учета их интересов, может стать причиной расширения их сотрудничества с радикальными исламистскими организациями, как это случилось во время крупномасштабного нападения на базу ЛНА в Брак аш-Шати в мае 2017 г. В ливийском случае речь идет в первую очередь об «Аль-Каиде» и «Исламском государстве», сумевших преодолеть идейные разногласия и наладить взаимовыгодное сотрудничество в Магрибе и Сахеле. В итоге освобождение Сирта в декабре 2016 г. не стало решающей победой над ИГ в Ливии, а лишь стимулировало более тесную интеграцию экстремистов и их вовлечение в теневую экономику воюющей страны.

russiancouncil.ru

8 вероятных вооруженных конфликтов в 2018 году – Вести Экономика, 01.01.2018

Москва, 30 декабря - "Вести.Экономика". В 2017 г. ряд прогнозов о ситуации в сфере мировой безопасности стал реальностью. Сейчас, в конце 2017 г., многие задаются вопросом, какие самые крупные угрозы ждут нас в 2018 г. Недавно Совет по международным отношениям (CFR) опубликовал список глобальных угроз, с которыми мир может столкнуться в 2018 г. Он попросил экспертов описать 30 существующих и потенциальных конфликтов, обосновав вероятность их возникновения или обострения в следующем году. Есть 8 наиболее вероятных рисков, ряд которых связан напрямую с США, что неудивительно, так как именно эта страна известна своей способностью разжигать войны и конфликты.

Конфликт с участием США, Северной Кореи и соседних с ней стран

Северная Корея возглавила список, что неудивительно.

Учитывая, что Ким Чен Ын не собирается замедлять реализацию ракетно-ядерной программы, все более безрассудные ракетные испытания и не отказывается от резких заявлений о полном уничтожении, можно утверждать, что ситуация на Корейском полуострове никогда не была такой напряженной начиная с 1950-х гг.

Но стоит сказать, что все заявления Трампа о военном ударе не имеют ничего общего с действительностью, в которой американские военные совсем не торопятся атаковать Северную Корею.

Американские военные прекрасно понимают свои возможности и возможности противника, но не собираются отказываться от прекрасной "страшилки", под которую можно получить дополнительное финансирование в будущем. Скорее всего, ядерная угроза со стороны КНДР будет еще несколько лет важным фактором, которым военные постараются пугать политиков и законодателей.

Северная Корея не будет использовать свое оружие сразу. Аналитики говорят, что Ким Чен Ын ценит выживание своего режима выше всего остального и знает, что использование ядерного оружия начнет войну, которую он не сможет выиграть.

Хотя в этих запусках есть политический аспект, международное сообщество считает их провокацией, которую Северная Корея проводит для совершенствования своих ракетных технологий.

И чем совершеннее технологии, тем больше средств потребуется для их нейтрализации.

Серию быстрых и точных ударов, чтобы лишить КНДР возможности использования своего разрушительного и опасного оружия, вряд ли получится осуществить эфэфективно, так как ракетные установки и ядерные объекты рассеяны по территории страны, они скрываются в горной местности.

И если этот "хирургический удар" не удастся, то под угрозой будут жизни 10 млн человек в Сеуле, 38 млн человек в окрестностях Токио и десятки тысяч военнослужащих США в Северо-Восточной Азии. При этом, даже если США уничтожат все ядерное оружие, Сеул останется уязвим для атак артиллерии Северной Кореи.

И в КНДР любую атаку, даже небольшую, будут рассматривать как полноценную войну, поэтому отвечать будут с полной силой.

Конфронтация между Ираном и США или одним из его союзников

CFR ссылается на участие Ирана в региональных конфликтах и поддержку воинствующих групп, в том числе йеменских хути и ливанской "Хезболлы", считая это потенциальным источником конфликта.

Конфронтация с Ираном кажется возможной, учитывая недавнее заявление Ирана о том, что он поддержит "группы сопротивления", после того как Трамп признал Иерусалим столицей Израиля.

В МИД Ирана заявили о том, что действия США являются нарушением резолюции Совбеза ООН, признающей незаконными израильские поселения на территории Палестины, включая Восточный Иерусалим.

В заявлении также отмечается, что решение Трампа "вызовет ярость среди мусульман" и "разжигает пламя новой интифады" (активного противостояния палестинских арабов израильским властям).

Противостояние Ирана и Израиля началось еще с 1940-х гг. на фоне раздела Палестины. Последнее обострение пришлось на 1990-е гг., а сейчас противостояние держав, учитывая войну в Йемене, воинственные заявления со стороны Эр-Рияда и общую неспокойную обстановку, включая войну в Сирии, достигло критической точки.

Война в Йемене стоила экономике Саудовской Аравии сотен миллионов долларов, она была начата наследным принцем Мухаммедом бин Салманом, чтобы восстановить законное правительство и поставить Иран под контроль, но не увенчалась успехом. С другой стороны, тысячи жертв невинного населения и миллионы беженцев помогли Тегерану стать защитником угнетенных на Ближнем Востоке.

Поведение Эр-Рияда в последнее время обусловлено сильным и глубоко укоренившимся страхом, поскольку "Хезболла" уже перешла в стадию квазигосударства, которое завоевало уважение ливанцев и арабов по всему региону.

Кронпринц Саудовской Аравии некоторое время назад обвинил Иран в "прямой военной агрессии" из-за поставок ракет повстанцам хути в Йемене, что накалило обстановку в и без того напряженном противостоянии между двумя региональными соперниками. Мухаммед бин Салман посчитал Тегеран связанным с запуском баллистической ракеты, выпущенной из Йемена по международному аэропорту в столице Саудовской Аравии.

Этот страх перед "Хезбаллой" и ее все более широкое признание и легитимность в ливанских государственных учреждениях, которые также в последнее время усиливают израильскую риторику и воинственность, сыграли на руку Саудовской Аравии.

С другой стороны, страхи Саудовской Аравии и Израиля обоснованы, так как Иран действительно стал играть слишком серьезную роль в Ливане, в том числе через "Хезболлу", шиитские общины и Корпус стражей исламской революции, и если раньше это влияние было только военным, то сейчас оно стало политическим и даже социальным. Уход премьер-министра Ливана Саада Харири только подчеркивает это.

Иран не допустит, чтобы нападения на Ливан и "Хезболлу" остались без ответа. А Израиль не сможет игнорировать усиливающиеся атаки, которые начнутся в ближайшее время с большой вероятностью, поэтому весь вопрос в том, кто и каким образом спровоцирует новый конфликт. Но у Тегерана значительно больше пространства для маневра в том смысле, что он будет вновь играть роль освободителя Ближнего Востока, защищая палестинцев, ливанцев, поддерживая ХАМАС.

Результатом войны в Сирии стал новый Ближний Восток, где регионы, подобные Эр-Рияду, Тель-Авиву и Вашингтону, ранее являвшиеся региональными хозяевами, по-видимому, в большей или меньшей степени отрезаны от процесса принятия решений. Хотя можно утверждать, что Вашингтон сыграл свою роль в регионе с поражением ИГИЛ, благодаря политике Трампа "Америка прежде всего", которая сопротивляется прямому участию в конфликтах, Эр-Рияд и Тель-Авив, похоже, не намерены принимать новую роль Тегерана в регионе даже при поддержке турецкой и российской дипломатической и военной мощи.

Действия бин Салмана наряду с угрозами Нетаньяху Ирану и "Хезболле" отражают отказ признать поражение, а также, в случае с бин Салманом, крайнюю попытку избежать потери контроля над страной. В случае с Израилем проблема сложнее. Еще в 2006 г. он не смог победить "Хезболлу", теперь "Хезболла" более развита, лучше обучена и имеет гораздо больше шансов нанести ущерб еврейскому государству.

Саудовские и израильские военные лидеры осознают, что у них нет возможности победить Иран или "Хезболлу" и что только непосредственное участие Вашингтона может изменить ход событий.

Разрушительная кибератака на критически важную инфраструктуру США

Неудивительно, что CFR привлек особое внимание к кибератакам против США. В этом году были зафиксированы кибератаки из Ирана, Северной Кореи и России против правительственных учреждений, банков и военных во всем мире.

Кибератаки были совершены и против NSA, так что эта проблема в следующем году привлечет к себе крайне пристальное внимание.

Власти США уже официально возложили на КНДР ответственность за масштабную кибератаку с использованием вируса WannaCry.

Взломы компьютерных систем по всему миру произошли 12 мая. Вирус WannaCry атаковал компьютеры с операционной системой Windows в 74 странах. Наибольшее число кибератак было зафиксировано в России. Ущерб от действий злоумышленников превысил $1 млрд.

Актуальность опасности вирусов-шифровальщиков для инфраструктур компаний очевидна в контексте не только майской атаки с использованием WannaCry, но и последующих случаев, когда использовались модификации этого вредоноса.

Помимо этого, интернет вещей сегодня практически не защищен от киберугроз. Подавляющее большинство устройств работает на Linux, что упрощает жизнь преступникам: они могут написать одну вредоносную программу, которая будет эффективна против большого количества устройств. Кроме того, на большинстве IoT-гаджетов нет никаких защитных решений, а производители редко выпускают обновления безопасности и новые прошивки.

Война в киберпространстве и кибертерроризм могут привести к авариям на атомных станциях, разрушению гидроэлектростанций, катастрофам на транспорте и других объектах инфраструктуры, приближаясь по своим разрушительным последствиям к оружию массового поражения. Кроме того, немалую опасность представляет сценарий, когда кибероружие в случае утечки может быть скопировано и распространено, к примеру, террористическими группировками.

ООН рассматривает вопрос о введение моратория на кибероружие, а эксперты готовят основу глобальных договоренностей по контролю за использованием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), чтобы не допустить их превращения в оружие, сравнимое по своему разрушительному потенциалу с ядерным или химическим.

Военная конфронтация между Россией и членами НАТО

Конфронтация между Россией и членами НАТО никогда не прекращалась.

Западу не нравятся действия со стороны России в Южной Осетии, но еще большее внимание привлекает к себе ситуация на Донбассе.

Эти страны не входят в НАТО, однако некоторые опасаются, что в силу определенных причин, а также на фоне растущих геополитических амбиций некоторых западных лидеров, конфликты в горячих регионах могут вспыхнуть вновь.

В прошлом году совет по международным отношениям США (CFR) посчитал вероятное военное противостояние России и стран НАТО главной угрозой.

Аналитики посчитали, что такой конфликт может быть инициирован как преднамеренно, так и непреднамеренно, однако в любом из этих случаев инициатором противостояния, по их мнению, будет российская сторона.

Такое событие окажет серьезное влияние на современный мир. Вероятность такого события оценивается как умеренная.

Противостояние из-за спорных морских районов в Южно-Китайском море

Отдельное внимание по-прежнему привлекает ситуация в Южно-Китайском море. Конфликт между Китаем и одной или несколькими странами-претендентами Юго-Восточной Азии на многочисленные острова - Бруней, Малайзия, Филиппины, Тайвань или Вьетнам - не то, на что можно не обратить внимание, считает CFR.

В последнее время Китай занимает все более агрессивную позицию против Тайваня в плане риторики и с точки зрения совершаемых действий. Кроме того, его беспокоит Япония.

Суть проблемы Южно-Китайского моря заключается в незаконной оккупации некоторыми странами региона ряда островов и рифов, принадлежащих Китаю.

Вьетнам стал самым решительным противником претензий Китая на большинство морских региональных территорий.

Напряжение между Ханоем и Пекином усилилось в июле, когда Китай оказал давление на Вьетнам, чтобы остановить добычу газа в спорных водах. Ханой первоначально отказался от требований Китая, но поменял курс после угроз Китая атаковать вьетнамские базы в море.

13 ноября, Китай и страны АSЕАН объявили, что они договорились начать переговоры по тексту "Кодекса поведения в Южно-Китайском море". Хотя, как ожидается, это и не будет юридически обязательным документом, который сможет предотвратить строительство Китаем островов и военных баз в Южно-Китайском море.

Кодекс является "частью стратегии Китая в отношении принятия решений", Пекин поощряет "бесплодные" переговоры по кодексу в течение 15 лет, строя и милитаризируя искусственные острова "гораздо быстрее, чем другие стороны".

Теракты с большим количеством жертв в США или странах-союзниках

Этот год был отмечен большим количеством терактов, особенно в Европе и в США.

Особую обеспокоенность вызывают теракты в стиле "Одинокий волк", когда у преступника нет реальной связи с террористическими организациями, если не считать того, что он придерживается идеологии той или иной организации.

Теракты в Европе в последнее время стали происходить все чаще, несмотря на то что европейские страны выделяют огромные суммы денег на борьбу с терроризмом и на обеспечение безопасности своих стран.

Так, Франция тратит почти 1 млн евро в сутки на обеспечение усиленной безопасности в стране. Это нововведение связано с тем, что правительства европейских стран объявили угрозу терроризма постоянным риском.

Подход Европы к борьбе с терроризмом существенно отличается от того, который существовал в Европе начиная с долгового кризиса 2010 г., когда страны стремились соблюдать меры экономии.

Это связано с двумя террористическими атаками, совершенными террористами в Париже.

После этих атак страны не отошли от фискальной дисциплины, тем не менее они стараются быть более гибкими в отношении финансирования и выделять больше денег на борьбу с растущей угрозой.

Теперь лидеры европейских стран все чаще признают, что борьба с терроризмом – приоритет в политике. После атак в ноябре прошлого года в Париже, когда погибли 130 человек, президент ЕС Жан-Клод Юнкер одобрил предоставление Франции особого режима в рамках правил бюджетного дефицита для усиления программ безопасности в стране.

Ранее Франция, Германия, Британия и соседние страны существенно сократили военные расходы, когда были введены меры жесткой экономии. С 2007 г. военные расходы западноевропейских государств снизились на 13%. В прошлом году лишь четыре европейские страны, являющиеся членами НАТО, достигли требуемого уровня 2% ВВП на военные расходы.

Германия нанимает все больше полиции и офицеров разведки. В январе этого года министр обороны страны предложил повысить военные расходы на €130 млрд, или почти $141 млрд, в течение следующих 15 лет. Правительство страны может также выделить часть бюджетного профицита на решение вопроса с беженцами, наводнившими страну.

Франция расширяет свой военный арсенал, войска и полицию, а также наращивает расходы на разведку и направляет сотни миллионов евро на новые программы, направленные на борьбу с радикализацией мусульманской молодежи.

В Бельгии почти полмиллиарда евро будут потрачены на заключение в тюрьму джихадистов, укрепление границ и обеспечение безопасности на улицах.

Британия недавно одобрила расходы в размере 12 млрд фунтов стерлингов на покупку патрульного самолета базовой авиации Boeing P8 и на увеличение числа боевой эскадры.

Общие расходы стран Западной Европы, во главе с Францией, Великобританией и Германией, вырастут на €50 млрд к 2019 г. и составят €215 млрд.

Продолжение войны в Сирии

Агрессия и насилие в Сирии будут продолжаться на фоне того, что правительственные силы пытаются восстановить контроль над территорией.

Хотя сирийская гражданская война находится на завершающей стадии: ИГИЛ теряет свои территории, важно помнить, что борьба с ИГИЛ была лишь частью войны, в результате которой погибли сотни тысяч человек. CFR по-прежнему отмечает усиление напряженности среди внешних сторон конфликта, включая США, Россию и Иран.

Результатом войны в Сирии стал новый Ближний Восток, где регионы, подобные Эр-Рияду, Тель-Авиву и Вашингтону, ранее являвшиеся региональными хозяевами, по-видимому, в большей или меньшей степени отрезаны от процесса принятия решений. Хотя можно утверждать, что Вашингтон сыграл свою роль в регионе с поражением ИГИЛ, благодаря политике Трампа "Америка прежде всего", которая сопротивляется прямому участию в конфликтах, Эр-Рияд и Тель-Авив, похоже, не намерены принимать новую роль Тегерана в регионе даже при поддержке турецкой и российской дипломатической и военной мощи.

Сначала в агрессии против сирийского государства выступили США, Саудовская Аравия, Турция, Катар, Иордания, Израиль, Франция и Соединенное Королевство. Все поставляли вооружение, проводили обучение, финансирование, оказывали помощь и проводили лечение раненых десятков тысяч террористов, отправленных в Сирию. Это была операция по дестабилизации обстановки, имеющая всего лишь несколько прецедентов в истории.

Уже в 2014 г., когда ИГИЛ была на вершине власти, позиция Асада казалась непоколебимой. Согласно намерениям тех, кто планировал установление режима террора, Асад должен был быть изгнан в течение первых двенадцати месяцев конфликта.

Недостатком было то, что по ряду причин НАТО и союзники не могли напрямую вмешаться в ситуацию, так как Сирия обладала хорошим уровнем противовоздушной обороны, а США не могли нести огромные человеческие и финансовые издержки от еще одного конфликта в регионе, с неизбежной эскалацией конфликта, которая последует в случае участия Ирана.

После неспособности сместить Асада следующим шагом для западных политиков стало разворачивание и поддержание позиций ИГИЛ для создания хаоса и уничтожения страны. Эта дьявольская сила родилась в результате незаконной оккупации Ирака Америкой.

Вмешательство России в 2015 г. в войну в Сирии по просьбе правительства в Дамаске разрушило планы Запада, вызвав неизбежное поражение ИГИЛ и утвердив власть Асада.

И пока неизвестно, чего ждать, когда сирийская арабская армия попытается победить мятежников в других частях страны, а также что будет делать сирийское правительство в отношении сирийских демократических сил, поддерживаемых США. Потенциальный ответ США дадут на военные действия.

Усиление агрессии и нестабильности в Афганистане

CFR особенно беспокоит рост мятежа талибов и возможный крах афганского правительства. Свой след в стране недавно оставила и ИГИЛ.

Администрация Трампа обеспокоена событиями, происходящими там, поэтому она перебрасывает тысячи войск в Афганистан. Помогут ли усилия администрации Трампа или просто остановят крах афганского правительства, покажет время.

Прошло 16 лет, с тех пор как администрация Джорджа Буша-младшего начала свое военное вмешательство в Афганистан, и вот уже нынешний президент Трамп объявил о своем намерении увеличить военное присутствие США в этой стране.

EPA/JAWAD JALALI

Как отмечает Натиал МакКарти из Statista, в Афганистане насчитывается около 8,4 тыс. военнослужащих США, и в самое ближайшее время к ним может прибыть подкрепление.

Новая стратегия Трампа рассчитана на то, чтобы продлить самую длинную военную кампанию в истории США и еще больше увеличить ее стоимость.

Веб-сайт "Баланс" отслеживает экономические последствия американской кампании в Афганистане, и по настоящее время с 2001 г. конфликт обошелся США по крайней мере в $1,07 трлн.

Statista

Здесь можно выделить три сегмента трат на операцию в Афганистане.

Во-первых, $773 млрд можно отнести за счет средств, предназначенных для военных операций за рубежом, специально предназначенных для ведения военных действий.   Еще $243 млрд - это увеличение базового бюджета министерства обороны, а увеличение бюджета Ветеранской администрации обойдется в $54,2 млрд.

Финансирование Афганистана достигло своего апогея в 2010 г., когда расходы превысили $112 млрд.

Но финансирование несколько сократилось, когда американские войска перестали проводить наступательные операции, сосредоточившись на подготовке афганских военных. Ранее на этой неделе генерал Джон Николсон, главный военный командующий США в Афганистане, сказал, что стратегия президента является признаком долгосрочной приверженности целям афганской кампании, он также призвал "Талибан" согласиться на начало переговоров.

Несмотря на то что Трамп сказал, что его решение повысить количество солдат не является "пустой проверкой", все еще трудно понять, чем его стратегия в Афганистане отличается от стратегии его предшественников.

www.vestifinance.ru

Какие международные конфликты дадут о себе знать в 2018 году. Компас целей

Интервью с Федором Лукьяновым

Ушедший 2017 год для России и ее союзников выдался не легким. Углубление геополитических противоречий с Западом, ужесточение санкций США в отношении России, которая является основным военно-политическим и экономическим центром притяжения Евразийского экономического союза.

Продолжение военной операции в Сирии, сохранение сложной экономической конъюнктуры в стране, старт президентской гонки, стагнация минского процесса по урегулированию украинского кризиса, туманные перспективы разрешения карабахского и приднестровского конфликтов, углубление глобальной неопределенности, террористические угрозы из Ближнего Востока и пр. Именно с этим сложным геополитическим багажом Россия вступает в 2018 год, в котором внешние вызовы будут накладываться на внутриполитические трансформации. Как пройдут выборы в России, какое воздействие окажет вероятное переизбрание Владимира Путина на постсоветское пространство, как будут развиваться отношения России со своими союзникам? Подробно на эти вопросы в беседе с корреспондентом EADaily ответил глава Совета по внешней и оборонной политике России, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

Г-н Лукьянов, Россия вступила в предвыборную фазу в сложной геополитической ситуации. Владимир Путин идет на четвертый срок, можно сказать, в условиях самых острых геополитических проблем и конфликтов. Как внешнеполитические вызовы влияют на внутреннюю ситуацию в России, особенно предвыборный период, и хватит ли иммунитета у российского государства для противодействия перечисленным вызовам?

Сложный вопрос. Конечно, российская политическая система сейчас живет в предвыборном режиме. В связи с этим наблюдающаяся общественно-политическая мобилизация в стране естественное явление, особенно на фоне усложнения геополитической ситуации вокруг страны и ужесточения санкционной «войны» с Западом. Но, с другой стороны, думаю, ни у кого нет сомнений — кто победит на ожидающихся в марте 2018 года выборах президента. Здесь важно другое. Думаю, на протяжении предстоящих 6 лет Владимир Путин будет стараться выстроить такую внутриполитическую конструкцию, чтобы в 2024 году не приходилось думать над вопросом остаться или уйти. Это поиск и подготовка преемника, трансформация внутренней ситуации и формирование системы таким образом, чтобы ею можно было управлять без его прямого участия и пр. Это сложная задача, поскольку Россия — государство со сложной системой управления. Я, конечно, могу ошибаться, но мне так кажется. Владимир Путин не желает вечно сидеть на троне главы государства как президент Казахстана Нурсултан Назарбаев или экс-лидер Зимбабве Роберт Мугабе. Он по-другому представляет завершение своей политической карьеры. Пока неясно, как он будет все это делать, подождем, увидим.

Что будет означать вероятное переизбрание Путина для постсоветского пространства, где многое — от экономики до урегулирования этнополитических конфликтов — связано с Россией?

Каких-то резких изменений не стоит ожидать, поскольку приоритетом будет оставаться Евразийский экономический союз. Точнее, углубление евразийской интеграции, утряска существующих в ней противоречий, устранение подводных камней, мешающих интеграции и пр. Если говорить в контексте видения Путиным своей исторической роли, конечно, будет уделяться много внимания дальнейшему обустройству евразийского пространства. В этом не должно быть никаких сомнений.

Однако это не статичная вещь. Когда выдвигалась идея формирования Евразийского союза, конечно, имелось ввиду не совсем то, что сейчас реализуется. Давайте называть вещи своими именами, тогда искали возможность найти формат, в котором могла бы найти себе место Украина. Потом, в силу известных событий (госпереворот на Украине, выбор нового украинского руководства в пользу вектора на вступление в НАТО и ЕС, приседание Крыма к России и война на юго-востоке страны — ред.) это задача отпала. А с другой стороны появились китайские инициативы, очень сильно влияющие на всю Евразию. Соответственно Евразийский экономический союз трансформируется, меняются задачи и контекст. Но союз, безусловно, будет развиваться.

Этот период, конечно, будет очень важен также для осмысления того, что возможно, а что нет. Давно закончилось время, когда постсоветское пространство можно было в целом обсуждать исходя из того, что когда-то это было одно государство. Практически, это уже не имеет никакого значения. Сейчас другие принципы, другие законы и апеллировать к тому времени, мне кажется, в целом не имеет смысла, ну разве что только в плане русского языка. И тоже это вопрос не прошлого, а будущего. Так, что потребуются какие-то совершенно новые подходы. Не могу быть уверенным, что их найдут, но работа в этом направлении будет вестись.

Недавно президент России объявил о завершении военной операции в Сирии и отдал приказ о выводе российских войск из САР. В вопросе урегулирования сирийского конфликта весомую роль сыграли также Турция и Иран. До недавних пор эти государства, мягко говоря, считались региональными конкурентами Москвы. Россия и Турция на сирийской почве вообще в один момент находились почти что на грани войны друг с другом. Как удалось им прийти к общему знаменателю в сирийском конфликте? Может ли так называемая «астанинская тройка» выступить в унисон в карабахском конфликте? Иначе говоря, проблема нагорно-карабахского конфликта как-то фигурирует в российско-турецкой повестке? Турецкие власти поддерживают Азербайджан в этом конфликте и периодически заявляют, что обсуждают проблему с российской стороной.

Острый кризис в российско-турецких отношениях, начавшийся после того, как 24 ноября 2015 года турецкий истребитель сбил российский Су-24 в Сирии, продемонстрировал, что при желании мы можем очень много гадостей сделать друг другу. Помните, у нас проснулись нежные чувства к сирийским курдам, а Турция вспомнила о чаяниях крымских татар. В связи с этим, думаю, было принято совершенно рациональное решение — утрясти ситуацию и как-то сгладить острую проблему. Невозможно было думать, что лидер Турции Реджеп Эрдоган пойдет на попятную. Однако он все же сделал это, написал письмо с извинениями, что было сразу же положительно воспринято в российском руководстве и тему закрыли.

На фоне сложившейся ситуации в Сирии и совпадения интересов России и Турции, думаю, было принято совершенно рациональное решение. Однако нельзя говорить, что проблемных точек в (российско-турецких — ред.) отношениях нет. Всё-таки, мы знаем о негативном отношении турецкого руководства к президенту Сирии Башару Асаду и сирийским курдам. Турция очень сенситивно относится к курдской проблеме в Сирии (за время сирийского конфликта позиции сирийских курдов сильно укрепились, и они фактически стали автономной военно-политической единицей, поддерживаемой США — ред.), воспринимает курдский фактор как экзистенциальную угрозу. Впрочем, Турцию можно понять. Однако здесь позиция России такова, чтобы как-то проблему курдов решить именно в Сирии, оставить ее в сирийских рамках, чтобы она не вышла за ее пределы хотя бы в среднесрочной перспективе.

Что касается второй части вопроса — Нагорного Карабаха, то скажу, что проблема никак не фигурирует в российско-турецких отношениях. Россия продолжает выполнять свои посреднические обязательства по Карабаху в рамках Минской группы ОБСЕ, а также оказывать поддержку Армении в обеспечении ее безопасности. Конечно, в Армении есть масса претензий к России, особенно в вопросе ее военно-политического сотрудничества с Азербайджаном. Но мы говорим о сложной региональной политике, которая диктует свои правила игры. Однако это никак не влияет на то, чтобы Россия выполняла свои договорные обязательства по обеспечению безопасности Армении. В противном случае, невыполнение этих обязательств будет означать деградацию роли России, в том числе в моральном плане, и не только по отношению к Армении. На кону авторитет страны в целом. Смотрите, что сейчас происходит вокруг США. Президент Дональд Трамп начал выдвигать счета или претензии к своим союзникам по линии НАТО. И такое поведение аукнется повсюду — Япония, Южная Корея, Ближний Восток, арабские страны и Европа. Все начали фактически задаваться вопросом — пацан-то отвечает за слова или нет? Путин это прекрасно понимает, и дальше будет продолжать действовать очень рационально.

Раз мы заговорили об Армении, то хотелось бы задать следующий вопрос. В медийно-экспертных кругах России было неоднозначно воспринято недавнее заключение между Арменией и ЕС нового рамочного соглашения. Программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов в программе «Место встречи» на НТВ заявил, что после заключения договора с ЕС Армения «стала троянским конем» внутри ЕАЭС. Разделяете ли вы или руководство клуба «Валдай» это точку зрения?

Знаете, в России сейчас стали очень модными политические ток-шоу, где собираются представители, так сказать, интеллектуального шоу-бизнеса. Барабанов часть этого интеллектуального шоу бизнеса, нашел себя в этой сфере. Я уже давно не выступаю в таких программах, поскольку там есть свой формат, нужно ему следовать и делать какие-то громкие и скандальные заявления. В связи с этим скажу, что заявления Олега Барабанова не отражают точку зрения руководства дискуссионного клуба «Валдай». Это его личное мнение. И вообще, в заявлениях необходимо соблюдать осторожность.

Последний вопрос. Какие пять конфликтов вы бы выделили, которые будут давать о себе знать в 2018 году и являются вызовом для многих, в том числе для России и ее союзников?

Среди них Карабаха нет. Конфликты и очаги напряженности, которые могут о себе дать знать в 2018 году, я бы выделил Ближний Восток в целом — Сирия, конфликт между Ираном и Королевством Саудовской Аравии, в том числе в Йемене. Восточная Азия, это, прежде всего, конфликт вокруг корейского полуострова, следующая — Балканы.

eadaily.com

analitikaru.ru

2018: новый мировой беспорядок

Какие военные и политические конфликты будут разгораться в наступившем году.

Наталья Еремина, доцент СПбГУ:

Попросили на вывод: Россия уходит из Сирии, но не до конца Война в Сирии

Попросили на вывод: Россия уходит из Сирии, но не до конца

2017 год был менее кровавым по сравнению с предыдущими. В Сирии ситуация в значительной степени стабилизировалась. Кроме того, именно в 2017 году были заложены основания для продвижения стабилизации в дальнейшем, например, благодаря подписанию соглашений между сирийским правительством и вооруженной оппозицией о прекращении огня, а также значительной миротворческой деятельности России и ее сотрудничеству с важнейшими игроками самого кризисного региона мира – Ближнего Востока. Но при этом критической ситуация остается на Украине, в Йемене, Ливии, Ираке, Афганистане, в Колумбии, сразу в нескольких африканских государствах, сохраняется турецко-курдский конфликт, конфликт в Нагорном Карабахе, палестино-израильский конфликт и др. Они отражаются не только на конкретных странах, но и на экономическом и политическом развитии всего мира, так как способствуют повышению уровня террористических угроз, увеличивают число беженцев и прочие неопределенности.

«Западные партнеры» в ушедшем году стремились с помощью конфликтов преследовать собственные интересы, в том числе противодействуя России. Трамп заявил о необходимости отказаться от сделки по Ирану, о том, что следует наказать Северную Корею, оставить свои военные подразделения в Сирии, продолжить санкционную войну против России и организовать поставки оружия на Украину с государственного благословения. Но именно эти решения, во-первых, противоречат предвыборным обещаниям Трампа (кроме заявлений по Ирану), а во-вторых, вызывают в некоторой их части резкую критику Евросоюза – основного партнера США. Одновременно с этим некоторые заявления американского президента находятся в полном рассогласовании с его предвыборными речами, самым значимым среди которых стоит назвать заявление по Афганистану.

Очевидно, что, с одной стороны, Трамп не смог стать безоговорочным лидером и сломать политическую систему в США, о чем он заявлял в предвыборной гонке и что было для него необходимо для приобретения статуса «независимого» игрока. Напротив, он вынужден к ней приспосабливаться. С другой стороны, активная и агрессивная внешняя политика всегда позволяла американским президентам поднимать свой рейтинг в критических ситуациях. Например, благодаря агрессивным речам Д. Трамп немного поднял рейтинг – на 6%.

Угрожающим для мировой стабильности стало нарастание в 2017 году противостояния США Китаю и России и отчасти Турции. Более того, президент США в своей внешнеполитической стратегии назвал Россию и Китай главными угрозами американскому доминированию. Эта ситуация будет усугубляться в следующем году.

США, таким образом, в очередной раз доказали, что идеология изоляционизма, проявленная, во-первых, в ощущении защищенности и удаленности от основных театров военных действий, а значит, в безнаказанности, во-вторых, в отказе от переговорного процесса по многим позициям или селективного участия в международных соглашениях, в-третьих, в борьбе с влиянием международных организаций, на самом деле остается базисом внешнеполитических доктрин США.  

Диалог становится все менее возможным, готовность к аргументированной и внятной дискуссии – призрачной, что вкупе с санкционной и информационной войной, а также противостоянием на определенных позициях свидетельствует о состоянии холодной войны, а в войне все средства хороши. Поэтому не стоит удивляться, но, напротив, стоит быть готовыми к любым выпадам противника и конкурента, который сам назначил нашу страну на роль геополитического соперника. Важно, что при этом именно Россия имеет четкие внешнеполитические ориентиры и позиции, чем не могут похвастаться США, для которых внешняя политика все в большей степени становится инструментом внутриполитической игры и попыткой удержать мировое лидерство, играя на существующих противоречиях, благодаря которым можно ослабить позиции конкурентов. Поэтому мировой беспорядок продолжится и в следующем году, однако в 2018 году уже укрепятся новые международные конфигурации, ключевую роль в которых играют Россия, Китай, Индия и Иран (что бы там сейчас ни происходило), что позволит оказывать большее воздействие на развивающиеся конфликты.

Авторские колонки и комментарии читайте в разделе " Блоги "ДП ".

Принуждение себя к миру: как в Колумбии заканчивают самую долгую войну Война

Принуждение себя к миру: как в Колумбии заканчивают самую долгую войну

   

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

www.dp.ru

Военные конфликты России сейчас в 2018 году

Россия является весьма важным участником международных отношений. Помимо сотрудничества, это касается и вопроса военных конфликтов. Как известно, Российская федерация сама находится в напряженных отношениях с рядом государств, а также принимает участие в военных событиях в других странах.

Военный конфликт России с Украиной

Еще в 2014 году начался конфликт между войсками Украины с одной стороны, и сепаратистами — с другой. Следует отметить, что Россия оказывает поддержку сепаратистам. Помимо этого, нельзя забывать про аннексию Крыма. В связи с этим взаимоотношения этих двух держав нельзя назвать мирными.

В результате военных событий были потери как среди военных, так и среди мирных граждан. Линия фронта по протяженности минных полей заняла третье место в мире. Военные действия и сейчас продолжаются. Сообщается, что на территории Украины по сей день находится российская армия.

Эксперты подчеркивают, что эти события можно назвать конфликтом между правительством Российской Федерации и украинским народом. О завершении этого конфликта пока говорить рано. Он может затянуться на многие года.

Военный конфликт России и Сирии

Кроме этого, Россия принимает участие в сирийском конфликте. Он продолжается уже 5 лет. Сейчас по всему миру находится огромное количество беженцев из этой страны. В данной ситуации речь идет о перерастании гражданской войны в более масштабное противостояние, в которое теперь вплетены и многие другие страны.

По мнению экспертов, в ближайшие годы не стоит ожидать завершения этих ужасных происшествий. К сожалению, в государстве продолжаются вооруженные столкновения. Российская Федерация поддерживает правительство Башара Асада в Сирии. Бытует мнение, что на самом деле она просто поддерживает свои интересы в сложившейся ситуации. Таким образом поддерживается цель существования правительства, которое будет отвечать интересам России.

Исходя из описанного, можно предположить, что участие РФ в действиях в Сирии в первую очередь обусловлено поддержанием собственных интересов. Пока также рано судить о том, чем конфликт завершится. Однако, все державы, которые принимают участие в нем, в первую очередь отстаивают именно свои интересы.

Нарастающий конфликт США и России

Не стоит забывать про весьма сложные взаимоотношения с США. Нет открытого вооруженного противостояния между странами, но нельзя не заметить, что постоянно осуществляются действия на международном уровне с целью оказать противостояние друг другу. Помимо непосредственного применения различных запретов, также это затрагивает и военные события в мире. Открытых враждебных действий государства пока не осуществляли.

Ситуация в Сирии также стала ареной для проявления противостояния. Таким образом, между странами нет открытого конфликта, но они явно противостоят друг другу на международной арене. Пока сложно сделать точные прогнозы о дальнейшем развитии этого вопроса. Становится понятно, что на данный момент РФ на самом деле вовлечена в немало весьма важных событий в мире. И вполне очевидно, что ее участие в них обуславливается отстаиванием личных интересов.

pronedra.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о