Содержание

немецкий PzKpfw V, характеристики и недостатки, как выглядит, внутри, камуфляж, история создания

Эта боевая машина — возможно, самый известный танк нацистской Германии. Далеко не каждый вспомнит Pz.IV, прошедший всю войну, зато танки с “кошачьими” именами известны повсеместно. При этом за Pz.V закрепилась и репутация самого неоднозначного танка рейха.

В то время, как “Тигр” остался в памяти, как несокрушимое грозное оружие, за “Пантерой” закрепилась репутация танка потенциально мощного, но фактически — капризного и ненадёжного. Она так и не стала основным танком Панцерваффе, а надежды на то, что в каком-то из сражений она сможет сыграть решающую роль, так и не оправдались.

Содержание статьи

История создания

Перед нападением на Советский Союз основу бронетанковых сил Третьего Рейха составляли средние танки Pz.35(t), Pz.38(t) а также Pz.III и IV. Они проявили себя неплохими машинами, подвижными и надёжными. Но после боёв с французскими B-1 и британскими “Матильдами” было очевидно — их вооружение малоэффективно в борьбе с противоснарядным бронированием. Не вызывала сомнений и недостаточная защищённость немецких машин.

Немцы знали о наличии у Советского Союза тяжёлых танков КВ. Но в 1941 году ещё можно было рискнуть и попытаться повторить блицкриг, исходя из надежд на небольшое количество таких машин в Красной Армии. Эти надежды не оправдались. Мечты о скорой победе растаяли, война начала затягиваться. Более того, ряды РККА стремительно пополнялись танками Т-34, не уступающим КВ по огневой мощи и защите. В такой обстановке и начали разрабатывать «достойный ответ» советской технике.

В 1942 году «ответ» материализовался. Фирма “Даймлер-Бенц” не просто создала свой образец с учётом опыта встреч с Т-34 — даже внешне их прототип напоминал советский танк. Фюрер склонялся к одобрению именно этого варианта, но в итоге предпочтение отдали разработке фирмы MAN. Весной 1943 года стартовало серийное производство танка, получившего полное название Panzerkampfwagen V Panther.

Первая серия “Пантер” получила индекс Ausf.D.

Следующая версия, с обозначением Ausf.A, появилась осенью 1943 года. Их башня лишилась пистолетных амбразур и бокового лючка, командирскую башенку унифицировали с узлом от “Тигра”. Прицел TZF-12 уступил место упрощённому варианту TZF-12А. Бугельная установка курсового пулемёта оказалась неэффективной, и её заменили привычной для танкистов шаровой. Ранние машины Ausf.A выпускались с бугельной стрелковой установкой.

Весной 1944 года освоили, фактически, последнюю серию — Ausf.G. Она же стала и самой массовой. У этих «Пантер» увеличили толщину бортов, убрали лобовой лючок механика-водителя, маску орудия изменили, уменьшив вероятность рикошета (при удачном попадании) в крышу.

Осенью 1944 года намечали пустить в производство модификацию Ausf. F. Для неё подготовили корпус с усиленной бронёй и башню нового типа, известной как “Schmalturm” («тесная башня»). До весны 1945 года не удалось даже построить законченный прототип.

До стадии испытаний не было суждено дойти и танку “Пантера 2“. Это был, фактически, уменьшенный “Тигр 2” с облегчённой бронёй и “тесной башней”. Образец, со штатной башней “Пантеры G”, захватили американцы.

Устройство танка

“Пантера” — первый танк Вермахта, в конструкции которого применили наклон бронелистов под рациональными углами. Верхняя лобовая плита толщиной 80мм, наклонённая под углом в 550, давала надёжную защиту даже от снарядов калибра 85мм (кроме подкалиберных). Верхняя часть борта имела толщину 40 мм при угле наклона в 400. Нижняя часть наклона не имела, но полностью закрывалась катками ходовой части и стальными экранами.

Такая броня должна была дать защиту от советских противотанковых ружей, но случаи пробития всё-таки отмечались.

Кормовой лист, тоже 40 мм, имел наклон в 290, причём наклонён был наружу, затрудняя поражение с воздуха. На “Пантере” серии G толщину верхнего бронелиста увеличили — она достигла 50 мм, угол наклона уменьшился до 300.

Башня — также из катаной брони, листы соединялись сваркой. Поворот башни — с помощью гидропривода, питающегося через устройство отбора мощности. Вспомогательный ручной привод позволял наводить орудие при отказе гидропривода.

Толщина лба башни ранних “Пантер” достигала 100 мм, но почти не имела наклона (всего 120), и обеспечивала меньшую, чем лоб корпуса, защиту. Толщина бортовых и кормовых листов башни — 45 мм. “Пантера” серии G получила новую башню с усиленным лбом толщиной в 120 мм, а “тесная башня” серии F имела защиту в 60мм «по кругу» (лобовая броня осталась прежней толщины — 120 мм).

Механик-водитель и стрелок-радист сидели в носу корпуса, по сторонам от картера трансмиссии. В башне по левую сторону от орудия находился наводчик, справа — заряжающий, а корма башни отводилась командиру. На предсерийных “Пантерах D1” с однокамерным дульным тормозом на борту башни имелся выступ-прилив под смещённую командирскую башенку. Последующие модели получили улучшенный дульный тормоз, башенку сдвинули к центру и убрали прилив.

Основным вооружением всех серийных вариантов “Пантеры” была пушка KwK 42 калибра 75 мм. Несмотря на небольшой калибр, это было очень грозное оружие. От ранних орудий KwK 40 его отличала увеличенная длина ствола — 70 калибров против 40.

При использовании стандартного бронебойного каморного снаряда Pz.Gr 39\42 орудие пробивало 160 мм брони с дистанции в 500 метров.

Такая пробиваемость — выше, чем у более мощного 88мм орудия KwK 36. Она позволяла уверенно поражать любые танки противника.

Подкалиберный снаряд Pz.Gr 40\42 позволял пробить броню свыше 200 мм толщиной. А небольшой калибр пушки считался достоинством, позволяя увеличить скорострельность, возимый боекомплект, и монтировать орудие в небольшой по габаритам башне. Орудие имело электрический запал, пороховые газы из ствола высасывал компрессор.

Противопехотным оружием служили два пулемёта MG-34. Один — курсовой, управляемый стрелком-радистом. Второй — спаренный с пушкой. На башенках «Пантер» серий A и G предусматривался зенитный пулемёт (MG-34 или MG-42). Также поздние серии оснащались мортирками для постановки дымовых завес, которые при условии применения осколочных гранат можно было использовать для обороны от пехоты.

Двигатель и трансмиссия

Все варианты “Пантеры” оснащались двигателем “Майбах” HL230. Это был карбюраторный 12-цилиндровый мотор объёмом в 23 литра. Блок цилиндров и головки отливались из чугуна, питание осуществлялось четырьмя двухкамерными карбюраторами типа “Солекс”. Камеры в карбюраторах включались последовательно — до 1800 об/мин, в каждом карбюраторе работала только одна камера. Для работы зажигания применялись два магнето.

При 3000 об/мин мотор развивал 700 л.с, но на таких оборотах он быстро перегревался. Поэтому инструкции предписывали не превышать 2600 оборотов в минуту. Мощность при этом составляла 600 л.с.

Моторное отделение выполнялось водонепроницаемым для облегчения преодоления бродов. Недостатком такого решения оказалась недостаточная вентиляция отсека, повышающая вероятность перегрева двигателя. Безопасность экипажа обеспечивали огнеупорные переборки, разделяющие моторный и боевой отсек. Размещение баков с горючим в корме выгодно отличало «Пантеру» от Т-34 с баками в отделении экипажа.

Все «Пантеры» получили 7-ступенчатую коробку передач ZF AK 7-200.

КПП соединялась с главным фрикционом карданной передачей и была полуавтоматической — при смене позиции рычага переключения автоматически выжималось сцепление, и включалась нужная пара шестерён. Планетарный механизм поворота был с КПП единым агрегатом. Управление танком облегчали приводы, оснащённые гидравлическими сервоприводами.

Ходовая часть танка — системы Книпкампа, катки в ней располагались в шахматном порядке. Фактически сплошной ряд катков давал высокую плавность хода и проходимость — равномерно распределяя давление на грунт. Оборотной стороной была сложность в производстве и ремонте, а опыт эксплуатации показал — в распутицу промежутки между катками легко забивались грязью.

Подвеска Pz.V — торсионная, на переднем и заднем катке дополнительно ставили гидравлические амортизаторы. Позже в порядке упрощения задние амортизаторы устанавливать перестали.

Прочее оборудование

Бинокулярный прицел TZF-12 первых “Пантер” имел фиксированную кратность — 2.5х при поле зрения в 30°. Упрощённый (за счёт упразднения левой трубы и превращения в монокулярный) прицел TZF-12A получил переменную кратность — от 2,5× до 5×, поле зрения при этом составляло 30° или 15°.

Командирские “Пантеры” имели дополнительные радиостанции, занимающие место некоторой части боеукладки.

В 1944 году произвели 63 “Пантеры” с приборами ночного видения. Инфракрасный прожектор и прибор наблюдения на командирской башенке дали возможность ночью наблюдать местность на расстоянии до 200 м.

Для ведения ночного боя цели предполагалось подсвечивать мощным инфракрасным прожектором на шасси бронетранспортёра. С сентября 1943 года на танки наносилось покрытие «циммерит», защищающее от магнитных мин. Через год такая практика прекратилась.

Тактико-технические характеристики в сравнении с танками противника

В таблице приводятся характеристики наиболее совершенных модификаций — как “Пантеры”, так и аналогов, в том числе — её прямого предшественника Pz. IV.

В таблице приведены ТТХ только средних танков, но советская классификация военного времени считала «Пантеру» тяжёлым танком.

  Pz.Kpfw.VAusf.G Pz.Kpfw.IVAusf.H M4A3(76)W HVSS Т-34-85 обр. 1944 г “Комета” (А34)
Длина с пушкой, м 8,6 7,02 7,54 8,10 7,6
Ширина, м 3,2 2,88 3,0 3,0 3,0
Высота, м 2,99 2,68 2,97 2,72 2,68
Боевая масса, т 44,8 25,7 33,6 32,0 33
Лоб корпуса, мм 80/55° 80 64/47° 45/60° 76
Борта и корма корпуса, мм 50/ 30° — 40/30° 30-20 38 45-40/40° 32
Лоб башни, мм 110/10° 50 64…89 90 102
Борта и корма башни, мм 45/25° 30 51 52-75 63-57
Пушка 75-мм KwK.42 L/70 75-мм KwK.40 L/48 76-мм M1 85-мм С-53 76-мм QF 77
Пулемёты 2 × 7,92-мм MG-34 2 × 7,92-мм MG-34 1 × 12,7-мм M2HB, 2 × 7,62-мм M1919A4 2 × 7,62-мм ДТ 2 x 7,92 BESA
Боекомплект, выстрелов/патронов 81/4500 87/3150 71/600 + 6250 60/1890 61/5175
Двигатель Бензиновый 12-цилиндровый Maybach HL 230P45, 600 л. с. Бензиновый 12-цилиндровый Maybach HL 120TRM, 300 л. с. Бензиновый 8 цилиндровый V-образный «Форд» GAA, 450 л. с. 12 цил. V образный дизель В-2, 500 л. с. Бензиновый 12-цилиндровый Rolls-RoyceMeteor, 600 л.с
Максимальная скорость по шоссе, км/ч 55 38 42 54 47
Запас хода по шоссе, км 250 210 160 300 200

Цифры свидетельствуют — “Пантера” по подвижности не уступала танкам противника, а по защите фронтальной проекции — превосходила. Но Pz.V существенно тяжелее аналогов (что и давало повод относить его к тяжёлым танкам). Стоит учитывать наличие на “Шермане” стабилизатора орудия, позволяющего вести огонь с ходу.

Боевое применение

Pz.V считались настолько важными для готовящегося наступления на Курской дуге, что начало боя даже откладывали, стремясь собрать в войсках больше “Пантер”. В бою машины уничтожали любые советские танки, их лобовая броня не пробивалась 76 милиметровыми советскими орудий. Но надёжность танка оказалась неприемлемо низкой. Только при выдвижении 10-й танковой бригады на исходные позиции четверть “Пантер” вышла из строя, сломавшись.

В последующих боях 1943 года “Пантеры” продолжали проявлять себя, как мощные в бою, и ненадёжные в эксплуатации. Максимальное количество танков — 522 машины — удалось собрать на Восточном фронте к летней кампании 1944 года. Проблемы с надёжностью в этот период официально считались устранёнными.

В том же 1944 году “Пантеры” пошли в бой в Италии. Там их дебют тоже не принёс ожидаемого успеха — из 62 машин 1-го батальона 4-го полка за дни боёв осталось только 13 боеспособных.

При высадке в Нормандии “Пантеры”, с одной стороны, стали неприятной неожиданностью для англо-американских сил. Встретить ожидалось, как в Италии, небольшое количество Pz.V, в составе отдельных батальонов. На практике оказалось — почти половина из немецких танков в Нормандии — “Пантеры”. Но на стороне союзников были численное превосходство и господство в воздухе, а немцам в очередной раз часто приходилось бросать на поле боя сломавшуюся технику.

Когда шло контрнаступление в Арденнах “Пантеры” вновь доказали свою эффективность на открытой местности, страдая от тяжёлых потерь в городских боях.

Эпизодически трофейные “Пантеры” (под обозначением T-5) применяла Красная Армия. Вооружение танков оценивалось высоко, и, в целом, применялись они успешно. При этом отмечались сложность в эксплуатации и ремонте, а также необходимость применения высококачественного авиабензина.

Оценка проекта и след в истории

Если составлять мнение о “Пантере” по отзывам танкистов, можно сделать следующий вывод. Очень удачный проект подвела реализация. В авральных условиях конструкторы создавали новый, современный танк, почти не имеющий преемственности с освоенными в производстве машинами. Да ещё и насыщенный передовыми по тем временам техническими решениями. В такой обстановке большое количество “детских болезней” — ожидаемый результат.

Дополнительные проблемы создал ставший к 1943 году ощутимым недостаток сырья, а всеобщая мобилизация, лишая предприятия квалифицированных рабочих, вынудила использовать труд военнопленных и рабочих из оккупированных стран.

По сей день мнения о ценности “Пантеры” расходятся. Согласно одной гипотезе, немцам стоило выпускать больше “Пантер”, отказываясь от производства разорительного для экономики “Королевского Тигра”. По другой версии — от самих “Пантер” следовало отказаться в пользу отработанных и неприхотливых Pz. IV.

При всём новаторстве конструкции «Пантеры» на послевоенное танкостроение влияния она почти не оказала. Некоторое сходство с ней имел французский танк AMX-50, но в серию он не пошёл.

Недолгой была и послевоенная карьера сохранившихся «Пантер».

До пятидесятых годов они стояли на вооружении в Румынии. Во Франции «Пантеры» использовали до 1947 года, пока не было восстановлено собственное производство танков. После этого оставшиеся «Пантеры» остались только на полигонах и в музеях. Гораздо большее распространение, чем в жизни, танк получил в компьютерных играх на тему танковых сражений. В первую очередь это, конечно, WarThunder и WorldofTanks.

Выводы

Если бы “Пантера” была создана в мирное время — у неё были бы все шансы стать основой танковых сил Германии на многие годы вперёд. Появись этот танк чуть раньше, когда немецкая промышленность ещё могла обеспечивать качество продукции — и в его боевой ценности никто бы не усомнился.

Возможно, ей удалось бы стать предком нового семейства бронетехники. Но случилось так, как случилось. «Пантера» не смогла переломить ход ни одной из битв Второй Мировой.

После войны немногочисленные эксплуатанты избавлялись от этих танков при первой возможности. В конечном итоге, “Пантера” осталась в истории, как сильный и опасный враг. Но надёжного и незаменимого союзника из неё не получилось.

Видео

warbook.club

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.A. Тяжёлый танк «Пантера». Первая полная энциклопедия

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf.A

В феврале 1943 года, ещё в самом начале выпуска танков «Пантера» Ausf.D, было принято решение об изменении конструкции командирской башенки. Предполагалось её изготавливать литой, при этом увеличить толщину брони до 100 мм и вместо смотровых приборов устанавливать перископы. Чертежи новой башенки планировалось предоставить компаниям, вовлечённым в производство танка, к 27 февраля 1943 года. Однако сильно затянувшееся освоение в производстве модели Ausf.D, большое количество недостатков новой машины и необходимость скорейшего их устранения отодвинули на задний план внедрение новой командирской башенки. Тем не менее уже летом 1943 года было принято решение — начиная с серийной «Пантеры» № 851 устанавливать на них изменённую башню — без люка в левом борту, с командирской башенкой новой конструкции, монокулярным прицелом и некоторыми другими доработками. Кроме того, опыт первых боёв показал необходимость монтажа пулемёта в лобовом листе корпуса в шаровой установке. Эта модификация (с изменённой башней и шаровой установкой в лобовом листе) получила обозначение «Пантера» Ausf.А.

Общий вид башни «Пантеры» Ausf.А с новой (по сравнению с модификацией Ausf.D) командирской башенкой (ВШ).

К производству таких машин первой приступила фирма MNH, сдавшая в августе 1943 года три первых «Пантеры» Ausf.А, в сентябре к ней присоединились MAN, Daimler-Benz и DEMAG (последнюю подключили к программе по «Пантере» вместо фирмы Henschel, которая в сентябре 1943 года прекратила производство этих танков).

Как уже говорилось, «Пантера» Ausf.А отличалась от Ausf.D прежде всего доработанной конструкцией башни. Так, на Ausf.А монтировалась командирская башенка новой конструкции — она отливалась в виде одной, довольно массивной, броневой детали. Башенка имела семь отверстий для установки перископов, которые сверху защищались п-образными броневыми козырьками. Для посадки экипажа имелся выпуклый люк, который при открытии сдвигался в сторону. Внутри командирской башенки устанавливалась шкала азимутального указателя (для ускорения наводки орудия на цель), имевшая деления, подобные часовому циферблату от 1 до 12. Шкала вращалась вместе с башней. Аналогичная шкала (с делениями от 1 до 12) монтировалась слева от наводчика, что позволяло более оперативно наводить орудие на цель.

Подлежал замене и прицел — вместо бинокулярного TZF 12, стоявшего на модели Ausf.D, предполагалось использовать монокулярный TZF 12а. Это повлекло за собой уменьшение угла вертикальной наводки орудия до +18 градусов (против 20 на Ausf.D).

Кроме того, на «Пантере» Ausf.А установили новый гидравлический привод поворота башни B?hringer Sturm L4S с переменной скоростью, заменивший односкоростную систему, использовавшуюся на модели Ausf.D. Также была модернизирована система продувки ствола воздухом после выстрела.

Вид изнутри на установку 75-мм пушки в башне танка «Пантера» Ausf.А. Справа видна трубка вентилятора для отведения пороховых газов из гильзосборника (ЯМ).

Общий вид на нижнюю часть башни танка «Пантера» Ausf.А. Справа сверху виден насос для отведения пороховых газов (ЯМ).

Для улучшения наблюдения за полем боя в крыше башни у правого борта появился перископ для заряжающего, закрытый броневым п-образным кожухом. Также, помимо большого люка в левом борту башни, подлежали ликвидации люки-пробки для стрельбы из личного оружия в бортовых и кормовом листе. Вместо них в крыше устанавливалось N?hverteidigungswaffe (оружие ближнего боя) — с его помощью можно было выстреливать 90-мм «прыгающие» мины, которые, взрываясь над танком, поражали находившуюся в мёртвой зоне «Пантеры» пехоту противника. Однако из-за недостатка N?hverteidigungswaffe их стали устанавливаться на «пантеры» лишь с марта 1944 года, да и то не на все машины сразу. Из-за этого на многих танках модификации Ausf.A, собранных в феврале и марте и имевших в крыше башни отверстие для установки оружия ближнего боя, приходилось закрывать его круглой броневой пластиной, закреплённой четырьмя болтами.

Вид на механизм отбора мощности (от карданного вала двигателя) для вращения башни. Слева и справа расположены аккумуляторные батареи, над днищем танка видны торсионы (ВШ).

Для «Пантеры» Ausf.А была несколько изменена технология изготовления самой башни — стык переднего и боковых листов выполнялся в виде «шип — паз», но с прямыми вырезами в отличие от вырезов «ласточкин хвост», как на модели Ausf.D. Кроме того, края боковых неподвижных стенок маски пушки «загнули» внутрь под новое уплотнение маски. Помимо этого, на погоне башни предполагалось установить дополнительное подпружиненное уплотнительное кольцо, предотвращающее попадание воды в машину при преодолении водных преград.

Танк «Пантера» Ausf.А первых выпусков, с установкой бинокулярного прицела и лючком для стрельбы из пулемёта в лобовом листе корпуса. Зима 1944 года (РГАКФД).

Советский офицер осматривает брошенную «Пантеру» Ausf.А первых выпусков. Район Умани, весна 1944 года. На борту башни закреплены запасные траки (АСКМ).

Однако, как это было и при производстве «Пантеры» Ausf.D, указанные выше изменения вносились в конструкцию танка по готовности чертежей и отработке технологии выпуска. Поэтому первые «пантеры» Ausf.А отличались от модели Ausf.D лишь отсутствием люка в левом борту башни и новой командирской башенкой с семью смотровыми приборами.

Так, новый монокулярный прицел TZF 12a начал монтироваться на Pz.V Ausf.А лишь в конце ноября 1943 года — именно в это время компания Leitz (а она являлась единственным изготовителем этих прицелов) прекратила поставки прицелов TZF 12 и начала отгрузку TZF 12a. Например, достоверно известно, что «Пантера» с номером шасси 120506, изготовленная фирмой MAN в первых числах декабря, имела третий серийный образец нового монокулярного прицела. Первые серийные машины с TZF 12a ещё имели маску пушки с двумя отверстиями для монтажа бинокулярного прицела, при этом одно из отверстий (наружное) заваривалось броневой пробкой. Кроме того, широкий водосток, предназначенный для того, чтобы закрыть оба отверстия, постепенно заменялся полукруглым, защищавшим лишь одно отверстие для прицела.

Впоследствии в серию пошли орудийные маски с одним отверстием для монтажа TZF 12a.

Общие виды танка «Пантера» Ausf.A.

Продольный разрез танка «Пантера» Ausf.A.

Практически одновременно с введением нового прицела в серию пошли корпуса с шаровой установкой пулемёта со сферическим бронеколпаком (kugelblende) в лобовом листе корпуса — такие «пантеры» начали отгружать с заводов-изготовителей в конце ноября — начале декабря 1943 года. Одновременно с этим был ликвидирован смонтированный в крыше корпуса перископ стрелка-радиста, служивший для наблюдения вперёд по курсу движения танка. Этот прибор оказался не нужен, так как в распоряжении стрелка-радиста теперь имелся прицел K.Z.F.2 для наведения пулемёта на цель.

Советские бойцы у брошенной «Пантеры» Ausf.А первых выпусков (тот же танк изображён на предыдущем фото). Район Умани, весна 1944 года (АСКМ).

Некоторые изменения были внесены и в конструкцию корпуса «Пантеры» Ausf.А. Так, крепление листа крыши корпуса к бортам, которое до этого выполнялось шпунтованным, отменялось. Теперь лист крыши имел ровный край. Но из-за того что заводы, выпускавшие бронекорпуса «пантер», имели довольно большой задел бронедеталей, на введение в серию такого изменённого соединения бронелистов потребовалось много времени. В результате первая «Пантера» Ausf.А, имевшая лист крыши корпуса с ровными, а не шпунтованными краями, была изготовлена в декабре 1943 года. Более того, часть бронекорпусных заводов так и не ввели данное изменение в серию, и вплоть до конца производства модификации Ausf.А эти танки выпускались с листами крыши корпуса, имевшими как прямые, так и шпунтованные края.

Кроме того, часть «пантер» Ausf.А имела лист крыши, изготовленный не из одного, а из трёх сваренных между собой 16-мм бронелистов.

В августе 1943 года бронекорпусные заводы отказались от цементации лобовых листов корпуса, но при этом продолжали производство цементованных 40-мм бортовых листов. От цементации последних окончательно отказались лишь в начале 1944 года.

Были внесены изменения и в конструкцию элементов подвески. Так, с самого начала выпуска «пантер» Ausf.А на них стали устанавливать усиленные опорные катки с 24 болтами для крепления обода. Но, несмотря на это, катки старой конструкции с 16 болтами (иногда их дополнительно крепили ещё 16 заклёпками) использовались до марта 1944 года — заводы не спешили переходить на изготовление новой конструкции, используя в производстве уже имевшиеся заделы и отработанные технологии.

Кроме того, на «пантерах» Ausf.А использовали несколько различных типов балансиров, два варианта бронезащиты бортовых редукторов и два вида отбойников пальцев траков гусениц (первоначально сердцевидная пластина, позже прямоугольная).

Сборка танков «Пантера» Ausf.А на заводе фирмы MAN. На фото хорошо видны балансиры подвески (ЯМ).

На «Пантере» Ausf.А, по сравнению с модификацией Ausf.D, были улучшены условия обитаемости экипажа. Это достигалось установкой в танке системы обогрева боевого отделения в холодное время года (Kampfraumheizung). Для этого в узел левого радиатора устанавливался вентилятор, который вращался в направлении, противоположном направлению вращения вентилятора справа. Этот вентилятор забирал воздух снаружи и, прогоняя его через радиатор, загонял в систему каналов, соединённых с выходным отверстием в противопожарной перегородке моторного отделения. Жалюзи, установленные на выходном отверстии, использовались для управления обогревом.

Однако в результате установки такой системы возникли проблемы с охлаждением левого выхлопного патрубка на кормовом листе — он стал перегреваться.

Сборка танков «Пантера» Ausf.А на заводе фирмы MAN. На корпусе уже смонтированы опорные катки.


Сборка танков «Пантера» Ausf.А на заводе фирмы MAN, вид на лобовой лист корпуса и крышу моторного отделения. Обратите внимание, что корпус машины уже покрыт циммеритом. Судя по наличию антенного ввода на крыше моторного отделения (у стыка с кормовым листом), это командирская машина.

Для устранения этой проблемы с января 1944 года параллельно левой выхлопной трубе устанавливались две дополнительные трубки меньшего диаметра, которые монтировались в отверстия бронекожуха на уровне их основания. Внутри эти трубки соединялись с листовым металлическим кожухом, окружающим левый выхлопной коллектор, восстанавливая, таким образом, путь охлаждающего воздуха за левым коллектором. В результате этот воздух выбрасывался наружу через две дополнительные трубки.

Как видно, установка системы обогрева «Пантеры» привела не только к усложнению конструкции машины, но и ухудшению охлаждения двигателя.

Вид изнутри корпуса на коробку перемены передач и бортовые передачи танка «Пантера» Ausf.А позднего выпуска, с шаровой пулемётной установкой в лобовом листе корпуса (АСКМ).

Ещё одним новшеством, введённым на «Пантере» Ausf.А, стало покрытие танков циммеритом (Zimmerit). Официально это покрытие стали использовать на всех немецких танках и самоходках с последних чисел августа — начала сентября 1943 года; его назначением являлась зашита боевых машин от магнитных кумулятивных мин и гранат. Циммерит наносился в заводских условиях вручную, при помощи шпателя, на все вертикальные и наклонные поверхности корпуса и башни, к которым можно было «примагнитить» кумулятивные заряды.

Циммерит (состав: 40 % сульфата бария, 25 % связующее, 15 % пигмент охры, 10 % древесные опилки (наполнитель) и 10 % сульфид цинка) изготавливали в разных местах и он поступал на танковые заводы в виде мягкой пасты. Перед применением он не требовал добавления растворителя, и с его нанесением легко могли справиться даже рабочие низкой квалификации.

Для увеличения расстояния до стальной поверхности без увеличения массы покрытия инструкции предусматривали рифление циммерита на квадраты с последующим формированием в них гребней (при помощи шпателя). Однако это встречалось только на «пантерах», собранных компанией MAN. Фирмы Daimler-Benz и MNH только проводили линии в циммерите для создания квадратов и затем «загрубляли» их поверхность.

Вид на место стрелка-радиста танка «Пантера» Ausf.А позднего выпуска, с шаровой пулемётной установкой в лобовом листе корпуса. Хорошо видны блоки радиостанций Fu 2 и Fu 5, установка пулемёта с оптическим прицелом (АСКМ).

Здесь хочется сделать небольшое отступление. Как уже говорилось, причина появления циммерита на немецкой бронетехнике — это зашита от магнитных мин и гранат (во всяком случае, об этом написано во всех книгах, где есть упоминание о циммерите). Возникает вопрос — а какие магнитные мины и гранаты имелись на вооружении у Красной Армии и её союзников к сентябрю 1943 года? Ответ простой — НИКАКИЕ. Не было ни в СССР, ни в Англии, ни в Америке таких образцов. Единственное, что имелось на тот момент — это немецкая 3-килограммовая магнитная кумулятивная мина Haft-h4, поступившая на вооружение вермахта в 1942 году. Можно, конечно, предположить, что, разработав подобный образец сами, немцы ждали появления аналогичных мин и от противников. Но неужели немцы не имели представления о том, что имеется на вооружении у их противников? Очень сомнительно. По мнению автора, введение циммерита было связано главным образом с возможностью увеличения стоимости танков, в том числе и «пантер». И в первую очередь в этом были заинтересованы представители промышленности рейха, в частности фирмы, производящие танки. Это позволяло получить и «освоить» дополнительные (и весьма немалые) финансовые суммы, выделяемые руководством рейха на военные заказы. Говоря современным языком, это называется «распил денежных средств». Таким образом, было «не всё прекрасно в Датском королевстве» (то есть в Третьем рейхе). Как говорится, комментарии излишни. К слову сказать, такая ситуация едва ли могла возникнуть в наркомате танковой промышленности СССР и ГБТУ Красной Армии. Конечно, не всё было гладко во взаимоотношениях этих организаций, но чтобы намеренно увеличивать стоимость танков, да ещё в разгар войны — это даже сложно представить.

Совместные испытания танка «Пантера» Ausf.А и трофейного американского танка M3 «Генерал Ли» (виден на заднем плане). 1944 год (ЯМ).

Танк «Пантера» Ausf.А, изготовленный компанией Daimler-Benz в октябре 1943 года. Машина имеет циммеритное покрытие, часть катков старого типа, с 16 болтами (ЯМ).

Помимо циммеритного покрытия, в конструкцию «Пантеры» Ausf.A внесли большое количество других усовершенствований, а ряд деталей и узлов претерпел изменения в ходе производства.

Так, на танках модификации Ausf.А использовалось два варианта броневой крышки, закрывавшей вентиляционное отверстие в крыше корпуса над трансмиссией (под стопором пушки) — большего и меньшего диаметра.

На люки механика-водителя и стрелка-радиста добавили второй стопор с рукояткой изнутри.

Использовалось два разных способа фиксации крышек (пружины и зажимы), установленных на левом борту «пантер» цилиндрических контейнеров для хранения частей шомпола пушки и запасной антенны. Да и способы крепления контейнеров к верхнему бортовому листу корпуса разные фирмы-изготовители применяли разные. Помимо этого, в ходе производства сверху на «цилиндры» стали приваривать секцию металлического уголка. Это делалось для того, чтобы избежать их повреждения — очень часто члены экипажа «пантер» вставали на контейнеры, а последние при этом сильно деформировались.

Часть «пантер» Ausf.А получила буксирное приспособление (оно было разработано для ремонтно-эвакуационной «Бергепантеры»), которое крепилось к кормовому листу днища. Однако эта конструкция оказалась довольно громоздкой, и от неё вскоре отказались. Вместо этого буксирное приспособление стали приваривать к крышке люка моторного отделения на кормовом листе корпуса. Но, как это было со многими другими изменениями в конструкции «Пантеры», введение этого буксирного приспособления в производство затянулось, и они стали появляться на «пантерах» только в феврале 1944 года, да и то не на всех машинах сразу.

Танк «Пантера» Ausf.А, изготовленный фирмой MAN в феврале 1944 года, вид сзади. Хорошо видны две трубки для дополнительного охлаждения левой выхлопной трубы.

Кстати, в ходе производства танков модификации Ausf.А произошло изменение в официальном обозначении танка. Директивой Гитлера от 27 февраля 1944 года вносилось изменение в наименование танка — теперь машина должна была обозначаться просто «Пантера» (Panther), а предыдущий индекс Panzerkampwagen V отменялся.

Следует сказать, что производству «Пантеры» Ausf.А, помимо технических и технологических проблем, мешали и проблемы иного рода — это весьма непростые отношения между военными, рейхсминистерством вооружений и фирмами-производителями. С самого начала разработки и производства «пантер» между всеми этими организациями не раз возникали различные недопонимания, каждая из них пыталась по многим вопросам навязать своё мнение, при этом «перетягивая одеяло» на себя. Естественно, в условиях войны такое отношение отражалось на выпуске танков весьма негативным образом.

Схема действия двух трубок для дополнительного охлаждения левой выхлопной трубы, устанавливаемых на танках «Пантера» Ausf.А и самоходках «Ягдпантера».

Так, в сентябре 1943 года рейхсминистерство вооружений и военной техники обвинило фирму MAN в том, что та начала производство не доработанного танка «Пантера». В ответ на это 2 октября «мановское» руководство переложило всю вину на рейхсминистерство, сообщив, что последнее «отказалось от предварительных испытаний опытных образцов и изготовления танков предсерийной партии». По мнению инженеров MAN, эти ошибочные решения и повлекли за собой все технические и технологические проблемы, возникшие при организации серийного выпуска «пантер».

Кроме того, в своё оправдание «мановское» руководство сообщало, что их фирма не только была первой, начавшей производство нового танка, но и взяла на себя основную ответственность за устранение выявленных недостатков не только у себя, но и на предприятиях других фирм, участвовавших в программе «Пантера».

Общий вид и вид справа танка «Пантера» Ausf.А, изготовленного фирмой MAN в феврале 1944 года. Хорошо видна укладка ЗИП и установка зенитного пулемёта на командирской башенке.

Одновременно в упрёк рейхсминистерству ставился тот факт, что «необходимое оборудование, станки и рабочая сила оказывались в распоряжении фирмы слишком поздно и в слишком малом количестве», а как компания-разработчик MAN постоянно получала дополнительные задания. Среди последних назывались следующие:

— Программа модернизации предприятия в Berlin-Falkensee Reichsbahn и основных производственных мощностей в Нюрнберге. Впоследствии на этих заводах провели доработку и модернизацию 90 «Пантер» Ausf.D и 103 механизмов поворота для них.

— Модернизация и устранение недостатков на танках 51-го и 52-го батальонов, которые занимались изучением «пантер» на учебном полигоне Grafenwohr.

— Устранение проблем в механизмах поворота, выпуск которых с августа 1942 года вела компания Henschel (MAN присоединилась к их производству в феврале — марте 1943 года).

— Организация производства запасных частей для «пантер» в Лейпциге на территории завода Papiermaschinenfabrik.

Всего для реализации этих программ по ремонту и модернизации, по заявлению фирмы MAN, она поставила 730 208 узлов и деталей общей массой примерно 476 тонн. На их изготовление ушло 183 000 человеко-часов — это было эквивалентно 130 опытным рабочим, работавшим непрерывно в течение пяти месяцев.

Между тем, несмотря на внутриведомственные «дрязги», выпуск «пантер» продолжался. К этому времени появились и другие проблемы, серьёзно влиявшие на изготовление танков — это бомбардировки промышленных центров рейха авиацией союзников. Например, два массивных авианалёта в августе 1943 года серьёзно сказались на сборке «пантер» заводами MAN в сентябре — в результате было потеряно 52 000 человеко-часов. Кроме того, производство встало почти на 14 дней из-за введения в серию новой башни для модификации Ausf.А — причиной стала неотработанная технология изготовления новой конструкции. В результате выпуск «пантер» в сентябре по сравнению с августом возрос незначительно, хотя руководство рейха требовало максимального увеличения количества производимых новых танков.

Вид сверху танка «Пантера» Ausf.А, изготовленного фирмой MAN в январе 1944 года. В крыше башни не видно отверстия для установки гранатомёта (ЯМ).

Не успокаивалась и фирма Daimler-Benz — проиграв «мановцам» в конкурсе на «Пантеру», она пыталась взять реванш в другом.

17 декабря 1943 года Гитлер вновь обратил внимание рейхсминистерства вооружений на двигатель для «Пантеры». Несмотря на своё убеждение в том, что в тот момент не было возможности перейти на использование другого двигателя, фюрер тем не менее предложил активнее вести разработку танкового дизеля с воздушным охлаждением. Узнав об этом, компания Daimler-Benz в Berlin-Marienfelde снова предприняла попытку «пропихнуть» для использования на «Пантере» (а в перспективе и на «Тигре») свой дизельный двигатель жидкостного охлаждения MB 507 без нагнетателя (4-тактный, 12-цилиндровый, V-образный рабочий объём 42,3 литра, мощность 850 л.с. при 2300 об/мин).

Однако против использования дизеля выступили рейхсминистр Шпеер и доктор технических наук Майбах, заявившие, что в ближайшее время все «болезни роста» двигателя Maybach HL 230 будут устранены, он станет удовлетворять всем предъявляемым к нему требованиям. Тем не менее Daimler-Benz и позже пыталась предложить для использования на тяжёлых танках (например, рассматривался вариант их установки на «маусы») дизеля своей конструкции, но все попытки были отвергнуты рейхсминистерством вооружения.

Выпуск танков «Пантера» Ausf.А продолжался до середины 1944 года — их сменили в производстве машины модификации Ausf.G. При этом переход на новую модель осуществлялся не одновременно (как это было при переходе с Ausf.D на Ausf.А), а в течение довольно продолжительного времени. Так, фирма MAN выпускала «ашки» до апреля 1943 года, Daimler-Benz прекратила выпуск в мае, a MNH и DEMAG — в июле. Всего с конца августа 1943-го по начало июля 1944 года было изготовлено 2200 танков «Пантера» Ausf.А.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

Танк «Пантера» » Военное обозрение

«Пантера» — безусловно один из наиболее известных тяжелых танков, принимавших участие во второй мировой войне. Катализатором создания этой непредусмотренной в системе танкового вооружения вермахта боевой машины стал советский средний танк Т-34. Его появление на Восточном фронте заставило Министерство вооружения Германии приостановить работы, которые с 1937 года вела фирма Непschel над перспективным танком 30-тонного класса. 18 июля 1941 года фирма Rheinmetall получила заказ на разработку 75-мм длинноствольной пушки, способной пробивать 140-мм броню на дистанции 1000 м. 25 ноября фирмам Daimler-Benz и MAN был, в свою очередь, выдан заказ на 35-тонный танк. Тактико-технические требования к новой боевой машине определили следующие: ширина до 3150 мм, высота- 2990 мм, двигатель мощностью 650-700 л.с., броневая защита- 40 мм, максимальная скорость движения — 55 км/ч. Задание получило условное название — «Пантера».

Танк, спроектированный фирмой Daimler-Benz, внешне сильно напоминал Т-34, но тем не менее понравился Гитлеру. С советской машины была полностью скопирована компоновка с задним расположением моторно-трансмиссионно-го отделения и ведущих колес. Восемь опорных катков большого диаметра располагались в шахматном порядке, блокировались по два и имели листовые рессоры в качестве упругого элемента подвески. Предполагалось использовать на танке дизельный двигатель Daimler-Benz MB 507. В начале февраля 1942 года началась постройка прототипа — VK 3002(DB), а четыре недели спустя Гитлер приказал министру вооружения Шпееру выдать фирме заказ на первые 200 машин. Впрочем, точка зрения фюрера не нашла понимания и поддержки в министерстве вооружения, эксперты которого не без оснований считали, что во фронтовых условиях внешнее сходство с Т-34 могло послужить причиной обстрела танка своей же артиллерией. Проект фирмы MAN, имевший традиционную немецкую компоновку с передним расположением трансмиссии и ведущих колес, казался им более предпочтительным, хотя и был значительно сложнее. Эти разногласия привели к формированию так называемой «Пантер-комиссии».

13 мая 1942 года Гитлеру доложили заключение экспертов по обоим проектам; предпочтение при этом однозначно отдавалось танку фирмы MAN. Фюрер был вынужден согласиться с мнением специалистов, но тут же выдвинул свои условия: первую машину нужно изготовить в июле, а две следующие — в августе 1942 года. Цена одного танка без вооружения составила 117 тысяч рейхсмарок (для сравнения PzIII стоил 96 163, а «Тигр»-250 800 марок).
Конструкторами PzKpfw V (название «Пантера», без упоминания армейского индекса ввели по приказу фюрера только с 27 февраля 1944 года) были главный инженер танкового отдела фирмы MAN П.Вибикке и инженер Г.Книпкамп из управления усовершенствования и испытания вооружения.

Первые два танка V1 и V2 (V — Versuch — опыт), отличавшиеся друг от друга незначительными деталями, изготовили к сентябрю 1942 года. 3 ноября одну из машин, с макетом вместо настоящей башни, продемонстрировали Шпееру на учебном полигоне в Бад Берка. В ходе испытаний выявились существенные недостатки в ходовой части. На их устранение требовалось время, а это задерживало начало серийного производства. Заказом же предусматривалось изготовить 250 танков в довольно сжатые сроки — к 12 мая 1943 года. К тому же поступило неожиданное распоряжение Гитлера вооружить «Пантеру» 75-мм пушкой с длиной ствола в 100 калибров. К счастью (для немцев, разумеется), эта пушка еще не была готова и серийному производству танка указание фюрера сильно не помешало.

Первая серийная «Пантера» покинула заводской цех фирмы MAN 11 января 1943 года. Танки «нулевой» серии (20 единиц) получили обозначение Ausf А. Они не имели ничего общего с одноименными машинами, выпускавшимися с сентября 1943 года. Характерной особенностью первых серийных «пантер» была командирская башенка с выступом на левом борту башни и однокамерный дульный тормоз пушки. Танки оснащались двигателями Maybach HL210P45 и имели лобовую броню толщиной 60 мм. Их использовали только в тылу для подготовки экипажей. С февраля 1943 года обозначение машин этой серии изменилось на Ausf D1.

До сих пор нельзя сказать точно, почему первая крупносерийная модификация «Пантеры» получила обозначение D. Возможно, буквы В и С зарезервировали для других вариантов.

Танки PzKpfw V Ausf D (у этой и последующих модификаций индекс по сквозной системе обозначений боевых машин вермахта был одинаковым — SdKfz171) незначительно отличались от прототипов и машин «нулевой» серии. Изменения затронули в основном командирскую башенку и дульный тормоз пушки — они приобрели более привычный «пантеровский» вид. Толщина лобовой брони возросла до 80 мм. На танках установили и новую коробку передач типа АК 7-200.

Следует отметить, что на машинах выпуска первой половины 1943 года командирская башенка была аналогична башенке «Тигра», позже ее заменили на новую, с семью перископическими приборами наблюдения по периметру и специальным кольцом для установки зенитного пулемета MG 34.

По бортам башни крепились мортирки NbK 39 для запуска дымовых гранат калибра 90 мм.
Броня танков, выпущенных во втором полугодии, покрывалась «циммеритом», кроме того, они оснащались фальшбортами, изготовленными из 5-мм броневых листов.

К характерным особенностям машин серии D (официально D2) относится отсутствие шаровой установки курсового пулемета (он размещался внутри танка и только для стрельбы вставлялся в узкую вертикальную щель, закрывавшуюся откидной крышкой), а также наличие в левом борту башни круглого лючка для выброса стреляных гильз и бойниц для стрельбы из личного оружия в бортах и корме башни.



Как уже упоминалось, первую партию «пантер» планировалось изготовить к 12 мая 1943 года — дату выбрали не случайно, 15 мая должно было начаться немецкое наступление под Курском — операция «Цитадель». Однако в течение февраля и марта большую часть из 77 изготовленных танков военные не приняли, в апреле же вообще не приняли ни одного. В связи с этим сроки наступления перенесли на конец июня. К концу мая вермахт получил долгожданные 324 «пантеры», что позволило укомплектовать ими 10-ю танковую бригаду. Но возникшие проблемы с освоением танкистами сложного бинокулярного прицела TZF 12 и желание ввести в строй еще 98 танков, выпущенных в июне, заставили передвинуть дату начала наступления с 25 июня на 5 июля. Так трудности с производством и освоением в войсках первых «пантер» повлияли на сроки летнего наступления на Восточном фронте в 1943 году.

Для восполнения потерь, понесенных в боях под Курском, начиная с августа был установлен ежемесячный производственный план — 250 «пантер». Однако в августе изготовили только 120 танков — в результате бомбежек союзной авиации оказались сильно разрушенными заводы фирмы MAN в Нюрнберге и DaimIer-Benz в Берлине. Не удалось выполнить план и в сентябре (197 машин), и лишь в октябре заводские цехи покинули 257 танков!
С сентября 1943 года начался выпуск следующей модификации «Пантеры» — Ausf А. Изменений внесли не много: появилась шаровая установка курсового пулемета в лобовом листе корпуса; ликвидировали лючок для выброса стреляных гильз и бойницы для стрельбы из личного оружия в бортах башни; вместо двух фар стали устанавливать только одну — на левом крыле. Бинокулярный прицел заменили монокулярным TZF 12а. Угол возвышения танковой пушки уменьшился с 20° (у Ausf D) до 18°.

Модификацию Ausf G — самую массовую из трех (изготовлено 3740 танков) — запустили в серийное производство в марте 1944 года. Бортовые листы корпуса получили угол наклона в 61 ° (у D и А — 50°), толщина бортовой брони возросла до 50 мм, а лобовой брони башни — до 110 мм, из лобового листа корпуса был удален люк-пробка механика-водителя. Посадочные люки пулеметчика и механика-водителя приобрели другую форму. Часть танков получила маску пушки со своеобразной «юбкой» в нижней части, делавшей невозможной заклинивание башни при попадании вражеского снаряда. На три выстрела увеличился боекомплект пушки, были внесены изменения в конструкцию вентиляторов, жалюзи двигателя, выхлопных патрубков и т.д. Танки серии G планировалось оснастить опорными катками без резиновых бандажей, но полное отсутствие фотографий боевых машин с такой ходовой частью дает основания предположить, что этот проект остался на бумаге. Машину с необрезиненными катками в опытном порядке построила фирма MAN в сентябре 1944 года. Некоторые серийные «пантеры» имели одиночные необрезиненные катки на последней оси.

Проводились эксперименты по использованию на «Пантере» различных двигателей: MAN/Argus LD 220 с воздушным охлаждением и мощностью 700 л.с. (515 кВт), авиационного звездообразного BMW 132D мощностью 650 л.с. (478 кВт), дизельного Daimler-Benz MB 507 мощностью 850 л.с. (625 кВт).

Испытывались и новые варианты трансмиссий — гидростатическая и гидродинамическая, оборудование подводного вождения и опорные катки с внутренней амортизацией. Однако применения на серийных машинах все эти новшества не нашли. Остался нереализованным и огнеметный вариант «Пантеры».

После прекращения работ над разведывательным танком VK 1602 «Леопард» фирмы Krupp и Rheinmetall приступили к проектированию варианта «Пантеры» того же назначения. Предполагалось оснастить машину новой башней с 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Этот проект не приняли, так как вооружение его было признано недостаточным, а в разведывательных целях использовались линейные танки.

Применение союзниками по антигитлеровской коалиции во все возрастающих объемах авиации для борьбы с немецкими танками (особенно после открытия второго фронта в Европе) свело возможность передвижения танковых частей днем практически к нулю. Остро встал вопрос об оснащении танков приборами ночного видения, работа над которыми велась фирмой AEG с 1936 года. На командирской башенке «Пантеры» был смонтирован инфракрасный прожектор-осветитель мощностью 200 Вт и прибор наблюдения, который позволял вести наблюдение за местностью на дистанции 200 м. При этом водитель такого прибора не имел и вел машину, руководствуясь указаниями командира. Чтобы вести огонь ночью, требовался более мощный осветитель. Для этой цели на полугусеничном бронетранспортере SdKfz 250/20 был установлен инфракрасный прожектор Uhu мощностью 6 кВт, обеспечивающий работу прибора ночного видения на дистанции в 700 м. Испытания его прошли удачно, и фирма Leitz-Wetzlar изготовила 800 комплектов оптики для ночных приборов. В ноябре 1944 года панцерваффе получили 63 «пантеры», оснащенные первыми в мире серийными пассивными приборами ночного видения. Фирмой Zeiss-Jena разрабатывался еще более мощный прибор, позволявший «видеть» на расстоянии 4 км, однако из-за больших размеров осветителя — диаметр 600 мм — применения на танке «Пантера» он не нашел.

В 1943 году началось проектирование очередной модификации «Пантеры» — Ausf F, которая существенно отличалась от предшествующих моделей. Важнейшим нововведением стала башня, получившая название Schmalturm («узкая» или «тесная башня»), которая была меньше стандартной и имела другую конструкцию.
В течение 1944 года изготавливалось и испытывалось несколько прототипов. Проектирование закончилось лишь в январе 1945 года.

В итоге толщина брони башни составляла: лоб — 100 мм, борт и корма — 50, крыша — 30. В лобовом листе все еще сохранялась амбразура для телескопического прицела TZF 13. В окончательном варианте лобовая броня увеличилась до 120 мм, бортовая — до 60, а броня крыши — до 40. Устанавливался новый стабилизированный перископический прицел TZF 1 и стереоскопический дальномер фирмы Zeiss. Дальномер с базой 1320 мм и 15-кратным увеличением располагался в передней части башни, по бортам которой имелись броневые колпаки для его окуляров. Предусматривалась и установка прибора ночного видения FG 1250.

Маска пушки типа Saukopfblende («свиное рыло») толщиной 120 мм была подобна примененной на танке «Тигр II».
Новшества не обошли и вооружение танка. И если пушка осталась прежней и была лишь модернизирована на заводах Skoda — она лишилась дульного тормоза и получила индекс KwK 44/1, то башенный пулемет MG 34 заменили на MG 42. Вместо курсового пулемета устанавливался автомат МР 44. Монтаж вооружения в башне осуществлялся на заводах Krupp и Skoda.

Изменения затронули не только башню, но и корпус. Толщину крыши увеличили с 17 до 25 мм, изменили люки водителя и стрелка-радиста.

Испытывались и два новых двигателя: Deutz T8M118 мощностью 700 л.с. (515 кВт) и Maybach HL 234 с непосредственным впрыском топлива и мощностью 850 л.с. (625 кВт).

До конца войны не появилось ни одного прототипа в законченном виде, хотя серийное производство планировалось начать в июне 1945-го. В начале года фирма Daimler-Benz собрала шасси, на котором установили стандартную башню от Ausf G. В свою очередь, «тесную башню» установили на шасси Ausf G и испытывали в Куммерсдорфе. Всего для «Пантеры» Ausf F изготовили 8 корпусов и 2 башни.

В феврале 1943 года были разработаны тактико-технические требования к танку «Пантера II», предполагавшие высокую степень унификации танков «Тигр II» и «Пантера». Осуществить это оказалось достаточно просто, так как на заводах Henschel производились машины обоих типов.

На «Пантере II» предполагалось использовать «тесную башню» и новый корпус. Его лобовая броня достигала 100, бортовая — 60, а кормовая — 40 мм. Вооружение — 88-мм пушка KwK 43 L/71. Поскольку в этом случае масса танка превысила 50 т, встал вопрос о новой силовой установке. В качестве вариантов рассматривались двигатели Maybach HL 234, Simmering Sla 16 (720 л.с.) и MAN/Argus LD 220 (700 л.с.). В 1945 году для «Пантеры II» началось проектирование новой башни со 150-мм лобовой броней.

Ни один из двух прототипов не был достроен. До более или менее высокой степени готовности довели одно шасси, установив на него башню от Ausf G. Интересно отметить, что параллельно с проектированием «Пантеры II» велась разработка танка Е-50, призванного ее заменить.

В процессе работ над Ausf F и «Пантерой II» фирма Krupp дважды предлагала варианты перевооружения обычной «Пантеры» пушкой KwK 43 L/71 калибра 88 мм, но безрезультатно. Остался на бумаге и проект оснащения «Пантеры» 100-калиберной 75-мм пушкой с начальной скоростью снаряда 1250 м/с.

Наряду с созданием новых вариантов линейного танка на базе «Пантеры» выпускалось и несколько машин специального назначения. Первой из них стала бронированная ремонтно-эвакуационная машина (БРЭМ) Bergepanzer V или Bergepanther (SdKfz 179). И не случайно: новые танки поступали в войска, а средств для их эвакуации с поля боя практически не было. Существовавшая техника оказалась слишком слабой -для буксировки танка «Тигр», например, приходилось «запрягать» два 18-тонных тягача Famo.

Заказ на БРЭМ выдали 7 мая 1943 года, а уже месяц спустя фирма MAN начала выпуск шасси Ausf D, предназначенных для нее. Первая партия БРЭМ (46 машин) не имела крана и лебедки, но уже очень скоро на заводе Henschel в Касселе были разработаны и изготовлены кран и лебедка с тяговым усилием 40 т и длиной троса 150 м. Отбор мощности производился от двигателя танка, в кормовой части которого имелись два откидных упо-ра-сошника, предназначенных для удержания машины на месте при работе лебедки. Во время буксировки последняя блокировалась. Башню заменили на грузовую платформу для перевозки запасных частей или демонтированных агрегатов.

БРЭМ, выпущенные на шасси Ausf А и Ausf G, имели увеличенные топливные баки. На верхнем лобовом листе корпуса устанавливался кронштейн для 20-мм пушки KwK 38, прикрытой щитом толщиной 10-15 мм.

«БРЭМ-пантеры» первоначально оснащались кранами грузоподъемностью 1500 кг, а затем 6000 кг. Их использовали, главным образом, для демонтажа двигателей.
В передней части БРЭМ имели два упора с вкладками из твердого дерева-для толкания более узких машин.
1 марта 1944 года на полигоне Бад Берка Bergepanther была продемонстрирована генеральному инспектору танковых войск генерал-полковнику Г.Гудериану. 7 апреля Гитлер отдал приказание об ежемесячном производстве 20 машин. Впрочем, реальный выпуск составил в апреле 13 машин, в мае — 18, в июне — 20, а в июле-только 10. Всего же заводские цехи покинули 347 Bergepanther (в зарубежной литературе встречается и другая цифра — 297).

topwar.ru

Танк «Пантера» Ausf A | Pz.Kpfw V «Panter» Ausf A

Танк «Пантера» Ausf. A – Вторая серийная модификация танка.

Изменения  танка «Пантера» Ausf. А. относительно Ausf. D.

Визуальна идентификация танков «Пантера» как модификации Ausf.A возможна далеко не всегда. Например, бинокулярный пушечный прицел и характерной формы бронекрышка амбразуры пулемета, литая командирская башенка не является достаточным условием что бы определить машину как танк «Пантера» Ausf.A. Эти признаки иногда встречается и в модификациях Ausf.D. Единственно безошибочный способ определить модификацию танка это узнать его серийный номер.

Модификация Ausf.A описывается как комбинация усовершенствованной башни с шасси танка модификации Ausf.D. Шасси танков «Пантера» Ausf. А оставались идентичными шасси танков «Пантера» Ausf. D. При изготовлении корпусов использовались те же самые чертежи — от 021 Gr 43801 до 021 Gr 43899. Курсовой пулемет монтировался в амбразуре лобового бронелиста корпуса.

Аналогично варианту Ausf. D, улучшения в устройство вносились по мере серийного выпуска танков модификации Ausf. А. «Пантеры» Ausf. А постройки августа — декабря 1943 г. сохранили бинокулярный прицел TZF-12, амбразуру пулемета бронелисте лба корпуса и пистолетные амбразуры в стенках башни. «Пантеры» Ausf. А с монокулярным прицелом TZF-12а и шаровой установкой курсового пулемета Kugelblende в бронелисте корпуса стали собирать в конце ноября или в начале декабря 1943 г. 

Внешняя форма башни и толщина башенной брони по существу не видоизменились сравнительно с башней танка «Пантера» Ausf. D. Однако, внутри практически каждый компонент башни танка «Пантера» Ausf. А был модернизирован по сравнению с башней танка «Пантера» Ausf. D. Альтернативы орудию 7.5 cm KwK 42 L/70 не имелось, орудия снабжались бинокулярными прицелами TFZ-12.
Среди изменений, внедренных в конструкцию танка «Пантера» Ausf. А, встречались следующие: 

  • Командирская башенка из литого бронекорпуса с семью перископическими наблюдательными приборами, закрытыми бронеколпаками. Кольцо индикатора азимута, градуированное с 1 — 12 ч, которое вращается совместно с башней, но установлено внутри командирской башенки.
  • В крыше башни установлен перископ заряжающего.
  • Перехлест бронелистов лобовой части и бортов башни выполнен прямоугольным со сторонами пазов, параллельными основанию башни, вместо перехлеста типа «ласточкин хвост» на башне танка «Пантера» Ausf.D.
  • Геометрия литой лобовой части башни непосредственно за маской пушки изменена.
  • Установлен новый привод разворота башни с селективной скоростью разворота взамен односкоростного привода башни танка «Пантера» Ausf.D.
  • Установлен усовершенствованный экстрактор пороховых газов после выстрела.
  • Подшипники кольца башни танка «Пантера» Ausf.D. закрыты прокладкой, препятствующей попаданию в механизм влаги при форсировании вброд водных преград.
  • Левее наводчика установлен упрощенный индикатор азимута, градуированный с 1-12.  

Первой несколько танков «Пантера» Ausf.А в августе 1943 г. собрала фирма MNK, чуть позже, в сентябре, за ней последовали фирмы MAN Даймлер-Бенц и Демаг. В марте 1944 г. фирма MAH перешла на сборку танков «Пантера» Ausf. G, фирма Даймлер-Бенц — в мае 1944 г., фирма MNK — в июле 1944 г. Фирма Демаг приступила к выпуску тягачей «Бергпантера».

«Пантеры», собранные на разных заводах, имели определенные внешние отличительные признаки, несмотря на то, что собирали их по единым рабочим чертежам. Так, на фирме MAH циммерит наносили в полном соответствии с инструкцией — шпателям ровными квадратами. На Даймлер-Бенц и MNK циммерит наносили грубо, неравносторонними прямоугольниками. Изначально, на танках сборки MAN крепежи цилиндрических контейнеров располагались очень близко к торцам. На «Пантерах» сборки фирмы Демаг крепления для запасных траков приваривались непосредственно к бортам корпусов (как на Ausf.D), вместо использования болтовых соединений.

Доработки в процессе производства.

Новые факты, выявленными последними исследованиями по части внесения доработок в конструкторскую документацию танка «Пантера» Ausf. А приведены ниже: 

  • Некоторые танки «Пантера» Ausf. А были изготовлены с днищем корпуса толщиной 16 мм, а не толщиной в передней 30 мм, 16 мм в средней и кормовой. Днище корпуса выпускалось в трех вариантах: цельное, из двух и из трех бронелистов. Толщина днища корпуса в передней части в 30 мм установлена чертежом от 20 мая 1943 г., бронелисты такой толщины стали ставить на «Пантеры», собранные не ранее ноября 1943 г., хотя возможно, что некоторые «Пантеры» сборки сентября и октября 1943 г. также имели толщину днища корпуса в передней части 30 мм.
  • Центральный буксирный узел, разработанный для тягача «Бергпантера», крепился к кормовому бронелисту корпуса.
  • Изменения в компонентах ходовой части — более пяти типов балансиров опорных катков, три типа стопоров-ограничителей вертикального хода опорных катков, два типа бронеколпаков валов ведущих колес.
  • Два типа направляющих пластин для пальцев траков гусениц.
  • Бронеколпаки втулок ведущих колес, которые ассоциируются с ведущими колесами танка «Пантера» Ausf.D, устанавливали на ведущих колесах большинства танков «Пантера» Ausf. А.
  • После внедрения шаровой курсового пулемета, уцелевший перископ стрелка-радиста перенесли на 25 мм вправо.
  • Для увеличения дистанции между поверхностью брони и поверхностью циммерита без увеличения массы антимагнитного покрытия, циммеритное покрытие выполнялось рифленым. Циммерит на танках сборки фирм MAH, Даймлер-Бенц и МЫН имел очень грубую поверхность и нерегулярный рисунок.
  • Использовалось два способа соединения в перехлест клинообразных бортов корпуса и кормового бронелиста. При нормальном способе соединение выполнялось в стиле «ласточкин хвост», «оптимальный способ» предполагал соединение прямоугольниками — чертеж от 15 декабря 1942 г. Корпуса, соединенные методом Wahlweise Ausfuerung идентифицируются по буквам bwx в заводском номера, изготавливала фирма Рурсталь.
  • Согласно чертежу от 7 февраля 1943 г. использовалось два способа соединения в перехлест верхнего и нижнего лобовых бронелистов корпуса. При способе Wahlweise Ausfuerung в нижнем бронелисте делался паз глубиной от 60 до 80 мм.
  • Крыша корпуса выполнялась цельной или собиралась из трех бронелистов, во всех случаях толщина крыши составляла 16 мм.
  • Бронеколпачки вентиляционного отверстия в корпусе (под фиксатором ствола орудия) выпускались разного диаметра.
  • Дренаж и крышки других отверстий в днище корпуса менялись по ходу сборки танков «Пантера» Ausf.A
  • В люках водителя и стрелка появились вторые замки.
  • Для фиксации крышек цилиндрического контейнера использовалось два способа — пружины и защелки. Существовало несколько способов крепления контейнеров к корпусу. В ходе производства сверху контейнера, на его крепеж, стали наваривать стальные уголки, которые предохраняли контейнер от повреждений, наносимых ногами несознательных членов экипажей танков «Пантера».
  • Изменено место крепления заднего конвойного огня и электропроводки к нему. Огонь стал крепится полукруглым кронштейном к бронеколпаку левого выхлопного патрубка.
  • На нижней поверхности надгусеничной полки появились болты, предназначенные для крепления удерживающих стяжек при замене опорных катков.
  • После отказа от закаливания поверхности верхнего лобового бронелиста корпуса закаливание бортовых бронелистов корпуса продолжалось. Бортовые бронелисты корпуса перестали закаливать примерно в начале 1944 г. 

Эти и другие изменения внешнего облика почерпнуты из чертежей и фотографий. Ниже изменения приведены по категориям в хронологическом порядке, как они появлялись на сданных заказчику «Пантерах». В отдельных случаях между внесением изменений в конструкторскую документацию и появлением этих изменений на готовой продукции проходили месяцы. Также порой проходили месяцы от появления изменений на отдельно взятых танках до 100 % внедрения на все готовые изделия.

  • Командирская башенка — начиная с 1 августа 1943 г. устанавливалось кольцо для зенитного пулемета на всех вновь построенных танках «Пантера».
  • Усиленные компоненты ходовой части — начиная с августа 1943 г. ставились усиленные опорные катки с 24 болтами, однако катки с 16 болтами монтировались на вновь построенных танках до марта 1944 г.
  • Корма корпуса — дождевое ограждение воздухозаборника на крышке моторного люка введены в августе 1943 г., 25 августа введено дождевое ограждение горловины топливного бака. К марту 1944 г. была отменена установка прокладки под бронеколпаком воздухозаборника на крышке люке двигателя.
  • Циммерит — наносить циммеритное антимагнитное покрытие начали в конце августа — начале сентября 1943 г. Циммерит наносился в промышленных условиях на все поверхности, до которых человек может дотянуться, стоя на земле.
  • Монокулярный орудийный прицел TFZ-12а — начиная с конца ноября — начала декабря 1943 г. вместо бинокулярного прицела TFZ-12 ставились монокулярные прицелы TFZ-12а. Танк «Пантера» №. 120506 сборки фирмы МАN был снабжен прицелом TFZ-12а с серийным номером 42003. Фирма Лейтц, единственный производитель орудийных прицелов, полностью перешла на выпуск монокулярных прицелов TFZ-12а в ноябре 1943 г. При установке монокулярных прицелов в маске из задела под бинокулярный прицел, одно отверстие (внешнее) заделывалось заглушкой. Широкий дождевой козырек над двумя отверстиями заменили полукруглым над одним.
  • Шаровая установка пулемета — начиная с ноября — декабря 1943 г. в лобовой части корпуса монтировалась шаровая установка курсового пулемета Kugelblende со сферическим бронеколпаком. В этот же- период был удален с крыши корпуса второй перископ стрелка-радиста. Перископ стал ненужным, так как стрелок-радист теперь вел обзор через оптический прицел КZF-2 пулемета.
  • Перехлест бронеплит крыши корпуса — согласно чертежам от 1 мая 1943 г. не предусматривалось соединение в перехлест крыши и ботов корпуса. По причине наличия задела бронелистов и готовых корпусов, первые «Пантеры» с соединениями бронелистов крыши и бортов корпуса встык были собраны где-то в декабре 1943 г., но даже позже некоторые производители продолжали поставку корпусов старого типа. Соединенные в перехлест корпуса встречались даже на самых поздних «Пантерах» Ausf. А.
  • Пистолетные амбразуры заменены гранатометом Nahverteidigugswaffe — пистолетные (пистолетно-пулеметные) амбразуры с заглушками (MP Stopfen) в бортах и в корме башни ликвидированы в декабре 1943 г. Они оказались лишними в виду установки в крыше башни оружия самообороны — гранатомета Nahverteidigugswaffe. Из-за дефицита, гранатометы монтировали на танки «Пантера» только марте 1944 г. На многих танках сборки февраля и марта 1944 г. отверстие под гранатомет в крыше башни закрывалось заглушкой на четырех болтах.
  • Устройство обогрева обитаемого отсека и обогрев двигателя — в холодную погоду использовался обогреватель обитаемого отсека, в отсек вентилятором нагнетался теплый воздух от левого радиатора двигателя. Специально для обогрева на радиаторе монтировался второй вентилятор, развернутый относительно штатного на 180 градусов, вентилятор нагнетал теплый воздух в специальный воздуховод, подведенный в боевое отделение.
  • Поток воздуха регулировался заслонкой. С установкой дополнительного вентилятора было изменено охлаждение выхлопной системы двигателя, так как теперь левый выхлопной патрубок должным образом не охлаждался. С января 1944 г. параллельно левому выхлопному патрубку ставились две дополнительных трубки, стабилизирующие поток охлаждающего выхлопной трубопровод воздуха. 

Модификация оборудования на корме корпуса — согласно чертежу фирмы MAN выполнено четыре доработки: 

  • Внешнее ограждение стартера установлено ниже бронеколпака правого выхлопного патрубка.
  • Отверстие в корме корпуса (закрытое бронекрышкой) для электропроводки конвойной фары устроено ниже бронеколпака левого выхлопного патрубка.
  • Взамен горизонтального крепления 15-тонного домкрата установлено вертикальное крепление 20-тонного домкрата.
  • Буксирный узел приварен к крышке люка доступа к двигателю.

Эти изменения постепенно внедрялись в с февраля 1944 г. и были полностью внедрены к середине апреля 1944 г. 

Боевое применение  танка «Пантера» Ausf. А.

Первые несколько «Пантер» модификации Ausf. А пришли на Восточный фронт в штате 2-го бат. 23- ТП, а 1-й бат. 2-го ТП уже в основном был вооружен «Пантерами» Ausf. А. Батальон прибыл на фронт в октябре 1943 г. Его бросили в бой сходу, прямо с «железнодорожных колес». В рапорте от 20 октября 19843 г. отмечалось: Батальон действовал поротно. Из-за спешности не получилось организовать взаимодействие с панцергренадерами. Зачастую без необходимости контратакуя, отделения танков поддерживали пехоту. Хотя, такое применение танков противоречило основополагающим принципам тактики, ситуация на фронте не давала давала выбора.

Донесения командиров танковых подразделений в принципе повторяли таковые времен Курской битвы. Упоминалось неудовлетворительное знание экипажами материальной части, многочисленные проблемы танка «Пантера» по механической части, низкая тактическая подготовка.

Особо отмечалось плохое качество брони — один раз бортовую броню насквозь пробила пуля противотанкового ружья, другой — снаряд небольшого калибра. Из-за прямого попадания БС в стык верхнего и нижнего бронелиста корпуса лопнули сварные швы. Вновь подразделения «Пантер» преследовали поломки. Поломки «Пантер» обсуждались на самом высоком уровне. Гитлер 1 ноября 1943 г. даже дал указание отправить под Ленинград 60 «пантер» без двигателей и врыть танки в землю супротив Кронштадтских фортов.

Указание Гитлера, в который раз немного подкорректировали: под Ленинград было отправлено 60 нормальных, самодвижущихся, «Пантер». Использовали эти танки в довольно продуктивно. Танки приданы двум авиаполевым дивизиям. Из «Пантер» сделали ДОТ, опорный пункт включал в себя по три врытых рядом танка. На ходу оставили всего десять «Пантер».

К концу декабря возобладал здравый смысл, сохранившие подвижность танки собрали в один батальон и передали в состав 29 ТП, утратившие навсегда подвижность танки остались в ведении штабов авиаполевых дивизий.

Дополнительно, в ноябре 1943 г. на Восток выдвинулись два батальона «Пантер»: 1-й бат. 1-го ТП (71 «Пантера) и 1-й бат. 1-го ТП СС (96 «Пантер»). К концу 1943 г. отправлен еще 1-й бат. 31-го ТП. На 31.12.42 г. в этом батальоне осталось всего девять боеспособных «Пантер», 34 машинам был необходим ремонт, 33 утрачено. В итоге в 1943 г. на Восточный фронт поступило 841 танков «Пантера» модификаций Ausf. D — Ausf. А. На 31 декабря в батальонах Восточного фронта числилось 217 «Пантер», 80 из них сохранили боеспособность, 624 танка (74 %) было безвозвратно потеряно.

Итог боевому применению на Русском фронте в 1943 г. подвел Гудериан в рапорте от 5 марта 1944 г. В нем отмечалось следующее:

  • Дефекты конструкции и технологии производства танка «Пантера» преодолены, машина годит для эксплуатации в условиях фронта. Танк «Пантера» значительно превосходит танк Т-34.
  • Скорость, маневренность, вооружение и бронирование превосходны.
  • Число механических поломок и ресурс двигателя удовлетворительны.
  • Поломок бортовых передач не наблюдается, трансмиссия и рулевое управление надежны.

Как показали дальнейшие события оценка оказалась излишне оптимистичной. Пришла весенняя распутица и сразу возросло количество поломок.

Производство танка «Пантера» Ausf. A 
Месяц «МАN» «Даймлер-
Бенц»
«МNН» «Демаг»
Август 1943 г. 3 0
Сентябрь 1943 г. 46 50 45 (8)
Октябрь 1943 г. 104 90 50 (13)
Ноябрь 1943 г. 76 71 75 (10)
Декабрь 1943 г. 114 82 60 (11)
Январь 1944 г. 105 90 75 (8)
Февраль 1944 г. 106 70 90
Март 1944 г. 94 85 90
Апрель 1944 г. 105 100
Май 1944 г. 32 111
Июнь 1944 г. 120
Июль 1944 г. 11
Итого 645 675 830 50
Всего всеми фирмами       2200

ww2tanki.ru

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf. D. Первые «Пантеры». Pz. Kpfw V Ausf. D

ТАНК «ПАНТЕРА» Ausf. D

Прежде чем перейти к рассказу о производстве танков «Пантера» первой модификации — Ausf. D, сделаем небольшое отступление, посвященное буквенным обозначениям «пантер». Многие авторы пишут, что первые серийные машины (как правило, говорят о 20 единицах) назывались танками «нулевой» серии и имели обозначение Ausf. А (или Ausf. а), позже смененное на Ausf. D1.

Однако изучение этого вопроса показывает, что данные суждения ошибочны и не соответствуют действительности. Так, известный немецкий автор и исследователь Т. Енц (Т. Jentz) в одной из своих книг по этому поводу пишет следующее: «Поскольку все предыдущие танковые серии имели обозначение Ausfuehrung (модификация) в алфавитном порядке (начиная с А, В, С и т. д.), это привело к ложному предположению, что должны были быть более ранние модификации «Пантеры» (до Ausf. D) и даже что Ausf. D первоначально называлась Ausf. А. Однако ни один клочок оригинальных документов не подтвердил эту безосновательную версию.

Наоборот, дошедшие до нас документы показывают, что в начале мая 1942 года была принята новая методика обозначения различных моделей, базировавшаяся на названиях проектных организаций, например Pz. Kpfw VI Ausf. Н (Henschel) и Ausf. Р (Porche). Таким образом, первая массовая модель «Пантеры» должна была бы называться Ausf. М (MAN), а не Ausf. D (т. к. проект компании Daimler-Benz был отклонен).

25. Та же командирская «Пантера» Pz. Bef. Panther, что и на фото 23, вид сзади. Хорошо видна укладка домкрата на кормовом листе корпуса. Обратите внимание, что циммеритное покрытие наносилось после того, как танк был укомплектован ЗИПом и инструментом.

Несколько чертежей, доживших до нашего времени и помеченных как Pz. Kpfw Panther Ausf. А, стали причиной утверждений, что Ausf. D первоначально называлась Ausf. А. Эти чертежи были разработаны компанией MAN в июле 1943 года как чертежи общего вида для «Пантеры» Ausf. А. Чертежник просто взял устаревшие чертежи (очень ранние виды Ausf. D, сделанные где-то в середине 1942 года), не стер большинство отличительных особенностей, добавил несколько новых деталей и переименовал чертежи как Ausf. А в июле 1943 года. Он не был единственным «преступником»: представитель Wa Pruef 6 также подписал чертеж, тем самым, подтверждая их правильность.

К счастью, поскольку чертежи для «Пантеры» Ausf. А были повторно разработаны компанией MAN, копии этих ранних проектных чертежей сохранились, и помогли выявить некоторые конструкторские особенности для первой массовой серии Ausf. D. Эти чертежи, помеченные как Ausf. А, все еще показывали элементы, которые недавно изготавливались для прототипов «Пантеры» (Versuchs-Serie), например, ведущая звездочка, дульный тормоз и расположение переднего перископа механика-водителя, а также элементы, которые никогда не внедрялись в массовое производство (клапан на глушителе выхлопной трубы для движения под водой и сбрасываемый топливный бак).

Кроме того, имелось много особенностей, которые присутствовали в начале производства Ausf. D, такие как стопор пушки, ящик для хранения инструментов и запасных траков, передняя литая броневая деталь для башни, лючок в левом борту башни и командирская башенка. Это именно те особенности «Пантеры» Ausf. D, которые привели к тому, что многие авторы игнорируют дату чертежей и заявляют, что Ausf. D ранее была известна как Ausf. А».

26. Варианты изготовления днища танка «Пантера» Ausf. D (сверху вниз): из одного, двух или трех бронелистов.

Кроме того, документально подтверждено, что «Пантера» с однокамерным дульным тормозом и выступом на левом борту башни для основания командирской башенки была только одна — это второй опытный образец машины — Versuchs-Panther № 2. Уже на первых серийных «пантерах» Ausf. D ставилась другая, привычная для нас, башня и орудие с двухкамерным дульным тормозом.

2-3 ноября 1942 года в Айзенахе прошло одиннадцатое совещание «танковой комиссии», посвященное танку «Пантера».


27, 28. Чертежи очень ранних видов «Пантеры» Ausf. D, сделанные в середине 1942 года, с внесенными в них летом 1943 года изменениями, переименованные в Ausf. А. Именно они послужили источником ошибочного утверждения того, что первые серийные «пантеры» именовались как Ausf. А.


29, 30. Продольные, поперечные разрезы и разрез в плане ранней «Пантеры» Ausf. D с внесенными в них летом 1943 года изменениями, переименованные в Ausf. А.

31. Схема соединения бронелистов корпуса танка «Пантера» Pz. V Ausf. D. Хорошо видно, что корпус «Пантеры» был очень сложен в производстве и требовал большого количества квалифицированных сварщиков для его изготовления.

32. Общий вид корпуса танка и башни «Пантера» с указанием габаритных размеров и углов наклона броневых листов.

33. Схема соединения бронелистов башни танка «Пантера» Pz. V Ausf. D. Как и корпус, башня была довольно сложной в производстве.

На нем обсуждались вопросы, связанные с организацией производства нового танка, а также способы решения возникающих проблем как конструкторского, так и технологического характера. А проблем возникало громадное количество, несмотря на то, что еще 18 сентября было объявлено, что изготовление первых 15 серийных «Пантер» переводится рейхсминистерством в специальную категорию DE (Dringliche Entwicklung — неотложная разработка). Это подразумевало первоочередное обеспечение всех предприятий, занятых выпуском новых танков, всем необходимым — станками, материалами, рабочими. Несмотря на это, выпуск «пантер» шел с большими трудностями.

Так, фирма Henschel изготовила два первых механизма поворота лишь к 28 ноября 1942 года. Поэтому кампания MAN приняла решение на первых тридцати серийных «пантерах» смонтировать механизм поворота «фрикцион-тормоз» с последующей его замены на «хеншелевский» (к этому времени с предприятиями Henschel был заключен контракт на изготовление 1100 таких механизмов). В ноябре — декабре 1942 года для первых «пантер» 20 двигателей HL 210 (такие же стояли на первых танках «Тигр»)[1].

Карбюраторный 12-цилиндровый двигатель HL 230 Р30 был разработан компанией Maybach-Motoren-Gesellschaft в Фридрихсхафене специально для «Пантеры», как силовой агрегат для установки на танк массой 30–40 тонн. При этом новый двигатель оказался ненамного длиннее проверенного 12-цилиндрового HL 120, стоявшего на Pz.HI и Pz.IV. В результате, «Пантера» имела довольно компактное моторное отделение.

34. Одна из «Пантер» из состава 39-го танкового полка, захваченная частями Красной Армии на Курской дуге. Лето 1943 года. Эта машина (бортовой № 824) была отправлена для испытаний в Свердловск.

17 декабря 1942 года в рейхсминистерстве вооружений прошло совещание, посвященное выполнению всей танковой программы «Пантера». При этом представитель инспекции танковых войск полковник Томале настаивал на замене конструкции пулеметной установки в лобовом листе корпуса, считая ее неудовлетворительной, а также на разработке дополнительных сбрасываемых топливных баков и приспособления для запуска танка зимой.

При этом представители инспекции танковых войск соглашались принять первые 50 «Пантер» без оборудования для подводного хода, если таковое будет поставлено позже. Шпеер сообщил, что броневые заводы, которые должны поставлять бронекорпуса, наладили их выпуск и обеспечить поставки согласно графика (для изготовления бронекорпусов компании Herkules, Siegen и Berninghaus Velbert изготовили десять специальных 8-позиционных сверлильных станков, первый из которых был готов 15 сентября), а вот со сборкой башен существуют проблемы. Так, первую башню для серийной «Пантеры» фирма MAN получила только 15 декабря 1942 года. Кроме того, существовали опасения того, что «узким местом» окажется производство балансиров опорных катков, а также оптических приборов.

1 января 1943 года А. Шпеер направил руководству заводов Henschel и MNH письмо, в котором сообщил о необходимости направить своих представителей на фирмы MAN и Daimler-Benz. Это объяснялось тем, что две последних при производстве «пантер» столкнулись с различными трудностями и постоянно вносили в конструкцию машины большое количество изменений. Представители Henschel и MNH должны были знакомиться с изменениями и оперативно передавать их на свои фирмы.

Несмотря на самые серьезные усилия, компания MAN не смогла поставить обещанные четыре «пантеры» до конца 1942 года. Среди многих причин неожиданно возникли и проблемы с коробкой передач — при испытаниях стали крошиться зубья ряда шестерен. В срочном порядке компания 2F провела необходимые испытания, и изменив профиль зуба на некоторых шестернях, сумела устранить выявленный недостаток.

Лишь 11 января 1943 года фирма MAN передала первые четыре серийных «пантеры» представителям инспекции танковых войск для приемки. Первые две серийных машины отправили на учебный полигон Графенвер 24 января 1943 года, спустя два дня туда же ушел третий танк. Все они поступили в 51-й танковый батальон и использовались для обучения экипажей новых боевых машин. Четвертая «Пантера» поступила на полигон в Куммерсдорфе для проведения испытаний — по сравнению с двумя опытными образцами в конструкцию серийных танков внесли большое число конструктивных и технологических изменений. Кстати, официально ни один из четырех танков не был принят военными от промышленности — они отгружались с завода по личным приказам А. Шпеера.

35. Та же «Пантера», что и на предыдущем фото, вид слева. На корме корпуса видно крепление ящика для ЗИП и инструмента. На заднем плане видны трофейные самоходки «Бруммбар» и «Мардер».

Первые же тренировки экипажей выявили в конструкции новых танков огромное число недоработок и недостатков. Например, пришлось «подрезать» правый и левый нижние передние углы башни примерно на 30 мм, так как они ударяли по закрытым люкам механика-водителя и радиста. Также оказалось, что ручной механизм поворота башни не мог ее повернуть, если «Пантера» имела даже небольшой крен.

На совещании в компании MAN 5 февраля 1943 года было решено, что после того как будет собрана 17-я «мановская»«Пантера», механизм поворота типа «фрикцион-тормоз» будут заменяться на планетарный. В феврале из цехов MAN вышло 11 новых танков, при этом качество их оставляло желать лучшего. Например выяснилось, что листы крыши корпуса были настолько неровными, что для установки каждой конкретной башни требовалась индивидуальная подгонка либо за счет регулировки подбашенного погона, либо путем установки кольцевой вставки между башней и погоном.

График выпуска «Пантеры» компанией Henschel предусматривал поставку первых машин для ходовых испытаний 18 января 1943 года. И действительно, фирма к 4 января 1943 года завершила механическую обработку первых трех корпусов «пантер». Однако из-за того, что фирма не получила нужных деталей и агрегатов от заводов-смежников, а также большое число изменений в конструкции механизма поворота, которые вносились MAN, сильно тормозили сборку. Тем не менее, в конце января 1943 года на сборочной линии Henschel находились шесть танков.

Однако такие темпы не удовлетворяли рейхсминистерство вооружения. 8 февраля 1943 года рейсминистрество вооружений направило руководству фирмы Henschel телеграмму следующего содержания: «Почему на сборочной линии только пять февральских машин, а не запланированные десять? Почему пять январских машин не были приняты и поставлены к 7 февраля, как было договорено, и когда все-таки это случится?»

В ответ компания Henschel сообщала о том, что у нее большие проблемы с поставками комплектующих от заводов-смежников, которые срывают утвержденные графики. Кроме этого, в конструкцию танка постоянно вносится большое число различных изменений, что требует доработки уже собранных машин: из пяти «пантер», находившихся в отделе пробеговых испытаний, три были доведены до самых последних стандартов, а две другие находились в процессе переделок. Однако во время испытаний пробегом у первых трех машин оказалось такое количество дефектов, что ни одна из них не могла быть принята. Тем не менее, в феврале фирма Henschel сдала 10 «пантер».

Фирма Daimler-Benz 25 января 1943 года сообщила о том, что для обеспечения выпуска «пантер» передаются производственные мощности, ранее занимавшиеся производством судовых двигателей на заводе в Берлин-Мариенфельде. Но, несмотря на это, «даймлеру» удалось сдать в феврале 1943 года всего шесть «пантер». Что касается MNH, то она сумела собрать первую машину только в феврале.

Ситуация улучшилась в марте, когда заводы четырех фирм сдали военным 68 «пантер», при этом «рекордсменом» являлась MAN — 25 штук.

Однако неудовлетворительное качество нового танка вызывало тревогу не только у военных, но и у представителей рейхсминистерства вооружений.

36. Та же «Пантера», что и на фото 34, 35, вид сзади. Хорошо видно крепление ящика для ЗИП и инструмента, а также броневой «стакан» на отверстии для установки воздухопитающей трубы при преодолении водных преград по дну.

23 марта 1943 года в Нюрнберге прошло совещание представителей компании MAN, рейхсминистерства вооружений и инспекции танковых войск, посвященное вопросам устранения недостатков танка «Пантера». В результате была принята программа по устранению недостатков, обнаруженных в конструкции уже изготовленных танков. Для этого выделялись производственные мощности завода Германских государственных железных дорог в Берлин-Фалькензее — они имели необходимое подъемное оборудование, пригодное для демонтажа башен, а также вполне приличный станочный парк.

Изменениям и модернизации подвергалось большое количество различных узлов и деталей: в моторном отделении устанавливались два новых вытяжных воздушных патрубка, заменялись топливопроводы и топливные баки (на большинстве изготовленных к тому времени «пантер» они сильно подтекали), улучшалась система смазки, менялись на новые пальцы гусеничных траков гусениц. Кроме того, «пантеры» получали новые, более прочные второй и седьмой балансиры, а на первых десяти изготовленных танках (фирмы MAN — 6, Daimler-Benz — 2, MNH — 1 и Henschel — 1) подлежали замене торсионные валы подвески, так как они были изготовлены по старым чертежам и оказались ненадежными в работе. Кроме того, различные изменения и улучшения вносились в конструкцию коробки перемены передач, установку вооружения и оптики и другие агрегаты.

Все компании, принимавшие участие в производстве «пантер», были вынуждены посылать рабочих, мастеров и инженеров на завод в Берлин-Фалькензее для работ по устранению недостатков выпущенных машин. Однако основные работы по модернизации выпущенных машин вела фирма Demag Fahrzeugwerke GmbH, с которой был заключен соответствующий контракт. Для выполнения работ руководство «демага» направило на завод Германских государственных железных дорог большую группу хорошо подготовленного и квалифицированного персонала. Общий технический контроль за проведением модернизации «пантер» осуществляли инженеры Daimler-Benz, они же оказывали при необходимости необходимые консультации и помощь.

Привлечение большого числа квалифицированных кадров и выделение большого количества новых узлов и агрегатов для доделок уже изготовленных машин на заводе в Берлин-Фалькензее создало серьезные проблемы при выпуске «пантер». Так, к середине мая 1943 года встал вопрос о прекращении выпуска новых танков на некоторых заводах. Кроме того, организация программы модернизации оставляла желать лучшего — часто неправильная сборка приводила к тому, что некоторые танки приходилась переделывать по нескольку раз, что значительно задерживало окончание работ — к этому времени из 108 «пантер», находившихся на заводе в Берлин-Фалькензее, только пять были готовы к отправке.

37. «Пантера» из состава 39-го танкового полка (бортовой № 633), подбитая в ходе боев на Курской дуге в июле 1943 года. Стрелкой показана пробоина от 76-мм бронебойного снаряда, в результате попадания которого танк сгорел.

Так, например, выяснилось, что для обеспечения выпуска «пантер» и программы их модернизации не хватает планетарных механизмов поворота, которые к тому времени помимо фирмы Henschel собирались и на заводах MAN. Для того чтобы решить эту проблему к выпуску данного узла была привлечена компания MIAG.

Пришлось в срочном порядке решать и проблему крепления концов торсионных валов к корпусу танка — шпоночное соединение, которым валы соединялись в обойме, оказалось ненадежным, что потребовало внесения срочных изменений в конструкцию этого узла.

Кроме того, военные потребовали компании MAN полностью изменить конструкцию кронштейнов для крепления оптических прицелов. В срочном порядке под руководством инженеров и при участии «мановских» рабочих команд солдаты обоих танковых батальонов принимали самое активное участие в работах переделке креплений.

Но, несмотря на принимаемые рейхсминистерством вооружения и военной промышленности[2] меры, качество «пантер» оставляло желать лучшего. Даже прошедшие модернизацию в Берлин-Фалькензее и переданные в войска машины часто ломались, и их производители по распоряжению Шпеера вновь и вновь предоставлять рабочих, механиков и инженеров для ремонта танков. Дело в том, что армейские ремонтные службы, не знакомые с конструкцией «пантеры», на тот момент оказались не в состоянии обслуживать эти новые боевые машины.

В середине мая 1943 года инженер Заур, курировавший в министерстве Шпеера выпуск «Пантеры», вынужден был признать, что вместо 308 боеспособных танков, обещанных к 12 мая, он мог отчитаться самое большое о 100 машинах. Он опасался, что Гитлер потеряет доверие к программе «Пантера» и изменит свои предыдущие намерения относительно использования нового танка в предыдущих боевых операциях. Заур считал, что эту ситуацию необходимо исправить в кратчайшие сроки, так как, по его мнению, «Пантера» была лучше «Тигра». В конце мая 1943 года А. Шпеер сообщил Гитлеру, что «пантеры» еще имеют большое количество различных недостатков, и они, как выразился рейхсминистр «страдают болезнями роста». Однако Шпеер выразил уверенность в том, что к началу летней кампании на восточном фронте новые танки будут готовы.

1 и 15 июня 1943 года инспектор танковых войск генерал-полковник Г. Гудериан посетил учебный полигон Графенвер, где проходили подготовку 51-й и 52-й танковые батальоны — первые части панцерваффе, укомплектованные «пантерами». Увиденное не слишком впечатлило Гудериана — из имевшихся в батальонах 200 танков только 65 оказались полностью технически исправными, остальные имели те или другие недостатки.

38. Как и танк на предыдущем фото, эта «Пантера» (бортовой № 613) получил попадание 76-мм бронебойного снаряда, в результате чего сгорел.

16 июля 1943 года Гудериан представил Гитлеру свой доклад, в котором высказывался против использования «пантер» в запланированной на лето операции «Цитадель». Генерал-инспектор считал, что новый танк еще не готов к использованию на фронте, так как из-за небольшого времени, которое прошло с начала серийного производства, машина не достаточно испытана и еще не готова к боевому использованию на фронте. Однако против оценки Гудериана активно выступили представители рейхсминистерства вооружений во главе со Шпеером, которые сумели убедить Гитлера о готовности «пантер» к боям.

Кстати, еще в начале мая 1943 года производство «Пантеры» получило высший приоритет в рейхсминистерстве вооружений и военной промышленности — предполагалось, что начиная с мая заводы будут выпускать 250 машин в месяц. Однако в мае предприятия смогли сдать только 194 «пантеры», в июне -132, в августе — 190 (без учета ремонтно-эвакуационных «бергепантер»). И только в октябре 1943 года удалось выйти на заданный объем выпуска.

В операции «Цитадель», которая началась 5 июля 1943 года, в составе 51-го и 52-го танковых батальонов, сведенных в 10-ю танковую бригаду, участвовали 200 новеньких «пантер» (включая ремонтно-эвакуационные «бергепантеры»). Бригада действовала в группе армий «Юг».

Первое боевое применение новых танков оказалось не удачным. Большое количество «пантер» вышло из строя по техническим причинам и были подорваны экипажами или оставлены при отступлении. Немало машин оказались уничтоженными огнем советской артиллерии и танков (подробнее о курском дебюте «пантер» будет рассказано ниже, в главе о боевом применении. — Прим. автора). Во фронтовых условиях приходилось и устранять различные недостатки, которые не выявились из-за того, что «Пантера» не прошла нормальных полигонных испытаний. Так оказалось, что уплотнения для подводного хода, установленные на подбашенном погоне, вызывали заедание башни при ее вращении. Уплотнения пришлось в срочном порядке снимать, что потребовало подъема башен краном — а на передовой это оказалось нелегкой задачей.

В первые дни операции «Цитадель» 10-ю танковую бригаду «пантер» посетил майор Икен из инспекции танковых войск. Он сразу же телефонировал в Берлин неутешительные новости о результатах боевого применения новых танков. Однако сначала эти сведения не принимались всерьез оперативным управлением в штаб-квартире Гитлера. Но уже 10 июля 1943 года генерал-инспектор танковых войск Г. Гудериан нанес визит в подразделения «пантер» на фронте, и подтвердил сведения Икена, а также лично убедился в реальности своих опасений относительно недостаточной готовности «пантер» к боевым действиям.

39. Эта «Пантера» 39-го танкового полка при маневрировании застряла на стрелковом окопе, и из-за невозможности эвакуации была подорвана немцами при отступлении. Июль 1943 года.

Однако 21 июля 1943 года Гудериан направил на имя А. Шпеера довольно лестный отзыв о новых танках, в котором сообщал следующее:

«Уважаемый рейхсминистр Шпеер!

Как генерал-инспектор танковых войск, я считаю необходимым для себя сообщить Вам о том, что после первых боев новых танков, на фронте очень удовлетворены этим оружием. Поэтому хочется выразить Вам нашу признательность за создание этих боевых машин. Танковые экипажи на фронте особенно довольны невиданными данными новой пушки «Пантеры» — благодаря ее превосходным характеристикам неоднократно удавалось уничтожать танки Т-34 (уничтожить которые долгое время было очень трудно) — даже на дистанции 3000 метров.

Когда об этом превосходстве во время танковых боев узнали в панцерваффе, то солдаты естественно высоко оценили труд всех тех, кто принимал участие в проектировании и производстве этих танков. Поэтому я прошу Вас выразить в самом широком смысле мою благодарность и благодарность фронтовиков всем работникам промышленности. С выражением особой преданности, Хайль Гитлер.

Искренне Ваш, Г. Гудериан».

Не совсем понятен мотив, заставивший направить генерала-инспектора столь лестный отзыв о действиях «пантер». Быть может он опасался по каким-то причинам негативной реакции Гитлера на неудачные результаты использования новых танков? Но как бы там ни было, подобная ситуация не могла нормально сказаться на вопросах производства и совершенствования «пантер». Кстати сказать, такое положение дел в СССР в годы войны вряд ли было возможно — при подобных ситуациях военные критиковали представителей военной промышленности, и зачастую делали это довольно резко. Это позволяло в достаточно короткие сроки решать проблемы, связанные с оснащением Красной Армии более совершенной техникой и оружием.

Между тем к производству «пантер» привлекались все новые и новые предприятия. Например, в августе 1943 года с компанией Lanz в городе Манхайм заключили контракт на сборку и сварку бронекорпусов «Пантеры». При этом отдельные элементы Lanz не производила, а получала от субподрядчиков из Франции.

Но даже расширение заводов, вовлеченных в программу «Пантера», не решало всех проблем. Например, 13 сентября 1943 года компания Henschel сообщила о том, что с 9 по 13 сентября она не получила ни одного бронекорпуса «Пантеры», в результате чего сборочная линия все это время простаивала.

В сентябре 1943 года были собраны последние танки «Пантера» модификации Ausf. D, и вместо них в серию пошел новый вариант — Pz.V Ausf. А. Всего с января по сентябрь 1943 года заводами четырех фирм — MAN, Daimler-Benz, Henschel и MNH — было изготовлено 842 танка «Пантера» Pz.V Ausf. D (без учета ремонтно-эвакуационных «Бергепантера»).

Следует сказать, что организация серийного выпуска «пантер» шла параллельно с подготовкой технологии для их производства, а также проектированием и изготовлением необходимого для этого сборочного оборудования и приспособлений. При этом работы велись не только при отсутствии утвержденного для серии образца, но и в условиях того, что опытный образец (№ V2) еще не был закончен, не говоря о проведении его испытаний.

40. Советский офицер у подбитой «Пантеры» 39-го танкового полка (бортовой № 535). Июль 1943 года. Танк получил две пробоины 76-мм снарядами в левый борт корпуса (цифра 1) и две 45-мм пробоины в правый борт башни (цифра 2). На башне помимо номера виден тактический знак в виде белой головы пантеры.

Работы по изготовлению узлов и агрегатов для серийных «пантер» началось в ноябре — декабре 1942 года, при этом приходилось постоянно вносить в конструкцию деталей различные изменения. Все это привело к тому, что весной 1943 года пришлось проводить модернизацию выпущенных машин, для чего отвлекались значительные силы и средства.

В результате, панцерваффе получили на вооружение очень «сырой» танк, имевший огромное количество различных недостатков. Естественно, что все это проявилось в первых же боях «пантер» на Курской дуге — новые танки понесли огромные потери. Для получения из «Пантеры» нормальной боевой машины немцам пришлось приложить значительные усилия, что в условиях войны оказалось непростым делом.

Параллельно с обычным вариантом «Пантеры» выпускался командирский вариант машины — Panzerbefehlswagen Panther. От линейного танка эта машина отличалась установкой дополнительной радиостанции. Существовало два варианта командирской «Пантеры» — Sd.Kfz. 267 и Sd.Kfz. 268. Первый предназначался для обеспечения связи в батальонном звене и оснащался радиостанциями Fu 5 Fu 7, второй — в полковом звене, и имел радиостанции Fu 5 Fu 8. дополнительные радиостанции (Fu 7 или Fu 8) размещались в корпусе, а штатная «пантеровская» Fu 5 — в правой части башни. При этом боекомплект командирской «Пантеры» был уменьшен до 64 выстрелов. В отличие от линейного танка командирский вариант имел три антенных ввода — на башне на левом борту моторного отделения и на крыше у кормового листа корпуса.

Некоторые изменения в конструкции танка Pz. VAusf. D, внесенные в ходе производства.

— Первоначально днище «Пантеры» Ausf. D изготавливалось из 16 мм броневых листов, а не из 30 мм спереди и 16 мм сзади, как полагалось по утвержденным ранее чертежам. При этом существовало три варианта изготовления днища — сплошное (из одного листа), из двух или трех листов. 20 мая 1943 года был утвержден новый вариант, согласно которому толщина листов днища устанавливалась в 30 мм.

— Симметричный стопор пушки, установленный на опытной машине № V2 и на «пантерах» выпуска января — февраля 1943 года, впоследствии был модернизирован: у него увеличили размер основания и ввели фиксирующий штифт справа.

— В какой-то момент производства «Пантеры» Ausf. D ввели бронированную крышку меньшего диаметра, закрывающую вентиляционное отверстие в верхней части корпуса под стопором пушки.

— Первоначально «Пантера» имела два буксирных троса разной длины и два С-образных крюка разного размера. Примерно в апреле 1943 года малый крюк заменили еще одним большим, длиной 450 мм.

— На танках «Пантера» выпуска фирмы Henschel огнетушитель на правом борту танка не устанавливался по меньшей мере до июня 1943 года.

— В мае 1943 года при замене двигателей Maybach HL 230 на HL 230 крышка люка моторного отделения (вместе с крышками заливных горловин для масла и воды) была смещена на 20 мм вперед от кормового листа корпуса.

41. Советский СПАМ — на заднем плане «Тигр», на переднем «Пантера» 39-го танкового полка (бортовой № 521). Июль 1943 года. Танк получил две 76-мм пробоины в верхний наклонный борт корпуса. Впоследствии эта машина экспонировалась на выставке трофейного вооружения и техники в парке культуры и отдыха имени Горького в Москве.

Одновременно с этим броневые крышки воздухозаборников заменили на новые крышки с рукоятками для закрывания.

— В августе 1943 года ввели защиту от дождя для крышек воздухозаборников на люке моторного отделения, а с 25 августа аналогичную защиту получили горловины топливных баков.

— На первых серийных машинах, оборудованных приспособлениями для преодоления водных преград по дну, отверстия в задней части крыши моторного закрывались глухими заглушками, которые с апреля 1943 года заменили сетчатыми фланцами. Отверстие телескопической трубы для подачи воздуха к двигателю, которая находилась в убранном положении, закрывалось откидным бронестаканом.

— Начиная с июня 1943 года танках «пантера» не устанавливались мортирки для отстрела дымовых гранат (Nebelwurfgeraet), до этого смонтированные на правом и левом бортах башни.

— В июне 1943 года над эвакуационным люком в корме башни и лючком для связи с пехотой в левом борту башни стали привариваться специальные пластинки-водостоки. Кроме того, эвакуационный люк получил дополнительную защелку, прикрепленную болтами к заднему листу башни, которая удерживала люк в открытом положении и не давала ему захлопнуться без необходимости.

— В июле 1943 года ликвидирован лючок для связи с пехотой в левом борту башни.

— С апреля 1943 года упразднен держатель для топора на левом борту танка.

— В мае 1943 года введено новое крепление для домкрата с одной удерживающей планкой. Тогда же ящики ЗИП, установленные на корме «Пантеры», стали оснащать специальными тепловыми экранами для защиты от интенсивного нагрева выхлопными трубами.

— С июня 1943 года на левом борту корпуса стали приваривать крепления для укладки кувалды и инструмента механизма натяжения гусеницы.

— В конце февраля 1943 года маховик для открывания люка командирской башенки переместили: до этого он размещался за спиной командира танка, теперь маховик установили слева от него.

— В конце лета 1943 года стали приваривать жесткий упор для люка командирской башенки и делать сливные отверстия для дождевой воды по периметру башенки.

— С 1 августа 1943 года на всех новых «пантерах» на командирской башенке стали приваривать опорное кольцо для турели зенитного пулемета.

— В августе 1943 года в серию пошли усиленные опорные катки с 24 болтами для закрепления обода.

— В апреле 1943 года на бортах «Пантер» стали устанавливать защитные экраны (Schuerzen), изготовленные из неброневой стали. Экраны предназначались для защиты 40-миллиметровых нижних бортовых листов корпуса от пуль советских противотанковых ружей, выпущенных с близких дистанций.

— С июля 1943 года упразднена одна фара Бош с левой стороны лобового листа корпуса над подкрылком (до этого на лобовом листе монтировали две фары, слева и справа).

— В августе 1943 года на поверхности всех траков гусеницы появилось по шесть дополнительных ребер-«шевронов» для улучшения сцепления с грунтом. «Шевроны» формовались заодно с траком при отливке последнего.

— В конце августа 1943 года на «пантеры» стало наноситься антимагнитное покрытие — так называемый циммерит. Он предназначался для того, чтобы на броню нельзя было установить магнитные кумулятивные мины или гранаты. Циммерит наносился в заводских условиях, и его поверхность делалась чтобы увеличить расстояние до стальной поверхности без увеличения массы самого покрытия.

— В феврале 1943 года базовый цвет окраски танков был изменен на темно-желтый (Dunkelgelb). «Пантеры» уходили с заводов в войска окрашенными одним слоем основной краски. В полевые части для камуфлирования танков поставлялась краска оливково-зеленая (Olivgruen) и красно-бурая (Rotbraun). Схемы камуфляжей могли быть самыми разными, двух или трех цветными.

Следует сказать, что в некоторых случаях между введением того или иного изменения и внедрением его на всех выпускаемых «пантерах» могло пройти несколько месяцев.

42. Эта «Пантера» 39-го танкового полка (бортовой N2 512) получила три 76-мм пробоины в борт корпуса, и при отступлении была подорвана немцами. Июль 1943 года.

43. Бойцы и офицеры Красной Армии осматривают подбитую «Пантеру» 39-го танкового полка (бортовой № 824). Июль 1943 года. Машина получила две пробоины маски пушки (сбоку) 45-мм бронебойными снарядами, и была оставлена экипажем.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Танк Pz.Kpfw.V «Пантера» — это самый массовый немецкий тяжелый танк Второй мировой войны

Pz.Kpfw.V «Пантера» (Panther) — это, безусловно, один из наиболее известных тяжелых танков, которые принимали участие в сражениях Второй мировой войны. Этой машины вообще не должно было быть в немецкой армии, толчком для ее создания стало появление на поле боя советского Т-34. Изначально «Пантера» задумывалась немцами как массовый средний танк, но вместо этого получилась тяжелая боевая машина, выпущенная в гораздо больших количествах, чем знаменитый Pz.Kpfw.VI Tiger.

«Пантерами» планировали заменить средний танк Pz.Kpfw. IV, но этого так и не случилось: и «четверка» и Pz.V Panther выпускались немецкой промышленностью параллельно до самого окончания войны. Некоторые специалисты считают это серьезной стратегической ошибкой германского руководства.

«Пантера» была весьма грозным противником: с момента своего появления и до самого окончания войны эта машина доставила много головной боли советским, английским и американским танкистам.

Еще можно добавить, что ни один из немецких танков данного исторического периода не вызывает таких ожесточенных споров и настолько противоречивых оценок, как Pz.Kpfw.V Panther. Причем это характерно как для современников этой машины, так и для более поздних специалистов. В обзорах спектр оценок колеблется от восторженных, до сдержанно-негативных. Дебютом «Пантеры» стало огненное пекло Курской дуги, свой последний бой этот танк дал на улицах осажденного Берлина.

История создания

Решение о создании нового немецкого среднего танка было принято в 1941 году уже после нескольких месяцев боевых действий на Восточном фронте. Несомненным катализатором этого процесса стал реальный шок, который испытали немецкие танкисты после знакомства с советскими танками Т-34 и КВ.

Следует сказать, что работы над созданием нового среднего танка, который мог бы заменить PzKpfw III и PzKpfw IV, велись в Германии еще с 1938 года. Их проводили сразу несколько компаний, и к началу боевых действий на Восточном фронте его конструкция в общих чертах была готова. Вопрос не двигался дальше по одной весьма простой причине: военные не ощущали острой необходимости в новой машине, их вполне устраивали надежные и проверенные в боях танки.

Однако после встречи с новыми советскими танками мнение немецких военных по этому поводу резко изменилось.

В ноябре 1941 года компании Daimler-Benz и MAN получили техническое задание на создание новой боевой машины со следующими характеристиками: масса — 35 тонн, броневая защита — 40 мм и двигатель с мощностью 600-700 л.с. Новый перспективный танк получили название «Пантера».

Еще ранее началась разработка нового танкового орудия калибра 75 мм, способного пробивать 140 мм брони на дистанции в один километр.

Прежде чем продолжить рассказ, необходимо несколько слов сказать о разных типах классификации танков, которые были приняты в РККА и германской армии. В советской армии классификация была основана на массе машины, легкими считались танки до 20 тонн, средними – машины с весом до 40 тонн, а масса тяжелых танков превышала 40 тонн.

В основу немецкой классификации был положен калибр основного оружия машины. Тяжелыми танками считались машины, вооруженные орудиями с калибром выше 75 мм. Поэтому по немецкой классификации Pz. V считался средним, а по советской классификации — тяжелым (его масса составляла 44 тонны).

Немецкими конструкторами были тщательно изучены советские трофейные образцы, были отмечены их следующие сильные стороны: дизельный танковый двигатель, наклонное расположение броневых листов, широкие катки и гусеницы.

Уже весной следующего года обе компании представили свои прототипы новой машины.

Прототип нового среднего танка, который был создан конструкторами Daimler-Benz, очень сильно напоминал «тридцатьчетверку» и внешне, и по своей конструкции. В немецком министерстве вооружений посчитали, что подобное внешнее сходство может быть причиной обстрела танка своей же артиллерией. Конструкция машины также во многом повторяла Т-34: трансмиссия и моторное отделение находились сзади, танк предлагали оснастить дизельным двигателем и широкими гусеницами. Впрочем, несмотря на такой откровенный плагиат, новая машина очень понравилась Гитлеру, он даже приказал сделать первый заказ на 200 танков.

Прототип, представленный компанией MAN, имел традиционную для немецких машин компоновку, с передним расположением трансмиссии и задним расположением двигателя, торсионную подвеску и переднее расположение ведущих колес.

Кстати, обе компании отказались от подвески конструкции американского инженера Кристи, которая была использована на Т-34, признав ее негодной и архаичной.

Из-за разногласий, которые возникли при выборе победителя конкурса, была организована специальная «Пантер-комиссия», что и должна была решить судьбу танка. В мае комиссия подготовила свои заключения, в соответствии с которыми однозначно лучшим признавался танк, разработанный конструкторами компании MAN.

К концу 1942 года были построены две опытные машины, их эксплуатация показала многочисленные недоработки, которые приходилось исправлять в кратчайшие сроки. Первая серийная машина Pz.Kpfw.V Panther покинула заводской конвейер 11 января 1943 года.

Кстати, название «Пантера» без указания индекса было введено специальным указом Гитлера только в начале 1944 года, до этого момента танки называли Pz.Kpfw.V.

Модификации машины

Первые серийные образцы (20 машин) получили название Pz.Kpfw.V Panther Ausf. D1 довольно сильно отличались от последующих модификаций. Они никогда не участвовали в боях и использовались в тылу для подготовки танковых экипажей. «Пантера» серии D1 оснащалась двигателем HL 210 P45, коробкой скоростей ZF7 и имела толщину лобовой брони 60 мм.

Первой модификацией танка, которая пошла в крупносерийное производство, стала машина с индексом Ausf. D2. Хотя, сказать, что эта модификация танка сильно отличалась от «нулевых» машин нельзя. Изменения касались конструкции командирской башенки и дульного тормоза – он стал двухкамерным и приобрел хорошо узнаваемый «пантеровский» вид. Также на новых машинах была усилена лобовая броня (до 80 мм), машины получили новый двигатель HL 230 P30 и коробку передач AK 7-200. Танки этой серии оснащались телескопическим прицелом TZF-12 с отличным обзором. Курсовой пулемет располагался в бугельной установке.

Осенью 1943 года появилась следующая модификация «Пантеры» — Pz.Kpfw.V Panther Ausf. А. Машины этой серии получили новую башню, которая не имела небольших люков, а также амбразур для стрельбы из личного оружия. Слишком сложный прицел TZF-12 заменили на монокулярный TZF12a. Не слишком эффективную бугельную установку курсового пулемета заменили на привычную шаровую. Броню большинства этих машин покрывали циммеритом, многие из них были оснащены фальшбортами.

В марте 1944 года начался выпуск самой массовой (3740 машин) серии танка — Pz.Kpfw.V Panther Ausf. G. У новых танков было усилено бронирование: толщину бортовой брони довели до 50 мм, а лобовой – до 110 мм, изменили угол наклона бортовой брони. Некоторые из «Пантер» этой серии получили маску орудия со специальной «юбкой», которая защищала башню от заклинивания при попадании снарядов противника. Также было сделано множество других незначительных изменений.

В целом, машины этой модификации имели более простой и технологичный корпус.

Также осенью 1944 года начались работы над последней модификацией этого среднего танка: — Pz.Kpfw.V Panther Ausf. F. На этой машине планировалось еще более увеличить броневую защиту (лобовую броню — до 120 мм, борта – до 60 мм), изменить наклон броневых листов, уменьшить размеры башни. До конца войны успели сделать несколько башен и корпусов для новой модификации танка, но ни одного готового прототипа произвести так и не успели.

Осенью 1943 года начались разработки танка «Пантера II», которую планировали вооружить 88-мм пушкой (такая же стояла на «Королевском тигре») и оснастить новой башней Schmalturm. По сути, такая машина должна была стать облегченным вариантом «Королевского тигра». Однако к «Пантере II» так и не смогли ни подобрать, ни сконструировать подходящего двигателя.

На базе Pz.V Panther была создана противотанковая самоходная установка — «Ягдпантера» (Sd.Kfz. 173). Эта машина считается одной из лучших «самоходок» своего исторического периода. «Ягдпантера» была вооружена мощным длинноствольным 88-мм орудием StuK43 L/71 и надежной броневой защитой. Кроме того, машина получилась скоростной и довольно маневренной, что делало ее очень опасным противником для любых танков союзников.

Сталь для лобовой брони «самоходки» брали из запасов военно-морского флота, это металл был сделан еще до войны и отличался очень высоким качеством.

На базе «Пантеры» планировали создать целое семейство самоходных артиллерийских орудий, но этим планам не суждено было осуществиться. Также на базе Pz.Kpfw.V хотели создать зенитную самоходную установку, на это также не хватило времени.

Описание танка Pz.V

Средний танк Pz.Kpfw.V Panther имел классическую для немецких машин схему компоновки: трансмиссия у него находилась в передней части машины, а силовой отделение – в задней.

Корпус и башня танка состояли из катанных броневых листов, собранных «в шип» и соединенных двойным сварным швом.

В передней части корпуса находился отсек управления, в нем размещалось место механика-водителя и радиста-пулеметчика. Здесь же располагалась коробка передач, приборы управления, курсовой пулемет и радиостанция.

Место водителя находилось слева от трансмиссии, он осуществлял обзор с помощью двух перископов, которые были установлены на крыше отделения. Один из них был направлен в правую сторону, а другой – в левую. Следует отметить, что эта система не обеспечивала надежного обзора.

Справа от водителя находилось место радиста-пулеметчика. В крыше отделения управления для водителя и радиста были установлены два люка, крышки которых не поднимались, а отводились в стороны.

Боевое отделение находилось в центральной части танка. Здесь размещалась башня, в которой было установлено орудие со спаренным пулеметом, приборы наблюдения и управления, механизмы горизонтальной и вертикальной наводки, места для командира танка, наводчика и заряжающего. Также в боевом отделении находилась основная часть боекомплекта. На башне находилась командирская башенка с перископами, которые обеспечивали командиру машины прекрасный обзор. На более поздних модификациях Panther на командирскую башенку устанавливался зенитный пулемет.

Башня танка приводилась в движение гидравлическим поворотным механизмом. При отключенном двигателе это приходилось делать вручную.

В кормовой части корпуса танка располагалось силовое отделение, в нем находился двигатель, радиаторы, вентиляторы и топливные баки. Моторное отделение делилось на три отсека, центральные из которых (где находился двигатель) был водонепроницаемым. Силовой отсек был отделен от боевого броневой перегородкой.

На первых машинах стоял карбюраторный 12-цилиндровый двигатель Maybach HL 210 P30 (21 литр), который впоследствии был заменен Maybach HL 230 P45 с большим диаметром поршней.

Трансмиссия состояла из коробки переключения передач, главного фрикциона, карданного вала, дисковых тормозов и механизма поворота. Коробка переключения передач имела семь ступеней, с безынерционными конусными синхронизаторами.

Ходовая часть «шахматного» типа состояла из восьми сдвоенных обрезиненных катков на один борт. Подвеска – торсионная, ведущие колеса расположены спереди. Ходовая обеспечивала танку прекрасную плавность хода даже по пересеченной местности, но была очень сложна в производстве и обслуживании. Чтобы добраться до внутреннего диска, нужно было снять до трети внешних.

Основным вооружением Pz.V Panther являлась 75-мм нарезная пушка KwK 42. С ней был спарен 7,62-мм пулемет.

Моторное отделение было оснащено автоматической системой пожаротушения. Частые возгорания двигателя – это одна из «визитных карточек» «Пантеры». Если температура двигателя достигала 120 градусов, то автоматическая система пожаротушения начинала заливать его специальной смесью.

На танках модификаций D устанавливались бинокулярные прицелы TZF-12, а на более поздних сериях – монокулярный прицел TZF-12А. Прицелы отличались удобством и обеспечивали отличный обзор.

На командирских машинах поздних серий впервые были смонтированы приборы ночного видения. Вместе с инфракрасным прожектором подобный прибор позволял осматривать местность до 200 метров.

Боевое применение, преимущества и недостатки Pz.V Panther

Немцы впервые применили Pz.V в ходе боев на Курской дуге. Этими машинами были укомплектованы два танковых батальона. Опыт первых боев показал как сильные стороны «Пантер», так и их недостатки. К сильным сторонам танка, несомненно, можно было отнести его мощную пушку, что позволяла поражать все советские САУ и танки на основных дистанциях боя в лоб, а также хорошую защиту передней проекции машины, которая была неуязвима для всех видов советских танковых и противотанковых орудий. Также заслужили положительные отзывы приборы наблюдения и прицельные приспособления, обеспечивавшие танкистам отличный обзор. Машина была очень удобна для экипажа.

Однако были и недостатки: танк довольно легко поражался в боковые проекции, был не слишком надежным, его двигатель часто горел.

За 1943 год на Восточный фронт была отправлена 841 «Пантера». К концу года в строю оставалось 80 танков, 137 были в ремонте, а 624 машины были потеряны.

В 1944 году Pz.V пришлось воевать и на Западном фронте, где они стали серьезной проблемой для английских и американских танкистов. Практически все противотанковые орудия союзников не могли пробить лобовую броню машины, то же самое можно сказать и об их танковых орудиях.

Частично «Пантеры» на Западном фронте уничтожались авиацией, но большая часть была просто брошена своими экипажамииз-за недостатка топлива и запасных частей.

Последним массированным применением этих машин стало сражение за озеро Балатон в Венгрии. Танки Pz.V принимали участие во всех крупных боевых операциях завершающего этапа войны, свой последний они дали на улицах Берлина.

Технические характеристики танка

Экипаж, чел. 5
Боевая масса, т 44,8
Размеры Длина корпуса, мм — 6870
Длина с пушкой вперёд, мм — 8660
Ширина корпуса, мм — 3270
Высота, мм — 2995
Клиренс, мм — 560
Двигатель «Maybach» HI 230Р30, карбюраторный,
12 цилиндров, мощность — 700 л.с.
Скорость по шоссе, км/ч 46
Запас хода по шоссе, км/ч 250
Броня Лоб корпуса, мм – 80
Борт корпуса, мм – 50
Днище, мм – 17-30
Лоб башни, мм – 110
Маска орудия, мм — 110 (литая)
Борт башни, мм — 45
Вооружение 75-мм пушка KwK 42 L/70,
два пулемета 7,92-мм MG 34
Боекомплект 81 снарядов; 4800 патронов

Видео о танке

militaryarms.ru

Пантера — немецкий средний танк Второй мировой

Пантера (PzKpfw V «Panther») – это немецкий танк времен Второй мировой войны. По немецкой классификации он был средним, а по всем другим скорее мог относиться к тяжелым.

История создания

Когда в начале Второй мировой немцы столкнулись с советскими Т-34, они испытали настоящее потрясение – этот танк превосходил всю бронетехнику Германии того времени. Поэтому уже в 1941 году было решено начать разработку нового немецкого среднего танка. Вообще работы над такой машиной велись еще с 1938 года, но Т-34 их очень сильно подстегнул.

В ноябре 1941 года компаниям MAN и Daimler-Benz выдали техническое задание на новую боевую машину массой 35 тонн, двигателем 600-700 лошадиных сил и броневой защитой 40 мм. Новому танку сразу присвоили имя «Пантера». А немного раньше начали разрабатывать новое танковое орудие 75 мм, для пробития брони 140 мм на дистанции километр.

Немецкие конструкторы внимательно изучили трофейные образцы танков противников, особенно Т-34, и уже весной обе фирмы представили свои прототипы. Танк от Daimler-Benz оказался слишком похож на Т-34, но в целом понравился Гитлеру. У танка от фирмы MAN была более традиционная для немцев компоновка и вешний вид. Кстати, обе фирмы от подвески Кристи, которая использовалась в Т-34, отказались из-за ее архаичности.

Чтобы выбрать из двух вариантов была собрана специальная «Пантер-комиссия». В мае она после многочисленных испытаний и обсуждений все-таки постановила, что танк от компании MAN больше подходит немецкой армии.

У немцев танк считался средним потому, что тяжелыми были машины с орудиями калибром больше 75 мм. При этом готовая машина получилась весом 44 тонны, что по всем остальным классификациям делало ее тяжелым танком.

В конце 1942 года построили две опытные машины. В ходе эксплуатации были выявлены различные недостатки, которые исправляли буквально на ходу. И уже в январе 1943 года с конвейера сошла первая серийная машина Pz.Kpfw.V Panther. Кстати, просто «Пантерой» танк стали называть только в начале 1944 – ранее для его обозначения всегда использовали индекс Pz.Kpfw.V.

Пантера Ausf. D1, первая модификация

ТТХ

Общая информация
  • Классификация – средний танк по немецкой классификации;
  • Боевая масса – 44,8 тонн;
  • Компоновочная схема – моторное отделение сзади, управления спереди;
  • Экипаж – 5 человек;
  • Годы производства – 1942-1945;
  • Годы эксплуатации – 1943-1947;
  • Всего выпущено – 5976 штук.
Размеры
  • Длина корпуса – 6870 мм;
  • Длина с пушкой вперед – 8660 мм;
  • Ширина корпуса – 3270 мм;
  • Высота – 2995 мм;
  • Клиренс – 560 мм.
Бронирование
  • Тип брони – катаная, средней и низкой твердости, поверхностно закаленная;
  • Лоб корпуса, верх — 80/55° мм/градус;
  • Борт корпуса, верх — 50/30° мм/градус;
  • Корма корпуса, верх — 40/30° мм/градус;
  • Днище – 17-30 мм;
  • Крыша корпуса – 17 мм;
  • Лоб башни – 110/10° мм/градус;
  • Маска орудия – 100 мм, литая;
  • Борт башни — 45/25° мм/градус;
  • Корма рубки — 45/25° мм/градус.
Вооружение
  • Калибр и марка пушки – 75 мм KwK 42;
  • Длина ствола – 70 калибров;
  • Боекомплект пушки – 81;
  • Пулеметы — 2 × 7,92 MG-42.
Подвижность
  • Тип двигателя – карбюраторный, 12-цилиндровый, V-образный;
  • Мощность – 700 лошадиных сил;
  • Скорость по шоссе – 55 км/ч;
  • Скорость по пересеченной местности – 25-30 км/ч;
  • Запас хода по шоссе – 250 км;
  • Удельная мощность – 15,6 л.с. на тонну;
  • Тип подвески – торсионная.

Модификации

  • Pz.Kpfw.V Panther Ausf. D1 – первые двадцать серийных машин. Никогда не участвовали в боях – на них готовили экипажи в тылу. У машин был двигатель HL 210 P45 и лобовая броня 60 мм;
  • Ausf. D2 – первая серийная модификация, очень похожая на D1. Была усилена лобовая броня, командирская башня и дульный тормоз приобрели «пантеровский» вид;
  • Ausf. А – модификация с новой башней, без амбразур и небольших люков, с более удобным прицелом и привычной шаровой установкой курсового пулемета. Часто машины оснащали фальшбортами;
  • Ausf. G – самая массовая модификация, производилась с весны 1944 года, с усиленным бронированием. Некоторым «Пантерам» поставили маску орудия с «юбкой», чтобы башню не заклинивало от попаданий снарядов противника;
  • Ausf. F – последняя модификация, была разработана осенью 1944. Должна была быть еще более защищенной, но до конца войны выпустили только несколько корпусов и башен и ни одного прототипа не собрали.

Осенью 1943 года начали разрабатывать вторую «Пантеру», на которую бы поставили 88-мм пушку, как на Королевском тигре, и новую башню, то есть своеобразный облегченный второй Тигр. Но подходящего двигателя для машины так и не подобрали.

Башня Ausf. FИзображение прототипа Panther II

Машины на базе танка «Пантера»

  • Ягдпантера – тяжелая САУ, истребитель танков. Была разработана после успеха Фердинанда на Курской дуге как новая САУ на более мобильном шасси от «Пантеры». Одна из лучших САУ того времени, с хорошим бронированием и огневой мощью;
  • Bergepanther – бронированная ремонтно-эвакуационная машина. Вместо башни на нее ставилась открытая платформа, лебедка и кран. Имелся пулемет для обороны. Также считалась лучшей БРЭМ Второй мировой.

Jagdpanther

Несколько машин на базе «Пантеры» так и осталось на стадии проекта или прототипа:

  • Panzerbeobachtungswagen Panther – танк артиллерийских наблюдателей – вместо пушки ставился деревянный макет. У машины было несколько перископов и стереоскопический дальномер. Было построено либо один экземпляр, либо 41 машина, точных данных нет;
  • Существовало несколько проектов САУ на шасси «Пантеры», но все они не стали даже прототипами, и остались только на бумаге;
  • Также было несколько проектов Зенитных самоходных установок на базе «Пантеры». Многие отклонили, но в 1944 году наконец приняли проект ЗСУ Flakpanzer «Coelian». Построили только макет, прототип так и не изготовили.

Flakpanzer «Coelian», макет

Боевое применение

Свою боевую карьеру «Пантеры» начали в июле 1943 года, и за 22 месяца службы успели побывать на Итальянском, Западном и Восточном фронте.

Первое крупное сражение, в котором они участвовали – это операция «Цитадель». Многие из руководства относились к операции насторожено, отмечая в том числе, что «Пантеры», на которые другие так надеются, еще не идеальны и требуют испытаний. В итоге нападение откладывалось, что дало советским войскам возможность улучшить оборону. В сражении со стороны немцев в основном участвовали «Тигры», Pz Kpfw IV и Pz Kpfw III, а вот «Пантеры» действительно постоянно ломались и горели – из 200 машин из строя вышло 160, причем многие не удалось эвакуировать.

Пока шло советское наступление, недостатки PzKpfw V исправили, и наконец они стали боеспособными. Иногда удавалось проводить эффективные контратаки. Часто «Пантеры» и другие танки использовались для быстрых перебросов в разные места для сдерживания наступления Красной армии. К примеру, в бою под Балабановкой полк «Ваеске» нанес противнику очень серьезные повреждения, потеряв всего пять Пантер и одного Тигра.

Достаточно активно танки участвовали в боях на Украине, особенно под Каменец-Подольским. Там себя хорошо проявил генерал Хубе, хотя против немецких танков и были погодные условия – машины постоянно ломались из-за раскисших дорог.

После гибели Хубе Первой танковой армии явно нужна была небольшая передышка, но Гитлер в ней отказал. Несмотря на достаточно высокую эффективность «Пантер» сдерживать советские войска немцы уже не могли.

На Западе

На Западе «Пантеры» тоже активно участвовали в боях, и наносили союзникам серьезный ущерб. Англичане и американцы считали, что чтобы подбить один PzKpfw V нужно потерять пять Кромвелей или Шерманов. Но численное превосходство союзников и тут делало свое дело. Кроме того, было запрещено отступать, и танки часто попадали под артналеты, а местность Нормандии совершенно не подходила для танков. Единственным крупным успехом в этой зоне была ликвидация прорыва англичан под Вильер-Бокаж.

Бои шли по-разному – 11 июля 1944 года «Патеры» сильно пострадали в бою против истребителей танков союзников, но уже 18 числа того же месяца первый танковый корпус СС остановил три английские танковые дивизии.

Подбитая Пантера

«Пантеры» участвовали в операции «Льеж», но почти половина танков была уничтожена авиацией союзников. Также много танков было потеряно в окружении под Фалезом. Однако разведка докладывала, что «Пантера» становится все более надежной, и ее уже считали самым опасным танком Германии.

Последней крупной операцией на Западном фронте, в которой участвовали «Пантеры», было наступление в Арденнах. Операция провалилась с потерей практически всех танков. И хотя PzKpfw V показывал себя очень эффективно, их было слишком мало.

Вообще эксперты считают, что «Пантеры» была лучшим немецким средним танком Второй мировой войны, однако ее нужно было немного довести до ума – она превосходила Pz Kpfw IV по всем показателям, кроме надежности, однако в 1943 году надежность была не так важна, как мощь, скорость и бронирование.

Танк в культуре

Танк «Пантера» был распространен очень широко, так что его можно встретить почти во всех компьютерных и мобильных играх, посвященных Второй мировой войне, таких, как Блицкриг, «Panzer General» и другие. Есть он и в играх о танковых боях,

Танк «Пантера» можно увидеть в следующих компьютерных играх: World of Tanks и War Thunder.

Очень часто в играх ТТХ танка не совпадают с реальными.

«Пантеры» можно увидеть в советском фильме 1949 года «Падение Берлина» — в съемках участвовали настоящие танки на ходу.

Также существует довольно много моделей «Пантеры», производимой разными фирмами, в том числе российской «Звездой». Есть как пластиковые, так и бумажные модели для стендового моделизма.

Раскрашенная модель фирмы «Звезда»

Память о танке

До наших дней дошло 16 «Пантер» в хорошем состоянии. Три стоит в Бельгии, 2 – в Великобритании, все модификации G. В Германии и Канаде можно увидеть Ausf. A, в Нидерландах – Ausf. D и Ausf. G. В России в Кубинке выставлена Пантера Ausf. G, восстановленная до ходового состояния. Пять машин модификаций А и G находятся в различных музеях США. Четыре танка модификации A выставлены во Франции, одна машина Ausf. D есть в Швейцарии.

Пантера в Кубинке

Фото и видео

BergepantherPanzerbeobachtungswagen PantherПантера в цвете

 

tanki-tut.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о