лёгкий танк 7TP » Военное обозрение

Лёгкий танк 7TP был польским вариантом развития английского «Виккерса 6-тонного», одного из наиболее распространенных танков предвоенного периода во всем мире. Разработка данного танка велась в 1933-1934 годах, при этом за время его серийного производства в 1935-1939 годах в Польше было собрано 139 таких танков. К моменту начала Второй мировой войны именно 7TP являлся наиболее боеспособным польским танком, который по своим возможностям и характеристикам превосходил немецкие легкие танки PzKpfw I и PzKpfw II, однако ввиду своей малочисленности никак не смог повлиять на ход боевых действий и предотвратить захват Польши. По своей боевой мощи данный танк на тот момент времени был сравним с чехословацким танком LT vz.38 и советским Т-26.

Стоит отметить, что в межвоенное время мало у какой европейской армии были сомнения в том, что в войне будущего решающую роль на поле боя сыграют танки. Прекрасно понимали это и в Польше, по этой причине польское военное руководство сделало основную ставку на развитие в стране собственного танкостроения. Однако для этого развития нужна была хоть какая-то база. Поэтому, как и большинство государств, которые обрели независимость по итогам Первой мировой войны, Варшава достаточно длительное время приобретала иностранную бронетехнику.


Первыми танками Польши в 1919 году стали полученные из Франции легкие танки Renault FT-17, которые достаточно успешно зарекомендовали себя в годы Первой мировой войны, действуя на Западном фронте. Именно танки Renault FT-17 до 1931 года составляли основу танковых войск Польши, пока не возникла острая потребность, чем-то заменить эту устаревшую боевую машину. Для замены польские военные рассматривали несколько вариантов, среди которых в лучшую сторону выделялись американский танк М1930 конструкции Кристи и британский Vickers Mk.E (известный в России больше как «Виккерс 6-тонный»). Однако с американцами договориться так и не удалось, поэтому поляки обратились к компании Vickers, чей танк ранее уже приглянулся делегации СССР, а позднее послужил прототипом для советского танка Т-26.

В 1930 году польской военной делегацией был подписан контракт на поставку в страну 50 танков Vickers Mk.E, из которых 12 боевых машин поляки должны были собрать на месте своими руками. Танк произвел на военных очень благоприятное впечатление, однако нашелся и целый ряд недостатков — недостаточное бронирование, слабое вооружение (всего 2 пулемета), ненадежная силовая установка. Помимо всего прочего, стоимость одного «Виккерса» достигала 180 тысяч злотых, немалой по тем временам суммы. В этой связи уже в 1931 году польское правительство принимает решение создать на основе английского танка свой собственный легкий танк. Работы по модернизации боевой машины были развернуты в конце 1932 года. Надежды на новый танк поляки возлагали немалые — достаточно сказать, что контракт на поставку армии первой партии новых танков был подписан уже 19 января 1933 года, а проектные работы удалось завершить только 24 июня того же года.

Ходовая часть танка изменений не претерпела, полностью перейдя от «Виккерса». Ходовая состояла из 4-х двухкатковых тележек, которые были сблокированы попарно с подвеской на листовых рессорах, 4-х поддерживающих роликов, а также переднего ведущего и заднего направляющего колеса (на каждый борт). Гусеничная цепь была мелкозвенчатой, она насчитывала 109 стальных траков шириной 267 мм. Длина опорной поверхности гусениц танка составила 2900 мм. В отличие от ходовой части корпус польского танка был доработан за счет монтажа бронированного кожуха, расположенного над моторным отделением. При этом усилили и бронирование танка: толщину лобовых листов корпуса поляки довели до 17 мм, бортовых — до 13 мм.

Вооружение танка решили оставить полностью пулеметным, оно состояло из двух 7,92-мм пулеметов wz.30, установленных в двух цилиндрических башнях, которые по своей конструкции были аналогичны английским. Для своего времени пулемет Browning wz.30 калибра 7,92-мм обладал неплохими характеристиками. Максимальная его скорострельность составляла 450 выстр/мин, начальная скорость пули 735 м/с, максимальная дальность стрельбы — до 4500 метров. На дистанции в 200 метров данный пулемет пробивал 8-мм броню, поэтому мог эффективно использоваться для борьбы с легкобронированными целями. Боезапас двух танковых пулеметов состоял из 6 тысяч патронов. Для защиты ствола с жидкостной системой охлаждения польские конструкторы использовали цилиндрические кожухи. Каждая танковая башня могла вращаться на 280°, а углы вертикального наведения пулеметов составляли от -10° до +20°. При этом поляки выполнили конструкцию пулеметной установки с таким расчетом, чтобы вместо «Браунинга» всегда можно было установить пулеметы Maxim wz.08. или Hotchkiss wz.35.

Замене подвергся и британский двигатель, который считался ненадежным и пожароопасным. Он был заменен на 6-цилиндровый дизельный двигатель Saurer, развивавший мощность 110 л.с. при 1800 об/мин. Система охлаждения двигателя была жидкостной. Внутри боевого отделения и моторного отсека циркуляция воздуха обеспечивалась с помощью двух вентиляторов. Топливные баки находились в передней части танка. Основной бак емкостью 110 литров находился рядом с местом механика-водителя, запасной емкостью 20 литров — рядом с коробкой переключения передач. При движении по шоссе танк мог тратить до 80 литров на 100 километров, а при движении по пересеченной местности расход увеличивался до 100 литров.

Трансмиссия боевой машины находилась в передней части корпуса. Она включала в себя карданный вал, главный и бортовые фрикционы, приводы управления, бортовые передачи и коробку переключения передач. Максимальная скорость движения по шоссе составляла 37 км/ч. При этом скорость при движении на 1-й передаче составляла 7 км/ч, на 2-й — 13 км/ч, на 3-й — 22 км/ч и на 4-й — 37 км/ч.

Экипаж легкого танка включал в себя 3-х человек. В передней части корпуса справа находилось место механика-водителя, командир боевой машины занимал правую башню, второй стрелок левую башню. Приборы наблюдения, установленные на танке, были простыми и немногочисленными. В бортах каждой башни было выполнено по две смотровых щели, которые были прикрыты бронестеклами, а рядом с пулеметами были установлены телескопические прицелы. Для механика-водителя был предусмотрен лишь передний двухстворчатый люк, в котором дополнительно была вырезана смотровая щель. Перископические приборы наблюдения на двухбашенных легких танках 7TP не устанавливались. Одновременно в разработке находилась версия однобашенного танка, вооруженного 37-мм танковой пушкой Bofors и спаренным с ней 7,92-мм пулеметом wz.30.

Первый прототип легкого танка 7TP поступил на испытания в августе 1934 года. Хотя времени для создания полноценного опытного образца было достаточно, он был частично выполнен из небронеовой стали. Ходовые испытания танка проводились с 16 августа по 1 сентября 1934 года, за этот временной отрезок танк прошел 1100 км. Второй прототип танка в железе был доставлен для прохождения полигонных испытаний 13 августа 1935 года.

Сравнение нового легкого польского танка с британским Mk.E, не позволяет усомниться в том, что польским инженерам удалось оптимизировать конструкцию боевой машины, сделав танк более надежным. Но наиболее значимые изменения касались улучшения охлаждения двигателя, замены вооружения и усиления подвески. После производства прототипов и их осмотра военными, армия выдала заказ на строительство легких танков 7ТР (7-Tonowy Polsky).


При этом уже в 1935 году было совершенно очевидно, что двухбашенный вариант легкого танка 7ТР не обладает никакими резервами для дальнейшей модернизации. По этой причине основная ставка делалась на однобашенный вариант танка с пушечным вооружением. Однако достаточно долгое время поляки не могли решить, какую именно пушку поставить на танк. С 1934 по 1936 годы они успели рассмотреть 6 разных вариантов орудий калибром от 37-мм до 55-мм. При этом требования, предъявляемые к танковой пушке, были вполне себе стандартными. Орудие должно было обладать высокой скорострельностью, компактными размерами, возможностью бороться с бронетехникой противника, а также иметь хорошие эксплуатационные характеристики. Перебрав все возможные варианты, польские военные остановили свой выбор на 37-мм пушке шведской компании Bofors. Узнав о желании польской стороны разместить орудие «Бофорс» вместе с польским пулеметом, представители компании предложили Польше бесплатную помощь в создании спаренной конструкции башенного вооружения легкого танка 7ТР. Помимо этого, шведы оснастили польский танк прицелами компании «Zeiss». В итоге шведская сторона изготовила башню по предоставленным из Польши чертежам. Во многом она была похожа на башню танка «Виккерс».

Легкий танк 7ТР с башней фирмы Bofors

Работы над башней велись в Швеции с декабря 1935 по ноябрь 1936, когда компания Bofors представила полякам готовую башню, с установленной в ней 37-мм пушкой. При этом от дальнейших поставок башен из Швеции польская сторона отказалась. Вместо этого при помощи инженера Фабриковского была спроектирована новая «адаптированная» конструкция, которая была предназначена для установки на первый прототип танка 7ТР. Изменения коснулись лишь подбашенной коробки и размещения аккумуляторных батарей, которые переместили из боевого отделения в трансмиссионное. Башня танка была выполнена в форме усеченного конуса и обладала дифференцированным бронированием. Лобовая часть, борта, корма и маска орудия были изготовлены из одинаковых бронелистов толщиной 15 мм, крыша башни имела толщину 8-10 мм. Из-за особенностей компоновки корпуса танка башню пришлось ставить на боевую машину со смещением на левый борт.

В период с 3 по 7 февраля 1937 года были проведены испытания, которые показали пригодность башен к установке на легкие танки 7ТР. Серийная продукция отличалась люком на крыше башни, а не в кормовом бронелисте, а также наличием кормовой ниши. Ниша одновременно была и противовесом для танкового орудия и местом для установки радиостанций N2C или RKBc, которые начали ставить на польские танки осенью 1938 года. Всего до начала Второй мировой войны успели собрать только 38 радиостанций. В итоге они появились на танках командиров взводов, рот и батальонов.

Стоит отметить, тот факт, что на тот период времени 37-мм пушки Bofors было достаточно. Орудие обладало отличными характеристиками и боевыми качествами, его было достаточно для поражения всех танков, имевшихся на тот период времени. На дистанции до 300 метров снаряд, выпущенный из такой пушки, пробивал броню толщиной до 60 мм, с дистанции до 500 метров — 48 мм, до 1000 метров — 30 мм, до 2000 метров — 20 мм. При этом скорострельность орудия составляла 10 выстр/мин. Боекомплект орудия состоял из 80 снарядов и располагался внутри танка следующим образом: 76 выстрелов хранились в нижней части боевого отделения, а еще 4 в танковой башне. Боекомплект спаренного вместе с орудием 7,92-мм пулемета wz.30 составлял 3960 патронов.

Первые боевые стрельбы нового танка состоялись в 1937 году на баз Центра баллистических исследований, расположенном в местечке Зеленка недалеко от польской столицы. При этом цена одного танка с артиллерийским вооружением выросла до 231 тысячи злотых. Основным местом производства легких танков 7ТР с 1935 по 1939 годы был завод, расположенный в Чеховицах. Всего здесь было произведено 139 таких танков, из которых 24 являлись двухбашенными и были вооружены лишь пулеметами. Однако впоследствии все двухбашенные танки прошли модернизацию, на них была установлена одна орудийная башня.

Перед началом Второй мировой войны танками 7ТР были вооружены 1-й и 2-й батальоны легких танков польской армии (по 49 боевых машин в каждом). Вскоре после начала войны, уже 4 сентября 1939 года в Учебном центре танковых войск, расположенном в Модлине, закончилось формирование 1-й танковой роты командования обороны Варшавы. В составе роты насчитывалось 11 танков 7ТР. Еще 11 танков данного типа насчитывалось в составе 2-й роты легких танков командования обороны Варшавы, которая была сформирована незначительно позднее.

Стоит отметить, что польские легкие танки 7ТР обладали лучшим вооружением, чем многочисленные немецкие легки танки Рz.I и Рz.II и лучшей проходимостью, не уступая танкам Германии в бронезащите. В результате танки 7ТР успели принять участие в боевых действиях, уничтожив и повредив за все время боев примерно 200 немецких танков. В частности, данные польские танки приняли участие в контрударе польской армии под Пётркув-Трыбунальски, где 5 сентября 1939 года один танк 7ТР из состава 2-го батальона легких танков подбил 5 немецких легких танков Рz.I. Дольше всех с немецкими войсками сражались танки из состава 2-й танковой роты, которая обороняла Варшаву, они принимали участие в уличных боях в городе до 26 сентября 1939 года.

Большая часть этих боевых машин была потеряна в боях, часть подорвана своими экипажами или даже утоплена в Висле. Но некоторое количество танков (до 20) было захвачено гитлеровцами, которые затем использовали их во время Второй мировой войны. Еще как минимум 4 подбитых танка 7ТР и один тягач на его базе были захвачены РККА в процессе присоединения Западной Белоруссии и Западной Украины к СССР в сентябре 1939 года. Этим польским танкам советские инженеры уделили пристальное внимание. Все захваченные советскими частями танки были повреждены, поэтому их сначала отремонтировали на Ремонтной базе №7, расположенной в столице Украины, а также на Научно-испытательном бронетанковом полигоне в Кубинке.

После этого танки прошли в Советском Союзе серию испытаний. По итогам испытаний конструкторы отметили, что для танковой промышленности СССР представляют интерес следующие элементы польского «Виккерса»: броневая защита маски орудийно-пулеметной установки в башне танка, дизельный двигатель производства компании «Заурер», а также смотровые приборы. В последнем случае речь велась о приборе кругового обзора образца 1934 года, который был создан инженером Рудольфом Гундлахом. Начиная с 1936 года, подобные устройства выпускались во Львове, поляки ставили их на танкетки TKS и легкие танки 7ТР. Патент на производство данного танкового перископа был позднее продан британской компании «Виккерс Армстронг». В годы Второй мировой войны подобными приборами наблюдения были оснащены все английские танки. Советские инженеры также скопировали польский перископ, использовав его затем в своих боевых машинах.

Тактико-технические характеристики танка 7TP:

Габаритные размеры: длина — 4,56 м, ширина — 2,43 м, высота — 2,3 м.
Боевая масса — 9900 кг.
Бронирование: лоб корпуса — 17 мм, борта корпуса — 13 мм, башня — 15 мм, крыша корпуса и днище — 5 мм.
Вооружение — 37-мм пушка Bofors (80 снарядов) и 7,92-мм пулемет WZ. 30 (3960 патронов).
Силовая установка — 6-цилиндровый дизельный двигатель Saurer CT1D мощностью 110 л.с.
Максимальная скорость — 37 км/ч (по шоссе).
Запас хода — 160 км (по шоссе), 130 км (по пересеченной местности)
Запас топлива — 130 л.
Экипаж — 3 человека (механик-водитель, командир-заряжающий, наводчик).

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/poland/7tp.htm
http://www.istpravda.ru/research/5110
http://szhaman.com/polskie-tanki-7tr
http://www.opoccuu.com/7tp.htm
Материалы из открытых источников

topwar.ru

7ТР Легкий танк - aviArmor

Официальное обозначение: 7ТР
Альтернативное обозначение: 7-Tonowy Polsky
Начало проектирования: 1932 г.
Дата постройки первого прототипа: 1933 г.
Стадия завершения работ: серийно выпускался с 1933 по 1939 год.

Как и многие другие страны, которые обрели независимость после Первой Мировой Войны, Польша долгое время ориентировалась на закупки иностранной техники. Первые танки были получены из Франции в 1919 г. – как известно, это были Renault FT-17 вполне удачно воевавшие на Западном фронте, а затем принявшие участие в войне с Советской Россией. Именно они составляли основу польских танковых сил вплоть до 1931 г. пока не назрела необходимость заменить порядком устаревшие машины.
Рассматривалось несколько вариантов, среди которых в лучшую сторону выделялись американский М1930 конструкции Кристи и британский Vickers Mk.E (у нас он более известен как «виккерс 6-тонный»). С американцами договориться не удалось главным образом из-за попытки сэкономить побольше денег, поэтому пришлось обратиться к фирме Vickers, чей танк уже приглянулся советской делегации и послужил прототипом для будущего Т-26.

В 1930 г. польская делегация подписала контракт на поставку 50 танков, из которых 12 предстояло собрать своими руками. Танк произвел положительное впечатление, но нашелся и целый ряд недостатков — тонкое бронирование, слабое вооружение (состоявшее только из пулеметов), ненадежный двигатель. Кроме того, стоимость одного Mk.E составляла порядка 180.000 злотых, что было немалой суммой. В связи с этим в 1931 году польское правительство приняло решение разработать на его основе собственную боевую машину.

Работы по модернизации танка были развернуты в конце 1932 года силами конструкторского бюро бронетанковой техники Военного инженерно-исследовательского института и Государственных инженерных предприятий (PZInż). Надежды на новую машину возлагались немалые — достаточно сказать, что контракт на поставку первой партии танков был подписан 19 января 1933 года, а проектирование было завершено только 24 июня.

Ходовая часть без изменений перешла от “виккерса”. Применительно на каждый борт она состояла из четырех двухкатковых тележек, сблокированных попарно с подвеской на листовых рессорах, 4-х поддерживающих роликов, переднего ведущего и заднего направляющего колеса. Гусеничная цепь — мелкозвенчатая, со 109 стальными траками шириной 267 мм. Длина опорной поверхности гусениц составила 2900 мм.

Корпус был доработан путем установки бронированного кожуха над моторным отделением. Бронирование танка усилили: толщину лобовых листов довели до 17 мм, бортовых – до 13 мм. Вооружение состояло из двух 7,92-мм пулеметов wz.30 в каждой башне.

Вооружение оставалось чисто пулеметным и располагалось в двух цилинрических башнях, по конструкции аналогичных британским. Пулемет Browning wz.30 калибра 7,92-мм мог вполне относиться к классу «тяжелых». Он имел скорострельность порядка 450 выстрелов в минуту, максимальную дальность составляла 4500 метров и начальную скорость пули 735 м\с. На дистанциях до 200 метров «браунинги» пробивали 8-мм броню и могли успешно поражать легкобронированные цели, вроде немецких «тазиков» Kfz.13. Боезапас к обоим пулеметам составил 6000 патронов. Для защиты ствола с жидкостной системой охлаждения польские инженеры применили цилиндрические кожухи. Каждая из башен могла вращаться на 280&deg.; Углы вертикального наведения пулеметов колебались в пределах от -10° до +20&deg.; Конструкция пулеметной установки была выполнена с таким расчетом, чтобы вместо «браунинга» можно было установить 7,92-мм пулеметы Hotchkiss wz.35 или Maxim wz.08.

Британский двигатель, считавшийся пожароопасным, также заменили. Польский танк оснащался 6-цилиндровым двигателем Saurer VBLDb (PZInż.235) мощностью 110 л.с. при 1800 об\мин. Система охлаждения — жидкостная. Циркуляция воздуха внутри моторного и боевого отделения обеспечивалась двумя вентиляторами. Топливные баки располагались спереди. Основной бак на 110 литров располагался рядом с местом водителя, запасной на 20 литров — рядом с коробкой передач. Примерный расход топлива при движении по шоссе составлял 80 литров на 100 км, а при движении по местности он увеличивался до 100 литров на то же расстояние (примерно 22 литра в час).

Трансмиссия танка, располагавшаяся в передней части корпуса, включала карданный вал, многодисковый главный и бортовые фрикционы, бортовые передачи, приводы управления и коробку переключения передач. Скорость при движении на первой передаче составляла 7 км/ч, на второй — 13 км/ч, на третьей — 22 км/ч и на четвертой — 37 км/ч.

Экипаж танка состоял из 3-х человек. Механик-водитель располагался в передней части корпуса справа, командир — в башне справа, наводчик — в башне слева. Приборы наблюдения были просты и немногочисленны. В бортах башен были выполнены по две смотровые щели защищенные бронестелками, а рядом с пулеметами устанвливались телескопические прицелы. У механика-водителя имелся только передний двухстворчатый люк, в котором также была вырезана смотровая щель. Перископические приборы на двухбашенных танках не устанвливались.

После модернизации танк получил обозначение VAU-33 («Vickers-Armstrong-Ursus» или «Vickers-Armstrong Ulepszony”, заводское обозначение — PZInż.120). Одновременно в разработке находился однобашенный вариант с 37-мм танковой пушкой Bofors и спаренным с ней 7,92-мм пулеметом wz.30.

Первый прототип танка, поступивший на испытания в августе 1934 года был двухбашенным и носил гордое имя «Smok» («Дракон», серийный номер 1595). Хотя времени у разрабочиков было вполне достаточно опытный образец танк был частично изготовлен из неброневой стали. На ходовых испытаниях, продолжавшихся с 16 августа по 1 сентября, танк прошел 1100 км. Второй «железный» прототип («Slon», номер 1596) был доставлен на полигон 13 августа 1935 года. Существует также мнение, что был изготовлен и третий опытный образец (номер 1597).

Сравнение с британским Mk.E не оставляло сомнений, что польским конструкторам удалось оптимизировать конструкцию танка и сделать её более надежной. Наиболее существенные замечания касались улучшения охлаждения двигателя, усиления подвески и замены вооружения на более мощное. После выпуска прототипов армия выдала заказ на постройку легких танков обеих модификаций под обозначением 7ТР (7-Tonowy Polsky). Тем не менее, развертывание серийного производства проходило не столь гладко.

Двухбашенный 7ТР был принят на вооружение польской армии в качестве переходного варианта, пока не будет налажен выпуск новой модификации. Параллельно был разработан альтернативный вариант с одним 13,2-мм пулеметом Hotchkiss (боезапас 720 патронов) и одним 7,92-мм пулеметом wz.30 — всего было получено 16 таких машин. Также предполагалось заменить один из пулеметов 37-мм пушкой Puteau SA18, разоружив старые FT-17, но этот вариант так и не был реализован.

В процессе дальнейшей модернизации часть двухбашенных танков была оснащена радиостанциями RKBc или N2C. Дальность связи была, соответственно, 6 и 25 км. Также предусматривалось два варианта установки мачтовых антенн. В первом случае одна антенна устанвливалсь за башнями, во втором случае на танк устанвливалось две антенны впереди и сзади башен. Из-за нехватки оборудования радиостанции получили только танки командироов взводов, рот и батальонов.

Уже в 1935 году было очевидно, что двухбашенный 7ТР не имеет резервов для модернизации, поэтому основной приоритет имел однобашенный вариант, однако долгое время нерешенной оставалась проблема с типом орудия. В течении 1934-1936 гг. было рассмотрено по меньшей мере шесть вариантов: противотанковвая 47-мм пушка «Пуля» (armate 47 mm «Pocisk»), 55-мм пушка конструкции Zaklady Starachowickie (ZS), 47-мм пушка конструкции инженера Рогла (Rogla), 40-мм пушка L55, 40-мм танковая пушка Vickers и 40-мм пушка ZS (возможно — копия Bofors аналогичного калибра). Требования к артиллерийской системе предъявлялись вполне стандартные. В частности, танковое орудие должно было иметь компактные размеры, высокую скорострельность, возможность борьбы с бронетехникой противника и, что важно, хорошие эксплуатационные качества. перебрав все возможные варианты было решено, что на однобашенные 7ТР будут установлены 37-мм пушки Bofors, закупки которых предполагалось осуществить в Швеции. В ходе переговоров польская сторона смогла договориться о довольно смелых условиях контракта. Фирма Bofors была согласна не только поставить пушки, но и изготовить башню по предоставленным чертежам. Во многом она соответствовала «виккерсу», но предназначалась под установку 37-мм орудия.

Работы были начаты в декабре 1935 года и в ноябре 1936 года фирма Bofors представила башню с установленной в ней 37-мм пушкой. Интересно, что от дальнейших поставок из Швеции готовых башен поляки отказались. Вместо этого инженером Фабриковским была создана «адаптированная» конструкция, предназначенная для установки на первый прототип 7ТР. Изменения коснулись только подбашенной коробки и размещения аккумуляторных батарей, которые были перенесены из боевого отделения в трансмиссионное. Башня была выполнена в форме усеченного конуса и имела дифференцированное бронирование. Лобовая часть, борта, корма и маска пушки изготовлялись из бронелистов толщиной 15 мм, крыша имела толщину 8-10 мм. Из-за особенностей компоновки корпуса башню пришлось установить со смещением на левый борт.

После испытаний, проведенных в период с 3 по 17 февраля 1937 года, башни были признаны польской армией пригодными для установки на танки 7ТР. Модернизированные машины получили фирменное обозначение PZInż.220. Серийная продукция отличалась кормовой нишей и люком на крыше башни, а не в кормовом бронелисте. Ниша выполняла две функции — она служила противовесом для орудия и одновременно использовалась для установки радиостанций N2C или RKBc, которые устанавливались на танках с осени 1938 года. Всего успели получить 38 новых радиостанций (в 1937-м — две, в 1938-м — 12 и в 1939 — 24 штуки), которые предназначались для танков командиров рот, взводом и батальонов. Для дополнительной вентиляции боевого отделения в крыше были выполнены два вентиляционных отверстия.

Шведская 37-мм пушка Bofors для своего времени обладала высокими боевыми качествами и была способна поражать практически любой танк. На дистанции до 300 метров бронебойный снаряд мог пробивать броню толщиной до 60 мм, до 500 метров — 48 мм, до 1000 метров — 30 мм, до 2000 метров — 20 мм. Бронебойный снаряд весил 700 грамм и развивал начальную скорость 810 м\с. Практическая дальность составляла 7100 метров, скорострельность — 10 выстрелов в минуту. Боекомплект для пушки размещался следующим образом: 76 выстрелов в нижней части боевого отделения и 4 выстрела в башне. Вместе с пушкой был спарен 7,92-мм пулемет wz.30 в бронированном кожухе, боекомплект к которому составлял 3960 патронов.

По официальным документам танки никогда не проходили как 7TP dw (dwuwieżowy — двухбашенный) и 7TP jw (jednowieżowy — однобашенный). Эти названия польские историки ввели уже после войны для разделения модификаций танка 7ТР.

Заказы на поставку комплектующих для 7ТР распределили между десятком предприятий, но окончательная сборка производилась силами PZInż. С 1936 года к выпуску танков был подключен завод в Урсусе, где открылись новые производственные мощности.
Первые 18 из 22 заказанных танков были собраны в течении оставшихся месяцев 1935 года, так что в следующем году PZInż поставили только 4 машины. В немалой степени столь высокому темпу способствовало решение использовать на 7ТР первой серии башни от танков Vickers Mk.E, которые в это же время проходили модернизацию. Кстати, характерные надстройки на крыше башен предназначались для хранения магазинов к пулеметам и являлись исключительно польским нововведением.

Второй контракт был подписан 7 февраля 1936 г., а в скором времени был заключен и третий, ещё на 18 машин. Впрочем, после сборки двух танков последовало распоряжение прекратить выпуск двухбашенных 7ТР и перейти на выпуск танков с одной башней и 37-мм пушкой. Из-за этого сроки поставок пришлось сдвинуть на май 1938 г.

Пока в Польше разворачивалось серийное производство 7ТР шведская фирма Bofors отказалась от поставок смотровых приборов и механизмов подъёма орудия. Эти элементы пришлось срочно разрабатывать своими силами. Оборудование для визуального наблюдения состояло из оптического видоискателя LCz-1×30, перископического наблюдательного прибора wz.37 и перископа конструкции инженера Гундлаха (wz.34). Перископ Гудлаха имел возможность кругового вращения и вертикальный обзор в пределах от -10° до +25&deg.; Благодаря призматическим приспособлениям командир танка мог сидеть неподвижно, вращая только сам перископ. Помимо этого в бортах башни появились смотровые щели прикрытые бронестеклом.

Четвертый контракт, предполагал поставку 49 однобашенных 7ТР в срок с 1 января по 3 июня 1938 г. Уложиться в столь жесткий график PZInż не смогли, и фактически приёмка танков проводилась двумя партиями. С ноября по декабрь 1938 г. было принято 16 машин, а в январе-феврале 1939 г. – остальные 33. Не лишним будет упомянуть о том, что из-за недостатка средств деньги были получены от сделки по продаже танков FT-17 осенью 1936 года Уругваю, которые на самом деле отправились в Испанию. Так что поляки, помогая республиканцам, преследовали скорее меркантильные интересы.

Пятый по счету контракт на 18 однобашенных танков был выполнен в период с июня 1938 г. по май 1939 г. Далее предполагалось наладить выпуск более современных легких танков 9ТР (рассматривался как очередной временный вариант) и крейсерских 14ТР, однако эти планы вскоре принлось изменить.

Давно мечтавшая о реванше Германия не скрывала своих агрессивных намерений и после оккупации Чехии начала активно работать по вопросу Данцига. Переговоры 1938 года провалились из-за принципиальной несговорчивости обеих сторон. Видя пример Чехословакии в Польше хорошо понимали, что на Данциге аппетиты немцев не утолятся. К тому же, большую роль сыграла самонадеянность польской стороны, действовавший по принципу «Запад нас не оставит». Как оказалось, как-раз западные союзники готовы были пожертвовать своими восточными соседями.

Предвидя угрозу скорой войны в апреле 1939 года был срочно оформлен шестой контракт на поставку 32 танков. Сроки поставок оговаривались следующим образом: 11 машин к 31 августа и 21 машина к 30 сентября. Заказ был бы выполнен в срок, если бы не война и задержка с поставками броневых плит от предприятия «Batory». Как оказалось, производственные мощности были сильно загружены зарубежными заказами, в том числе и от Германии (!) — когда речь шла о прибыли обороноспосбность страны отходила для польских промышленников на второе место.

Тем временем, в январе 1939 года, удалось завершить расширение производственных мощностей PZInż, что позволяло выпускать по 24 танка ежемесячно. Полагаясь на это 5 июня был заключен следующийконтракт на 50 танков со сроком сдачи с декабря 1939 по февраль 1940 года. Далее, 29 июня, последовал заказ ещё на 150 машин, которые предстояло выпустить в марте-апреле 1940 г. При этом, 100 танков должны были нести усиленное бронирование. Последние два контракта были оформлены за несколько недель до войны — 8 и 16 августа. Планировалось, что в течении весны-лета 1940 года удасться получить ещё 82 танка, из которых 32 (второй заказ) предназначались для 10 моторизованной кавалерийской бригады. Таким образом, за 1939-1940 года польская армия рассчитывала получить не менее 282 танков.

На вполне уместный вопрос о целесообразности возобновления производства заведомо устаревшего танка имеется вполне обоснованный ответ. К сентябрю 1939 года польской промышленности так и не удалось наладить производство танков 9ТР и 14ТР, причем прототип последнего только начали собирать. Фактически танк 7ТР в онобашенном вариант можно было считать устаревшим уже в момент принятия на вооружение, поскольку по основным параметрам он едва превосходил советский Т-26 образца 1938-1939 гг. и уступал немецкому Pz.Kpfw.III. Но если немецкая машина имела солидный резерв для модернизации, то для 7ТР эта тема была практически закрыта. Поставки танков из Франции и Великобритании также находились под большим вопросом, поскольку там выполнялась собственная мобилизационная программа. В сложившейся ситуации выбирать польскому командованию не приходилось, поэтому танки 7ТР и танкетки TK-3\TKS так и остались основными юоевыми машинами Войска Польского вплоть до капитуляции.

Работы по модернизированному варианту 9ТР были начаты непосредственно перед войной. Танк планировалось выпускать в двух вариантах: первый из них отличался 40-мм пушкой, второй – усиленным бронированием. Общей чертой танков 9ТР был новый дизельный двигатель Saurer CT1D / PZLInż.155, усиленная подвеска и более широкие траки гусениц. Ни одного танка 9ТР до немецкого вторжения построить не удалось, хотя встречаются утверждения о якобы изготовленной летом 1939 года серии из 11 машин.

Одной из последних версий была ЗСУ вооруженная двумя 20-мм пушками FK-A wz.38 L/73.5, однако серийно эта модификация танка не строилась. Фотографий или чертежей этой интересной машины пока найти не удалось.

Кроме того, в 1936 году второй прототип 7ТР (№1596) был адаптирован под установку на самодвижующуюся ж\д платформу. Этот экперимент проводился под воздействием удачных испытаний бронедрезин с использованием легких танков FT-17 и TKS, однако от массового выпуска таких импрозизированных бронесистем отказались.

Несомненно удачное шасси легкого танка послужило базой для артиллерийского тягача. Польская армия давно нуждалась в мощной гусеничной машине, способной транспортировать не только легкие орудия. Находившиеся на вооружении полугусеничные тягачи Citroen-Kegresse обладали плохой проходимостью и низкой надежностью ходовой части, поэтому армейское командование давно желало заменить их на что-нибудь более подходящее. Работы по тягачу на танковом шасси начались одновременно с испытаниями легких танков 7ТР.

В 1933 г. были построены два прототипа – С6Р и С6Т. Первый из них отличался передним расположением двигателя и передними ведущими колесами, ходовая часть второго тягача почти не отличалась от танковой. На обоих прототипах устанавливался двигатель PZlnż.235 мощностью 115 л.с., а вместо башни монтировалась полубронированная рубка для водителя и механика. Для серийного производства выбрали С6Р, позднее доработав его и переименовав в С7Р (Ciagnik Siedmiotonowy Polski – тягач 7-тонный польский). До сентября 1939 г. успели собрать 151 тягачей из 350 заказанных.

Большая часть серийных тягачей (108 штук) использовались главным образом для транспортировки 220-мм мортир Skoda, но 18 С7Р находились в распоряжении 10-й Кавалерийской Бригады и предназначались для перевозки танков и танкеток к полю боя на специальных платформах. Ещё 52 тягача планировалась собрать к 1942 г. в варианте бульдозеров и снегоочистителей, но выполнить этот заказ предприятие Ursus не смогло. Тягачи С7Р активно использовались в оборонительной войне 1939 г., а после захвата Польши они находились в эксплуатации в вермахте до 1941 г. включительно.

В то время как серийное производство 7ТР для польской армии едва набирало обороты к Польше потянулись иностранные покупатели.
В январе 1937 г. Швеция выступила с предложением закупить один танк для тестов и от 20 до 60 небронированных шасси и тракторов
С7Р, но польское правительство не сочло нужным выполнить этот заказ. Также не получилось договориться с Голландией, которая
к середине 1930-х гг. осталась без танков вообще.

Не лучшим образом сложилась история с заказом для Эстонии. В 1937 г. эстонская армия ознакомилась с танками 7ТР и была
заинтересована в закупке 4 машин в однобашенном варианте. Поляки были не против, но вместо стандартного варианта 7TP jw.
они предложили Эстонии комбинированный вариант: шасси и корпус оставили от 7ТР, а вот башни были от Vickers Mk.E Type B.
В итоге эстонцы отказались от закупок польской техники.

Гораздо щедрее оказалась турецкая военная миссия, сумевшая в 1938 г. договориться о начале лицензионного выпуска 7ТР.
Польша передала Турции пакет технической документации, но на этом добрососедские отношения между двумя странами завершились
из-за начавшей войны с Германией. Кроме того, нереализованным остался заказ на 36 танков от Югославии и Греции.

Согласно планам развития польских бронетанковых сил на 1936-1942 гг. предполагалось создать восемь батальонов легких танков, подчиненных непосредственно Верховному главнокомандующему. Вопрос стал только за финансированием и тут свою негативную роль сыграли недостатки 7ТР. Обладая противопульными бронированием легкие танки, как показали бои в Испании, не были тяжелой добычей для расчетов противотанковой артиллерии. Несмотря на то, что средства на постройку 7ТР всё же были выделены основной упор делался на развитие и производство ПТО.

Первые четыре двухбашенных танка, выпущенных в 1934 году, в сентябре 1935 года были направлены в 3-й бронебатальон дислоцированный в Варшаве. Спустя менее чем полгода было получено ещё 14 танков, что позволило полностью укомплектовать это подразделение, которому по штату полагалось 15 7ТР. Остальные 4 машин из первого заказа передали в 11-й учебный батальон Модлинского учебного центра бронесил. Далее все танки направлялись в состав 3-го бронебатальона, который также получил первые 12 радийных танков однобашенной модификации — в 1938 году они приняли участие сначала в Волынских учениях, а затем во вторжении в Заолжье (Тешинскую область).

По состоянию на 23 ноября 1938 года парк танков 7ТР обоих модификаций насчитывал 58 единиц. Из этого количества 25 танков находилось в 3-го бронебатальоне (49 в мобилизационном запасе и 3 учебных), 5 в Учебном центре бронетанковых войск и 1 опытный.

В период с декабря 1938 по май 1939 года большая часть машин четвертого заказа была направлена во 2-й бронебатальон дислоцированный в Журавице и, частично, в 3-й бронебатальон для замены двухбашенных машин. Впоследствии четыре 7ТРdw были переданы в Учебный центр. Таким образом, зимой 1939 года, 2-й бронебатальон располагал наиболее пёстрым составом. В нем находилось 44 однобашенных и 17 двухбашенных 7ТР, 30 Vickers Mk.E, 70 FT-17, а также 38 танкеток TK-3 и 18 TKS. К августу количество однобашенных 7ТР увеличилось до 47, а однобашенных сократилось до 10 единиц.

В то же время 3-й бронебатальон располагал 49 однобашенными и 7 учебнах двухбашенными 7ТР, в число которых входил второй прототип. Остальные 10 машин входили в состав танкового парка Учебного центра в Модлине. Из них — 8 были двухбашенными, а один танк являлся первым прототипом переоборудованным под установку одной башни. Ещё 11 танков в августе 1939 года находились на предприятии и ожидали военной приёмки.

После объявления мобилизации танковые подразделения были переформированы. Так, 3-й бронебатальон был преобразован в 1-й батальон легких танков, а 2-й бронебатальон стал называться 2-м батальоном легких танков. Каждый батальон включал по 53 танка и другую штатную технику, включая штабной танк, три тягача С7Р и два тягача С4Р.

1-й батальон легких танков входил в состав армии “Prusy” на 1 сентября 1939 годаимел в своём распоряжении 49 машин. Война застала его в пути на Иновроцлав, из-за чего танки развернули в направлении на Торунь и 2-го сентября их выгрузили Колюшках. Батальон был тотчас переброшен под Томашув Мазовецкий и передан в подчинение генералу Р.Дрешеру. В течении 3-го сентября активных действий поляки не предпринимали — лишь несколько 7ТР совершили разведку в направлении на Пилицу. На следующий день танки вели патрулирование у Могельнице и только 6-го сентября состоялось первое столкновение с немецкими танками, закончившеся «вничью».

Утром 7-го сентября батальон оказывал поддержку 13-й пехотной дивизии у Спалы и Нового Мяста. Пехотное командование, воспитанное в «лучших традициях» Первой мировой войны, считало танки лишь средством усиления и с легкой руки полковника У.Зубош-Калинского их распределили по отдельным подразделениям дивизии. Тем не менее, танкистам 1-й роты в бою на реке Джевичке удалось подбить три немецких танков при потере двух своих, в то время как 2-я рота претендовала на семь подбитых против трех своих. Все пять польских машин можно было сразу отнести к безвозвратным потерям, поскольку поле боя в обих случаях осталось за немцами. Танки 3-й роты смогли не похвастаться большими успехами — в районе Опочны им удалось уничтожить лишь две бронемашины.

А далее последовал разгром. Потеряв централизованное управление 2-й батальон начал постепенно откатываться в тыл, попутно пытаясь поддержать пехоту. В течении 9-12 сентября основные силы из 24 танков, состоявшая из 3-й роты и отдельных взводов 1-й и 2-й рот, держала оборону в районе Вислы и Пилицы. Наиболее удачно действовала группа из семи танков под командованием капитана Гурского, прикрывавшая части 44-го пехотного полка. В нескольких боях экипажам 7ТР удалось подбить и захватить около десятка немецких танков и машин, однако из-за отсутствия топлива воспользоваться этими трофеями в полной мере не удалось и при отступлении все танки пришлось уничтожить или бросить. Шесть других 7ТР из 2-й роты по той же причине пришлось затопить в Висле.

Дольше всего продержалась 3-я рота, которая 13 сентября отошла Гарволина-Рыки, перейдя в распоряжение армии “Lublin”. Их направили в состав Варшавской Броне-Моторизованной Бригады (Warszawskiej Brygady Pancerno-Motorowej), в составе которой собрали бронемашины wz.34, танкетки TKS и
TK3, и легкие танки Vickers Mk.E. 17 сентября этому соединению поставили задачу прорываться на Львов. В первом бою под Юзефувом 3-я рота уничтожил два немецких танка без собственных потерь, однако следующий бой оказался более сложным.

Утром 18 сентября капитан Коссобудзский получил приказ оставшимися 22 танками поддержать атаку 3-й роты 1-го пехотного полка под Томашув Любельским и Пасекой. Удача тогда была явно на стороне поляков — немцы потеряли 6 танков, 4 бронемашины и 8 ПТО. Город уже был частично освобожден когда вермахт нанес мощный контрудар. Танковая рота потеряла в этом бою восемь танков, из которых удалось эвакуировать только один. Около 14 часов удар нанесли основные силы, уничтожив более 20 единиц вражеской бронетехники, но польское наступление на Львов явно выдохлось. Сказывалась нехватка горючего и запасных частей, экипажи были сильно измотаны в предыдущих боях, а техника требовала текущего ремонта. К утру 19 сентября от прежней силы осталось всего семь 7ТР, один Vickers Mk.E и четыре TKS. Последняя скоординированная атака была предпринята в районе Рогужно, где поляки потеряли ещё 5 танков. Оставшиеся два были уничтожены 20 сентября своими экипажами, чтобы они не попали в руки немцев.

2-й батальон также имел 49 танков. Он входил в Оперативную Группу “Piotrkow” группы армий “Lodz”. Утром 4-го сентября танки 1-й роты удачно
поддержали оборону под Прудками, подбив три немецких танка и потеряв один свой. Параллельно 2-я рота занималась уничтожением вражеского плацдарма в лесу Выгода, где две машины получили повреждения.

5 сентября батальон получил более тяжелую задачу. Танкам 2-й роты предстояло наступать в направлении Ежув-лес Выгода, а 1-я и 3-я роты атаковали противника в районе Семки-Киселе. Особо удалось тогда отличиться 2-й роте, которая подбила 11 танков, 8 бронемашин и 2 ПТО. При этом, экипаж одного из 7ТР поджег пять Pz.I и Pz.II. К концу дня счет уничтоженных вражеских танков увеличился до 15, однако полякам не удалось перехватить инициативу на этом участке фронта. Собственные потери составили 5 танков уничтоженными и 5 поврежденными. Надо отметить, что
немецкие танкисты по достоинству оценили польские танки – есть свидетельства, что после очередного боя несколько экипажей оставили
свои Pz.I и пересели на 7ТР.

Батальон разделили на две группы, одна из которых, под командованием майора Карпова, 6 сентября соежинилась с Волынской кавбригадой. Вторая (с 24 танками) под командованием маойра Круцинского отошла к югу от Тушина. После ремонта выяснились, что боеспособными осталось всего 17 танков. Семь других пришлось вывести из строя и бросить. В это же время группа Карпова, потеряв в пути одну машину, дошла до Маланувки где у танков закончилось топливо. Командир, отправившись на поиски горючего, не вернулся и экипажи приняли решение слить оставшееся топлива в три танка, которые пошли на Варшаву. По пути им пришлось вступить в бой с немецкими авангардом, что привело к потере ещё одной машины. Развернушись на Маланувку поляки обнаружили, что населенный пункт уже занят противником — в бою с танками 4-й танковой дивизии были уничтожены посление два 7ТР и личному составу пришлось уходить в тыл пешком.

Остатки 2-го батальона были объеденеы под командованием капитана Слупского отступали к Люблину разделившись на две группы. К 10 сентября им удалось достичь Бреста, где экипажи разместили в казармах 4-го бронебатальона. Танки подвергли ремонту, но вернуть в боеспособное состояние удалось только 14 машин. Из них сформировали одну полноценную роту под командованием капитана Хайденко и 14 сентября танки направились на Ковель. В течении следующего дня роты выдержала несколько столкновений с частями немецкой 3-й танковой дивизии потеряв три 7ТР. Не имея четкой боевой задачи танкисты вынуждены были действовать на свой усмотрение, пока 17 сентября 1939 года не был получен приказ прорываться в Румынию. Достигнуть границы удалось пракически всем танкам, однако на этом боевой путь 2-го батальон трагически оборвался. Не имея доплива для далнейшего движения экипажи бросили свои машины, некоторые из которых даже не пытались вывести из строя. Личный состав отбыл на румынскую территорию своим ходом 19 сентября.

Последний бой танки 7ТР приняли в районе Варшавы. Сразу после начала войны из имевшихся в польской столице машин сформировали две роты. Одна была укомплектована 11 новыми танками только проходившими военную приёмку на полигоне, а вторая включала в себя 7 танков из Учебного центра в Модлине и 4 танка из состава 3-го бронебатальона. Командирами рот назначили соответственно капитанов Гронбчевского и Махалковского.

Первая боевая вылазка была проведена 7 сентября в районе Груйца, где ожидалось появление немецких танков. В течении 9-10 сентября экипажи танков 7ТР вели напряженные бои в предместьях Варшавы, несколько раз заставляя противника оставить занятые им позиции. Полякам удалось подбить два танка при потере одного 7ТР и ещё две машины получили повреждения.

Новая вылазка последовала 12 сентября, когда группа из нескольких 7ТР стремительно атаковала противника на шоссе Варшава-Краков и сумела захватить один вражеский танк. Однако немцы быстро провели контратаку, в ходе которой было уничтожено два и подбито ещё два 7ТР. Все польские машины, оставшиеся на поле боя, были захвачены немцами. В это же время другая рота участвовала в отражении атаки на аэродром Служевеце, потеряв три танка.

15 сентября польские танки и пехота предприняли попытку выйти на соединение с частями армии “Poznan”. В ходе контратаки взвод лишился половины танков, а остальные отошли назад к Варшаве.

18 сентября остатки двух рот были направлены к реке Воля, где велись ожесточенные бои. На этот раз сдержать наступление 1-й легкой дивизии немцев удалось ценой потери двух машин. По состоянию на 26 сентября у защитников Варшавы осталось всего шесть 7ТР, которые пришлось вывести из строя, во избежание захвата противником.

Общий итог боевого применения легких танков 7ТР таков: примерно 70 машин было уничтожено в боевых условиях, 20 танков в различном
состоянии попали в руки немцев, 1 достался РККА, 13 танков потеряли по техническим причинам и около 20 были интернированы румынскими властями.

После поражения Польши несколько захваченных 7ТР были перекрашены по немецкому стандарту и приняли участие в “параде победы”, который состоялся в Варшаве 8 октября 1939 г. В дальнейшем трофейные польские танки вошли в состав вермахта. Первым подразделением, получившим 7ТР, стала 4-я рота 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии, которые успели даже повоевать во Франции в мае-июне 1940 г. Затем полк был переброше в Норвегию, за исключением одной роты оставленной во Франции. Остальные танки использовались для несения полицейской службы на оккупированных территориях (в Польше, Баларуси и Украине) вплоть до 1944 г.

В сентябре 1939 года несколько 7ТР также досталось в качестве трофеев Красной Армии. Один из них (номер 5091) был отправлен на полигон в Кубинку, где советские специалисты зимой в период с 7 по 11 октября 1940 г. провели его испытания. По большинству параметров 7ТР соответствовал легкому танку Т-26-1 (Т-26 образца 1939 года) и поэтому не вызвал особого интереса. Однако было отмечено, что польская машина оснащена отличными смотровыми приборами — особенно хвалили перископ системы Гундлаха. Также интерес представлял дизельный двигатель, усиленная подвеска, улучшенная система трансмиссии и хороший состав брони польского танка.

По последним данным на территории Западной Украины и Беларуси частями РККА было захвачено не менее 15 польских танков. Весь этот «хлам» надлежало сдать на центральные склады, где трофеи постпеннл утилизировались. По состоянию на 1 января 1941 года в Киеве ещё оставалось по одному 7ТР (двухбашенный) и FT-17, а также два С7Р. Использовать эти танки по назначению не представлялось возможным, в связи с чем башни с 7ТР были сняты и установлены на бронепоезд. Танк оставшийся в Кубинке после испытаний был зачислен в состав танкового музея, но при эвакуации осенью 1941 года его следы потерялись.

Источники:
А.Печерский «Польский танк 7ТР» («Фронтовая иллюстрация», выпуск №9, 2008)
М.Барятинский «Бронетанковая техника стран Европы 1939-1945 гг.» («Бронеколлекция MK», выпуск №5, 1999)
J.Magnuski, J.Jedryka «Czolg Lekki 7TP», Militaria, 1996
Фотоальбом — Войско Польское накануне сентября 1939
Компоновка башни 7ТР образца 1936 г.

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЕГКОГО ТАНКА

7TP образца 1936 г.

БОЕВАЯ МАССА 9400 кг
ЭКИПАЖ, чел. 4
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4990
Ширина, мм 2410
Высота, мм 2160
Клиренс, мм 376
ВООРУЖЕНИЕ одна 37-мм пушка Bofors и один 7,92-мм пулемет wz.28
БОЕКОМПЛЕКТ 80 снарядов и 3960 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ панорамный перископ Гундлаха
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 10-17 мм
борт — 10-17 мм
корма корпуса (верх) — 8-9,5 мм
корма корпуса (низ) — 9 мм
башня – 13 мм
крыша корпуса — 5 мм
крыша башни — 5 мм
днище корпуса — 5 мм
ДВИГАТЕЛЬ Saurer VBLDb (PZInz.235), дизельный, мощностью 110 л.с.
ТРАНСМИССИЯ механического типа: сухая мультидисковая, 4 передних скорости и 1 задняя, ременные тормоза, бортовые передачи
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 8 сдвоенных опорных катков сблокированных в 4 тележки, 4 сдвоенных поддерживающих ролика, переднее ведущее колесо, металлическая гусеница
СКОРОСТЬ 32-37 км\ч по шоссе
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 150 км по шоссе
130 км по местности
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град. 35°
Высота стенки, м 0,61 — 0,70
Глубина брода, м 1,00
Ширина рва, м 1,82
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция 2N\C со штыревой антенной

aviarmor.net

Легкий танк 7TP (Польша) | Армии и Солдаты. Военная энциклопедия

Характеристики легкого танка 7TP

Страна: Польша
Тип: Легкий танк
Дата выпуска: 1935 г.
Длинна: 4,75 м
Ширина: 2,40 м
Высота: 2,27 м
Броня, лоб: 5-18 мм
Броня, борт: 5-18 мм
Броня, башня: 5-18 мм
Экипаж: 3 человека
Двигатель: 110 км/ч
Дальность хода: 150 км
Максимальная скорость: 32 км/ч
Масса:9900 кг
Вооружение:1х 37-мм пушка, 1х 7,92-мм пулемет
История польского легкого танка 7TP началась в 1930 г., когда поляки закупили у Англии легкий танк «Виккерс 6 тонн» и используя его конструкцию, решили выпустить свой собственный. Первые два прототипа двухбашенного танка были готовы в 1933 году, одновременно, на той же базе был создан и артиллерийский тягач C7P.

Внешне и «Виккерс» и будущий 7TP были очень похожи, за исключением того, что взамен бензинового мотора поляки установили дизель водяного охлаждения «Зауер» и как следствие, пришлось переделать моторное отделение для его установки (на 7TP оно заметно выше, образуя «горб» за башней).

После испытаний в августе 1934 года, установки новой коробки передач, нового главного фрикциона, увеличения толщины брони до 17 мм, а также усиление рессор и опорных катков, уже в марте 1935 года, танк приняли на производство как 7TP (7-и тонный польский) и заказали первую парию в 22 машины. Правда вес этих машин, оснащавшихся, кстати, только 2-я пулеметами 7,62-мм, был явно больше 7 тонн и достигал 9,4 тонны.

Следующая партия включала всего 8 штук (планировалось 18), затем они были переделаны в однобашенные. Так как подходящего 37-мм орудия у поляков не было, в 1936 году купили лицензию на производство шведской 37-мм противотанковой пушки «Бофорс», и заказали той же «Бофорс» новую башню для танка, аналогичную башне «Ландсверка-60». В 1937 году эти машины пошли в производство, за два года их произвели 82 штуки.

Легкий польский танк 7ТР

Легкий танк 7ТР вполне может оспаривать с колесно-гусеничным БТ-7 первенство на применение в танке дизельного двигателя, ещё одним важным новшеством машины был танковый перископ. В целом, 7ТР был аналогичен по характеристикам советскому Т-26 (также отпрыску «Виккерса»), однако был легче, лучше бронирован и защищен, несколько проигрывая лишь по вооружению.

Впрочем, немецкие танки «раннего периода» — Pz I и II, польский 7ТР бил по всем параметрам, кроме скорости. В 1939 году практически все машины этого типа были уничтожены в ходе гитлеровского вторжения, хотя некоторое количество машин использовалось немцами на второстепенных направлениях.


Компиляция на основе информации из открытых источников сети интернет

armedman.ru

Фотографии польского танка 7TP | Армии и Солдаты. Военная энциклопедия

Фотографии собранные здесь представлены с ознакомительной целью для всех кто увлекается историей и моделированием техники. Естественно мне все это досталось в ужасно пережатом виде, что не красит и без того не очень качественные старые снимки. По возможности я поработал над светом и тенями, чтобы стали видны некоторые детали, совершенно не различимые в исходных изображениях, и думаю, моделисты найдут здесь немало интересного. 

Танки 7TP в 1938 году - возможно маневры, а может быть и марш на Тешин

Один из немногих уцелевших 7TP, на службе Вермахта. Своих танков у немцев было мало, поэтому они при любой возможности старались прихватизировать боевые машины поверженных противников. А учитывая, что 7TP был явно лучше вооружен и бронирован, чем Pz.I и Pz.II, такой трофей, был желанной добычей.

7ТР на улицах Тешина, 1938 г. На танке хорошо видны букеты цветов - польское население города встречает «освободителей» от чехословацкого «ига». Пройдет всего год, и вчерашняя союзница в разделе Чехословакии, нацистская Германия, не моргнув и глазом разделит уже саму Польшу.

Учитывая, что к началу войны у Польши было всего-то около 130 танков типа 7TP, этот нестройный ряд немецких трофеев, лучше слов говорит о скорости немецкого наступления.

Польский 7TP с этого ракурса легко спутать с советским Т-26. Обе машины имеют одного «предка», соответственно похожи и их очертания, и характеристики. Самое главное отличие - высота кормовой части танка, у 7TP она намного выше.

Полигонные испытания 7ТР, танк преодолевает насыпь.

Разбитый взрывом легкий танк 7ТР. 1939 год.

Вид на польский легкий танк 7ТР (первых выпусков) сзади, обратите внимание на то, что в отличие от прародителя - «Виккерса», крыша моторного отделения значительно выше и образует довольно явный «горб». Вызвано это установкой более высокого двигателя. К слову - решетчатые задние двери на танках поздних выпусков заменены на сплошные.

Польский 7TP это фактически «творчески переработанный» британский легкий танк «Виккерс 6 тонн». На этом снимке, одной из первых произведенных машин, ещё в пулеметном, двухбашенном варианте, это бросается в глаза особенно.

Колонна танков 7TP, 1938 год

Башня 7TP немного смещена к левому борту, в задней части корпуса расположены створчатые дверцы для доступа к двигателю. Кстати о двигателе - именно танк 7ТР (а не советский БТ-7) был первым танком с дизелем, чем в лучшую сторону отличался не только от предшественника - «Виккерса 6 тонн», но и от всех современных ему машин.

Прототип однобашенного танка 7ТР с башней и орудием производства фирмы «Бофорс»

Испытания прототипа 7TP. На танке ещё не установлено вооружение. Обратите внимание на ходовую часть - здесь она видна отлично.

Разбитый пулеметный 7TP, во время немецкого вторжения в 1939 году. Как видите, переоборудовать в пушечные варианты, успели далеко не все танки.

Танковая рота на 7ТР. На этот раз перед нами строй вполне «серьезных», пушечных вариантов танка

Экипажи пулеметных двухбашенных вариантов легкого танка 7ТР на смотре. Справа командир и механик-водитель, слева стрелок.

armedman.ru

Легкий танк 7TP

Год разработки: г.
Год производства: 1935 г.
Боевая масса: 9,4 тонн
Длинна: 4750 мм
Ширина: 2400 мм
Высота: 2181 мм
Двигатель:
a. Скорость: 32 км\ч
b. Запас хода: 150 км
c. Тип двигателя: Saurer-Diesel V.B.L.Db (PZInz.235), 6-цилин-дровый, дизельный, рядный, жидкостного охлаждения; мощность 110 л.с. (81 кВт) при 1800 об/мин, рабочий объем 8550 см3.
Броня:
a. Лоб: 11 мм
b. Борт: 10 мм
c. Корма: 8 мм
d. Рубка: 13 мм
Экипаж: 3 чел.
Вооружение: 1 пушка wz.37 калибра 37 мм, 1 пулемет wz.30 калибра 7,92 мм.

7TP

 Единственный серийный польский танк периода 30-х годов. Разработан в Польше на основе конструкции английского легкого танка Vickers Mk.E. Выпускался заводом Ursus в Варшаве с 1935 по сентябрь 1939 года. Изготовлено 139 единиц.

 

СЕРИЙНЫЕ МОДИФИКАЦИИ:

 

двухбашенный вариант—башни и вооружение идентичны установленным на легком танке Vickers Е. Два пулемета Browning wz.30 с боекомплектом 6000 патронов. Боевая масса 9,4 т. Габариты 4750x2400x2181 мм. Изготовлено 38 — 40 единиц.

 

Однобашенный вариант— башня конической формы, разработанная шведской фирмой Bofors. С 1938 года башня получила прямоугольную кормовую нишу, предназначенную для установки радиостанции.

 

Накануне Второй мировой войны танками 7ТР были вооружены 1-й и 2-й батальоны легких танков (по 49 машин в каждом). Вскоре после начала войны, 4 сентября 1939 года в Учебном центре танковых войск в Модлине была сформирована 1-я танковая рота командования обороны Варшавы. В ее состав входило 11 боевых машин. Столько же танков насчитывалось и во 2-й роте легких танков командования обороны Варшавы, сформированной чуть позже.

Танки 7ТР были лучше вооружены, чем немецкие Pz.l и Pz.il, обладали лучшей проходимостью и почти не уступали им в бронезащите. Принимали активное участие в боевых действиях, в частности, в контрударе польских войск под Пётркув-Трыбунальски, где 5 сентября один 7ТР из 2-го батальона легких танков подбил пять немецких танков Pz.l.

 

Дольше всех воевали боевые машины 2-й танковой роты, оборонявшие Варшаву. Они участвовали в уличных боях вплоть до 26 сентября.

 

На базе танка 7ТР серийно выпускался артиллерийский тягач С7Р.

www.tankimira.ru

Польские танки 7ТР | Истории Ретрограда

Раз уж я вам немного рассказал о польском пистолете ВИС, наверно стоит продолжить про польское вооружение. Ведь, принято считать, что когда 1 сентября 1939 года немецкие войска перешли польскую границу, столкнулись - дисциплинированная немецкая танковая лавина и отсталая толпа польской кавалерии. Это совсем не так.

Знаменитый штамп - "атака польской кавалерии с саблями на немецкие танки" - не более чем штамп пропаганды. Да, польская армия уступала немецкой - но уступала не на порядки. Польша в границах 1939 г. была сопоставима с Германией по территории, и лишь немного уступала по населению Франции. Мобилизационные ресурсы Польши, по состоянию на 1939 год, составляли никак не менее трех миллионов человек. Но к моменту начала войны, польская армия успела мобилизовать миллион солдат (немцы 1,5 млн), 4300 артиллерийских орудий и миномётов (немцы - 6000 артиллерийских орудий), 870 танков и танкеток (у немцев - 2800 танков, свыше 80 % из которых представляли собой лёгкие танки) и 771 самолёт (немцы - 2000 самолётов ).
А учитывая, что Польша могла твердо рассчитывать на поддержку Великобритании и Франции, так как была связана с ними оборонительными военными союзами - ситуация на 1 сентября 1939 года, нра первый взгляд, была совсем не критическая.

Если говорить о танках - зачастую принято насмехаться над польскими "танкетками", демонстрируя примерно такие снимки:


Польская танкетка TKS на вооружении эстонской армии.

На самом деле, польская армия использовала самую разную бронетехнику, как импортную, так и собранную в Польше по лицензии. Она включала в себя танкетки TK и TKS (574) (лёгкие разведывательные танки), устаревшие французские лёгкие танки Renault FT-17 (102), лёгкие танки 7TP (158-169), лёгкие танки Vickers 6-ton и Renault R-35 (42-53) и три лёгких танка Hotchkiss H-35, наряду с примерно ста бронемашинами wz.29 и wz.34. Танкетки входили в состав пехотных и кавалерийских дивизий, а также в отдельные части (роты и взводы), приписанные к более крупным формированиям. И даже такая танкетка - против простой пехоты, не имеющей противотанкового вооружения, была грозной силой.

Но речь не о танкетках - сегодня, я хочу вам рассказать о польском танке, который мог на равных противостоять всем немецким танкам того времени.

К началу Второй мировой войны, наиболее боеспособным польским танком, превосходившим германские лёгкие танки PzKpfw I и PzKpfw II и способным на равных противостоять средним танкам  (Panzer III i IV) - был польский лёгкий танк 7TP.

В 1928 году британская фирма Vickers-Armstrong разработала 6-тонный танк Mark E - который и стал основой для 7TP. Виккерс предлагался британской армии, но был отвергнут, поэтому почти все выпущенные танки предназначались для экспортных поставок. Фирма "Виккерс" продавала его (и лицензию на него) - в Боливию, Болгарию, Грецию, Китай, Португалию, Румынию, СССР, Таинланд(Сиам), Финляндию, Эстонию, Японию.


Советские лицензионные Виккерсы. Была закуплена лицензия на производство, и развитием «Виккерса» стал танк Т-26


Китайский Vickers-Armstrong Mk 'E'

16 сентября 1931 года и поляки заказали 22 двухбашенных и 16 однобашенных «Виккерс 6т» и приобрели лицензию на производство танка.


Vickers Mk.E (ранний - двухбашенный) в польской армии

Основная проблема 6-тонного "Vickers" заключалась в двигателе "Siddeley", который очень быстро перегревался. После испытаний поляки решили разработать собственную модель легкого танка на основе "Mark E". Пожароопасный английский двигатель заменили на лицензионный швейцарский дизель "Sauer", мощностью 100 л. с
Вместе с заменой двигателя усилили и его бронезащиту. Вооружение 7ТР составили 37-мм противотанковая пушка шведской фирмы «Бофорс» и 7,92-мм пулемёт фирмы «Браунинг», спаренный с нею и защищённый броневой трубкой. При весе 9.900 кг 7ТР развивал максимальную скорость 37 км/ч. В экипаж входило 3 человека
На вооружение 7ТР приняли в 1936 году. На тот момент он был очень достойным танком, даже по самым строгим мировым стандартам.

Да -да, 7ТР был ПЕРВЫМ СЕРИЙНЫМ ДИЗЕЛЬНЫМ ТАНКОМ. Представляете?! В мире очень много стран, претендующих на звание первой в мире танковой державы. И каждой из них есть чем гордиться, глядя на свои достижения, но первой страной запустившей в серийное производство танки с дизельным двигателем была Польша.

Вот как сравнивают 7ТР, и самый современный на момент начала Второй Мировой немецкий Т-III :

"Для того чтобы понять хорошим или плохим танком был 7ТР предлагаю взять для сравнения основной танк противника , фашистской Германии, за тот же период - Т-III. Уступая по бронированию всего 13 мм, 7ТР имеет пушку такого же калибра – 37 мм. Разница в пользу немца, но она не велика. Более того: броня немецкого танка пробивается из пушки польского, равно как и наоборот немецкий танк может из своего орудия поразить 7ТР. Следует отметить что несмотря на несколько более мощное бронирование Т-III все же проигрывает в защищенности так как на нем стоит бензиновый двигатель который может загореться даже в том случае когда вражеский снаряд не пробивает броню. В то же самое время немецкий снаряд, даже пробив броню не обязательно подожжет польский танк. Двигатель 7ТР менее мощный, но и сам танк более чем в два раза легче следовательно выигрыша в динамических характеристиках у «немца» тоже нет. Кстати, на лицо еще один выигрыш польских конструкторов: на машину вдвое меньшую по массе им удалось установить артиллерийскую систему равной мощности.
Таким образом, казалось бы, налицо примерное равенство по трем основным характеристикам танка – защита, маневр, огонь, и превосходство польской конструкции по характеру конструктивных решений. Я тоже сначала поставил было знак равенства между этими танками. Но копнув немного глубже понял что ошибался.
Дело в том что на тот момент Т-III был самым современным немецким танком. Его ожидала долгая служба. Производство Т-III продолжалось до 1944 года. Последние экземпляры оставались на вооружении вермахта вплоть до мая 1945. Польская же машина, несмотря на те передовые решения, которые были заложены в ее конструкцию, представляла из себя уже вчерашний день польского танкостроения. На смену 7ТР шел новый танк – 10ТР, первые экземпляры которого появились в 1937 году."


Экспериментальный польский 10ТР

Но вернемся к 7ТР.
В 1938 году танк был модернизирован: башня получила «затылочную» часть, в которой размещалась радиостанция и дополнительный боекомплект. В оборудование машины вошел новый прибор - полугирокомпас - для движения в условиях пониженной видимости.

1 сентября 1939 года в польских войсках насчитывалось 152 танка 7ТР и однотипных с ним «Виккерс 6-тонный». Отражая гитлеровскую агрессию, эти машины, взаимодействуя с пехотой и артиллерией, сумели уничтожить около 200 немецких танков из общего количества 2800, участвовавших в Польской кампании.

"Для наглядности эффективности 7ТР стоит привести несколько примеров: при прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокра 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии Вермахта потерял 11 Pz.I 1-я танковая дивизия оставила там 8 Pz.II;против Pz. I поляки успешно применяли даже танкетки: обстрел двигателя и бензобака бронебойными патронами давал неплохие результаты; 5 сентября, во время контрудара польских войск под Петркув-Трыбунальским, один танк 7TP уничтожил 5 Pz.I. С подразделениями Красной Армии польские танковые части на своей территории имели единичные столкновения в конце сентября и потеряли всего один танк. Еще один танк был сожжен самим экипажем, после того как машина была подбита огнем противотанковой артиллерии. Все остальные танки были потеряны в боях с немецкими войсками."

На шасси 7TP был разработан трактор и артиллерийский тягач C7P

После поражения Польши, 7ТР приняли на вооружение немцы под названием Pzkpfw 731 (p) 7TP. Из этих танков был сформирован немецкий 203. танковый батальон. В 1940 г. этот батальон был отправлен в Норвегию, а одна часть вооружённая польскими 7TP даже воевала во Франции!


Pzkpfw 731 (p) 7TP


Pzkpfw 731 (p) 7TP на дальнем плане

Прямых боев с советским собратом Т-26, польский 7ТР не имел, поэтому сравнить их можно лишь по техническим характеристикам, согласно которым оба танка были примерно равноценны. Разве что советская 45-миллиметровая противотанковая пушка имела небольшое преимущество в бронепробиваемости. На сегодняшний день не сохранилось ни одного экземпляра 7ТР. К сожалению имеющий самые большие шансы на выживание танк, захваченный советскими войсками и проходивший испытания в Кубинке., не пережил войны - и был переплавлен.


Танк из Кубинки 🙁

П.С Небольшой бонус. Очень редкие кадры - позволяющие в живую увидеть этот интересный танк

This entry was posted on 11.06.2010, 16:11 and is filed under Оружие. You can follow any responses to this entry through RSS 2.0. Обсуждение закрыто. Окончательно и бесповоротно.

szhaman.com

Модернизация по-польски | Warspot.ru

Предметом гордости польских танкостроителей межвоенного периода стал лёгкий танк 7TP. Эта машина, являвшаяся модернизированной версией Vickers Mk.E, составляла основу польских танковых сил на начало Второй мировой войны. Умело используя наработки швейцарской фирмы Saurer (двигатель) и шведской фирмы Bofors (вооружение и башня), польские конструкторы смогли серьёзно улучшить характеристики исходного танка. Также в конструкции 7TP использовался ряд польских разработок, включая очень удачный перископический прибор Mk.IV. В кампании 1939 года польские танки на равных сражались с немецкими, а позже часть из них оказалась на немецкой службе. Несколько танков оказалось и в СССР, где они стали объектом изучения.

Трофеи стремительного рейда

Для советских военных развитие польского варианта Vickers Mk.E не являлось новостью. Долгое время Войско польское считалось одним из наиболее вероятных противников Красной армии, так что интерес советских военных к польской бронетехнике был объясним. О существовании 7TP стало известно ещё в 1935 году, когда первые машины данного типа были показаны на параде. Правда, информация о польском танке в СССР была не совсем достоверной, например, существовало некоторое заблуждение относительно силовой установки. Кроме того, за второй вариант 7TP был принят Vickers Mk.E с массивными воздухозаборниками, которые были внедрены в конструкцию по причине перегрева двигателей. Знали в СССР и про тягач C7P, который был разработан на базе 7TP.

Польский легкий танк 7TP после восстановления. НИБТ Полигон, 1940 год

К началу Второй мировой войны бронетанковая техника Польши вообще была одной из наиболее изученных советскими военными. Больший объём информации имелся только по бронетанковой технике Чехословакии, поскольку с этой страной у СССР с 1937 года развивалось плотное военно-техническое сотрудничество.

Несмотря на то, что Польша долгое время рассматривалась в СССР как основной вероятный противник, по-настоящему масштабных боевых действий между государствами так и не произошло. К 17 сентября 1939 года, когда начался «освободительный поход», де-факто Польша уже проиграла войну. К моменту перехода РККА в наступление основная часть польской армии ещё вела оборонительные бои с немцами на западе, но уже вовсю шла эвакуация правительственных учреждений и вывод армейских частей, в основном через Румынию и Венгрию. Этими фактами объясняются небольшие потери Красной армии и не очень интенсивное сопротивление польских войск на востоке.

Разумеется, имели место и серьёзные бои, но появление в 2 часа ночи 19 сентября во Львове советских танков говорит о многом. Эти машины входили в состав 24-й легкотанковой бригады под командованием полковника П. С. Фотченкова. Во Львове воевать им пришлось не с поляками, а с немцами, которые также входили в город. Обе стороны понесли небольшие потери. Что же касается польских танков, то им так и не довелось столкнуться лицом к лицу с советскими боевыми машинами.

Из-за отсутствия «родного» клаксона и светотехники на танк были установлены детали отечественного производства

Примерно в то же время, когда советские танки приближались ко Львову, 10-я моторизованная кавалерийская бригада под командованием Станислава Мачека сражалась с немцами под Томашувом-Любельским. Часть бригады смогла прорваться в сторону границы с Венгрией. Венграм досталась польская техника, включая танкетки TK-S, а интернированные польские военнослужащие смогли впоследствии перебраться во Францию и продолжили сражаться с нацистами. Основная же часть танков бригады оказалась в руках немцев. В числе захваченной вермахтом бронетехники были Renault R 35, толком не повоевавшие, Vickers Mk.E, 7TP, C7P и TK-S. Они оказались на сборном пункте аварийных машин (СПАМе), организованном в районе Томашува-Любельского.

На машине сохранился оригинальный польский камуфляж

К 5 октября между СССР и Германией были закончены переговоры о разделе польской территории. Красная армия стала отходить на оговорённые в соглашении позиции. Одновременно началось выполнение приказа об эвакуации трофейного имущества. В его ходе произошёл крайне неординарный рейд, совершенный в начале октября 1939 года. Судя по всему, командование 24-й легкотанковой бригады как-то узнало о СПАМе под Томашувом-Любельском. 6 октября из состава бригады был сформирован летучий отряд из 152 человек, задачей которого стал сбор трофеев. После рейда, осуществлённого этим подразделением, немцы недосчитались 10 польских танкеток, 9 польских и 2 немецких танков (Pz.Kpfw.II Ausf.C), а также 3 десятков орудий. Среди польских танков оказалось несколько 7TP и Vickers Mk.E.

Серийный номер машины 5091 был нанесён на корме машины

Трофеи бригады стали самым богатым «уловом» Красной армии вплоть до начала Великой Отечественной войны. До этого рейда трофеи ограничивались единичными экземплярами. Поскольку технику забрали со сборного пункта аварийных машин, все танки и тягачи требовали ремонта. В том числе и поэтому летучий отряд брал сразу по нескольку экземпляров однотипных машин.

Качественный танк

Захваченные польские танки оказались на рембазе №7 (Дарница, Киев). Оттуда часть 7TP и C7P была направлена для изучения. На НИБТ Полигон в подмосковную Кубинку прибыли 7TP с номерами 5057, 5091 и 5097, а также C7P с номером 1153. Все прибывшие на полигон машины были не в ходовом состоянии. По этой причине два танка было решено использовать в качестве доноров запчастей.

Схема моторно-трансмиссионной группы 7TP. В советской переписке танк называли «Виккерс Польский»

Восстанавливать было решено машину с номером 5091, построенную в 1938 году. Работники полигона полностью разобрали машину. Основным донором запчастей послужил танк с номером 5097, имевший больше повреждений. Части этого танка пошли и на восстановление тягача C7P.

В отличие от Pz.Kpfw.II Ausf.C, который удалось восстановить лишь частично, польский танк привели в полностью работоспособное состояние. Это позволило не только изучить машину, но и провести позже полноценные ходовые испытания. Отдельные узлы и агрегаты танка подробно описывались, выполнялись их схемы. То, что танки попали в руки советских специалистов не в единственном экземпляре, позволило использовать отдельные элементы их конструкции в качестве наглядных пособий.

Дизельный двигатель Saurer стал самым интересным элементом моторно-трансмиссионной группы

Каких-то особых откровений от испытаний 7TP советские специалисты не ждали. К лету 1940 года, когда было закончено восстановление танка, на НИБТ Полигоне вовсю шло изучение трофейного танка Vickers Mk.E из состава финской армии. Польскую и финскую машины роднили башня и вооружение производства Bofors. Кроме того, не стоит забывать, что в СССР еще с 1931 года производился Т-26, являвшийся советской копией Vickers Mk.E. Еще в середине 30-х годов Т-26 пытались заменить, но Т-46 оказался слишком сложным и дорогим. В конце 30-х Т-26 модернизировался, а с зимы 1940 года с учётом войны с Финляндией была запущена программа создания нового танка (СП). Понятно, что советских специалистов могли заинтересовать лишь отдельные элементы польской машины.

Конструкция установленного на польском танке главного фрикциона

Наиболее интересным элементом танка оказался двигатель. С дизельным мотором Saurer в СССР были знакомы. Специалисты безошибочно определили происхождение мотора: такие же швейцарские двигатели устанавливались на грузовики Saurer Dauntless. Именно из-за этого мотора моторное отделение 7TP увеличилось в объёме. Тем не менее, мотор специалистов полигона заинтересовал, поскольку советские лёгкие танки также планировалось оснащать дизельными силовыми установками. Швейцарский мотор оказался для этих целей маломощным и слишком большим, но сама его конструкция была интересной. 7TP стал одним из первых серийных танков с дизельным двигателем. В СССР работы над дизельным мотором велись ещё с начала 30-х, но серийное производство танковых дизелей началось только в 1939 году. Ещё одной особенностью польского танка была конструкция главного фрикциона с многодисковым сухим сцеплением. Коробка передач в целом была похожа на ту, что стояла на Т-26, но при этом имела ряд отличий. Например, другие передаточные числа, что было связано, в свою очередь, с установкой нового двигателя.

Схема ходовой части 7TP

Переделке подверглись траки, получившие новые пальцы. Они стали чуть легче, чем траки Vickers Mk.E и Т-26, при этом ширина увеличилась с 260 до 268 мм. Тем самым удалось уменьшить удельное давление на грунт и скомпенсировать рост массы. Подвеска 7TP была похожа на ту, что применялась на Vickers Mk.E и Т-26, но имела некоторые отличия — количество рессор сократилось, появился жёсткий рычаг, который снизил нагрузку на рессоры. Кроме того, была усилена конструкция ленивца, аналогичным образом усиливался и ленивец Т-26.

Схема башни польского танка

Башня польского танка, как упоминалось выше, была похожа на башню финского Vickers Mk.E. Обе башни вели родословную от конструкции фирмы Bofors. Но польские инженеры за время производства 7TP добавили в конструкцию башни целый ряд изменений. В результате польская башня стала лучше «оригинала». Например, здесь появилась система вентиляции, что в боевых условиях являлось безусловным плюсом.

Орудийная установка 7TP оказалась более удачной, чем исходная шведская конструкция

Имелись значительные отличия и в установке вооружения. Общая концепция орудийной установки, которая была отработана Bofors еще для Strv m/31, осталась неизменной. Но у 7TP с самого начала башня отличалась от шведской конструкции. Верхний лист получился более простым, что одновременно делало менее сложным его производство и улучшало пулестойкость. Бронировку орудия также упростили, при этом и её стойкость улучшилась. Ещё более существенной была разница между орудийной установкой 7TP и той, которая стояла на финских Vickers Mk.E.

Орудийная установка, вид сзади

Некоторые изменения оказались связаны с тем, что 7TP имел другое вспомогательное вооружение. Вместо шведского варианта Schwarzlose M.07/12 с пушкой был спарен пулемёт Ckm wz.30, польский вариант Browning M1917. Этот пулемёт был несколько больше, поэтому пришлось переделывать его установку, включая бронировку. В остальном же спаренная установка пулемёта и пушки сильно напоминала ту, что Bofors разработала для Strv m/31.

Крыша башни 7TP. Цифрой 1 отмечен перископ командира, а цифрой 3 – перископический прицел наводчика в бронировке

В то время как на финской машине имелся большой люк по центру крыши башни, у польской машины его сместили вправо. По конструкции этот люк несколько напоминал тот, что ставился на Strv m/31. Появился он, кстати говоря, не сразу: поначалу расчёт башни попадал в боевое отделение через двухстворчатый люк в корме. Новый люк появился одновременно с появлением кормовой ниши, в которой была установлена радиостанция.

Перископический прицел наводчика

В чём польский танк существенно превосходил шведскую машину, так это в обзорности. В башне шведского танка находились довольно простые боковые смотровые приборы, плюс два перископических прибора имелось в крыше башни. Всё это ему досталось по наследству от немецкого Leichttraktor, чья башня и была взята за основу конструкторами Bofors. Что же касается польской машины, то она получила куда более совершенные смотровые приборы. Вместо простых стеклоблоков в бортах башни были установлены призматические смотровые приборы, исключающие прямое попадание пуль в использующего их танкиста. К слову, на финском танке также стояли боковые смотровые приборы с призмами, но немного иной конструкции.

Гораздо более совершенным оказался перископический смотровой прибор, которым пользовался наводчик польского танка. Одновременно он являлся и перископическим прицелом, связанным тягой с орудийной установкой. Полностью прицел не сохранился, но его конструкция вызвала большой интерес у советских специалистов. Телескопического прицела на испытываемом танке не было, его советские специалисты посчитали вспомогательным.

Перископический смотровой прибор командира

Наибольший интерес вызвал перископический прибор, более известный как MK-IV. Его разработал Рудольф Гундлях, по лицензии это устройство стала выпускать британская фирма Vickers. Перископические приборы существовали и до этого, но детище Гундляха оказалось поистине революционным. Во-первых, прибор оказался простым и компактным, обеспечивая при этом круговой обзор. Во-вторых, его призма состояла из двух частей (плюс дополнительная призма для наблюдения в задней полусфере). В случае повреждения верхней половины её можно было быстро заменить, не покидая танк.

Технологичный и очень удобный смотровой прибор быстро разошёлся по миру. Правда, в СССР детище Гундляха приняли не сразу. На советских машинах аналогичный прибор появился только в 1943 году, причём его скопировали с прибора, установленного на английском танке Churchill MK-IV. Отсюда и советское название перископа — Mk-IV.

Продольный разрез 7TP

Как и на финском Vickers Mk.E, на 7TP укладка патронов к орудию находилась сбоку. Польские конструкторы скомпоновали её рациональнее, благодаря чему боекомплект вырос с 50 до 70 патронов калибра 37 мм. Это, впрочем, было куда меньше, чем на Т-26 даже в радийном исполнении. Другое дело, что основная часть боекомплекта Т-26 находилась в чемоданах на полу боевого отделения, и пользоваться им было не очень удобно.

Сброс гусеничной ленты в ходе испытаний. Подобными проблемами страдал и Т-26

После восстановления танка и составления технического описания начались ходовые испытания. Проводились они с 7 по 11 октября 1940 года. Машина прошла 312 километров, из них — 135 по шоссе, 118 — по просёлку, остальной километраж был пройден в ходе специспытаний. Максимальная скорость машины достигла 34,7 км/ч. Это оказалось чуть меньше, чем у Т-26, который развивал в тех же условиях 38 км/ч. Зато средняя скорость оказалась выше — 25 км/ч против 23,8 км/ч у Т-26. Запас хода составил 195 километров. Это оказалось больше, чем у Vickers Mk.E, но меньше, чем у Т-26 (269 километров), который имел топливные баки большего объёма. Вместе с тем, по расходу топлива дизельный двигатель польского танка был более экономичным.

Преодоление подъёма

Преимущество дизеля особенно хорошо проявилось в ходе движения по просёлочной дороге. Средняя скорость 7TP по просёлку составила 17,2 км/ч, а Т-26 — 15,5 км/ч. Запас хода танков по просёлку составил 130 километров у 7TP и 159 километров у Т-26. При этом у 7TP общий объём баков составлял 110 литров, у Vickers Mk.E — 180 литров, а у Т-26 — 290 литров! Неудивительно, что советские военные тоже хотели для своих танков дизельные двигатели. Разница по массе между польским и советским танками оказалась очень небольшой (9,9 и 10,5 тонн соответственно).

Максимальный уровень крена составил 20 градусов

Максимальный угол подъёма составил 32 градуса, дальше у польского танка начинали буксовать гусеницы. Сцепление гусениц оказалось ограничивающим фактором и при езде по косогорам. Максимальный уровень крена составил 20 градусов. Из-за проблем со сцеплением с поверхностью танк не смог преодолеть ров длиной 1,6 метра. Стоит отметить, что подобные характеристики Т-26 были не лучше. Подвеска Vickers Mk.E имела не только достоинства, но и недостатки. Именно поэтому американцы на Light Tank T2 от неё отказались, сделав новую подвеску с увеличенным диаметром опорных катков.

Ров шириной 1,6 метра и глубиной 0,5 метра польский танк преодолеть не смог

В отличие от японского лёгкого танка «Ха-Го», которому советские специалисты дали негативную оценку, 7TP удостоился нейтральных отзывов. Да, для советского танкостроения его конструкция была вчерашним днём, но и плохой польскую машину не назвали. Похвалы удостоились смотровые приборы, было отмечено улучшение подвески. Также отмечалось высокое качество изготовления танка. Интересной для танковой промышленности была признана и конструкция главного фрикциона.

Образцы для промышленности

Помимо изучения отдельных узлов и агрегатов, на НИБТ Полигоне изучалась и броня польского танка. Благодаря тому, что в распоряжении испытателей имелось несколько однотипных машин, удалось провести полноценное изучение, включавшие и обстрел. Польские конструкторы смогли несколько усилить броневую защиту танка по сравнению с Vickers Mk.E. Толщина лобового листа корпуса и лба подбашенной коробки увеличилась до 17 миллиметров. Часть листов была изготовлена из гомогенной брони, часть — из цементированной. Это позволило гарантированно обезопасить танк от пуль винтовочного калибра, а также значительно уменьшить дистанцию поражения танка из крупнокалиберных пулеметов. Правда, при этом пришлось пойти на снижение толщины бортовых листов корпуса в районе моторного отделения до 10 мм. Толщина брони башни составляла 15 мм.

Схема броневой защиты 7TP

Для изучения брони разукомплектованный корпус танка 5057 подвергли обстрелу из винтовки Мосина лёгкой и бронебойной пулей, а также из пулемёта ДК калибра 12,7 мм. Результаты испытаний показали более высокую, по сравнению с Т-26, стойкость брони. Лобовой лист корпуса пробивался бронебойной пулей пулемёта ДК на дистанции 100 метров, а броня толщиной 15 мм пробивалась на дистанции 200-250 метров. Также испытания показали, что при обстреле подвижной бронировки орудийной установки та не заклинивается. Безусловно, этот факт говорит в пользу решения польских конструкторов. Другой вопрос, что в немецкой армии крупнокалиберные пулемёты не получили большого распространения. Чаще всего осенью 1939 года 7TP приходилось иметь дело с 3,7 cm Pak, для которой пробитие брони толщиной 17 мм не было проблемой.

Испытания башни 7TP на филиале НЕИИ-48 в Мариуполе

К слову, в Красной армии крупнокалиберный пулемёт ДШК в крупную серию пошел только к началу Второй мировой войны, до 1939 года танкисты вероятного противника имели куда больше шансов встретить на поле боя расчёт 45-мм противотанковой пушки.

Башня польского Vickers Mk.E перед обстрелом. Английская броня оказалась хуже польской

Следует добавить, что НИБТ Полигон оказался не единственным местом, в котором проводился обстрел польских танков. Филиал НИИ-48 в Мариуполе провел испытания обстрелом башни 7TP, а также Vickers Mk.E. Испытатели высоко оценили качество польской брони. В то же время отмечалось более низкое качество брони и узлов соединения башни Vikcers Mk.E. При обстреле из 45 мм пушки английская броня раскалывалась. В отличие от английской, польская броня отколов не давала.

7TP в Сталинграде, январь 1943 года. Не исключено, что это один из танков, захваченных в октябре 1939 года

В начале 1941 года танки 5057 и 5097 были сданы в металлолом, а 7TP и C7P оказались на хранении. В апреле 1941 года танк 5091 и тягач было решено отдать в музей. Дальнейшая судьба этих машин неизвестна. Не исключено, что их направили на одно из предприятий города. По крайней мере, в фотохронике встречается 7TP с польским камуфляжем, находившийся на территории Сталинградского тракторного завода. Кроме того, под Волгоградом был обнаружен остов тягача C7P. Из него был сделан макет Т-26, при этом башню для этого «кентавра» взяли от БТ. Ныне эта машина находится в экспозиции музея на Поклонной Горе в Москве.


Источники:

  1. Материалы РГВА
  2. Материалы ЦГА СПб
  3. Материалы ЦАМО РФ
  4. Материалы РГАКФД

warspot.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *