Содержание

Бронетехника Румынии в 1918—1945 годах — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Румынская бронетехника 1918—1945 годов — период в истории развития бронетанковых вооружений Румынского королевства, включающий межвоенный период и Вторую мировую войну. На рубеже 1920-х годов Румыния, ранее обладавшая только несколькими оставшимися с Первой мировой войны бронеавтомобилями, сумела создать относительно современные танковые силы на основе закупленных во Франции танков F.T., по ряду причин вошедшие, однако, в стагнацию на протяжении последующих полутора десятилетий[⇨].

В середине 1930-х годов Румынская Армия, при помощи союзников по «Малой Антанте» — Франции и Чехословакии, начала модернизацию своих танковых сил и развитие самостоятельного бронетанкового производства, однако добилась в этом направлении лишь ограниченных успехов вследствие начала Второй мировой войны[⇨]. Оставшись без поддержки союзников, в ноябре 1940 года Румыния присоединилась к гитлеровскому блоку и в июне 1941 года приняла участие в нападении на СССР, продемонстрировавшем стремительное устаревание румынского танкового парка

[⇨].

В 1943—1944 годах, после разгрома под Сталинградом, румынские танковые части были в основном перевооружены более современной германской техникой. Параллельно, Румынская Армия осуществляла переоборудование устаревших танков в противотанковые САУ и сумела создать современный лёгкий истребитель танков «Марешал», однако переворот в августе 1944 года и переход Румынии на сторону антигитлеровской коалиции положили конец этим программам[⇨].

История развития

Ранние годы (1919—1935)

Начало танковым войскам Румынской армии положила закупка партии французских лёгких пехотных танков типа F.T., хотя подробности этой операции в источниках разнятся. Наиболее распространённой является версия о 76 танках: 48 с пушечным и 28 с пулемётным вооружением, по одним данным, приобретённым в 1919 году[1][2], по другим — уже в 1920-е годы[3][4]. Другие источники приводят данные о 72[5] или 74 закупленных танках[6], в частности, М. Коломиец и С. Федосеев приводят более подробную разбивку: в марте 1920 года Румынии были переданы танки расформированных французских рот

AS 301 и 302[сн 1], и лишь к концу десятилетия число машин достигло 74[7]; согласно В. Францеву же, в 1919 году Румыния приобрела сразу вооружение целого батальона, в виде 83 танков, из которых на вооружение были поставлены всё те же 76, а остальные — пущены на запасные части[8].

На протяжении 1920-х годов F.T. составляли основу румынского бронетанкового парка[4], однако ограничения созданного ещё в Первую мировую войну танка, такие как малый механический ресурс, не превышающая 7,5 км/ч скорость и ограниченный 35 км запас хода, позволяли использовать его лишь для поддержки пехоты[9][10]. Хотя Румынская Армия осознавала устаревание своих танковых частей, их материальная часть и тактика её применения практически не изменились ко второй половине 1930-х годов, поскольку в условиях политики сокращения военных расходов, командование не считало оправданными затраты на создание и поддержание современных танковых войск[5][8].

Тем не менее, к началу 1930-х годов армия приступила к поиску замены для устаревших танков

[8]. Поскольку собственные возможности Румынии по производству вооружений были ограничены неразвитостью промышленности, к началу межвоенного периода носившей преимущественно сырьевой характер[11], страна, будучи с 1921 года членом «Малой Антанты», полагалась на закупки вооружения у располагавшей развитой оборонной промышленностью Чехословакии[8] и поддерживавшей этот альянс Франции[6]. Первоначальные переговоры о закупке бронетехники с британской фирмой «Виккерс-Армстронг» и французской «Рено» положительных результатов не принесли, и в 1933 году Румынская армия начала переговоры с чехословацкими ČKD и «Шкода»[8]. Тем не менее, источники 1930-х годов упоминают о наличии на вооружении Румынской Армии британских танкеток «Карден-Лойд» Mk.VI, лёгких танков «Виккерс» Mk.E Type A и B, Patrol Tank, и даже о приобретении Румынией некоторого количества польских танкеток TK-3[12].

Другим видам бронетехники, в частности, бронеавтомобилям, Румынская Армия уделяла сравнительно мало внимания, и парк румынской колёсной бронетехники ограничивался немногочисленными оставшимися с Первой мировой войны машинами, из которых к концу 1930-х на вооружении числились лишь четыре «Остин-Путиловца» и два «Пежо»

[13]. Источники 1930-х годов приводят данные о наличии на вооружении трофейных германских бронеавтомобилей, а также нескольких примитивных машин, построенных на шасси коммерческих двухосных грузовых автомобилей[12]. Помимо этого, с Первой мировой войны также оставались четыре бронепоезда, снятых с вооружения в 1930-е годы[13].

Перевооружение армии (1935—1939)

Чехословацкая техника
Переговоры

27 апреля 1935 года Румыния запустила комплексную десятилетнюю программу перевооружения армии, важнейшей задачей которой являлось приобретение бронетехники; помимо этого, программа положила начало румынским мотострелковым войскам, одну бригаду которых планировалось сформировать в дополнение к традиционным родам войск[14]. Между 1933 и 1935 годами Румынская армия вела лишь факультативные переговоры с чехословацкими фирмами, но после неудачи с западноевропейскими производителями, 8 января 1936 года закупочная комиссия запросила у ČKD и «Шкоды» предложения на танки различных классов, в количестве от 50 до 500 штук

[15]; наряду с танками для вооружения бронетанковых батальонов, румынскую сторону интересовали специальные машины для вооружения разведывательных эскадронов кавалерии[3].

ČKD направила ответ 14 января, предложив свои новые разработки: малый танк AH-IV по цене в 307 000 крон и лёгкий TNH, по 675 000 крон. Поскольку «Шкода» и ČKD были связаны картельным соглашением, оговаривавшим, что продажи танков странам «Малой Антанты» будут поделены между фирмами в соотношении 3:2, 22 января за предложением последовало совещание, на котором представители обеих компаний сумели договориться о распределении заказов и ценах. За этим, однако, последовал период закулисной борьбы за выгодный заказ[16].

Поначалу, подключив к переговорам даже чехословацкого посла, ČKD удалось 3 апреля добиться заключения предварительного договора, действительного на протяжении 40 дней, в течение которых ČKD должна была предоставить окончательный вариант соглашения и техническую документацию. Условиями договора предусматривалась поставка 35 малых танков AH-IV для вооружения кавалерии, первые из которых должны были быть поставлены в течение восьми, а последние — 11 месяцев, и 100 средних P-II-aj, на тот момент существовавших лишь в проекте. Не согласная с таким развитием событий «Шкода», однако, сумела, используя свои связи и победу своего танка на конкурсе Чехословацкой армии, переубедить румынскую сторону, в мае 1936 года объявившую о намерении приобрести танки у «Шкоды». В результате, вместо P-II-aj Румыния избрала Š-II-a, в то время как заказ на малые танки был оставлен за ČKD, поскольку «Шкода» не располагала аналогичным образцом; Румынская Армия потребовала лишь увеличить толщину брони и усилить трансмиссию AH-IV

[16]. Наряду с закупками новой техники, в 1937 году «Шкоде» также был выдан заказ на восстановление 20 ремонтопригодных танков F.T[2].

R-1

По разным данным, 6[16] или 14 августа[3]1936 года с ČKD был заключён контракт на поставку для испытаний одного прототипа AH-IV, в варианте для румынской армии получившего обозначение AH-IV-R. Поставки серийных машин должны были начаться в течение пяти месяцев после утверждения прототипа румынской стороной, с поставкой 10 танков в первые и 15 — в последний месяц. Цена танков составляла 320 585 крон за единицу, без вооружения, а общая сумма заказа достигла 11 217 500 крон

[17]. Прототип AH-IV-R был продемонстрирован группе румынских офицеров, политиков и дипломатов на заводском полигоне 26 ноября, однако отведённый для испытаний и утверждения прототипа месячный срок был сорван продолжавшимися доработками проекта[18]. В итоге, первые десять машин были готовы только к 27 сентября 1937 года, но и их румынская комиссия отказалась принять вследствие несоответствия заданным техническим характеристикам, что не помешало отправке танков на манёвры в Румынию 30 сентября. Лишь после новой доработки, 23 ноября начались приёмные испытания всей серии. В апреле 1938 года все 35 танков были отправлены в Румынию, где, после войсковых испытаний, лишь 19 августа румынский генеральный штаб официально объявил танки принятыми[19].

На вооружение Румынской армии AH-IV-R поступил под обозначением Carul de recunoastere R-1 (рум. «Разведывательная машина R-1»)[20]. В целом, чехословацкий малый танк отличал ряд удачных конструктивных решений, обеспечивавших ему высокую подвижность на пересечённой местности, однако вооружение из двух 7,92-мм пулемётов делало R-1 полностью устаревшим в качестве боевой машины уже ко времени поступления в войска, а отсутствие радиостанции и функционально перегруженный экипаж из двух человек ограничивали ценность танка даже в отведённой ему роли разведывательной машины

[21][22].

Как современная, но в то же время сравнительно простая конструктивно машина, R-1 привлёк внимание Румынской армии и в качестве кандидата на выпуск создаваемой отечественной танковой промышленностью. В мае 1938 года румынская машиностроительная фирма «Малакса», специализировавшаяся на выпуске подвижного состава и ранее освоившая выпуск французских танкеток, начала переговоры с ČKD о приобретении лицензии на выпуск AH-IV, однако переговоры затянулись вследствие недоверия ČKD к румынской стороне и лицензионное соглашение было подписано лишь 22 февраля 1939 года[19][23]. В общей сложности Румынская армия планировала, при технической поддержке ČKD, построить, по разным данным, 300[24] или 382 R-1, однако германская оккупация Чехословакии привела к новым задержкам. В конце 1939 года «Малакса» получила техническую документацию на танк, однако в итоге сумела собрать, на основе чехословацких комплектующих, лишь один прототип до своего банкротства, а ко времени национализации предприятия в 1941 году, Румынская армия потеряла интерес к малым танкам

[19].

R-2 и другие образцы

Контракт с фирмой «Шкода» на поставку 126 танков Š-II-a Румынская армия подписала тоже 14 августа 1936 года[3][25]. В начале лета 1937 года румынская сторона настояла на немедленной поставке 15 танков, которые «Шкоде» пришлось заимствовать из производившихся для Чехословацкой армии. Машины были переданы Румынии 10 июня 1937 года, однако испытания показали недоведённость конструкции и все 15 танков были возвращены заводу для доработки в соответствии с замечаниями румынских военных[3][23][26], в результате чего прототип был утверждён только в августе 1938 года[26], а к производству партии «Шкода» приступила 1 сентября[3][25]. В конце того же месяца уже Чехословацкая Армия, в связи с Судетским кризисом и последовавшей мобилизацией, конфисковала несколько готовых танков из румынского заказа[27], однако несмотря на это, «Шкода» передала румынской стороне первые Š-II-a в декабре 1938 года и выполнила весь заказ к 22 февраля следующего года

[3][25][28]; Л. Несс приводит разбивку произведённых для Румынии с 1937 по 1939 год машин как 15, 61 и 50 единиц[29].

На вооружение Румынской армии Š-II-a поступили под обозначением Tanc ușor R-2 (рум. «Лёгкий танк R-2»). По ходу производства и испытаний Румынская армия затребовала новые изменения в конструкции танка, внесённые на 63 последних машинах, получивших обозначение R-2c (от рум. cimentate — «цементированный»[сн 2]) и отличимых внешне по клиновидной кормовой части из двух бронелистов вместо единой скруглённой детали[6]. По своим характеристикам, Š-II-a являлся типичным для середины 1930-х годов лёгким танком массой в 10,5 тонн, с вооружением из 37-мм пушки в двухместной башне, бронированием, не превышающим 25 мм в лобовой и 15 мм в бортовой части, и максимальной скоростью в 34 км/ч[30]. Имея адекватные характеристики для борьбы с современными ему лёгкими танками[22], к 1941—1942 годам чехословацкий танк уже считался устаревшим вследствие незащищённости от огня лёгких противотанковых орудий и уязвимости даже для противотанковых ружей

[23][31], а также малоэффективности против новых средних и тяжёлых танков: в частности, обстрел трофейного Т-34 в 1942 году показал полную неэффективность 37-мм орудия против его брони[22][32]. Вдобавок, даже несмотря на произведённую по румынским требованиям доработку, R-2 остался недостаточно надёжной и излишне требовательной в обслуживании машиной[23].

Румынская армия пыталась закупить в Чехословакии и другие образцы бронетехники, в частности, по румынским ТТТ была разработана 5,8-тонная тяжёлая танкетка с вооружением из 37-мм пушки в казематной установке и достигавшим 30 мм лобовым бронированием, согласно реконструкции М. Эксворти, сочетавшая, по всей видимости, шасси бронированного тягача LKMVP с верхней частью корпуса от танкетки Š-I-d. Прототип такой машины был продемонстрирован в Румынии, однако до закупки дело не дошло, скорее всего, в связи с оккупацией Чехословакии Германией в марте 1939 года[33].

Французская техника
U.E.

Первым шагом Румынии по созданию собственной танкостроительной промышленности стала закупка в 1937 году лицензии на выпуск 300 танкеток U.E. у французской фирмы «Рено». Согласно М. Эксворти, такой шаг был предпринят в ответ на закупку Венгрией итальянских танкеток C.V.3/35[2], однако последние представляли собой полноценные боевые машины, использовавшиеся в роли танков[34]; 2,1-тонные U.E. же были лишены вооружения, представляя собой снабжённые бронированным гусеничным прицепом транспортёры боепитания, и закупались Румынской армией в качестве бронированных тягачей для 300 выпускавшихся по французской же лицензии 47-мм противотанковых орудий model 1936[2].

Лицензия на выпуск U.E. была передана компании «Малакса», в результате чего на вооружение танкетка была принята под обозначением Șenileta Malaxa Tipul UE, обычно сокращавшимся до «Малакса». Завод был вынужден импортировать из Франции двигатели, коробки передач и приборные панели, однако сумел освоить выпуск остальных узлов танкетки[2]. Выпуск танкеток «Малакса» был начат в конце 1939 года, однако капитуляция Франции в июне следующего года сделала дальнейшие поставки критических компонентов невозможными и производство было завершено в марте 1941 года после выпуска 126 машин[1]. Согласно С. Залоге, в мае 1938 года Румынская армия заказала у Франции 60 готовых U.E., однако о реальном выполнении заказа сведений он не приводит[6]; другие источники упоминают, что в общей сложности Румыния получила из Франции 13 готовых танкеток[35][36].

R-35

Ещё одним образцом французской бронетехники, заинтересовавшим Румынскую Армию среди ряда изученных предложений, оказался лёгкий пехотный танк R35 фирмы «Рено». Согласно С. Залоге, в мае 1938 года Румыния закупила 50 готовых R35[6], однако другие авторы об этом не упоминают. Известно, что в то же время было организовано франко-румынское предприятие Franco-Romana, в рамках которого Румыния пыталась организовать совместный завод для лицензионной сборки 200 танков[6][13][28][37]. Осуществить это, однако, так и не удалось вследствие загруженности французской стороны перевооружением собственной армии и, согласно П. Данжу, Румынской армии удалось добиться лишь размещения заказа на 200 готовых танков, с доставкой 50 в сентябре 1939, по 25 — в январе и мае, 50 — в сентябре 1940 года, и последних 50 — в 1941 году[13][37]. В итоге, в 1939 году Румынии был передан лишь 41 танк, прежде чем вступление Франции во Вторую мировую войну прервало дальнейшие поставки[28].

На вооружение Румынской Армии французский танк поступил под обозначением R-35, и стал первой румынской боевой машиной с противоснарядным бронированием. Однако огневая мощь танка, вооружённого короткоствольным 37-мм орудием, была ещё ниже, чем у R-2, а экипаж из двух человек, отсутствие радиостанции и недостаточная подвижность, с малыми скоростью и запасом хода, делали R-35 малопригодным для иных целей кроме непосредственной поддержки пехоты в медлительных операциях позиционной войны. Вдобавок, неудовлетворительную оценку Румынская Армия давала и надёжности R-35[13][38][39], хотя некоторые шаги к её повышению были предприняты: в частности, ходовая часть была усилена путём замены резиновых бандажей, склонных к чрезмерному износу, на металлические, разработанные подполковником К. Гьюлаем[40].

Между оккупацией Чехословакии и вступлением в войну (1939—1941)

Чехословацкая техника

Как и с R-1, армия была заинтересована в приобретении лицензии на выпуск R-2, и в мае 1938 года направила в Чехословакию новую комиссию, в задачи которой, помимо переговоров по лёгким танкам, входил поиск подходящего образца более мощного среднего, условно получившего обозначение R-3. В таком классе боевых машин ČKD могла предложить румынским военным свой V-8-H, а «Шкода» — Š-II-c (T-21), однако переговоры по всем образцам затянулись вследствие германской оккупации[24]. Германская администрация поначалу позволила чехословацким танкостроительным фирмам продолжить коммерческую деятельность, и, даже несмотря на начало Второй мировой войны, «Шкода» попыталась продать Румынской Армии лицензию на выпуск Š-II-a, осенью 1939 года продемонстрировав в Румынии усовершенствованный образец, Š-II-aR[26][41]. Тем не менее, планы производства 280 танков на заводе «Малакса» также окончились ничем после банкротства фирмы[24].

После того, как Румыния лишилась другого своего поставщика вооружений — Франции — в июне 1940 года, армия вновь обратилась к чехословацким производителям в попытке закупить Š-II-c. Конструктивно, 17-тонный T-21, обладавший 47-мм орудием и достигавшим 30 мм бронированием, являлся дальнейшим развитием R-2, уже освоенного румынскими войсками[13]. По одним источникам, в 1940 году Румынская армия попыталась закупить у «Шкоды» лицензию на выпуск 216 T-21, однако поскольку Румыния к тому времени ещё не присоединилась к гитлеровской коалиции, германской оккупационной администрацией на сделку было наложено вето, как и на последующую попытку закупить готовые танки[13][42]; другие же упоминают лишь о том, что в январе 1941 года Румынская армия попыталась закупить 216 готовых T-21, однако ввиду приближавшегося вторжения в СССР, германская администрация отказалась принимать этот заказ[24]. В связи с последним, неудачей окончилась и параллельная попытка заказать у ČKD 395 лёгких танков TNHPS[24][28]. Подобная политика рассматривалась в Румынии как нарушающая баланс сил в регионе, поскольку параллельно Германия продала лицензию на T-21[сн 3]Венгрии, отношения с которой к 1940 году достигли пика напряжённости[13][42].

Трофеи германской экспансии

Менее чем через месяц после того, как Румынии были переданы последние R-2, 15 марта 1939 года Чехословакия перестала существовать; в ходе оккупации Венгрией провозгласившей независимость области Подкарпатская Русь, в приграничную Румынию ушёл комбинированный батальон 1-го танкового полка, на следующий день интернированный и передавший имевшиеся на вооружении пулемётные бронеавтомобили румынским властям, принявшим их в дальнейшем на вооружение[43]. М. Эксворти приводит список трофеев Румынской армии как 2 неопознанных «Татры», 3 «Шкоды» vz.26 и 8 «Татр» vz.27[сн 4][13], тогда как согласно другим авторам, в Румынии оказалось, по разным данным, 2 или 3 vz.27 и 9 или 12 vz.30[3][4][44]; данные о 3 vz.27 и 9 vz.30 поддерживаются и чешскими источниками[43].

Ещё одна возможность пополнить бронетанковый парк предоставилась Румынии после раздела Польши между Германией и СССР в сентябре 1939 года. Основным приобретением оказалась материальная часть 21-го легкотанкового батальона, после поражения Польши предпочёвшего уйти в Румынию и быть интернированным там. В результате, румынским войскам достались 34 R35, принятие которых на вооружение довело число машин этого типа в Румынской Армии до 75[28][40]. Согласно другим авторам, в число 34 R35 вошли и перевозившиеся через Румынию, но не успевшие дойти до Польши машины, также конфискованные румынскими войсками[45], однако согласно П. Данжу, упомянутая партия R35 после поражения Польши была перенаправлена ещё в пути[46]. Наряду с 21-м батальоном, в Румынию ушли около 10—15 других бронированных машин, в основном изношенные танкетки TK и TKS польского производства, принятые на вооружение, аналогично «Малакса» / UE, в роли артиллерийских тягачей[24][45].

От Прута до Сталинграда (1941—1942)

В ходе кампании против СССР летом—осенью 1941 года, по боевым и небоевым причинам, были потеряны большинство румынских танков[сн 5][47][48], и хотя большинство машин удалось вернуть в строй, 25 R-2 и 15 R-35 восстановлению не подлежали[4][47][49]. Единственным же доступным источником новой техники для Румынской армии оставалась Германия, однако до 1943 года последняя с неохотой передавала бронетехнику своим восточным союзникам[50], неудачей окончилась и предпринятая 25 июня очередная попытка заказать танки у чехословацких производителей — 287 T-21 у «Шкоды» и 160 неустановленных 7,5-тонных танков с 37-мм орудием у B.M.M.[51]. Единственным практическим результатом переговоров стало получение в октябре согласия Германии на продажу, и то лишь для восполнения потерь, 26 танков Pz.Kpfw.35(t)[сн 6], переданных румынским войскам только в июне—июле 1942 года[28][39]. К 1942 году Румынская армия осознала безнадёжное устаревание R-2, и в мае попыталась приобрести у B.M.M. и «Шкоды» лицензии на выпуск лёгкого танка TNHPS и очередного варианта среднего Š-II-c — T-23, но вновь натолкнулась на отказ германской администрации, поскольку планы производства танков на заводе «Решица» требовали импорта бронелистов от предприятий бывшей Чехословакии, уже занятых германскими заказами[39].

Ещё одним источником бронетехники могли бы стать трофеи на советско-германском фронте: только в первые три месяца кампании румынскими войсками было захвачено 59 советских танков[52], а также, к октябрю 1941 года — 103 бронеавтомобиля, в том числе около 40 лёгких и 60 пушечных[13][53][54]. Отдельные машины применялись захватившими их фронтовыми частями, но, в отсутствие запасных частей, их использование продолжалось до первой поломки, после чего машины вывозились в Румынию. Количество скопившихся в Румынии танков, танкеток, бронетракторов и бронированных тягачей к 1 ноября 1942 года достигло 175 единиц, включая 3 современных танка Т-34 и КВ-1, ничего сравнимого с которыми Румынская армия не имела. Однако вследствие всё той же нехватки запасных частей, на практике восстановлению подлежали только Т-60 и «Комсомольцы», имевшие двигатели типа «Форд A», запасные части к которым выпускались и в Румынии. Т-60, согласно приведённой М. Эксворти сводной таблице, формально на вооружение приняты так и не были[52], однако 34 «Комсомольца» в 1943 году прошли капитальный ремонт и были приняты на вооружение под обозначением Șenileta Ford Rusesc de Captura для использования аналогично танкеткам «Малакса»; в начале 1944 года тягачи были дополнительно оборудованы буксировочными крюками для противотанковых орудий PaK.38[55].

Только в сентябре 1942 года Германия всё же согласилась на продажу 22 танков Pz.Kpfw.III, по одной роте которых предполагалось включить в два батальона 1-го танкового полка для их качественного усиления[39]. В результате переговоров 22—23 сентября между А. Гитлером и М. Антонеску, на которых последний вновь запросил о поставках бронетехники и пожаловался на медлительность выполнения уже оговорённых заказов, глава германского государства поспособствовал скорейшей доставке Румынской армии современных вооружений и 17 октября 1-й полк получил 11 Pz.Kpfw.III Ausf.N и 11 Pz.Kpfw.IV[56], по одним данным — Ausf.D[57], по другим — Ausf.G, принятых на вооружение под обозначениями, соответственно, T-3 и T-4; ещё по одному образцу этих танков было передано дислоцировавшемуся в Румынии 2-му танковому полку для использования в качестве учебных[32].

Между Сталинградом и Августовским восстанием (1942—1944)

Германская и трофейная техника

В ходе советского контрнаступления под Сталинградом в ноябре 1942 года, румынская 3-я армия и, в частности, входивший в её состав 1-й полк 1-й танковой дивизии были полностью разгромлены, а безвозвратные потери Румынской армии составили 81 77 R-2, 5 T-3 и 7 T-4[4]. В ходе отступления, вермахт передал дивизии 6 лёгких бронеавтомобилей Sd.Kfz.222 и 5 командирских Sd.Kfz.223 для самообороны уцелевших частей, чтобы избежать полного уничтожения соединения[58]. К концу кампании румынские танковые войска вновь фактически утратили боеспособность, но даже в случае восстановления всех вышедших из строя машин, опять затянувшегося, к 1943 году R-2 полностью устарели и единственными среди румынских танков, которые можно было назвать отвечающими современным требованиям, по состоянию на 15 апреля можно было назвать 2 T-4 и, отчасти, 2 T-3[59]. Катастрофическая для Румынской Армии Сталинградская битва послужила, в то же время, толчком к развитию румынских танковых сил, поскольку демонстрация слабости оснащённых устаревшим вооружением румынских войск, ставшей одним из ключевых факторов, приведших к окружению и уничтожению германской группировки, заставила командование третьего рейха наконец пересмотреть свою политику поставки вооружений[58].

Первым шагом по поддержке румынской армии стала программа Birnbaum (нем. «Грушевое дерево»)[58], в рамках которой в январе 1943 года был заключён контракт на поставку 50 прошедших ремонт лёгких танков Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A, B и C. Румынская армия хотела использовать танки для вооружения переформировывавшихся в Румынии кавалерийских дивизий, однако, так как вермахт желал более активного румынского участия в боевых действиях, условием продажи была отправка машин непосредственно на фронт и танки, принятые на вооружение под обозначением T-38, были переданы 2-му танковому полку в Крыму с 15 мая по 24 июня. T-38 лишь незначительно превосходили R-2 по боевым характеристикам[60]; вдобавок, лишь 17 из доставленных машин оказались исправными, поскольку, как выяснили румынские военные, им были переданы остатки Pz.Kpfw.38(t) после продажи Ве́нгрии лучших машин годом ранее. Подобное развитие событий вызвало скандал, вынудивший Германию согласиться с выдвинутым румынской стороной требованием, чтобы все последующие поставки осуществлялись через приёмку в Румынии[58][22][60].

Большее значение имела утверждённая 23 сентября программа поставки танков и штурмовых орудий Olivenbaum (нем. «Оливковое дерево»)[59], при помощи которой планировалось восстановить 1-ю танковую дивизию и создать 2-ю танковую дивизию на основе 2-го танкового полка[61]. За этим последовали программы Olivenbaum II и III, а позднее — Quittenbaum (нем. «Айвовое дерево») хотя подробности последней точно не установлены: возможно, что она включала только штурмовые орудия. В рамках программ Румынии поставлялись танки Pz.Kpfw.IV (T-4), в большинстве — модификации Ausf.H, с некоторым количеством Ausf.F2 и J, и штурмовые орудия Stu.G.III, принятые на вооружение под обозначением T.As.[59]. Сведений о модификациях Stu.G.III М. Эксворти не приводит, однако другой источник в списке румынских САУ упоминает Stu.G.III Ausf.G[62]. Хотя сроки выполнения программ — с октября 1943 по август 1944 года — в различных источниках существенных расхождений не вызывают, число полученных Румынией машин варьирует от 114[28][61] до 127[63], 129[сн 7][64] или 131[4][57] T-4 и 108[28][64], 114[57], 118[4] или 120 T.As.[65]. М. Эксворти также упоминает о том, что не менее 32 изношенных T-4 были, очевидно, переданы румынским войскам непосредственно германской 23-й танковой дивизией в апреле—мае 1944 года, не поясняя, однако, входили ли эти передачи в перечисленные программы[66].

В дополнение к перечисленным программам, Германия обещала поставить Румынской Армии 3 командирских танка Panzerbefehlswagen IV, 40 бронеавтомобилей Sd.Kfz.222, 8 итальянских бронеавтомобилей и 27 полугусеничных бронетранспортёров[59]; из других источников известно о поступлении в румынские войска по меньшей мере 8 итальянских бронеавтомобилей AB 41, 45 лёгких бронетранспортёров Sd.Kfz.250 и 27 средних Sd.Kfz.251/1[57], в основном Ausf.D[67], а также 2 Panzerbefehlswagen IV[61].

Поставки бронетехники по программам Olivenbaum и Quittenbaum[64]
Программа / месяц 1943 1944 Всего
10 11 12 1 2 3 4 5 6 7 8 9
Olivenbaum I T-4 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 24
T.As. 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 2 24
Olivenbaum II и III T-4 13 13 13 13 13 13 13 91
T.As. 8 8 8 8 8 8 8 56
Quittenbaum I T-4 13? 13? н/д н/д
T.As. 20? 20? н/д н/д
Фактические поставки T-4 4 27 19 2 15 15 17 15 15? н/д 129?
T.As. 4 2 12 10 10 20 20 20 10 108

Кубанская и Крымская кампании 1943—1944 годов обеспечили Румынию новыми трофеями, значительную часть которых составила полученная СССР по программе ленд-лиза бронетехника Великобритании и США. В марте 1944 года из Крыма в Румынию был вывезен 41 танк, в том числе: 4 Т-38, 5 М3л, 4 «Валентайна» Mk.III, 4 Т-34, 4 М3с, 1 КВ, а также 19 неопределённых «Виккерсов». Трофейная техника использовалась Румынской Армией лишь для противотанковых учений; в ходе боёв на румынской границе в мае—июне 1944 года были захвачены ещё 6 бронемашин, включая тяжёлый танк ИС-2 и штурмовое орудие ИСУ-152[68].

Бронетехника румынского производства

Параллельно с закупкой бронетанковых вооружений в Германии, Румыния пыталась пополнить танковый парк собственными силами. Основное внимание военных оказалось сосредоточено на противотанковых вооружениях: уже летняя кампания 1941 года показала, что Румынская Армия не располагает ни одним танковым или противотанковым орудием, способным эффективно бороться с советскими танками Т-34 и КВ; рассчитывать на закупку необходимых вооружений в Германии, самой испытывавшей их дефицит, Румыния также не могла. И. Антонеску первоначально выступал за выпуск копии Т-34 в Румынии, однако вскоре стало очевидно, что подобная задача для румынской промышленности непосильна[68].

TACAM T-60

К концу 1942 года единственным источником для перевооружения войск оставались трофейные советские танки и артиллерийские системы[68], и подполковнику К. Гьюлаю было получено разработать противотанковую САУ на их основе[69]. Согласно С. Залоге, Румынская Армия начала работы по противотанковой САУ, по образцу германских САУ серии «Мардер», основываясь на шасси устаревших R-2 и 76,2-мм советской дивизионной пушке, однако офицерами, ввиду малочисленности уцелевших R-2, было предложено использовать трофейные лёгкие танки Т-60[58]. На шасси Т-60, имевшем высокую подвижность и современную, но, в то же время, относительно несложную конструкцию, остановился и Гьюлай; важным аргументом в пользу Т-60 являлся также его двигатель типа «Форд A», который румынская промышленность могла обеспечить запасными частями. Для вооружения САУ же была избрана 76-мм пушка обр. 1936 года (Ф-22), имевшая наибольшую среди дивизионных орудий бронепробиваемость[58][69].

Проект Гьюлая, получивший обозначение Tun Anticar cu Afet Mobil T-60, сокращающееся как TACAM T-60, был завершён в конце 1942 года и, получив одобрение Румынской Армии, был передан фирме «Леонида» для постройки прототипа[70], осуществлённой, под руководством Гьюлая, с ноября 1942[69] по 12[70] или 19 января 1943 года[69]. Серийное переоборудование TACAM T-60 велось «Леонида» с конца 1942 года, всего Румынской Армии были переданы 34 САУ этого типа[сн 8] в том числе 17 — в середине июня, а оставшаяся половина — к декабрю 1943 года[70][71].

При переоборудовании с танков Т-60 снимались башня и крыша боевого отделения, на месте которых размещалась установка 76,2-мм пушки, защищавшаяся открытой сверху и с кормы рубкой, собиравшейся из 15-мм бронелистов, которые приходилось срезать с танков БТ-7, поскольку румынская промышленность была не в состоянии обеспечить их поставки. Для размещения в САУ переоборудованию подвергались также прицельные приспособления и механизмы наведения орудия. В связи с размещением рубки и укладок 76,2-мм выстрелов, изменениям подвергалась также система охлаждения двигателя и крыша моторного отделения, при этом, часть деталей для этого и других, менее значительных, переделок, импортировалась из Германии. Экипаж TACAM T-60 состоял из трёх человек: механика-водителя, наводчика и заряжающего[58][71]. Согласно некоторым источникам, замене, на аналогичный Fargo FH.2 румынского производства, подвергался и двигатель на части САУ[28][70]. Ввиду повышенной отдачи 76,2-мм орудия, TACAM T-60 снабжались стояночным тормозом для блокировки колёс при стрельбе, а также усиленными торсионными валами подвески и опорными катками с внешней или внутренней амортизацией[71].

TACAM R-2 и другие противотанковые САУ

Бои под Сталинградом вновь продемонстрировали малоэффективность R-2, однако отсутствие перспектив скорой их замены вынудило Румынскую Армию вернуться к проекту переделки R-2 в противотанковые САУ в попытке повысить боевую ценность устаревших машин. Проектирование новой установки, получившей обозначение TACAM R-2, было поручено Гьюлаю в декабре 1942 года, после завершения разработки TACAM T-60, и в июле—сентябре 1943 года фирмой «Леонида» был построен прототип. Конструктивно новая САУ была схожа с переделкой Т-60, однако рубка, вновь собиравшаяся из срезанных с БТ-7 и Т-26 броневых листов толщиной 10—17 мм, имела частичную броневую крышу и бо́льшие размеры, хотя экипаж TACAM R-2 также состоял из трёх человек. Оптический прицел советского образца на орудии был заменён на противотанковый «Септилич» (рум. Septilici) румынской разработки, производившийся фирмой I.O.R[72][73]

wiki-org.ru

Вторая Мировая Война » Воспоминания румынского сержанта

Читателю предлагаются отрывки из воспоминаний Маноле Замфира, записанные его другом [1].

Сегодня сержанту Маноле Замфиру 86 лет, он живет в одиночестве в поселке Синести в 25 километрах от Бухареста. Его называют «дядя Маноле»; о том, что он ветеран Второй мировой войны, знают немногие. Его жена недавно умерла в преклонном возрасте. Его сын, которому почти 60, живет в Бухаресте. У дяди Маноле во владении старый глинобитный трехкомнатный домик, коза и участок земли площадью в 2000 квадратных метров. На этом кусочке земли он вырастил самый красивый сад во всем поселке, и живет его плодами овощами и виноградом, которые возделывает сам. Многие молодые крестьяне приходят к нему за советами по растениеводству. Около его сада расположен мой летний дом, мы знакомы с ним уже 10 лет. Я записал его рассказ, ибо считаю: такой человек заслуживает, чтобы его не забыли.

 

15 февраля 1941 года началась учеба солдата Маноле Замфира в военной школе имени Петру Рареша вблизи г. Чернаводы. После окончания школы он был зачислен в саперную роту 36-го полка 9-й пехотной дивизии (командир батальона – майор Секариану, командир полка – полковник Ваташеску, командующий дивизией – генерал Панаити).

1 сентября 1942 года его часть была отправлена на Донской участок Восточного фронта. Бойцов части поездом довезли до вокзала в г. Сталино[2], а затем они 6 недель шли маршем до линии фронта. В момент их прибытия положение на этом участке фронта было спокойное, и они получили задание строить укрепления и зимние убежища.

Первая серьезная атака советских войск на их позиции началась 9 ноября 1942 года. Она оказалась безуспешной, части Красной Армии понесли большие потери. За этой атакой последовал месяц тяжелых боев, с атаками с обеих сторон, в результате которых ни одна сторона не добилась сколько-нибудь значительного продвижения. Это была бессмысленная бойня, в которой тяжелые потери несли обе стороны.

Во время атак под командованием советских офицеров солдаты-красноармейцы кричали (по-румынски): «Братья, зачем вы нас убиваете? Антонеску [3] и Сталин пьют вместе водку, а мы друг друга убиваем ни за что!»

Румынских солдат направляли в лобовые пехотные атаки, которым предшествовали артиллерийские обстрелы позиций противника. С одной стороны, румынская артиллерия мало влияла на сильные стороны противника, так как орудия были мелкого калибра, а выстрелы не точными. Другой нашей слабостью была устарелость вооружения. Большинство солдат были вооружены винтовками ZB со штыками. На роту имелось всего по два пулемета и одной пушке «Брандт», а на взвод – 1-2 автомата. Это приводило к огромным потерям, иногда до 90% личного состава. В этот период Маноле Замфиру было присвоено звание сержанта – и за храбрость, и для возмещения потерь среди сержантов.

Он вспоминает, что после одной из безуспешных атак из всей роты уцелели всего 7 бойцов, включая его самого. Молодые офицеры из командования саперной роты погибали так часто, что сержант Замфир даже не успевал узнать их имена. Во время атак они были впереди, поэтому их часто убивали первыми.

После нескольких боев румынские солдаты начали пользоваться трофейным оружием и снаряжением. Сержант Замфир взял себе в качестве основного оружия автомат «Беретта». Что касается противотанкового вооружения, положение было еще хуже. Гранаты против танков были неэффективны, а мин или специального противотанкового оружия не было. Довольно успешно применяли «коктейли Молотова»[4]. Когда танк загорался, экипаж сдавался в плен. Но на этом участке фронта танков было мало, и советские командиры редко их применяли для поддержки пехотных атак. Они держали танки позади своей пехоты, для своего рода артиллерийской поддержки, достаточно бесполезной. А румынские саперы использовали танки в основном в тех случаях, когда во время атак продвигались вперед.

Большинство боев было обычными для Второй мировой войны – пехотные атаки с рукопашными боями в траншеях. В одной из таких схваток сержант Замфир заколол штыком советского солдата. Перед смертью этот солдат сказал ему по-румынски, что у него дома пятеро детей. До сегодняшнего дня дядя Маноле сожалеет о том случае, хотя и знает, что выбора у него не было.

Другим поразительным событием на том участке фронта был приказ, полученный от высшего немецкого командования, – убивать всех советских пленных. Для румынских офицеров это было неприемлемо, поэтому румынские солдаты, отпускавшие советских пленных, забрав у них оружие и снаряжение, не несли наказания. Много раз после успешных атак румынских частей взятые ими в плен перебегали через «ничейную» полосу, в то время как румынские офицеры «смотрели в другую сторону». Сержант Замфир помнит случай, когда его взвод захватил четырех женщин-офицеров (это были офицеры подразделений снабжения, пойманные на линии фронта). Командир роты приказал ему отвести их за густой кустарник и там расстрелять. В этих кустах Маноле спросил женщин, говорят ли они по-румынски. К его удивлению, они все знали румынский, так как были молдаванками. И он им сказал: «Теперь вы знаете, где позиции ваших войск. Я буду стрелять в землю, надеюсь, что никогда больше здесь вас не увижу. Женщины созданы быть матерями, а не солдатами!» Пленницы расцеловали его и исчезли в лесу. После этого он выпустил несколько очередей в землю и вернулся в свой взвод.

Румынские войска на юге Молдавии, 1944 год.

Некоторые румынские солдаты насиловали советских женщин, когда появлялась  возможность. Сержанта Замфира это ужасало, он убежден, что это один из самых страшных грехов. Если бы такое увидел офицер, он застрелил бы такого солдата на месте, но солдаты не находились постоянно на глазах у офицеров. Часто насильников наказывали свои же бойцы. Если насильника ранило, его никогда не выносили с поля боя.

***

В конце 1942 года позиции румынских войск посетили четверо высокопоставленных немецких офицеров. Хотя после нескольких недель жестоких боев фронт продвинулся всего на 2-3 километра, немецкий генерал провозгласил: «Еще до следующего Рождества мы будем вместе с вами маршировать по улицам Америки!» Сержант Замфир даже не представлял, где эта Америка, он до изнеможения сражался в условиях холодной русской зимы в надежде уцелеть и встретить следующее Рождество живым.

Уже через три дня после визита немецких офицеров советские войска начали массированную атаку при поддержке мощного артиллерийского огня, а также множества танков Т-34 и пикирующих бомбардировщиков. Всего за одну ночь румынский фронт был прорван, и началось спешное отступление войск. Советские солдаты кричали нам: «Братья-румыны, увидимся в Бухаресте!»

В первую неделю отступление было таким быстрым, что оставляли раненых, которые не могли идти. Сержант Замфир не может забыть отчаянные крики раненых солдат и их руки, которыми они пытались дотянуться до своих товарищей. Советская армия убивала всех раненых пленных.

***

Снабжения у румынских войск не было почти никакого, так что приходилось использовать трофейное оружие и захваченные боеприпасы и питаться тем, что попадалось на пути. Были периоды, когда ели собак, убитых лошадей или даже сырое зерно и сырую картошку, найденные в деревнях. Больше всего ценилось захваченное армейское продовольствие, так что было предпринято несколько атак – путем партизанских проникновений в расположение противника – с целью захвата провианта. Вскоре советские войска стали проявлять больше осторожности и лучше оборонять свои снабженческие подразделения.

2 мая 1943 года в одном из столкновений с советской пехотой сержант Замфир был ранен осколками артиллерийского снаряда. Ему повезло: его эвакуировали в полевой госпиталь, поэтому он остался жив. Спустя неделю этот госпиталь со всеми ранеными отступил в Севастополь. Сержант Замфир, в числе 700 румынских и немецких раненых, был взят на борт немецкого плавучего госпиталя и эвакуирован в направлении Константинополя.

Несмотря на то, что госпитальный корабль был окрашен в белый цвет и на нем был изображен красный крест, его сразу же после выхода из Севастопольской гавани атаковали советские бомбардировщики. Он затонул в 12 километрах от берега. После атаки выжили всего 200 человек, включая экипаж. Им пришлось провести ночь в воде, так как спасательные шлюпки, находившиеся на корабле, затонули вместе с ним. К утру осталось в живых меньше 100 человек. Спасшихся подобрала немецкая подводная лодка, покидавшая Севастополь, но ее командование не могло изменить свой маршрут, чтобы доставить спасенных румын в румынский порт Констанцу. Многие спасенные из воды умерли в пути, так как на борту лодки не было врачей, только члены экипажа. К концу пути выжили всего 30 человек с погибшего госпитального корабля.

Разрушенный в результате боёв Севастополь

Сержанта Замфира отвезли в крупный госпиталь в Вене, где его вылечили. Спустя два месяца  самолетом его отправили в Констанцу для возвращения в боевую часть. Его дивизии к тому времени было поручено осуществлять береговую охрану района Констанцы, восстанавливаясь после огромных потерь на Восточном фронте. Для дивизии это был спокойный период, так как противник не предпринимал попыток высадки на побережье Румынии.

В течение осени 1944 года восстановление и перевооружение 9-й дивизии было завершено, и она была поездом отправлена в Тарнавени, а оттуда пешим маршем в Оарбу де Муреш. Там дивизия встретилась с несколькими советскими боевыми частями и получила приказ: форсировать реку Муреш и атаковать немцев, захватив их врасплох. Румынские бойцы должны были идти в атаку, а советские войска «поддерживать» их с тыла. Полковник Ваташеску обратился к своим бойцам и сообщил правду о создавшемся положении: «Мы должны это сделать, чтобы остаться в живых и защитить нашу страну. Если мы не пойдем в атаку на немцев, советские войска расстреляют нас в качестве пленных, сожгут наши дома, убьют наших детей. Те советские части, которые вы здесь видите, находятся здесь не для того, чтобы нас поддерживать, а для того, чтобы расстрелять нас, если мы будем отступать. Так что не рассчитывайте на их помощь. Если кто-то из вас переживет эту войну, помните, что мы сделали это ради своего народа».

Реку Муреш форсировали, переправляясь на резиновых лодках, и пошли в лобовую атаку на немецкие войска, находившиеся за рекой. Атака прошла успешно, в основном потому, что бойцы дрались до последнего, зная, что поддержки артиллерией и бронетехникой у них мало. А у немцев была хорошая артиллерийская поддержка и даже несколько танков, так что потери румын были значительны. Но румыны все же осуществили прорыв и далее продолжили наступление почти без задержек, освобождая от фашистов Венгрию.

От советского командования поступали приказы атаковать постоянно, без перерывов для отдыха или пополнения личного состава. Первая остановка была разрешена только в Дебрецене [5], когда 9-я дивизия была ослаблена настолько, что у нее уже не было никаких шансов успешно наступать. Даже советское командование понимало, что для дальнейшего продвижения ей необходимо пополнение из Румынии.

***

После короткого перерыва в Дебрецене наступление возобновилось в тех же тяжелых условиях. Самые жестокие и страшные сражения были в горной местности, в Татрах, где бои часто переходили в схватки в траншеях один на один, с помощью ножей и кольев. Настоящая взаимная бойня. Здесь сержант Замфир был еще раз ранен, тремя пулями в правое бедро. Его самолетом эвакуировали в Медиаш (Румыния) и прооперировали. К счастью для него, выстрелы были произведены с большого расстояния, и кость бедра была раздроблена не очень сильно. Всего через две недели его вернули на фронт, не полностью выздоровевшего, но «годного к боевой службе».

Однажды какой-то советский офицер обратился к румынским войскам с такими словами: «Мы должны полностью уничтожить Германию, расстреливайте всех, от детей до стариков, и женщин тоже. Германия должна остаться совершенно безлюдной». (Где это было сказано, неизвестно, так как многим солдатам не сообщали о том, где они находятся.) Большинство румын были потрясены этим приказом, выполняли его лишь немногие. Но отношение советских солдат к немцам подтолкнуло некоторых румынских солдат к тому, что они, как и  некоторые красноармейцы, стали насиловать немецких женщин и грабить немецкие дома.

Сержант Замфир помнит, что женщины измазывали себя землей и фекалиями, чтобы солдаты армий вторжения не насиловали их. Иногда матери сами отдавались солдатам, чтобы спасти от насилия своих детей. Немецкие мужчины предпочитали самоубийство советскому плену, чтобы не подвергнуться мучениям со стороны советских солдат. Это были нечеловеческие принципы поведения, ужасное время. Сержант Замфир убежден, что его спасла только вера в Бога. Принципы христианского учения были единственным законом для него. Ему стыдно за поведение некоторых бойцов его армии, и он молится за мирных жителей Германии, которых тогда убили.

Продвижение румынских войск прекратилось с окончанием войны. В течение последующего месяца румыны под руководством советских командиров патрулировали оккупированную территорию. После этого их отправили добираться до дома пешком, так как советское командование отказалось предоставить железнодорожный транспорт. Они дошли до румынской границы 19 июля 1945 года, оттуда их направили в г. Брашов [6]. Там красноармейцы разоружили их и отпустили по домам. За то время, что они воевали против германских войск, они не получили никакой оплаты, пошли домой, не имея при себе ничего, кроме своей одежды. Но были рады, что живы.

 

Источник: http://www.worldwar2.ro/memorii/?article=106

 Перевод для сайта www.world-war.ru Марии Шеляховской



[1] Записи опубликованы в начале 2000-х в разделе «Воспоминания и дневники» (Memories and Diaries) на сайте «Вооруженные силы Румынии во Второй мировой войне» (Romanian Armed Forces in the Second World War)

[2] г. Сталино — ныне Донецк

[3] Ион Антонеску (с 1937 г. министр обороны Румынии) в январе 1941 г. установил в Румынии режим своей единоличной диктатуры).

[4] «Коктейль Молотова» — бутылка с зажигательной смесью. Общее название простейших жидкостных зажигательных гранат.

[5] Дебрецен — город на востоке Венгрии

[6]город Брашов — город в Румынии, один из десяти крупнейших городов в стране.

www.world-war.ru

Танковые соединения Королевской Румынии в бою - Мир танков

 

История румынских танковых частей берет свое начало с 1919-го года, когда в составе вооруженных сил был сформирован 1-й танковый полк. В 1939-м году на основе французской техники, в том числе интернированной польской, сформировали второй танковый полк. В апреле 1941-го года оба полка вошли в состав формируемой танковой дивизии, ставшей до конца войны основным бронетанковым соединением армии Королевской Румынии.

1-я Танковая дивизия активно применялась на южном участке советско-германского фронта с первых недель войны. Недостаточная степень моторизации, и применение танков, не предназначенных для действия в составе подвижных соединений, таких как французские R-35 ограничивало действия дивизии, как целого организма. Вместо этого подразделение было разбито на несколько боевых групп, показавших неплохую эффективность в летних и осенних боях 1941-го года. Так, подразделения 2-го танкового полка применялись для поддержки пехоты, штурмующей Одессу. Уже к концу августа в полку осталось меньше 20 боеспособных танков, но большинство вышедших из строя можно было отремонтировать. Такая же ситуация была и в 1-м танковом полку, вооруженном чехословацкими легкими танками LT vz 35, из сотни машин в строю числилось всего 14 танков, а безвозвратные потери составили 15 танков.

Следующее появление на фронте румынских танкистов состоялось в летнюю кампанию 1942-го года, на этот раз в составе дивизии остался лишь один танковый полк, зато соединение получило в качестве усиления две роты немецких танков и пару десятков орудий противотанковой артиллерии. Танковые соединения успешно действовали во время наступательных операций на второстепенных направлениях, неся умеренные потери. Однако, 19-го ноября советские войска начали проведение операции «Уран», и румынские войска оказались на направлении главного удара. Уже через 10 дней в дивизии осталось три боеспособных танка, вся остальная техника была потеряна, причем больше половины LT vz 35 была брошена из-за поломок и отсутствия топлива. В целом румыны сражались достойно, но разница в техническом оснащении и количестве однозначно склоняли чашу весов в советскую сторону.

К следующей по счету летней кампании Румыния не смогла восстановить свою танковую дивизию, и все последующие боевые действия велись боевыми группами, сформированными на основе танковых, мотопехотных и артиллерийских частей, оснащенных большей частью немецкой техникой. Малочисленные, не превышающие по своей силе полковую тактическую группу, такие группы не могли играть никакой стратегической роли.

Последним крупным применением румынских танковых соединений стала Ясско-Кишиневская операция. К этому времени румыны пополнили свою танковую дивизию, и переименовали ее в «Великая Румыния». Советские Т-34-85 и тяжелая артиллерия нанесли последней серьезные потери. Но в целом румыны дрались неплохо. Пожалуй, их незаслуженно презирали.



Newer news items:

Older news items:


www.wartanks.ru

«Румынский Мардер» – истребитель танков Skoda R2 TACAM. Румыния

Советская 76 мм противотанковая пушка ЗИС-3, шасси чешского танка Шкода Т-38(t). Какой же стране принадлежала такая сборная солянка? А машина эта производилась в Румынии и состояла на вооружении её армии.


 

 

Он выглядел как еще одна вариация на тему знаменитого Мардера, но это не так. Как и на Мардере, на румынском R2 TACAM установка противотанковой пушки является результатом импровизации. Однако, в отличие от Мардера, он был призван заменить румынские танки, а не поддерживать их.
Румынские войска воевавшие сначала на стороне Германии, а затем на нашей стороне были в целом весьма плохо оснащены. В первый год войны на востоке, костяк румынской бронированных подразделений был Чешская танк Р-2 . Р-2 был не что иное, как экспортный вариант Skoda LT VZ. 35, известной также под немецким названием Panzerkampfwagen 35 (т).

 


Этот тип танков, использовались немцами в большом количестве во время французской кампании, имел весьма слабые боевые характеристики для войны в СССР, благодаря своему слабому бронированию и проблемам, связанным с эксплуатацией в зимних условиях. То что для вермахта являлось абсолютно непригодным, то вполне подходило для их союзников румын. В начале 1942 года немцы предали оставшиеся работоспособными Pz 35 (Т) румынской армии. Но в результате сражения в Сталинграде, румынские подразделения потеряли почти все свои бронетанковые силы.

 


В ходе последующего восстановления румынских бронированных подразделений, уже не было возможности модернизации Р-2 . Поэтому было принято решение о переоборудовании оставшихся R-2 в САУ - истребителя танков. Эти работы должны были производиться в Румынии с использованием трофейных советских 76.2 мм пушек ЗИС-3 и а так же броневых листов с захваченных наших Т-26 и Т-60.

 


Было установлено, что такие гибриды будут более ценными в боевых условиях имеющихся танков, и что они вполне могут их заменить. После этого проекту был дан зеленый свет.
В середине 1943 года группа под руководством Константин Гиулаи завершила разработку. Новый танк получил название TACAM Skoda R-2 . Прототип был разработан в период с июля по сентябрь 1943 года.
Поскольку ни одна из держав Оси не имели собственных 76,2 мм боеприпасов, румыны, разработали и наладили производство собственных бронебойных снарядов для пушки. Эти снаряды доказали свою эффективность после испытаний против лобовой брони танка T-34-76 на расстояниях до 600 метров.
В феврале 1944 года был дан приказ о переоборудовании 40 танков , но лишь 20 САУ в конечном итоге были произведены до июня 1944 года. В результате боёв САУ показало себя достойно, хотя и было достаточно уяязвимо из-за крайне высокого профиля, и, что еще более важно, плохой оптики.
В июле 1944 года TACAM Р-2 стояли на вооружении 1-го танкового полка. В свою очередь, после освобождения Румынии Совеской армией и смены политического курса, они были использованы уже против немцев и приняли участие в освобождении территории Румынии. К 1945 году только шесть TACAMs оставалось целыми и они были переведены на 2-й танковый полк базировавшийся в Австрии и Моравии. А к концу войны уцелела только одна машина.

ТТХ:
Масса – 12 т
Двигатель – Бензиновый, Шкода Т11 водяного охлаждения 125 л.с.
Максимальной скорости движения по дороге 30 км / ч
Скорость по пересечённой местности 15 км / ч
Запас хода
По пересечённой местности – 130 км
По шоссе – 160 км
Экипаж – 3 человека
Вооружение
Пушка – 76,2 мм ЗИС-3
Пулемёт – 7,62 мм ZB-53 мг

 

alternathistory.com

Бронетанковые войска Румынии в войне против Германии (1944

После того как было заключено перемирие с СССР, 1-я танковая дивизия была расформирована. Часть ее техники и личного состава была использована для формирования боевой группы Матеи (Matei) – уже для боев против немецкой армии. Это подразделение состояло из роты танков Т-4, роты штурмовых орудий ТА, моторизованного батальона vanatori, саперной роты, роты ПВО (25-мм зенитки Hotchkiss модели 1939 г.), 101-й противотанковой роты (12 75-мм орудий Resita). Всего группа имела 133 единицы техники и 1.058 бойцов. Часть сражалась под советским командованием в Трансильвании до 28 сентября.

Между тем, еще 24 августа 1944 г., танковый учебный центр в Тырговиште был организован в боевую группу «Генерал Никулеску» (другое название «Юпитер»). Она имела танковый батальон – рота из 10 Pz. IV и рота из 10 штурмовых орудий ТА), батальон из 12 штурмовых орудий TACAM R-2s, моторизованный батальон vanatori из состава 4-го мотопехотного полка, роту 75-мм ПТО Resita. Группа участвовала в боях против немцев в Бухаресте, в Банеаше, Отопени, затем в Трансильвании в составе советского механизированного корпуса. Расформировали группу 28 сентября.

Также формировалась и боевая группа «Виктор Попеску» – имела роту танков R-2, взвод Т-38 (чешские LT-38), взвод R-35, мотопехотные подразделения, несколько единиц орудий ПВО и противотанковых пушек. Группа сражалась в районе нефтяных месторождений Плоешти и существовала лишь несколько дней – до 31 августа 1944 г.

1 октября 1944 г. из остатков боевых групп «Матеи» и «Никулеску» была сформирована боевая группа 4-й румынской армии. В ее состав входили: разведывательная рота (5 бронеавтомобилей, 1 БТР SPW 250, несколько амфибий «Фольксванген» и «Хорьх», танковый батальон (рота с 10 Pz. IV, рота штурмовых орудий – 8 ТА, рота штурмовых орудий - 16 TACAM R-2, 62 батарея противотанковых самоходок TACAM T-60, моторизованный батальон vanatori, противотанковая рота (12 75-мм орудий), моторизованный батальон тяжелой артиллерии, саперная рота, рота ПВО (25-мм Гочкис), взвод связи и части обслуживания.

Группа активно использовалась в сражениях на северо-западе Трансильвании и на территории Венгрии до начала ноября 1944 г. Затем и она была расформирована.

Стоит отметить, что согласно соглашению о перемирии с Советским Союзом, практически все румынские бронетанковые части подверглись расформированию. Остался только 2-й танковый полк. Он был направлен на фронт в феврале 1945 г. и вошел в состав 27-й гв. танковой бригады. Полк имел разведывательную роту – 8 бронеавтомобилей и 5 БТР, танковый батальон – 8 Pz. IV и две роты штурмовых орудий – 13 ТА, батальон легких танков – 2 роты танков R-35 и 35/45 – 28 единиц, одна рота Т-38 – 9 танков, батарею самоходок из 5 TACAM R-2.

В полку также имелись 2 танка R-2, батарея ПВО – 20-мм немецкие зенитки Gustloff образца 1938 г., взвод связи, саперный взвод.

2-й танковый полк сражался вместе с советскими войсками на территории Чехословакии и Австрии. Он понес большие потери - большая часть техника была морально устаревшей. Полк лишился 93 % танков, самоходок и бронемашин. В частности, только в боях в долине реки Хрон 26 - 27 марта 1945 г. были потеряны безвозвратно 8 R35. До мая 1945 г. ни один танк этой модели не дожил. Единственным подкреплением стали 3 трофейных танка Pz. IV, один из которых был передан румынам советскими танкистами. Известно, что полк уничтожил за время боев с частями «Оси» 9 Pz IV, 6 «Пантер» и 3 «Тигра».

Весьма примечательна история еще одного танкового подразделения румынской армии – отдельного танкового батальона, состоявшего из устаревших французских машин времен Первой Мировой войны Renault FT-17. 76 «Рено» были получены румынами еще в 1919 г. Они составили 1-й танковый батальон Королевской армии. 45 танков были вооружены 37-мм короткоствольными орудиями, остальные - пулеметами. В 1930-е гг. часть танков прошла капитальный ремонт на заводе «Леонида» и в армейском аресенале в Бухаресте. В годы Второй Мировой войны они охраняли общественный порядок в крупных городах Румынии, на них же обучали танкистов. Эти танки сыграли важную роль в уничтожении немецких частей в индустриальных центрах страны в августе 1944 г. Все «Рено» были конфискованы Красной армией в феврале 1945 г.

Для Румынии было характерно широкое использование советской бронетехники. Так, на 1 ноября в Королевской армии числились: 1 КВ-1, 33 Т-26, 3 Т-38, 2 Т-34, 1 Т-40, 2 Т-27, 2 Т-28, 30 Т-60, 32 БТ-7, 19 Т-37, 103 бронеавтомобиля, захваченных в качестве трофеев у Красной Армии. Правда, в боях применялись не все из них. У румынских военных специалистов есть основания полагать, что большая часть техники была небоеспособна или быстро выходила из строя, а у Королевской армии не было возможности для ее восстановления.

Этим список бронетехники в Румынской армии не исчерпывался. Подразделения использовали трофейные американские «Стюарты», «Гранты» и «Ли», британские «Матильды», поставленные по Ленд-Лизу Красной Армии. Период их боевой жизни был крайне невелик – техника в отсутствии запчастей и при низкой квалификации персонала очень быстро выходила из строя.

tankfront.ru

Румынская Армия во Второй Мировой Войне

23 ноября 1942 г. войска двух советских фронтов соединились около поселка Советского. В гигантском котле оказались вся 6-я немецкая армия, ряд частей 4-й немецкой танковой армии, румынские 20-я пехотная и 1-я кавалерийская дивизии.

Сохранившие боеспособность части 4-й румынской армии (6-й и 7-й корпуса, кавалерийская группа «Попеску») принимали участие в операции «Зимняя гроза» — неудачной попытке деблокировать войска, окруженные в Сталинграде. Румыны прикрывали фланги наступавших немецких танковых и моторизованных подразделений.

За время боев с 19 ноября 1942 г. по 7 января 1943 г. румынская армия понесла тяжелейшие потери — 160.000 человек (убитыми, ранеными и пропавшими без вести). Фактически 16 дивизий были лишены боеспособности. 2 февраля 1943 г. 6-я немецкая армия капитулировала. В плену вместе с немцами оказалось 3000 румынских солдат и офицеров.

После Сталинградской битвы остатки 3-й и 4-й армий вернулись в Румынию на переформирование. В апреле 1943 г. на Восточном фронте действовали восемь румынских дивизий: кавалерийский корпус (6-я, 9-я кавалерийские и 19-я пехотная дивизии), 10-я пехотная, 2-я и 3-я горнопехотные дивизии — на Кавказе; горный корпус (1-я и 4-я горнопехотные дивизии) — в Крыму.

Учитывая сложившуюся ситуацию после капитуляции 6-й армии Паулюса, командование группы армий «А» отвело свои войска на Таманский полуостров. Стремясь разгромить эти силы, Красная Армия развернула мощное наступление в двух направлениях. Советское командование планировало овладеть Краснодаром и окружить 1-ю немецкую танковую армию, одновременно нанеся удар по 17-й немецкой армии в направлении Новороссийска. Однако реализовать этот план не удалось.

1-я танковая армия сумела отойти к Ростову-на-Дону, а 17-я армия остановила наступление частей Красной Армии на подступах к Новороссийску. Советские морские десанты не увенчались успехом. Высадка у Озерейки полностью провалилась. Все десантники погибли либо попали в плен. Штурмовым группам, высадившимся у ст. Станички, удалось закрепиться, но немецко-румынские войска взяли плацдарм в плотное кольцо, и бои приняли позиционный характер.

С апреля по октябрь 1943 г. в районе Новороссийска шли упорные кровопролитные бои. Советские части провели несколько штурмов, и ценой тяжелых потерь город был взят. 17-я немецкая армия переправилась через Керченский пролив в Крым. В оборонительных боях на Кавказе (с февраля по октябрь 1943 г.) румынские потери составили около 10.000 солдат и офицеров (из них более 1500 убитыми).

На Крымском полуострове находились семь румынских дивизий (1-я, 2-я, 3-я горнопехотные, 6-я, 9-я кавалерийские, 10-я и 19-я пехотные дивизии), насчитывавших 75.000 бойцов. В конце 1943 г. 17-я немецкая армия оказалась в ловушке, но Гитлер приказал оборонять Крым любой ценой. Части Красной Армии пытались с ходу преодолеть Сивашское море, но все их атаки были отбиты. В этих боях участвовали 10-я румынская пехотная дивизия и танковый батальон, вооруженный чешскими танками LT.38 (рум. обозначение — Т-38). В декабре 1943 г. советские войска осуществили две морских высадки в восточной части полуострова. Против них были брошены румынские 3-я горнопехотная и 6-я кавалерийская дивизии при поддержке немецких штурмовых орудий. Десанты были уничтожены. Советские потери составили около 3000 человек, 38 танков и 25 орудий. Румыны потеряли около 1000 солдат и офицеров. Командиры дивизий, генералы Леонард Мочюлши и Корнелиу Теодорини были удостоены орденов Михая Храброго и Рыцарских Крестов.

6 апреля 1944 г. 4-й Украинский фронт и Приморская армия начали наступление против 17-й немецкой армии. 10 апреля оборона немецко-румынских войск была прорвана в секторе 10-й румынской пехотной дивизии. Войска стран «Оси» отошли к Севастополю, где заняли новые оборонительные рубежи. Румынский флот приступил к эвакуации. Упорная оборона сил прикрытия позволила вывезти с полуострова около 120.000 человек (из них более 42.000 румын). Не удалось спасти 10.000 немецких солдат и несколько румынских горнопехотных батальонов. Общие потери румынских войск составили 22.500 человек.

К началу лета 1944 г. советская армия вышла к границам Румынии. В конце мая фронт стабилизировался, протянувшись от Северной Буковины по линии реки Днестр до Черного моря. Оборону держали две румынские (3-я, 4-я) и две немецкие (8-я и 6-я) армии. 20 августа советские войска 3-го и 4-го Украинских фронтов перешли в общее наступление. К 23 августа фронт был прорван в нескольких местах, и советские части продвинулись на 200 км в глубь территории, занятой противником. Попытки организовать контрудар силами 1-й румынской и 20-й немецкой танковых дивизий провалились. 22 августа маршал Антонеску приказал войскам отойти к укрепленной линии «Траяна» и укрепрайону около Фокшан, но к этому времени часть дивизий 3-й и 4-й румынских армий попали в окружение. Моральный дух солдат и офицеров резко упал, многие потеряли волю к сопротивлению.

23 августа 1944 г. в Бухаресте произошел государственный переворот. Король Михай I, опираясь на преданных ему офицеров, арестовал Антонеску и его сторонников в правительстве. С союзниками было заключено перемирие. 30 августа Румыния объявила войну своим бывшим союзникам — Германии и Венгрии. На основе прежней королевской армии были сформированы новые соединения, действовавшие в составе 1-й и 4-й армий.

Румынские войска сражались в 1944-1945 гг. в Трансильвании, Венгрии и Словакии, обильно полив землю этих стран кровью своих солдат.

По книгам:

Тарас Д.А. Боевые награды союзников Германии во II мировой войне. Мн.: 2003
Axworthy Mark, Cornel Scafes, Christian Graciunoiu. Third Axis-Fourth Ally: Romanian Armed Forces in the European War 1941-1945. Arms and Armour, London 1995;

Nafziger George F. Romanian Order of Battle in World War II. West Chester 1995;

Gheorghe Silea, Mihai Retegan. «June 1941: The Fourth Army’s Preparation for the Offensive». Revue Internationale d’Histore Militaire. Edition Roumaine, Bukarest 1992;

Hubert J. Kubersky. Sojusznicy Hitlera. Militaria N3, Warszawa 1993;

 

www.reenactors-krim.info

Малоизвестное советско-румынское боевое содружество времен второй мировой.

       

      Из истории  Второй мировой войны хорошо известно, что королевская  Румыния приняла самое активное участие в нападении на Советский Союз, румынская армия так и прошла вслед за немцами до самого Сталинграда. Затем, познав жесточайшие  испытания и разгромные поражения  от РККА, румыны в итоге оказались опять там, на берегах Днестра, откуда они начинали свой завоевательный поход во имя создания «Великой Румынии».

Однако в истории второй мировой не достаточно подробно упоминается, что румынская армия на завершающем этапе войны довольно стойко и умело, сражалась в одних рядах с Красной Армией против теперь уже общего врага - германского  вермахта.

       История такого неожиданного боевого содружества была такова:

       К августу 1944 года стало ясно, что участок советско-германского фронта, который держали румынские войска больше не выстоит и вскоре может просто рухнуть, плюс к этому началось повальное дезертирство из румынской армии, солдаты расходились по домам целыми подразделениями.

       Высшее руководство страны поняло, что ещё немного и Румыния будет попросту оккупирована, мало того, подвернется разорительным репарациям и станет в общий строй стран потерпевших поражение в очередной мировой войне.

       Главным препятствием в выходе из войны это был румынский военный диктатор Антонеску, именно он мешал Румынии успеть заскочить в последний вагон вместе со всеми  странами победителями.

       События происходили стремительно,   23 августа 1944 Антонеску был вызван королем Михаем I во дворец, где тот потребовал от него немедленного заключения перемирия с Красной Армией. Антонеску отказался, предложив продолжить войну против СССР и что о перемирии необходимо предупредить своего союзника- Германию как минимум за 15 дней.  Сразу после этого Антонеску был арестован и заключен под стражу, а уже 24 августа Румыния объявила о своем выходе из войны.  12 сентября  1944 года Румыния и СССР подписали перемирие. 

      ИЗ СОГЛАШЕНИЕ О ПЕРЕМИРИИ С РУМЫНИЕЙ 12 сентября 1944 года (извлечение):

I. Румыния с 4 часов 24 августа 1944 г. полностью прекратила военные действия против СССР на всех театрах войны, вышла из войны против Объединенных Наций, порвала отношения с Германией и ее сателлитами, вступила в войну и будет вести войну на стороне Союзных держав против Германии и Венгрии в целях восстановления своей независимости и суверенитета, для чего она выставляет не менее 12 пехотных дивизий со средствами усиления.

Военные действия румынских вооруженных сил, включая военно-морской и воздушный флот, против Германии и Венгрии будут вестись под общим руководством Союзного (Советского) Главнокомандования...

4. Государственная граница между СССР и Румынией, установленная советско-румынским соглашением от 28 июня 1940 года, восстанавливается...

II. Убытки, причиненные Советскому Союзу военными действиями и оккупацией Румынией советской территории, будут Румынией возмещены Советскому Союзу, причем, принимая во внимание, что Румыния не просто вышла из войны, а объявила войну и ведет ее на деле против Германии и Венгрии, Стороны уславливаются о том, что возмещение указанных убытков будет произведено Румынией не полностью, а только частично, а именно: в сумме 300 млн. амер. долларов с погашением в течение шести лет товарами (нефтепродукты, зерно, лесные материалы, морские и речные суда, различное машинное оборудование и т. п.)...(В последующие годы эта сумма была значительно снижена Советским правительством. - Ред.)

14. Правительство и Главное командование Румынии обязуются сотрудничать с Союзным (Советским) Главнокомандованием в деле задержания лиц, обвиняемых в военных преступлениях, и суда над ними.

15. Румынское правительство обязуется немедленно распустить находящиеся на румынской территории все прогитлеровские (фашистского типа), политические, военные, военизированные, а также другие организации, ведущие враждебную Объединенным нациям, в частности Советскому Союзу, пропаганду, и впредь не допускать существования такого рода организаций...

19. Союзные правительства считают решение Венского арбитража (Венский арбитраж - так называется решение, принятое.гитлеровской Германией и фашистской Италией в августе 1940 г. в Вене об отторжении от Румынии Северной Трансильвании. - Ред.) несуществующим и согласны на то, чтобы Трансильвания (вся или большая часть) была возвращена Румынии, что подлежит утверждению при мирном урегулировании, причем Советское правительство согласно с тем, чтобы советские войска в этих целях приняли участие в совместных с Румынией военных операциях против Германии и Венгрии.

"Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны", т. II, М., 1946, стр. 206, 208 - 209. http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000022/st017.shtml

        Как видно из данного соглашения, Румынии делались существенные послабления по возмещению Советскому Союзу понесенных им в ходе войны убытков, но самое главное румыны получали за свое вступление в войну на стороне союзников стратегический район- Северную Трансильванию, которая до этого была отдана Германией венграм в качестве премии за будущий союз.

      Однако Трансильванию необходимо было ещё отвоевать у немцев и венгров, румыны спешно приступили к формированию группировки своих войск для совместных действий с Красной Армией в составе 2-го Украинского фронта. Для этих задач румынским командованием была заново создана 1-я армия на базе ранее выведенных из Крыма пехотных дивизий и учебных частей и новая 4-я армия (почти полностью составленная из учебных частей), всего румынская группировка насчитывала 15 пехотных дивизий.

       1 сентября было объявлено о создании 1-го румынского воздушного корпуса (Corpul 1 Aerian Roman) для поддержки советского наступления в Трансильвании и Словакии. Всего 210 самолетов, причем половина, из которых были германского производства,  таким образом,  сложилось так, что  сухопутные войска РККА на отдельных направлениях поддерживали румынские пилоты на  «хеншелях», «юнкерсах» и «мессерах». Позднее был сформирован еще один румынский воздушный корпус.

      После некоторого колебания, а они были, советское командование, наконец, то решилось использовать румынские войска на своем фронте, у советских командиров были опасения в отношении боеспособности румынских войск, однако последующие события показали, что они оказались напрасными.

      Вскоре  румынская королевская армия приняла участие в тяжелейших боях которые велись в то время на большей части территории Венгрии, последний союзник германцев- венгры поняли, что их участь быть в числе побежденных и поэтому запросто так отдавать Трансильванию румынам они не собирались.

       В конце 1944—1945 годах румынские сухопутные войска приняли самое активное участие в Бухарестско-Арадской  и Дебреценской операциях.

      Особо крупные  потери румынские войска понесли,  участвуя в Будапештской операции, на этом направлении действовали сразу две румынские армии, именно тогда, в тяжелейших уличных боях при взятии Будапешта советские и румынские бойцы действовали совместно, в тесном взаимодействии и при взаимной поддержке.  

      Так, например 2-й танковый полк «новой» Румынской армии, в составе  штаба, разведывательной роты (8 бронеавтомобилей и 5 бронетранспортеров), 1-го танкового батальона (8 Pz. IV и 14 TAs) и 2-го танкового батальона (28 R-35/45 и R-35, 9 T-38, 2 R-2, 5 TACAM R-2), в марте 1945 г.,был направлен на фронт, в Словакию.

       Примечательно, что он был подчинен 27-й танковой бригаде РККА - именно против нее румынские танкисты сражались в августе 1944 г.

       26 марта, переправившись через реку Хрон, подразделение Думитру ворвалось на немецкие позиции, уничтожив 6 противотанковых орудий и захватили батарею 15-сантиметровых гаубиц. Дальнейшее продвижение было остановлено контратакой немецких «Тигров». Румынам пришлось отступить. Удивительно, но потерь   они от опытных немцев так и не понесли.

      28 марта тоже танковое подразделение под командованием Думитру вновь атаковало немцев у деревни Мал-Щетин, где его экипаж вместе с экипажем сержанта Cojocaru уничтожили штурмовое орудие StuG IV, бронетранспортер и два ПТО, а также несколько транспортеров. Немцы отступили, а деревню заняла советская пехота.

      31 марта румынские танкисты и советские пехотинцы встретили сильную немецкую группу - в ее состав входили взвод «Тигров», взвод тяжелых противотанковых самоходных установок (Димитру считал, что это «Фердинанды»), а также роту венгерских танков Pz. IV. Союзников атаковала и германская авиация. При этом один немецкий бомбардировщик был сбит и упал рядом со стоявшими «Тиграми», повредив два из них. Невероятная военная удача! Воспользовавшись замешательством противника, румынские танкисты начали атаку, уничтожив два и подбив еще два венгерских танка.

       Немцы отступили, однако поврежденные «Тигры» так и не бросили, утянули с собой взяв  на буксир. http://www.tankfront.ru/snipers/axis/ion_s_dumitru.html

       В дальнейшем румынские войска участвовали  в Западно-Карпатской операции и на завершающем этапе войны  в Пражской наступательной операции.

 

     Общие потери румынских войск после августа 1944 года составили 129 316 человек, из них 37 208 человек погибшими, умершими от ран и пропавшими без вести, 92 108 человек ранеными и заболевшими

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%F3%EC%FB%ED%E8%FF_%E2%EE_%C2%F2%EE%F0%EE%E9_%EC%E8%F0%EE%E2%EE%E9_%​E2%EE%E9%ED%E5

         По другим данным общие потери румынских войск  погибшими и без вести пропавшими в боях с вермахтом составили 79709 человек.

http://vladislav-01.livejournal.com/8589.html

       Ещё одни из  источников указывает, что всего Румыния потеряла  170 тысяч в боях с немецкими и венгерскими войсками. Правильная цифра вероятно, где то посередине.
        Но особо активно и результативно  воевали  в составе советских войск - это румынские лётчики,  даже не смотря на то,  к   концу 1944г. румынская военная авиация находилась в довольно плачевном состоянии.

        Первые боевые вылеты над Чехословакией румынская авиация выполнила в составе 5-й воздушной армии ВВС РККА. Штурмовики работали в интересах 27-й и 40-й советских общевойсковых армий.

     Во второй половине декабря, когда боевые действия переместились на территорию Словакии, в составе румынского авиационного корпуса имелся 161 боевой самолет. Реально численность пригодных к полету самолетов была гораздо меньше: из-за нехватки запасных частей боеготовность не превышала 30-40%. Самой крупной группой, которую румыны направляли на боевые задания являлась шестерка, но чаще летали четверками. Критическая ситуация, сложившаяся с запасными частями к технике немецкого производства, заставила пойти на каннибализацию нескольких исправных самолетов. Несколько исправных и поврежденных трофейных самолетов передало румынам советское командование.

   

     Несмотря на все усилия румынских летчиков, они оказались не способны удовлетворить далекие от реальности требования советского командования. Два - три боевых вылета в день на штурмовку позиций германо-венгерских войск представлялись непосильной задачей. Тем не менее, постоянные удары, которые наносили "Хеншели" и "Юнкерсы", по укрепленным пунктам обороны, железнодорожным станциям, ведение разведки приносили войскам Красной Армии ощутимую пользу.

Важность действий румынских летчиков неоднократно отмечалась благодарностями в приказах, некоторые пилоты получили советские боевые ордена и медали. http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/rom/publ/01.dat

14 февраля 1945г. воздушная война приняла еще более ожесточенный характер. Пятерка румынских Hs-129 уничтожила четыре грузовика и несколько повозок в окрестностях Подричан. Затем "Хеншели" совместно с пикирующими бомбардировщиками Ju-87 нанесли удар по железнодорожной станции Ловинобаня. Этот день также не обошелся потерь: один Хеншель разбился в Мишкольце при облете после ремонта двигателей, летчик адъютант Василе Скрипчар погиб. Скрипчар был известен в Румынии не только в качестве летчика, но и как талантливый репортер и художник.

15 января была достигнута первая цель наступательной операции - советские войска освободили Лучинец. За время наступления румынская авиация выполнила 510 самолето-вылетов, налетав 610 часов и сбросив около 200 т бомб. Летчики разбомбили девять сборных эшелонов, три эшелона с горючим, три важных моста и большое количество единиц техники. Рапорты румынских летчиков нашли отражение в оперативных сводках командования советских 27-й общевойсковой и 5-й воздушной армий. http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/rom/publ/01.dat

 20 февраля на командный пункт 1-го румынского воздушного корпуса прибыли командующий 5-й воздушной армией генерал Ермаченко и начальник штаба 40-й армии генерал Шарапов. Генералы обсудили с румынскими офицерами план предстоящих действий. Утром 21 февраля офицеры наведения 1-го воздушного корпуса ВВС Румынии выдвинулись на передовые наблюдательные посты для детального изучения местности и подготовки данных, необходимых для планирования ударов авиации. В речи перед румынскими летчиками техниками советский генерал в частности сказал интересную фразу: "...мы надеемся, что наши румынские товарищи не подведут".  И они не подвели.

На отдельных направлениях непосредственная авиационная поддержка наступающих войск возлагалась исключительно на румынские ВВС. Плохая погода отсрочила начало боевой работы авиации на один день. 25 февраля небо очистилось от облаков, самолеты получили возможность подняться в воздух.

Этот день отмечен в истории румынских ВВС необычайно высокой активностью, победами и потерями. В 148 самолето -вылетах румынские летчики сбросили на позиции немецких войск в треугольнике Очова-Детва-Зволеснка Слатина 35 тонн бомб. Пилоты сообщили о трех уничтоженных полугусеничных бронеавтомобилях, одной самоходно-артиллерийской установке, двух автомобилей, пяти конных повозок и восьми пулеметных гнезд, о множестве уничтоженных солдат и офицеров противника. При штурмовке наземных целей прямое попадание снаряда зенитной пушки получил "Хеншель" адъютанта Виктора Думбрава, летчик с трудом перетянул через линию фронта и шлепнулся на вынужденную посадку недалеко от Детвы.

25-е число было напряженным и для истребителей. В пятый вылет в этот день вылетели капитан Кантакузино и его ведомый adj. Traian Dвrjan. Над линией фронта они обнаружили восьмерку Fw-190F, штурмовавших советские войска. Не раздумывая они ринулись в бой, причем поодиночке. 

http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/rom/publ/01.dat

 Вот так румынские летчики  не жалея  своих жизней, прикрывали наши войска с воздуха.

6 мая началась последняя наступательная операция войны в Европе - рывок к Праге. Румынская авиация поддерживала сухопутные войска, наступавшие на Протеев. 7 мая румынским летчикам удалось уничтожить северо-западнее Протеева 15 автомобилей.

8 мая летчики штурмовали колонны войск и техники противника на дорогах в окрестности Урчице и Вышовицы. 2-я истребительная группа потеряла своего последнего летчика в войне - это был slt. av. Remus Vasilescu.

9 мая 1945 г. в воздух поднимались лишь бипланы IAR-39 под эскортом "мессершмиттов", которые разбрасывали листовки. Немцы сдавались в плен, не оказывая сопротивления.

Однако война для румынских авиаторов завершилась несколько позже. 11 мая румыны выполнили, наносили удары по частям Российской освободительной армии генерала Власова. Власовцам терять было нечего, и они отчаянно сопротивлялись в лесах под Венгерским Бродом. Вечером 11 мая 1945 г. самолеты (несколько бомбардировщиков под прикрытием четырех Bf-109G) вернулись из последнего боевого вылета румынских ВВС во второй мировой войне. Над территорией Чехословакии румынские летчики воевали 144 дня.

Всего до конца войны (на 12 мая 1945 года) на счету 1-го корпуса числилось 8542 вылета и уничтожение 101 вражеского самолета (вместе с зенитчиками). Потери составили 176 самолетов, сбитых истребителями, ПВО и разбитые в многочисленных авариях в условиях плохой погоды зимы - весны 1945 года.

Конкретные данные есть только по участию "хеншелей", по остальным - данные отрывочные. Так вот, за пять месяцев боевых действий, с 19 декабря 1944 г. по 11 мая 1945 г. летчики 41-й штурмовой эскадрильи ("хеншели") выполнили 422 самолето-вылета, налетав 370 часов и сбросив 130 тонн бомб. В результате действий эскадрильи было рассеяно 66 колонн войск противника, уничтожено 185 автомобилей и 66 конных повозок, на железнодорожных станциях пилоты "Хеншелей разбили" 13 поездов, среди прочего уничтоженного имущества врага - артиллерийские орудия, минометы, пулеметы. Потери эскадрильи составили восемь штурмовиков HS-129B. Летчики "штук" только в Словакии совершили 107 боевых вылетов, налетав 374 часов. Они сбросили 210 тонн бомб на 37 железнодорожных станций и 36 позиций противника. В уничтоженные были записаны 3 танка, 61 грузовик и 6 зенитных батарей.

За всю войну румынские ВВС потеряли 4172 человека, из них 2977 воюя за Германию (972 погибших, 1167 раненных и 838 пропавших без вести) и 1195 - воюя против Германии (соответственно 356, 371 и 468).

http://www.allaces.ru/cgi-bin/s2.cgi/rom/publ/01.dat

      Таким образом, Румынская королевская армия,  начиная войну в качестве одного из главных союзников германского вермахта, завершила её уже в качестве одного из главных союзников Красной Армии, на юго-западном направлении советско-германского фронта.  

     Парадокс истории, однако,  у многих румынских солдат и офицеров в победном 1945 году на их парадных мундирах располагались как  румынские награды, полученные ими  за взятие Севастополя,   так и советские медали за взятие Будапешта.

      Румынский король Михай I по прежнему остается единственным живым кавалером высшего советского военного ордена «Победы»

 

alternathistory.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о