Грузино-абхазский конфликт | Суть дела | DW

Cегодня речь пойдет о сути конфликта между Грузией и Абхазией. Вот тема передачи, подготовленной Мариной Перевозкиной на основе ее личных впечатлений от поездки в регион.

Абхазия уже 9 лет фактически не подчиняется Тбилиси и добивается признания своей независимости. Грузины и абхазы это разные этносы, не имеющие общих корней, говорящие на разных языках. Абхазы, коренное население Абхазии, родственны народам российского Северного Кавказа. Историки в Грузии и Абхазии рисуют совершенно разную картину того, что происходило здесь на протяжении долгих веков. Однако является неопровержимым фактом, что к моменту присоединения к России в 1810 году Абхазия была самостоятельным княжеством. Георгиевский трактат с Россией заключило в конце 18 века Картлийско-Кахетинское царство, которое в 1801 году царским манифестом было включено в состав Империи. С 1931 года Абхазия автономная республика в составе союзной республики Грузия. В конце 80-х годов в Абхазии формируется национальное движение, ставящее целью выход из состава Грузии. Летом 92-го года Абхазия провозглашает свой суверенитет, в ответ на ее территорию входят части грузинской армии. Начинается война, которая закончилась через год полной победой абхазов и практически полным изгнанием из Абхазии грузин. С тех пор идут переговоры, посредниками на которых выступают Россия и ООН. Однако позиция Абхазии, взявшей курс на построение самостоятельного государства, остается неизменной. Это подтвердил в интервью Немецкой волне министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба:

«Документ о разграничении полномочий, который подготовила группа друзей генерального секретаря, нам пока даже не предлагается, потому что понимают, что смысла нет на эту тему разговаривать, пока ситуация не урегулирована в Кодорском ущелье. Документ этот уже подготовлен, все участники этой группы одобрили его и теперь его должны вручить сторонам. Мы неоднократно говорили о том, что для нас этот документ неприемлем, потому что он предполагает разделение конституционных полномочий, что говорит о едином государстве и строится на принципах территориальной целостности Грузии, что также для нас неприемлемо. Потому что основой нашего конфликта как раз являются наши разные взгляды на эту остро стоящую в мире проблему: территориальной целостности и права народа на самоопределение. Мы исходим из второго, грузины исходят из первого принципа. В этом документе априори закладывается принцип территориальной целостности Грузии. Однозначно, что мы его не можем принять. Это принципиальные вопросы для нас. Как только проблема Кодорского ущелья будет урегулирована, очевидно, мы столкнемся с попыткой вручить нам этот документ. И наверно это будет серьезное давление на абхазскую сторону. Известно, что такого давления, какое оказывается на абхазскую сторону, ни в одном переговорном процессе никогда и нигде не оказывалось. Тем не менее мы намерены твердо отстаивать свою позицию в этом вопросе. Пока он нам не вручен. Хотя там и говорится, что он не носит обязательный характер. Но после того, как мы его примем, все модели, которые мы будем обсуждать, будут строиться на принципе соблюдения территориальной целостности Грузии. Мы взять на себя такие обязательства не можем. Мы готовы обсуждать межгосударственную модель взаимоотношений, мирное сосуществование».

Однако грузинским беженцам из Абхазии, количество которых примерно 240 тысяч, все труднее мириться с тем, что им приходится жить далеко от своих домашних очагов. Многие из них во всем обвиняют Россию, которая, по их мнению, во время войны помогала абхазам, а сейчас не делает ничего, чтобы урегулировать конфликт. Грузинский беженец:

«Конфликт спровоцирован Россией. Россия должна уйти, мы грузины и абхазы встанем друг против друга и помиримся».

В Абхазии придерживаются на этот счет прямо противоположного мнения. Вот что думает лидер Союза ветеранов грузино-абхазской войны Гарри Саманба:

«Мы видим Абхазию суверенным государством, но при этом хотим иметь очень теплые отношения с Россией. Никаких других со стороны Грузии или может быть со стороны Турции мы не хотим иметь. Мы знаем, кто нас поддерживал, когда нам тяжело было, кто рядом с нами стал. Это не секрет: добровольцы с юга России. Некоторые сегодня говорят: чеченцы в Абхазии сделали все, чтобы Абхазия оказалась в выигрышной ситуации. Учитывая, что я руководил военными операциями, я скажу вам так: больше 40 человек чеченцев в моей бригаде не было, у меня бригада достигала до 5000 человек. И с юга России помогали, поднимали наш дух. Но 95% того, что было сделано, и 95% погибших это люди абхазской национальности. Были армяне, потому что они тут живут, третье место занимают после русских в Абхазии. Батальон у них был, делали свое дело».

После войны ситуация в Абхазии серьезно обострялась дважды: в мае 98-го года в Гальском районе и прошлой осенью в Кодорском ущелье. Река Кодор, протекающая по ущелью, пересекает всю Абхазию и впадает в Черное море примерно в 30 км от Сухуми. Верховья реки Кодор труднодоступная горная местность, населенная грузинами сванами. Это единственная территория Абхазии, не контролируемая из Сухуми. Руководит общиной сванов назначенный Тбилиси губернатор Горной Сванетии Эмзар Квициани. Кодорское ущелье является своеобразным коридором из Западной Грузии в Абхазию. На грузинской стороне на входе в ущелье стоят два поста российских миротворцев, но пройти мимо них незаметно горными тропами для людей, знающих местность, не составляет особого труда. Именно таким путем проникли летом и осенью прошлого года в Абхазию интернациональные отряды боевиков под командованием чеченского полевого командира Руслана Гелаева. В Сухуми содержатся в заключении пятеро пленных, принимавших участие в осенних событиях: два чеченца, кабардинец, сван и мегрелец. Мегрелец Герваси Джологуа, уроженец села Квемо Боргеби в Гальском районе Абхазии, и стал тем проводником из местных жителей, который помог боевикам попасть в Кодорское ущелье. Вот что он рассказал о своих встречах с Гелаевым:

«Мы встречались три раза. Он оставлял впечатление абсолютно порядочного человека. У нас не было такого договора чтобы воевать. Он был заинтересован в том, чтобы иметь не одно место базирования. Видимо, хотел расширить свои возможности. Но кто и как его втянул я не знаю. Сначала хотели в Мингрелии сделать базу. 70 человек близкое окружение Гелаева я помог перевезти в Мингрелию. Это было в конце июля. В Панкисском ущелье у кистинцев мы взяли машины. У нас было три машины всего: К-66 и два КАМАЗа. Все это они организовали, мы ждали его на выходе города Ахмета. Мы даже не заходили в ущелье. Мы знали, что 29 меняются в ущелье внутренние войска. Мы накрыли машины брезентом и на большой скорости с зажженными фарами никто не подозревал, что это машины неофициальные. Все думали, что это едут машины внутренних войск. Так мы дошли до Цаленджихского района. Мы сделали бросок почти в 600 км. Потом грузинское правительство нас вынудило уйти оттуда. Они опасались того, что чеченские боевики оказались слишком близко к российским миротворцам. Потом начало происходить что-то непонятное, я не мог все контролировать. Потом этих людей стало уже не 80, а 200. Потом когда мы оказались в Сакене, их становилось все больше и больше. Я все не мог контролировать: откуда они прибывают и кто их привозит. Мы обошли российский пост, мы так его обошли, что они не могли нас увидеть. Я скажу, что там такие места есть, где можно их обойти свободно, так что миротворцы не виноваты ни в чем. Российские военные совершенно не в курсе были, что там происходило. В начале сентября уже мы были на территории Абхазии. В Сакене, это начало Кодорского ущелья, мы были, перебрались через перевал Хида».

Я прошу слушателей принять во внимание, что этот человек сейчас находится под следствием и его собираются предать суду в Абхазии. Абхазы утверждают, что вся акция по переброске боевиков из Панкисского ущелья, граничащего с Чечней, в Кодорское ущелье на территории Абхазии была организована грузинскими спецслужбами. Так думает, например, заместитель министра обороны Абхазии Гарри Купалба.

Замминистра говорит о том, что все организовал секретарь совбеза Саджая, недавно покончивший самоубийством. Масхуд Джабраилов уроженец Веденского района Чечни. Ему 25 лет. Был взят в плен абхазскими ополченцами осенью прошлого года. С весны прошлого года находился в Панкисском ущелье. Там же, по его словам, находились известные чеченские полевые командиры:

«Абдул-Малик был. Он командир ваххабитов. Он чеченец, но чеченцы считают его своим врагом. Было время, что он против чеченцев воевал, после первой войны это было. Ваххабиты отдельно живут. С ними невозможно завязать дружбу. Они какие-то замкнутые и своеобразные люди. В основном в лесу живут они. Гелаев тоже был там. Я лично с ним не знаком, но я видел его, когда сюда мы ехали. В лицо его знаю. Я так считаю, что ему тоже не простят чеченцы. Я думаю, чеченцы считают, что он их подставил».

Масхуд утверждает, что он и многие другие простые чеченцы были обмануты: они не знали, что их везут в Абхазию. Гелаев им обещал скорое возвращение домой, в Чечню.

«Говорили, что машины, в которые загружается отряд гелаевский, едут в Чечню. Я решил поехать домой. Все беженцы говорили это. Привели сюда, я не мог никуда уйти, я Грузию не знаю. Мы знали, что находимся в Грузии. Полностью они были как отряд упакованы, и вещи, и оружие, что должно быть у военного человека, у них с собой было. Мне тоже выдали оружие. У меня был автомат, два рожка. Сказали, повезут в Чечню домой. Они ехали воевать за Чечню. Человек 200-250 было. Нас везли в военных машинах марки КАМАЗ. Которые нас везли были грузины в военной форме. Прилетал вертолет, боеприпасы, продукты питания привезли. Возле водохранилища когда были, чеченцы, которые из Чечни пешком пришли, говорили: такое озеро было, когда мы шли в Грузию. Даже возле водохранилища мы еще думали, что идем в Чечню. С грузинами общаться нам запрещалось. Они отдельно были от нас. Но в передвижениях смешивались. Я лично понял, что мы в Абхазии, когда боевые столкновения были, и один грузин сказал: вон за той горой село, где я родился. Мы находимся в Абхазии. Мы втроем решили уйти от отряда при первой же возможности. Это совсем не то, что нужно мне. За Абхазию 130 чеченцев погибли. Я знал некоторых людей, которые за Абхазию воевали. Это очень хорошие ребята. Мы узнали, что нас подставили. Сказали, что в Чечню везут, а оказались в Абхазии».

Осенью в Кодорское ущелье вслед за боевиками были введены грузинские войска. Как утверждает Тбилиси, для защиты живущих там мирных жителей. Вывода этих войск сейчас добивается Сухуми. 2 апреля стороны подписали соглашение, в котором и грузинская, и абхазская стороны обязались вывести из ущелья свои вооруженные силы. Вывод грузинских войск должен был завершиться 10 апреля. Абхазская сторона обвиняет своих оппонентов в срыве соглашения. Тем временем появилась информация, что Гелаев с отрядами северокавказских боевиков опять перебрался в Кодорское ущелье. С конца февраля абхазские вооруженные силы находятся в состоянии повышенной боевой готовности. Но если война вспыхнет в Кодоре, многое будет зависеть от того, поддержит ли ее население Гальского района самого восточного района Абхазии, населенного этническими грузинами мегрелами. В этом районе действуют отряды партизан из числа местных жителей: Белый Легион и Лесные Братья. Прошлой осенью, по словам главы администрации района Руслана Кишмария, здесь все было спокойно:

«Командиры партизан выжидали, чем кончится в Кодоре, но местные жители даже провели митинг, что не будут участвовать. И вообще обстановка улучшилась, доверие населения к власти возросло».

Уже 9 лет Абхазия живет как осажденная крепость. О том, как влияет такая жизнь на психологию людей и внутриполитическую ситуацию в республике, мы расскажем в следующей передаче.

www.dw.com

Грузино-абхазский конфликт. Войны на руинах СССР

Грузино-абхазский конфликт

В 1810 году Абхазия — вне прямой связи с грузинскими княжествами — приняла самостоятельное решение о вхождении в Российскую империю. Грузии и Абхазии как административных единиц империи тогда не существовало, а было две губернии — Кутаисская и Тифлисская. Как только Российская империя распалась, Грузия стала на какое-то время независимой страной. Первое, что сделала новая независимая Грузия, — это предприняла интервенцию в Абхазию. В 1918 году грузинская армия оккупировала Абхазию, арестовала членов Большого Совета — схода абхазского народа. Начались грабежи, убийства. Грузины на этом, однако, не успокоились и в том же 1918 году захватили Сочинский округ, который включал в себя тогда и Гагру.

В советские времена абхазы с подозрением относились к намерению Грузии управлять Абхазией. Абхазия долго и мучительно входила в состав Грузии. То она называлась самостоятельной Абхазской республикой, то договорной Абхазской ССР в составе Грузии, то, наконец, автономной республикой. С окончательным установлением сталинского и бериевского режима в Грузии началась ползучая колонизация Абхазии и ликвидация атрибутов самоуправления, начиная с физического уничтожения ее лидеров. Все это сопровождалось вытеснением абхазского языка и абхазских этнонимов.

Приняв 9 апреля 1991 года «Акт о восстановлении государственной независимости Грузии» и признав себя правопреемницей Грузинской Демократической Республики образца 1918–1921 годов, новая Грузия сделала выбор в пользу государства, защищающего и выражающего исключительно грузинские этнические интересы и возродила нелегитимность собственного государства и межэтнические конфликты на новом витке. Вопрос о вхождении в ее состав Абхазии оставался в 1918–1921 годах открытым, и в состав Грузинской ССР Абхазская АССР (равно и как Юго-Осетинская АО) была включена уже в советский период.

Грузино-абхазский конфликт, длившийся более года (14 августа 1992 — 30 сентября 1993 г.), отягощенный историческими, политическими и идеологическими противоречиями, быстро перешел в стадию военного противостояния, которое тут же переросло в полномасштабную региональную войну.

Составной частью политики грузинизации была целенаправленная переселенческая политика. За период 1940-х — начала 1950-х годов из внутренних районов Грузии в Абхазию были переселены десятки тысяч грузин, перемещением которых занималась специально созданная организация «Грузпереселенстрой», щедро снабжавшаяся из госбюджета даже в годы Отечественной войны. В результате миграционного «вливания» грузинская община стала самой многочисленной в Абхазии. С 1926 по 1979 год число грузин в Абхазии возросло с 68 до 213 тысяч человек.

В 1989 году в Абхазии проживало: 93 267 абхазов, 239 872 грузин, 76 541 армян, 74 914 русских, 14 664 греков (всего 525 061 человек).

Идеологическим обеспечением политики грузинизации была теория, выдвинутая некоторыми грузинскими историками, объявившими Абхазию исконной территорией Грузии, а абхазов — одним из этнических ответвлений грузин.

Протесты отдельных представителей абхазской интеллигенции против курса властей раздавались еще в сталинскую эпоху, однако зарождение организованных форм сопротивления ассимиляции относится уже к периоду после правления Сталина. В конце 1950-х годов это сопротивление возглавили патриотически настроенные представители интеллигенции. Массовые митинги и демонстрации с требованием выхода Абхазии из состава Грузии и вхождения в РСФСР происходили в 1957,1964,1967,1978 годах.

Набиравшие с 1950-х годов силу национальные движения вырабатывали свою идеологию. В Грузии все более популярной становилась идея достижения независимости с последующей унитаризацией республики, в Абхазии — разрыва с Грузией, отделения от нее, что в условиях «перестроечных» свобод конца 1980-х годов вылилось в открытые требования предоставить Абхазии статус союзной республики СССР.

18 марта 1989 года в селе Лыхны состоялся многотысячный Сход абхазского народа, на котором было принято обращение к высшим инстанциям СССР о возвращении Абхазии некогда утерянного ею статуса республики союзного значения. Это послужило поводом к кровавым грузино-абхазским столкновениям на берегу реки Гализга, что под Очамчире, в ходе которых погибли 14 человек (9 грузин и 5 абхазов). С этого времени напряженность практически не спадала. Взаимоотношения Грузии и Абхазии принимали все более конфронтационный характер, что усугублялось нарастанием в общественно-политической жизни Грузии шовинистических и унитаристских тенденций.

Поводом для начала войсковой операции послужило утверждение Госсовета о том, что министр внутренних дел Грузии Роман Гвенцадзе и еще 12 человек были взяты в заложники и удерживались на территории Абхазии. Абхазская сторона категорически отвергла обвинения в захвате заложников и назвала происходящее «подготовленной оккупацией суверенной Абхазии».

14 августа 1992 года, в самый разгар курортного сезона, отряды Национальной гвардии Грузии численностью до 3000 человек под командованием Тенгиза Китовани, под предлогом преследования отрядов сторонников Звиада Гамсахурдиа, вошли на территорию Абхазии. Абхазские вооруженные формирования оказали сопротивление, но отряды Национальной гвардии за несколько дней заняли практически всю территорию Абхазии, включая Сухуми и Гагру, так как все вооружение абхазской армии состояло из стрелкового оружия, самодельных броневиков и старых градобойных пушек. Правительство во главе с председателем Верховного Совета Владиславом Ардзинбой было вынуждено переместиться в Гудауту.

15 августа грузины высадили морской десант в районе Гагр, потеснив в горы пытавшийся оказать сопротивление немногочисленный отряд абхазской береговой охраны.

Первый танк абхазского ополчения был захвачен в первый же день войны. Еще несколько единиц бронетехники было захвачено с 31 августа по 2 сентября во время неудавшегося танкового прорыва грузинских войск в сторону города Гудауты. Более 40 единиц бронетехники стали трофеями абхазской армии после разгрома гагрской группировки грузин.

Однако дальнейшие события стали развиваться не по тбилисскому сценарию. Отступив из Сухуми, абхазские части закрепились на левом берегу р. Гумиста, которая обозначила линию Западного фронта. В тылу грузинских войск, в основном на территории Очамчирского района, образовался Восточный фронт, ставший очагом партизанского движения. Важнейшим фактором его появления стало зародившееся с первых же дней конфликта и набиравшее силу добровольческое движение в защиту Абхазии.

Среди добровольцев были и представители Конфедерации горских народов Кавказа, заявившей о готовности чеченцев, кабардинцев, ингушей, черкесов, адыгейцев вместе с этнически родственными им абхазами выступить против грузин. Во главе отряда чеченских добровольцев был Шамиль Басаев. В Абхазии Басаев хорошо проявил себя во время боев с грузинскими частями, был назначен командующим Гагрским фронтом, командующим корпусом, заместителем министра обороны Абхазии, советником главнокомандующего вооруженными силами Абхазии. Отряд Басаева был в авангарде абхазских войск во время штурма г. Гагры. Получил звание подполковника. За особые заслуги президент Абхазии Владислав Ардзинба наградил Басаева орденом «Герой Абхазии». В начале 1993 года Басаев вернулся в Грозный и сформировал отдельный боевой отряд из чеченцев, принимавших участие в боевых действиях на территории Абхазии (впоследствии стал известен как «Абхазский батальон»).

Создание, подготовка, вооружение и отправка в Абхазию ополченческих формирований не могли оставаться незамеченными российскими властями, однако российское руководство предпочло не вмешиваться.

С каждым днем конфликт все более принимал характер настоящей войны, что стало неприятной неожиданностью для тбилисского руководства, рассчитывавшего на демонстрацию силы или на блицкриг.

По согласованию с Тбилиси Россия выступила с миротворческой инициативой. 3 сентября 1992 года в Москве состоялась встреча Бориса Ельцина, Эдуарда Шеварднадзе и Владислава Ардзинбы. Трудные переговоры завершились подписанием итогового документа, который предусматривал прекращение огня, вывод грузинских войск, обмен военнопленными, обеспечение возвращения беженцев, которых к тому времени насчитывалось уже несколько десятков тысяч человек, возобновление деятельности органов власти Абхазии на всей территории республики. Однако ни один пункт соглашения выполнен не был, грузинские войска продолжали оставаться на прежних позициях. Боевые действия возобновились.

2—6 октября был ликвидирован гагринский плацдарм. Грузинские войска были разбиты, абхазские части вышли к российско-абхазской границе на р. Псоу, прорвав тем самым кольцо военной блокады вокруг Гудауты. К концу 1992 года обострилась ситуация с высокогорным шахтерским городом Ткварчели, который с началом конфликта оказался практически отрезанным от остальной Абхазии. Связь с Гудаутой поддерживалась лишь при помощи гуманитарного воздушного коридора, но после того как 14 декабря 1992 года грузинская сторона сбила вертолет с беженцами из блокированного города всякая связь с внешним миром прервалась. Ткварчельцы были спасены от голода и страданий гуманитарной акцией МЧС России, проведенной летом 1993 года.

Летом боевые действия интенсифицировались. 2 июля на участке побережья Восточного фронта абхазы высадили морской десант. На Западном фронте, форсировав Гумисту, абхазские войска, один за другим, освободили населенные пункты правобережья севернее Сухуми, подойдя к ближним подступам города.

Отчаянное положение, в котором оказались грузинские войска, вынудило российское правительство оказать давление на абхазскую сторону. 27 июля в Сочи было заключено соглашение о прекращении огня.

16—27 сентября 1993 года разгорелось сражение, вошедшее в историю конфликта как «Битва за Сухум». Абхазы нарушили перемирие и возобновили наступление. Для усиления своей группировки грузины попытались перебрасывать войска в Сухуми на гражданских самолетах. Абхазы, развернув настоящую охоту на гражданскую авиацию, сумели сбить с зенитных установок на катерах несколько самолетов, заходивших на посадку в аэропорту Сухуми. Значительную роль сыграло также получение абхазами от России некоторого количества артиллерийских орудий и минометов, обеспечение их необходимыми боеприпасами и обучение боевых расчетов.

27 сентября Сухуми был взят абхазскими и северокавказскими отрядами (в составе которых боевой опыт получили многие будущие чеченские террористы, в том числе Шамиль Басаев и Руслан Гелаев). Эвакуацию грузинских военных и гражданского населения осуществлял российский Черноморский флот, хотя крупные массы беженцев пытались выбраться из Сухуми также на восток, через Кодорское ущелье, и вдоль побережья. Существует несколько противоречивых версий относительно того, каким образом удалось выбраться из осажденного города самому Эдуарду Шеварднадзе, однако и абхазы, и грузины сходятся во мнении о том, что он бросил свои войска и мирное население на произвол судьбы.

После взятия Сухуми были захвачены в плен и казнены 17 министров прогрузинского правительства Абхазии во главе с Ж. Шартава.

К 30 сентября 1993 года абхазскими и северокавказскими вооруженными формированиями контролировалась уже вся территория автономии. Около 250 тысяч этнических грузин, в страхе перед реальной или предполагаемой угрозой со стороны победителей, бросились в бегство — покинули свои дома и ушли самостоятельно через горные перевалы или были вывезены в Грузию по морю. Лишь небольшая их часть через несколько лет смогла вернуться домой.

Поражение в Абхазии привело к падению морального духа грузинской армии. Одновременно активизировались вооруженные отряды сторонников свергнутого президента Гамсахурдиа, пользовавшегося большой поддержкой на западе Грузии. Часть грузинских войск перешла на его сторону. Грузино-абхазская война длилась 413 дней и закончилась 30 сентября 1993 года

На берегах Ингури с 1994 года были дислоцированы 1500 российских миротворцев. После начала миротворческой операции российских войск в пограничный Гальский район Абхазии вернулись 60–65 тысяч беженцев. В Грузии остались 100–120 тысяч беженцев.

Идя на поводу у Грузии, в начале 1994 года Россия учредила экономическую блокаду Абхазии, желая добиться от республики признания ее вхождения в Грузию.

Переговоры по достижению взаимоприемлемого урегулирования между Грузией и Абхазией начались спустя два месяца после окончания боевых действий. Их первый раунд состоялся в Женеве, где 1 декабря 1993 года был подписан Меморандум о понимании. Стороны обязались «не применять силу или угрозу силы друг против друга на период продолжающихся переговоров по достижении полномасштабного политического урегулирования конфликта». Была достигнута договоренность об обмене военнопленными по принципу «всех на всех», об обязательствах по решению проблемы беженцев и о начале работы групп экспертов по выработке рекомендаций о политическом статусе Абхазии.

На завершающем этапе грузино-абхазской войны только в сентябре 1993 года абхазцы захватили 70 единиц бронетехники. Кроме того, в том же месяце в качестве трофеев оказалось более 80 артустановок различного калибра, 5 установок БМ-21 «Град», 42 миномета 120- и 80-мм калибра, а также зенитные орудия ЗУ-23 и С-60 и огромное количество боеприпасов к ним.

Впрочем, абхазские военные не скрывали, что большую помощь в обучении артиллерийских кадров абхазской армии в 1993 году оказали офицеры запаса бывшей Советской Армии.

Более 400 боевых вылетов совершили абхазские пилоты во время войны. Кроме того, они доставляли военные грузы на Восточный фронт, вывозили раненых, женщин, детей и стариков из блокадного Ткварчели.

В сентябре 1992 года в Пицунде инициативная группа, которую возглавил Л. Катиба, начала формировать абхазские ВМФ из тех немногих плавсредств, которые оказались в руках ополченцев. Это были прогулочные теплоходы «Комсомолец Абхазии», «Сухум», катера «Радуга-5» и «Радуга-08», а также морская самоходная баржа.

Первой операцией абхазского ВМФ можно назвать участие в освобождении Гагры и ее окрестностей. Дальнейший период становления ВМФ Абхазии тесно связан с именами Р. Нанбы и Ю. Ачбы. Первый был мичманом российского ВМФ. Второй — до демобилизации в 1985 году служил капитаном 2-го ранга ВМФ СССР, командовал боевой частью атомной подводной лодки Северного флота. После того как ему удалось выбраться из оккупированного Сухуми в январе 1993 года, он возглавил абхазский ВМФ. Несмотря на то что на грузинской стороне находилось большее число плавсредств, именно абхазские военные моряки доминировали в водах Абхазии.

Конфликт принес руководству официального Тбилиси много неожиданностей. Никто, и прежде всего инициаторы похода — действовавший в тот период триумвират Шеварднадзе — Китовани — Иоселиани, — не ожидал, что кампания не ограничится двух-трех-дневными стычками с последующим подавлением абхазского сепаратизма, а завершится лишь через год поражением и беспорядочным бегством из Сухуми

Поражение стало для Грузии едва ли не высшей точкой общественного разочарования, разрушившего последние надежды на ожидавшийся государственный и культурный ренессанс страны. Потеря Абхазии развенчала и другую, казавшуюся незыблемой, константу общественного самосознания — идею единой, неделимой, унитарной Грузии, в рамках которой виделась единственная возможность ее независимого существования.

Большой неожиданностью для грузин стала поддержка, оказанная Абхазии северокавказскими народами, прежде всего родственными абхазам адыгами (кабардинцы, адыгейцы, черкесы), а также чеченцами, осетинами, казаками и др.

Чтобы объяснить себе и миру происшедшее, грузинами были пущены в ход различные пропагандистские трюки с целью принизить вклад в победу собственно абхазов, которые якобы пользовались неограниченной поддержкой «красно-коричневых сил имперского реванша», а сами составляли меньшинство в своей армии, набранной в основном из «боевиков, наемников, чеченцев-басаевцев, афганцев, кадровых офицеров русской армии, бойцов армянского батальона имени Баграмяна и прочего интернационального сброда».

С лета 1994 года в Абхазии осуществляли миротворческо-разделительную миссию российские батальоны. Грузинская сторона неоднократно высказывала неудовлетворение действиями миротворцев, которые, по мнению Тбилиси, практически ничего не делали для начала процесса массового возвращения грузинских беженцев и фактически выполняли роль пограничных сил.

30 мая 1997 года парламент Грузии принял решение о выводе российских миротворцев после 31 июля 1997 года, если последние не выполнят возложенные на них функции. Разумеется, это решение так и осталось на бумаге.

Позиция официального Тбилиси в урегулировании грузино-абхазского конфликта всегда отличалась непоследовательностью. В последние дни 1997 года, приняв Энвера Капба — посланца президента Абхазии, Шеварднадзе благожелательно отозвался об этой встрече, отметив, что он «приветствует диалог с любым абхазским лидером или с каждым абхазом».

Однако вслед за этим из Тбилиси прозвучал призыв использовать в отношении Абхазии силовой «боснийский вариант». В Грузии росло число политиков, высказывавшихся за применение элементов силового принуждения для окончательного урегулирования грузино-абхазского конфликта. О возможности проведения в Абхазии миротворческой операции по так называемому «боснийскому формату» заявлял и сам Шеварднадзе.

Тем не менее 345-й парашютно-десантный полк, дислоцировавшийся в Гудауте и составлявший основу российского миротворческого контингента в Абхазии, был расформирован и до 1 мая 1998 года покинул военную базу «Бамбора». Оставалась неясной перспектива дальнейшего развития событий в этом районе после вывода полка. Не секрет, что 345-й полк сыграл не последнюю роль в драматических событиях 1992 года, когда помог Сухуми выиграть войну против Тбилиси.

Коллективные силы по поддержанию мира в Абхазии (КСПМ) были развернуты по обе стороны от реки Ингури 17 июня 1994 года в соответствии с Московским соглашением о прекращении огня и разъединении сил, подписанным грузинской и абхазской сторонами 14 мая 1994 года.

Штаб КСПМ располагался в санатории города Сухуми. КСПМ имели на вооружении БМП, Т-72, БТР, БМД, артиллерию, вертолеты, стрелковое оружие. В соответствии с мандатом количество КСПМ было определено в 2500 человек, но реально до начала российско-грузинской войны они насчитывали приблизительно 1500 человек и состояли из 3 мотострелковых и 1 парашютно-десантного батальонов, танковой роты, артиллерийского дивизиона, отдельного вертолетного отряда, штабов для управления этими силами. Подразделения КСПМ действовали в зонах безопасности секторов Гали и Зугдиди. Штабы батальонов были расположены в городах Зугдиди и Гали и осуществляли руководство миротворческими силами в своем секторе зоны безопасности. Для мобильности управления имелось по одной оперативной группе, которыми управляли заместители командующего КСПМ.

В Зугдидском секторе дислоцировался 12-й Батумский (на 65 % состоящий из представителей аджарской национальности) и 102-й Ленинаканский (приблизительно на 65 % состоящий из представителей армянской национальности) мотострелковые батальоны. В Гальском секторе — мотострелковый батальон 27-й гвардейской мотострелковой дивизии, предназначенной для участия в миротворческой деятельности, и 7-й Гудаутский парашютно-десантный батальон (345-го гвардейского полка ВДВ, 7-й воздушно-десантной дивизии). Подразделения батальонов КСПМ несли основную службу на КПП, а также осуществляли патрулирование. КСПМ имели право останавливать машины, досматривать грузы, осуществлять деятельность против террористических и криминальных групп.

В соответствии с «Соглашением о прекращении огня и разведению сил» зоной безопасности была объявлена территория в 24 км по глубине (два сектора, по 12 км вправо и влево от реки Ингури) и по фронту — до 80 км. В зоне безопасности не должно было быть вооруженных сил и тяжелой боевой техники.

Затем следовала зона ограниченных вооружений, которая в глубину от зоны безопасности составляла 20 км и с той, и с другой стороны. По соглашению в этой зоне не должны были находиться вооруженные силы и тяжелая боевая техника (все артиллерийские орудия и минометы калибра свыше 80 мм, танки и бронетранспортеры).

Несмотря на это, перед началом последней войны серьезный размах приобрела террористическая деятельность в регионе, в основном на юге Гальского сектора зоны безопасности, где проживали преимущественно граждане грузинской и мегрельской национальности, негативно настроенные против абхазских властей. Через посты КСПМ было очень легко проникать. Террористические группы имели хорошую разведку и пользовались поддержкой грузинского населения. Объектами террористических групп являлись абхазское руководство (только с 1994 года были убиты 28 официальных лиц Абхазии), абхазские военные объекты, административные здания, пункты милиции, дороги. Проникновение террористических групп осуществлялось через южное направление по реке Ингури. Этому способствовала плохая осведомленность КСПМ и отсутствие разведки для отслеживания их перемещения.

Террористические группы, орудующие в Гальском секторе, формировались из состава беженцев и проходили спецподготовку в антитеррористическом центре армии Грузии в населенном пункте Торса (готовящем грузинский спецназ), расположенном с грузинской стороны на границе зоны ограниченных вооружений.

Оценивая в целом роль КСПМ, можно констатировать, что Россия заняла ключевые позиции (дороги, мосты, коммуникации в Гальском и Зугдидском секторах), что очевидно предотвратило попытку военного решения Грузией вопроса «восстановления территориальной целостности государства». КСПМ обеспечили безопасность государственного строительства независимой Абхазии.

В ноябре 1998 года началась ротация миротворцев в зоне грузино-абхазского конфликта. Воинский контингент 433-го мотострелкового полка 27-й гвардейской мотострелковой дивизии под командованием подполковника Дмитрия Коваленко отправился в зону грузино-абхазского конфликта для выполнения миротворческих задач. В этой «горячей точке» военнослужащие соединения несли службу с мая 1995 года. Здесь побывали более трех с половиной тысяч воинов-миротворцев, многие из которых отмечены боевыми наградами. В конце 2005 года часть сменил батальон российской 15-й отдельной миротворческой бригады.

Надо отметить, что в течение пяти лет после завершения конфликта Абхазия существовала в условиях фактической блокады со стороны как Грузии, так и России. Затем, однако (особенно с приходом к власти Владимира Путина), Россия, вопреки решению саммита СНГ, запрещающему любые контакты с сепаратистами, начала постепенно восстанавливать трансграничные хозяйственные и транспортные связи с Абхазией. Российские власти утверждали, что все контакты между Россией и Абхазией осуществлялись на частном, негосударственном уровне. Грузинское руководство считало предпринимаемые со стороны России действия «попустительством сепаратистскому режиму». «Существенной поддержкой сепаратистского режима», по мнению Грузии, была выплата населению российских пенсий и пособий, ставшая возможной после предоставления российского гражданства значительной части (более 90 %) населения Абхазии в рамках обмена советских паспортов.

В начале сентября 2004 года возобновилось прерванное в 1992 году железнодорожное движение по маршруту Сухуми — Москва. Для восстановления дороги в Абхазию из Ростова-на-Дону была доставлена специальная техника, в том числе три вагона шпал. Было восстановлено 105 км железнодорожного полотна, более 10 км тоннелей.

В конце сентября 2004 года было установлено регулярное автобусное сообщение между Сочи и Сухуми. При этом российско-грузинская граница на Военно-Грузинской дороге была, наоборот, на некоторое время закрыта после теракта в Беслане.

Приход к власти М. Саакашвили в 2004 году означал нарастание напряженности. Саакашвили не скрывал своих авантюристических замыслов и постоянно подчеркивал, что регион «находится под контролем российских генералов и открыт для другой незаконной деятельности».

Надо отметить, что единственным районом Абхазии, который контролировала Грузия (до августа 2008 года), являлось Кодорское ущелье. Это ущелье составляет треть территории Абхазии. Во время грузино-абхазского конфликта 1992–1993 годов здесь были сформированы отряды сванского ополчения, воевавшие на стороне Грузии против абхазов. Наиболее влиятельным полевым командиром был Эмзар Квициани, возглавлявший отряд «Монадире». Во многом благодаря ему абхазы не смогли установить контроль над территорией ущелья.

По условиям мирных соглашений, подписанных в 1993 году, территория Кодорского ущелья, представлявшая собой удобный плацдарм для нападения на Абхазию, находилась под постоянным контролем миротворческих сил и миссии ООН по наблюдению в Грузии.

Местные полевые командиры признали юрисдикцию грузинского правительства лишь формально. Фактически же Кодорское ущелье превратилось в неконтролируемую территорию. Отряд «Монадире», охранявший линию разделения Грузии и Абхазии, с 1998 года считался батальоном вооруженных сил Грузии, но фактически подчинялся лично Квициани. С именем Квициани связывали периодические похищения в Кодорском ущелье сотрудников миссии ООН и высокопоставленных грузинских чиновников, происходившие в 1996–1999 годах, пока Квициани не был назначен уполномоченным грузинского президента в этом регионе.

В 2001 году через территорию Кодорского ущелья при содействии Квициани была предпринята неудавшаяся попытка вторжения в Абхазию отряда чеченских боевиков под руководством Руслана Гелаева. Позднее местные жители-сваны заключили соглашение с абхазами о ненападении и недопущении в зону верхней части Кодори вооруженных формирований, а за это сваны получали содействие абхазских властей в экономической и социальной сфере.

В 2003 году, во время «революции роз» в Грузии, Квициани поддержал Эдуарда Шеварднадзе, в связи с чем в декабре 2004 года он был снят со своего поста, а в апреле 2005 года министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили подписал распоряжение о расформировании его отряда, которое, однако, не было выполнено.

22 июля 2006 года Квициани поднял мятеж против грузинского правительства, потребовав отставки руководителей силовых ведомств. 25 июля в нарушение Дагомысских соглашений 1993 года в Кодорское ущелье были введены грузинские войска. В Грузии было объявлено, что сам Квициани и остатки его отряда укрылись на территории России.

27 июля Саакашвили объявил о завершении операции в Кодори, после чего заявил о том, что в ущелье переедут правительство и парламент Абхазии в изгнании, находившиеся с 1993 года в Тбилиси. Лидер Абхазии Сергей Багапш заявил, что если это произойдет, то Абхазия не только выйдет из всех переговоров с Грузией, но и «оставляет за собой право не допустить размещения в ущелье марионеточного правительства».

31 июля посетивший Тбилиси заместитель госсекретаря США по странам Европы и Евразии Мэтью Брайза после переговоров с грузинским руководством назвал «законной» проведенную спецоперацию в Кодорском ущелье, которая, по его мнению, направлена «против криминальных элементов с целью защиты прав и интересов граждан Грузии». Брайза заверил, что США поддерживают действия грузинских властей.

31 июля в Абхазии появились первые представители северокавказских республик России (некоторые из которых участвовали в грузино-абхазском конфликте 1992–1993 гг.), предложившие абхазским руководителям помощь из Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, чтобы защитить в Абхазии интересы России. Президент Абхазии Сергей Багапш, встретившись с ними, попросил не «создавать неразбериху и не мешать профессиональным военным». По его словам, за последний год Абхазия хорошо подготовилась в военном плане, чтобы самостоятельно организовать свою оборону. По его мнению, само по себе Кодорское ущелье опасности для Абхазии не представляет — грузинская армия не сможет пройти через Кодорское ущелье, несмотря на всю его стратегическую важность, потому что оно не приспособлено для проезда военной техники. Багапш заявил, что абхазское руководство больше всего беспокоит ситуация в Гальском районе (населенном преимущественно грузинами-мегрелами) и возможность нападения с моря. В то же время размещение в Кодорском ущелье абхазского правительства в изгнании воспринималось как политическая угроза, способная помешать потенциальному международному признанию независимой Абхазии.

В Министерстве обороны Абхазии полагали, что группировка войск в ущелье наращивалась Грузией не для войны, а для того, чтобы охранять правительство в изгнании и готовить плацдарм — по данным абхазов, в ущелье размещаются подразделения инженерных войск, связисты, разведчики. Тем временем Абхазия усилила свою военную группировку у входа в ущелье. Был произведен призыв резервистов.

2 августа была завершена переброска в Кодорское ущелье многих членов правительства и парламента Абхазии в изгнании. В связи с требованием Тбилиси допустить к переговорам с Сухуми представителей «законного правительства Абхазской автономной республики» грузино-абхазские переговоры оказались сорваны. Абхазская сторона заявила, что ни при каких обстоятельствах не сядет за стол переговоров, если за тем же столом окажутся представители «автономистов».

Как заявил премьер-министр Грузии Зураб Ногаидели, правительство «Абхазской автономной республики» разместится в селе Чхалта (последнее грузинское село Кодорского ущелья перед постами российских миротворцев, разделяющими грузинские и абхазские формирования), а «Верховный совет Абхазской автономной республики» — в селе Ажара (административный центр Кодорского ущелья).

13 октября 2006 года Совет Безопасности ООН единогласно одобрил новый проект резолюции по Грузии, внесенный Россией. В резолюции содержалось осуждение Грузии за нагнетание ситуации в Кодорском ущелье и призыв к исполнению всех международных договоренностей. Резолюция также предусматривала продление до 15 апреля 2007 года мандата военных наблюдателей ООН в зоне грузино-абхазского конфликта и содержала призыв к грузинской стороне соблюдать, в том числе в Кодорском ущелье, положения Московского соглашения 1994 года. В начале октября Москва дважды вносила проекты резолюции по Грузии, но из-за сопротивления со стороны США они так и не были приняты. Ранее России удалось убедить ООН в необходимости возобновить патрулирование верхней части Кодорского ущелья, прерванное еще летом 2003 года, причем с участием российских миротворцев, против чего активно возражала грузинская сторона.

11 марта 2007 года марионеточное «абхазское правительство в изгнании» обвинило российских миротворцев в том, что они совместно с вооруженными формированиями Абхазии минируют переходы из Гальского района Абхазии в Зугдидский район Грузии — по их словам, это делается для того, чтобы обеспечить явку грузинского населения Гальского района на повторные выборы в парламент Республики Абхазия.

В ночь на 12 марта верхняя часть Кодорского ущелья — села Чхалта, Ажара и Генцвиши — подверглись обстрелу. Грузинская сторона сразу же поставила в известность о случившемся командование российских миротворцев и представителей миссии военных наблюдателей ООН. Министерство обороны Грузии перевело вооруженные силы страны на казарменное положение. В повышенную готовность были приведены подразделения МВД Грузии. Ночью из Тбилиси на базу в Сенат (запад Грузии) началась переброска боевых вертолетов.

По состоянию на начало августа 2008 года Кодорское ущелье оставалось единственной территорией Абхазии, которая контролировалась Грузией. Через сутки после начала активной фазы грузино-югоосетинского конфликта 2008 года — 9 августа — абхазские вооруженные силы начали операцию по вытеснению остающихся грузинских войск из Кодорского ущелья. Несмотря на заявления грузинской стороны о готовности отразить любое нападение абхазских вооруженных сил, к 12 августа 2008 года Кодорское ущелье перешло под контроль Абхазии. 13 августа Абхазия официально заявила о завершении операции, после чего активные боевые действия закончились.

На момент начала операции в Кодорском ущелье находилось 1,5 тысячи грузинских солдат, расположено 5 опорных пунктов и средства ПВО. Операция абхазской армии стала реакцией на отказ грузин уйти из ущелья добровольно. В ней приняли участие только абхазские солдаты и резервисты вооруженных сил республики. В операции по вытеснению грузинских военных из Кодорского ущелья абхазская армия задействовала тяжелую артиллерию и авиацию.

Абхазские вооруженные силы на момент начала операции были представлены тремя мотострелковыми бригадами (в каждой 3–4 мотострелковых батальона и один танковый батальон), артиллерийским полком, инженерным, горнострелковым и разведывательным батальонами, подразделениями ПВО, двумя противотанковыми ракетными дивизионами, отдельными группами специального назначения, авиационными подразделениями, тремя катерными дивизионами, подразделениями морской пехоты, боевых пловцов, береговой артиллерии. Для оперативной мобилизации из резервистов были сформированы резервные бригады. Численность личного состава — 5 тысяч человек (до 10 тысяч вместе с формированиями МВД, сил безопасности, погранвойск, таможни, и до 28 тысяч при полной мобилизации). Эти силы были рассредоточены по трем военным округам- Восточному (Очамчира), Центральному (Сухуми) и Западному (Пицунда).

На вооружении сухопутных войск — около 70 танков (2/3 из них — Т-72, остальные — в основном Т-55), 85 орудий и минометов, в том числе — 152-мм гаубицы и САУ, 116 единиц бронемашин. Авиационные подразделения: один истребитель МиГ-23, два штурмовика Су-25, три учебно-боевые машины Л-39, три Ан-2, один Як-52, два вертолета Ми-8Ти два Ми-8. В составе военно-морских сил — 2 дивизиона морских катеров (8 единиц типа «Гриф», 2 единицы типа «Кулик», 2 единицы катеров проекта 1204, несколько единиц типа «Невка» и «Стриж»).

22 августа начальник Генерального штаба ВС Абхазии Анатолий Зайцев заявил, что грузинская армия после полного захвата Южной Осетии планировала через 3 часа начать наступательную военную операцию против Абхазии. По его словам, планы у Грузии были таковы: «Наносился мощный авиационный удар, производилась высадка первого эшелона десанта с моря в количестве 800 человек на быстроходных катерах, затем еще раз 800 человек должно было высадиться в Сухуми, а 6 тысяч человек должны были наносить удар артиллерией и реактивными системами, дальностью стрельбы 45 км, по нашим горнострелковым батальонам в Кодорском ущелье и блокпостам российских миротворческих сил. Грузины предполагали, что наши подразделения и блокпосты «голубых касок» будут снесены шквальным огнем в этом узком ущелье, и после этого грузинская группировка начинала наступать в направлении Сухуми».

Точку в грузино-абхазском конфликте поставил факт признания независимости Абхазии со стороны Российской Федерации (26 августа 2008 года) и ряда других государств.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

public.wikireading.ru

История грузино-абхазского конфликта | Conciliation Resources

Грузино-абхазский конфликт длится  более полувека. Война в начале 1990-х годов оставила после себя травмы, отсутствие безопасности, перемещение и препятствия на пути развития. Мирный процесс, первоначально при посредничестве ООН, а с 2008 года  при совместном посредничестве ЕС, ООН и ОБСЕ, не привел к каким-либо серьезным результатам по достижению мира путем переговоров.

Этно-политический конфликт

Напряженность в отношениях между различными этническими группами, проживающими в Абхазии, на побережье Черного моря, вылилась в вооруженный конфликт  в 1992-93 гг. Эти  трения были связаны с конкурирующими историческими претензиями со стороны грузин и абхазов на территорию Абхазии и частично подпитывались разными интерпретациями советского прошлого.

Когда Грузия объявила о своей независимости от Советского Союза в 1991 году, она воспринимала Абхазию как неотрывную часть своей территории.  У абхазов были глубокие опасения о том, что их язык, культура и национальная идентичность находятся под угрозой. Их требования больших политических полномочий и автономии нарастали с постепенным развалом Советского Союза. Пышным цветом расцветал национализм, трения нарастали, и в 1992 году разразилась 13-месячная война.

Ко времени подписания соглашения о прекращении огня, погибло, как минимум, 12 000 человек, почти четверть миллиона этнических грузин были вынуждены покинуть свои дома, а Абхазия вышла из-под грузинского контроля. Она провозгласила свою независимость в 1999 году, хотя по-прежнему оставалась  не признанной остальным миром. Грузия утверждала, что ее территориальная целостность была нарушена и что Абхазия, несмотря на свою де-факто независимость, является неотъемлемой частью грузинского государства. Обмен и контакты между сторонами конфликта носили минимальный характер, а вдоль разделительной линии постоянно сохранялось определенное вооруженное присутствие.

Война 2008 года

В 2008 году началась война с участием грузинских и российских войск в Южной Осетии, которая также стала ареной  вооруженного конфликта в начале 1990-х годов. Наследие этой короткой войны оказало глубокое влияние на последующие события. Россия, наряду с горсткой других государств, официально признала независимость Абхазии и Южной Осетии и разместила там военные базы. После 2008 года многие в Грузии воспринимают конфликты через призму российской военной оккупации. Абхазы и южные осетины оспаривают эту точку зрения и рассматривают увеличение военной, экономической и инфраструктурной поддержки со стороны России в качестве гарантии своей безопасности.

Связи между Россией и Абхазией укрепляются, их кульминацией стало подписание в ноябре 2014 г. договора о 'союзе и стратегическом партнерстве', который предусматривает более тесную координацию в области обороны, внешней политики, таможенного и пограничного контроля, правоохранительных органов, образования и социального обеспечения. Многие в Грузии истолковывают подписание договора как доказательство экспансионистской политики России на постсоветском пространстве. Горячие дебаты, а также изменения, внесенные в первоначальные проекты договора, свидетельствуют о наличии разных взглядов внутри самой Абхазии относительно степени и характера партнерства, которое должно связывать Абхазию с Россией, но российские гарантии безопасности являются для всех неотъемлемым элементом.

Тупик в переговорах

Женевские международные дискуссии под совместным председательством ЕС / ООН / ОБСЕ, к участию в которых ежеквартально приглашаются представители Грузии, Абхазии, Южной Осетии, России и США,  являются единственной официальной площадкой для обсуждения конфликтов. До сих пор прогресс в направлении достижения конкретных результатов чрезвычайно вялый, в то время как население, рядовые люди, продолжают страдать от последствий неразрешенного конфликта. 

www.c-r.org

Грузино-абхазский конфликт: 1992-2012 | Политком.РУ

13.08.2012 | Сергей Маркедонов

Двадцать лет назад 14 августа 1992 года войска Госсовета Грузии вошли на территорию Абхазии. Начался грузино-абхазский вооруженный конфликт. В результате почти четырнадцатимесячного противостояния было убито около 8 тыс. человек, порядка 18 тыс. человек получили ранения. Из 525 тыс. человек, составлявших довоенное население Абхазии порядка 200 тыс. были вынуждены покинуть свои дома.

Сегодня, через двадцать лет мы можем говорить о том, что данный конфликт помимо базового грузино-абхазского формата (конфликта между бывшей союзной республикой и входившей в него автономией на фоне распада единого государства СССР) имеет, как минимум еще два измерения. Во-первых, это - межгосударственный конфликт Грузии и России, вылившийся в августе 2008 года в отрытое военное противостояние (так называемую «пятидневную войну»). На сегодняшний день эти два государства не имеют дипломатических отношений. В соответствии с Законом Грузии «Об оккупированных территориях» (статья 2) «Автономная Республика Абхазия» рассматриваются, как регион, подвергшийся «незаконной оккупации» со стороны РФ. На территории Грузии действует правительство «Автономной Республики Абхазия», которое признается Тбилиси единственным легитимным органом власти.

Во-вторых, это серьезные внешнеполитические противоречия между США и их союзниками с одной стороны и РФ с другой. «Пятидневная война» спровоцировала самый серьезный кризис в отношениях между Россией и Западом за все время после окончания «холодной войны» и распада Советского Союза. Никогда за период 1991-2008 годы взаимная риторика не была столь отталкивающей и ожесточенной. И сегодня, несмотря на определенное потепление отношений, кавказская геополитика остается той темой, которая противопоставляет Москву с одной стороны, Вашингтон и союзников США с другой. Если российское руководство официально рассматривает Абхазию и Южную Осетию, как новые независимые государства, то американский истеблишмент и лидеры европейских стран настаивают на соблюдении «территориальной целостности Грузии». При этом США и некоторые страны ЕС, как и официальный Тбилиси, используют применительно к Абхазии и Южной Осетии такое определение, как «оккупированные территории». Так на сайте Белого дома в специальном комментарии, посвященном российско-американской «перезагрузке» говорится о том, что «администрация Обамы по-прежнему имеет серьезные разногласия с российским правительством по поводу Грузии. Мы продолжаем призывать Россию прекратить ее оккупацию грузинских территорий Абхазии и Южной Осетии». 29 июля 2011 года Сенат США принял резолюцию в поддержку «территориальной целостности» Грузии, которая содержала требование к России прекратить оккупацию (при этом ее авторами выступили сенатор-республиканец Линдси Грэм и сенатор - демократ Джин Шахин). В 2010-2011 гг. ряд европейских стран (Литва, Румыния), Европарламент, Парламентская Ассамблея НАТО также признали факт российской «оккупации» территорий Грузии.

Между тем, растущее внимание политиков и экспертов к двум последним форматам (понятное в свете событий последних четырех лет) приводит к недооценке первоосновы для его вызревания в период распада Советского Союза. В итоге получается искаженная односторонняя оптика, мешающая адекватному восприятию реальностей. В этой связи представляется наиболее продуктивной равновесное освещение всех трех основных форматов этнополитического конфликта в Абхазии.

Борьба за самоопределение в условиях распада СССР

Динамика грузино-абхазского противостояния в период поздней «перестройки» и сразу после распада Советского Союза стала наглядной демонстрацией парадоксов этнонационального самоопределения в Советском Союзе. Республиканские движения за национальную независимость в союзных республиках считали само собой разумеющимся сецессию. При этом они категорически отрицали такие модели для будущих независимых государств, как федерализм, усматривая в нем своего рода повторение модели Советского Союза и потенциальную сепаратистскую опасность. Отсюда и крайний этноцентризм таких движений, и нежелание видеть в представителях «автономных», а не «союзных» элит своих партнеров и сторонников. В грузинском национальном движении только единицы высказывались за поиск диалога с абхазской элитой, привлечение ее в ряды своих союзников по борьбе за отделение от СССР и построение независимой государственности (Ивлиан Хаиндрава, Давид Бердзенишвили). Однако их позиция не стала доминирующей. Не лучшим образом сработали и такие спонсоры «национально-освободительного проекта», как представители грузинской теневой буржуазии, не желавшие делиться с представителями «иноэтничного бизнеса». Ради объективности стоит сказать и о том, что абхазское национальное движение периода заката СССР было во многих чертах зеркальным отражением грузинских диссидентов-националистов и теневых предпринимателей. Однако до военных действий 1992 года у сторон был теоретический шанс договориться. Лишь отказ от компромиссов и жесткая линия с обеих сторон сделали такое соглашение и сценарий наподобие татарстанского или башкирского договора в РФ невозможным. Жестокий характер военных действий, особенно чувствительный для абхазов просто в силу малочисленности их этноса, потерявшего в войну почти 4 % всего довоенного населения, сделал невозможным и сосуществование в рамках одного государства. В связи с этим все ссылки на высокий процент браков в советское время (равно, как и рассуждения по поводу того, что будущий лидер Абхазии Владислав Ардзинба защищал свою диссертацию в Тбилиси) не слишком состоятельны. Сосуществование двух национальных элит, грузинской и абхазской, было возможно в рамках советского проекта. Вне его - и вне репрессивных механизмов контроля над настроениями - такое сосуществование стало нереальным. Два проекта Абхазии (грузинский и абхазский) оказались диаметрально противоположными, ибо оба они предполагали не сосуществование, а доминирование одной стороны. Для того чтобы контролировать два противоположных проекта, нужна была бы третья сила, считавшаяся легитимной двумя сторонами. Такой силы ни в 1992 году, ни сегодня, спустя 20 лет, не нашлось. Для Грузии неприемлемой оказывается российская медиация, а для Абхазии посредническая роль Запада (хотя интерес к выстраиванию позитивных отношений с Европейским Союзом у Сухуми совершенно очевиден). Борьба за доминирование неизбежно привела к силовому спору, который не окончился с завершением вооруженного противостояния осенью 1993 года. Попытки «разморозки» конфликта и пересмотра сложившегося статус-кво предпринимались в мае 1998, октябре 2001, июле 2006, августе 2008 годов. Это, если не считать мелкого фола в виде провокаций, обстрелов, похищений.

Российская позиция: сложная эволюция

Уяснение российской позиции требует отказа от шаблонных схем о Москве, как имманентном «имперском центре» и организаторе всех этнополитических потрясений на постсоветском пространстве. Для начала надо осознать, что в августе 1992 года с началом военных действий была разрушена вся железнодорожную логистика, связывавшая Россию с ее стратегическим союзником Арменией. Вряд ли именно это входило в число приоритетных задач Москвы. Не будем забывать и о том, что сама РФ в 1990-х годах испытывала серьезное давление со стороны собственных автономий (Чечня, Татарстан, Башкирия, разраставшийся конфликт между Ингушетией и Северной Осетией, попытки разделения по этническому принципу «двусубъектных республик»), чтобы однозначно вставать на сторону абхазского национального движения. В 1992-1993 гг. Абхазия не имела однозначной поддержки со стороны России. По справедливому мнению политолога Оксаны Антоненко в то время политика РФ по отношению к Грузии и Абхазии была «многополюсной». Абхазская «карта» интенсивно разыгрывалась и двумя центрами силы, боровшимися в условиях двоевластия за доминирование в Москве (Верховный Совет, склонный поддерживать Сухуми и администрация Бориса Ельцина, скорее готовая к взаимодействию с Эдуардом Шеварднадзе). При этом многие представители российского военного истеблишмент рассматривали грузино-абхазский конфликт во многом персонифицировано и симпатизировали абхазской стороне из-за негативного отношения к грузинскому лидеру Эдуарду Шеварднадзе. С деятельностью Шеварднадзе на посту министра иностранных дел СССР российские военные связывали форсированный уход из Германии, сдачу политических позиций в Центральной и Восточной Европе и в конечном итоге распад Советского Союза. В грузино-абхазский конфликт оказались вовлечены и северокавказские республиканские элиты (Адыгея, Кабардино-Балкария), Конфедерация горских народов Кавказа (КГНК), а также вооруженные формирования этнонациональных движений народов Северного Кавказа, неподконтрольные Кремлю и имевшие свои интересы. Включая и антироссийских сепаратистов типа Шамиля Басаева. Во многом «абхазское пробуждение» Северного Кавказа подталкивало Кремль к большей активности по урегулированию конфликта и прекращению противостояния. Как бы то ни было, а говорить о некоей централизованной и последовательной политике России в грузино-абхазском конфликте 1992-1993 гг. не представляется возможным.

Впоследствии, столкнувшись с чеченским сепаратистским вызовом, Москва первоначально поддерживала намерения Тбилиси по восстановлению территориальной целостности Грузии. Россия в 1994 году осудила Абхазию за принятие Конституции (оно было названо «опрометчивым шагом»). После начала первой антисепаратистской кампании в Чечне Россия 19 декабря 1994 года перекрыла границу с Абхазией по реке Псоу. Еще через месяц, 19 января 1996 Совет глав государств СНГ при решающей роли Грузии и России принял решение «О мерах по урегулированию конфликта в Абхазии, Грузия», в котором было провозглашено прекращение торгово-экономических, транспортных, финансовых и иных операций с непризнанной республикой. После того, как Тбилиси заявил о введении таможенного и пограничного контроля на абхазской территории, Москва заблокировала порт Сухуми для входа и выхода всех иностранных судов. В 1997 году МИД России предложил для Абхазии формулу «общее государство» в границах бывшей Грузинской ССР. Она была прописана в проекте нового «Протокола о грузино-абхазском урегулировании». Благодаря интенсивной «челночной дипломатии» тогдашнего главы МИД РФ Евгения Примакова состоялась личная встреча между Эдуардом Шеварднадзе и Владиславом Ардзинбой. Однако в 1997 году компромисс не был достигнут.

Российские позиции претерпели существенные изменения, начиная с 1998 года. Этому способствовали попытки грузинского руководства в одностороннем порядке без учета интересов РФ силой изменить сложившийся статус-кво и «разморозить конфликт». Такие попытки были предприняты в мае 1998 года в Гальском районе. После поражения России в первой чеченской кампании изменилась позиция официального Тбилиси по отношению к руководству сепаратистской Ичкерии. В 1999-2000 гг. Москва существенно ослабила режим санкций против Абхазии (но окончательно отменила их только в марте 2008 года). Началась раздача российских паспортов заграничного образца для жителей Абхазии, что вызвало крайне негативную реакцию Тбилиси, и было расценено, как «ползучая аннексия» грузинской территории. В начале 2000-х годов резко ухудшился и общий контекст российско-грузинских отношений. В декабре 2000 года Россия ввела въездные визы для граждан Грузии (в марте 2001 года завершился т.н. «адаптационный период» для перехода к новому принципу пересечения границы). Двусторонние отношения серьезно отравляла неконструктивная государственная риторика. Но даже она не помешала поискам прагматических «развязок». Встреча президентов РФ и Грузии Владимира Путина и Эдуард Шеварднадзе в Сочи в марте 2003 года была попыткой вернуться к конструктивному мирному процессу. По итогам сочинской встречи были подписаны Соглашения, предполагающие создание трех рабочих групп: по возвращению беженцев (первоначально в Гальский район), восстановлению железнодорожной линии Сочи-Тбилиси через Абхазию и обновлению Ингури ГЭС. Однако последующее ухудшение российско-грузинских отношений, начиная с 2004 года («разморозка» конфликта в Южной Осетии), сделало реализацию этих договоренностей невозможной. А попытка «разморозки» конфликта в Абхазии в июле 2006 года (ввод подразделений МВД Грузии в верхнюю часть Кодори и формирование там прогрузинской администрации) и вовсе поставила на них жирный крест, предопределив и скатывание к военному сценарию в 2008 году.

Запад и Грузия: скороспелое признание

Разговор о роли Запада в динамике этнополитического конфликта в Абхазии не следует сводить к личной поддержке Михаила Саакашвили. Многие изъяны американских и европейских подходов сформировались еще в период «холодной войны», когда любое национальное движение, действовавшее против СССР, зачастую без учета многочисленных деталей и нюансов определялось, как демократическое. Так было не только в случае с Грузией. Но в грузинском контексте появление Эдуарда Шеварднадзе, имевшего репутацию одного из «крестных отцов» «нового мышления», сыграло свою отрицательную роль. Ему простили и приход к власти неконституционным путем без всякой выборной процедуры, и незаконченные военные противостояния внутри страны, и сложные межэтнические конфликты. И сегодня, через двадцать лет ускоренное признание Грузии в границах Грузинской ССР и ее прием в ООН и в другие международные структуры без выдвижения всяких предварительных условий кажется серьезнейшей ошибкой. По справедливому замечанию британского специалиста Джорджа Хьюитта, «Западу следовало бы поставить условия перед Госсоветом Грузии: “Остановите войну в Южной Осетии и в Мегрелии. Покажите нам, что Вы можете разрешать ваши проблемы с абхазами (и, конечно же, с другими этническими меньшинствами республики) мирно. И получите демократическую легитимацию посредством выборов! Только если Вы сможете удовлетворить всем этим требованиям, Грузия может быть признана Европой. И только тогда Европа и США смогут установить дипломатические отношения с Грузией. Только тогда Грузия может получить допуск в МВФ, Всемирный банк и в ООН”. Увы, но ни один из этих шагов не был предпринят и, таким образом, любая возможность сдержать эксцессы в отношениях между Тбилиси и этническими меньшинствами была отброшена опрометчивыми действиями в марте 1992 года. В большей или меньшей степени, но Грузии предоставили карт-бланш в том, чтобы делать то, что она пожелает в пределах признанных на международном уровне границ. Ей также обеспечили ей понимание, что страны, которые признали ее независимость, будут в дальнейшем защищать право Тбилиси действовать по его уразумению в своих “внутренних делах” и гарантировать территориальную целостность страны перед лицом сепаратистской угрозы». В итоге Грузия получила чаемое членство в ООН 31 июля 1992 года, а уже через 15 дней начался вооруженный конфликт в Абхазии, последствия которого до крайности актуальны и сегодня, двадцать лет спустя. Во многом из-за того, что уроки двадцатилетней давности не были изучены и проанализированы должным образом.

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, США, Вашингтон

Версия для печати

politcom.ru

Грузино-абхазский конфликт | Страницы Wiki

Грузи́но-абха́зский конфли́кт — этнополитический конфликт между центральной властью Грузии и руководством автономной республики Абхазия. В более широком смысле, является одним из проявлений геополитического конфликта в кавказском регионе, обострившегося в конце XX века в связи с распадом СССР.

    Абхазия в составе Российской империи Править

    Присоединение Абхазии к России Править

    В отличие от соседних грузинских княжеств, правители которых искали в России поддержку в борьбе с Османской империей или Персией, в Абхазском княжестве, население которого исповедовало ислам, идея союза с Россией не пользовалась популярностью. Поэтому Россия подчиняла Абхазию военными методами, умело играя на междоусобных противоречиях.

    Попытка политического сближения Абхазии с Россией была впервые предпринята Келеш Ахмед-беем в 1806 году, вскоре после того как владетель соседнего Мегрельского княжества в 1803 году «принёс присягу на подданство» России. Однако во время последующей войны с Турцией, Ахмед-бей был убит подстрекаемым турками своим сыном Аслан-беем в 1808 году, и турецкая ориентация в Абхазии возобладала. Междоусобная война между сторонниками Аслан-бея и его братом Сафар Али-беем, опиравшимся на поддержку мегрельских владетелей, была использована Россией для военного вмешательства на стороне Сафар Али-бея под предлогом защиты мегрельских границ. В 1809 году Сафар Али-беем были подписаны «всеподданнейшие просительные пункты», в которых он отдавал себя и «всё находящееся в Абхазии в наследственное подданство … монарха всероссийского». Но только в июле 1810 года, после того как Сухум-кале (Сухум) был взят штурмом русскими войсками и Аслан-бей был смещен, Сафар Али-бей официально вступил в правление Абхазией. При этом его власть распространялась на небольшую территорию. Административный центр Сухум-кале, разрушенный и обезлюдевший, был воссоздан как военная база для организации военных экспедиций против остальных частей Абхазии, остававшихся de facto независимыми и управляемыми местной знатью. Вопрос о владении Абхазией окончательно решился в ходе Русско-турецкой войны 1828—1829, и Крымской войны 1853—1856, но только с окончанием Кавказской войны в 1864 году Россия установила полный контроль над её территорией.

    Сухумский Военный Отдел Править

    Как только Абхазия утратила свое стратегическое значение «буферной зоны» для борьбы с горцами, в том же 1864 году Россия ликвидировала власть правящий династии Чачба(Шервашидзе).

    Недовольство абхазов новой властью привело к восстаниям 1866 и 1877 годах, после жесткого подавления которых большая часть мусульманского населения (по некоторым оценкам до 60 %), под давлением как российских так и турецких властей, была вывезена в Турцию, а на освободившиеся территории были приглашены христианские переселенцы (армяне, грузины, русские). Оставшиеся абхазы, если они не приняли христианство, объявлялись «беженцами» лишёнными права селиться в прибрежной зоне[1][2]В результате, в 1881 году в пределах Российской империи насчитывалось только 20,000 абхазов[3]большинство которых проживало в гористой части, в то время как самые богатые и плодородные территории вдоль побережья оказались незаселенными.

    В сложившейся ситуации, грузинская интеллигенция с энтузиазмом обсуждала возможность колонизации «пустующих земель». Так, например, выдающийся грузинский публицист Яков Гогебашвили писал в своей программной статье 1877 года[4]:«Переселение это, без всякого сомнения, не временное, а безвозвратное. Абхазия никогда больше не увидит своих сыновей», отмечая что «… теснота и недостаток земли в Мегрелии … делают весьма желательным для многих мегрельцев переселение в Абхазию». Другие источники [5] также отмечают что начало процесса заселения территории Абхазии жителями Мегрелии имело большой успех.

    Переподчинение в состав Кутаисской Губернии Править

    В 1883 г.

    pages.fandom.com

    Грузино-абхазский конфликт

    Оглавление

    Актуальность исследования. После распада СССР в Азербайджане, Грузии и Молдавии произошла острая конфронтация между властью и народами, которые оказались в новообразованных государствах меньшинствами. Меньшинства превратились в объект откровенной дискриминации и были вынуждены защищать свое право на национальное, да и физическое выживание с оружием в руках.

    В результате произошло несколько ожесточенных войн, в которых власти новоиспеченных государств потерпели военное поражение. Так образовалось несколько существующих фактически, но не признанных мировым сообществом государств: Абхазия, Карабах, Приднестровская Молдавская республика и Южная Осетия. Население этих государств отказывается признавать законность распада единого СССР и продолжает требовать в той или иной форме воссоединения с Россией, в которой они видят восстановление исторической справедливости и гарантию собственного выживания.

    Как известно, непризнанные государства являются порождением наиболее острых межэтнических конфликтов, они остаются некими «изгоями» современного международного сообщества и рассматриваются как политическая аномалия. Тем не менее, некоторые из них, как, например Тайвань и Турецкая республика северного Кипра, несмотря на свою юридическую «неполноценность» существуют вполне благополучно. Во многих афроазиатских странах (Судан, Бирма, Шри-Ланка и других) уже многие десятилетия продолжается война между центральными правительствами, отстаивающими территориальную целостность искусственных постколониальных границ, и сторонниками отделения определенных народов и территорий с целью создания на них независимых государств. В некоторых случаях сторонникам отделения удается добиться своей цели. В 1993 году, после 32 лет войны за выход Эритреи из состава Эфиопии, в этой, прилегающей к Красному морю северной провинции страны, был проведен референдум по вопросу о

    независимости. Результаты референдума были признаны правительствами Эфиопии и других стран, и Эритрея превратилась в полноправного члена мирового сообщества.

    О возможности нарушения закрепленного в основополагающих документах ООН принципа территориальной целостности современных государств и их дробления со всей очевидностью свидетельствовал распад Чехословакии и Югославии.

    Абхазия входит в число непризнанных государств, которые образовались в результате распада СССР почти одновременно с пятнадцатью «ново- независимыми» странами — ныне вполне легитимными членами международного сообщества. Их появление было историческим парадоксом: накануне распада Союза большинство населения этих стран по результатам референдума было против отделения и создания собственных государств, выступало против сепаратистов, принадлежавших к титульным нациям союзных республик.

    Распад СССР оказался поворотным пунктом в истории Абхазии. Рухнула привычная многим поколениям людей картина мира. В течение короткого времени в этой маленькой автономии произошла поляризация населения по этническому признаку. Грузинская община связывала свои надежды на счастливое будущее с отделением от единого Союза и созданием собственного национального государства. В целом она поддержала ультра националистическую платформу лидера оппозиции, а затем - первого президента независимой Грузии З.Гамсахурдия.

    Откровенно шовинистический курс грузинских властей, выраженный в лозунге «Грузия для грузин», был неприемлем для негрузинского полиэтничного населения Абхазии.

    Высшей точкой конфликта явилась грузино-абхазская война 1992-1993 годов. Поражение грузинской армии повлекло за собой массовое бегство грузинского населения и коренным образом изменило этническую карту современной Абхазии. Не желая осложнения отношений внутри СНГ и по многим другим причинам внешнего и внутреннего характера, российские власти проигнорировали стремление населения непризнанных государств к воссоединению с Россией. В результате оно оказалось в очень сложном положении.

    Степень научной разработанности проблемы. Экономическим, политическим и социальным проблемам Кавказа в современной литературе уделяется много внимания. Идеологический аспект рассмотрен в трудах Макаренко В.П., Гаджиева К.С.. Проблемы культур, особенно малых этносов и их взаимодействия рассматриваются в трудах социологов, философов, историков, этнографов С.А.Арутюнова, Р.Г.Абдулатипова, Э.Г.Александренкова и других. Материал для сопоставительного анализа дает грузинская историческая наука. Здесь следует отметить труды З.Гамсахурдия, М.Д. Лордкипанидзе. Важнейшей основой исследования стали труды ученых абхазоведов. При разработке темы автор стремился опереться на достижения отечественного абхазоведения, превратившегося во второй половине XX века в одно из основных направлений кавказоведения.

    Большой интерес с точки зрения исследуемой проблематики представляют труды Г.Д.Гумба, С.З.Лакоба, И.Р.Марыхуба, Т.Я.Чугба в которых представлен обширный материал по истории Абхазии.

    Объект исследования – грузино-абхазский конфликт.

    Предмет исследования – причины, факторы и последствия конфликта.

    Цель исследования состоит в выявлении проблем примирения и роли третьих стран в грузино-абхазском конфликте.

    Достижение этой цели предполагает решение следующих задач:

    - проанализировать понятие политического, регионального и межэтнического конфликта;

    - выявить истоки, причины, движущие силы, лежащие в основе грузино-абхазского конфликта;

    - исследовать социально-экономическую ситуацию в республике; выявить основные тенденции в экономике поствоенной Абхазии и их влияние на политическую и культурную ситуацию в республике;

    - проанализировать степень и роль участия третьих стран в конфликте, включая Россию.

    - Дать характеристику и анализ основным последствиям конфликта.

    - Описать современное состояние зоны конфликта.

    Методами предлагаемого исследования, послужили, анализ научной литературы посвященной рассматриваемой проблематике, анализ статистических отчетов министерств и ведомств, контент-анализ материалов средств массовой информации по исследуемой проблеме.

    Структура дипломной работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, приложения.

    В современной науке под конфликтом понимается столкновение несовпадающих, порой противоположных интересов, действий взглядов отдельных личностей, политических партий, общественных организаций, социально-политических и социально-экономических систем. Конфликты различаются по субъектам, по уровням конфликтных отношений и по объекту. Они могут быть экономическими, социальными, внешне и внутриполитическими, территориальными, межконфессиональными, языковыми и др.

    Конфликты могут различаться по степени зрелости, характеру и остроте своего разрешения. В зависимости от конкретной исторической ситуации конфликт может иметь тенденцию либо к самоликвидации, к разрешению в результате субъективного фактора, либо к обострению конфликтной ситуации, к эскалации. Последняя состоит в вовлечении в противоборство все больших масс людей, в расширении зоны конфликта, в переходе от «цивилизованных» его форм к более проблемным, порой жестким, доходящим до вооруженной борьбы и возникновения экстремальной ситуации для самого существования противоборствующих сторон.

    В самом общем виде конфликты принято классифицировать по следующим основаниям[1] :

    ¾ с точки зрения зон и областей их проявления. Здесь прежде всего выделяются внешне и внутриполитические конфликты, которые в свою очередь подразделяются на целый спектр разнообразных кризисов и противоречий;

    ¾ по степени и характеру их нормативной регуляции;

    ¾ по качественным характеристикам, отражающим различную степень вовлеченности сторон, интенсивность кризисо

    mirznanii.com

    Грузино-абхазский конфликт — Documentation

    Материал из Documentation.

    Абхазское царство возникло в VIII веке. Во второй половине IX века вошло в состав Грузии. В XIII веке Абхазия была завоевана монголо-татарами, с XVI века находилась в зависимости от Турции, в 1810 году вошла в состав России. После распада Российской империи советская Россия признала территорию независимой Грузии в пределах до реки Псоу, то есть фактически — Абхазию в составе вновь образованной Демократической Республики Грузия.[1]

    Это было закреплено в российско-грузинском договоре от 7 мая 1920 года, где записано, что «государственная граница между Грузией и Россией проходит от Черного моря по реке Псоу до горы Ахахча» (абхазский участок современной российско-грузинской границы).[2]

    25 февраля 1921 года в Грузии произошел большевистский переворот, и 4 марта 1921 года в Абхазии установилась советская власть.[3]

    С 16 декабря 1921 года Абхазская Советская Социалистическая Республика входит в состав Грузинской ССР (с февраля 1931 года — на правах автономной республики; с декабря 1990 года — Абхазская Автономная Республика). И тогда, и в период существования Закавказской Федерации (объединение советских республик Азербайджана, Армении и Грузии в 1922—1936 годах), и в пределах СССР Абхазия рассматривалась как часть Грузии. Независимость Абхазии не подтверждена Конституциями ни Закавказской Федерации, ни СССР.[4]

    В 1931 году конституционный статус Абхазии стал соответствовать ее фактическому правовому состоянию и определился как «автономная республика в составе Грузии». В соответствии с положениями Конституций как 1936 года, так и 1977 года автономные образования являлись неотъемлемыми частями союзных республик и, естественно, не имели права выхода из состава союзной республики, тем более из СССР.[5]

    Напряженность в отношениях между грузинским правительством и абхазской автономией проявлялась периодически еще в советский период. Миграционная политика, начавшаяся еще под эгидой Лаврентия Берии, снизила удельный вес абхазов от общей численности населения республики (к началу 1990-х годов он составлял всего 17 %). Формировалась миграция грузин на территорию Абхазии (1937—1954 годы) путем подселения в абхазские села, а также заселения грузинами греческих сел, освободившихся после депортации греков из Абхазии в 1949 году. Абхазский язык (вплоть до 1950 года) был исключен из программы средней школы и заменен обязательным изучением грузинского языка, абхазская письменность была переведена на грузинскую графическую основу (в 1954 году переведена на русскую основу).[6]

    Массовые выступления и волнения среди абхазского населения с требованием вывода Абхазии из состава Грузинской ССР вспыхивали в апреле 1957 года, в апреле 1967 года и — самые крупные — в мае и сентябре 1978 года.[7]

    Обострение отношений между Грузией и Абхазией началось 18 марта 1989 года. В этот день в деревне Лыхны (древней столице абхазских князей) состоялся 30-тысячный Сход абхазского народа, который выдвинул предложение о выходе Абхазии из состава Грузии и восстановлении ее в статусе союзной республики.[8]

    15-16 июля 1989 года в Сухуми произошли кровавые столкновения между грузинами и абхазами (16 погибших). Руководство республики тогда сумело урегулировать конфликт и произошедшее осталось без серьезных последствий. Позднее стабилизировали ситуацию и значительные уступки требованиям абхазского руководства, сделанные в период пребывания у власти в Тбилиси Звиада Гамсахурдия.[9]

    Новое обострение обстановки в Абхазии произошло в связи с объявлением грузинскими властями об отмене Конституции Грузинской ССР 1978 года и восстановлении действия конституции Грузинской Демократической Республики 1918 года, которая провозглашала Грузию унитарным государством и исключала существование территориальных автономий. В Абхазии это было воспринято как начало курса на полную ассимиляцию немногочисленного абхазского этноса, который к этому времени составлял меньшинство населения Абхазской АССР.[10]

    25 августа 1990 года Верховный Совет Абхазии принял Декларацию о суверенитете Абхазской АССР, что привело к расколу между депутатами-абхазами и грузинской фракцией ВС, выступившей против Декларации.[11]

    31 марта 1991 года в Грузии, в том числе и в Абхазии, был проведен референдум о восстановлении государственного суверенитета. В Абхазской АССР в референдуме приняли участие 61,27 % избирателей, 97,73 % из которых проголосовали за государственный суверенитет Грузии, что составляло 59,84 % от общего числа избирателей Абхазии. Лишь 1,42 % от принявших участие в голосовании, то есть 1,37 % от общего числа избирателей, проголосовали против. По всей Грузии в референдуме приняло участие 90,79 % избирателей, 99,08 % из которых проголосовали за восстановление государственного суверенитета Грузии. На основании итогов референдума Верховный совет Грузии 9 апреля 1991 года провозгласил Декларацию о восстановлении государственного суверенитета Республики Грузия.[12]

    После 9 апреля 1991 года ВС Абхазии принимал нормативные акты в соответствии с правовым полем Грузии, а также внес изменения в Конституцию Абхазской АССР, в Основной закон автономии, который признает Абхазию автономной единицей в составе Грузии, и положение о нахождении в составе Грузии не было изменено.[13]

    25 сентября 1991 года состоялись выборы в ВС Абхазии, был сформирован депутатский корпус на квотной основе: 28 мест у абхазов, 26 у грузин, 11 у представителей других этнических групп.[14]

    В начале февраля 1992 года политическая напряженность в Абхазии обострилась в связи с тем, что под предлогом борьбы со сторонниками свергнутого президента Звиада Гамсахурдиа в Абхазию вошли подразделения Национальной гвардии Грузии. Наивысшей своей точки нараставшие противоречия между абхазской и грузинской фракциями ВС достигла 5 мая 1992 года, когда грузинская фракция покинула заседание. В полном составе этот парламент больше не собирался.[15]

    С июня 1992 года в Абхазии начался процесс создания вооруженных формирований: полка внутренних войск Абхазии и местных грузинских подразделений.[16]

    23 июля 1992 года ВС Абхазии принял постановление о прекращении действия конституции Абхазии 1978 года и введении в действие конституции 1925 года, фиксировавшей доавтономный статус Абхазии. Это не было признано центральным руководством Грузии.[17]

    14 августа 1992 года между Грузией и Абхазией начались военные действия, переросшие в настоящую войну с применением авиации, артиллерии и других видов оружия. Начало военной фазе грузино-абхазского конфликта положил ввод в Абхазию грузинских войск под предлогом освобождения захваченного звиадистами и удерживавшегося на территории Абхазии вице-премьера Грузии А.Кавсадзе, охраны коммуникаций, в том числе железной дороги, и других важных объектов. Этот шаг вызвал ожесточенное сопротивление абхазов, а также других этнических общин Абхазии.[18]

    Целью грузинского правительства было установление контроля над частью своей территории и сохранение ее целостности. Целью абхазских властей — расширение прав автономии и в конечном счете получение независимости.[19]

    Со стороны центрального правительства выступали Национальная Гвардия, парамилитарные формирования и отдельные добровольцы, со стороны абхазского руководства — вооруженные формирования негрузинского населения автономии и добровольцы (прибывшие с Северного Кавказа, а так же российские казаки).[20]

    3 сентября 1992 года в Москве в ходе встречи президента России Б. Н. Ельцина и председателя Госсовета Грузии Эдуарда Шеварднадзе был подписан документ, предусматривающий прекращение огня, вывод грузинских войск из Абхазии, возвращение беженцев. Поскольку конфликтующие стороны не выполнили ни одного пункта соглашения, военные действия продолжились.[21]

    К концу 1992 года война приобрела позиционный характер, где ни одна из сторон не могла одержать победу. 15 декабря 1992 года Грузия и Абхазия подписали несколько документов о прекращении военных действий и выводе всех тяжелых вооружений и войск из региона военных действий. Наступил период относительного затишья, но в начале 1993 года военные действия возобновились после абхазского наступления на Сухуми, занятого грузинскими войсками.[22]

    В конце сентября 1993 года Сухум перешел под контроль абхазских войск. Грузинские войска были вынуждены полностью покинуть Абхазию.[23]

    Согласно официальным данным, во время военных действий погибли примерно 16 тысяч человек, из них 4 тысячи абхазов, 10 тысяч грузин и 2 тысячи добровольцев из различных республик Северного Кавказа и Южной Осетии.[24]

    Из 537 тыс. населения довоенной Абхазии (по состоянию на 1 января 1990 года), из которых 44 % были грузины, 17 % абхазы, 16 % русские и 15 % армяне, 200—250 тыс. чел. (преимущественно грузинской национальности) стали беженцами. Был нанесен огромный экономический ущерб хозяйству Абхазии. Ущерб, нанесенный Абхазии войной и последующими событиями, оценивается в 10,7 млрд долл.[25]

    14 мая 1994 года в Москве между грузинской и абхазской сторонами при посредничестве России было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил. На основе этого документа и последующего решения Совета глав государств СНГ в зоне конфликта с июня 1994 года размещены Коллективные силы по поддержанию мира СНГ, в задачу которых входит поддержание режима невозобновления огня.[26]

    Коллективные миротворческие силы, полностью укомплектованные российскими военнослужащими, контролируют 30-километровую зону безопасности в зоне грузино-абхазского конфликта. В зоне конфликта постоянно находятся около трех тысяч миротворцев. Мандат срока действия российских миротворцев определен в шесть месяцев. По истечении этого срока Совет глав государств СНГ принимает решение о продлении срока их мандата.[27]

    В 1997 году под эгидой ООН в рамках Женевского переговорного процесса был создан грузино-абхазский Координационный Совет по урегулированию конфликта, в состав которого входят по три представителя от грузинской и абхазской сторон. В работе совета также участвуют представители ООН и Российской Федерации в качестве содействующей стороны. В 2001 году его работа была приостановлена в связи с обострением грузино-абхазских отношений. 15 мая 2006 года Координационный совет грузинской и абхазской сторон возобновил свою работу.[28]

    2 апреля 2002 года был подписан грузино-абхазский протокол, согласно которому патрулирование верхней части Кодорского ущелья (территория Абхазии, контролируемая Грузией) было поручено российским миротворцам и военным наблюдателям ООН. Однако в июне 2003 года там были похищены нескольких сотрудников миссии ООН, после чего патрулирование было приостановлено вплоть до начала 2006 года.[29]

    Обстановка вокруг Кодорского ущелья обострилась 23 июля 2006 года после антиправительственных заявлений бывшего уполномоченного президента Грузии в ущелье Эмзара Квициани, который до 2005 года возглавлял военизированный отряд «Охотник», сформированный из местных жителей для охраны грузино-абхазской границы. Квициани потребовал увольнения силовых министров Грузии, которые, по его словам, занимаются произволом, и пригрозил официальному Тбилиси акциями гражданского неповиновения, а в крайнем случае — и вооруженного сопротивления.[30]

    25 июля 2006 года началась силовая операция в Кодорском ущелье, которую официальный Тбилиси назвал «полицейской спецоперацией». 27 июля власти сообщили, что Эмзар Квициани вместе с несколькими десятками своих сторонников блокированы в горах. Военные и полиция Грузии перешли к масштабным зачисткам в селах Кодори. Кроме тех сторонников Эмзара Квициани, которые были захвачены грузинскими военными (по некоторым данным, порядка 80 человек), большая часть мятежников добровольно сдалась властям.[31]

    27 июля 2006 года президент Грузии М. Н. Саакашвили по национальному телевидению сообщил о размещении в Кодорском ущелье абхазского правительства в изгнании, которое должно будет осуществлять там юрисдикцию центральных властей Грузии. «Это правительство Абхазии, изгнанное из Сухуми в сентябре 1993 года и с тех пор работавшее в Тбилиси, отныне объявляется временным административным легитимным органом Абхазии», — заявил Саакашвили.[32]

    Абхазские власти в Сухуми не признают «правительство в изгнании» и категорически против его присутствия в Кодорском ущелье.[33]

    3 августа 2006 года Министерство иностранных дел Грузии заявило о «завершении активной фазы антикриминальной полицейской спецоперации в верхней части Кодорского ущелья».[34]

    26 сентября 2006 года Саакашвили объявил, что этот регион Абхазии, контролируемый ныне грузинским правительством, будет именоваться Верхняя Абхазия и что с 27 сентября там начнет функционировать правительство Абхазской автономии, до этого работавшее в Тбилиси. Эта дата выбрана не случайно — 27 сентября, день падения Сухуми, в Тбилиси отмечают как трагедию, в Сухуми — как праздник. После изгнания в августе из Кодорского ущелья мятежного полевого командира Эмзара Квициани власти Грузии объявили о полном восстановлении своей юрисдикции над ущельем и намерении расположить там структуры Абхазской автономии. Реакция «Нижней Абхазии» на это намерение оказалась болезненной и жесткой. Сухуми предупредил Тбилиси, что сделает все, чтобы не допустить в Кодорское ущелье тбилисских чиновников.[35]

    13 октября 2006 года Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 1716, в которой содержится «призыв к обеим сторонам воздерживаться от любых действий, которые могут воспрепятствовать мирному процессу», а также Совбез ООН «выражает свою озабоченность в связи с действиями грузинской стороны в Кодорском ущелье в июле 2006 года в связи со всеми нарушениями Московского соглашения о прекращении огня и разъединении сия от 14 мая 1994 года, а также других грузино-абхазских договоренностей в отношении Кодорского ущелья».[36]

    1. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    2. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    3. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    4. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    5. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    6. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    7. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    8. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    9. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    10. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    11. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    12. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    13. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    14. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    15. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    16. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    17. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    18. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    19. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    20. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    21. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    22. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    23. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    24. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    25. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    26. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    27. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    28. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    29. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    30. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    31. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    32. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    33. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    34. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    35. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса
    36. ↑ Конфликт между Грузией и Абхазией. История вопроса

    newsruss.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *