Чешское вооружение на службе III рейха.: govorilkin


На фото: тот самый "Хетцер"

Итак, после образования протектората Богемия и Моравия, и ввода германских войск на его территорию, весь арсенал чехословацкой армии перешёл на службу III рейха. А арсенал-то был знатный…

Очень подробный фактический материал приводит историк А. Усовский.
Начнём с танковых частей: «…к весне 1939 года LT-35 уже малость устарел (хотя немцы с удовольствием забрали себе 219 этих машин) – но зато завод ЧКД уже год, как разработал новый, куда лучший, танк ТNНР, и только ждал заказа на его серийное изготовление. Поскольку после Мюнхена Праге «старшими товарищами» было рекомендовано поумерить пыл в вооружениях – то чехословацкий генштаб до самого своего конца так и не заказал ещё в 1938 году оговорённую серию в 150 машин. И поэтому руководство фирмы ЧКД с радостью и даже, я бы сказал, с восторгом восприняло весть о кончине ЧСР – в полной уверенности, что уж новым-то хозяевам Богемии их прекрасный, модный и современный танк подойдёт. И они не ошиблись!

Генералы вермахта, ознакомившись с тремя уже готовыми танками LT-38, а также с соответствующей документацией – пришли к выводу, что оная машина вполне годится для германской армии. Первые 9 серийных машин под обозначением 38(t) Ausf. А покинули стены завода BMM 22 мая 1939 года. Всего же до начала второй мировой войны было построено 98 танков этой модификации. Так что в нападении на Польшу участвовал целый танковый корпус (считая и LT-35) чешских «панцеров»! Почему-то принято называть эти танки «трофейными» - помилуйте! Трофеи – это имущество, ВЗЯТОЕ В БОЮ. Если же LT-38 производился ПО ЗАКАЗУ вермахта – то о каких «трофеях» можно говорить?»

Итак, уже в ходе Польской компании вермахт использовал целый танковый КОРПУС, укомплектованный новейшими чешскими танками LT-38. Нечего и говорить о том, что эти танки были также использованы в июне 1941 года, при нападении на нашу Родину…

Продолжим список того, что получил в 1939 году вермахт от чешской армии:
«Всего немцы взяли себе 254 горные 75-мм пушки, 241 80-мм полевую пушку, 261 150-мм гаубицу, 10 152-мм пушек, 23 305-мм мортиры и более двух тысяч противотанковых орудий 37-мм и 47-мм калибра.
Само собой, немцы с удовольствием пополнили свои арсеналы отличными чешскими пулеметами – пятьюдесятью тысячами ручных ZB-26 и двенадцатью тысячами станковых ZB-53, благо, эти пулеметы (как и чехословацкие винтовки «маузер») были созданы под немецкий 7.92-мм патрон».

Эти превосходные чешские пулемёты (и десятки тысяч новых, сделанных чешскими рабочими за 6 лет существования протектората) всю Великую Отечественную войну стреляли в наших отцов и дедов на всех её фронтах…

«Но нельзя сказать, что Германия совсем уж разоружила Протекторат – Праге были оставлено право иметь свою собственную туземную армию… из семи тысяч штыков.

…Забрав под своё крыло Чехию, немцы получили колоссальные производственные мощности тяжелой промышленности – благодаря которым удвоили производство военной техники и вооружения. Плюс к этому – эти новые мощности находились в глубине европейского континента и, в отличие от Рура, находились в полной и абсолютной безопасности относительно вражеских авианалётов (во всяком случае, до 1943 года…
После Мюнхена немцы стали смотреть на арсеналы чехословацкой армии, не как на угрозу для Германии, а как на потенциальную возможность мгновенного и многократного усиления вермахта.
Что, собственно говоря, через полгода и произошло…

До 15 марта 1939 года чешская промышленность, особенно тяжелая, работала едва в четверть своего потенциала – слишком малы и эпизодичны были заказы на её продукцию. Но вхождение в Рейх вдохнуло во все чешские заводы новые силы – заказы посыпались, как из рога изобилия!

После того, как Чехия сделалась «Протекторатом Богемии и Моравии», на все заводы концерна «Шкода» пришла немецкая администрация, и летом они были включены в концерн «Герман Геринг». В конце 1939 года на заводе «Шкода» в Пльзене началась сборка легких грузовиков 6LTP6 для румынской армии, а на вооружение Вермахта чехи начали поставлять доработанные по немецким требованиям варианты коммерческих грузовиков “Шкода” серий “100/150;, “254/256; и “706D”, а также дизельные варианты тяжелых машин 6ST6 и 6VD...

С приходом немцев, воспрял и завод концерна «Шкода» в Млада-Болеславе, до 1939 года выпускавший легковые автомобили и едва сводивший концы с концами…
В программе завода оказался автомобиль, рассчитанный на эксплуатацию в условиях российского холодного климата и бездорожья. Это был артиллерийский тягач со всеми ведущими и задними управляемыми стальными колесами диаметром 1,5 м с высокими металлическими грунтозацепами. До мая 1944 г. их собрали 206 экземпляров. На заводах “Шкода” собрали также 5 тыс. полугусеничных транспортеров Hkl6(Sd.Kfz.11),изготовляли танки и тягачи DB10 под индексом S10.

Но автомобили и тягачи – были отнюдь не главной продукцией многочисленных чешских заводов. Куда важнее для Рейха были боевые машины – танки, САУ и бронетранспортёры – которыми чешские рабочие щедро снабжали сражающийся на бесчисленных фронтах вермахт».
После присоединения протектората, Германия получила технику, которой хватило бы для оснащения 35 дивизий. Кроме того, в руки немцев попали заводы «Шкода» – второй по значению арсенал Центральной Европы, который, по подсчетам Уинстона Черчилля, в период с августа 1938 по сентябрь 1939 года выпустил почти столько же военной продукции, сколько произвели все английские предприятия за то же время.

По данным Центра военной экономики Германии, только на 31 марта 1944 года в распоряжение фюрера из цехов 857 заводов ранее присоединённой Чехии поступило почти на 13 миллиардов 866 миллионов марок оружия и снаряжения.
«Заводы ЧКД (ставшие после вхождения Протектората в состав Рейха фирмой ВММ) в 1939-1942 годах выпустили танков LT-38 в количестве 1480 штук. Когда же танк этот безнадежно устарел – специалисты завода В ИНИЦИАТИВНОМ ПОРЯДКЕ взялись за его переделку в противотанковую САУ. Поначалу немцы с пренебрежением смотрели на эти чешские изыски, но к концу 1943 года командованию Вермахта стало ясно, что фронту нужна новая, хорошо бронированная компактная самоходная установка — истребитель танков, ценою как можно подешевле.

Идеальной машиной под эти требования и стала САУ на базе танка 38 (t) – получившая в вермахте имя «Хетцер».

Об этом «Хетцере» (его название можно перевести как «егерь») нужно рассказать подробнее.
В марте 1943 года генеральный инспектор танковых войск генерал-полковник Г. Гудериан отдал приказ о начале работ по созданию небольшого, легкого и хорошо бронированного истребителя танков. В декабре того же года был готов прототип, созданный на базе легкого танка PzKpfw 38(t). После завершения испытаний, результат которых превзошел все ожидания, новая машина была принята на вооружение под названием «Хетцер».
28 января 1944 года А. Гитлер лично определил скорейшее начало производства и увеличение его объёма как важнейшую задачу для армии в 1944 году. Был установлен график производства, предусматривавший выход к марту 1945 года на производство 1000 машин в месяц.

С апреля 1944 года серийное производство новых противотанковых САУ началось на предприятиях фирмы ВММ (бывший ЧКД), а с сентября к ней присоединилась и «Шкода». В ходе производства самоходки постоянно улучшались и модернизировались. Планировалось также выпускать модификации с пушками Рак 39/1 калибра 75 мм и StuG 42 калибра 105 мм.
Всего в 1944 и 1945 годах было выпущено 2584 истребителя танков «Хетцер».
«Хетцер» оказался лучшей легкой противотанковой самоходкой второй мировой войны. Машина имела совершенно новый низкий корпус, отличавшийся большим наклоном лобовых, бортовых и кормовых броневых листов, толщина которых варьировалась от 10 до 60 мм. В связи с увеличением массы по сравнению со стандартным танком PzKpfw 38(t) ходовая часть была усилена и расширена. Практически у базового танка позаимствовали только трансмиссию и агрегаты ходовой части. В качестве силовой установки использовался более мощный 160-сильный двигатель.

На крыше корпуса появился дистанционно управляемый (!!!) пулемет MG 34 калибра 7,92 мм. 75-мм пушка прикрывалась маской типа «свиное рыло».
Боевое крещение «Хетцер» получил в июле 1944 года . Машина активно использовалась на всех фронтах до последних дней войны.

На 10 апреля 1945 года в боевых частях вермахта и войск СС насчитывалось 915 САУ «Хетцер», из них 726 на Восточном фронте и 101 — на Западном.

Эта статистика отлично показывает, КАКОЙ фронт был для Гитлера ГЛАВНЫМ, не правда ли?!

Но и это ещё не все: на базе САУ «Хетцер» чешскими предприятиями было изготовлено 20 огнеметных танков, 30 САУ со 150-мм пехотным орудием sIG 33 и 170 БРЭМ.
И тысячами горели в 1944 и 45 годах наши ребята-танкисты в своих «тридцатьчетвёрках» от огня этих проклятых «Хетцеров», созданных в инициативном порядке замечательными чешскими инженерами и рабочими...

В октябре 1944 года на заводы «Шкода» авиацией союзников были совершены два налёта, в ходе которых было сброшено 417 тонн бомб, что резко замедлило увеличение объёмов производства «Хетцера» на этом заводе, хотя и не прекратило его.
В декабре число выпущенных САУ вновь упало, в том числе вследствие трёх новых авианалётов на заводы «Шкода», в ходе которых было сброшено 375 тонн бомб. Тем не менее, в январе 1945 года удалось достичь пикового значения выпуска «Хетцеров», после чего темпы производства начали резко падать. Причиной тому были всё усиливавшиеся проблемы с поставками материалов и частей, которые испытывала вся промышленность Третьего рейха, и продолжавшиеся бомбардировки заводов «Шкода», а с 25 марта — и BMM.

Производство «Хетцера», несмотря на бомбардировки, недопоставку комплектующих и регулярные перебои с подачей электроэнергии, продолжалось вплоть до первых дней мая 1945 года.

Для компенсации уменьшения выпуска САУ на BMM в результате бомбардировок, в первой половине апреля производство «Хетцера» с предприятий BMM в Праге на завод в Миловице. Основной проблемой для выпуска Jagdpanzer 38 в апреле стала нехватка 75-мм пушек PaK 39/2, производившихся на заводах в Германии, в связи с чем планировалось в мае устанавливать на «Хетцеры» также и пушки StuK 40, выпускавшиеся «Шкодой».

Как видим, чехи по-стахановски работали на III рейх до самого его конца. С выдумкой, инициативой и «огоньком». Не мешали им ни бомбёжки союзников, ни отсутствие у немцев 75-мм пушек PaK 39/2, производившихся в Германии. На их замену инициативные чешсие специалисты мигом предложили СВОИ StuK 40, собственного производства.

«Но не «Хетцерами» едиными жива была чешская промышленность!

В 1944-м она ЕЖЕМЕСЯЧНО отгружала для Германии 30 тыс. винтовок, 3 тыс. пулеметов, 625 тыс. артиллерийских снарядов. Заводы “Шкода” в Пльзени и “Мюрц цушлаг-Богемия” в Чешской Липе производили бронетранспортёры Sd.Kfz 251/1 Ausf.С и Sd.Kfz/251-1 Ausf D, на заводе фирмы “Avia” в Праге-Чаковице была налажена сборка истребителей Messerschmitt Bf 109G-6 и Bf 109G-14.
В общем, надо сказать, что Протекторат Богемии и Моравии был надежным «пушечным двором» и арсеналом Третьего рейха, во многом благодаря которому немцы и смогли столь долго продержатся в этой войне».

Вот что писал о чешской помощи гитлеровскому рейху А. Петров в статье «Лукавая челобитная»:
К июню 1941 года немецкие части были почти на треть укомплектованы чешским вооружением . Руками чехов собраны четвертая часть всех танков, 26 процентов грузовиков и 40 процентов стрелкового оружия германской армии. По данным Центра военной экономики Германии, на 31 марта 1944 года в распоряжение фюрера из цехов 857 заводов Чехии поступило оружия и снаряжения почти на 13 миллиардов 866 миллионов рейхсмарок.

Советские историки, подчиняясь идеологическим установкам, рисовали картину пролетарской солидарности чешских работяг с советскими братьями по классу. Несчастных чехов, дескать, гнали к станкам едва ли не под дулами автоматов. И вот так, невыносимо страдая, трудовые коллективы этих 857 предприятий Чехии из года в год наращивали выпуск своей смертоносной продукции.

Согласно немецким источникам в 1944 году Чехия ежемесячно (!) поставляла в Германию около 11 тысяч пистолетов, 30 тысяч винтовок, более 3 тысяч пулеметов, 15 миллионов патронов, около 100 самоходных артиллерийских орудий, 144 пехотных орудия, 180 зенитных орудий, более 620 тысяч артиллерийских снарядов, почти миллион снарядов для зенитных орудий, от 600 до 900 вагонов авиационных бомб, 0,5 миллиона сигнальных боеприпасов, 1000 тонн пороха и 600 тысяч взрывчатых веществ. Что касается производительности труда чехов, то она не уступала показателям немецких рабочих.
Интересно, что основные цехи военных заводов Праги встали лишь 5 мая 1945 года .
В избирательной памяти чехов как-то не «отложился» полукилометровый санитарный поезд – «дар чешского народа воюющему Рейху». Забыты и посылки с теплыми вязаными рукавицами – «от матерей» в сталинградский «котел», и дружные нацистские приветствия сознательных чешских рабочих, передовиков производства, направляемых в оздоровительные кемпинги за ударный труд ради победы немецкого оружия, создаваемого их умелыми руками… которое убивает русских, поляков, евреев, американцев и англичан…

Между прочим именно плзеньские заводы «Шкода» в самом конце войны станут едва ли не единственным источником вооружения для вермахта.

Правда, чехи об этом не любят вспоминать. В военном музее в Праге период их жизни при оккупации освещен всего двумя-тремя небольшими стендами со снарядами, которые являются результатом «рабского труда», который не прекращался аж до 5 мая 1945 года. Причем «подневольные труженики» пунктуально сообщали в уже поверженный Красной армией Берлин о досрочном выполнении своих обязательств перед нацистами. Едва ли не до самого дня капитуляции Третьего рейха «свободолюбивые» чехи не могли сообразить, что клепать вооружение для Германии уже совершенно бессмысленно и их работа оплачена не будет.

Стоит поведать и еще кое о чем.
Русский белоэмигрант Б. Тихонович вспоминал: «Чехи неслыханно обогатились на евреях в 1939–1945 годах . Они брали «на хранение» еврейские драгоценности, картины, имущество, а затем писали доносы на бывших друзей. В ходу была поговорка: «Они (то есть евреи) оттуда все равно никогда не вернутся». Мадлен Олбрайт, госсекретарю США при Билле Клинтоне, до сих пор не возвращены картины, принадлежавшие ее семье и украденные двумя сестрами-чешками из Праги.
Про все это «стыдливо» замалчивалось в послевоенный период советским руководством по причине того, что чехи – братья-славяне и наши союзники по социалистическому лагерю. Благодаря Советскому Союзу они, как, впрочем, и другие фактические соратники Третьего рейха, отделались лишь легким испугом за пособничество нацистам и убийства советских граждан».

Чуть не забыл… Надо же сказать и о тех чехах, кто сразу же решил драться с Гитлером. Об этом тоже написал А. Усовский:
«…относительно чехословацких войск, сражавшихся на стороне союзников – то 17 сентября 1939 года подполковник Людвиг Свобода увёл в Советский Союз свой батальон, сформированный из тех чехов, которые решили сражаться с немцами. И было их – ВСЕГО 300 ЧЕЛОВЕК…»

В следующей главе поговорим об акциях чешского Сопротивления в годы Второй мировой войны.

Сергей Дроздов

govorilkin.livejournal.com

Чешские танки Второй мировой войны

Чехословакия в техническом плане была достаточно развитой страной и располагала автомобильной, авиационной и оружейной промышленностью. И хотя танками здесь начали заниматься позже, чешские танки считались одними из лучших в мире. Их даже покупали иностранные государства. После насильственного присоединения Чехословакии к Германии вся военная промышленность этой страны стала поставлять технику и оружие для вермахта. Вот почему в танковых войсках Германии было так много чешских танков LT-35 и LT-38. Самым лучшим чешским танком перед началом войны был новейший LT-38. И не только чешским. По всем параметрам LT-38 считался вообще самым лучшим лёгким танком в мире.

Лобовая броня чешского лёгкого танка LT-38 на некоторых модификациях имела толщину 50 мм – больше, чем на иных средних танках

Чешская боевая машина отличалась отличной маневренностью и проходимостью. Её экипаж состоял из четырёх человек, что в те годы было необычно для лёгкого танка. По своим боевым возможностям LT-38 мало уступал германскому среднему танку Pz.Kpfw III. Не случайно вскоре он стал одним из основных танков вермахта и получил германское обозначение Pz.Kpfw 38 (t). До 1942 г. танки «Панцер-38» строились исключительно под немецкие требования. Эти танки участвовали в нескольких военных кампаниях. При нападении на СССР в июне 1941 г. почти четверть всего танкового парка Германии составляли чешские танки. В вермахте было пять танковых дивизий, полностью вооружённых чешскими танками. А ещё эти танки состояли на вооружении Венгрии и Румынии, также воевавших против Советского Союза.

Самоходная зенитная установка на базе танка LT-38

После того как выпуск лёгких танков в Германии был прекращён, на базе LT-38 выпускались самоходные артиллерийские установки «Гриле», истребители танков «Мардер» III и самоходные зенитные установки. Однако шедевром чешской военной промышленности считается лёгкий танк-истребитель «Хетцер», выпуск которого начался в 1944 г. Это была очень низкая, а потому малозаметная на поле боя полностью бронированная машина, вооружённая достаточно мощной 75-мм пушкой и прикрытая спереди 60-мм бронёй. При этом лобовой бронелист был установлен под очень большим углом. Пробить его было не так-то просто. «Хетцер» оказался настолько эффективным противотанковым оружием, что выпускался в массовых количествах. До конца войны вермахт получил на вооружение порядка 2600 таких «истребителей».

«Хетцер» – лёгкий танк-истребитель

«Хетцер» – единственный образец бронетанковой техники вермахта, производство которого продолжилось и после окончания войны. Эти танки-истребители поставлялись для армии Чехословакии и Швейцарии.
Также смотрите

Поделиться ссылкой

sitekid.ru

Чехословацкая альтернатива для «тридцатьчетвёрки» | Warspot.ru

Для большинства любителей истории бронетанковой техники развитие чехословацких танков заканчивается в годы Второй мировой войны. Отчасти это справедливо: лёгкие Škoda T-15 и Pz.Kpfw.38(t) n.A. стали последними по-настоящему оригинальными чехословацкими танками, которые были изготовлены в металле. Но в реальности проектная работа на предприятиях не останавливалась ни на минуту. При этом помогать немцам прорывными проектами ни на Škoda, ни на BMM не торопились. Тем не менее, опыт, приобретённый в годы немецкой оккупации, был учтён при разработке первых послевоенных чехословацких танков. Хотя ни один из них не был изготовлен в металле, оригинальность задумки этих боевых машин вызывает к ним большой интерес.

Немецкое наследство

К концу Второй мировой находившиеся чуть ли не в её эпицентре Чехия и Словакия подошли с минимально возможными потерями. Промышленность региона в годы войны относительно слабо пострадала от массированных бомбардировок союзной авиацией, и воссозданная в 1945 году Чехословакия оказалась в неплохих условиях. Škoda и BMM (так во время немецкой оккупации называлась ČKD) за счёт немецких заказов получили бесценный опыт. По состоянию на конец войны BMM занималась выпуском истребителей танков Jagdpanzer 38(t). Эту же машину выпускали и на заводе Škoda.

Установка 75-мм пушки KwK 42 L/70 с орудийной маской от башни Schmalturm разработки Krupp. Фото сделано американскими специалистами на заводе Škoda в 1945 году

У Škoda, впрочем, уровень взаимодействия с немецкими заказчиками оказался намного выше. Помимо Jagdpanzer 38(t), под конец войны на заводе в Пльзене освоили производство корпусов для немецких тяжёлых танков Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. Помимо этого, Škoda активно участвовала в работах по сверхтяжёлому танку Pz.Kpfw.Maus: чешская фирма выпускала его ходовую часть, включая траки. Не стоит забывать и про артиллерийское производство Škoda: за годы войны здесь был разработан целый ряд орудийных систем самого разного класса. К примеру, танковую версию 149-мм орудия sIG 33, которое устанавливалась на штурмовой САУ Sturmpanzer IV, создали и выпускали именно в Чехии. Одним словом, опыт, полученный при выполнении немецких заказов, позволял чехословацким оружейникам с оптимизмом смотреть в завтрашний день.

По окончанию Второй мировой войны чехословацкая армия получила самую разную технику: советские Т-34–85 и ИС-2, английские Cromwell и Challenger, немецкие Pz.Kpfw.IV. Эти машины были неплохими, но с одной существенной оговоркой – все они были разработаны и выпущены не в Чехословакии. Учитывая богатый опыт предвоенного чехословацкого танкостроения, такое положение дел вполне справедливо считалось временным. Не стоит забывать, что до войны Чехословакия была одним из крупнейших европейских экспортёров бронетанковой техники. Чехословацкие танки поставлялись в Румынию, Швецию, Швейцарию, Эфиопию, Перу. Это были вполне современные машины, не уступавшие аналогичным иностранным разработкам тех лет. Застой, вызванный немецкой оккупацией, считался быстро преодолимым, тем более что танковые производственные мощности в годы войны, как уже говорилось выше, пострадали относительно слабо.

Траки, изготовлявшиеся на заводе Škoda. Этот опыт позже был использован при разработке Škoda T-40

Танковое импортозамещение

Уже осенью 1945 года в возрождённой Чехословакии была инициирована работа по разработке нового среднего танка, которому предстояло заменить аналогичные боевые машины зарубежного производства. Зелёный свет новому танку дало совещание в Генеральном штабе, состоявшееся 17 октября 1945 года. Технические требования на новую машину утвердил начальник Генерального штаба дивизионный генерал Богумил Бочек (Bohumil Boček). Проект получил обозначение Tank všeobecného použití (TVP), то есть основной боевой танк.

Местом разработки TVP стал Военно-технический институт (Vojenský technický ústav, или VTU), находящийся в Праге. Следует сразу отметить, что VTU занимался в основном концептуальной разработкой. Задачей сотрудников института стало определение общей концепции нового танка, а дальше в дело вступали уже конструкторские бюро заводов-изготовителей.

Эскизный проект среднего танка TVP, начало марта 1946 года

В качестве ориентира при разработке TVP чехословацкие военные выбрали советский средний танк Т-34–85. В первые послевоенные годы эта машина была самой массовой в чехословацкой армии. Несмотря на то что в СССР этот танк считался устаревшим, детище КБ завода №183 в середине 40-х по-прежнему являлось одним из лучших средних танков мира. В нём сочетались хорошее вооружение, мощный двигатель, благодаря которому танк обладал неплохими динамическими характеристиками, и удовлетворительное бронирование, которое, впрочем, к середине 40-х было уже явно недостаточным.

То, что в качестве ориентира чешские инженеры и военные выбрали Т-34–85, не означает что его просто копировали. Единственным элементом советского танка, который изначально присутствовал в проекте TVP, являлась 85-мм пушка ЗИС-С-53. Впрочем, это орудие фигурировало лишь в самом начале проектных работ. Согласно первым требованиям, датированным 17 октября 1945 года, в качестве вооружения предлагалось использовать пушки калибра 85 или 100 мм (второй была также советская 100-мм пушка Д-10Т). С пушкой предполагалось спарить пулемёт ZB vz.37. Боекомплект предполагался в 80 снарядов и 3600 патронов.

Об ориентации на Т-34–85 говорит и требование чехословацких военных установить листы корпуса под наклоном, причём советский танк прямо указывается как ориентир. Правда, уже на этом этапе бронирование отличается: толщина лобового листа предполагалась в 60 мм, а борта в 40 мм. При массе от 30 до 33 тонн максимальная скорость TVP оценивалась в 50 км/ч. Какой именно двигатель должен был использоваться, не указывалось, но подчёркивалось, что он должен быть дизельным, а удельная мощность танка должна составлять 20 л.с. на тонну.

Проект TVP VTU

Реконструкция TVP разработки VTU

Советские пушки продержались в проекте TVP очень недолго – богатое немецкое наследство давало о себе знать. В итоге эскизный проект, представленный 2 марта 1946 года, радикально отличался от Т-34–85. О советском танке напоминали лишь бронелисты под рациональными углами наклона, дизельный двигатель и размещение трансмиссии в кормовой части. На получившийся эскиз стоит смотреть с изрядной долей скептицизма, поскольку ходовая часть, например, показана крайне схематично. Особенно это касается ведущего колеса и ленивца. Тем не менее, хорошо видно, что Военно-технический институт разработал оригинальную машину, в которой узлов и технических решений немецкого происхождения оказалось явно больше, чем советских.

Никаких данных о силовой установке, боевой массе и скоростных характеристиках TVP к эскизу представлено не было. Вероятнее всего, инженеры VTU постарались вписаться в заданные Генеральным штабом тактико-технические требования. В боевую массу 33 тонны проект вписаться вполне мог. Несмотря на то, что по длине корпуса TVP превышал Т-34–85 на полметра, толщина брони получилась примерно та же. Толщина брони башни, достигавшая 65 мм в лобовой части и 40 мм по бортам, оказалась меньше, чем у Т-34–85. При этом и её размеры оказались меньшими, чем у советского танка.

Огнемёт разработки VTU, который планировалось ставить в спарке с курсовым пулемётом. Позже этот огнемёт использовался на огнемётном танке PM-1

Корпус TVP, а также его ходовая часть оказались сплавом чешских, немецких и советских решений. С одной стороны, требования Генштаба явно ориентировали конструкторов на использование идей Т-34–85. С другой стороны, форма лобовой части оказалась не похожей ни на что. Верх лобового листа сделали ступенчатым, что было продиктовано соображениями удобства установки смотрового прибора механика-водителя и комплекса курсового вооружения. Именно комплекса – вместе с пулемётом ZB vz.37 был спарен огнемёт конструкции VTU. Для питания огнемёта в лобовой части корпуса предполагалось разместить бак ёмкостью 100 литров.

Для выхода и входа в отделение управления предполагалось использовать двустворчатые люки. Для питания двигателя имелся топливный бак ёмкостью 1500 литров, размещавшийся в кормовой части корпуса. Это делало более безопасным размещение экипажа в боевом отделении. Впрочем, не будем забывать о баке для огнемёта, находящемся в обитаемом отделении управления.

Орудийная маска проекта установки 88-мм пушки KwK 43 L/71 в башне Schmalturm разработки Krupp. Орудийная маска TVP разработки VTU имела практически ту же конфигурацию, и вряд ли это случайность

Весьма оригинально выглядела ходовая часть проектируемого танка. Как уже говорилось выше, конструкция ленивца и ведущего колеса показаны весьма условно. Зато в подвеске явно прослеживается чешское происхождение. Предлагавшаяся VTU конструкция являлась развитием идеи инженера Алексея Сурина, применявшейся на боевых машинах фирмы ČKD. Разница была в том, что опорные катки не блокировались в тележки, а находились на независимых балансирах. Что же касается гусеничных лент, то в них однозначно угадывается немецкая школа. Ширина трака, судя по эскизу, составляла чуть менее 800 мм – это ненамного меньше, чем ширина трака Pz.Kpfw.Tiger Ausf.B. К слову, траки для тяжёлого танка Pz.Kpfw.Tiger Ausf.E выпускались на заводе Škoda.

Если в конструкции корпуса и ходовой части немецкое влияние выражено не очень сильно, то происхождение башни и особенно орудия сомнений не вызывают. Пушка так и называется – 88 mm N. Vz.36, где «N» означает «немецкая». Фактически это немецкая 8.8. cm KwK 36 L/56, которая стояла на тяжёлом танке Pz.Kpfw. Tiger Ausf.E. Башня имеет оригинальную форму, но сильно напоминает башню Pz.Kpfw. Panther. Её лобовой лист сделан гнутым. Решение довольно спорное, поскольку от нижней его части могли случаться рикошеты в крышу корпуса. Орудийная маска, в отличие от созданной «по мотивам» башни, явно совсем немецкая: очень похожую конструкцию имела маска проектной установки 8.8. cm KwK 43 L/71 в «узкую» башню Pz.Kpfw.Panther.

Немецкая 88-мм зенитная пушка Flak 41. Танковая версия этого орудия рассматривалась как более мощная альтернатива 8.8 cm KwK 36

В представленном на эскизе виде TVP разработки VTU просуществовал считанные недели. Ещё 21 декабря 1945 года в адрес VTU пришло письмо, согласно которому чехословацкие военные пожелали иметь в перспективном танке пушку, способную пробивать броню толщиной 100 мм на дистанции 3000 метров. Ни ЗИС-С-53, ни Д-10Т, ни 8.8 cm KwK 36 L/56 на такое не были способны. Зато на это была способна 88-мм зенитная пушка Flak 41, танковая версия которой известна как 8.8 cm KwK 43 L/71. Именно эта зенитная пушка, проходящая в чехословацких документах как 8.8 cm kan.pr.let. vz.41 (88-мм зенитная пушка обр.1941 года), стала считаться подходящей для нового танка. Ещё одной пушкой, которую рассматривали в качестве вооружения для TVP, была немецкая же 105-мм зенитная пушка Flak 39 L/63. На обе этим пушки конструкторы обратили внимание 13 февраля 1946 года, всего за две недели до рассмотрения проекта.

За дело берётся Škoda

Проект Škoda T-40, декабрь 1946 года

Эскизные работы по TVP передали из VHU на заводы ČKD и Škoda. Реакция ČKD неизвестна, никаких документов о дальнейшем развитии TVP по этой линии неизвестно. А вот Škoda проектом заинтересовалась, и в первых числах декабря 1946 года заводское КБ представило своё видение основного боевого танка. Машина, получившая индекс Škoda T-40, внешне напоминала разработку VTU, но была куда лучше проработана.

Трезво оценив задание, инженеры предприятия из Пльзени сделали неутешительный вывод: в заданную тактико-техническими требованиями массу в 30–33 тонны уложиться не удастся. Реально танк должен будет весить порядка 40 тонн. Ещё ряд предложений VTU также оказался либо нереальными, либо сомнительными.

В качестве силовой установки Т-40 предполагался X-образный дизель воздушного охлаждения Škoda 16ADh240

Конфигурация корпуса, по сравнению с TVP, осталась в основном той же. От идеи разместить спаренную установку пулемёта с огнемётом благоразумно отказались, убрав курсовой пулемёт вообще. В запасе остался лёгкий пулемёт, который, в случае необходимости, использовался и как курсовой.

Отказались инженеры Škoda и от рессорной подвески, разумно посчитав, что торсионная подвеска лучше. Конструкция поддерживающих катков сильно напоминала аналогичные катки со средних танков Škoda предвоенного периода. Ширину траков снизили до 700 мм, что высвободило в корпусе место, которое явно не было лишним. В отличие от TVP, для танка Т-40 у инженеров Škoda нашлась силовая установка в виде X-образного дизеля воздушного охлаждения Škoda 16ADh240 мощностью 700 л.с. при 2000 об/мин. Хотя до планировавшейся удельной мощности в 20 л.с. на тонну дотянуть не удалось, Škoda T-40 имел бы более высокую удельную мощность, чем Т-34–85 и Pz.Kpfw.Panther. Его максимальная скорость оценивалась в 50 км/ч, что и требовалось по заданию.

Установка вооружения Škoda T-40. Она практически один в один повторяла установку вооружения башни Schmalturm разработки Krupp

Более ответственно подошли в КБ Škoda и к вопросу проектирования башни. В ней также угадывались немецкие корни, но к вопросу размещения экипажа подход конструкторов оказался более серьёзным. Башня Т-40 получилась больше, чем у TVP, так что вопросов с размещением в ней как штатного, так и перспективного вооружения не возникло.

Впрочем, других вариантов вооружения, кроме пушки 88 mm N. Vz.37, для этого танка не рассматривалось. С пушкой должен был быть спарен пулемёт ZB vz.37. Кроме того, в крыше башни был предусмотрен дымовой гранатомёт, аналогичный немецкому. Форма орудийной маски практически полностью повторяла маску башни Schmalturm разработки Krupp.

Реконструкция Škoda T-40

Трезво оценивая разработку Škoda, можно говорить о том, что в Пльзени создали вполне современный танк. Существенным недостатком Škoda T-40 было явно недостаточное бронирование и неудачная конструкция лобового листа корпуса. С другой стороны, вооружение чехословацкого танка делало недостаточным бронирование практически всех тогдашних средних танков. Лишь Т-54 в лобовой проекции оказался бы не по зубам для Pak 43.

Танк Škoda T-40 вполне мог бы иметь экспортный потенциал. Но вторая половина 40-х годов стала временем стремительного роста аппетитов военных во многих странах. Не стала исключением и Чехословакия. Уже в 1947 году танк Škoda T-40 перестал соответствовать требованиям, предъявляемым к современному танку. Машина так и осталась на страницах заводской документации.

Автор выражает признательность Юрию Тинтере (Jiri Tintera) и Франтишеку Роцкоту (František Rozkot), Чехия, за помощь в подготовке материала.


Источники:
  • NARA (National Archives and Records Administration)
  • BAMA (Bundesarchiv)
  • VHU Prahan (Vojenský historický archív)
  • Mgr.Martin Dubánek — Od bodáku po tryskáče — Nedokončené Československé zbrojní projekty 1945–1955, Mladá fronta 2011
  • Архив Юрия Тинтеры (Jiri Tintera)
  • http://forum.valka.cz
  • Фотоархив автора

warspot.ru

Танки Чехословакии | TANKI-TUT.RU

После распада Австро-Венгрии, чехи унаследовали хорошо развитое тяжелое машиностроение, фирма «Шкода» в конце 20-х гг. была основным поставщиком артиллерийского вооружения австро-венгерской армии и флота, поэтому вполне логично, что в этой стране был создал танк, который считался одним из лучших в 30-х гг. Потребности армии были невелики, из-за чего часто при создании танков, чешские конструкторы ориентировали их на экспорт.

Создание собственно танкового парка началось из закупки в 1921 году 8 штук «Рено» FT.

Под влиянием повального увлечения быстроходными легкими танками в 1924 г был выпущен первый собственный танк «КН 50». (КН- первые буквы от « Kolo-housenka» по чески колёсно гусеничный, 50 – мощность двигателя в л.с.).

До 1929 г. его конструктор немец И. Фолльмер разработал еще две модификации «КН 60» и «КН 70». Отличительной чертой всех танков «КН» было наличие двух самостоятельных движителей. Но на вооружение приняли только первый вариант. Чехословакия стала первой страной, которая приняла на вооружение колесно-гусеничные танки.

Дальнейшее продолжение развитие концепции вооружения армии легкими танками нашло в указе Министерства народной обороны о закупке документации на производство танкетки «Carden-Loyd» Mk.VI.

Выполнение заказа поручили фирме «ČKD» (Чешско-Мора века Кольбен-Данек). На вооружение армии танкетки пошли под обозначением «Tanċik vz.33». Серийное производство этих танкеток наладить так и не смогли, выпустили всего 70 шт., возможно по причине того, что в это время «Škoda» налаживала производство своих танкеток «MU-4» и «MU-6», рассчитанные правда на экспорт.

Логичным продолжением танкеток стали легкие танки, с пулеметным вооружением, ими стали «AH-IV» и «AH-IV-Sv» выпускаемые «ČKD».

После Испанских событий генералитет больше не видел особых преимуществ в танках с пулеметным вооружением и противопульным бронированием, поэтому в срочном порядке был отдал приказ на конструирование и серийное производство легких и средних танков с пушечным вооружением. После этого фирма «ČKD» создала две серии легких танков TNH и «LT», их конструктором, как и большинства других изделий, был Александр Сурин.

Лучшие чешские танки

Следует отметить, что все чешские танки пользовались хорошим спросом. Среди «постоянных покупателей» были Швейцария, Иран, Перу, Румыния, Литва и д.р. Это способствовало увеличению образцов техники и стремлению обеспечить их высокую надежность.

Лучшими танками чешских конструкторов, которые получили мировую известность, были легкие «LT-35»(S-IIA) и «LT-38» (TNH-S). Сказать, кто сконструировал эти танки тяжело, так как между фирмами «Škoda» и «ČKD» существовало тайное соглашение про сотрудничество, что позволило им обеим серийно выпускать эти танки после приема последних на вооружение.

К моменту оккупации (1938 г.) танковый парк чехословацкой армии состоял из 418 танка: 50 «LT-34», 288 «LT-35» и 70 «танчиков» образца 1933 года «LT-38» практически не выпускался.

Проведя испытания новых чехословацких танков, немецкие специалисты констатировали если не превосходство, то равенство LT-35 немецкому «Pz-II», а «LT-38» превосходил по качеству «Pz-III». Заменив все же на них средства наблюдения и радиостанции танки под обозначением «35 (t)» и «38 (t)» приняли на вооружение.

Во время Второй мировой войны чешские заводы продолжали выпускать бронетехнику, но уже для нужд вермахта. Фирма «ČKD» была переименована в «ВММ». Кроме танков производилось много разных САУ («Хетцер», «Мардер» и т.д.). После войны танковый парк чешской армии состоял сплошь их техники СССР.

comments powered by HyperComments

tanki-tut.ru

Чешский арсенал Гитлера

Крупнейшим арсеналом гитлеровского Евросоюза стала капитулировавшая без сопротивления Чехия с ее мощными военными заводами и многочисленной хорошо вооруженной армией. Особенно кстати оказалась здешняя бронетехника. Германская и словацкая армии получили 308 легких танков LT-35, 21 предназначенный для Литвы тоже легкий LT-40, 70 танкеток AH-1 и 75 бронеавтомобилей. Еще 126 LT-35 и 48 AH-1 Чехословакия ранее поставила присоединившейся к гитлеровскому блоку Румынии. В основном они не уступали немецким машинам. Более того, LT-35 с 37-мм пушкой был значительно сильнее составлявших основу танкового парка Рейха пулеметных Т-I и вооруженных 20-мм орудием Т-II.

Чешские танки, переименованные в 35(t), стали основной машиной прославленной 6-й танковой дивизии вермахта, за невиданную скорость продвижения получившей во Франции прозвище «призрачной» . Впоследствии она успешно наступала на Ленинградском направлении, а на южном фланге советско-европейского фронта ползли по украинской степи LT-35 1-й румынской танковой и 1-й словацкой моторизованной дивизий. Там же действовали чешские танкетки словацкой мотодивизии и шести дивизий румынской кавалерии.

Кроме бронетехники, от чехов было получено более 1,4 миллиона винтовок и пистолетов, свыше 62 тысяч пулеметов, около 4 тысяч орудий и минометов и огромное количество другого военного имущество. К 1 сентября 1939 года чешским оружием оснастили пять пехотных дивизий (с 93-й по 96-ю и 98-я), не считая прочих частей и подразделений. С чешскими винтовками и пушками пошел в бой и участвовавший во вторжении в Польшу словацкий корпус из двух пехотных дивизий и мотобригады. В следующем году чешское оружие и снаряжение получили еще четыре пехотные дивизии — 81-я, 82-я, 83-я и 88-я, а к началу Великой Отечественной количество соединений, полностью или частично оснащенных изделиями чешских оружейников, выросло в несколько раз.

Куда важнее трофеев для Рейха оказалось приобретение мощных военных концернов «Шкода» , ЧКД и «Зброевка» . Назначенный имперским протектором Богемии и Моравии Рейнхардт Гейдрих установил на чешских предприятиях гибкую систему поощрений, и вскоре обнаружилось, что под немцами жить вполне можно. Ежели старательно трудиться — и на сардельки с пивком хватит, и на домик отложить, да еще и на отдых в Карловых Варах останется! А что область применения родного языка уменьшилась и фрицы всюду командуют, так соплеменникам Швейка к тому было не привыкать. Они сидели под немецкой династией Габсбургов почти 400 лет и не особенно рыпались. После вялого пражского мятежа 12-17 июня 1848 года национально-освободительное движение до конца Первой мировой войны ограничивалось парламентским бухтеньем да бытовым пьяным мордобоем. Неудивительно, что возвращение «старших партнеров» Чехия, большинство жителей которой еще помнило дряхлого императора Франца-Иосифа, восприняла совершенно спокойно.

Крайне теплые отношения складывались и между военными обеих сторон. «Чехи передали в наше распоряжение всю необходимую информацию о своих танках, — восторженно вспоминал немецкий инженер-полковник Икен. — Чешские офицеры были уверены, что их машины полностью соответствуют потребностям вермахта... Сотрудничество с чешскими офицерами было очень плодотворным и дружественным. Нам ни разу не пришлось столкнуться с акциями саботажа или какого-либо сопротивления» (Д. Форти. «Германская бронетехника во Второй Мировой войне» . М.: АСТ, 2003).

Недаром, решив ликвидировать Гейдриха, англичане имели в виду помимо прочего и порушить налаженное им германско-чешское сотрудничество. Немцы действительно озверели и много народу казнили почем зря. Но на производстве это не отразилось. Напротив, доля чешских предприятий в производстве танков росла до самого конца войны. С января по март 1945 года из 3922 танков и самоходок, произведенных для еврогитлеровских войск, чехи дали 1136, то есть почти треть!

В 1939-1942 гг. пражские и пльзеньские заводы поставляли для фюрера легкий танк LT-38 получивший немецкое обозначение 38(t). Имея скорость 40 км/час, 37-мм пушку и броню, усиленную до 50 мм в лобовой части, он считался одним из лучших в своем классе. Доля LT-35 и LT-38 в вермахте непрерывно росла. К 22 июня 1941 года в 17 танковых дивизиях первого эшелона 815 чешских машин составляли четверть танкового парка. В шести сосредоточенных севернее Полесских болот дивизиях — 6-й, 7-й, 8-й, 12-й, 19-й и 20-й — их было больше, чем всех прочих, вместе взятых. Позже воевавший в «призрачной» дивизии подполковник Гельмут Ритген признавал, что «без чешской военной промышленности и чешских танков у нас не было бы четырех танковых дивизий , что сделало бы невозможным нападение на Советский Союз» (Д.Форти. Там же).

Превосходя Т-I и Т-II, и не уступая Т-III ранних модификаций, 38(t) оказался сильнее и советских легких танков. Его 50-мм лобовая броня неплохо держала бронебойные снаряды 45-мм орудий Т-26 и БТ, которые ввиду перекалки металла зачастую действовали хуже, чем ожидалось. В то же время чешская 37-мм пушка с гарантией пробивала 20-25-мм лобовые плиты машин Красной Армии.

Разумеется, «тридцатьчетверкам» и КВ даже модернизированные 38(t) противостоять не могли. Поэтому выпустив 1461 танк, включая 50 в разведывательном варианте, чешские заводы перешли на производство самоходных артиллерийских установок на его базе. Всего до конца войны на фронт ушло 4146 истребителей танков, вооруженных либо 75-мм пушкой, либо (344 САУ) 76-мм советским орудием. Еще 312 получили 150-мм пехотное орудие, 140 — 20-мм зенитный автомат, а 284 самоходки были переделаны из поврежденных 38(t). На их лишившихся башен шасси трудолюбивые чехи установили рубки с 175 — 75-мм, 19 — 76-мм и 90 — 150-мм орудиями, после чего битая техника пошла в бой по новой.

Воистину, трудолюбие и дисциплина чешских танкостроителей, а главное, их преданность германским партнерам заслуживают всяческого восхищения! И наш восторг возрастёт, если подкрепить его простейшей арифметикой, подсчитав чешскую долю в выпуске панцеров для фюрера и его друзей.

На каждые семь танков и самоходок, выпущенных германскими и австрийскими предприятиями, приходится как минимум одно чешское изделие, не считая выпущенных по лицензиям танков германской конструкции! Для маленькой страны доля весьма внушительная — и, кстати, превосходящая процент британских и американских машин в советском танковом парке. А ведь Прага и Пльзень снабжали войска объединенной Европы не только бронетехникой. В годы войны здесь произвели свыше двух тысяч орудий и минометов разных калибров, около 700 тысяч винтовок, пистолетов и пулеметов, более 20 тысяч легковых и грузовых автомобилей, а также важные детали ракет ФАУ.
На Гитлера ударно трудилась вся Европа /см.таблицу ниже/
Подавляющее большинство мсье, панов и прочих херров трудились на единую Европу и любимого фюрера добровольно и с песнями.

fishki.net

Танк LТ-35

LT vz.35 - Pz.Kpfw. 35(t) -
Panzerkampfwagen 35 (tschechisch) -
Panzer 35(t) - Pz. 35(t).

Танк LТ-35 создан фирмой "Шкода" в 1935 году под обозначением S-IIа. Имел классическую компоновку с задним расположением ведущих колес. В качестве двигателя использовался 6-цилиндровый карбюраторный двигатель фирмы "Шкода". Он располагался в задней части корпуса. Имеющая относительно большие размеры башня была смонтирована в средней части корпуса. В башне устанавливалась 37-мм полуавтоматическая пушка и 7,92-мм пулемет. Наведение пушки и пулемета на цель осуществлялось с помощью механических приводов. Для управления огнем командир имел в своем распоряжении телескопический прицел и перископ.

В передней части справа размещался механик-водитель, а слева - стрелок-радист, который вел огонь из еще одного 7,92-мм пулемета, установленного в шаровой опоре в лобовом листе корпуса. Корпус имел коробчатую форму прямоугольного сечения с вертикальным расположением броневых листов, которые соединялись с помощью заклепок. Несмотря на то, что танк предназначался для непосредственной поддержки пехоты, толщина броневых листов была небольшой: лоб корпуса - 25-мм, борта 16-мм, лоб башни - 25-мм. В конструкции танка были использованы новые для того времени технические решения, повышавшие его эксплуатационные характеристики: запуск двигателя с помощью сжатого воздуха, пневматический сервопривод, облегчающий управление трансмиссией и тормозами, 12-скоростная планетарная коробка передач. За 3 года производства было выпущено 424 танка этого типа, большая часть из которых использовалась в вермахте под обозначением 35(t).

 В феврале 1934 года "Шкода" представила военному руководству страны макет легкого танка SU, а весной изготовила его прототип. Танк (с экипажем из 3 человек) имел массу 7,5 т и броневую защиту от 8-мм до 15-мм. Вооружение его состояло из 47-мм пушки и двух пулеметов калибра 7,92-мм. Мог развивать скорость до 30 км/ч, а запас хода составлял 150 км. По окончании испытаний было решено не запускать SU в серийное производство, тем более что к этому времени "Шкода" разработала улучшенный образец S-II-а (S - Skoda, II - легкий танк, а - предназначенный для кавалерии). По сравнению с SU новая боевая машина имела увеличенную до 25-мм толщину лобовой брони корпуса и башни.

В свою очередь, фирма ЧКД, не желая оставаться в стороне от борьбы за военный заказ, предложила альтернативный проект - Р-II-а - и в октябре 1934 года представила военным его макет. Последний, по существу, представлял собой модернизированный танк LT vz.34, уже принятый на вооружение чехословацкой армией и запущенный в серийное производство (изготовлено 50 машин). Однако военные предпочли S-II-а, и еще до завершения испытаний выдали заказ фирме "Шкода" на 160 танков. Но фирма ЧКД обвинила концерн из Пльзеня в подтасовке результатов испытаний с целью проталкивания своей конструкции. Чтобы примирить конкурентов, Министерство обороны Чехословакии приняло решение, что танк "S-II-а", уже получивший к тому времени армейское обозначение LТ vz.35 (LT - легкий танк; vz.35 - образца 1935 года), будет производиться на заводах обеих фирм.

Следующая серия из 35 машин поровну не делилась, поэтому 17 танков изготовила ЧКД и 18 - "Шкода". В связи с тем, что работа над новым LT vz.38 (а именно он должен был стать основным в чехословацкой армии) затягивалась, военные в ноябре 1937 года были вынуждены заказать еще 103 LТ vz.35. При этом 52 из них изготовила "Шкода", а 51 - ЧКД. Таким образом, паритет между двумя фирмами был соблюден. В общей сложности чехословацкая армия получила 298 машин этого типа, которые и составляли основу ее танкового парка вплоть до оккупации немцами Чехии и Моравии. Танк LT vz.35 относился к тому же классу боевых машин, что и советский Т-26, польский 7ТР, итальянский М 11/39. Его назначение в рамках чехословацкой армии: разведка, и непосредственная поддержка пехоты и кавалерии, и самостоятельные действия.

Боевая масса составляла 10,5 т. 6-цилиндровый карбюраторный двигатель "Шкода" Т-11 мощностью 120 л. с. при 1800 об/мин позволял двигаться с максимальной скоростью 34 км/ч. Запас хода по шоссе при емкости топливных баков 153 л не превышал 190 км, что, учитывая размеры Чехословакии, было вполне достаточным. Управление значительно облегчала трехступенчатая 12-скоростная (6 вперед и 6 назад) планетарная коробка передач с пневматическими сервоприводами. Подвеска, применительно к одному борту, состояла из 8 сдвоенных опорных катков малого диаметра, сблокированных попарно и собранных в две тележки, каждая из которых подвешивалась на четырех четвертьэллиптических рессорах. Между передней тележкой и направляющим колесом устанавливался один сдвоенный каток, облегчавший преодоление вертикальных препятствий. Ведущее колесо располагалось сзади. Верхняя ветвь гусеницы опиралась на три сдвоенных поддерживающих катка. Все катки были обрезинены. Конструкция ходовой части обеспечивала машине мягкий ход без сильных вертикальных колебаний и раскачивания.

Литые кронштейны тележек подвески крепились к корпусу танка заклепками. Весь корпус LT vz.35 был клепаным. Его катаные броневые листы собирались на каркасе из уголков. Точно такую же конструкцию имела и башня. Толщина броневых листов колебалась от 8-мм до 25- мм. Лобовая броня выдерживала обстрел из 20-мм пушки "Эрликон" с дистанции 250 м. Танк был вооружен 37-мм полуавтоматической пушки "Шкода" А-3 vz.34 с длинной ствола 40 калибров и двух пулеметов ZВ 53 vz.35 или vz.37 калибра 7,92- мм. Оба пулемета были установлены в шаровых установках - один в башне, другой в корпусе. Боекомплект состоял из 72 артвыстрелов и 1800 патронов.

В 1938 году чехословацкая армия имела 4 танковых полка, оснащенных LT vz.35. Полки имели неоднородный состав. Сильнейшим был 1-й - в нем насчитывалось 197 боевых машины. На основе этих полков во время мобилизации в 1938 году были развернуты четыре "быстрые" (легкие механизированные) дивизии. Однако повоевать им не пришлось. В сентябре - октябре 1938 года LT wz.35 усилили укрепрайоны в Судетах против возможных атак немецких диверсантов. После подписания Мюнхенского пакта танки вернулись в места постоянной дислокации.

После оккупации Чехии и Моравии 15 марта 1939 года немцам досталось 218 LT vz.35. 79 танков вошли в состав вооруженных сил Словакии. Немцам танк понравился. Учитывая, что основным у вермахта в то время был Рz.II (более мощные Рz.III и Рz.IV выпускались промышленностью в мизерных количествах), считавшийся промежуточной моделью, это вполне объяснимо. Чехословацкая машина значительно превосходила немецкие легкие танки по мощи вооружения, имея почти такую же броневую защиту и скорость.

После испытаний и ряда изменений (которые свелись в основном к увеличению боекомплекта до 78 артвыстрелов и 2250 патронов, введению в него, помимо бронебойных и осколочно-фугасных, еще и подкалиберного снаряда и замене, и то не сразу, чехословацкой радиостанции немецкой) танки поступили на вооружение "панцерваффе" под обозначением РzKpfw.35(t) или просто - 35(t): с буквы "t" начинается немецкое слово tschechisch - чешский. 112 танков 35(t) вошли в состав 1 -й легкой дивизии вермахта.

Наличие только линейной модификации не устроило немцев, и около 20 машин накануне французской кампании они переоборудовали в командирские Рz.ВfWg.35(t). Помимо штатной радиостанции на этих боевых машинах устанавливалась еще одна большей мощности, с антенной рамочного типа, смонтированной в кормовой части. На командирском варианте 35(t) пулемет в лобовой части корпуса отсутствовал. Была предпринята попытка установить на шасси 35(t) противотанковую пушку "Шкода" А-5 калибра 47-мм. В 1940 году завод получил задание на разработку дополнительного бронирования (25-мм) корпуса.

Во время польской кампании 1-я легкая дивизия по разным причинам потеряла 77 машин 35(t). По завершении боевых действий все они были отремонтированы и вновь вошли в строй. Перед французской кампанией немцы располагали 128 танками 35(t), из которых в ходе боев безвозвратно потеряли 15. На 1 июня 1941 года в вермахте насчитывалось 198 танков этого типа, из которых 11 находились в ремонте. В боевых частях, развернутых на советской границе, имелось 149 машин. 6-я танковая дивизия входила в состав группы армий "Север" и наступала на ленинградском направлении. В сентябре ее перебросили на московское направление, где она дошла до Клина.

В условиях русской зимы у 35(t) возникало много трудностей: начисто замерзал, например, пневматический сервопривод управления коробкой передач. Число этих боевых машин в частях 6-й танковой дивизии неуклонно сокращалось. 10 декабря 1941 года был подбит последний 35(t) на Восточном фронте. Больше в боевых частях эти танки не использовались, а применялись лишь как учебные. Около 30 машин с демонтированными башнями использовались немцами в качестве артиллерийских тягачей в частях береговой артиллерии на датском побережье.

Помимо германской армии LТ vz.35 состояли на вооружении румынской армии; причем часть из этих 126 машин была изготовлена на заводах "Шкода", а часть произведена в Румынии по лицензии. В отличие от чехословацкого варианта эти танки - R-2 - имели упрощенную технологию изготовления (гнутый кормовой лист башни, например, был заменен двумя прямыми). В 1942 году Румыния закупила 26 танков 35(t) уже из запасов немецкой армии. Почти все румынские R-2 входили в состав 1-й танковой дивизии "Великая Румыния" Они участвовали в боевых действиях на южном фланге советско-германского фронта, в частности в боях под Одессой, и нашли свой конец под Сталинградом. В 1943 году 21 машину этого типа румыны переоборудовали в самоходные артиллерийские установки, вооруженные трофейными советскими 76-мм пушками Ф-22УСВ и ЗИС-З. В конце 1938 года 10 танков заказал фирме "Шкода" Афганистан, но немецкая оккупация помешала реализации сделки. И после второй мировой войны Афганистан по-прежнему был заинтересован в получении LТ vz.35.

Болгария, также проявлявшая интерес к этой боевой машине, смогла получить первые 26 только в 1940 году, уже от немцев. На вооружении болгарской армии чешские танки оставались до начала 1950-х годов. Еще в 1948 году фирма "Шкода" выполняла заказ на запасные части для них. Танки LТ vz.35 после оккупации Чехии и Моравии получила и словацкая армия, в составе которой они принимали участие в боях на Восточном фронте против Красной Армии, а в дни Словацкого национального восстания в 1944 году - в боях с немцами.

Тактико-технические характеристики
Боевая масса

10,5 т

Размеры:  
длина

4900 мм

ширина

2100 мм

высота 2350 мм
Экипаж 4 человека
Вооружение

1 х37-мм пушка фирмы "Шкода" 2 X 1,92-мм пулемета

Боекомплект

12 снаряда 1800 патронов

Бронирование:  
лоб корпуса

25 мм

лоб башни

25 мм

Тип двигателя

карбюраторный "Шкода"

Максимальная мощность 120 л.с.
Максимальная скорость 35 км/час
Запас хода

190 км

Источники:

  • М. Князев. LT vz.35 [Бронеколлекция 2003'04];
  • Г.Л. Холявский "Полная энциклопедия танков мира 1915 - 2000 гг";
  • PzKpfw 35(t) LT vz.35 [Wydawnictwo Militaria 7];
  • Thomas L. Jentz, Die deutsche Panzertruppe Band;
  • Chamberlain, Peter; Doyle, Hilary L. Encyclopedia of German Tanks of World War Two.

pro-tank.ru

Колёсная бронетехника времён Второй мировой. Часть 1. Чешский бронеавтомобиль OA vz.30

Когда мы начинаем говорить о бронетехнике периода Второй мировой войны, на ум непроизвольно приходят различные танки. Действительно, танки оказали огромное влияние на исход войны и приняли участие во всех значимых сражениях, навеки став одним из ее материальных символов. То, что танки прочно засели в сознании людей, наглядно подтверждает популярность современных компьютерных игр, посвященных этим боевым машинам. Однако Вторая мировая война, которая стала настоящей войной моторов, не ограничивалась использованием одних лишь танков. На полях сражений в больших количествах использовалась и колесная бронетехника, которая сегодня гораздо менее известна обывателю.

При этом стоит отметить, что 1930-1940-е годы были настоящим периодом расцвета подобных боевых машины. Колесная бронетехника — бронеавтомобили — широко использовались не только армиями воющих стран, свои разработки подобной бронетехники были и у нейтральных государств. Бронеавтомобили могли решать очень широкий спектр боевых задач: от ведения разведки и патрулирования местности, до выполнения полицейских функций и участия в контрпартизанских операциях.


Было у бронеавтомобилей и одно неоспоримое преимущество — они были дешевыми в производстве и эксплуатации. А простота конструкции позволяла создавать собственные колесные бронемашины даже странам с относительной слабой промышленной базой и отсутствием развитой школы танкостроения, к примеру, Венгрии или Южно-Африканскому Союзу (сегодня ЮАР). Несмотря на широкое распространение танков более дешевые и простые бронеавтомобили не исчезали с полей сражений Второй мировой войны до самых последних дней конфликта. При этом часть из этих машин конструкторам удалось оснастить орудиями, которые чаще всего устанавливались на средние танки. Знакомство с колесной бронетехникой периода Второй мировой войны мы начнем с чехословацкого бронеавтомобиля OA vz.30 (Obrněný automobil vzor 30).

Чехословацкий бронеавтомобиль OA vz.30 во время маневров, фото: waralbum.ru


Без преувеличения можно сказать, что данная боевая машина, спроектированная известной компанией Tatra, стала первым чехословацким бронеавтомобилем, который действительно был похож на бронеавтомобиль. До этого в Чехословакии строились достаточно странные боевые машины данного типа с очень специфичным внешним видом. К примеру, бронеавтомобиль OA vz. 23 он же PA-II «Želva» (черепаха). Причем бронемашина в буквальном смысле была похожа на закованную в панцирь черепаху. Следующий чешский бронеавтомобиль OA vz. 27 развивал тему предшественника и также отличался очень необычным внешним видом. Обе боевых машины были построены крайне малыми сериями — 12 и 16 единиц соответственно. Бронеавтомобиль OA vz.30 стал более массовым, их было выпущено уже 52 штуки, часть из них смогла принять участие во Второй мировой войне, правда уже в качестве немецких трофеев.

История создания бронеавтомобиля OA vz.30 восходит к 1926 году, когда на вооружение чехословацкой армии был принят полуторатонный трехосный грузовик Tatra 26/30 с колесной формулой 6х4. Этот грузовик обладал отличной для неполноприводного автомобиля проходимостью. Концепция инженеров компании «Татра» (шасси с рамой-трубой и качавшимися полуосями) обеспечивала грузовому автомобилю высокую по тем временам проходимость, которая буквально очаровала военных. Поэтому они с большим интересом отнеслись к предложению конструкторов создать на базе шасси полуторатонного грузовика бронеавтомобиль. Первый опытный образец боевой машины с 6-цилиндровым карбюраторным двигателем воздушного охлаждения, развивавшим мощность 30 л.с. при 3000 оборотах в минуту, обладал четырехступенчатой КПП и двухступенчатым демультипликатором, привод тормозов был механическим, а бронекорпус изготавливался из броневой стали толщиной 3-8 мм.

Данный образец проходил испытания в 1927-28 годах. Чехословацкие военные достаточно высоко оценили ходовые качества бронеавтомобиля, однако остались недовольны недостаточным бронированием. Доработка проекта и модернизация машины продолжались на протяжении нескольких лет. И лишь в 1930 году был утвержден окончательный вариант легкого бронеавтомобиля, который получил официальное обозначение ОА vz.30. С января 1934 года начались поставки серийных бронеавтомобилей в войска. Всего к июню 1935 года завод Tatra выпустил 52 экземпляра, включая опытный образец.


В отличие от опытного образца серийные бронеавтомобили строились уже на базе шасси Tatra-72 с укороченной до 2570 мм колесной базой, машины оснащались 4-цилиндровым карбюраторным двигателем воздушного охлаждения объемом 1,9 литра, он развивал максимальную мощность 32 л.с. при 2800 оборотах в минуту. Четырехступенчатая коробка переключения передач и двухступенчатая дополнительная коробка обеспечивали бронеавтомобилю 8 скоростей вперед и 2 назад. Шасси с колесной формулой 6х4 было уникальным в своем роде — все 6 колес бронемашины имели независимую подвеску на листовых рессорах, при этом карданный вал без единого шарнира проходил внутри центральной рамы-трубы, он приводил в движение сначала средний, а от него и задний мост.

Конструкторам удалось добиться небольшой массы шасси — всего 780 кг. Конструкция шасси в совокупности с блокируемыми цилиндрическими дифференциалами и односкатными пулестойкими шинами обеспечивала компактному, маневренному (радиус поворота 4,5 метра) и легкому (боевая масса 2550 кг) бронеавтомобилю высокую проходимость на местности.

В то же время бронирование боевой машины признавалось слабым. Лоб корпуса — 6-12 мм, борта корпуса — 6 мм, башня — 10 мм. При этом сама броня была качественной, более того каждый из корпусов прошел процедуру отстрела на полигоне. Вооружение бронеавтомобиля состояло из двух 7,92-мм пулеметов vz.26 чешского производства. Один пулемет был установлен во вращающейся конической башне, а второй в лобовом листе корпуса бронеавтомобиля с левой стороны (справа находилось место водителя). Экипаж бронемашины ОА vz.30 состоял из трех человек. В корпусе имелось две боковых и одна задняя дверь для посадки и высадки экипажа, в крыше башни также имелся люк.


Запас топлива составлял 50-55 литров. Этого хватало, чтобы преодолеть при движении по шоссе до 200 км. При этом по шоссе бронеавтомобиль мог разогнаться до скорости 60 км/ч, по пересеченной местности скорость была гораздо скромнее — до 15 км/ч. Проведенные испытания показывали, что бронеавтомобиль ОА vz.30 мог преодолевать 20% подъем, стенку высотой 0,28 метра, а также броды глубиной 0,35 метра и рвы шириной до 0,5 метра. Обычно окраска бронеавтомобилей данного типа предполагала наличие пятен темно-зеленого, коричневого и темно-желтого цветов. Данная камуфляжная окраска была стандартной для чехословацкой армии межвоенного периода.

В чехословацкой армии каждому взводу, состоявшему из трех легких бронеавтомобилей vz.30 для усиления придавался тяжелый бронеавтомобиль vz.27. Позднее, когда в стране стали создавать ударные (механизированные) полки в ротах бронеавтомобилей по штату числилось по 7 бронеавтомобилей vz.30, два vz.27, а также 4 гусеничных танкетки.

Стоит отметить, что к 1938 году данные бронеавтомобили уже признавались устаревшими, они были слишком уязвимы для огня противника. Их можно было поразить даже из легкого стрелкового оружия особенно на малой дистанции ведения боя. Несмотря на свои недостатки бронеавтомобили довольно успешно использовались в боях с гейнлейновцами в Судетах, где не было потеряно ни одной машины. В январе 1939 года чехословацкая армия вела боевые действия с венгерскими войсками в Закарпатской Руси. Здесь за три месяца боев было потеряно 15 бронеавтомобилей. Остальные позднее уже в марте 1939 года стали немецкими трофеями после оккупации всей территории Чехословакии. Немцы дали захваченным бронеавтомобилям обозначение PzSpr-30/T. В 1941 году семь таких бронемашин были переоборудованы немцами в агитационные машины с установленными на них громкоговорителями, все они были переданы в роты пропаганды. Еще 12 бронеавтомобилей чехословацкой армии оказались в марте 1939 года на территории Румынии, где они были интернированы и переданы на вооружение румынской армии.



Часть бронеавтомобилей ОА vz.30 досталась словацкой армии. Новообразованное независимое государство Словацкая Республика, по сути, было марионеточным государством, зависимым от нацистской Германии. Армии Словакии досталось 19 бронеавтомобилей ОА vz.30. Словацкие бронеавтомобили приняли участие в боях с венграми в Прикарпатской Руси, активна фаза конфликта продолжалась несколько дней, за это время словаки потеряли безвозвратно один бронеавтомобиль, еще один был серьезно поврежден. В дальнейшем армия Словакии приняла участие в нападении на Польшу 1 сентября 1939 года. За время боев с польскими войсками словаки потеряли поврежденным лишь один бронеавтомобиль OA vz.30.

Спустя еще два года Словакия решила вступить в войну против СССР на стороне своего союзника гитлеровской Германии. Летом 1941 года был сформирован Словацкий экспедиционный корпус, который насчитывал порядка 45 тысяч солдат и офицеров и был направлен на Украину. В начале августа 1941 года в составе корпуса была сформирована 1-я моторизованная дивизия (Rychla divizia, «Быстрая дивизия») и 2-я охранная дивизия. В составе «Быстрой дивизии» действовала рота из 47 легких танков и мобильная группа, в которой на 24 июня 1941 года имелось 5 бронеавтомобилей OA vz.30. Первое время мобильной группе сопутствовал успех, однако, в ходе наступлении мобильной группы под городом Липовец в конце июля 1941 года, один бронеавтомобиль был полностью уничтожен, еще два получили серьезные повреждения. По некоторым данным они подорвались на советских минах.

Словаки довольно быстро поняли, что бронеавтомобили OA vz.30 не годятся для прямых боестолкновений с противником. Поэтому уже 25 августа 1941 года все оставшиеся бронеавтомобили отправили назад в Словакию для несения охранной службы. Однако этот спокойный период их военной карьеры продлился относительно недолго. В связи с ростом партизанской активности на оккупированных территориях СССР и большими потерями, Германия приказала отправить 2-ю охранную дивизию в Белоруссию, соединению были приданы 13 танков и 6 бронеавтомобилей.

Реплика бронеавтомобиля OA vz.30, музей в Рокицанах


27 июня 1942 года бронемашины прибыли на белорусскую землю и через несколько дней приступили к охране населенных пунктов и патрулированию дорог. Для того чтобы в полной мере задействовать потенциал имеющейся словацкой бронетехники немцы решили привлечь ее для проведения карательной операции в районе города Лоев, где 8 ноября крупный партизанский отряд уничтожил группы немецких солдат и полицаев. При этом карательная операция провалилась. Посланное в бой 9 ноября подразделение словацких солдат, усиленное четырьмя бронеавтомобилями, которыми командовал поручик Багар, встретило неожиданно очень сильное сопротивление. Под огнем партизан словаки вынуждены были отступить, потеряв от огня минометов и ручных противотанковых средств три OA vz.30 (два сгорели, один был подбит). Помимо самих машин словаки потеряли четырех членов экипажа убитыми, в том числе самого поручика Багара. Пробыв на территории Белоруссии еще два месяца, оставшиеся бронеавтомобили 12 января 1943 года вернулись назад в Словакию.

Дальнейшая участь этой колесной бронетехники была незавидной. Во время Словацкого народного восстания, которое началось летом 1944 года, бронеавтомобили продолжали использовать лишь для вспомогательных целей. После подавления восстания в октябре того же года немцы захватили пять бронеавтомобилей OA vz.30, однако все они находились в крайне изношенном состоянии и не обладали никакой боевой ценностью. Поэтому немцы переправили их на танковый полигон в Малакцы, где бронеавтомобили использовались в качестве мишеней. К сожалению, до наших дней не сохранилось ни одного бронеавтомобиля OA vz.30. Энтузиастами были изготовлены лишь их реплики. В частности одна из реплик находится сегодня в музее в Рокицанах.

Тактико-технические характеристики бронеавтомобиля OA vz.30:

Габаритные размеры: длина — 4020 мм, ширина — 1575 мм, высота — 2050 мм, клиренс — 205 мм.
Боевая масса — 2550 кг.
Колесная формула — 6х4.
Бронирование — 6-12 мм.
Силовая установка — 4-цилиндровый карбюраторный двигатель воздушного охлаждения Tatra T52 мощностью 32 л.с.
Максимальная скорость — 60 км/ч (по шоссе).
Запас хода — 200 км (по шоссе).
Вооружение — 2х7,92-мм пулемета vz.26 (один в башне и один в корпусе).
Боекомплект — 3000 патронов.
Экипаж — 3 человека.

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/armored_cars/czech/tatra_vz30.htm
http://amonov.livejournal.com/384574.html
http://armor.kiev.ua/Tanks/WWII/tatra/tatra.php
Материалы из открытых источников

topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *