Немирный трактор | Warspot.ru

Немецкие танки первой половины XX века, как правило, ассоциируются в первую очередь с «Тиграми», «Пантерами», линейкой лёгких и средних танков (от Pz.Kpfw.I до Pz.Kpfw.IV), созданных в 30-е годы, а также первенцем немецкого танкостроения периода Первой мировой войны A7V. Между тем, деятельность немецких танкостроителей в 20-е годы остаётся малоизвестной, хотя в этот период было создано немало интересных конструкций. По ряду причин немецкие танкостроители были вынуждены работать за рубежом, тем не менее, в конце 20-х начались секретные разработки танков непосредственно в Германии. Одной из таких разработок стал танк Leichttraktor Rheinmetall.

Маленький и ещё меньше

Согласно Версальскому договору, Германии запрещалось разрабатывать и изготовлять новые образцы вооружения и военной техники, включая танки. Часть оставшихся не у дел инженеров покинула Германию и стала работать в других странах. Это во многом объясняет, почему немецкое танкостроение обошлось практически без всевозможных танковых кадавров, которых создавали в других государствах. Фактически за деньги иностранных заказчиков немецкими инженерами были созданы машины, многие из которых оказались тупиковыми путями развития. Тем не менее, вечно это продолжаться не могло, рано или поздно аналогичные разработки должны были начаться уже в Германии.

Первые зачатки возрождённого немецкого танкостроения появились в 1925 году. Разумеется, все работы проводились в обстановке секретности. Годом спустя на шасси коммерческих тракторов в Германии стали разрабатывать самоходные артиллерийские установки. Примерно в то же время начались работы по Armeewagen 20 — среднему танку, который 14 марта 1928 года переименовали в Großtraktor (большой трактор). Концептуально новая машина не имела аналогов, хотя внешне чем-то напоминала сильно уменьшенный французский тяжёлый танк FCM 2C. Немцы извлекли уроки из боёв Первой мировой войны и внимательно следили за тенденциями в мировом танкостроении. Новый танк должен был развивать скорость порядка 40 км/ч, что обеспечивало ему высокую мобильность на поле боя.

Заводская схема Rheinmetall Leichttraktor

Одним только «большим трактором» дело обойтись не могло. Вооружение, состоявшее из 75-мм короткоствольной пушки, напрямую указывало на то, что основным врагом этого танка должна была стать пехота и лёгкие укрепления. Примерно ту же функцию выполняли английские Medium Tank Mk.ICS и Mk.IICS, с которых концепцию «гаубичного танка» немцы и скопировали. Между тем, основная масса новых английских средних танков имела 47-мм пушки, которые выполняли противотанковые функции. Вполне логично, что помимо средних танков немцы должны были разрабатывать и другие боевые машины.

Увы, самые ранние сохранившиеся документы об этих танках датированы мартом 1928 года, хотя очевидно, что их разработка началась раньше. Первоначально лёгкий танк носил обозначение Kleintraktor (малый трактор). В данном случае это было не только кодовое обозначение, но и одна из трёх функций машины. Помимо танка, база Kleintraktor должна была использоваться для артиллерийского тягача и самоходной установки с вооружением в виде 37-мм противотанковой пушки 3.7 cm Tak, либо 77-мм полевой пушки 7.7 cm FK 96 n.A. Согласно планам моторизации, утверждённым 17 апреля 1928 года, первый готовый Kleintraktor ожидался к октябрю 1929 года. В 1930 году должны были проходить испытания, а годом спустя планировалось изготовить 17 танков стоимостью 50 тысяч рейхсмарок каждый.

Концептуальные проработки, в которых участвовал Krupp, а также 6-е управление вооружений, ответственное за разработку бронетанковой техники, шли в течение весны 1928 года. Первоначальная концепция подразумевала создание двухместной боевой машины, оснащённой 60-сильным двигателем, который изначально создавался для грузовика. С ним максимальная скорость танка должна была составлять 40 км/ч. Впрочем, в конце апреля стало ясно, что для Kleintraktor этот мотор слабоват. Растущие аппетиты военных привели к тому, что танк явно стал выбиваться за рамки исходной концепции.

Первым делом было изготовлено шасси, на которое позже установили башню и подбашенную коробку. В таком виде, как на фото, машина вполне могла претендовать на название «трактор»

26 мая 1928 года состоялось совещание, на котором присутствовали представители Krupp и 6-го управления вооружений. Поскольку Kleintraktor уже вовсю выбивался за рамки исходного проекта, было принято решение разработку разделить. Обозначение Kleintraktor присваивалось машине боевой массой около 3 тонн, а текущий проект обозначили как Leichttraktor (лёгкий трактор), сокращённо L.Tr. Согласно утверждённой на совещании предварительной спецификации, боевая масса Leichttraktor оценивалась в 6 тонн, а его экипаж должен был состоять из 3 человек. Максимальная скорость машины должна была составить 40 км/ч по шоссе и 20 км/ч по грунту. В качестве основного вооружения предусматривалась 37-мм пушка Tak, установленная в башне, которую разрабатывал концерн Krupp. В качестве дополнительного оснащения танк получал прибор дымопуска и радиостанцию.

Бумажные модификации

Как и Großtraktor, проект Leichttraktor не отдавался в монопольную разработку Krupp. Немецкий оружейный гигант разрабатывал общую концепцию машины, после чего подписывались контракты с другими компаниями, и по итогам конкурса выбирался наиболее подходящий образец. Параллельно разработками занимались Rheinmetall и Daimler-Benz. Впрочем, фирма Daimler-Benz особого интереса в работах по Leichttraktor не проявляла, ей вполне хватало и Großtraktor. Тем не менее, в том или ином виде в конкурсе она всё равно участвовала, поскольку по итогам проектирования Krupp склонился к использованию её 100-сильного мотора M 36. Конкурентом ему был двигатель Maybach, но он оказался менее компактным.

Rheinmetall Leichttraktor в исходной конфигурации

Облик Leichttraktor стал приобретать законченные очертания в начале июля 1928 года. Детище инженеров Krupp одновременно напоминало очертаниями английский Medium Tank Mk.I/Mk.II и немецкий лёгкий танк LK.II. Впрочем, с последним сходство было относительным. Английское влияние выглядело куда более явным. Как и английская машина, Leichttraktor имел переднее расположение моторного отделения, при этом механик-водитель находился слева по ходу движения. Сходство с «англичанином» придавали боковые люки и большой люк-лаз сзади (впрочем, он появился несколько позже).

Башня танка находилась в кормовой части корпуса. Экипаж расширили до 4 человек. Увеличение его численности произошло за счёт введения в состав радиста, сидевшего справа от механика-водителя. Инженеры Krupp разработали ходовую часть с большим числом опорных катков. Для защиты ходовой части от вражеского огня предусматривались съёмные бортовые экраны.

Что касается траков, то они имели французское происхождение. Взяв за основу гусеничные ленты доработанного Renault FT-Kégresse, в Krupp (если точнее, речь здесь идёт о Генрихе Книпкампе, который уже к тому моменту активно работал на 6-е управление вооружений) сделали свои резинометаллические траки. У немцев получилась довольно хитрая конструкция, представлявшая собой две полосы из армированной резины, к которой крепились металлические траки с резиновыми подушками.

Вид на Leichttraktor спереди с открытыми люками

Как и Kleintraktor, новый танк разрабатывался в расчёте на дальнейшее его использование в качестве базы для других военных машин. Вариант без башни предполагалось использовать как подвозчик боеприпасов. Также разрабатывались машина наблюдателей с новой рубкой, артиллерийский тягач и самоходная артиллерийская установка.

В случае с САУ выяснилось, что идея с пушкой калибра 75 мм, которую планировали ставить вместо FK 96 n.A., оказалась неосуществимой из-за слишком маленького размера боевого отделения. Таким образом, единственным орудием для САУ оказалась противотанковая пушка 3.7 cm Tak. Подразумевалось и создание коммерческого трактора на этой базе, но спустя некоторое время этот вариант отпал.

Большие люки в корпусе и башне обеспечивали экипажу комфортный доступ в танк и возможность быстрого его покидания

Между тем, в проект продолжали вносить изменения. Несмотря на то что масса танка всё ещё оставалась в пределах шести тонн, его максимальную скорость снизили до 35 км/ч. Делать из Leichttraktor амфибию, как это предполагалось в случае с Großtraktor, в планы не входило, хотя такую возможность конструкторы держали в уме.

Зато с защитой танка в лобовой проекции 6-е управление вооружений поступило крайне оригинально. Изначально предполагалось разместить радиаторы в максимально возможном горизонтальном положении, но в октябре сверху дали указание поставить их перед двигателем. В итоге в самом уязвимом месте танка появился большой воздухозаборник, хоть и прикрытый жалюзи. Крупные правки в проект Leichttraktor перестали вноситься только в конце осени 1928 года, когда уже шли работы по макетам танков.

Конкурент из Дюссельдорфа

Как уже говорилось выше, Daimler-Benz не была особо заинтересована в работе по Leichttraktor. В июле 1928 года фирма официально отказалась от участия в работах по нему. Таким образом, конкурентов осталось двое. История создания Krupp Leichttraktor достойна отдельного повествования, а дальше речь пойдёт о конкурирующем проекте, который вела фирма Rheinmetall. Как и Krupp, компания заключила в октябре 1928 года контракт на разработку и изготовление двух Leichttraktor. Кроме того, на долю Rheinmetall пришлась постройка башен не только для своих танков, но и тех, что создавали инженеры Krupp. Танки Rheinmetall получили номера 39 и 40.

Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette. Как можно заметить, разница с исходной машиной минимальная

Надо сказать, что конкурирующая машина получилась куда удачнее, чем у Krupp. Несмотря на то что спецификация у машин была общая, на деле у Rheinmetall получился несколько иной танк. Его боевая масса составила 8 тонн, что было на 100 кг больше, чем у конкурента. При этом танк получился на 70 мм короче, на 35 мм ниже и на 32 мм шире. Корпус танка получился весьма лаконичным по форме, с большим углом наклона лобовой части корпуса. Жалюзи надмоторной плиты явно не способствовали улучшению пулестойкости, но при навязанной «сверху» компоновке деваться инженерам Rheinmetall было некуда. Справедливости ради, те же проблемы были и у американского Light Tank T1, и у британских Medium Tank Mk.I/Medium Tank Mk.II.

Что сразу бросается в глаза при изучении Rheinmetall Leichttraktor (на чертежах также встречается обозначение Rh L.Tr.), так это внимание инженеров к удобству эксплуатации своего детища. Благодаря створкам надмоторной плиты обеспечивался отличный доступ к мотору и радиатору. Жалюзи в лобовом листе сделали крепящимся на болтах, что также облегчало удобство обслуживания силовой установки. Танк первым из немецких боевых машин получил надгусеничные полки, что уменьшило забрызгивание корпуса и башни грязью. Даже поручневая антенна получилась функциональной — получалось своеобразное ограждение.

От боковых лючков в корпусе конструкторы отказались, поскольку особой нужды в них не было, да и большой люк сзади оказался куда удобнее. Механик-водитель имел откидывающийся влево люк-рубку, благодаря чему в походном положении обеспечивался вполне сносный для танка с передним расположением мотора обзор. Также в походном положении предусматривалась возможность установки ветрового щитка.

Открытый как всем ветрам, так и вражеским пулям радиатор выглядит, по меньшей мере, легкомысленно

Ходовая часть танка Rheinmetall несколько отличалась от той, что разработали конструкторы Krupp. На каждый борт приходилось по 12 сдвоенных опорных катков. Кроме того, впереди имелся дополнительный каток, амортизирующий удары при наезде на вертикальные препятствия. Катки были сгруппированы в тележки по 4 катка, каждая из которых имела рессорную подвеску. Ходовую часть прикрывали съёмные экраны. При этом нижняя часть экранов при необходимости откидывалась, так что доступ к опорным каткам и подвеске мог осуществляться без их демонтажа.

Рабочее место командира Rheinmetall Leichttraktor

Стоит отметить, что, помимо двух танков, Rheinmetall Leichttraktor послужил базой для создания ещё одной машины. В октябре 1930 годы был построен Rh L.Tr. Sfl. (Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette, то есть самоходный лафет на базе лёгкого трактора Рейнметалл). Фактически это был тот же самый Rheinmetall Leichttraktor, но с новой башней меньших размеров и без перископических смотровых приборов. Экипаж этой машины сократили до трёх человек, избавившись от радиста и рации. В лобовой части корпуса появился большой воздухозаборник, который улучшил охлаждение, но одновременно представлял собой отличную мишень для вражеских пуль. Эта машина территорию Германии не покидала, накатав по полигону в Куммерсдорфе 1277 километров. У танков же была несколько иная судьба.

Модернизация без перспектив

О сотрудничестве Германии и СССР в 1929–1933 годах сейчас не пишет только ленивый. На деле ситуация несколько отличалась от формулы «немецкий меч ковался в СССР». Кстати, полигон, на котором испытывались немецкие танки, назывался не «Кама», а ТЕКО (Технические курсы Осоавиахима). Сотрудничество было обоюдовыгодным. Немцы получили возможность испытывать свою технику вдалеке от посторонних глаз и проводить обучение танкистов (коих на деле здесь было выпущено немного). С другой стороны, СССР получил от ТЕКО гораздо больше, чем немцы. Но об этом немного позже.

Rheinmetall Leichttraktor №40 с переделанной по итогам испытаний в СССР ходовой частью, запасными топливными баками и удлинёнными надгусеничными полками

В СССР Rheinmetall Leichttraktor были отправлены в мае 1930 года, практически сразу после постройки. Уже в июне начались их испытания, которые совмещались с обучением личного состава. В общей сложности танк №39 прошёл 1865 километров, а танк №40 – 1735. Машины возвратились в Германию летом 1932 года. По ходу испытаний выяснилось, что резинометаллические гусеницы, разработанные Книпкампом, имеют массу недостатков. Один из этих недостатков заключался в том, что менять такую гусеничную ленту было очень сложно. Расположение ведущих колёс сзади тоже было признано не самым удачным решением, поскольку оно часто становилось причиной сброса гусениц. Были претензии и к конструкции подвески.

Имелись у танка проблемы и другого характера. Дело в том, что командир совмещал свои прямые функции с обязанностями заряжающего, причём как пушки, так и пулемёта. В виду наличия системы охлаждения пулемёт занимал много места, да и короб его ленты был немаленький. В результате в распоряжении у командира оставалось совсем немного места. Общий вывод оказался простым и бесхитростным: командир должен не совмещать должности, а заниматься своим делом. Вот только увеличить экипаж танка до 5 человек и добавить в конструкцию Rheinmetall Leichttraktor командирскую башенку с имевшейся башней было нереально.

Rheinmetall Leichttraktor №39 с ходовой частью по типу Кристи

Надо сказать, что советские специалисты, имевшие доступ к немецким танкам, считали Leichttraktor машиной скорее устаревшей. Это мнение вполне справедливо, поскольку к 1932 году СССР приобрела лицензию на танк Кристи и Vickers Mk.E, которые послужили базой для танков БТ и Т-26. Вместе с тем, немецкие машины обладали внушительным количеством технических новинок, которые советские инженеры не преминули скопировать. Для начала, с Leichttraktor позаимствовали спаренную установку орудия и пулемёта. Если в МС-1 и БТ-2 пушка с пулемётом стояли отдельно, то в БТ-5 и Т-26 с двухместной башней и 45-мм пушкой была использована спаренная установка.

Понравились советским специалистам и перископические прицелы, которые также появились на советских танках с 1933 года. Позаимствовали у немцев и электроспуск пушек и пулемётов. Приглянулись советским инженерам немецкие радиостанции и сварные корпуса. Одним словом, немецкий лёгкий танк оказал немалое влияние на советское танкостроение. И в этом смысле заявления про ковавшийся под Казанью «немецкий меч» вызывают снисходительную улыбку.

Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette, превращённый в испытательную лабораторию с новой ходовой частью

По возвращении танков в Германию Rheinmetall провел модернизацию Rh L.Tr. Для начала, вместо резинометаллических гусениц были установлены гусеницы из цельнометаллических траков. Заодно были заменены опорные катки. В корме появился дополнительный воздухозаборник. Поручневую антенну, а вместе с ней и надгусеничные полки, удлинили, а по бортам корпуса появились дополнительные топливные баки.

Впрочем, это было лишь начало. В 1933 году один из танков получил новую ходовую часть, представлявшую собой вариацию на тему свечной подвески Кристи. Танк получил по 4 опорных катка большого диаметра на борт, а также по 3 поддерживающих. Также были заменены ведущие колёса и ленивцы. Эти наработки были использованы при проектировании ходовой части нового среднего танка Z.W.

Подвергся переделке и «самоходный лафет» Rh L.Tr. Sfl. Испытания показали, что из него получилась скорее ухудшенная версия танка, чем полноценная самоходная артиллерийская установка. По этой причине машину переделали в самоходную лабораторию, на которой испытывалась новая ходовая часть. Представляла она собой подобие свечной подвески Кристи, но вместо катков большого диаметра в ней с каждого борта были установлены по 8 опорных катков малого диаметра, сгруппированных в тележки по два катка на каждую свечу. В этой машине были заменены траки, ведущие колёса и ленивцы. Испытания показали, что такая ходовая часть уступает системе с катками большого диаметра.

Закат карьеры Rheinmetall Leichttraktor: танк №40 со снятой башней, использовавшийся как учебная машина. 1936 год

Помимо функции испытательных стендов, Rheinmetall Leichttraktor успели послужить как учебные танки и в Германии. На учениях 1935 года один из танков лишился башни и подбашенной коробки. В таком виде он использовался несколько лет. Закончили Rheinmetall Leichttraktor свой путь на постаментах перед танковыми частями. К этому моменту было очевидно, что концепция Leichttraktor неудачна и безнадёжно устарела.


Источники и литература:

  • BAMA
  • Panzer Tracts No.3–1 Panzerkampfwagen III Ausf.A, B, C, und D, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2006, ISBN 0–9771643–4–9
  • Panzer Tracts No.7–1 Panzerjaeger (3.7 Tak to Pz.Sfl.Ic), Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2004, ISBN 0–9744862–3-X
  • Фотоархив автора

warspot.ru

"Leichttraktor" VK 31 Легкий танк

Официальное обозначение: VK 31
Альтернативное обозначение: «Leichttraktor»
Год постройки первого прототипа: 1929
Стадия завершения работ: остались на уровне прототипов.

Жестокие условия капитуляции, навязанные Германии летом 1919 года, вовсе не означали, что немецкая промышленность тотчас прекратит работать по военным заказам. Конечно, рейхсвер подвергся тотальному количественному сокращению, потеряв почти 90% тяжелого вооружения, однако о полном разоружении речи не шло. Даже наоборот, в первые несколько лет межвоенного периода немцы выпустили почти в пять раз больше бронетехники, чем за всю Первую Мировую войну.

Секрет этой ситуации заключался в том, что в течении 1918-1921 гг. Германия была охвачена революционными выступлениями, которые могли привести к смене власти в стране. В любом случае, кто бы не пришел вместо правительства Веймарской республики, ни о какой выплате репараций и сокращении армии не могло идти и речи. Чтобы не допустить этого союзная комиссия решили удовлетворить просьбу Германии о постройке небольшой партии бронемашин, общее количество которых затем довели до 150. А вот с танками дело обстояло намного сложнее. После подавления берлинского восстания немецкая армия была вынуждена отправить на разбронировку как собственные серийные танки А7V, так и трофейные Mk.IV. Кроме того, союзники велели уничтожить прототипы тяжелых танков K-Wagen (“Kolossal”), а также легких LK-I и LK-II, надеясь что таким образом удастся если не уничтожить, то по крайней мере сильно “затормозить” немецкое танкостроение. Однако этот шаг пошёл Германии только на пользу. Вопреки всему немцам удалось не только сохранить полученный ими ценный боевой опыт, но и перенять некоторые новшества у бывших противников.

Работы над легким танком, проходившим по документации под обозначением VK 31, но для сохранения секретности именовавшемся “Kleintraktor” (“малый трактор”) начались на два года позже, чем над тяжелым “Grosstraktor”. Инициатором его создания выступило верховное командование вермахта (Wa Prw.), которое 28 марта 1928 года объявило конкурс на разработку гусеничной боевой машины с максимальной массой до 12 тонн. Опытные образцы планировалось получить в начале 1930 года, а стоимость одного танка не должна была превышать 50.000 немецких марок. В дальнейшем, планировалось построить ещё 17 машин по той же цене.

Соответствующее техническое задание в мае 1928 года раздали трём крупным фирмам, уже имевшим опыт в постройке бронемашин: Daimler-Benz, Krupp и Rheinmetall-Borsig. Однако к этому времени Управление Вооружений потребовало снизить массу танка до 7,5 тонн. Среди других требований выдвигалась толщина бронирования боковых и лобовых поверхностей 14 мм и экипаж из четырех человек. Вооружение “малого трактора” должно было состоять из 37-мм полуавтоматической пушки и одного 7,92-мм пулемета Dreyse.

Кроме того, танки надлежало оборудовать радиостанциями с дальностью голосовой связи 2-3 км и дальностью при использовании “морзянки” до 7 км. Предусматривалась также установка противохимического оборудования для действий в условиях газовых атак.

Требования к ходовым качествам выдвигались не менее жесткие. Максимальная скорость при движении по шоссе – 25-30 км\ч (по другим данным – до 40 км\ч), по пересеченной местности – 20 км\ч. Запас хода оговаривался в пределах 150 км или 6 часов непрерывного движения. Танк должен был преодолевать брод глубиной 0,6 м, стенку высотой 0,6 м, ров шириной 1,5 м и преодолевать 60% (31°) подъём длиной до 1 км при минимальной скорости 3 км\ч. Для улучшения проходимости давление на грунт не должно было превышать 0,5 кг\м.кв.
Спецификация был утверждена 19-го июля 1928 года, причем в случае отказа фирмы Daimler другим двум фирмам предприсывалось изготовить по одному дополнительному шасси в варианте «nachschubfahrzeug» — бронированной вспомогательной машины. По сути, это была предварительная заявка на создание «истребителей танков».

Как и ожидалось, фирме Daimler, из-за внутренних проблем, не удалось принять участие в этом конкурсе. Соответственно, проектирование легких танков осуществляли только Krupp и Rheinmetall-Borsig. Обе фирмы вели разработку “Kleintraktor” (которого уже успели переименовать в “Lechttraktor”) совместно, поэтому неудивительно, что их прототипы оказались внешне очень похожими. Параллельно специалисты фирмы Krupp, по заказу Артиллерийского управления, проводили работы по соданию самоходных артиллерийских установок двух типов — оснащенных 37-мм и 75-мм орудиями.

Не имея большого опыта в постройке танковых шасси немецкие инженеры из Rheimetall решили использовать ходовую часть от гусеничного тягача-транспортера Versorgungsfahrzeug Leichtetraktor Fahrgestell. Применительно на один борт ходовая часть танка состояла из 12 сдвоенных опорных катков, сблокированных по два в шесть тележек, одного натяжного и двух поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса. Для защиты элементов шасси был сохранен бортовой бронеэкран, в котором было сделано три прямоугольных вреза, предназначенных для сброса накапливавшейся внутри грязи.

Корпус был клёпано-сварной и собирался из листов катаной броневой стали толщиной от 4 до 10 мм. Компоновка танка осталась “тракторной”, что в определенной мере давало VK 31 фирмы Rheinmetall-Borsig некоторые преимущества. В передней части находилось моторно-трансмиссионное отделение, где был установлен карбюраторный двигатель Daimler-Benz M36 мощностью 36 л.с. В средней части располагалось отделение управления, в котором место механика-водителя находилось с левой стороны. Поскольку особенности компоновки танка не давали возможности обеспечить оптимальный обзор, над головой водителя была установлена небольшая башенка со смотровыми щелями.

Вооружение состояло из одной 37-мм пушки KwK L/45 и 7,92-мм пулемета Dreyse, установленных в башне конической формы. Для наблюдения за окружающей обстановкой на крыше монтировалось два смотровых прибора, а в кормовой части башни, с небольшим смещением вправо, был выполнен эвакуационный люк.

Инженеры фирмы Krupp не слишком доверяли тракторному шасси и потому решили разработать собственную ходовую часть. При аналогичной с танком “рейнметалл” компоновке “крупповские” машины имели клёпано-сварной корпус чуть большей длины и высоты, что позволило выполнить по бортам два небольших аварийно-посадочных люка. Прототип VK 31 фирмы Krupp получил ходовую часть, состоящую из восьми сдвоенных опорных катков на каждый борт с вертикальной пружинной амортизацией (при этом первый и восьмой каток имели больший диаметр), двух поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса.

Вооружение танка состояло из установленной в двухместной цилиндрической башне (оснащенной двумя наблюдательными приборами и люком для аварийного покидания машины) 37-мм пушки KwK L/45 и спаренного с ней 7,92-мм пулемета, имевшими угол вертикального наведения от -7° до +25°.

Экипаж VK 31 обеих фирм состоял из четырех человек: механика-водителя, командира, радиста и заряжающего. Посадка в танк осуществлялась через люк в кормовой части. Интересно, что за сборку башен и монтаж вооружения отвечала фирма Rheinmetall, а все прототипы VK 31 оснащались радиостанциями.

Пока шла разработка легкого танка немцы взялись за поиски новых союзников, с которыми можно было наладить сотрудничество в военной сфере. Первой из таких стран оказалась Швеция, оформившая через фирму-посредника контракт на поставку легких танков LK-II (в модифицированном варианте) под видом сельскохозяйственной техники. Выпуск комплектующих при этом проводили в Германии, а окончательная сборка велась уже в Швеции.

Гораздо более активно в становлении немецких танковых войск приял участие Советский Союз, при участии которого в декабре 1926 года в Казани была создана “советско-германская танковая школа” больше известная под названием “Кама”. В течении 1930-1931 гг. сюда были доставлены всё четыре легких танка, получивших номера 37 (Krupp), 38 (Krupp), 39 (Rheinmetall) и 40 (Rheinmetall).

К концу 1932 года каждый из прототипов VK 31 прошел от 1660 до 1865 км, но в конечном итоге советские инженеры и военные специалисты сошлись во мнении, что обкатанные в Каме прототипы “Leichttraktor” не представляют большой боевой ценности.
Единственными моментами, которые вызвали заинтересованность у советской стороны, стали конструкции подвесок и вооружения (в частности, спаренных установок пушек и пулеметов), а также установка радиостанции.

Немецкие представители также не были особо впечатлены тактико-техническими данными, показанными легкими танками во время тестов. Установка двигателя в передней части танка в некоторой степени спасала экипаж от поражения при обстреле спереди, но в то же время толщина брони оказалась явно недостаточной и не могла уберечь машину от поражения снарядами и пулями крупного калибра. Значительное усиление бронирования не представлялось возможным без возрастания массы и последующего за этим ухудшения и без того посредственных ходовых качеств. Кроме того, из-за недостатков системы охлаждения часто перегревался двигатель, а износостойкость гусеничных траков оказалась крайне низкой.

Все четыре “Leichtetraktor” были отправлены в Германию летом 1933 года, когда танковая школа в Казани были ликвидирована. В 1934 году танки передали в Мюнстер на “зимовку”, а с 1935 года и до начала войны их использовали в качестве учебных машин в танковой школе в Пултосе. Незадолго до этого фирма Rheinmetall модифицировала один из своих VK 31, оснастив его новой ходовой частью с 4-мя опорными катками большего диаметра и 3-х поддерживающими роликами на борт (проекция). Расположение ведущих и направляющих колес не изменилось.

Предположительно в 1933 году был построен ещё один прототип легкого танка, который можно было отнести к классу самоходных установок. Вместо башни на нём была установлена неподвижная бронированная рубка с орудием PaK L/45 калибра 37-мм (противотанковый вариант) с углами вертикального наведения от -10° до +30°. Экипаж танка был сокращен до трех человек. Часто упоминается что данная модификация была создана на основе опытного образца фирмы Rheinmetall, но судя по ходовой части она была заимствована у прототипа фирмы Krupp. К сожалению, подробности испытаний этой машины остаются пока неизвестными.

Пока развивались эти события в 1931 года Министерство Вооружений выдало фирме Rheinmetall заказ на выпуск 289 модернизированных танков, правда выполнить его так и не пришлось. Вермахт тогда отдал предпочтение машине LKA фирмы Krupp, которую в целях дезинформации называли LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper — сельскохозяйственный тягач).

Отдельно от танков развивалась история с самоходными орудиями. Проектирование САУ велось с мая 1928 года и уже 3-го июля был составлен отчет в соответствии с которым установка на имевшееся танковое шасси 75-мм представлялось невозможным в виду небольших габаритов машины и башни. Таким образом, основным стал проект имевшей обозначение L.Tr. als Selbstfahrer fuer 3,7 cm Kanone, предполагавший получение «противотанкового танка». Несмотря на достаточно глуюокую степень проработки контракт на сборку опытного образца был подписан не с фирмой Krupp, а с фирмой Rheinmetall.

Как можно догадаться, первый прототип был создан на базе легкого танка VK 31 — вместо стандартной башни была установлена новая, конической формы и без характеной маски орудия. Опытный образец L.Tr.Rheinmetall Selbstfahrlafette был отправлен на полигон в Куммерсдорфе в октябре 1930 года. Испытания проходили с большими перерывами в течении четырех лет. За этот период самоходка прошла 1277 км, так и не показав сколь-нибудь внушительных результатов. Наибольшие проблемы вызывала многокатковая ходовая часть.

Чтобы избавиться от этого недостатка была проведена радикальная модернизация, заключавшаяся в полной замене шасси. Теперь на каждый борт использовалось по четыре тележки с двумя опорными катками и подвеской на вертикальных пружинных рессорах. Ходовая часть оснащалась гусеницами, набранными из стальных траков Kgs.61/301/90. Также была изменена форма бортовых фальшбортов, защищавших открытые элементы подвески. Вместе с тем, двигатель М36 и 4-скоростная механическая трансмиссия G-55 остались без изменений. Корпус изготовлялся из катаных листов броневой стали толщиной от 5 до 14 мм. При массе 8735 кг модифицированная машина смогла развить максимальную скорость до 30 км\ч. Расход топлива составил 160 литров на 100 км пути, так что запаса 220-литрового бака хватало только на 137 км.

Таким образом, «истребитель танков» практически не отличался от «легкого трактора». Несмотря на то, испытания L.Tr.Rheinmetall Selbstfahrlafette фактически завершились в 1933 году, когда танк прошел последние 307 км, в отчете фирмы Rheinmetall от 1943 года указывалась несколько другая информация. В частности утверждалось, что работы над 37-мм самоходкой была начата в 1934 году по заказу командования сухопутных войск Германии и опытная машина носила название 3,7cm Selbstfahrlafette L/45. Масса самодки оценивалась в 8500 кг, скорость — до 35 км\ч, толщина брони — 13 мм. В любом случае, работы на этой машины были полностью прекращены к 1935 году, а опытный образец разобран на металл.

Источники:
Источники:
С.В.Иванов «Эволюция германских истребителей танков. Часть I» («Танк на поле боя» №16)
П.Чемберлен, Х.Дойл «Энциклопедия немецких танков Второй Мирвоой войны 1933-1945» (перевод И.П.Шмелева), АСТ\Астрель\Харвест, Москва\Минск, 2003

ТАКТИКО-ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЛЕГКИХ ТАНКОВ
“Leichttraktor” VK 31

“Leichtetraktor” (Krupp)
1930 г.
“Leichtetraktor” (Rheinmetall)
1930 г.
БОЕВАЯ МАССА 8700 кг 8960 кг
ЭКИПАЖ, чел. 3 3
ГАБАРИТНЫЕ РАЗМЕРЫ
Длина, мм 4350 4210
Ширина, мм 2370 2260
Высота, мм 2250 2370
Клиренс, мм
ВООРУЖЕНИЕ одна 37-мм пушка KwK L/45 и один 7,92-мм пулемет одна 37-мм пушка KwK L/45 и один 7,92-мм пулемет
БОЕКОМПЛЕКТ 150 снарядом и 3000 патронов
ПРИБОРЫ ПРИЦЕЛИВАНИЯ
БРОНИРОВАНИЕ лоб корпуса – 80 мм
борт корпуса — ?
корма – ?
лоб башни — 80 мм
борт башни — ?
крыша — ?
днище — 10 мм
ДВИГАТЕЛЬ Daimler-Denz M36, карбюраторный, жидкостного охлаждения, мощностью 100 л.с.
ТРАНСМИССИЯ G-55, механического типа с 4-скоростной коробкой передач
ХОДОВАЯ ЧАСТЬ (на один борт) 12 опорных катков, 1 натяжной каток, 3 поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения \ 4 опорных катка, 3 поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения, крупнозвенчатая гусеница со стальными траками (на один борт) 8 опорных катков, 2 поддерживающих ролика, ведущее колесо заднего расположения, мелкозвенчатая гусеница со стальными траками)
СКОРОСТЬ 30 км\ч ?
ЗАПАС ХОДА ПО ШОССЕ 137 км ?
ПРЕОДОЛЕВАЕМЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
Угол подъёма, град.
Высота стенки, м
Глубина брода, м
Ширина рва, м
СРЕДСТВА СВЯЗИ радиостанция с поручневой антенной

aviarmor.net

Юрий Пашолок. Немирный трактор или первый немецкий лёгкий танк Leichttraktor

Немецкие танки первой половины XX века, как правило, ассоциируются в первую очередь с «Тиграми», «Пантерами», линейкой лёгких и средних танков (от Pz.Kpfw.I до Pz.Kpfw.IV), созданных в 30-е годы, а также первенцем немецкого танкостроения периода Первой мировой войны A7V. Между тем, деятельность немецких танкостроителей в 20-е годы остаётся малоизвестной, хотя в этот период было создано немало интересных конструкций. По ряду причин немецкие танкостроители были вынуждены работать за рубежом, тем не менее, в конце 20-х начались секретные разработки танков непосредственно в Германии. Одной из таких разработок стал танк Leichttraktor Rheinmetall.

Содержание:

Маленький и ещё меньше

Согласно Версальскому договору, Германии запрещалось разрабатывать и изготовлять новые образцы вооружения и военной техники, включая танки. Часть оставшихся не у дел инженеров покинула Германию и стала работать в других странах. Это во многом объясняет, почему немецкое танкостроение обошлось практически без всевозможных танковых кадавров, которых создавали в других государствах. Фактически за деньги иностранных заказчиков немецкими инженерами были созданы машины, многие из которых оказались тупиковыми путями развития. Тем не менее, вечно это продолжаться не могло, рано или поздно аналогичные разработки должны были начаться уже в Германии.

Первые зачатки возрождённого немецкого танкостроения появились в 1925 году. Разумеется, все работы проводились в обстановке секретности. Годом спустя на шасси коммерческих тракторов в Германии стали разрабатывать самоходные артиллерийские установки. Примерно в то же время начались работы по Armeewagen 20 — среднему танку, который 14 марта 1928 года пере­имено­вали в Großtraktor (большой трактор). Концептуально новая машина не имела аналогов, хотя внешне чем-то напоминала сильно уменьшенный французский тяжёлый танк FCM 2C. Немцы извлекли уроки из боёв Первой мировой войны и внимательно следили за тенденциями в мировом танкостроении. Новый танк должен был развивать скорость порядка 40 км/ч, что обеспечивало ему высокую мобильность на поле боя.

Одним только «большим трактором» дело обойтись не могло. Вооружение, состоявшее из 75-мм короткоствольной пушки, напрямую указывало на то, что основным врагом этого танка должна была стать пехота и лёгкие укрепления. Примерно ту же функцию выполняли английские Medium Tank Mk.ICS и Mk.IICS, с которых концепцию «гаубичного танка» немцы и скопировали. Между тем, основная масса новых английских средних танков имела 47-мм пушки, которые выполняли противотанковые функции. Вполне логично, что помимо средних танков немцы должны были разрабатывать и другие боевые машины.

Увы, самые ранние сохранившиеся документы об этих танках датированы мартом 1928 года, хотя очевидно, что их разработка началась раньше. Первоначально лёгкий танк носил обозначение Kleintraktor (малый трактор). В данном случае это было не только кодовое обозначение, но и одна из трёх функций машины. Помимо танка, база Kleintraktor должна была использоваться для артиллерийского тягача и самоходной установки с вооружением в виде 37-мм противотанковой пушки 3.7 cm Tak, либо 77-мм полевой пушки 7.7 cm FK 96 n.A. Согласно планам моторизации, утверждённым 17 апреля 1928 года, первый готовый Kleintraktor ожидался к октябрю 1929 года. В 1930 году должны были проходить испытания, а годом спустя планировалось изготовить 17 танков стоимостью 50 тысяч рейхсмарок каждый.

Заводская схема Rheinmetall Leichttraktor

Концептуальные проработки, в которых участвовал Krupp, а также 6-е управление вооружений, ответственное за разработку бронетанковой техники, шли в течение весны 1928 года. Первоначальная концепция подразумевала создание двухместной боевой машины, оснащённой 60-сильным двигателем, который изначально создавался для грузовика. С ним максимальная скорость танка должна была составлять 40 км/ч. Впрочем, в конце апреля стало ясно, что для Kleintraktor этот мотор слабоват. Растущие аппетиты военных привели к тому, что танк явно стал выбиваться за рамки исходной концепции.

Первым делом было изготовлено шасси, на которое позже установили башню и подбашенную коробку. В таком виде, как на фото, машина вполне могла претендовать на название «трактор»

26 мая 1928 года состоялось совещание, на котором присутствовали представители Krupp и 6-го управления вооружений. Поскольку Kleintraktor уже вовсю выбивался за рамки исходного проекта, было принято решение разработку разделить. Обозначение Kleintraktor присваивалось машине боевой массой около 3 тонн, а текущий проект обозначили как Leichttraktor (лёгкий трактор), сокращённо L.Tr. Согласно утверждённой на совещании предварительной специфи­кации, боевая масса Leichttraktor оценивалась в 6 тонн, а его экипаж должен был состоять из 3 человек. Максимальная скорость машины должна была составить 40 км/ч по шоссе и 20 км/ч по грунту. В качестве основного вооружения предусматривалась 37-мм пушка Tak, установленная в башне, которую разрабатывал концерн Krupp. В качестве дополнительного оснащения танк получал прибор дымопуска и радиостанцию.

вернуться к меню ↑

Бумажные модификации

Как и Großtraktor, проект Leichttraktor не отдавался в монопольную разработку Krupp. Немецкий оружейный гигант разрабатывал общую концепцию машины, после чего подписывались контракты с другими компаниями, и по итогам конкурса выбирался наиболее подходящий образец. Параллельно разработками занимались Rheinmetall и Daimler-Benz. Впрочем, фирма Daimler-Benz особого интереса в работах по Leichttraktor не проявляла, ей вполне хватало и Großtraktor. Тем не менее, в том или ином виде в конкурсе она всё равно участвовала, поскольку по итогам проектирования Krupp склонился к использованию её 100-сильного мотора M 36. Конкурентом ему был двигатель Maybach, но он оказался менее компактным.

Rheinmetall Leichttraktor в исходной конфигурации

Облик Leichttraktor стал приобретать законченные очертания в начале июля 1928 года. Детище инженеров Krupp одновременно напоминало очертаниями английский Medium Tank Mk.I/Mk.II и немецкий лёгкий танк LK.II. Впрочем, с последним сходство было относительным. Английское влияние выглядело куда более явным. Как и английская машина, Leichttraktor имел переднее расположение моторного отделения, при этом механик-водитель находился слева по ходу движения. Сходство с «англичанином» придавали боковые люки и большой люк-лаз сзади (впрочем, он появился несколько позже).

Башня танка находилась в кормовой части корпуса. Экипаж расширили до 4 человек. Увеличение его численности произошло за счёт введения в состав радиста, сидевшего справа от механика-водителя. Инженеры Krupp разработали ходовую часть с большим числом опорных катков. Для защиты ходовой части от вражеского огня предусматривались съёмные бортовые экраны.

Что касается траков, то они имели французское происхождение. Взяв за основу гусеничные ленты доработанного Renault FT-Kégresse, в Krupp (если точнее, речь здесь идёт о Генрихе Книпкампе, который уже к тому моменту активно работал на 6-е управление вооружений) сделали свои резинометаллические траки. У немцев получилась довольно хитрая конструкция, представлявшая собой две полосы из армированной резины, к которой крепились металлические траки с резиновыми подушками.

Вид на Leichttraktor спереди с открытыми люками

Как и Kleintraktor, новый танк разрабатывался в расчёте на дальнейшее его использование в качестве базы для других военных машин. Вариант без башни предполагалось использовать как подвозчик боеприпасов. Также разрабатывались машина наблюдателей с новой рубкой, артил­ле­рий­ский тягач и самоходная артиллерийская установка.

В случае с САУ выяснилось, что идея с пушкой калибра 75 мм, которую планировали ставить вместо FK 96 n.A., оказалась неосуществимой из-за слишком маленького размера боевого отделения. Таким образом, единственным орудием для САУ оказалась противотанковая пушка 3.7 cm Tak. Подразумевалось и создание коммерческого трактора на этой базе, но спустя некоторое время этот вариант отпал.

Большие люки в корпусе и башне обеспечивали экипажу комфортный доступ в танк и возможность быстрого его покидания

Между тем, в проект продолжали вносить изменения. Несмотря на то что масса танка всё ещё оставалась в пределах шести тонн, его максимальную скорость снизили до 35 км/ч. Делать из Leichttraktor амфибию, как это предполагалось в случае с Großtraktor, в планы не входило, хотя такую возможность конструкторы держали в уме.

Зато с защитой танка в лобовой проекции 6-е управление вооружений поступило крайне оригинально. Изначально предполагалось разместить радиаторы в максимально возможном горизонтальном положении, но в октябре сверху дали указание поставить их перед двигателем. В итоге в самом уязвимом месте танка появился большой воздухозаборник, хоть и прикрытый жалюзи. Крупные правки в проект Leichttraktor перестали вноситься только в конце осени 1928 года, когда уже шли работы по макетам танков.

вернуться к меню ↑

Конкурент из Дюссельдорфа

Как уже говорилось выше, Daimler-Benz не была особо заинтересована в работе по Leichttraktor. В июле 1928 года фирма официально отказалась от участия в работах по нему. Таким образом, конкурентов осталось двое. История создания Krupp Leichttraktor достойна отдельного повест­во­вания, а дальше речь пойдёт о конкурирующем проекте, который вела фирма Rheinmetall. Как и Krupp, компания заключила в октябре 1928 года контракт на разработку и изготовление двух Leichttraktor. Кроме того, на долю Rheinmetall пришлась постройка башен не только для своих танков, но и тех, что создавали инженеры Krupp. Танки Rheinmetall получили номера 39 и 40.

Надо сказать, что конкурирующая машина получилась куда удачнее, чем у Krupp. Несмотря на то что спецификация у машин была общая, на деле у Rheinmetall получился несколько иной танк. Его боевая масса составила 8 тонн, что было на 100 кг больше, чем у конкурента. При этом танк получился на 70 мм короче, на 35 мм ниже и на 32 мм шире. Корпус танка получился весьма лаконичным по форме, с большим углом наклона лобовой части корпуса. Жалюзи надмоторной плиты явно не способствовали улучшению пулестойкости, но при навязанной «сверху» компо­новке деваться инженерам Rheinmetall было некуда. Справедливости ради, те же проблемы были и у американского Light Tank T1, и у британских Medium Tank Mk.I/Medium Tank Mk.II.

Что сразу бросается в глаза при изучении Rheinmetall Leichttraktor (на чертежах также встреча­ется обозначение Rh L.Tr.), так это внимание инженеров к удобству эксплуатации своего детища. Благодаря створкам надмоторной плиты обеспечивался отличный доступ к мотору и радиатору. Жалюзи в лобовом листе сделали крепящимся на болтах, что также облегчало удобство обслуживания силовой установки. Танк первым из немецких боевых машин получил надгусеничные полки, что уменьшило забрызгивание корпуса и башни грязью. Даже поручневая антенна получилась функциональной — получалось своеобразное ограждение.

От боковых лючков в корпусе конструкторы отказались, поскольку особой нужды в них не было, да и большой люк сзади оказался куда удобнее. Механик-водитель имел откидывающийся влево люк-рубку, благодаря чему в походном положении обеспечивался вполне сносный для танка с передним расположением мотора обзор. Также в походном положении предусматривалась возмож­ность установки ветрового щитка.

Открытый как всем ветрам, так и вражеским пулям радиатор выглядит, по меньшей мере, легкомысленно

Ходовая часть танка Rheinmetall несколько отличалась от той, что разработали конструкторы Krupp. На каждый борт приходилось по 12 сдвоенных опорных катков. Кроме того, впереди имелся дополнительный каток, амортизирующий удары при наезде на вертикальные препятствия. Катки были сгруппированы в тележки по 4 катка, каждая из которых имела рессорную подвеску. Ходовую часть прикрывали съёмные экраны. При этом нижняя часть экранов при необходимости откидывалась, так что доступ к опорным каткам и подвеске мог осуществляться без их демонтажа.

Рабочее место командира Rheinmetall Leichttraktor

Стоит отметить, что, помимо двух танков, Rheinmetall Leichttraktor послужил базой для создания ещё одной машины. В октябре 1930 годы был построен Rh L.Tr. Sfl. (Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette, то есть самоходный лафет на базе лёгкого трактора Рейнметалл). Фактически это был тот же самый Rheinmetall Leichttraktor, но с новой башней меньших размеров и без перископических смотровых приборов. Экипаж этой машины сократили до трёх человек, избавившись от радиста и рации. В лобовой части корпуса появился большой воздухозаборник, который улучшил охлаждение, но одновременно представлял собой отличную мишень для вражеских пуль. Эта машина территорию Германии не покидала, накатав по полигону в Куммерсдорфе 1277 километров. У танков же была несколько иная судьба.

вернуться к меню ↑

Модернизация без перспектив

О сотрудничестве Германии и СССР в 1929–1933 годах сейчас не пишет только ленивый. На деле ситуация несколько отличалась от формулы «немецкий меч ковался в СССР». Кстати, полигон, на котором испытывались немецкие танки, назывался не «Кама», а ТЕКО (Технические Курсы Осоавиахима). Сотрудничество было обоюдовыгодным. Немцы получили возможность испытывать свою технику вдалеке от посторонних глаз и проводить обучение танкистов (коих на деле здесь было выпущено немного). С другой стороны, СССР получил от ТЕКО гораздо больше, чем немцы. Но об этом немного позже.

Rheinmetall Leichttraktor №40 с переделанной по итогам испытаний в СССР ходовой частью, запасными топливными баками и удлинёнными надгусеничными полками

В СССР Rheinmetall Leichttraktor были отправлены в мае 1930 года, практически сразу после постройки. Уже в июне начались их испытания, которые совмещались с обучением личного состава. В общей сложности танк №39 прошёл 1865 километров, а танк №40 – 1735. Машины возвратились в Германию летом 1932 года. По ходу испытаний выяснилось, что резино­металлические гусеницы, разработанные Книпкампом, имеют массу недостатков. Один из этих недостатков заключался в том, что менять такую гусеничную ленту было очень сложно. Расположение ведущих колёс сзади тоже было признано не самым удачным решением, поскольку оно часто становилось причиной сброса гусениц. Были претензии и к конструкции подвески.

Имелись у танка проблемы и другого характера. Дело в том, что командир совмещал свои прямые функции с обязанностями заряжающего, причём как пушки, так и пулемёта. Ввиду наличия системы охлаждения пулемёт занимал много места, да и короб его ленты был немаленький. В результате в распоряжении у командира оставалось совсем немного места. Общий вывод оказался простым и бесхитростным: командир должен не совмещать должности, а заниматься своим делом. Вот только увеличить экипаж танка до 5 человек и добавить в конструкцию Rheinmetall Leichttraktor командирскую башенку с имевшейся башней было нереально.

Rheinmetall Leichttraktor №39 с ходовой частью по типу Кристи

Надо сказать, что советские специалисты, имевшие доступ к немецким танкам, считали Leichttraktor машиной скорее устаревшей. Это мнение вполне справедливо, поскольку к 1932 году СССР приобрела лицензию на танк Кристи и Vickers Mk.E, которые послужили базой для танков БТ и Т-26. Вместе с тем, немецкие машины обладали внушительным количеством технических новинок, которые советские инженеры не преминули скопировать. Для начала, с Leichttraktor позаимствовали спаренную установку орудия и пулемёта. Если в МС-1 и БТ-2 пушка с пулемётом стояли отдельно, то в БТ-5 и Т-26 с двухместной башней и 45-мм пушкой была использована спаренная установка.

Понравились советским специалистам и перископические прицелы, которые также появились на советских танках с 1933 года. Позаимствовали у немцев и электроспуск пушек и пулемётов. Приглянулись советским инженерам немецкие радиостанции и сварные корпуса. Одним словом, немецкий лёгкий танк оказал немалое влияние на советское танкостроение. И в этом смысле заявления про ковавшийся под Казанью «немецкий меч» вызывают снисходительную улыбку.

Rheinmetall Leichttraktor Selbstfahrlafette, превращённый в испытательную лабораторию с новой ходовой частью

По возвращении танков в Германию Rheinmetall провел модернизацию Rh L.Tr. Для начала, вместо резинометаллических гусениц были установлены гусеницы из цельнометаллических траков. Заодно были заменены опорные катки. В корме появился дополнительный воздухо­заборник. Поручневую антенну, а вместе с ней и надгусеничные полки, удлинили, а по бортам корпуса появились дополнительные топливные баки.

Впрочем, это было лишь начало. В 1933 году один из танков получил новую ходовую часть, представлявшую собой вариацию на тему свечной подвески Кристи. Танк получил по 4 опорных катка большого диаметра на борт, а также по 3 поддерживающих. Также были заменены ведущие колёса и ленивцы. Эти наработки были использованы при проектировании ходовой части нового среднего танка Z.W.

Подвергся переделке и «самоходный лафет» Rh L.Tr. Sfl. Испытания показали, что из него получилась скорее ухудшенная версия танка, чем полноценная самоходная артиллерийская установка. По этой причине машину переделали в самоходную лабораторию, на которой испытывалась новая ходовая часть. Представляла она собой подобие свечной подвески Кристи, но вместо катков большого диаметра в ней с каждого борта были установлены по 8 опорных катков малого диаметра, сгруппированных в тележки по два катка на каждую свечу. В этой машине были заменены траки, ведущие колёса и ленивцы. Испытания показали, что такая ходовая часть уступает системе с катками большого диаметра.

Закат карьеры Rheinmetall Leichttraktor: танк №40 со снятой башней, использовавшийся как учебная машина. 1936 год

Помимо функции испытательных стендов, Rheinmetall Leichttraktor успели послужить как учебные танки и в Германии. На учениях 1935 года один из танков лишился башни и подбашенной коробки. В таком виде он использовался несколько лет. Закончили Rheinmetall Leichttraktor свой путь на постаментах перед танковыми частями. К этому моменту было очевидно, что концепция Leichttraktor неудачна и безнадёжно устарела.

Источники и литература:

  • BAMA
  • Panzer Tracts No.3–1 Panzerkampfwagen III Ausf.A, B, C, und D, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2006, ISBN 0–9771643–4–9
  • Panzer Tracts No.7–1 Panzerjaeger (3.7 Tak to Pz.Sfl.Ic), Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2004, ISBN 0–9744862–3-X
  • Фотоархив автора

Источник — http://warspot.ru/6290-nemirnyy-traktor

alternathistory.com

Leichttraktor — Циклопедия

Leichttraktor фирмы Rheinmetall
Leichttraktor
Классификация Лёгкий танк
Боевая масса, т 8,96 (Rheinmetall)/8,70 (Krupp)
Десант, чел. 4
История
Производитель Rheinmetall/Krupp
Годы разработки 1928—1930
Годы производства 1930
Количество выпущенных, шт. 2
Основные операторы
Размеры
Длина корпуса, мм 4320 (Rheinmetall)/4350 (Krupp)
Ширина корпуса, мм 2260 (Rheinmetall)/2370 (Krupp)
Высота, мм 2270 (Rheinmetall)/2350 (Krupp)
Клиренс, мм 290 (Rheinmetall)/305 (Krupp)
Вооружение
Калибр и марка пушки 3,7 cm KwK 36 L/45
Боекомплект пушки 150
Пулемёты 1×7,92 мм Dreyse
Подвижность
Тип двигателя Daimler M36, 4-цилиндровый, карбюраторный, водяного охлаждения
Мощность двигателя, л. с. 100
Запас хода по шоссе, км 137
Удельная мощность, л. с./т 11,2 (Rheinmetall)/11,5 (Krupp)
Leichttraktor фирмы Krupp Leichttraktor - Моделист реконструктор

Leichttraktor (русск. «Лёгкий трактор»), также известный как VK 31 и Kleintraktor (русск. «Малый трактор») — немецкий лёгкий танк межвоенного периода.

Из-за версальского мирного договора Германия не могла производить танки и обучать экипажи, поэтому все разработки велись в тайне, а в документах VK 31 значился как трактор. Отсюда и названия Kleintraktor и Leichttraktor.

Весной 1928 года 3-м машиностроительным фирмам, Daimler-Benz, Krupp и Rheinmetall, было дано техническое задание от Рейхсвера: построить дешёвый танк с противопульной бронёй, массой до 7,5 тонн, максимальной скоростью по шоссе 25-30 км/ч и желательно умением плавать с помощью навесных устройств. Daimler-Benz отказалась принять участие, а Krupp и Rheinmetall приступили к разработке машины. Концерны тесно сотрудничали друг с другом. Проекты оказались очень похожи из-за одинаковой компоновки и одинаковых башен, которые делали на в Rheinmetall. К 1930-му было готово по 2 танка от каждой фирмы. Их тайно переправили в СССР и испытали в советско-немецкой танковой школе КаМа, находящейся под Казанью. Каждый из танков проехал от 1660 до 1865 км. Однако всё-таки тактико-технические характеристики этих машин не вдохновили ни советских, ни немецких инженеров. Летом 1933 они вернулись в Германию. В 1934 году танки передали в Мюнстер на «зимовку». С 1935 года до начала Второй Мировой войны их использовали в качестве учебных машин в танковой школе в Пултосе. В серию эти танки не пошли, так как Вермахт отдал предпочтение проекту LaS, в последствии названном Panzerkampfwagen I Ausf.A.

Leichttraktor по сути являлся модификацией проектировавшихся в конце Первой Мировой танков LK-I и LK-II. У танка имелась рация и противохимическая защита. Броня очень слабая — 5-14 мм. Вооружения танка состояло из 37-мм пушки KwK L/45 с углами ВН −7-+25° и спаренного 7,92-мм пулемёта. В качестве двигателя стоял Daimler-Benz M36 мощностью 100 л. с.[1], применявшийся на грузовых автомобилях. Всё моторно-трансмиссионное отделение находилось в передней части танка (что уберегало экипаж от поражения при попадании в корму), а башня — сзади.

Экипаж «лёгкого трактора» состоял из 4 человек: командира, радиста, механика-водителя и наводчика. Командир и наводчик располагались в башне, водитель в средней части танка с левой стороны, а радист — с правой стороны. Заходил в танк экипаж с помощью смещённой вправо дверцы на корме Leichttraktor.

Инженеры Rheinmetall использовали на своих танках ходовую часть от гусеничного тягача. На каждый борт приходилось 12 сдвоенных опорных катков, сблокированных по два в шесть тележек, одного натяжного и двух поддерживающих роликов, переднего направляющего и заднего ведущего колеса. Для защиты шасси был использован бортовой бронеэкран с тремя прямоугольными вырезами для сброса накопившейся внутри грязи.

Крупповский Leichttraktor имел свою собственную ходовую часть с девятью сдвоенными опорными катками малого диаметра по каждому борту. Передний и задний были немного крупнее. Первые восемь катков блокировались попарно. Эти четыре тележки объединялись в два блока. Блоки и последний опорный каток были связаны небольшой рамой жесткости. Упругость подвеске придавали четыре пружинных амортизатора. Поддерживающих катка — два. Ведущее колесо заднего расположения. Таким образом корпус танка оказался выше, а гусеницы — ниже, что позволило разместить эвакуационно-посадочные люки водителя и радиста в бортах.

Основными недостатками конструкции танка являлась слишком тонкая броня и высокая износостойкость гусеничных траков.

  • Один из танков Rheinmetall в 1935 году получил новую ходовую часть с 4 опорными катками большего диаметра с индивидуальной подвеской и 3 поддерживающими роликами на борт. Позже подобная технология будет применена на Panzerkampfwagen II Aust. C.
  • Также на базе VK 31 была создана противотанковая САУ с неподвижной бронированной рубкой вместо башни. Вооружение состояло из противотанкового варианта 37-мм пушки PaK L/45, экипаж был сокращён до 3-х человек. Ходовая часть была заимствована у танка фирмы Krupp, но считается что эта САУ была построена на базе образца фирмы Rheinmetall. До сегодняшнего дня дошло мало сведений об этой машине.

[править] Leichttraktor в компьютерных играх

  • В танковой ММО-РПГ World of Tanks Leichttraktor присутствует в качестве начального танка немецкого древа исследований.
  1. ↑ В некоторых приведённых ниже источниках цифры другие!

cyclowiki.org

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о