Содержание

Зеленоград — живой памятник нашей победы

Командующий 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский (второй справа) с начальником штаба, командующим артиллерией и членом военного совета. Декабрь 1941 г.

16 армия генерал-лейтенанта К.К. Рокоссовского в ожесточенных оборонительных боях в октябре — первой половине ноября 1941 года действовала на Волоколамском направлении. Имея ограниченные силы, армия оказывала упорное сопротивление превосходящим наступающим гитлеровским войскам, применявшим в большом количестве танки и самолеты.

Наиболее боеспособной и хорошо подготовленной была 316 стрелковая дивизия под командованием генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова, прославившаяся на весь мир в боях в районе Волоколамска. Самоотверженно и умело сражался курсантский полк полковника С.И. Младенцева, состоящий из курсантов училища имени Верховного Совета РСФСР. Здесь же в составе армии вел бои 2-й кавалерийский корпус под командованием генерал-майора Л.М. Доватора, куда входили кавдивизия генерал-майора И.А. Плиева и дивизия под командованием комбрига К.С. Мельника.

Кроме того, в состав армии вошли 18-я стрелковая дивизия, состоящая из московских ополченцев под командованием полковника П.Н. Чернышева, 78-я стрелковая дивизия, прибывшая из Сибири, под командованием, как говорит К.К. Рокоссовский, замечательного боевого командира полковника А.И. Белобородова — будущего генерала армии. Здесь же была и танковая бригада полковника М.Е. Катукова — будущего Маршала бронетанковых войск. В 16-ю армию вошли также прибывшие из Средней Азии 17,20,24 и 44 кавалерийские дивизии, имевшие в своем составе по 3 тысячи бойцов.

Вот в таком составе 16 армия сражалась с сильным с превосходящим противником на Волоколамском направлении и в районе города Волоколамска. Армия занимала широкий фронт обороны, доходящий до 100 км.

Противник на направлениях своих главных ударов против соединений армий в отдельных случаях вводил в бой до полутора сотен танков. Так, например, 18 октября, пытаясь во что бы то ни стало добиться успеха, противник ввел против 316-й стрелковой дивизии 150 танков и полк мотопехоты. А до этого, 16 октября противник нанес удар танковыми и моторизованными соединениями на левом фланге армии силами двух танковых и двух пехотных дивизий, в которых насчитывалось свыше двухсот танков. Главный удар пришелся по 316-й дивизии Панфилова, передний край которой проходил в 12-15 километрах от Волоколамского шоссе.

В красноармейской газете 316-й стрелковой дивизии и (будущей 8-гв. дивизии) «За Родину» от 18 ноября 1941 года[1] говорится: «В боях завоюем право называться гвардейцами. Гвардейцы — это воины, которые без страха пойдут туда, где тяжелее, не дрогнут перед врагом, сумеют любой ценой задержать его и уничтожить.

Далее сказано: «Бить врага в любой обстановке!» Воины 316-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Панфилов И.В., радуясь боевым успехам гвардейцев, восторженно отзывались о гвардейцах-танкистах. Вот что говорилось в той же газете о танкистах-гвардейцах генерала Катукова: «По всей стране пронеслась слава о танковой бригаде генерал-майора танковых войск Катукова и его славных командирах, бойцах и политработниках. Бить врага в любой обстановке, соблюдать железную дисциплину, проявлять сознательную инициативу для быстрого достижения любой цели — вот что было и остается боевым девизом этой бригады. Гвардейцы — это советские богатыри, которым не страшны никакие опасности, когда дело идет о выполнении боевого приказа. Гвардейцы — это мужественные люди, умеющие воевать так, как этого требует суровое время.

У нашего подразделения уже накопились боевые традиции. Бессмертные, известные всей стране подвиги товарищей: Манаенко, Обухова, Петрашко, Хангерея, Елокова и других вписаны в боевую историю нашего подразделения.

Мы должны стремиться к тому, чтобы не только не пустить фашистские скопища к родной Москве, но чтобы истребить их, выкурить огнем наших батарей, винтовок и гранат из каждой русской избы, из каждого села и города.

Кровь, пролитая нашими товарищами-героями, не должна остаться без отмщения. Пронесем же как боевое знамя и преумножим традиции наших товарищей…

Их смелость и храбрость — наше знамя, наш боевой путь. Час расплаты с врагом близок. Завоюем же в боях право называться советскими богатырями, не знающими страха сталинскими гвардейцами…»

Эти слова написаны в дивизионной газете, в суровые морозные ноябрьские дни 1941 года воинами 316-й стрелковой дивизии, личный состав которой, прибыл из солнечной Киргизии под командованием генерал-майора Панфилова Ивана Васильевича, который долгие годы до войны был в этой республике республиканским военкомом.

В этой же газете опубликовано стихотворение лейтенанта Дм. Снегина «Битва с танками». Нам теперь неизвестно, как сложилась судьба этого замечательного автора, который душевно, по боевому грозно пишет о том, как нужно бороться с танками гитлеровцев. Его боевой дух живет в наших сердцах. Вот эти строки:

Они рычат и лезут напролом,
Их, кажется никто не остановит,
Нет, остановим! Пушечным огнем
Встречаем чудища, сурово сдвинув брови.
Дружней огонь!.. И танк передний стал.
Еще один свалился в ров подбитый.
Ни Крупна бронь, ни черный знак креста
Вас не спасут, фашистские бандиты.
Все против вас: орудий грозный рык,
И гнев всего советского народа,
И каждый мост, и маленький арык,
И наша русская, суровая природа.
Все мщенья требуют.
Да: смерть, за смерть — закон,
И кровь за кровь — одна у нас расплата,


И ткани зверя шлет дивизион
Стальные, бронебойные гранаты.
Назад ни шагу. Подступы к Москве
Могучей опоясаны преградой,
Назад ни шагу! Наш один ответ
Защитников Москвы и Ленинграда.
Бандитам смерть! Не оставлять следов!
Сжав кулаки, сурово сдвинув брови,
Мы бьем, мы будем сокрушать врагов
Огнем…

Сердцами…

Каждой каплей крови.

Участники декабрьских 1941 года боев в Крюково. Слева в первом ряду лейтенант медслужбы Лобызева Нина, в центре — комиссар 1075 сп 8 гвардейской Панфиловской стрелковой дивизии Мухамедяров, справа первая — Панфилова Валя — дочь генерала И.В.Панфилова. Фото 1941 г.

Весьма тяжелые и напряженные оборонительные боевые действия вела 16 армия во второй половине ноября 1941 года в районе Волоколамска. 16 ноября немецко-фашистские войска группы армий «Центр», возглавляемые генерал-фельдмаршалом фон Боком, на всем фронте в битве под Москвой перешли в наступление. На севере главный удар наносился и в полосе 16 армии. Тяжелое положение создалось на рубежах обороны 316-й дивизии Панфилова. Именно в этот день у разъезда Дубосеково совершили свой всемирно известный подвиг двадцать восемь героев из панфиловской дивизии во главе с политруком Василием Клочковым. Его слова: «Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» — облетели всю страну и армию. «Картина боя и поведение наших войск вызывали у меня твердую уверенность в том, что враг сложит свои кости, не достигнув Москвы».

[2]

Так пишет в своих воспоминаниях Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский, тогдашний командарм 16-й.

Под сильным напором превосходящих сил противника войска 16-й и соседних армий с боями, нанося врагу большие потери, вынуждены были отходить на восток. 18 ноября на своем наблюдательном пункте погиб генерал-майор И.В. Панфилов.

В этот же день 316-й стрелковой дивизии было присвоено наименование 8-й гвардейской стрелковой дивизии. А через некоторое время дивизия стала называться именем Панфилова. Бойцы и командиры 316-й — 8-й гвардейской стрелковой дивизии любили и уважали своего боевого командира генерал-майора Ивана Васильевича Панфилова и, поэтому, и тогда, и теперь себя гордо именуют «панфиловцами».

Автор этих строк хорошо знал и встречался с ним, будучи сотрудником (помощником начальника) оперативного отдела Штаба Средне-Азиатского военного округа в 1940-1941 годах, еще до начала Великой Отечественной войны. В это время генерал-майор И.В. Панфилов был военным комиссаром Киргизской ССР. И во время проводимых Штабом Округа оперативно-тактических учений Панфилов всегда был очень скромным, хорошо разбирающимся в тактической обстановке командиром. Принятые им решения всегда получали одобрение со стороны руководства учения.

23 ноября противник занял Солнечногорск и Клин. В дальнейшем, войска 16-й армии, неся значительные потери, но оказывая сильное сопротивление немецко-фашистским захватчикам, с боями стали отходить вдоль Ленинградского шоссе. 24 ноября соединения армии оказались на уровне деревни Пешки. Было принято решение командный пункт армии иметь в деревне Льялово.

В деревне Пешки, когда на ее окраине шел бой, к командующему армией генерал-лейтенанту К.К. Рокоссовскому подошел корреспондент газеты «Красная Звезда» капитан Трояновский с вопросом, что можно написать в газете о положении дел на фронте.

Тогда К.К.  Рокоссовский на вопрос корреспондента ответил: «Сражаясь здесь под Москвой, надо думать о Берлине. Обязательно будем в Берлине.»

Эти вещие слова были произнесены 24 ноября 1941 года, когда гитлеровские войска, используя свое превосходство в силах и средствах, сломя голову рвались к столице нашей Родины. Судьбе и истории было угодно, чтобы они — эти слова — исполнились полностью.

25 ноября день выдался более или менее спокойным. В этот день и родилась мысль атаковать противника в Пешках. Левее 1077 полка 8-й гвардейской стрелковой дивизии действовали конники-гвардейцы 2-го гвардейского кавкорпуса генерала Л.М. Доватора. Этот полк входил в оперативное подчинение кавкорпуса.

Гитлеровцы, уже успевшие подтянуть в Пешки резервы, могли в любое время перейти в наступление и смять наспех созданную оборону наших войск. Было совершенно целесообразно 26 ноября не обороняться, а наступать на врага, тем самым навязать свою волю противнику, расстроить его планы и хотя бы на сутки задержать его в Пешках. В этот же день и появилась записка-приказ командарма 16: «25.11.41 13-20. Тов. Доватор! На Вас смотрит вся Европа! Есть возможность отличиться! Надеюсь на то, что Вы решительным, быстрым контрударом с танками восстановите положение в Пешках. На остальных участках фронта — обороняйтесь. Рокоссовский».

Приказ командарма 16 был немедленно доставлен командиру 2-го гвардейского кавкорпуса гвардии генерал-майору Л.М. Доватору, который красным карандашом в углу размашисто написал: «Европа не Европа, а немцы узнают, что Москву не взять! Доватор».[3]

Когда гитлеровцы заняли деревни Пешки и Никольское и стали подходить к Льялово, командный пункт армии был перенесен в Крюково. Описывая то время, когда немецко-фашистские войска стали подходить к району Льялово — Крюково, Маршал К.К. Рокоссовский в своей книге «Солдатский долг» пишет: «Вспоминая те дни, я в мыслях своих представляю себе образ нашей 16-й армии. Обескровленная и кровоточащая от многочисленных ран, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор; отойдя на шаг, она вновь была готова отвечать ударом на удар, и она это делала, ослабляя силы врага.

Остановить его полностью еще не могли. Но и противник не мог прорвать сплошной фронт обороны армии».[4]

Главный удар, пишет в своих воспоминаниях К.К. Рокоссовский, по-прежнему приходился в полосе нашей 16-й армии, против которой были сосредоточены основные силы немецко-фашистских войск, состоявшие преимущественно из танковых и моторизованных дивизий. Здесь, на ближайшем к Москве фланговом направлении, враг стремился прорвать фронт, используя без остатка все свои силы.

zelao41.ru

О роли 16-й армии в Московской битве

О роли 16-й армии в Московской битве.
«Победа под Москвой вошла в историю как решающее и переломное событие первого года Великой Отечественной войны, влияние которого сказалась на всем последующем ходе вооруженной борьбы против фашистской Германии»,- писал в своей статье «Историческая битва» в газете «Известия» от 5 декабря 1956 года первый зам. начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал армии Михаил Сергеевич Малинин. С августа 1941 до июля 1942 года он был начальником штаба 16-й армии на Западном фронте. От стойкости 16-й армии зависела судьба Москвы. Недаром история, народная память выделили 16-ю армию, восславили подвиг ее героев.

При вторжении в нашу страну основные силы вермахта были сосредоточены в той группе армий, которая действовала на московском направлении. Москва — это не только голова и сердце Родины, это центр связи, политический центр, самая индустриальная область, узел коммуникаций всей страны.

Немецкое руководство, приступив к операции «Тайфун», надеялось на то, что их войска, подобно ураганному ветру страшной силы, ворвутся в Москву, сметут ее с лица земли, одержат полную победу над Россией и тем самым устранят главное препятствие на пути к мировому господству.

Все направления, по которым враг рвался к столице, были очень тяжелыми, опасными. Но особо угрожающая, порой почти безвыходная обстановка складывалась на Волоколамском рубеже. Здесь, проявляя исключительное упорство, прикрывали подступы к Москве войска 16-й армии под командованием К.К. Рокоссовского и где начальником штаба был наш земляк М.С.Малинин.

Великая Отечественная война застала полковника Малинина, начальника штаба 7-го мехкорпуса, на учениях между Тулой и Калугой. В конце июля 1941 года мехкорпус, участвовавший со второго дня войны в боевых действиях, соединился с Группой Рокоссовского. 18 июля 1941 года директивой Генерального штаба было создано пять армейских групп с задачей нанести контрудары из района Белый — Ярцево — Рославлев в общем направлении на Смоленск, ликвидировать прорвавшиеся войска противника и соединиться с основными силами войск фронта, дравшимися в окружении в районе Смоленска.

Штаб группы во главе с полковником М.С. Малининым сформировался буквально на ходу из полутора десятка офицеров. Горстка военных людей, подчиняя отступающие части, в течение 5-6 дней организовала крупное войсковое соединение с артиллерией и танками. Оно оказалось способным захватить Ярцево и взять под контроль переправы через Днепр, по которым отводили из-под Смоленска после кровопролитных боев наши части.

«При помощи войск группы К.К. Рокоссовского… большинству частей 16-й и 20-й армий удалось вырваться из окружения южнее Ярцева и выйти на восточный берег Днепра, где они соединились с главными силами фронта и перешли к обороне.» i— пишет в своих воспоминаниях Г.К.Жуков.

В августе 1941 года командующим 16-й армией стал К.К.Рокоссовский, который добился назначения на основные руководящие должности представителей штаба своей Группы.

Немецкий план взятия Москвы предусматривал успешное завершение операции «Тайфун» до начала зимы. Для осуществления наступления немецкое командование сосредоточило 6 армий: 15 танковых, 8 мотопехотных и 17 пехотных дивизий. Значительный боевой и численный состав, господство в воздухе и владение стратегической инициативой позволили врагу добиться преимущества над Западным, Резервным и Брянским фронтами.

Наступление началось 30 сентября. Главные силы немцев устремились на восток, к Вязьме. Они прорвали оборону советских войск на трех участках, а 7 октября замкнули кольцо вокруг войск, сражавшихся западнее Вязьмы, вследствие чего 30 дивизий Красной Армии оказались в окружении.

Брешь в обороне составила 500 километров. Дорога на Москву фактически осталась без защиты. Силы, занимавшие Можайскую линию обороны, были слишком слабы, чтобы остановить серьезное наступление.

Героически сражавшиеся в окружении под Вязьмой советские воины помогли выиграть драгоценное время для организации обороны, осуществить перегруппировку между фронтами и выдвинуть войска из глубины страны. Был восстановлен Западный фронт во главе с новым командующим генералом Жуковым, сформирован Калининский фронт.

«На волоколамское направление,- пишет Г.К. Жуков,- мы направили штаб и командование 16-й армии во главе с К.К. Рокоссовским, А.А. Лобачевым и М.С. Малининым, в состав которой включались новые соединения, так как ее дивизии, переданные 20-й армии, оказались в окружении западнее Вязьмы… С 13 октября разгорелись ожесточенные бои на всех оперативно важных направлениях, ведущих к Москве. Это были грозные дни.»ii

Фото 1. Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков беседует с начальником штаба 16-й армии генерал-майором М.С.Малининым 1941 г.


(Вторая половина октября. Район Волоколамска.
Публикация газ. Вечерняя Москва 1988. 6 декабря)

.

Именно это время запечатлела фотография. Вторая половина октября 1941 года. Район Волоколамска. На переднем плане снимка Георгий Константинович Жуков, командующий Западным фронтом, беседует с начальником штаба 16-й армии Михаилом Сергеевичем Малининым, который докладывает обстановку. Малинин только что из полковников произведен в генерал-майоры. Вскинув подбородок, он всем лицом, а не руками (руки по швам) показывает куда-то вдаль. Строгий и суровый Жуков, судя по его расслабленному виду, докладом доволен. Потом, уже после Победы, маршал напишет о Михаиле Сергеевиче:«Это был всесторонне подготовленный командир, штабной работник высокого класса. Со своим спаянным коллективом он отлично выполнял возложенные на штаб обязанности…» iii

Своеобразие боевых действий этих дней, как пишет в своей книге «Солдатский долг» К.К.Рокоссовский, заключалось в том, что они развивались быстро и главным образом вдоль дорог. Сплошного фронта не было. Обстановка менялась ежечасно. Против напористых, хорошо оснащенных и обученных немецких войск стояли немногочисленные, формируемые в ходе боев соединения.

На Волоколамском направлении бои начались 16 октября ударом двух танковых дивизий врага по левому флангу 16-й армии. За пять дней наступления немцам удалось прорвать оборону на фронте шириной 20 км и углубиться до 15 км, но, потеряв 34 танка, они приостановили атаки.

В этих неравных боях успех войск армии определили правильный выбор района сосредоточения основных усилий, быстрый маневр артиллерией и высокая стойкость наших солдат. Об этом свидетельствуют боевые приказы и распоряжения.
Из боевого распоряжения от 19.10.41.:
Командиру 22 тбр

Военный совет 16-й армии приказал:

…22-ю танковую бригаду немедленно сосредоточить СПАС-РЮХОВСКОЕ, по маршруту:НОВО-ПЕТРОВСКОЕ, ВОЛОКОЛАМСК, СПАС-РЮХОВСКОЕ, где поступить в распоряжение командира 316 сд…
Нач.штаба 16-й армии Военный комиссар штаба

генерал-майор полковой комиссар

Малинин Седенков

Начальник оперативного отдела

полковник

Рыжиков iv

316-я стрелковая дивизия генерала И.В.Панфилова действовала особенно успешно. Против нее враг ввел полторы сотни танков и полк мотопехоты.

Из боевого распоряжения №11/ОП ШТАРМ16 19.10.41.:


Особо важное

Командиру 316 сд

1.В целях организации преграждения путей движения танков противника к исходу 19.10.41. поставить на тыловых рубежах и тыловых дорогах противотанковые отряды.

2.Противотанковые отряды в составе 1-2 орудия ПТО, взвод истребителей со связками гранат и бутылками «КС», взвод саперов с противотанковыми минами, рота стрелков на следующих узлах дорог:

(далее — перечисление названий дорог)

…5.Указанные узлы дорог противотанковыми отрядами занять к 20.00 19.10.41г.

Исполнение донести.

Командующий 16-й армией Член Военного совета

генерал-лейтенант дивизионный комиссар Рокоссовский Лобачев

Начальник штаба армии

генерал-майор Малининv

В результате двухдневного боя 18 и 19 октября гитлеровцы незначительно потеснили части дивизии Панфилова. Но враг понес такие потери в танках и живой силе, что вынужден был прекратить атаки.

Передышка длилась недолго. Противник по — прежнему основное внимание сосредоточивал на Волоколамском направлении, вводя здесь все новые части. Он превосходил в силах и километр за километром теснил наши войска. Создав мощный танковый кулак, немцы стремились пробиться к Волоколамскому шоссе.

Командиру 25 Тбр

На основании приказания Командующего Западного фронта… немедленно поднять бригаду по тревоге и форсированным маршем направиться через Звенигород в район Кубинка.

П.п. Начальника штаба16-й армии Военный комиссар штаба

генерал-майор полковой комиссар

Малинин Седенков

22.10.41.vi

Это были тяжелые оборонительные бои. Гитлеровцы вводили в бой сильные группы по 30-50 танков, их сопровождали густые цепи пехоты, поддерживаемые артиллерией, а также бомбардировкой с воздуха.

Встретив хорошо организованное сопротивление наших войск, противник отходил, но потом снова атаковал. Сражение разгорелось на всем фронте обороны 16-й армии.

24 октября удары противника пришлись по центру и левому флангу 16-й армии, где оборонялись курсантский полк Московского пехотного училища, дивизия Панфилова и другие части. После упорных семидневных боев противник все-таки овладел Волоколамском. Но на рубеже 4 км восточнее Волоколамска фронт был стабилизирован.

Фото 2. Справа налево: начальник штаба 16-й армии генерал-майор М.С.Малинин; член Военного совета 16-й армии дивизионный комиссар А.А.Лобачев; нач. политотдела 16-й армии Масленов.(1941г. 13 ноября. Дер.Устиново)

Это было время, когда немцы, захватив на левом фланге 16-й армии несколько населенных пунктов, в т.ч. Скирманово, простреливали оттуда магистраль Волоколамск — Истра. Нужно было не дать им перехватить дорогу и выйти в тыл основной группировки нашей армии. О том, как созрела мысль о Скирмановской операции, К. Рокоссовский пишет:« Риск был в том, что мы решились на это дело в предвидении начала вражеского наступления. Все товарищи — и Малинин, и Казаков, и Орел — с воодушевлением работали над планированием боевых действий. … Бои за Скирманово прошли очень удачно. Разгром немецко-фашистских войск, занимавших Скирманово и другие селения, был полный.»vii

16 ноября началось второе наступление немцев на Москву. Сражение развернулось от Калинина до Тулы. 4-ая танковая группа (не менее 400 танков) при массированной поддержке авиации, двигавшаяся против 16-й армии, за три дня смогла вытеснить ее лишь с главной полосы обороны и продвинуться всего на 4-6 км. «…Позади 16-й армии не было каких-либо войск, и если бы обороняющиеся части погибли, путь на Москву был бы открыт…» viii— подчеркивает Рокоссовский.

Противник превосходил 16-ю армию в живой силе, сосредоточив до 80 000 человек, в танках — в 4 раза: 650 против советских 150. После пятнадцати дневных боев противостоявшие 16-й армии фашистские соединения насчитывали уже только 22 тысячи солдат и 130 танков. Благодаря героическому сопротивлению защитников Москвы войска противника продвигались ценой больших потерь лишь на 3-5 км в сутки.

Части 316-й дивизии под командованием генерала Панфилова давали наступавшим гитлеровцам жестокий отпор. Именно в этот день у разъезда Дубосеково совершили свой всемирно известный подвиг двадцать восемь героев-панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым. Его слова:«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» широко известны. Дивизия была награждена орденом Красного Знамени и переименована в 8-ю гвардейскую.

«Бои 16-18 ноября для нас были очень тяжелыми…Хорошо организованное взаимодействие всех родов войск не позволило противнику прорваться через боевые порядки 16-й армии,»ix— пишет Жуков.

В полосе обороны 16-й армии было создано свыше 20 противотанковых районов. Эти районы, включавшие в себя главным образом артиллерию, располагались преимущественно на шоссе и проселочных дорогах. Широко применялись лесные завалы и танковые засады. Бутылки с горючей смесью имел каждый боец. В результате танковые войска противника были лишены возможности пользоваться шоссейными и другими дорогами, что замедляло продвижение ударных группировок.

19 ноября, когда враг ввел в сражение еще 3 корпуса, задержать продвижение противника не удалось. 16-я армия сдерживала удар вдоль Ленинградского шоссе. На карту ставилось всё. Её дивизии истекали кровью, хотя Жуков укреплял их всем, чем только мог. По его приказу в конце ноября от каждой дивизии, оборонявшей центральный участок фронта, в 16-ю армию было направлено по одному взводу солдат, их сразу же бросили в бой. И всё же 23 ноября пали Клин и Солнечногорск. Противник получил возможность не только обойти столицу с севера, но и нанести удар по ней.

Обстановка обострилась до предела. Ставка ВГК и командование Западного фронта принимали срочные меры для ликвидации нависшей над Москвой опасности. Войска Рокоссовкого спешно отводились на рубеж южнее Солнечногорска, Истринское водохранилище, река Истра.

У города Истра были размещены на стратегически важных позициях лучшие войска 16-й армии — 78-я стрелковая дивизия, прибывшая из Сибири и укомплектованная личным составом и техникой. Немецкий танковый корпус был брошен в лобовую атаку на город. В течение трех дней подряд 78-я удерживала свои позиции, нанося урон врагу, но 27 ноября всё же была вынуждена отойти.

Фото 3. В штабе 16-й армии. Слева направо: генерал-майор артиллерии В.И.Казаков, член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, командующий Армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский, нач. штаба генерал-майор М.С.Малинин. (Р-н Истры. Декабрь 1941 г. ЦМВС)

Боевое донесение в штаб фронта Соколовскому от 29 ноября 1941 года, подписанное Малининым, свидетельствует о величайшем напряжении сил и нервов всех, от кого зависела судьба Москвы:

« … 1. Противник прорвал фронт 8 ГСД и передовыми частями к 6.00 29.11.1941 года вышел на рубеж вост. опушка леса 3 км вост. Марьино…» Далее идет доклад о том, что перед каждым воинским подразделением (перечисляются) поставлены конкретные задачи: «организовать прочную оборону», «упорно оборонять рубеж», «прочно удерживать занимаемый рубеж».x

30 ноября фашисты заняли поселок Красная Поляна. Отсюда в ясные дни видна Москва. Немцы начали подтягивать дальнобойные орудия, чтобы начать обстрел столицы. Сталин выразил крайнюю обеспокоенность. Решено было провести контрудар.

Части 16-й армии, поддерживаемые сильным артиллерийским огнем и авиацией, вместе с войсками Московской зоны обороны выбили ожесточенно сопротивлявшегося врага из Красной Поляны и отбросили его на 4-6 км в сторону.

30 ноября немецкий мотоциклетный патруль достигает (но затем возвращается) Химок — до границы Москвы остается 6 км. 16-я армия, получив подкрепления, формирует новую линию обороны вокруг Химок.

Как писал К. Рокоссовский, «… вытянувшаяся в нитку оборона 16-й армии находилась все время под угрозой, что где-то она могла лопнуть… Обессиленная многочисленными потерями, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор, ослабляя его силы. Отойдя на шаг, она вновь была готова ответить ударом на удар, и это ей удавалось…»xi

Оборона армии отличалась высокой активностью, широким применением контратак и контрударов. При вынужденном отходе на заранее подготовленные рубежи в войсках армии соблюдались организованность и порядок, чувствовалось твердое руководство командования.

Из воспоминаний Рокоссовского: «…Хотя враг, пользуясь еще превосходством в силах, продолжал теснить наши войска, а мы вынуждены были бросить в бой все, что имелось в армии, можно было почувствовать, что недалек кризис сражения… В этих условиях с особым удовлетворением я наблюдал педантичную и уверенную работу нашего начальника штаба. Аппарат управления войсками был гибок и чуток, как никогда…» xii

Как отмечают военные историки, штаб, под руководством Малинина был подлинным «мозговым центром». Начальник штаба «облекал замысел операций командующего в четкие, всесторонне продуманные планы и в соответствии с распоряжениями главного командарма фактически дирижировал каждым телодвижением огромных воинских коллективов в сложнейших условиях.»xiii На завершающем этапе битвы под Москвой в короткие сроки штаб Малинина подготовил план контрнаступления. Без единого замечания он был утвержден Г.К. Жуковым, командующим Западным фронтом.

Перейдя в наступление 7 и 8 декабря, 16-я армия, преодолевая сильное сопротивление врага, начала преследование.

В боевом распоряжении от 6.12.41 говорится:

«Наступившие морозы дают полную возможность замораживать противника, размораживать его материальную часть (танки, автомашины)…

Приказываю:

1.Немедленно приступить, помимо дневных действий, к смелым, решительным ночным действиям.

2.Для ночных действий в каждом батальоне, полку, дивизии иметь хорошо подобранные отряды из смелых, хорошо одетых красноармейцев.

3.Задачей отрядов поставить:

всю ночь не давать противнику находиться в теплых помещениях (деревнях, землянках, блиндажах), заставить лежать в боевом порядке и замерзать».xiv

В боевом распоряжении от 9.12.41 командование армии приказало создать отряды автоматчиков и использовать их для действий по тылам противника с целью уничтожения его отходящих войск и материальной части, для создания паники в тылу и устройства заграждения на путях отхода.

В штабе армии разрабатывались способы применения обманных действий с целью ввести противника в заблуждение относительно расположения и намерений наших войск.

«Командующий войсками армии приказал:

в трехдневный срок заготовить из лесоматериалов пулеметы, минометы… и под прикрытием темноты расставить их так, чтобы на каждом километре фронта иметь 3-4 «оборонительных сооружения», 4-5 «пулеметов» 2-3 «минбатареи», 2-3 «группы пехоты» ( из чучел). Создать ложные огневые позиции артиллерии…

О произведенных работах донести…»xv

16-я армия перешла в контрнаступление без всякой паузы. В районе Красная Поляна, Льялово, Крюково бои вообще не прекращались. За Крюково немцы цеплялись как только могли. К 8 декабря в результате трехдневного боя, доходившего до рукопашных схваток, сопротивление противника было сломлено. Оставив Крюково, немцы бежали на запад, бросая оружие и технику. Только за два дня, 8 и 9 декабря, как видно из «Молнии» Соколовскому, захвачены трофеи: танков — 29, грузовых машин — 45, тягачей — 2, вездеходов — 6, станковых пулеметов — 6, множество автоматов, снарядов, мин, патронов.xvi

11 декабря была освобождена Истра. Стремясь задержать продвижение 16-й армии, противник взорвал плотину Истринского водохранилища и минировал многие участки западного берега. Река, разлившись до 60 м, стала серьезной водной преградой. В этой обстановке командование16-й армии направило в обход две вновь созданные подвижные группы, которые обошли с севера и юга истринскую позицию противника и разгромили ее.

20 декабря войска 16-й и 20-й армии освободили Волоколамск. Выйдя к реке Руза, 16-я армия встретила упорное сопротивление и продвинуться дальше не смогла.

В длительных оборонительных сражениях, а затем в контрнаступлении войска 16-й армии понесли большие потери. Об этом свидетельствует «Справка о потерях личного состава в частях 16-й армии»xvii за время с 6 декабря 1941 года по 6 января 1942 года . За первую неделю потери составили: убито — 1235, ранено — 4043, пропало без вести -2950, итого: 8228 человек; с 12.12. по 16.12. в борьбе за переправу Истринского водохранилища и реку Истру -2547 чел.; преследование противника в течение недели стоило 2429 жизней бойцов; наступление на оборонительный рубеж противника с 23.12.41. по 6.1.42. — 7084 человека.

Московская операция завершилась в первых числах января. Советские войска нанесли поражение войскам группы армии «Центр» и отбросили их на 100-250 км. xviii

8 января началась Ржевско-Вяземская наступательная операция , в ходе которой управление 16-й армии было переброшено под Сухиничи. Это был крупный узел железных и шоссейных дорог, который находился в руках противника и был очень важен для немецких войск. Пути подвоза войскам левого крыла Западного фронта были перерезаны. Сам фюрер требовал безусловного удержания этого небольшого городка Калужской области.

Здесь, под Сухиничами, 16-я армия приняла в подчинение действующие в этом районе соединения. «Уже третий раз за войну наш штаб принимал управление новыми соединениями в крайне ограниченные сроки. Ни у кого не было сомнений, что под руководством Михаила Сергеевича Малинина всё будет сделано вовремя… Офицеры штаба спокойно и четко налаживали связь, организовывали разведку противника и местности, собирали все данные в духе ближайшей задачи — овладеть Сухиничами». xix(К. Рокоссовский)

Дивизии, принятые в состав армии, были измотаны в боях, нуждались в пополнении, вооружении и боеприпасах. Поставленная фронтом задача не соответствовала силам и средствам. Решено было ввести противника в заблуждение: пусть думает, что к Сухиничам движется вся 16-я армия, уже известная немцам по жарким боям.

Атака была намечена на утро 29 января. На рассвете артиллерия начала обстрел вражеских укреплений. Затем двинулась пехота, и в полдень город Сухиничи уже был освобожден от фашистов — немцы оставили его после короткого ожесточенного боя, побросав много техники,боеприпасов, горючего.

Член военного совета дивизионный комиссар Лобачев А.А. в своей книге «Трудными дорогами» рассказывает, как радиостанция «Говорит Западный фронт» вела репортаж о бое в Лондон. Там, В Англии, отчетливо были слышны залпы советской артиллерии, мощное русское «ура». Слова диктора о том, что противник обращен в бегство, были встречены овацией и возгласами: «Да здравствует Россия!», «Да здравствует Красная Армия!»

В боевом донесении от 31 января 1942 года, отправленном за подписью Малинина в штаб фронта, в последнем пункте записано: «Состояние погоды — непрекращающаяся пурга замела все дороги… Движение всех видов транспорта невозможно. Подвоз всех видов материального обеспечения для войск прекратился. Тылы и артиллерия передвигаться не могут.»xx

В тяжелейших условиях бездорожья и глубокого снежного покрова войска Рокоссовского всё же успешно выполняли поставленные задачи, нанося удары последовательно то по одному, то по другому узлу обороны противника. На широкие наступательные операции не хватало сил. Но постепенно «войска армии вгрызались в оборону противника, расшатывая её то на одном, то на другом участке, отодвигая фронт к югу.» xxi

Фото 4. Группа офицеров и генералов Западного фронта после вручения государственных наград. Москва. Кремль. 1942г.
Слева направо: 1-й ряд: член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, секретарь президиума Верховного Совета А.Ф.Горкин, 4-й — командующий войсками 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский. 2-й ряд: 2-й — нач. штаба генерал-майор М.С.Малинин, 3-й – командир 9-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А.П.Белобородов. (Февраль 1942г.)

В феврале 1942 года группе офицеров и генералов Западного фронта в Кремле были вручены государственные награды. На фотографии, запечатлевшей это событие, среди награжденных — командующий войсками 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский и начальник штаба армии — генерал-майор М.С.Малинин. Оба награждены Орденом Ленина, Михаил Сергеевич — единственный начальник штаба армии, удостоенный высшей награды Родины за московскую операцию.

В начале марта 1942 года К.К. Рокоссовский был тяжело ранен осколком снаряда, влетевшего в окно штаб-квартиры. Записная книжкаxxii Михаила Сергеевича Малинина хранит запись на странице, датированной 8 марта, об этом тревожном случае: «В 22.30 ранен Рокоссовский…». Командующий вернулся из госпиталя в мае. Его обязанности в этот период исполнял Малинин.

В марте наступательный потенциал фронтов Западного стратегического направления себя исчерпал. Проведенные операции не принесли успеха. Началась весенняя распутица: вскрылись реки, дороги стали почти непроходимыми для колесного транспорта. В сложившейся обстановке Сталин принял предложение Жукова о прекращении наступления. Так завершилась одна из самых крупнейших битв Великой Отечественной войны.

Решающим фактором в достижении победы над захватчиками в битве под Москвой являлся высокий моральный дух советских воинов, среди которых были и бойцы 16-й армии, проявившие беспримерное мужество и стойкость.

Лебедева Галина Георгиевна —

научный сотрудник

Мемориального музея генерала армии М.С. Малинина.


iГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.297


iiГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.356


iiiГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.495


ivЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916, д.64, л.29


vЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916, д.64, л.30


viЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916,д.64, л.44


viiК.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988г., с. 70-71


viiiК.К.Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988Г., с.81


ixГ.К. Жуков Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости, М, 1969г., с.366


xЦАМО, ф.358, оп.5916,д.64, л.150-151


xiК.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988г., с.92


xiiТам же, с.91


xiii Ю. Грибов. Волоколамский рубеж. Сб. Живая память. Вып.6.М., «Патриот», 2006, с.194


xiv ЦАМО, ф.11гв.А., оп.5916, д.64, л.137


xv ЦАМО, ф.208, оп.2511, д.1109, л.43


xvi ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.64, л.234


xvii ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.133, л.3


xviii Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941-1945. Кр. Справочник., М., «Республика» ,1995, с.323


xix К.К.Рокоссовский. Солдатский долг., М., Военное изд-во, 1988г., с.105


xx ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.134, л.38


xxi К.К.Рокоссовский. Солдатский долг., М., Военное изд-во, 1988г., с.112


xxii Записная книжка М.С. Малинина. КОК 41407/119

Поделитесь с Вашими друзьями:

www.psihdocs.ru

Управление командующего БТ и МВ 16-й армии

до декабря 1942 г. — Автобронетанковый отдел 16-й армии

 
Ia. Командование АБТО армии
Ib. Командование УК БТиМВ армии
II. Формирование и организация

16-я армия I формирования создана в июле 1940 г. в составе войск Забайкальского военного округа. Прикрывала государственную границу СССР в Забайкалье.

С началом Великой Отечественной войны армия (32-й стрелковый и 5-й механизированный корпуса, ряд артиллерийских и других частей) выведена в резерв Ставки ВГК и затем переброшена в район Смоленска, где 14 июля 1941 г. включена в Западный фронт. В его составе участвовала в Смоленском сражении. С 28 июля, после того как противник перерезал в 40 км восточнее Смоленска дорогу на Дорогобуж, части армии вели боевые действия в окружении. 6 августа войска 16-й и 20-й армий прорвали окружение и отошли из района Смоленска на новые рубежи. На основании приказа войскам Западного фронта от 8 августа 1941 г. войска 16-й армии переданы в состав 20-й армии.

16-я армия II формирования создана 10 августа 1941 г. путем реорганизации группы войск ярцевского направления Западного фронта под командованием генерал-майора К.К. Рокоссовского.

С 11 августа войска 16-й армии во взаимодействии с 30-й, 19-й, 24-й армиями наносили удары по противнику, перешедшему на московском направлении к обороне. С 1 сентября армия в составе 44-го стрелкового (38-я, 108-я и 152-я стрелковые дивизии), трех корпусных артиллерийских полков, артиллерийского полка противотанковой обороны, танковой бригады и инженерных частей принимала участие в наступлении войск Западного фронта, которое дальнейшего развития не получило. В конце сентября армия совместно с другими войсками фронта занимала оборону на рубеже Осташков, северо-западнее Ельни. В начале октября 1941 г. войска армии вели бои в районе Вязьмы. В связи с угрозой охвата немецкими войсками с севера и юга 16-я армия была вынуждена отойти с тяжелыми оборонительными боями на Можайскую линию обороны.

Ее соединения и части (126-я и 316-я стрелковые дивизии), кавалерийская группа (50-я и 53-я кавалерийские дивизии), полк курсантов военных училищ и другие части фронта участвовали в Можайско-Малоярославецкой и Клинско-Солнечногорской оборонительных операциях. Образцы мужества показали воины 316-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора И.В. Панфилова, кавалерийской группы генерал-майора Л.М. Доватора, полка курсантов Военного училища имени Верховного Совета РСФСР, 4-й, 27-й и 28-й танковых бригад.

С переходом войск Красной Армии в контрнаступление под Москвой 16-я армия участвовала в Клинско-Солнечногорской операции. В январе 1942 г. вела наступательные бои на гжатском направлении. Во второй половине января ее войска были переданы 5-й армии, а полевое управление направлено в район Сухиничей, где приняло часть войск и полосу обороны от 10-й армии. До мая 1943 г. войска армии вели оборонительные и наступательные бои на жиздринском направлении. 1 мая 1943 г. (директива Ставки ВГК от 16 апреля 1943 г.) 16-я армия преобразована в 11-ю гвардейскую армию в составе Западного фронта.

16 армия III формирования создана 10 июля 1943 г., на основании директивы Ставки ВГК от 1 июля 1943 г. в составе Дальневосточного фронта на базе особого стрелкового корпуса. Прикрывала государственную границу СССР с Японией на о. Сахалин, с весны 1945 г. обороняла побережье Татарского пролива от Советской Гавани до Николаевска-на-Амуре.

С 5 августа 1945 г. армия, имея в своем составе 56-й стрелковый корпус, 3-й, 103-й и 104-й укрепленные районы, 5-ю и 113-ю отдельные стрелковые и 214-ю танковую бригады, ряд отдельных стрелковых, танковых, артиллерийских и других частей, включена во 2-й Дальневосточный фронт. В период советско-японской войны 1945 г. во взаимодействии с Северной Тихоокеанской военной флотилией провела Южно-Сахалинскую операцию и частью сил участвовала в Курильской десантной операции. С 1 октября 1945 г. 16-я армия вошла в состав Дальневосточного военного округа и в течение месяца была расформирована.

III. Боевой состав
Дата Фронт Состав БТМВ армии
    I формирование
на 22.06.1941 Резерв Ставки ГК 5 мк (13, 17 тд, 109 мд, 8 мцп)
на 01.07.1941 отдельная 5 мк (13, 17 тд, 109 мд, 8 мцп)
на 10.07.1941 отдельная 57 тд
на 01.08.1941 ЗФ автобронетанковых войск не было
    II формирование
на 01.09.1941 ЗФ 127 тбр
на 01.10.1941 ЗФ 127 тбр
на 01.11.1941 ЗФ 4, 27, 28 тбр, 22 одбп
на 01.12.1941 ЗФ 1 гв., 19, 25, 27, 28, 33, 145, 146 тбр, 89 отб, 21, 22 одбп
на 01.01.1942 ЗФ 22, 146 тбр, 140 отб, 21 одбп
на 01.02.1942 ЗФ 146 тбр
на 01.03.1942 ЗФ 146 тбр, 8 оаэсб
на 01.04.1942 ЗФ 94, 146 тбр, 43 одбп
на 01.05.1942 ЗФ 94, 146 тбр, 43 одбп
на 01.06.1942 ЗФ 94, 146 тбр, 43 одбп
на 01.07.1942 ЗФ 94, 112, 146 тбр, 519 отб, 43 одбп
на 01.08.1942 ЗФ 10 тк (178, 183, 186 тбр, 11 мсбр), 6 гв., 94, 112, 146 тбр, 43 одбп
на 01.09.1942 ЗФ 9 тк (23, 95, 187 тбр, 10 мсбр), 10 тк (178, 183, 186 тбр, 11 мсбр), 6 гв., 32, 112, 146 тбр, 519 отб, 43 одбп
на 01.10.1942 ЗФ 6 гв., 112, 146 тбр, 43 одбп
на 01.11.1942 ЗФ 112 тбр, 43 одбп
на 01.12.1942 ЗФ 6 гв. тбр, 43 одбп
на 01.01.1943 ЗФ 6 гв. тбр, 43 одбп
на 01.02.1943 ЗФ 6 гв. тбр, 43 одбп
на 01.03.1943 ЗФ 9 тк (23, 95, 108 тбр, 8 мсбр), 2, 23 гв., 94, 187, 256 тбр, 1437 сап, 43 одбп
на 01.04.1943 ЗФ 29 гв. тбр, 1435 сап, 43 одбп
на 01.05.1943 ЗФ нет
    III формирование
на 01.08.1943 ДВФ 214 тбр
на 01.09.1943 ДВФ 214 тбр
на 01.10.1943 ДВФ 214 тбр
на 01.11.1943 ДВФ 214 тбр
на 01.12.1943 ДВФ 214 тбр
на 01.01.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.02.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.03.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.04.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.05.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.06.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.07.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.08.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.09.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.10.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.11.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.12.1944 ДВФ 214 тбр
на 01.01.1945 Северная ГВ 214 тбр
на 01.02.1945 ДВФ 214 тбр
на 01.03.1945 ДВФ 214 тбр
на 01.04.1945 ДВФ 214 тбр
на 01.05.1945 ДВФ 214 тбр
на 01.06.1945 ДВФ 214 тбр
на 01.07.1945 ДВФ 214 тбр
на 01.08.1945 ДВФ 214 тбр, 178, 678 отб
на 09.08.1945 2-й ДВФ 214 тбр, 178, 678 отб
на 03.09.1945 2-й ДВФ 214 тбр, 178, 678 отб
 

Сведения о командующих БТиМВ и начальниках АТБУ были кропотливо собраны и переданы в распоряжение администрации сайта Евгением Дригом.

 
Литература и источники:
 
Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: Действующая армия. — М.: Animi Fortitudo, Кучково ноле, 2005.
Боевой состав Советской Армии. Часть I. (июнь — декабрь 1941). М., 1963.
Боевой состав Советской Армии. Часть II. (Январь – декабрь 1942). М., 1966.
Боевой состав Советской Армии. Часть III. (Январь – декабрь 1943). М., 1972.
Боевой состав Советской Армии. Часть IV. (январь — декабрь 1944). М., 1988.
Боевой состав Советской Армии. Часть V. (Январь – сентябрь 1945). М., 1990.
 
 
 

tankfront.ru

О роли 16-й армии в Московской битве

О роли 16-й армии в Московской битве.
«Победа под Москвой вошла в историю как решающее и переломное событие первого года Великой Отечественной войны, влияние которого сказалась на всем последующем ходе вооруженной борьбы против фашистской Германии»,- писал в своей статье «Историческая битва» в газете «Известия» от 5 декабря 1956 года первый зам. начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал армии Михаил Сергеевич Малинин. С августа 1941 до июля 1942 года он был начальником штаба 16-й армии на Западном фронте. От стойкости 16-й армии зависела судьба Москвы. Недаром история, народная память выделили 16-ю армию, восславили подвиг ее героев.

При вторжении в нашу страну основные силы вермахта были сосредоточены в той группе армий, которая действовала на московском направлении. Москва — это не только голова и сердце Родины, это центр связи, политический центр, самая индустриальная область, узел коммуникаций всей страны.

Немецкое руководство, приступив к операции «Тайфун», надеялось на то, что их войска, подобно ураганному ветру страшной силы, ворвутся в Москву, сметут ее с лица земли, одержат полную победу над Россией и тем самым устранят главное препятствие на пути к мировому господству.

Все направления, по которым враг рвался к столице, были очень тяжелыми, опасными. Но особо угрожающая, порой почти безвыходная обстановка складывалась на Волоколамском рубеже. Здесь, проявляя исключительное упорство, прикрывали подступы к Москве войска 16-й армии под командованием К.К. Рокоссовского и где начальником штаба был наш земляк М.С.Малинин.

Великая Отечественная война застала полковника Малинина, начальника штаба 7-го мехкорпуса, на учениях между Тулой и Калугой. В конце июля 1941 года мехкорпус, участвовавший со второго дня войны в боевых действиях, соединился с Группой Рокоссовского. 18 июля 1941 года директивой Генерального штаба было создано пять армейских групп с задачей нанести контрудары из района Белый — Ярцево — Рославлев в общем направлении на Смоленск, ликвидировать прорвавшиеся войска противника и соединиться с основными силами войск фронта, дравшимися в окружении в районе Смоленска.

Штаб группы во главе с полковником М.С. Малининым сформировался буквально на ходу из полутора десятка офицеров. Горстка военных людей, подчиняя отступающие части, в течение 5-6 дней организовала крупное войсковое соединение с артиллерией и танками. Оно оказалось способным захватить Ярцево и взять под контроль переправы через Днепр, по которым отводили из-под Смоленска после кровопролитных боев наши части.

«При помощи войск группы К.К. Рокоссовского… большинству частей 16-й и 20-й армий удалось вырваться из окружения южнее Ярцева и выйти на восточный берег Днепра, где они соединились с главными силами фронта и перешли к обороне.» i— пишет в своих воспоминаниях Г.К.Жуков.

В августе 1941 года командующим 16-й армией стал К.К.Рокоссовский, который добился назначения на основные руководящие должности представителей штаба своей Группы.

Немецкий план взятия Москвы предусматривал успешное завершение операции «Тайфун» до начала зимы. Для осуществления наступления немецкое командование сосредоточило 6 армий: 15 танковых, 8 мотопехотных и 17 пехотных дивизий. Значительный боевой и численный состав, господство в воздухе и владение стратегической инициативой позволили врагу добиться преимущества над Западным, Резервным и Брянским фронтами.

Наступление началось 30 сентября. Главные силы немцев устремились на восток, к Вязьме. Они прорвали оборону советских войск на трех участках, а 7 октября замкнули кольцо вокруг войск, сражавшихся западнее Вязьмы, вследствие чего 30 дивизий Красной Армии оказались в окружении.

Брешь в обороне составила 500 километров. Дорога на Москву фактически осталась без защиты. Силы, занимавшие Можайскую линию обороны, были слишком слабы, чтобы остановить серьезное наступление.

Героически сражавшиеся в окружении под Вязьмой советские воины помогли выиграть драгоценное время для организации обороны, осуществить перегруппировку между фронтами и выдвинуть войска из глубины страны. Был восстановлен Западный фронт во главе с новым командующим генералом Жуковым, сформирован Калининский фронт.

«На волоколамское направление,- пишет Г.К. Жуков,- мы направили штаб и командование 16-й армии во главе с К.К. Рокоссовским, А.А. Лобачевым и М.С. Малининым, в состав которой включались новые соединения, так как ее дивизии, переданные 20-й армии, оказались в окружении западнее Вязьмы… С 13 октября разгорелись ожесточенные бои на всех оперативно важных направлениях, ведущих к Москве. Это были грозные дни.»ii

Фото 1. Командующий Западным фронтом генерал армии Г.К.Жуков беседует с начальником штаба 16-й армии генерал-майором М.С.Малининым 1941 г.


(Вторая половина октября. Район Волоколамска.
Публикация газ. Вечерняя Москва 1988. 6 декабря)

.

Именно это время запечатлела фотография. Вторая половина октября 1941 года. Район Волоколамска. На переднем плане снимка Георгий Константинович Жуков, командующий Западным фронтом, беседует с начальником штаба 16-й армии Михаилом Сергеевичем Малининым, который докладывает обстановку. Малинин только что из полковников произведен в генерал-майоры. Вскинув подбородок, он всем лицом, а не руками (руки по швам) показывает куда-то вдаль. Строгий и суровый Жуков, судя по его расслабленному виду, докладом доволен. Потом, уже после Победы, маршал напишет о Михаиле Сергеевиче:«Это был всесторонне подготовленный командир, штабной работник высокого класса. Со своим спаянным коллективом он отлично выполнял возложенные на штаб обязанности…» iii

Своеобразие боевых действий этих дней, как пишет в своей книге «Солдатский долг» К.К.Рокоссовский, заключалось в том, что они развивались быстро и главным образом вдоль дорог. Сплошного фронта не было. Обстановка менялась ежечасно. Против напористых, хорошо оснащенных и обученных немецких войск стояли немногочисленные, формируемые в ходе боев соединения.

На Волоколамском направлении бои начались 16 октября ударом двух танковых дивизий врага по левому флангу 16-й армии. За пять дней наступления немцам удалось прорвать оборону на фронте шириной 20 км и углубиться до 15 км, но, потеряв 34 танка, они приостановили атаки.

В этих неравных боях успех войск армии определили правильный выбор района сосредоточения основных усилий, быстрый маневр артиллерией и высокая стойкость наших солдат. Об этом свидетельствуют боевые приказы и распоряжения.
Из боевого распоряжения от 19.10.41.:
Командиру 22 тбр

Военный совет 16-й армии приказал:

…22-ю танковую бригаду немедленно сосредоточить СПАС-РЮХОВСКОЕ, по маршруту:НОВО-ПЕТРОВСКОЕ, ВОЛОКОЛАМСК, СПАС-РЮХОВСКОЕ, где поступить в распоряжение командира 316 сд…
Нач.штаба 16-й армии Военный комиссар штаба

генерал-майор полковой комиссар

Малинин Седенков

Начальник оперативного отдела

полковник

Рыжиков iv

316-я стрелковая дивизия генерала И.В.Панфилова действовала особенно успешно. Против нее враг ввел полторы сотни танков и полк мотопехоты.

Из боевого распоряжения №11/ОП ШТАРМ16 19.10.41.:


Особо важное

Командиру 316 сд

1.В целях организации преграждения путей движения танков противника к исходу 19.10.41. поставить на тыловых рубежах и тыловых дорогах противотанковые отряды.

2.Противотанковые отряды в составе 1-2 орудия ПТО, взвод истребителей со связками гранат и бутылками «КС», взвод саперов с противотанковыми минами, рота стрелков на следующих узлах дорог:

(далее — перечисление названий дорог)

…5.Указанные узлы дорог противотанковыми отрядами занять к 20.00 19.10.41г.

Исполнение донести.

Командующий 16-й армией Член Военного совета

генерал-лейтенант дивизионный комиссар Рокоссовский Лобачев

Начальник штаба армии

генерал-майор Малининv

В результате двухдневного боя 18 и 19 октября гитлеровцы незначительно потеснили части дивизии Панфилова. Но враг понес такие потери в танках и живой силе, что вынужден был прекратить атаки.

Передышка длилась недолго. Противник по — прежнему основное внимание сосредоточивал на Волоколамском направлении, вводя здесь все новые части. Он превосходил в силах и километр за километром теснил наши войска. Создав мощный танковый кулак, немцы стремились пробиться к Волоколамскому шоссе.

Командиру 25 Тбр

На основании приказания Командующего Западного фронта… немедленно поднять бригаду по тревоге и форсированным маршем направиться через Звенигород в район Кубинка.

П.п. Начальника штаба16-й армии Военный комиссар штаба

генерал-майор полковой комиссар

Малинин Седенков

22.10.41.vi

Это были тяжелые оборонительные бои. Гитлеровцы вводили в бой сильные группы по 30-50 танков, их сопровождали густые цепи пехоты, поддерживаемые артиллерией, а также бомбардировкой с воздуха.

Встретив хорошо организованное сопротивление наших войск, противник отходил, но потом снова атаковал. Сражение разгорелось на всем фронте обороны 16-й армии.

24 октября удары противника пришлись по центру и левому флангу 16-й армии, где оборонялись курсантский полк Московского пехотного училища, дивизия Панфилова и другие части. После упорных семидневных боев противник все-таки овладел Волоколамском. Но на рубеже 4 км восточнее Волоколамска фронт был стабилизирован.

Фото 2. Справа налево: начальник штаба 16-й армии генерал-майор М.С.Малинин; член Военного совета 16-й армии дивизионный комиссар А.А.Лобачев; нач. политотдела 16-й армии Масленов.(1941г. 13 ноября. Дер.Устиново)

Это было время, когда немцы, захватив на левом фланге 16-й армии несколько населенных пунктов, в т.ч. Скирманово, простреливали оттуда магистраль Волоколамск — Истра. Нужно было не дать им перехватить дорогу и выйти в тыл основной группировки нашей армии. О том, как созрела мысль о Скирмановской операции, К. Рокоссовский пишет:« Риск был в том, что мы решились на это дело в предвидении начала вражеского наступления. Все товарищи — и Малинин, и Казаков, и Орел — с воодушевлением работали над планированием боевых действий. … Бои за Скирманово прошли очень удачно. Разгром немецко-фашистских войск, занимавших Скирманово и другие селения, был полный.»vii

16 ноября началось второе наступление немцев на Москву. Сражение развернулось от Калинина до Тулы. 4-ая танковая группа (не менее 400 танков) при массированной поддержке авиации, двигавшаяся против 16-й армии, за три дня смогла вытеснить ее лишь с главной полосы обороны и продвинуться всего на 4-6 км. «…Позади 16-й армии не было каких-либо войск, и если бы обороняющиеся части погибли, путь на Москву был бы открыт…» viii— подчеркивает Рокоссовский.

Противник превосходил 16-ю армию в живой силе, сосредоточив до 80 000 человек, в танках — в 4 раза: 650 против советских 150. После пятнадцати дневных боев противостоявшие 16-й армии фашистские соединения насчитывали уже только 22 тысячи солдат и 130 танков. Благодаря героическому сопротивлению защитников Москвы войска противника продвигались ценой больших потерь лишь на 3-5 км в сутки.

Части 316-й дивизии под командованием генерала Панфилова давали наступавшим гитлеровцам жестокий отпор. Именно в этот день у разъезда Дубосеково совершили свой всемирно известный подвиг двадцать восемь героев-панфиловцев во главе с политруком Василием Клочковым. Его слова:«Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва!» широко известны. Дивизия была награждена орденом Красного Знамени и переименована в 8-ю гвардейскую.

«Бои 16-18 ноября для нас были очень тяжелыми…Хорошо организованное взаимодействие всех родов войск не позволило противнику прорваться через боевые порядки 16-й армии,»ix— пишет Жуков.

В полосе обороны 16-й армии было создано свыше 20 противотанковых районов. Эти районы, включавшие в себя главным образом артиллерию, располагались преимущественно на шоссе и проселочных дорогах. Широко применялись лесные завалы и танковые засады. Бутылки с горючей смесью имел каждый боец. В результате танковые войска противника были лишены возможности пользоваться шоссейными и другими дорогами, что замедляло продвижение ударных группировок.

19 ноября, когда враг ввел в сражение еще 3 корпуса, задержать продвижение противника не удалось. 16-я армия сдерживала удар вдоль Ленинградского шоссе. На карту ставилось всё. Её дивизии истекали кровью, хотя Жуков укреплял их всем, чем только мог. По его приказу в конце ноября от каждой дивизии, оборонявшей центральный участок фронта, в 16-ю армию было направлено по одному взводу солдат, их сразу же бросили в бой. И всё же 23 ноября пали Клин и Солнечногорск. Противник получил возможность не только обойти столицу с севера, но и нанести удар по ней.

Обстановка обострилась до предела. Ставка ВГК и командование Западного фронта принимали срочные меры для ликвидации нависшей над Москвой опасности. Войска Рокоссовкого спешно отводились на рубеж южнее Солнечногорска, Истринское водохранилище, река Истра.

У города Истра были размещены на стратегически важных позициях лучшие войска 16-й армии — 78-я стрелковая дивизия, прибывшая из Сибири и укомплектованная личным составом и техникой. Немецкий танковый корпус был брошен в лобовую атаку на город. В течение трех дней подряд 78-я удерживала свои позиции, нанося урон врагу, но 27 ноября всё же была вынуждена отойти.

Фото 3. В штабе 16-й армии. Слева направо: генерал-майор артиллерии В.И.Казаков, член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, командующий Армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский, нач. штаба генерал-майор М.С.Малинин. (Р-н Истры. Декабрь 1941 г. ЦМВС)

Боевое донесение в штаб фронта Соколовскому от 29 ноября 1941 года, подписанное Малининым, свидетельствует о величайшем напряжении сил и нервов всех, от кого зависела судьба Москвы:

« … 1. Противник прорвал фронт 8 ГСД и передовыми частями к 6.00 29.11.1941 года вышел на рубеж вост. опушка леса 3 км вост. Марьино…» Далее идет доклад о том, что перед каждым воинским подразделением (перечисляются) поставлены конкретные задачи: «организовать прочную оборону», «упорно оборонять рубеж», «прочно удерживать занимаемый рубеж».x

30 ноября фашисты заняли поселок Красная Поляна. Отсюда в ясные дни видна Москва. Немцы начали подтягивать дальнобойные орудия, чтобы начать обстрел столицы. Сталин выразил крайнюю обеспокоенность. Решено было провести контрудар.

Части 16-й армии, поддерживаемые сильным артиллерийским огнем и авиацией, вместе с войсками Московской зоны обороны выбили ожесточенно сопротивлявшегося врага из Красной Поляны и отбросили его на 4-6 км в сторону.

30 ноября немецкий мотоциклетный патруль достигает (но затем возвращается) Химок — до границы Москвы остается 6 км. 16-я армия, получив подкрепления, формирует новую линию обороны вокруг Химок.

Как писал К. Рокоссовский, «… вытянувшаяся в нитку оборона 16-й армии находилась все время под угрозой, что где-то она могла лопнуть… Обессиленная многочисленными потерями, она цеплялась за каждую пядь родной земли, давая врагу жестокий отпор, ослабляя его силы. Отойдя на шаг, она вновь была готова ответить ударом на удар, и это ей удавалось…»xi

Оборона армии отличалась высокой активностью, широким применением контратак и контрударов. При вынужденном отходе на заранее подготовленные рубежи в войсках армии соблюдались организованность и порядок, чувствовалось твердое руководство командования.

Из воспоминаний Рокоссовского: «…Хотя враг, пользуясь еще превосходством в силах, продолжал теснить наши войска, а мы вынуждены были бросить в бой все, что имелось в армии, можно было почувствовать, что недалек кризис сражения… В этих условиях с особым удовлетворением я наблюдал педантичную и уверенную работу нашего начальника штаба. Аппарат управления войсками был гибок и чуток, как никогда…» xii

Как отмечают военные историки, штаб, под руководством Малинина был подлинным «мозговым центром». Начальник штаба «облекал замысел операций командующего в четкие, всесторонне продуманные планы и в соответствии с распоряжениями главного командарма фактически дирижировал каждым телодвижением огромных воинских коллективов в сложнейших условиях.»xiii На завершающем этапе битвы под Москвой в короткие сроки штаб Малинина подготовил план контрнаступления. Без единого замечания он был утвержден Г.К. Жуковым, командующим Западным фронтом.

Перейдя в наступление 7 и 8 декабря, 16-я армия, преодолевая сильное сопротивление врага, начала преследование.

В боевом распоряжении от 6.12.41 говорится:

«Наступившие морозы дают полную возможность замораживать противника, размораживать его материальную часть (танки, автомашины)…

Приказываю:

1.Немедленно приступить, помимо дневных действий, к смелым, решительным ночным действиям.

2.Для ночных действий в каждом батальоне, полку, дивизии иметь хорошо подобранные отряды из смелых, хорошо одетых красноармейцев.

3.Задачей отрядов поставить:

всю ночь не давать противнику находиться в теплых помещениях (деревнях, землянках, блиндажах), заставить лежать в боевом порядке и замерзать».xiv

В боевом распоряжении от 9.12.41 командование армии приказало создать отряды автоматчиков и использовать их для действий по тылам противника с целью уничтожения его отходящих войск и материальной части, для создания паники в тылу и устройства заграждения на путях отхода.

В штабе армии разрабатывались способы применения обманных действий с целью ввести противника в заблуждение относительно расположения и намерений наших войск.

«Командующий войсками армии приказал:

в трехдневный срок заготовить из лесоматериалов пулеметы, минометы… и под прикрытием темноты расставить их так, чтобы на каждом километре фронта иметь 3-4 «оборонительных сооружения», 4-5 «пулеметов» 2-3 «минбатареи», 2-3 «группы пехоты» ( из чучел). Создать ложные огневые позиции артиллерии…

О произведенных работах донести…»xv

16-я армия перешла в контрнаступление без всякой паузы. В районе Красная Поляна, Льялово, Крюково бои вообще не прекращались. За Крюково немцы цеплялись как только могли. К 8 декабря в результате трехдневного боя, доходившего до рукопашных схваток, сопротивление противника было сломлено. Оставив Крюково, немцы бежали на запад, бросая оружие и технику. Только за два дня, 8 и 9 декабря, как видно из «Молнии» Соколовскому, захвачены трофеи: танков — 29, грузовых машин — 45, тягачей — 2, вездеходов — 6, станковых пулеметов — 6, множество автоматов, снарядов, мин, патронов.xvi

11 декабря была освобождена Истра. Стремясь задержать продвижение 16-й армии, противник взорвал плотину Истринского водохранилища и минировал многие участки западного берега. Река, разлившись до 60 м, стала серьезной водной преградой. В этой обстановке командование16-й армии направило в обход две вновь созданные подвижные группы, которые обошли с севера и юга истринскую позицию противника и разгромили ее.

20 декабря войска 16-й и 20-й армии освободили Волоколамск. Выйдя к реке Руза, 16-я армия встретила упорное сопротивление и продвинуться дальше не смогла.

В длительных оборонительных сражениях, а затем в контрнаступлении войска 16-й армии понесли большие потери. Об этом свидетельствует «Справка о потерях личного состава в частях 16-й армии»xvii за время с 6 декабря 1941 года по 6 января 1942 года . За первую неделю потери составили: убито — 1235, ранено — 4043, пропало без вести -2950, итого: 8228 человек; с 12.12. по 16.12. в борьбе за переправу Истринского водохранилища и реку Истру -2547 чел.; преследование противника в течение недели стоило 2429 жизней бойцов; наступление на оборонительный рубеж противника с 23.12.41. по 6.1.42. — 7084 человека.

Московская операция завершилась в первых числах января. Советские войска нанесли поражение войскам группы армии «Центр» и отбросили их на 100-250 км. xviii

8 января началась Ржевско-Вяземская наступательная операция , в ходе которой управление 16-й армии было переброшено под Сухиничи. Это был крупный узел железных и шоссейных дорог, который находился в руках противника и был очень важен для немецких войск. Пути подвоза войскам левого крыла Западного фронта были перерезаны. Сам фюрер требовал безусловного удержания этого небольшого городка Калужской области.

Здесь, под Сухиничами, 16-я армия приняла в подчинение действующие в этом районе соединения. «Уже третий раз за войну наш штаб принимал управление новыми соединениями в крайне ограниченные сроки. Ни у кого не было сомнений, что под руководством Михаила Сергеевича Малинина всё будет сделано вовремя… Офицеры штаба спокойно и четко налаживали связь, организовывали разведку противника и местности, собирали все данные в духе ближайшей задачи — овладеть Сухиничами». xix(К. Рокоссовский)

Дивизии, принятые в состав армии, были измотаны в боях, нуждались в пополнении, вооружении и боеприпасах. Поставленная фронтом задача не соответствовала силам и средствам. Решено было ввести противника в заблуждение: пусть думает, что к Сухиничам движется вся 16-я армия, уже известная немцам по жарким боям.

Атака была намечена на утро 29 января. На рассвете артиллерия начала обстрел вражеских укреплений. Затем двинулась пехота, и в полдень город Сухиничи уже был освобожден от фашистов — немцы оставили его после короткого ожесточенного боя, побросав много техники,боеприпасов, горючего.

Член военного совета дивизионный комиссар Лобачев А.А. в своей книге «Трудными дорогами» рассказывает, как радиостанция «Говорит Западный фронт» вела репортаж о бое в Лондон. Там, В Англии, отчетливо были слышны залпы советской артиллерии, мощное русское «ура». Слова диктора о том, что противник обращен в бегство, были встречены овацией и возгласами: «Да здравствует Россия!», «Да здравствует Красная Армия!»

В боевом донесении от 31 января 1942 года, отправленном за подписью Малинина в штаб фронта, в последнем пункте записано: «Состояние погоды — непрекращающаяся пурга замела все дороги… Движение всех видов транспорта невозможно. Подвоз всех видов материального обеспечения для войск прекратился. Тылы и артиллерия передвигаться не могут.»xx

В тяжелейших условиях бездорожья и глубокого снежного покрова войска Рокоссовского всё же успешно выполняли поставленные задачи, нанося удары последовательно то по одному, то по другому узлу обороны противника. На широкие наступательные операции не хватало сил. Но постепенно «войска армии вгрызались в оборону противника, расшатывая её то на одном, то на другом участке, отодвигая фронт к югу.» xxi

Фото 4. Группа офицеров и генералов Западного фронта после вручения государственных наград. Москва. Кремль. 1942г.
Слева направо: 1-й ряд: член Военного совета дивизионный комиссар А.А.Лобачев, секретарь президиума Верховного Совета А.Ф.Горкин, 4-й — командующий войсками 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский. 2-й ряд: 2-й — нач. штаба генерал-майор М.С.Малинин, 3-й – командир 9-й гвардейской стрелковой дивизии генерал-майор А.П.Белобородов. (Февраль 1942г.)

В феврале 1942 года группе офицеров и генералов Западного фронта в Кремле были вручены государственные награды. На фотографии, запечатлевшей это событие, среди награжденных — командующий войсками 16-й армии генерал-лейтенант К.К.Рокоссовский и начальник штаба армии — генерал-майор М.С.Малинин. Оба награждены Орденом Ленина, Михаил Сергеевич — единственный начальник штаба армии, удостоенный высшей награды Родины за московскую операцию.

В начале марта 1942 года К.К. Рокоссовский был тяжело ранен осколком снаряда, влетевшего в окно штаб-квартиры. Записная книжкаxxii Михаила Сергеевича Малинина хранит запись на странице, датированной 8 марта, об этом тревожном случае: «В 22.30 ранен Рокоссовский…». Командующий вернулся из госпиталя в мае. Его обязанности в этот период исполнял Малинин.

В марте наступательный потенциал фронтов Западного стратегического направления себя исчерпал. Проведенные операции не принесли успеха. Началась весенняя распутица: вскрылись реки, дороги стали почти непроходимыми для колесного транспорта. В сложившейся обстановке Сталин принял предложение Жукова о прекращении наступления. Так завершилась одна из самых крупнейших битв Великой Отечественной войны.

Решающим фактором в достижении победы над захватчиками в битве под Москвой являлся высокий моральный дух советских воинов, среди которых были и бойцы 16-й армии, проявившие беспримерное мужество и стойкость.

Лебедева Галина Георгиевна —

научный сотрудник

Мемориального музея генерала армии М.С. Малинина.


iГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.297


iiГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.356


iiiГ.К. Жуков. Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости. М., 1969г., с.495


ivЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916, д.64, л.29


vЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916, д.64, л.30


viЦАМО, ф.11 гв.А, оп.5916,д.64, л.44


viiК.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988г., с. 70-71


viiiК.К.Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988Г., с.81


ixГ.К. Жуков Воспоминания и размышления. Изд-во агентства печати новости, М, 1969г., с.366


xЦАМО, ф.358, оп.5916,д.64, л.150-151


xiК.К. Рокоссовский. Солдатский долг. М., Военное изд-во, 1988г., с.92


xiiТам же, с.91


xiii Ю. Грибов. Волоколамский рубеж. Сб. Живая память. Вып.6.М., «Патриот», 2006, с.194


xiv ЦАМО, ф.11гв.А., оп.5916, д.64, л.137


xv ЦАМО, ф.208, оп.2511, д.1109, л.43


xvi ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.64, л.234


xvii ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.133, л.3


xviii Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941-1945. Кр. Справочник., М., «Республика» ,1995, с.323


xix К.К.Рокоссовский. Солдатский долг., М., Военное изд-во, 1988г., с.105


xx ЦАМО, ф.11гв.А, оп.5916, д.134, л.38


xxi К.К.Рокоссовский. Солдатский долг., М., Военное изд-во, 1988г., с.112


xxii Записная книжка М.С. Малинина. КОК 41407/119

uverenniy.ru

Зеленоград — живой памятник нашей победы

 

Боевые действия соединений 16 армии западного фронта в районе Крюково (Зеленограда) в конце ноября — начале декабря 1941 г.

К концу ноября 1941 года обе воюющие стороны находились в наивысшем напряжении сил. По имеющимся сведениям, в штабе 16-й армии было известно, что все резервы, имевшиеся у фон Бока, использованы и втянуты в бой под Москвой. Войскам Западного фронта и, в том числе, 16-й армии нужно было во что бы то ни стало продержаться. Было ясно, что необходимо продержаться еще немного.

26 ноября 1941 года из Серпухова прибыла 7-я гвардейская стрелковая дивизия полковника Грязнова, вошла в состав 16-й армии и с ходу вступила в бой в районе Льялова против частей 35 и 106 пехотных дивизий противника. Используя превосходство в силах, фашистам удалось завладеть деревнями Льялово и Клушино и перерезать Ленинградское шоссе южнее деревни Матушкино. Тем самым путь отхода частям дивизии на юг был полностью отрезан.

По приказу командарма 16 генерал-лейтенанта Рокоссовского дивизия с боем пробилась через узкую горловину окружения и заняла оборону на рубеже Клушино, Бол. Ржавки, Савелки, восточнее Крюково.

Здесь 7 гвардейская стрелковая дивизия отбивала бесконечные яростные атаки превосходящих сил гитлеровцев, но к Москве их не подпустила.

Бессмертный героический подвиг совершил в бою орудийный расчет сержанта Горбунова из 288 гвардейского стрелкового полка. Когда остался последний снаряд, Горбунов заклинил ствол, зарядил орудие и когда фашисты бросились к орудию, Горбунов дернул за шнур, взорвал орудие и с ним всех гитлеровцев. При этом погиб весь орудийный расчет во главе с командиром орудия.

(По материалам историка Беляева А.Ф.)

По состоянию на конец ноября — начало декабря 1941 года 16-я армия имела в своем составе: 7, 8, 9 гвардейские, 18 и 354 стрелковые дивизии, 17, 36, 40 и 49 стрелковые бригады, 1, 17 и 146 танковые бригады, 2 гв. кавалерийский корпус в составе 3, 4 и 20 кавдивизий, 44 отдельную кавалерийскую дивизию.

354 стрелковая дивизия под командованием полковника Дмитрия Федоровича Алексеева (впоследствии в звании генерал-полковника, командуя 105-й стрелковым корпусом в составе 65 армии, он принимал участие в Берлинской операции)[1], прибыла из Пензенской области, выгрузилась на станции Сходня, вошла в состав армии и с ходу вступила в бой уже 2 декабря.

В первых числах декабря войска 16-й армии, окончательно остановив дальнейшее продвижение гитлеровских войск, перешли к обороне на рубеже Льялово, Крюково и южнее, но одновременно совершали контратаки, контрудары и, правда, ограниченными средствами, переходили в наступление. В районе Льялово, Крюково бои вообще не прекращались. В Крюково они были особенно ожесточенными. За Крюково гитлеровцы цеплялись, как только могли.

В период 1-3 декабря 1941 года войска 16-й армии Рокоссовского занимали оборону на рубеже.

Справа — 7-я гвардейская стрелковая дивизия под командованием полковника Грязнова.

Его 30 гвардейский стрелковый полк оседлал Ленинградское шоссе на перекрестке дороги, идущей из Крюково в Льялово. (Там, где ныне возвышается 42-х метровый монумент — штык и мемориал-памятник погибшим воинам, где захоронено свыше 700 бойцов и командиров). Левее — 280 гвардейский стрелковый полк, во втором эшелоне в районе Елино — 30 гвардейский стрелковый полк. Штаб дивизии находился в Сходне (см. схему).

В конце ноября 1941 года, в дни тяжелых непрерывных боев дивизии, политрук Л.А. Синюк получил задание — создать группу добровольцев-бойцов из 30 человек с задачей перейти линию фронта и в тылу врага на дорогах устроить диверсии с тем, чтобы лишить его возможности доставлять боеприпасы на передовую. Задание было точно и своевременно выполнено, и вся группа без потерь вернулась обратно.

354 стрелковая дивизия полковника Алексеева обороняла исключительно Ленинградское шоссе, северную окраину Крюково, т.е. по северной окраине нынешнего 1-го, 12 и 9-го микрорайонов города Зеленограда. Ее 1201 стрелковый полк оборонял фронт от Ленинградского шоссе и до дороги, пересекающей линию Льялово-Крюково, идущую к деревне Матушкино, где ныне располагаются предприятия электронной промышленности «Микрон» и автокомбинат Зеленограда. 1203 стрелковый полк — левее 1201 стрелкового полка и до северной окраины Крюково, точнее до реки, находящейся между 11, 12 и 10 микрорайонами города Зеленограда. 1199 стрелковый полк — во втором эшелоне располагался в лесу южнее Бол. Ржавки, где ныне находится 842 школа, детский сад и лесопарк 1-го микрорайона города. Штаб дивизии располагался в Савелках.
Левее 354 стрелковой дивизии оборонялась 8 гвардейская панфиловская стрелковая дивизия под командованием генерал-майора В.А.Ревякина (бывшего коменданта города Москвы).

Его l077 гвардейский стрелковый полк оборонялся севернее Крюково там, где теперь выстроились высотные 22-х этажные корпуса, от речки и ныне существующего озера до перекрестка дорог, идущих из Льялово в Крюково (Панфиловский проспект) и дороги, идущей от 10-го к 9-му микрорайону. 1075 и 1073 гвардейские стрелковые полки во взаимодействии с частями 44 кавалерийской дивизии полковника Л.Ф.Куклина и 1 гвардейской танковой бригадой генерал-майора М.Г.Катукова вели непрерывные бои в поселке и на станции Крюково, которые по нескольку раз переходили из рук в руки.

Комиссар 1073 полка 8-й гвардейской краснознаменной имени Панфилова стрелковой дивизии Петр Васильевич Логвипенко, исполнявший обязанности командира этого полка, проявил личный героизм в оборонительных и наступательных боях в районе Крюково, за что был удостоен ордена Красного Знамени.

Генерал-майор В.М.Малкнн, в книге «Грудью заслонившие Москву» на странице 94 пишет: «Комиссар 1073 сп П.Логвиненко нравился всем своей неуемной энергией, инициативой…»

Расположение частей 7-ой ГСД в обороне 02.12.41 г.

А бывший командир этого же полка Баурджан Мамыш-Улы в книге «За нами Москва» на странице 422 так отзывается о П.В.Логвиненко: «Крюково было последним рубежом на подступах к столице. Наш полк находился в центре с задачей не пустить фашистов в Крюково» и далее: «Дрались за каждый дом: 18 часов непрерывного боя в лютую стужу! Надо признать, что, в связи с моим ранением, основная тяжесть практического командования полком легла на плечи нашего комиссара Петра Васильевича Логвиненко. Этот героический смелый человек умел в нужный момент не жалеть себя. Он буквально метался по переднему краю и в горниле боев уцелел чудом.»

В мирное время, после ухода в отставку, Петр Васильевич почти с начала строительства города Зеленограда с 1963 года по 1993 г., проживал в этом городе, принимал активное участие в создании ветеранских организаций и проведении воспитательной и патриотической работы среди населения и молодежи.

К 53-й годовщине разгрома немецко-фашистских войск под Москвой в Зеленоградской газете «Сорок один» N 95 от 6 декабря 1994 года И. Лысенко в статье «Панфиловец Петр Логвиненко» пишет:

«Приказ Военного Совета фронта был категоричным: «Крюково — последний пункт, откуда дальше отступать нельзя. Отступать больше некуда. Каждый дальнейший наш шаг назад — срыв обороны Москвы».[2]

Когда командарма 16 спросили: «Как он оценивает бои за Крюково?» — он ответил: «Пожалуй, по ожесточенности схваток, это было второе Бородино».[3]

Местные жители активно участвовали в боевых действиях с гитлеровскими захватчиками — оказывали частям и соединениям 16-й армии всяческую помощь: в создании оборонительных объектов, расчищали дороги от снега и т.п. Многие рабочие и колхозники не покидали свои жилища, а наоборот, оставаясь на месте, снабжали наши войска чем могли. Молодые из них шли в армию и участвовали непосредственно в боях. Житель Крюково Н.Ф. Семенов получил высокое звание Героя Советского Союза, а А.М. Петров из Матушкино был удостоен звания кавалера орденов Славы.[4]

В результате ожесточеннейших боев были полностью уничтожены все здания и помещения в Чашниково, Матушкино, Алабушево. Наибольшие разрушения были причинены Крюкову, Малино. В самом Крюково были разрушены все три кирпичных завода.

Штаб дивизии в это время находился в Савросово. Здесь ожесточенные бои не прекращались ни днем ни ночью.

В Красноармейской газете 8-й гвардейской панфиловской дивизии от 30 ноября 1941 года написано:

«Отомстим гитлеровской сволочи!… за надругательства над нашими святынями, за наши сожженные города и села, за зверские истязания, творимые над нашими ранеными товарищами, за гнусные насилия над нашими сестрами и женами, за слезы и горе наших отцов и матерей, за наших братьев бойцов, командиров, политработников, отдавших на поле славы свою жизнь во имя матери Москвы, во имя непобедимой земли Русской!»

А ниже этих строк приводятся слова красноармейца Василия Коломейцева, который пишет: «На моих глазах двадцать раненых и взятых в плен красноармейцев гнали эти бандиты. Гнали так: впереди ехали немецкие мотоциклисты, а наших товарищей заставляли бежать за мотоциклами. Сзади тоже были немецкие мотоциклы.

Наши товарищи, измученные и истекающие кровью, отставали и падали. Их убивали немецкие гады, ехавшие следом. Убивали и кричали: — Русь наша! Бей Русь!

Нет! Русь была, есть и будет Русью. Мы расправились с отставшими мотоциклистами, истребили их и вернулись со своим оружием к боевым друзьям.»

Южнее 8-й гвардейской панфиловской дивизии оборонялись части 18 стрелковой дивизии полковника Чернышева и 9-й гвардейской стрелковой дивизии Белобородова. В резерве был 2-й гвардейский кавалерийский корпус генерала Доватора и другие части и соединения усиления.

Справа 16 армии вела ожесточенные бои 30-я армия под командованием генерала Д.Д.Лелюшенко, слева — 5-я армия, командующий генерал Л.А. Говоров.

Здесь необходимо подчеркнуть значение Крюкова и Крюково-Клинского, Крюково-Истринского направлений во всей битве под Москвой. Дважды герой Советского Союза Маршал бронетанковых войск М.Е.Катуков в своей книге воспоминаний «На острие главного удара» пишет: «Немецко-фашистское командование придавало большое значение крюковскому плацдарму …очень выгодному для броска на Москву».[5]

На этом участке фронта и на участке Яхрома, Красная Поляна гитлеровцы в конце ноября 1941 года подошли на самое близкое расстояние от Москвы, находясь всего лишь в 27-40 километрах. При этом отдельные танки противника прорывались через линию фронта, и выходили на северную окраину города в районе Речного вокзала, где они уничтожались все до единого. Этим обстоятельством объясняется то, что приезжающий ныне в Москву по Ленинградскому шоссе вблизи моста через Москву-реку видит у дороги памятник противотанковой обороны — огромные противотанковые ежи, олицетворяющие непроходимость вражеских танков.

Командующий 16-й армией генерал-лейтенант К.К.Рокоссовскнй, учитывая важное значение Крюково, как узла дорог, где гитлеровские войска сосредотачивались для возобновления наступления на Москву, приказал командиру 8-й гвардейской панфиловской стрелковой дивизии в ночь на 3 декабря внезапной атакой разгромить противника и освободить Крюково. Дивизия была усилена 1-й гвардейской танковой бригадой генерал-майора М.Е.Катукова.

Расположение частей 8-ой ГКСД в обороне 3.12.41 г.

Бои приняли ожесточенный характер и не утихали ни днем ни ночью. Противник, введя в бой дополнительные силы, смог к утру 3 декабря овладеть Александровкой, Каменкой, а в 14 часов овладел Крюковом. Наши части понесли большие потери и вынуждены были отойти восточнее этих пунктов. Но несмотря на это, командующий армией приказал возобновить активные боевые действия. Выполняя приказ командарма, части дивизии атаковали гитлеровские войска. Однако, в результате недостатка сил и средств, особенно танков, артиллерии и боеприпасов и сильного противодействия противника, нашим частям удалось овладеть только отдельными домами на восточной окраине поселка Крюково. Дальнейшее продвижение было остановлено упорным сопротивлением вражеских войск. Ожесточенные бои за Крюково с неослабевающей силой продолжались вплоть до перехода в контрнаступление наших войск.

Перед этим, 2 декабря, правее 8 гвардейской дивизии, 354 стрелковая дивизия, выгрузившись на станции Сходня, по полкам последовательно вводилась в бой. Таким образом, бойцы и командиры этой дивизии в этот день приняли первый бой севернее Крюково.

Дивизия к 13-00 2 декабря приступила к выполнению боевой задачи, нанося главный удар в направлении Назарьево, Савелки, Матушкино (в направлении шестого, пятого микрорайонов нынешнего города Зеленограда, завода «Микрон», и автокомбината) с задачей выбить прорвавшихся гитлеровцев из Бол. Ржавки и из леса северо-западнее Бол. Ржавки.

Противник неоднократными контратаками пехоты с танками, при поддержке артиллерии и авиации, которая трижды по 15 самолетов бомбила боевые порядки дивизии, пытался восстановить прежнее положение, но успеха не имел, а только понес большие потери в личном составе и вновь перешел к жесткой обороне.

Первый боевой экзамен дивизия выдержала. К исходу 3 Декабря согласно боевому распоряжению штаба армии 16 части дивизии прочно закрепились на достигнутых рубежах с задачей не пропустить прорыва противника на восток. С исхода 3 До 6 декабря дивизия вела напряженные бои с гитлеровцами, перемалывая его живую силу и боевую технику, удерживая занимаемый рубеж.

Активные действия воинов этой дивизии, первой вступившей в бой и самоотверженно сражавшейся с гитлеровскими захватчиками, говорят о той большой любви к своей Родине, что было весьма характерно для советских людей в то тревожное время.

А в это время заканчивали сосредоточение войска резерва Ставки Верховного Главнокомандования — 20-я и 1-я ударная армии в районе севернее Москвы, за стыком 30-й и 16-й армиями. В лесу восточнее Черной Грязи сосредоточилась танковая группа генерала Ф.Г.Ремизова и артиллерия резерва Верховного Главнокомандования.

В контрнаступление войска 16-й армии перешли 6-7 декабря без всякой паузы. В приказе командующего армией N 05 от 06.12.41 г., полученном в дивизиях, говорилось:
«Противник израсходовал все свои силы и резервы и больше наступать на Москву не может, а потому перешел к активной обороне.»

16-я армия с утра 7 декабря переходит в решительное наступление с задачей овладеть рубежом: Льялово, Чашниково, Алабушево, Горетовка. Далее в приказе ставились задачи конкретно каждой дивизии на наступление.[6]

7-й гвардейской стрелковой дивизии полковника Грязнева ставилась задача: перейти в наступление, разгромить противостоящего противника и к исходу дня 7 декабря овладеть рубежом: западнее Льялово, Никольское, восточнее Чашниково.

Справа наступают: 145 танковая бригада в направлении Клушино, 28 стрелковая бригада в направлении Льялово.

Полки дивизии соответственно получили боевые задачи на наступление в том боевом порядке, в каком они были.

354 дивизия полковника Алексеева получила задачу — наступая в общем направлении на Матушкино, Чашниково, к исходу дня 7 декабря овладеть рубежом: Чашниково, Алабушево, взаимодействуя справа с 7 гвардейской стрелковой дивизией, слева с 8 гвардейской панфиловской дивизией. Полки наступали все в первом эшелоне. На правом фланге 1199 сп, в центре боевого порядка дивизии — 1203, левее 1201, наступавший в тесном взаимодействии с 1077 гвардейским стрелковым полком панфиловской дивизии.

8-я гвардейская панфиловская стрелковая дивизия генерала Ревякина к исходу 6 декабря в районе Крюково также завершила подготовку к переходу в решительное контрнаступление.

Дивизия готовилась к наступлению не только своими силами. При ней была создана оперативная группа, куда, кроме частей дивизии, вошли 17 стрелковая бригада, 44-я кавалерийская дивизия, 1-я гвардейская танковая бригада. Оперативная группа была усилена артиллерией и поддерживалась авиационным полком ночных бомбардировщиков.

Возглавлявший оперативную группу командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии генерал Ревякин получил задачу по приказу командарма: наступая в общем направляет на Жилино, разгромить противостоящего противника в Крюково и восточнее, к исходу 7 декабря овладеть рубежом Александровка, Андреевка, Горетовка. На правом фланге оперативной группы наступали 1077 и 1075 гвардейские стрелковые полки нанося удар из района севернее Крюкова в общем направлении на Александровку. Левее — в направлении Андреевка наступали 1073 гвардейский стрелковый полк, 54 и 51 полки 44 кавдивизии, имевшей во втором эшелоне 45 кавполк. На левом фланге наступала 17-я стрелковая и 1-я гвардейская танковая бригады в общем направлении на Горетовку.

Следует отметить, что 8-я гвардейская стрелковая дивизия, составлявшая основу оперативной группы, в результате последних боев была сильно ослаблена и имела в своем составе только 3800 бойцов и командиров, 44 кавалерийская дивизия также имела большой некомплект. Поэтому в целом всю оперативную группу вместе со средствами усиления по своим боевым возможностям логично было бы приравнять к среднеукомплектованной стрелковой дивизии.

7 декабря в 10 часов утра после 13-и минутной артиллерийской подготовки войска армии перешли в наступление.[7]

На всем фронте противник оказывал ожесточенное сопротивление, переходя в контратаки с танками. Бои наиболее ожесточенными были в районе Крюково, за которое немецко-фашистские войска цеплялись как могли.

Под натиском наших войск, оставив Крюково и ряд других населенных пунктов, гитлеровцы бежали на запад, бросая оружие и боевую технику. «В бою за Крюково наши части захватили около 60 танков, 120 автомашин, большое количество оружия, боеприпасов и много другого военного имущества. В селе Каменка враг бросил два 300 миллиметровых орудия, предназначавшихся для обстрела Москвы».[8]

Оперативная группа 8-й гвардейской стрелковой дивизии на рассвете 8 декабря возобновила наступление. Нанеся тяжелое поражение частям 5-й танковой дивизии немецко-фашистских войск, преодолевая их упорное сопротивление, войска оперативной группы к исходу дня полностью освободили Крюково, Каменку и вышли на рубеж Александровка, Горетовка.

Успешному разгрому противника и овладению Крюковским узлом сопротивления активно содействовали 159 сп 7-й гвардейской стрелковой дивизии части 354-й стрелковой дивизии и кавалерийская группа 2-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала Л.М. Доватора.

В районе Крюково было захвачено еще 24 танка, 4 бронемашины, 43 автомашины и другого военного имущества.

В течение 7, 8 и 9 декабря войска армии, преодолевая упорное сопротивление немецко-фашистских войск, отбивая сильные контратаки, к исходу 9.12.41 г. вышли на рубеж: 7-я гвардейская стрелковая дивизия — Никольск, северо-восточнее Чашниково. Правее дивизии 28 стрелковая бригада вышли в район Льялово, еще правее к Клушино подошла 145 танковая бригада.

354 стрелковая дивизия — овладела Матушкино, вышла на рубеж Чашниково, Алабушево.

Контрнаступление и наступление 16А 7-16.12.41 г.

За период 3-9 декабря дивизией уничтожено до 3000 солдат и офицеров противника, подавлен огонь 8 артиллерийских батарей, 6 минометных батарей, подбито и сожжено 7 танков, уничтожено до 30 пулеметов. Захвачено в плен 21 солдат противника. Трофеи: танков исправных — 4; подбитых и сожженных — 7, орудий разных калибров — 12; минометов — 10; пулеметов — 28; автоматов — 160, винтовок — 800; патронов 25000; мин — 1800; снарядов — 6000; тракторов — 4; самолет исправный — 1; автомашин-грузовик — 6, бронемашин — 3; мотоциклов — 10.

Дивизия только приобретала боевой опыт, но весь личный состав был полон решимости совершать героические поступки. Так, например, в боях за Матушкино был ранен военком 1203 стрелкового полка батальонный комиссар Митиашвили. Санитары под ураганным огнем на волокуше вытащили из боя и доставили его в медсанбат, который располагался в лесу южнее Савелки (ныне за 3-й городской больницей). После первично оказанной медпомощи комиссар Митиашвили, вопреки запретам врачей, вновь направился на поле боя своего полка и, когда вечером того же дня был тяжело ранен командир полка майор Хайрулин, комиссар Митиашвили полностью взял на себя управление боевыми действиями полка.

8-я гвардейская панфиловская дивизия со всей оперативной группой овладела рубежом Александровка и западнее, западнее Андреевки, Горетовки.

При наступлении и выходе на этот рубеж воины Панфиловской гвардейской дивизии совершали героические подвиги в боях за Крюково.

В боевом донесении политотдела 8-й ГКСД за N 04/138 от 9 декабря 1941 г., начальнику Политотдела 16 армии бригадному комиссару т. Масленову говорится, что гвардейцы дрались как львы, показывая образцы мужества и геройства. Коммунисты и комсомольцы в бою занимали авангардную роль, своим личным примером мужества и отваги увлекали за собой всех беспартийных бойцов и командиров. И далее приводится ряд примеров совершения подвига бойцами и командирами дивизии. Так, например, саперному отделению 1075 СП, под командованием сержанта Берднцкого Н.С. (погиб, похоронен на станции Крюково, смотри список погибших у памятника в Крюково) была поставлена задача: пробраться в тыл врага и поджечь несколько домов, где по данным разведки расположились на ночлег фашистские автоматчики. Эти 12 смельчаков незаметно пробрались в тыл и подожгли 5 домов. Ни один из фашистов не ушел живым, а которые пытались выбежать из огня, уничтожались меткой пулей сержанта Бердицкого. Возвращаться отделению пришлось с боем. Задание было выполнено. В этой операции пал смертью храбрых командир отделения сержант Бердицкий. Командование полка представило его к Правительственной награде — ордену «Красная Звезда».

Мужественно и храбро сражался с врагом командир 2-го батальона 1077 СП мл. политрук Краснов. Это человек непреклонной воли к победе. Со своим батальоном первый ворвался на северную окраину Крюково и по существу решил исход боя по занятию Крюково. Командование полка представило тов. Краснова к Правительственной награде — ордену «Ленина».

Татарков — командир взвода 1073СП, расположившись удобно на ОП, лично сам из ПТР подбил 3 танка и 1 бронемашину, а из ручного пулемета уничтожил экипаж этих танков и б/машины.

Санинструктор 1075 СП тов. Драмк работал мужественно и смело. Из под огня противника он на своих плечах вынес свыше 50 раненых бойцов и командиров. Тов. Драмк представлен к Правительственной награде.

Красноармейцы Дубкин и Лихачев 1073 СП, получив сектор наблюдения, заметили замаскированные танки противника и открыли по ним огонь. Из ПТР они подбили 2 танка противника.

Смелость и отвагу проявил связист 1077 СП красноармеец Байбачев Садык. На подступах к посеку Крюково у железнодорожного полотна батальон под сильным минометным и пулеметным огнем противника залег и продвижение его было задержано. Об этом был послан доложить Байбачев. Пробираясь вдоль полотна железной дороги, он заметил танковый пулемет, боевой расчет которого был убит разорвавшейся фашистской миной. Байбачев, используя этот пулемет, открыл ураганный огонь по огневым точкам противника. Командир батальона видя, что огневые точки противника замолчали, бросил свой батальон в атаку и первым ворвался в Крюково.

Большую помощь дивизии оказала 44-я кавдивизия, входившая в оперативную группу. Части кавдивизии упорно сражались с противником за овладение поселком Крюково и деревней Каменка. Особенно храбро дрался командир 4-го кавэскадрона 54 кавполка старший лейтенант Погнев, который своим эскадроном атаковал противника в районе Крюково.

Оставшееся мирное население в поселке Крюково с большой радостью и воодушевлением встречали наши части. Старики, женщины и дети выходили из подвалов, блиндажей и ям, обнимали красноармейцев и командиров, угощали их горячим чаем и искренно, от всей души благодарили за освобождение поселка от фашистских варваров. Они рассказывали о злодейских преступлениях, творимых фашистскими бандитами над мирным населением. На улицах Крюково лежали изуродованные трупы местных жителей.

Полковник П.В.Логвиненко — бывший комиссар 1073 сп ГСД — участник боев в районе Крюково

Перечисленные эпизоды боев в Крюково взяты из личного архива комиссара 1073 гвардейского стрелкового полка гвардии полковника Логвиненко Петра Васильевича, прожившего в Зеленограде свыше тридцати лет. Личный архив сохранили и предоставили возможность воспользоваться им сын Петра Васильевича — Александр Петрович и его супруга Маргарита Герасимовна, за что автор приносит им признательность и большую благодарность.

Рассказывает шестидесятилетний пенсионер Румянцев Владимир Александрович, нынешний житель Зеленограда, родившийся и живший тогда в деревне Каменка, которому в конце 1941 года было всего лишь 9 лет.

Утром 1 декабря деревня Каменка была занята гитлеровцами. В доме бабушки расположился их полевой штаб. Во дворе стояли машины. Нас из землянки не выпускали. Пищу готовили ночью на буржуйке, воду для ребенка и питья топили из снега. По оврагу периодически били из минометов. Одна из мин угодила в наш маленький домик, разворотила крышу и разметала по снегу елочные игрушки, что сохранились в ящике на чердаке.

Утром 6-го декабря после артобстрела была слышна перестрелка, которая стихла, когда совсем рассвело. И первое, что я увидел, когда нас с братишкой выпустили из землянки, были воины с автоматами в белых полушубках, которые бежали по улице в сторону деревни Михайловка, где шел бой…

Поле между деревнями Каменка и Кутузово было нейтральной полосой. Сто метров не дойдя до нашей деревни, стоял без башни обгоревший тяжелый танк, а за ними рядами лежали трупы солдат уже запорошенные снегом, видимо результат не одной захлебнувшейся лобовой атаки на деревню.

Фронт ушел на Запад. Мы вернулись к своим разбитыми и взорванным домам. Как выглядело Крюково в начале 1942 года? — Взорванная железнодорожная станция, в пруду в начале улицы 1 Мая затонувший танк Т-34, рядом под березами могила 3-х танкистов, дальше по улице почти у каждого дома брошенные немецкие танки, автомашины, бронетранспортеры. Одних танков насчитал 14.

В нашей деревне на поляне за пожарным сараем штабелем, закрытым брезентом лежали трупы погибших воинов. Сильный мороз так заковал землю, что захоронить их, как подобает, не было никакой возможности. И только ближе к весне, когда спали холода, их захоронили в братской могиле у станции Крюково в огромной яме, оставшейся от сгоревшего колхозного овощехранилища.

Весной по мере таяния снега на огородах и в оврагах жители деревни Каменка собирали и свозили в братскую могилу ни один десяток погибших. Но так как не у всех погибших находили личные документы, то многие остались неопознанными. Гораздо позже на мраморных досках было выбито только около 20 фамилий…

Левее — 18 стрелковая дивизия вышла к восточной окраине Бакеевки. Ввиду больших потерь 7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии 9 и 10.12.41 были выведены в резерв.

Дальнейшие боевые действия соединений 16 армии протекали довольно успешно. 11 декабря противник был выбит из Истры, но западнее Истры наши войска встретили сильный рубеж — река Истра. Командующий армией К.К.Рокоссовский в своих воспоминаниях напишет: «Чтобы не дать врагу закрепиться на нем, соединения армии получили указание стремительно продвигаться вперед и форсировать реку на плечах отступающих немцев. Мы заблаговременно подготовили соответствующую группировку наиболее подвижных войск для обхода истринского водохранилища с севера и с юга на случай, если противник взорвет шлюзы.

Бои уже шли на подступах к истринскому рубежу. Чувствовалось, что сопротивление усиливается и преодолеть рубеж с ходу не удастся. Поэтому все наше внимание было уделено усилению обходящих групп — правой под командованием Ф.Т. Ремизова и левой под командованием М.Е. Катукова».[9]

Дамбу водохранилища гитлеровцы все же взорвали. Это обстоятельство осложнило положение наших войск.

Хлынувшая вода образовала мощный поток. В этих условиях предусмотренные подвижные группы сыграли большую роль. Однако сибиряки генерала А.Л.Белобородова в сильный мороз под огнем немецко-фашистских войск форсировали бушующий ледяной поток.

В этих условиях совершил свой беспримерный подвиг 18-ти летний московский комсомолец Тимофей Лаврищев из дивизии народного ополчения ленинградского района Москвы. Когда гитлеровцы подорвали дамбу водохранилища, хлынувшая вода создала большие трудности при ее форсировании, утром 14 декабря на переправе 365-го стрелкового полка через реку Истра оборвался трос парома. Возникла угроза срыва подходи подразделений полка к месту боя. Лаврищев бросился в ледяную воду (температура воздуха — 26 градусов), схватил трос и поплыл к берегу.

Он выбился из сил, но последними усилиями воли выбросил трос саперам на другой берег. Однако, к несчастью, ему не удалось выбраться из воды, река поглотила героя…

В книге «25 лет Великой Победы» М.Калашник пишет: «Стремительное наступление Красной Армии продолжалось. 11 декабря противник был выброшен из города Истра, 12 декабря освобожден Солнечногорск, 15 декабря город Клин. В боях за Клин были разбиты две моторизованные и одна танковая дивизия врага.

16 декабря от захватчиков был полностью очищен город Калинин. В боях за него враг потерял только убитыми более 10 тысяч солдат и офицеров.»

20 декабря был освобожден Волоколамск подвижной группой генерал-майора М.Е.Катукова.

Контрнаступление наших войск под Москвой в конце декабря в первых числах января было завершено. Угроза столице нашей Родины Москве была ликвидирована.

На местах ожесточенных боевых действий в декабре 1941 года в районе поселка и станции Крюково, на территории между железнодорожной линией Москва-Ленинград и Ленинградским шоссе вырастет город Зеленоград и к 50-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне Советского Союза над фашистской Германией будет процветать город юности и науки.

zelao41.ru

На подступах к Москве | Warspot.ru

О действиях стрелковой дивизии генерала Панфилова при обороне Москвы широкая общественность наслышана, наверное, как ни об одном другом эпизоде Великой Отечественной войны. Но истинные подробности того, как сражалась 316-я стрелковая дивизия, известны немногим. К сожалению, многие из написанных на эту тему материалов отражают в первую очередь позицию авторов, использующих некоторое число известных им фактов в лучшем случае как декорацию. На основании оперативных документов Западного фронта, 16-й армии, 316-й/8-й гвардейской стрелковой дивизии, 1-й гвардейской танковой бригады и других частей РККА, а также журналов боевых действий 5-го армейского корпуса, 2-й танковой дивизии и 35-й пехотной дивизии вермахта в статье с высокой точностью восстановлена картина боёв «панфиловской» дивизии в ноябре 1941 года.

Итоги октябрьских боёв

На столе лежал номер журнала, где был напечатан очерк о панфиловцах, о бойцах того самого полка, которым командовал Баурджан Момыш-Улы.

Он резко придвинул журнал к лампе — все его движения были резкими, даже когда он бросал спичку, закурив, — перелистал, склонился над раскрытой страницей и отбросил.

— Не могу читать! — произнёс он. — На войне я прочёл книгу, написанную не чернилами, а кровью. После такой книги мне невыносимы сочинения. А что можете написать вы?

Я пытался спорить, но Баурджан Момыш-Улы был непреклонен.

— Нет! — отрезал он. — Мне ненавистна ложь, а вы не напишете правды.

( с) Бек А. А. Волоколамское шоссе.

Оборонительные бои под Москвой осенью 1941-го по праву считаются одним из важнейших сражений Великой Отечественной войны. Помимо политического значения столицы СССР, Москва также являлась главным промышленным центром страны и важнейшим узлом коммуникаций, в первую очередь – железнодорожных. Её возможная утрата фактически разделяла фронт на две слабо связанные между собой части. Это прекрасно понимали как в самой Москве, так и в Берлине.

Про участие 316-й стрелковой, а с 18 ноября 8-й гвардейской стрелковой дивизии Панфилова в обороне Москвы написано множество статей и книг. Например, в изданном после войны сборнике тактических примеров «Боевые действия стрелковой дивизии» в качестве одного из таких примеров взята как раз оборона 316-й в октябре 1941 года.

Командир 316-й стрелковой дивизии (в последующем гвардейской) генерал-майор И. В. Панфилов (слева), начальник штаба И. И. Серебряков и старший батальонный комиссар С. А. Егоров обсуждают план боевых действий на передовой
waralbum.ru

И эта слава вполне заслужена – в ходе обороны Волоколамска дивизия Панфилова успешно сражалась сразу против нескольких немецких дивизий. Но далеко не всегда указывается, что успешная оборона дивизии во многом зависела от поддерживающей 316-ю артиллерии:

«Дивизия была усилена четырьмя пушечными артиллерийскими полками РВГК, тремя артиллерийско-противотанковыми полками; в полосе дивизии должна была действовать часть артиллерии артиллерийской группы ДД 16-й армии, а также артиллерия 302-го пулемётного батальона и 1-го дивизиона артиллерийского полка 126-й стрелковой дивизии. Всего в этих частях и группах имелось 153 орудия

Поддерживали дивизию и танкисты.

«17.10.41 г отдельная танковая рота, поступившая в распоряжение командира полка 1075, вступила в бой с танками противника в районе рощи что юго-западнее села Сославино (в 674 карта м 1:100000), в результате чего было уничтожено 2 танка противника из общего числа 5; остальные отошли в направление юго-запада. «

Волоколамск панфиловцы обороняли до конца октября. Обычно на этих датах подробный рассказ о действиях всей дивизии как-то сам по себе сворачивается. Когда речь заходит о боях в ноябре, как правило, более-менее подробно расписывается лишь «бой двадцати восьми героев» у разъезда Дубосеково. Между тем, именно бои в середине ноября стали одними из наиболее тяжёлых для всей 316-й стрелковой дивизии.

Немецкий обоз на заснеженной дороге во время наступления на Москву
waralbum.ru

Но сначала вернёмся в конец октября – в Волоколамск.

«26.10 атаки противника частями дивизии на южном участке были отбиты, противник в этот день в основном подтягивал силы и вёл силовую разведку, но в направлении стыка курсантского полка с 1077-м стрелковым] п [олком] противник имел успех и вынудил командира дивизии бросить 26.10 в район Алферьево, Спас-Помазкино батальон 1073 с[трелкового] п[олка], который восстановил положение, но как резерв командира дивизии погиб. У командира дивизии осталось в резерве только 1,5 роты 1073-го с[трелкового] п[олка].

27.10 противник перешёл в атаку в направлении Порохово, Волоколамск двумя полками пехоты при поддержке небольших групп танков. Атака велась на участке 690-го с[трелкового] п[олка].
После сильной авиационной подготовки и артиллерийско-миномётного огня противник в 10.00 27.10 прорвал фронт 690-го с [трелкового] п[олка] и в 13.30 ворвался в город. К 16.00 27.10 город полностью был в руках противника. Танки в большей массе при атаке Волоколамска не участвовали и только в 22:00 27.10 вошли в город.

К утру 28.10 в городе отмечалось до двух п[ехот-ных] д[ивизий] и до ста танков.
Одновременно с атакой 690-го с[трелкового] п[олка] пехотой противника 1075-й с[трелковый] п[олк] был атакован двумя батальонами [пехоты] с 17 танками, а 1077-й с[трелковый] п[олк] — [подразделениями] 110-й п[ехотной] д[ивизии]. Атаки на участке 1077-го и 1075-го с[трелковых] п[олков] были отбиты.

10. 690-й с[трелковый] п[олк] должного сопротивления атаке противника не оказал и беспорядочно отошёл в восточном и северо-восточном направлении. Уличных боёв в городе организовано не было, и только отдельные группы красноармейцев пытались оказать сопротивление противнику в городе. Но это было только случайное сопротивление.

Дезорганизованные подразделения 690-го с[трелкового] п[олка] задерживались и собирались северо-восточнее Волоколамска, и остатками этого полка был организован новый фронт на рубеже Горки, Чепцы.

Части 1075-го и 1077-го с [трелковых] п [олков] удерживали занимаемый фронт и только по приказу отошли на новый рубеж.
Командир дивизии с прорывом [обороны] 690-го с[трелкового] п[олка] пытался восстановить положение <…> броском своего резерва (1,5 роты) в контратаку, но эта контратака успеха не имела: 1,5 роты были увлечены волной отходящих бойцов 690-го с[трелкового] п[олка] и восстановить положение не смогли.

11. В результате город был потерян, погибло до 62 орудий, из противотанковых орудий выведены были полностью 13.

Командир 690-го с [трелкового] п [олка] капитан Семиглазов и комиссар полка батальонный комиссар Денисенко утеряли управление полком, мер восстановить порядок в полку не приняли и не пытались задержать противника на южной окраине города или организовать уличные бои в Волоколамске.»

Временно подчинённый Панфилову 690-й полк был сводным – из прорвавшихся «окруженцев». Парой недель позже уже его новый командир писал: «Ввиду отсутствия материальной части оружия (пулемётов станковых и ручных), отсутствия обуви, тёплых портянок и тёплого обмундирования (есть случаи обморожения) вшивость полк делает небоеспособным».

Через несколько дней к нему добавился следующий рапорт: «…с переходом на новый рубеж обороны рыть окопы в мёрзлом грунте нечем, и бойцы вынуждены лежать на чистом месте».

В оперативной сводке от 30 октября штаб 316-й стрелковой дивизии констатировал, что общие потери дивизии составляют 50%. Каждый второй боец из тех, кто в октябре начал свой первый бой на подступах к Волоколамску, был убит, ранен или пропал без вести.

Контрудары Красной армии

Сохрани противник способность к наступлению, потери могли быть и больше – но к этому моменту и сами немцы уже изрядно выдохлись, а начавшаяся осенняя распутица посадила вырвавшиеся вперёд дивизии на голодный паёк. Линия фронта временно замерла в нескольких километрах от города. О состоянии дорог более чем красноречиво свидетельствует приказ штаба Западного фронта от 26 октября о выдаче офицерам связи лошадей «в связи с ухудшением состояния дорог и невозможностью использования автотранспорта как средства передвижения».

Немецкие солдаты выталкивают застрявший автомобиль на дороге под Москвой
waralbum.ru

Советское командование вовсе не было настроено позволять немцам спокойно подтягивать силы и пополнять запасы горючего и боеприпасов. Первой целью 16-й армии Рокоссовского стал так называемый Скирмановский плацдарм – занявшая его 10-я танковая дивизия немцев могла в любой момент перехватить Волоколамское шоссе и выйти в тыл 16-й армии. Первоначальная атака силами 18-й стрелковой дивизии оказалась безуспешной.

Немцы умели не только наступать, но и очень быстро организовывали сильную оборону. Скирманово и соседние деревни – Козлово и Марьино – были превращены в опорные пункты с единой системой огня. Для успеха наступления Рокоссовскому пришлось собрать наиболее ценные части своей армии – противотанковые артполки, три дивизиона «катюш» и три танковые бригады – 27-ю, 28-ю и 1-ю гвардейскую. К 15 ноября Скирмановский плацдарм был очищен от немцев, но и потери наступавших частей были весьма чувствительны. Так, например, в 28-й танковой бригаде из 31 танка (4 КВ-1, 11 Т-34 и 16 Т-30) осталось только 15 (1 КВ, 4 Т-34 и Т-30).

Тем не менее, сам факт перехвата инициативы и успешного наступления вдохновил командование 16-й армии на активные действия. Следующей целью стал Волоколамск, атака на который которого была назначена на 16 ноября. Роль основной ударной силы отвели прибывшей с Дальнего Востока 58-й танковой дивизии, где имелось почти две сотни танков – правда, только лёгких.

316-й дивизии в этом наступлении отводилась вспомогательная роль. После боёв за Волоколамск её потрепанные полки получили маршевое пополнение, но про полное восстановление боеспособности говорить было явно преждевременно.

«3. 316-я стрелковая дивизия с 768 и 296 артполкам ПТО, 2/14 гвардейского артполка и 1/2 гвардейского артполка огнём всех видов поддерживает атаку ударной группы и кавгруппы Доватора. С выходом частей 58-й танковой дивизии и 126-й стрелковой дивизии на рубеж: Ивановское, Горки 1073-й и 1075-й стрелковые полки атакуют противника на участке Возмище, Нелидово и, развивая удар на Жданово, южную окраину Волоколамска, совместно с частями 20-й кавалерийской дивизии, 58-й танковой дивизии овладевают Волоколамском.

4. 1073-й (без 1/1073) стрелковый полк с 768 и 296 артполками ПТО 1-й саперной ротой 597 ОСБ огнём всех видов поддерживает атаку 126-й стрелковой дивизии и 58-й танковой дивизии. С выходом их на рубеж Ивановское, Горки атаковать противника на участке Горки, Возмище с частями 20-й кавалерийской дивизии и 58-й танковой дивизии, овладеть Волоколамском с юго-востока.

Исходное положение – занимаемый рубеж обороны к 9:00 16.11.

5. 1075-й стрелковый полк с 1/857 артполком (без одной батареи) батареей 768-го артполка ПТО 2-й саперной ротой 597 ОСБ огнём всех видов поддерживает атаку кавгруппы Доватора. С выходом их на рубеж Ивановское, Горки атаковать противника на участке: Муромцево, Нелидово, развивая удар на Жданово, южную окраину Волоколамска, совместно с частями 20-й кавалерийской дивизии, овладеть Волоколамском с Юга.

Исходное положение – занимаемый рубеж обороны к 9.00 16.11«

Отдельный интерес в этом документе вызывает список артиллерийских частей, которые должны были поддержать атаку панфиловских полков – они на следующий день сыграют роль костяка противотанковой обороны. 768-й и 296-й артполки ПТО имели на вооружении 37-мм зенитные, 76-мм противотанковые и 85-мм зенитные пушки – советский аналог знаменитых немецких «ахт-ахт». Артполки расположились на наиболее танкоопасном направлении, перекрывая Волоколамское шоссе, но, как видно из документа, их огневые возможности вполне позволяли поддерживать огнём и занимавший позиции южнее шоссе 1075-й полк. Согласно рапорту начштаба 768-го артполка, после отступления из Волоколамска им удалось сохранить три 85-мм и четыре 37-мм орудия. По 296-му артполку данных найти не удалось, но, судя по схеме расположения, он сохранил минимум две 85-мм зенитки и три 76-мм пушки.

По меркам осени 41-го это было довольно много, но по сравнению с тем стальным катком, который вот-вот должен был двинуться на 316-ю дивизию, — очень мало.

Коса на камень

Основным противником панфиловцев вновь должна была стать знакомая им по Волоколамску немецкая 2-я танковая дивизия. Одна из старейших частей панцерваффе, командиром которой в своё время побывал сам «быстроходный Гейнц» Гудериан, в бой на Восточном фронте вступила сравнительно недавно. На 11 ноября в танковом полку дивизии числились 31 PzKpfw II, 82 PzKpfw III, 13 PzKpfw IV и 6 командирских танков. Кроме того, по некоторым данным, в дивизию перед началом наступления успели передать роту огнемётных «двоек». «Дивизия Вена» (это прозвище 2-я танковая получила вскоре после аншлюса Австрии) должна была начать последний этап наступления на Москву. Следом за ней должны были вступить в бой 5-я и 11-я танковые дивизии, а также 35-я и 106-я пехотные – от них требовалось окончательно «зачистить» местность после удара танков.

Что такое удар с участием даже одного немецкого танкового батальона по советской стрелковой дивизии, можно увидеть, например, из фрагмента Журнала боевых действий Западного фронта.

«82-я стрелковая дивизия – будучи атакована 2.11 двумя пехотными полками с 70 танками противника вдоль Можайского шоссе, была рассеяна. Командир и штаб утеряли управление.

К утру 3.11 было собрано до 3 батальонов в Трухановка, Ляхово; до 2 батальонов 210-го стрелкового полка собрались в Болдино и до 200 чел 601-го стрелкового полка в районе Ляхово

Задачей «ближнего прицела» для 2-й танковой должны были стать высоты восточнее Волоколамска. Атаковать их планировалось с южного направления в «классическом» стиле немецких танковых атак – удар во фланг и затем «сматывание» обороны противника.

Группа немецких солдат после получения зимнего камуфляжа на улице деревни под Москвой
waralbum.ru

Хотя и наше, и немецкое наступления были назначены только на утро 16 ноября, разведка боем началась уже 15-го.

«1075-й стрелковый полк – занимает прежний оборонительный участок. В Ширяево одной ротой вёл бой с противником наступающим из Морозово на Ширяево. В 14:00 противник, действующий 6 танками, сильным миномётным артиллерийским огнём занял Ширяево. В 17:00 5-й ротой, группой автоматчиков и истребительным отрядом противник был выбит из Ширяево. Потери: убито 6, в том числе командир взвода ПТР, ранено 8.

… ПТР имели применение в Ширяево, подбито – один танк, который уведён на буксире в Морозово. На остальных участках применения не имели

Первый бой последнего немецкого наступления на Москву – начался на следующий день, 16 ноября 1941 года.

«Начальнику штаба 16-й армии.

Боевое донесение № 22 штадив 316 Шишкино

к 13:00 16.11.41 Карта 100.00–38 г.

1. Противник 8:00 на левом фланге 316-й стреловой дивизии повёл наступление на Ширяево, Петелино. К 10:00 овладел Нелидово, Петелино. В 11:00 овладел Большое Никольское. В 11:30 противник оставил 5 танков в Большое Никольское и роту пехоты, ведёт наступление в районе высоты 251,0.

3. Командир дивизии решил:

Упорно оборонять район ст. Матрёнино, Горюны, не давая возможности противнику прорваться на шоссе Волоколамск, Ново-петровское.

4. Командир дивизии просит ускорить наступление группы Доватора, 126-й стрелковой дивизии и 58-й танковой дивизии«.

Как видно из этого документа, Панфилова больше всего волновал возможный прорыв немцев по шоссе на восток. Однако немецкая задача первого дня наступления выглядела иначе.

В оперативной сводке штаба Западного фронта этот день выглядел так:

«16-я армия.

Развивая наступление своим правым флангом, ведёт бой с наступающими танками и пехотой противника в стыке 316-й сд группы Доватора.

Нанося удар своим правым флангом, армия овладела Борники, Софьевка, Блуди и ведёт бой на рубеже Хрулёво, Давыдково.

На Волоколамском направлении противник с утра 16.11 перешёл в наступление до двух батальонов 109 пп (35 пд) с 25 танками с рубежа Горки, Возмище; до полка пехоты с танками (2 тд) с рубежа Жданово, Красиково; свыше полка пехоты и до 40 танков (5 тд) с рубежа Соснино, Новопавловское и до роты танков (5 тд) из района Немирово, Притыкино.

К исходу дня овладел: Лысцово, Рождественно, Ядрово, Бол. Никольское, Детилино, Ширшево, Иванцово, школа 1 км южнее Данилково, Щелканово. Бой продолжается.

Перед фронтом 316 сд и 50 кд противник с утра 16.11 с рубежа Горки, Жданово, Васильевское, Ново-Павловское, Щелканово перешёл в наступление и к 15:00 вышел на рубеж Ядрово, ст. Матренино, Матренино

Отчёт немецких танкистов, как и следовало ждать, был выдержан в более радужных тонах.

«7:40* Боевая группа 2 достигла Нелидово. Мало врагов.

Поддержка от 5-й танковой дивизии не поступает, её должна оказать 11-я танковая. Но это случится не ранее полудня 16 ноября.

8:00 Боевая группа 1 заняла Морозово и Ширяево. Сопротивление противника пока небольшое.
9:13 Боевая группа 1 достигает Петельники.

9:45 Сообщение боевой группы 2: Позиции противника севернее Потинки взяты. Достигнута южная окраина Никольского. Линия обороны противника севернее Никольского. Наступление продолжается.

10:12 Боевая группа 1 дошла до опушки леса 1 км севернее Петельники.

10:30 Сообщение от 74-го артполка: Линия фронта перед боевой группой 1 в 300 метрах на опушке леса севернее Ширяево. Противник в лесу. Патрули разыскивают проход.

13:30 Текущий доклад в 5-й армейский корпус: боевая группа 1 в бою с противником, который упорно обороняется на краю леса к югу от дороги, на линии севернее Ширяева — 1,5 км к югу от Петельники. Боевая группа 2 продвигается на 2600 метров севернее Никольского, готовясь вступить в бой с противником в лесу к югу от речки Бессовка. Боевая группа 3 очищает участок западнее Нелидово-Никольское.

Впечатление: Не очень сильный противник упорно защищается, используя лес южнее дороги.

Боевая группа 2 докладывает: Батальон с 2 ротами атакует передний край 800 метров южнее дороги на Ядрово. Танки обеспечивают переправу через речку Бессовка. От Никольской — только слабый враг.

13:20 Боевая группа 1: Позиции противника в лесу севернее Петельники прорваны. Наступление сдерживается завалами деревьев и минами. 1-я и 2-я Боевые группы будут проинформированы, что противник атакует танками от Бординки в направлении Пескалкова.

14:00 Боевая группа 1 достигла Рождественно.

14:15 Боевая группа 2 взяла Ядрово. Улицы заминированы. Батальон очищает лес вокруг Ядрово. Выслана разведка в северном направлении.

15:15 Боевая группа 1 заняла Лысцево«

*в немецких документах указывалось берлинское время.

Наступление 1-й и 2-й боевых групп 2-й танковой дивизии 16 ноября 1941 года

Села, упоминаемые в немецком донесении, как раз и значились как цель дневного наступления для 1-й боевой группы. Намеченных на первые сутки рубежей 2-я танковая достигла. Но сможет ли она продвинуться дальше?

Удар немецкой танковой дивизии принял на себя 1075-й стрелковый полк. При этом немцы атаковали не с запада, со стороны Волоколамска, а во фланг, с юга. Панфиловцы отступали вглубь леса, используя для обороны завалы на заминированных дорогах. После боя с 1075-м полком немцы вышли во фланг следующему. «Передний край южнее Ядрово» принадлежал 1073-му полку – а в самом Ядрово стояли пушки 296-го противотанкового артполка. По наступающим немцам также могли вести огонь 85-мм зенитки 768-го артполка ПТО. Завалы и минные заграждения на дорогах в лесу были частью системы обороны 1073-го полка, которые тот начал создавать ещё с 1 ноября.

Батальонный комиссар 1073-го стрелкового полка 8-й гвардейской им. Панфилова стрелковой дивизии П. В. Логвиненко
waralbum.ru

«Боевой приказ № 18 штаполк 1073 д.Ядрово 1.11.41 г.

Карта 100000–41 г.

1. В полосе дивизии и полка действуют части противника: 106-я пехотная дивизия, 29-я мотодивизия, 35-я пехотная дивизия и 2-я танковая дивизия, которые в ближайшие дни готовят решительное наступление, завершая сосредоточение перед фронтом частей дивизии.

Справа обороняется 3-й стрелковый батальон 1075-го стрелкового полка. Граница с ним: Надеждино, Покровское, Горюны (исключая высоту 251,0), Муромцево.

2. 316-я стрелковая дивизия опираясь на противотанковые районы – Ядрово, высота 251,0, Горюны, – упорно обороняет рубеж: (исключая Поповкино), Малеевка, высота 248,8, Ченцы, высота 251,0, Петелино, разъезд Дубосеково. Граница боевого охранения на линии Большое Никольское, Ширяево.

1073-й стрелковый полк со взводом ПТР, 6 орудиями 296-го артполка, 7 орудиями 768-го артполка ПТО, миномётной ротой и пулемётным взводом заградотряда обороняет участок – (без высоты 141,4), западная опушка леса, что в 2 км западнее Ядрово, (исключая высоту 251,0), с оборудованием противотанковых районов в деревне Ядрово и Горюны, ПП 1073 – 1 батарея 857-го артполка.

1-й стрелковый батальон 1075-го стрелкового полка действует совместно с 1077-м стрелковым полком.

2-й сводный батальон со взводом ПТР, двумя орудиями 76-мм ПА, двумя орудиями 45-мм батареи, 1 – 120-мм миномётом, миномётной ротой и пулемётным взводом заградотряда, упорно оборонять район (без высоты 141,4), западная опушка леса, что в 2 км западнее Ядрово, (исключая высоту 251,0). Особое внимание обратить на стык соседа слева.

Командиру батальона устроить завалы в лесу в стыке с 1075-м стрелковым полком и на шоссе в 300 м восточнее будки.

Всю оборону батальона зарыть глубже в землю, устроить землянки, прекратить всякое движение днём, соблюдая строгую маскировку, пищу подвозить в темноте, костров не разводить.

Инженеру полка младшему лейтенанту Красноусову составить план работ по созданию ПТ районов и обеспечить своим руководством работы по заграждению и оборудованию ПТ районов Ядрово, Горюны.

Внимание уделить разрушению дороги, установке противотанковых мин и противотанковых завалов западнее и восточнее окраины Ядрово и дорог, выходящих к шоссе с юга. О ходе работ докладывать ежедневно к 18:00.

Начальнику штаба полка организовать контроль за выполнением настоящего приказа.

Тылы 2-го эшелона полка в лесу в 1 км восточнее Шишкино.

К. П. Ядрово.

Донесения представлять через каждые 2 часа.

Командир 1073 СП майор Елин«

Увы, чуда не случилось и тут. Неполный стрелковый полк с несколькими «артполками», а по реальной численности – батареями ПТО, мог лишь притормозить наступление танковой дивизии, но не остановить его. Попавшие под удар батальоны оказались рассечены и отходили по частям.

На последнем рубеже

Фактически в первый день вражеского наступления первая линия обороны советских войск в районе Волоколамского шоссе была уничтожена. Перед немецкими дивизиями – ко 2-й танковой теперь должна была присоединиться 5-я и 11-я танковые и две пехотные дивизии – открывался путь на Истру… и на Москву.

Немецкий танк Pz.Kpfw.III на окраине горящей подмосковной деревни
waralbum.ru

Опасность прорыва на левом фланге панфиловской дивизии прекрасно осознавали в штабе Рокоссовского. Но у командарма 16-й армии имелось не так уж много средств, чтобы залатать образовавшуюся дыру и дать возможность уже испытавшим немецкий удар бойцам 316-й дивизии отойти и хоть как-то зацепиться на следующем рубеже. На последнем этапе сражения за Москву и наступавшие, и оборонявшиеся «выложились до дна». Оставалось делать всё, что можно, – и пытаться совершить невозможное.

«Особо важное, вручить немедленно Ефремову

17.11.41 03:30 штаб фронта приказал немедленно погрузить на автомашины и отправить 18 противотанковых ружей с личным составом и боекомплектом в распоряжение Рокоссовского через Искру на Новопетровское и далее на Чисмена. Исполнение донести»

Срочно

Командиру 316-й стрелковой дивизии

Командующий армией приказал:

1. Немедленно произвести перегруппировку противотанковой артиллерии с тем, чтобы поставить ей на более танкоопасных направлениях.

2. Все противотанковые ружья, имеющиеся у Вас, сгруппировать на танкоопасных направлениях.

3. В Ваше распоряжение следует в Деньково 18 противотанковых ружей из состава 33-й Армии, которые [следует] использовать на более танкоопасных направлениях на своём левом фланге.

Исполнение доложить.

5 часов 30 минут 17.11.41 г«

Расчёт советского противотанкового ружья ПТРД-41 на позиции во время битвы за Москву
waralbum.ru

Впрочем, вряд ли в штабе 16-й кто-то надеялся, что два десятка ПТР смогут сколь-нибудь серьёзно задержать наступление немецких танковых дивизий. В этом смысле куда больше надежды внушал уже испытанный в боях инструмент – танковые бригады. Но это уже был уровень командования фронтом, у которого хватало и других забот – немцы прорывались не только у Рокоссовского, но и сквозь линию обороны соседней 30-й армии.

Командиру 23-й танковой бригады.

Боевое распоряжение №26 штаб армии 4:00 17.11.41.

Карта : 100.00

1. На основании телеграфного распоряжения Командующего Западным фронтом за № 048/оп 23 танковая бригада переходит в резерв Командующего 16-й армией.

2. Командующий приказал:

С получением сего бригаде немедленно выступить в район Деньково для взаимодействия с кавгруппой Доватора и 316-й стрелковой дивизией…

По прибытии в район Деньково организовать ПТО фронтом на юг и юго-запад.

3. Взвод танков, приданный 78-й стрелковой дивизии, временно оставить в её подчинении.

4. Второй эшелон бригады эшелонировать на Истра.

5. О времени выступления и выхода в район Деньково донести.

6. По прибытии в район Деньково выслать офицеров связи в штаб кавгруппы Доватора – Язвище и в 316-ю стрелковую дивизию в район Гусево.

5.30.17.11.41.г

Танковые бригады 16-й армии к этому моменту давно уже втянулись в бой. Так, 27-я бригада ещё в 10 утра получила приказ отправить свой мотострелковый батальон на машинах вперёд, чтобы выбить немцев из Морозово. Ближе к вечеру к панфиловцам присоединилась и 1-я гвардейская танковая бригада Катукова.

«Танки и пехота противника, заняв Петелино, к половине дня 16.11.41 г. появились [у] станции Матрёнино.

Для уничтожения противника на станции Матрёнино и последующей обороны её в 17:00 16.11.41 г. от 1-й гв.тбр был выслан сводный батальон НКВД с 6-ю танками.

К моменту выхода батальона в район станции, противник оттуда был выбит частями 316-й стрелковой дивизии.

Заняв станцию Матрёнино, части бригады расположились:

а) Сводный батальон НКВД – обороняет рубеж шоссе 0,5 км северней станции Матрёнино, станция Матрёнино, отметка 231,5. Приданные батальону от танкового полка 6 танков расположены в засадах в районе шоссе км северней станции Матрёнино, станция Матрёнино.

б) Остатки танкового полка, имея танковую засаду в районе Язвище, остальным составом сосредоточились в Покровское.

в) Остатки мотострелкового батальона – без изменений, в районе юго-восточнее опушки рощи севернее Язвище.

г) Зенитный дивизион на огневых позициях в районе Чисмена, Гряды, прикрывает расположение бригады с воздуха.

Штаб бригады с разведротой – Чисмена

Станцию Матрёнино оборонял 1-й батальон 1073-го стрелкового полка, под командованием старшего лейтенанта Баруджана Момыш-улы. Согласно его рапорту, бой за станцию начался в 12:00. Оставление (нарочито паническое, с целью ввода противника в заблуждение) и отбитие станции описано им в мемуарах. Станцию батальон держал три дня, с 18 ноября – в полном окружении.

Фактически в первый день немецкого наступления относительно целыми остались только 1077-й и 690-й полки. Как отмечалось в донесении штаба 316-й дивизии на следующий день:

» 1077-й, 690-й стрелковые полки занимают прежнее положение. Ведут огонь по расположению противника. 1077-й стрелковый полк создал круговую оборону в своём районе.«

Более того, 1077-й полк сумел отбить атаку частей 35-й пехотной дивизии.

Под танковый удар 16 ноября попал только 3-й батальон 1077-го полка:

«Сдерживая наступление противника, будучи окружённым с трёх сторон, понёс потери 50% своего состава убитыми и ранеными; 2 ПТР, одну 45-мм пушку, 3 станковых пулемёта«.

Оборону 1077-го полка «подпирали» 6 танков 28-й танковой бригады, но хватило этой поддержки ненадолго – к вечеру следующего дня 5 из них были подбиты. А 690-й полк попал в окружение.

18 ноября 316-я дивизия получила почётное звание «гвардейская». В тот же день во время миномётного обстрела погиб её первый командир, И. В. Панфилов. Впрочем, доставшаяся его преемнику часть дивизией могла считаться очень условно.

«1075-й стрелковый полк – с 16.11 по 18.11 вёл бои с танками и пехотой противника в [районе] Большое Никольское, Шишкино, Гусенево, за дни боёв полком уничтожено до 1200 человек пехоты, 4 танка.

В результате боёв 8-я ГКСД несла потери и на 19.11.41 имеет:

1077-й стрелковый полк – 700 человек.

1075-й стрелковый полк – 120 человек.

1073-й стрелковый полк – 200 человек.

690-й стрелковый полк – 180 человек.«

К 1075-му и 1073-му полкам в этот день подходили строчки песни: «остатки роты, что осталась от полка». Но 8-я гвардейская «панфиловская» дивизия продолжала сражаться.

21 ноября 11-я танковая дивизия сообщила, что имеет боеготовыми 11 PzKpfw III, 10 PzKpfw IV и 3 «двойки». Судя по рапорту, значительная часть танков выбыла из строя из-за мин. 2-я танковая дивизия 28 ноября отчиталась о 13 боеготовых PzKpfw II, 39 PzKpfw III, 2 PzKpfw IV и 2 командирских танках. Вместо стремительно прорыва линии фронта и лихого рывка до Москвы панцерваффе приходилось вновь и вновь проламывать оборону советских частей, разменивая километры на людей и технику, а самое главное – на время. Время, которое советское командование использовало для подготовки резервных армий.

30 ноября 2-я танковая дивизия захватила Красную Поляну. Действовавшие рядом 11-я танковая, 35-я и 106-я пехотные дивизии в первых числах декабря снова встретили своих «старых знакомых» – панфиловскую дивизию и танковую бригаду Катукова – у станции Крюково. До московских окраин оставалось два десятка километров – но преодолеть их немцам так и не удалось.


Источники:

При подготовке статьи использованы оперативные документы штаба Западного Фронта, 16-й армии, 316-й стрелковой дивизии (8-й гвардейской), 1-й гвардейской танковой бригады и других частей (с сайта «Память народа»). Также использованы Журналы боевых действий 2-й танковой дивизии, 35-й пехотной дивизии и 5-го армейского корпуса вермахта.

warspot.ru

Читать онлайн книгу Серпухов. Последний рубеж. 49-я армия в битве за Москву. 1941

сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Назад к карточке книги
Бои севернее реки Протвы

Из истории 268-й пехотной дивизии вермахта, написанной выжившими в боях под Москвой осенью и зимой 1941 года 67
  Автор рукописи неизвестен. Судя по тексту, кто-то из штабных работников 268-й пехотной дивизии.

[Закрыть].

268-я пехотная дивизия, несмотря на тяжелейшие условия марша, достигла автострады 15 ноября. При повторных наступлениях на Москву она должна была прикрывать правый фланг 4-й полевой армии.

Общее положение группы армий «Центр» к этому времени выглядело следующим образом. Первоначальное стремительное наступление на Москву остановилось в конце октября по всей линии Тула – Ока – Нара – Наро-Фоминск – Волжское водохранилище. Когда постоянный мороз снова сделал проезжими дороги и пути, – это произошло 16 ноября, – наше наступление, несмотря на все возникшие сложности, должно было возобновиться. Снабжение наших войск ухудшилось, ощущались значительные потери в людях и особенно в материальной части и вооружении.

Русскому командованию удалось достигнуть перелома в ходе боев, и этот перелом был достигнут прежде всего не силой оружия, а силой человеческого духа и стойкости русского солдата. Маршал Жуков 68
  Г. К. Жуков в период Битвы за Москву имел звание генерала армии. Маршалом он стал значительно позже. Видимо, в сознании немцев Г. К. Жуков прочно укоренился как маршал побед. А потому это уточнение несущественно.

[Закрыть]смог мастерски воспользоваться временем, которое подарила ему та оперативная пауза, которую вынуждены были взять мы. Свежие части и соединения прибыли с Дальнего Востока, а другие, которые избежали разгрома и немецкого пленения, были спешно переформированы.

Жуков ждал немецкого наступления с началом зимы. И правильно рассчитал, что танковые клинья «углом вперед» продолжат свои удары на флангах, в то время как пехотные части будут действовать в центре. Соответственно Жуков поставил полнокровные дивизии, прибывшие с Дальнего Востока, на фланги. 15 стрелковых дивизий, 3 кавалерийские дивизии, 8 танковых бригад, в составе которых насчитывалось 1700 танков, кроме того, их поддерживали 1500 самолетов. Многие стрелковые части не были полностью, согласно штату, обеспечены даже стрелковым оружием, не говоря уже о тяжелом, но зато они имели избыточное количество человеческого материала. Их задачей было: защищать каждую пядь земли, гасить наступательный порыв продвигающихся к Москве немецких соединений и частей.

Немецкий план наступления предусматривал глубокий прорыв на обоих флангах, в то время как центр (4-я армия) должен был вначале держаться в резерве, чтобы в случае успешного окружения начать наступать в центре.

16 ноября 1941 г., когда основная масса войск группы армий «Центр» снова перешла в наступление, 268-я пехотная дивизия на грузовиках была переброшена в направлении Трубино. Русские, атаковав правый фланг 4-й полевой армии, снова смогли прорваться на стыке XIII армейского корпуса (Фельбер) и XII армейского корпуса (Шрохт). 268-я пехотная дивизия не предназначалась для действий в этом районе. Но 16 ноября русские неизвестными силами захватили Овичинино, укрывшись в лесу западнее д. Макарово и д. Трояново. Именно после этого по настоянию командования XII армейского корпуса командование армии согласилось подчинить находившуюся на марше 268-ю пехотную дивизию. Прямо с марша 488-й пехотный полк был в срочном порядке переброшен в район Величково – Лыково – Угодка – Стрелковка. Полк прибыл в назначенный район до 22.00 и закрепился на восточных окраинах местности, уплотнив таким образом части находившихся здесь четырех дивизий.

17.11.41. 488-му полку пришлось столкнуться с русскими партизанами. На пехотный батальон 19-й танковой дивизии, который следовал от Черной Грязи в направлении на Грибовку, и на санитарную машину 137-й пехотной дивизии с 25 ранеными, следовавшими в обратном направлении, напали русские партизаны. Утром около 1200 м юго-восточнее д. Черная Грязь произошел скоротечный бой и наша сторона понесла большие потери. 488-й пехотный полк получил приказ зачистить лесные массивы к северу от дороги. Результат зачистки был ничтожным. То же самое произошло и 18.11.41.

17.11.41. дивизия вместе с 488-м пехотным полком закрепилась на линии Черная Грязь – Лыково и вывела 468-й пехотный полк в район Н. Слобода.

Во второй половине дня 17.11.41 XIII армейский корпус запросил сообщить о состоянии дивизии. Доклад командира дивизии поверг штаб корпуса в уныние. Командование корпуса рассчитывало на отдохнувшую, полностью укомплектованную и боеспособную дивизию. Состояние же 268-й было иным.

Лейтенант Шнабель в своем дневнике записал о визите в штаб корпуса следующее: «17.11 во второй половине дня поездка с майором Шпицером в XIII арм. корпус. Там мы получили любопытные разъяснения о положении дел. Обстановка на фронте XIII армейского корпуса было очень напряженной. Подчиненные штабу корпуса дивизии (260-я, 17-я, 52-я) располагают незначительным боевым составом, который меньше нашей дивизии. Русские здесь ввели в бой большое количество танков, артиллерии, минометов (ракетные установки „катюши“), являются закаленными азиатскими частями. Они снова и снова атакуют наши линии. Местность с обширными лесными массивами обещает и нам большие трудности. Дивизии предстоит выполнять нелегкую задачу. Положение очень напоминает бои на Ельнинской дуге. 18.11 во второй половине дня русские снова прорвались в расположение корпуса. У 260-й пехотной дивизии положение под Малеевом и у Кременок оказалось неясным. Поэтому 488-й пех. полк вместе с танковым подразделением 268-й пехотной дивизии получил приказ немедленно выдвинуться в расположение 260-й и сосредоточиться в В. Вязовне. Вперед был послан пехотный батальон. До 17.00 батальон на машинах прибыл в расположение 260 пехотной дивизии. Основная часть 488-го пех. полка с частью танков к полуночи достигла района Высокиничи. К этому времени 268-я пехотная дивизия уже получила приказ штаба корпуса занять к 21.11.41 г. рубеж Кременки – Малеево – Сенятино и сменить находящиеся здесь части 260-й пехотной и 137-й пехотной дивизий».

С 19.11 488-й пех. полк был подчинен 260-й пех. див. Он должен был в ночь с 19 на 20 ноября сменить находившиеся здесь продолжительное время подразделения. Смена произошла с 20 на 21 ноября. Полки, занимавшие здесь оборону, были заменены разведбатальоном и пехотным полком.

Насколько ужасающим было положение и моральное состояние измотанных подразделений, можно судить по записям капитана Мейганда. Вот что он писал о том, как проводилась смена войск: «В низком тесном блиндаже сидит капитан X. с офицерами своего батальона. На их лицах тупое безразличие. Они настолько измотаны боями, что едва ли радуются тому, что их из этого дерьма вызволяют. Русский сидит в 30 м от блиндажа и уже перестрелял много людей.

Семь наших легких танков стоят вблизи траншей, чтобы обеспечить надежную защиту при обороне.

Смена происходит относительно благополучно. Но остальная ночь очень неспокойна. Русский сидит перед нами с танками. В нашем блиндаже, который наполовину разрушен, земляной пол застлан сырой соломой. Мы ужасно мерзнем. Ночью я не выдерживаю и, чтобы не задохнуться, выхожу на свежий воздух. На пути к выходу из блиндажа перешагиваю через лежащих товарищей. Солдатами землянка набита битком, и все они омерзительно пахнут».

Смена прошла благополучно. 468-й пех. полк должен был на 21.11 занять северный участок. Оттуда было выведено большое количество различных подразделений, которые потеряли боеспособность. С участка, занимаемого 488-м пех. полком, были выведены части 17-й пех. дивизии. Но остались в подчинении 488-го пех. полка 263-й танковый разведбатальон, 192-й батальон штурмовой артиллерии, взвод танков 59-го танкового батальона, а также несколько подразделений артиллерии и зенитных пушек.

Командование дивизии было потрясено тем, насколько противник сумел забрать в свой руки инициативу.

Из дневника лейтенанта Шнабеля, запись 20–21.11.41.: «Еще 20.11.41. 488-й пех. полк сменил ослабленные части 260-й пех. див. и 17-й пех. див. В этот день на дороге я встретил многих своих товарищей, они маршируют к передовой. Среди них лейтенант Матиус и Вер, обер-лейтенант Ламмер. Ламмер выглядит очень плохо, жалуется на боли в желудке… Но, несмотря на это, он не теряет чувство юмора. Сегодня ранним утром отправились к передовой танки. Это части 27-го танкового полка, 6 танков, оснащенных 2,5-см зенитными пушками.

21 нояб. около 14 ч прибыло танковое подразделение, чему мы очень удивлены. Майор танк. в. в черном подошел к нашему командиру и говорит, что 27-й танковый полк будет обеспечивать нашу поддержку и уничтожать танки противника. Офицеры-танкисты настоящие франты. Безупречная форма. Свежевыбритые, вымытые. Курят хорошие сигареты.

22.11. Ко мне подходит полковник Грайнер со сверкающим Рыцарским крестом. Вокруг него всегда много офицеров. Батальон 499-го пех. полка выдвинут на левый рубеж 488-го полка.

22.11. Генерал Штраубе отдал приказ защищать рубеж между Кременками (260-я пех. див.) и опушкой леса западнее Сенятино (137-я пех. див.) Разграничительная линия – улица Кременки – Малеево – восточная окраина Малеево – дорога Малеево – Высокое, 500 м южнее Сенятино – опушка леса западнее Сенятино – дорога на Высокое.

Были введены: 488-й пех. полк – от Кременок до Малеева;

499-й пех. полк – под Малеево;

468-й пех. полк – юго-западнее Воронцовки – Воронино;

268-й артполк заменил артиллерию 260-й и 137-й пехотных дивизий».

Из донесения 268-го артполка: «21.11 утром в 4 ч. Отправление. Улицы сильно замерзшие и ухабистые. Холодный ветер со снегом. Смена прошла без происшествий. В 16 ч. подразделение уже было готово к бою. Холодная ночь в плохих блиндажах. Враг сражается стойко и ожесточенно, при поддержке тяжелых танков».

Новая дивизия конечно же не имела представления о положении противника перед своим новым фронтом. Кроме всего прочего, создавалось впечатление, что до этого русские пользовались своим преимуществом перед ослабленными соединениями, которые занимали оборону до нас.

25.11 из штаба дивизии пришел приказ провести разведку боем. Попытки наступления были проведены на различных участках, и они снова подтвердили непоколебимую силу наступления нашей дивизии и превосходство немецкой пехоты над русской. Но беспокоило то, что у врага было преимущество в танках и реактивных установках («катюши»), а также в специальном снаряжении и оснащении для ведения боевых действий в условиях зимы.

Из боевого донесения о наступлении 25.11.41: «Два взвода XIII корпуса, усиленные взводом XII корпуса, разведотряд штаба корпуса предприняли вылазку на левом фланге (северная окраина Малеево). В 7 ч 20 мин после артподготовки, произведенной тяжелой артиллерией, один взвод пошел в атаку при поддержке 3 самоходных орудий на опушку леса в 250 м северо-восточнее Малеева. За ним последовал второй взвод, а на расстоянии 150 м взвод охраны. Русские, которые находились на своей позиции на опушке леса, сдались без сопротивления. Но при этом было замечено, что основная часть русских отошла в северном направлении. Оба взвода обошли противника с фланга и вышли к дороге Малеево – Екатериновка. Здесь русские оказали ожесточенное сопротивление и были подавлены только в ближнем бою. Последних уничтожили гранатами и подрывными зарядами в блиндажах. В общей численности были зачищены около 50 дотов с амбразурами (дерево-земляные оборонительные сооружения).

Оба штурмовых отряда устремились направо до дороге Малеево – Екатериновка в направлении на Екатериновку и без особого сопротивления противника достигли опушки леса юго-западнее Екатериновки.

В сторону Екатериновки был направлен разведотряд. Он был встречен шквальным огнем из всех видов оружия. Огонь велся с обеих сторон Екатериновки. Было принято решение вернуть разведторяд назад. Вскоре с севера на угол леса повел наступление сильно вооруженный легкими и тяжелыми пулеметами отряд противника, угрожая отрезать взводам обратный путь к исходному рубежу. Под прикрытием артиллерии полк смог почти без потерь вернуться на исходный рубеж к 9 ч 20 мин.

Потери этого дня: 4 убитых, 1 тяжело ранен, 4 легко ранены.

Создалось впечатление, что враг имеет прикрытые позиции вдоль опушки леса от Малеева до Екатериновки, которые удерживают до батальона пехоты. В глубине леса в некоторых местах наблюдателями установлено наличие дзотов. Укрепрайон противника у Екатериновки обращен фронтом на юго-запад. Там установлены хорошо оборудованные дзоты с амбразурами, предположительно от 60 до 80 дзотов на 1000 м фронта».

28.11.41. 499-й пехотный полк предпринял более мощную атаку. Целью наступления была юго-западная окраина Екатериновки с переходом в последующий штурм деревни. Атака была поддержана всей артиллерией. Она стоила полку 13 убитыми и 30 ранеными различной тяжести.

Русские, в свою очередь, имея хорошо оборудованные позиции, изо дня в день контратаковали.

Дивизия закрепила свои позиции настолько, что войска могли здесь перезимовать. Сначала казалось, что 4-я армия скоро перейдет в наступление. Но кто видел состояние войск XII и XIII корпусов, понимал, что здесь, на этом участке фронта, не может быть никакого наступления. Тем более что танки Гудериана тоже больше не продвигались вперед.

4 дек. Левый фланг 4-й армии все еще пытался продолжать сомнительное наступление. После незначительных успехов мы снова вернулись на исходные позиции.

6 дек. наступление окончательно было приостановлено. Мы поняли, что мечта о захвате Москвы в этом году похоронена. Русские похоронили нашу мечту возле таких небольших деревень, как Малеево и Екатериновка.

Однако группа армий «Центр» к этому времени настолько истощила свои силы, что переход к обороне на достигнутом рубеже был невозможным. Настроение у командования дивизии в эти дни было довольно подавленным. Снова и снова, письменно и устно, командиры в своих донесениях сообщали с передовой линии о чрезмерном перенапряжении войск. Командование не хотело видеть эти донесения. Создалась такая ситуация, когда стало совершенно очевидным, что необходимо как можно скорее прекратить изматывающие атаки и начать отход на тыловые позиции, пока русские со всей ясностью не поняли, что мы уже не можем дальше наступать.

У соседей происходило то же самое. Их постоянно атаковали. Это была постоянная критическая ситуация, и ей не было конца.

В середине декабря, наконец, началась подготовка к отходу на тыловую позицию в районе Калуги.

На рассвете 17 декабря русские смогли прорваться северо-западнее Кременок. Но дальнейшее продвижение врага было приостановлено благодаря вводу разведподразделения 268-й пехотной дивизии. Сильно ослабленный 460-й пехотный полк 260-й пехотной дивизии больше не мог удерживать свою позицию.

18.12.41. 268-я пех. дивизия получила приказ снова зачистить позицию у Кременок.

Любой отход командование было склонно расценивать как уклонение от боя со всеми вытекающими отсюда последствиями. Никто из тех, кто отдавал приказы, не хотел понимать, в каком состоянии войска, которым такие приказы отдавались. Метель, вьюга, снежный покров с каждым днем становился все выше. Каждое передвижение давалось с великим трудом.

Русские впервые продемонстрировали действия своих лыжных подразделений. Лыжники атаковали нас то там, то там, везде! Сознание того, насколько мы плохо оснащены и экипированы, угнетало еще больше. Солдаты были вынуждены спасаться от холода добытым в деревнях тряпьем.

Но наверху это никого не беспокоило. Вместо танков и артиллерии нам присылали новые и новые приказы о прочесывании местности. В качестве пополнения на фронт присылали молодежь. Никто не знал, умеют ли они стрелять, эти новобранцы, прибывшие из стройбата.

Не улучшил настроение и призыв фюрера от 19.12.41.

Наши позиции под Кременками были настолько хрупки, что мы постоянно ожидали прорыва русских. Все чаще умирали от переохлаждения солдаты, которые должны были подолгу находиться на морозе.

Прибывшие на самолетах части СС смогли кое-как закрыть 52-км брешь. Полк СС, прибывший из Кракова (Польша), был подготовлен для ведения боевых действий в зимних условиях. Меховые сапоги, меховые куртки делали бои в открытой местности намного легче.

Библиография

Бок Федор фон.«Я стоял у ворот Москвы». Дневник командующего группой армий «Центр». М., 2009.

Бауэр Гюнтер.Смерть сквозь оптический прицел. Мемуары немецкого снайпера. М., 2009.

Бишоп Крис.Немецкая пехота Второй мировой войны. 2009.

Гальдер Франц.Военный дневник 1941–1942. М., 2003.

Гудериан Гейнц.Воспоминания солдата. М.: Ростов-на-Дону, 1998.

Калужская застава. Калуга, 2005.

Карель Пауль.Восточный фронт. М., 2003.

Кершоу Роберт.1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо Железных. М., 2010.

Краснов В. Г.Неизвестный Жуков. Лавры и тернии полководца. М., 2000.

Лопуховский Л. Н.Вяземская катастрофа 41-го года. М., 2006.

Михеенков С. Е.Армия, которую предали. Трагедия 33-й армии генерала М. Г. Ефремова. М., 2010.

Михеенков С. Е.В донесениях не сообщалось. М., 2009.

Невзоров Б. И.Московская битва: феномен Второй мировой. М., 2001.

Ненахов Ю. Ю.Войска спецназначения во Второй мировой войне, Минск, 2000.

От Москвы до Эльбы по фронтовым дорогам… М., 1995.

Панков Д. Д.С верой в победу. М., 2000.

Рейнхардт Клаус.Поворот под Москвой. М., 2010.

Хаапе Генрих.Оскал смерти. 1941 год на Восточном фронте. М., 2009.

Хаупт Вернер.Битва за Москву. Первое решающее сражение Второй мировой 1941–1942. М., 2010.

Шапошников Б. М.Битва за Москву. М., 2009.

Иллюстрации

1-й гвардейский артиллерийский полк РГК. Красноармейцы, отличившиеся в боях, у своего гвардейского знамени. Западный фронт, зима 1942 г.


Группа разведчиков 1-го гвардейского кавалерийского корпуса генерала П. А. Белова. На переднем плане старший лейтенант А. Гадов и политрук Беловодский


Советская артиллерия ведет огонь в районе с. Недельное


В подразделение пришел свежий номер армейской газеты «За Советскую Родину». Район Серпухова, ноябрь 1941 г.


Советская конница в атаке


Зенитчики на боевом посту. 49-я армия, февраль 1942 г.


Минометчики 60-й стрелковой дивизии


Артиллеристы 194-й стрелковой дивизии выкатывают орудие на огневую позицию. 17 декабря 1941 г.


Читка свежих газет в перерыве между боями. Западный фронт, зима 1941/42 г.


Советские бойцы в атаке. Западный фронт, зима 1941/42 г.


Партизаны получают задание


Партизаны на марше. Подмосковье, 1941 г.


После боя. Подмосковье, 1941 г.


Привал. Особое партизанское соединение. Подмосковье, 1941 г.


Постановка задачи партизанскому отряду. Подмосковье, ноябрь 1941 г.


Партизаны на рекогносцировке местности. Подмосковье, 1941 г.


Оборона Серпухова, Тарусы, Алексина и восточного берега Оки, ноябрь 1941 г. Здесь и далее схемы боевых действий приводятся по книге «Разгром немецких войск под Москвой» под ред. Б. М. Шапошникова (М., 1943).


Контрнаступление советских войск под Каширой, ноябрь 1941 г.


Наступление советских войск на левом берегу Оки, декабрь 1941 г.


Переход Оки советскими частями на участке Алексин – устье р. Протва, декабрь 1941 г.


Фронт советских войск к югу от Оки, декабрь 1941 г.


Артиллеристы отрабатывают боевой приказ. Западный фронт, зима 1941/42 г.


Командование 194-й стрелковой дивизии. Сидит 3-й слева командир дивизии полковник С. И. Иовлев, стоит сзади – комиссар дивизии полковой комиссар К. Н. Мамардашвили


Командир 160-го кавалерийского полка майор А. В. Князев докладывает комкору генералу П. А. Белову боевую обстановку на участке полка. Район Серпухова, ноябрь 1941 г.


Командир 5-й кавалерийской дивизии генерал В. К. Баранов и комиссар дивизии полковой комиссар Ю. Д. Милославский. Серпухов, 1941 г.


Член Военного совета 49-й армии Г. Брант (слева)


Бойцы и командование 194-й стрелковой дивизии


Командование 49-й армии. Слева направо: командующий артиллерией Н. А. Калиновский, командующий армией И. Г. Захаркин, член Военного совета А. И. Литвинов


Группа партизан и подпольщиков Серпуховского района Московской области: П. В. Дементьев, Н. П. Орлов, В. С. Гусев (председатель городского комитета обороны), В. А. Селезнев, Боборыкин, Н. М. Васильев (секретарь подпольного окружкома партии), Каледин, Н. С. Дроздов, В. Д. Петраков. Январь 1942 г.


Командир 60-й стрелковой дивизии генерал-майор Л. И. Котельников. Погиб 4 октября 1941 г.


Начальник штаба артиллерии 60-й стрелковой дивизии А. Д. Чумаков


Начальник разведки 60-й стрелковой дивизии С. Е. Ощепков


Комиссар 1-го батальона 1285-го стрелкового полка 60-й стрелковой дивизии А. С. Горшков


Командир стрелкового батальона 1283-го стрелкового полка 60-й стрелковой дивизии Я. А. Филимонов. Убит под дер. Малеево 20 декабря 1941 г.


Заместитель командира 60-й стрелковой дивизии по тылу П. Л. Холодный


Командир 60-й стрелковой дивизии (с 17 ноября 1941 г.) М. А. Зашибалов


Комиссар 60-й стрелковой дивизии Н. Ф. Каторгин


Начальник штаба 60-й стрелковой дивизии В. А. Калачев


Бывший начальник штаба 17-го гвардейского стрелкового полка, начальник штаба 5-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии полковник Я. В. Чернов


Командир 238-й стрелковой дивизии полковник Г. П. Коротков


Командир разведвзвода 954-го стрелкового полка 194-й стрелковой дивизии Г. М. Солдатов



Разбитая немецкая техника. Район Серпухова. Зима 1941/42 г.


Наспех захороненный оккупант. Район Серпухова, 1941 г.


Типичная картина. Разрушенное в ходе боев село Крапивка. Западный фронт, 1941 г.


Командарм 2-го ранга (с июня 1940 г. – генерал-лейтенант) И. Г. Захаркин. В 1941 г. – командующий 49-й армией

Назад к карточке книги «Серпухов. Последний рубеж. 49-я армия в битве за Москву. 1941»

itexts.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.