Формирование и части 2-й ударной армии 1-го формирования до начала Любанской операции

Формирование и части 2-й ударной армии 1-го формирования до начала Любанской операции

Граждане смелые,

А что ж вы тогда делали.

Когда наш город счет не вел смертям?

B.C. Высоцкий. «Ленинградская блокада»

2-я ударная армия до декабря 1941 года носила название 26-й резервной. Сформирована она была согласно Директиве Ставки ВГК № 004097 «О формировании 26-й резервной армии».

Генерал-лейтенанту Соколову Г.Г., командующим войсками Приволжского и Орловского военных округов, начальникам Главного политического управления и Главного управления формирования и укомплектования войск, тыла Красной армии.

24 октября 1941 г. 21 ч 50 мин Ставка Верховного Главнокомандования приказала:

1. Сформировать 26-ю резервную армию с непосредственным подчинением ее Ставке Верховного Главнокомандования.

2. В состав 26-й резервной армии включить из состава ПРиВО и ОрВО семь стрелковых дивизий с дислокацией их в следующих пунктах:

338 сд — в Сергаче

354 сд — в Шумерле

344 сд — в Чебоксарах

340 сд — в Канаше

331 сд — в Алатыре

327 сд — в Саранске

329 сд — в Рузаевке.

3. Командующим 26-й армией назначить генерал-лейтенанта Соколова.

4. Начальником штаба 26-й армии назначить генерал-майора Визжилина

5. Начальнику Генерального штаба и начальнику Главного управления формирований к 30.10 сформировать для 26-й армии и передать ей армейское управление и части обслуживания.Штаб армии к 30.10 развернуть в районе Алатыря.

6. О получении и исполнении директивы донести.

Ставка Верховного Главнокомандования И. Сталин, А. Василевский[38]

Первоначально армия формировалась для боев под Москвой. По директиве Ставки ВГК № 494 от 25 ноября 1941 года армия в составе семи стрелковых и двух кавалерийских дивизий начала переброску в район — Ногинск, Воскресенск, Коломна, Орехово-Зуево для прикрытия возможного прорыва противника по коломенскому направлению. Соответственно, к 1 декабря 1941 года от армии оставались уже всего две стрелковые и две кавалерийские дивизии, и встала необходимость доукомплектования. Доукомплектовывалась армия в тех же военных округах.

25 декабря 1941 года армия переименована во 2-ю ударную.

Надо сказать, что мало кто задумывался над довольно интересным национальным составом павших бойцов, оставшихся под Мясным Бором. Там массово находят только русских, татар и башкир. А между тем директива все прекрасно объясняет — Орловский ВО — Черноземье и Приволжский ВО — Казань и прилегающие районы. По этой же причине в «Долине смерти» чаще всего работали и работают поисковики из Казанского университета, поволжских городов, из Воронежа, не считая, конечно, новгородцев, на чьей земле и находится собственно Мясной

Командный состав Командующие

— генерал-лейтенант Соколов Г.Г. с 25.12.1941 по 10.01.1942

— генерал-лейтенант Клыков Н.К. с 10.01.1942 по 16.04.1942

— генерал-лейтенант Власов А.А. с 16.04.1942 по 01.07.1942

— генерал-лейтенант Клыков Н.К. с 24.07.1942 по 02.12.1942

Начальники штаба

— генерал-майор Визжилин В.А. с 25.12.1941 по 07.03.1942

— полковник Рождественский С.Е. с 25.12.1941 по 07.03.1942

— полковникВиноградов П.С. с 04.04.1942 по 24.05.1942

— полковник Козачек С.Б. с 15.07.1942 по 11.08.1942

Члены Военного совета

— бригадный комиссар Михайлов А.И. с 25.12.1941 по 11.02.1942

— дивизионный комиссар Зеленков М.Н. с 11.02.1942 по 05.03.1942

— дивизионный комиссар Зуев И.В. с 05.03.1942 по 17.07.1942

Помесячный боевой состав армии

Как мы видим, на всех этапах неудачной Любанской операции 327-я стрелковая дивизия принимала самое активное участие. И в ее судьбе, судьбе бойцов и командиров, как в зеркале отразилась судьба всей 2-й ударной армии.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Краткая история Волховского фронта

8 сентября 1941 г. немцы взяли Шлиссельбург, замкнув кольцо блокады вокруг Ленинграда. 54-я армия Ленинградского фронта оказалась отрезанной от остальных сил фронта. Соединится им ни в сентябре, ни в октябре не удалось.

9 декабря 1941 г. наши войска освободили Тихвин и отогнали фашистов на западный берег реки Волхов.

17 декабря 1941 г. Ставка Верховного Главнокомандования объявила о создании Волховского фронта. В него вошли действующие 4-я и 52-я армии, формируемая в Вологде 59-я армия и резервная 26-я армия, вскоре переименованная во 2-у ударную. Перед фронтами была поставлена задача, разгромить противника на Волхове и, наступая в северо-западном направлении, совместно с 54-й армией Ленинградского фронта освободить Ленинград из блокады.

В конце декабря 1941 г. эшелоны с подразделениями 2-й ударной и 59-й армий прибыли в район Малой Вишеры.

7 января 1942 г. войска Волховского фронта, не имея надежных средств связи и защиты от вражеской авиации, располагая лишь четвертью боекомплекта на орудие перешли в наступление и попытались силами 2-й ударной армии и 52-й прорвать оборону противника на Волхове. Это наступление не принесло успеха. Войска были отведены на исходные рубежи.

13 января 1942 г. 2-я ударная армия двинулась вперед. Оборона противника на участке Бор - Костылево была прорвана. Гитлеровцев отбросили на рубеж реки Полисть.

24 января 1942 г. войска 2-й ударной армии прорвали немецкую оборону у деревни Мясной Бор и устремились к Ленинграду. Они продвинулись на 75 км к западу, до железнодорожной станции Рогавка, и на 40 км к северу, не дойдя до Любани 6 км. Участок освобожденной территории имел форму мешка с узкой горловиной.

В директиве командующего фронтом говорилось: “Не позднее 27 января 1942 г. перехватить шоссе и железную дорогу Чудово - Ленинград и овладеть Любанью”. Части 2-й ударной армии самоотверженно ее выполняли.

На правом фланге 59-я армия в составе шести сильно поредевших сибирских дивизий не смогла прорвать вражескую оборону шириной 10 км на участке Трегубово - Спасская Полисть и соединится с 4-й армией.

52-й армия после множества безуспешных атак на деревни Копцы и Любцы перешла к обороне, прикрывая горловину прорыва от ударов врага со стороны Новгорода.

28 февраля 1942 г. в директиве Ставки уточнялись задачи 2-й ударной армии Волховского фронта и 54-й армии Ленинградского фронта. Обе армии должны были наступать навстречу друг другу, и соединится в Любани. С этого времени операция стала называться Любанской.

9 марта 1942 г. из Москвы в Малую Вишеру прилетели зам. наркома обороны по авиации генерал-лейтенант А.А. Новиков – для оказания помощи Волховскому фронту с воздуха и генерал-лейтенант А.А. Власов, назначенный заместителем командующего фронтом. Ставка рассчитывала с их помощью ускорить наступление на Любань.

19 марта 1942 г. немцы ударами с севера на юг перекрыли горловину. Теперь связь окруженной 2-й ударной армии с базами снабжения осуществлялась только по воздуху. Ценой неимоверных усилий и жертв коридор восстановили.

20 марта 1942 г. генерал-лейтенант А.А. Власов вылетел во 2-у ударную армию для организации наступления. Оно планировалось на 3 апреля 1942 г. в 30 км южнее Любани в направлении деревни Апраксин Бор. Несмотря на все усилия пехоты и артиллерии, взять деревню не удалось.

23 апреля 1942 г. Волховский фронт был ликвидирован, войдя в состав Ленинградского фронта.

13 мая 1942 г. член Военного Совета 2-й ударной армии И.В. Зуев вылетел в Малую Вишеру к командующему Ленинградским фронтом генерал-лейтенанту М.С. Хозину, который в это время там находился. Зуев доложил о безвыходном положении 2-й ударной армии и вернулся с приказом об отводе войск к Мясному Бору.

24 мая 1942 г. начался массовый отход войск.

30 мая 1942 г. немцы в очередной раз  перекрыли выход к Мясному Бору. Тяжелейшие бои по прорыву горловины не увенчались успехом.

6 июня 1942 г. Ставка восстановила Волховский фронт и К.А. Мерецкого в должности командующего.

24 июня 1942 г. фашисты заняли Дровяное Поле, перерезав лежневку и узкоколейку, на которых были сосредоточены материальная часть и раненые.

Военный Совет 2-й ударной армии принял решение, во, что бы то ни стало прорвать вражеское кольцо и выйти из окружения. К вечеру силами войск 59-й армии, действующей с востока и 2-й ударной армии с запада, был пробит коридор. По этому коридору, простреливаемому перекрестным огнем с двух сторон, в течении всей ночи продолжался выход бойцов и командиров 2-й ударной армии.

25 июня 1942 г. немцы окончательно захлопнули горловину прорыва. Десятки тысяч солдат и командиров 2-й ударной армии остались на крошечном “пятачке” у Новой Керести.

28 июня 1942 г. Гитлеру было доложено о победном завершении Волховского сражения.

Остатки 2-й ударной армии – голодные, изможденные бойцы, группами и поодиночке, еще пробивались к своим и выходили из окружения весь июль, август и почти всю осень 1942 г.

vfront.ru

2-я Ударная армия - часть 2

Соединения имели укомплектованный штатный состав, который, однако, как уже было сказано выше, не прошел курс боевой подготовки и подразделения их не были сколочены. Штабы не были обучены и не имели средств связи. Не хватало минометов, пулеметов и стрелкового вооружения. Войска не имели зенитных средств защиты. Артиллерия имела лишь четверть боекомплекта. Боеприпасов для стрелкового оружия было крайне мало.

Теперь мне бы хотелось обратиться к воспоминаниям ветеранов 2-й ударной армии, в частности И. Венца, полковника в отставке, бывшего комиссара 59-й отдельной стрелковой бригады:

«Формирование бригады началось в конце октября 1941 года в Приволжском военном округе с базой в селе Дергачи, районном центре Саратовской области. Кроме здания школы, приспособленного под штаб бригады, каких-либо других зданий для размещения формирующихся частей и подразделений не было, поэтому личный состав располагался постоем в крестьянских домах Дергачей и окрестных деревень, что безусловно отрицательно сказывалось на подготовке и формировании подразделений.

Руководство формированием пришлось возглавлять мне, так как командир и начальник штаба бригады прибыли в часть только в 20-х числа декабря - за день-два до отправки первого эшелона.

Буквально в последний день перед отправкой мы сумели провести единственное учение бригады на тему «Марш и встречный бой» и то, внезапно поднявшийся буран и снежная вьюга, помешали успешному завершению, так как начались массовые обморожения.

Очень плохо в ходе формирования поступало вооружение и материальная часть. Так пушки и минометы, часть винтовок и немного автоматов мы получили только в Ярославле на станции Всполье, где мы поступили в состав 2УА в последней декаде декабря 1942 года. Все это не могло не сказаться на качестве первых боевых действий бригады.

Однако следует отметить, что бригада получила отменное пополнение.

Достаточно сказать, что мы получили 500 человек коммунистов и комсомольцев, бывших средних и младших командиров и политработников, направленных в бригаду в качестве рядовых политбойцов.

Получив в Ярославле технику и вооружение, мы начали отправлять эшелоны, скопившиеся на ст. Всполье. Продвижение шло крайне медленно. Наш первый эшелон, в котором находился и я, прибыл на ст. Неболочь, конечный пункт, рано на рассвете 31 декабря. Здесь же мы получили и первое боевое крещение - налет самолетов немецкой авиации, обстрелявших эшелон и сбросивших бомбы. К счастью жертв почти не было.

Далее в пешем порядке при глубоких снежных заносах, расчищая путь транспорту, части двигались к Малой Вишере и далее по маршруту движения передовых частей 2УА».[7]

На примере 59-й отдельной стрелковой бригады, мы видим, что войска, прибывавшие на фронт, были либо мало обучены, либо не обучены вовсе. То, что в пополнении было «500 человек коммунистов и комсомольцев» ещё ничего не значит – на фронте нужны бойцы, которые не понаслышке знают военное дело, а любовь к партии не защищала от немецких пуль и снарядов.

Характеризуя 2-ю Ударную армию, нелишне остановиться на ее командующем, в период с 10 января по 20 апреля 1942 года, генерал-лейтенанте Г.Г. Соколове. Он совсем недавно пришел в Красную Армию из НКВД, где был одним из заместителей Берии. Этот командарм отличался полной военной бездарностью и неспособностью руководить войсками. Процитирую для примера выдержки из приказа этого новоявленного полководца от 19 ноября 1941 года:

1. Хождение, как ползанье мух осенью, отменяю и приказываю впредь в армии ходить так: военный шаг – аршин, им и ходить. Ускоренный – полтора, так и нажимать.

2. С едой не ладен порядок. Среди боя обедают и марш прерывают на завтрак. На войне порядок такой: завтрак – затемно, перед рассветом, а обед – затемно, вечером. Днем удастся хлеба и сухарь с чаем пожевать – хорошо, а нет – и на том спасибо, благо день не особенно длинен.

3. Запомнить всем – и начальникам и рядовым, и старым и молодым, что днем колоннами больше роты ходить нельзя, а вообще на войне для похода – ночь, вот тогда и маршируй.

4. Холода не бояться, бабами рязанскими не наряжаться, быть молодцами и морозу не поддаваться. Уши и руки растирай снегом».[8]

По замыслу операции 2-я Ударная армия должна была по мере прибытия эшелонов разгружаться в Малой Вишере и форсированным маршем направляться в расположение 52-ой армии генерала Н.К. Клыкова ( 80-90 км по глубокому снегу и бездорожью ) и с ходу вступить в бой. Когда полковник Антюфеев обратил внимание Соколова на плохую организацию марша, отсутствие боеприпасов и продовольствия, тот беззаботно пожал плечами и многозначительно указал пальцем в потолок: «Так требует хозяин. Надо выполнять!»[9]

Но, как бывало не раз, железное «надо» не сработало. 2-я Ударная армия своевременно не прибыла на боевые позиции, и это вынудило Мерецкова просить Москву о переносе срока начала наступления. Ставка, учитывая тяжёлое положение Ленинграда, согласилась отсрочить начало наступления до 7 января 1942 года.

Генерал Мерецков был недавно освобожден из застенков НКВД. Страх и желание доказать свою преданность приведут к тому, что Мерецков станет безропотно выполнять многие недостаточно продуманные приказания из Москвы. В случае возникновения трудностей на фронте Мерецков вместо смелых самоличных решений будет страховаться постановлениями Военного совета фронта.

В качестве представителя Ставки к нему был назначен печально известный Л.З. Мехлис.

При всех отрицательных качествах Мехлиса, его капризности, подозрительности, мнительности, сталинский посланник сыграл в целом положительную роль в подготовке Волховского фронта к наступлению. Так, узнав о том, что прибывающие армии совсем не обеспечены артиллерией, а имеющиеся на фронте орудия разукомплектованы, лишены оптических приборов и средств связи, Мехлис сообщил об этом Сталину, и вскоре в Малую Вишеру был послан командующий артиллерией Красной Армии Н.Н. Воронов с несколькими вагонами недостающего оборудования.

Помог Мехлис Волховскому фронту и в том, что смог лично убедиться в полной неспособности Соколова руководить армией. Он поддержал ходатайство Военного совета фронта о его смещении. Правда, Соколов был отозван в Москву только 10 января 1942 года, уже в ходе начавшегося наступления. Заодно по рекомендации Мехлиса был заменен и член военного совета армии бригадный комиссар А. И. Михайлов. А несколькими днями ранее, докладывая в Москву, Мехлис остался очень доволен Мерецковым, который пообещал Сталину, несмотря на неподготовленность фронта, начать наступление 7 января. Верховный оценил такое рвение и направил Мерецкову личное послание такого содержания: Уважаемый Кирилл Афанасьевич!

Дело, которое поручено Вам, является историческим делом освобождение Ленинграда, сами понимаете - великое дело. Я бы хотел, чтобы предстоящее наступление Волховского фронта не разменивалось на мелкие стычки, а вылилось бы в единый мощный удар по врагу. Я не сомневаюсь, что Вы постараетесь превратить это наступление именно в единый и общий удар по врагу, опрокидывающий все расчеты немецких захватчиков.

6-го января командующий войсками Волховского фронта генерал артиллерии К.А. Мерецков подписал приказ о переходе в наступление.

«Войскам Волховского фронта 7 января 1942 года всеми силами перейти в решающее наступление на врага, прорвать его укрепленные позиции, разгромить его живую силу, преследовать неотступно остатки разбитых частей, окружить и пленить их». В приказе было определено направление главного удара фронта (Сиверская - Волосово) и ближайшая задача прорвать оборонительные полосы противника на реке Волхов, Тигода, Равань и выйти на фронт Любань, Дубовик, Чолово.[10]

Оценивая действия командующего Волховским фронтом, можно сделать вывод, что это письмо от товарища Сталина не только не ободрило Мерецкова, а повергло в его панику. Он отлично понимал, что осуществить предложенный Ставкой план наличными средствами фронта не возможно. Мерецкову следовало бы объяснить это Сталину, но, видимо, в Кирилле Афанасьевиче слишком свежа была память о допросах в НКВД. Он струсил. Скорее всего, именно здесь была допущена первая роковая ошибка.

К началу наступления во 2-й Ударной и 59-й армиях исходное положение заняли немногим больше половины соединений. Остальные соединения, армейская артиллерия и некоторые части усиления еще следовали в железнодорожных эшелонах. Тыл фронта не создал систему баз с запасами материальных средств, боеприпасов, средств связи, не развернул медицинские учреждения, не сформировал дорожно-эксплуатапионную и дорожно-строительную службы. Фронтовой и армейские тылы не были обеспечены в потребном количестве ни автотранспортом, ни гужевым транспортом.

Не завершив сосред

mirznanii.com

Генерал Андрей Власов | Справка о положении 2-й Ударной армии Волховского фронта за период январь — июль 1942 года

Командующий армией — генерал-майор ВЛАСОВ

Член Военного Совета — дивизионный комиссар ЗУЕВ

Начальник штаба армии — полковник ВИНОГРАДОВ

Нач. Особого отдела армии — майор гос. безопасности ШАШКОВ

В январе 1942 года перед 2-й Ударной армией была поставлена задача — прорвать линию обороны противника на участке Спасская Полнеть — Мясной Бор, с задачей оттеснять противника на северо-запад, совместными усилиями с 54-й армией овладеть станцией Любань, перерезать Октябрьскую железную дорогу, завершив свою операцию участием в общем разгроме Волховским фронтом Чудовской группировки противника.

Выполняя поставленную задачу, 2-я Ударная армия 20-22 января с.г. прорвала фронт обороны противника на указанном ей участке протяжением 8-10 км, ввела в прорыв все части армии и в течение 2 месяцев в упорных кровопролитных боях с противником продвигалась на Любань, обходя Любань с юго-запада.

Нерешительные действия 54-й армии Ленинградского фронта, шедшей на соединение со 2-й Ударной армией с северо-востока, чрезвычайно замедлили продвижение ее. К концу февраля наступательный порыв 2-й Ударной армии выдохся и продвижение остановилось в районе пункта Красная Горка, юго-западнее Любани.

2-я Ударная армия, оттесняя противника, вбилась в его оборону клином протяжением 60-70 км по лесисто-болотистой местности.

Несмотря на неоднократные попытки расширить первоначальную линию прорыва, являющуюся своеобразным коридором, успеха достигнуто не было...

20-21 марта с.г. противнику удалось перерезать коммуникацию 2-й Ударной армии, закрыв коридор, с намерением сжимать кольцо окружения и полного уничтожения.

Усилиями 2-й Ударной армии, частей 52-й и 59-й армий 28-го марта коридор был открыт.

25 мая с.г. Ставка Верховного Главного командования отдала приказ с 1-го июня начать отвод частей 2-й Ударной армии на юго-восток, т.е. в обратном направлении через коридор.

2 июня противник вторично закрыл коридор, осуществив полное окружение армии. С этого времени питание армии боеприпасами и продовольствием начало осуществляться воздухом.

21 июня на узком участке шириной 1-2 км в том же коридоре линия фронта противника вторично была прорвана и начался организованный вывод частей 2-й Ударной армии.

25 июня с.г. противнику в третий раз удалось закрыть коридор и прекратить выход-наших частей. С этого времени противник вынудил прекратить питание армии воздухом в силу большой потери наших самолетов.

Ставка Верховного Главного командования 21 мая с.г. приказала частям 2-й Ударной армии, отходя с северо-запада на юго-восток, прочно прикрывшись на рубеже Ольховка -озеро Тигода с запада, ударом главных сил армии с запада и одновременно ударом 59-й армии с востока уничтожить противника в выступе Приютино — Спасская Полнеть...

Командующий Ленинградским фронтом генерал-лейтенант ХОЗИН медлил с выполнением приказа Ставки, ссылаясь на невозможность выводить технику по бездорожью и необходимость строить новые дороги. К началу июня с.г. части не начали отводить, однако в Генеральный штаб Красной Армии за подписью ХОЗИНА и нач. штафронта СТЕЛЬМАХА прислано донесение о начале отвода частей армии. Как позже установлено, ХОЗИН и СТЕЛЬМАХ обманули Генеральный штаб, к этому времени 2-я Ударная армия начинала только оттягивать тылы своих соединений.

59-я армия действовала очень нерешительно, предпринимала несколько безуспешных атак и задачи, поставленные Ставкой, не выполнила.

Таким образом, к 21 июня с.г. соединения 2-й Ударной армии в количестве 8 стрелковых дивизий и 6 стрелковых бригад (35-37 тысяч человек), с тремя полками РГК 100 орудий, а также около 1000 автомашин, сосредоточились в районе несколько километров южнее Н. Кересть на площади 6×6 км. 

По данным, имеющимся в Генеральном штабе на 1 июля с.г., из частей 2-й Ударной армии вышло 9600 человек с личным оружием, в том числе 32 человека работников штабов дивизий и штаба армии. По непроверенным данным, вышел начальник Особарма.

По данным, присланным в Генштаб офицером Генерального штаба, командарм ВЛАСОВ и член Военного Совета ЗУЕВ 27. 06. с.г. вышли к западному берегу реки Полнеть под охраной 4-х автоматчиков, наскочили на противника и под его огнем рассеялись, больше их якобы никто не видел.

Начштафронта СТЕЛЬМАХ 25. 06. с.г. по ВЧ сообщил, что ВЛАСО-В и ЗУЕВ вышли на западный берег реки Полнеть. Из подбитого танка управляли выводом войск. Дальнейшая судьба их неизвестна.

По данным Особого отдела НКВД Волховского фронта на 26 июня с.г., к исходу дня из частей 2-й Ударной армии вышло 14 тысяч человек. Сведений о действительном положении частей и соединений армии в штабе фронта нет.

По заявлению комиссара отдельного батальона связи ПЕСКОВА, командарм ВЛАСОВ с командирами штаба двигался к выходу во 2-м эшелоне, возглавляемая ВЛАСОВЫМ группа попала под артиллерийско-минометный огонь. ВЛАСОВ приказ уничтожить путем сожжения все радиостанции, что привело к потере управления войсками.

По данным начальника Особого отдела фронта, еще на 17 июня положение частей армии было крайне тяжелым, имели место в большом количестве случаи истощения бойцов, заболевания от голода, острая нужда в боеприпасах. К этому времени, по данным Генерального штаба, пассажирскими самолетами ежедневно подавалось воздухом для частей армии 7-8 тонн продовольствия при потребности в 17 тонн, 1900-2000 снарядов при минимальной потребности 40 000, 300 000 патронов, в общей сложности по 5-ти патронов на человека.

Необходимо отметить, что, по последним данным, полученным в Генеральном штабе 29.06. с.г., группа военнослужащих частей 2-й Ударной армии вышла на участок 59-й армии через тылы противника в район Михалева, не имея совершенно потерь. Вышедшие утверждают, что в этом районе силы противника малочисленны, в то время как коридор прохода, затянутый ныне сильной группировкой противника и пристрелянный десятками батарей минометов и артиллерии его, с каждодневными усиленными ударами авиации является на сегодня почти недоступным для прорыва 2-й Ударной армии с запада, также 59-й армии с востока.

Характерно, что районы, через которые проходили 40 человек военнослужащих, вышедших из 2-й Ударной армии, как раз были указаны Ставкой Верховного Главного командования для выхода частям 2-й Ударной армии, но ни Военный Совет 2-й Ударной армии, ни Военный Совет Волховского фронта не обеспечили выполнения директивы Ставки.

Пом. Начальника управления ОО НКВД СССР ст. майор гос. безопасности (МОСКАЛЕНКО)

1 июля 1942 года.

generalvlasov.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *