атомный танк, советский луноход, история создания, конструкция, технические характеристики

После Великой Отечественной Войны в СССР сложилась довольно сложная ситуация с тяжёлыми танками. ИС-3 оказался ненадёжным и малопригодным к службе в мирное время. ИС-4 выпускался малыми сериями и отличался недопустимо низким качеством изготовления. Опытные ИС-6 и ИС-7 на вооружение так и не приняли.

К середине 50-х наконец развернули серийный выпуск нового тяжёлого танка Т-10. А конструкторы сразу же занялись разработкой новых, перспективных машин. Самый запоминающийся из них – «объект 279», даже с виду походил скорее на реквизит фантастического фильма.

Конструкция

Толщина брони литого корпуса доходила, по некоторым данным, до 269мм. Борта в 182мм были даже толще, чем у ИС-7. Толщина башенной брони «по кругу» достигала 305мм, превосходя всех предшественников. Снаружи танк закрывали противокумулятивные экраны, придавая корпусу характерную эллиптическую форму.

Другой узнаваемой чертой «объекта 279» стала ходовая часть – движитель с четырьмя гусеницами размещался практически под корпусом, закрывая почти всё днище. В качестве силовой установки для танка выбрали H-образный 16-цилиндровый дизель, а трансмиссия была гидромеханической с планетарными механизмами поворота. Внутри балок, на которых монтировались гусеницы, разместили топливные баки.

По вооружению «объект 279» от конкурентов по конкурсу не отличался.

Пушка М-65 калибра 130мм оснащалась эжектором и дульным тормозом, была стабилизирована в двух плоскостях. При использовании бронебойного снаряда БР-482 дальность прямого выстрела превышала 1100 м, на этой дистанции пробивалась броня толщиной 240мм.

Снаряд имел разрывной заряд из 115 грамм гексала. В качестве спаренного пулемёта на танке использовался 14.5мм КПВТ. Его бронепробиваемость (до 40 мм) позволяла уничтожать легкую технику, не используя основное орудие. Укладка снарядов – механизированная, с транспортёрами снарядов и гильз, и электромеханическим досылателем. Также «279» имел приборы ночного видения и систему защиты от оружия массового поражения.

Технические данные танка в сравнении

Правильнее будет сравнить «279» с другими перспективными тяжёлыми танками – в конце концов, больше ни с кем ему соперничать не пришлось. Другой ленинградский прототип – «объект 277» представлял собой вполне традиционную конструкцию, развивающую решения, применённые при создании ИС-7 и Т-10.

Челябинский «объект 770» создавался, что называется, «с чистого листа».

ПараметрОбъект 279Объект 277Объект 770
Масса, т605555
Экипаж, чел.444
Толщина брони (макс.), мм305/30°260290/30°
Запас хода, км250300300
Скорость, км/ч555555

Очевидно, что главным «козырем» «279» была повышенная проходимость – по другим параметрам он иногда даже уступал соперникам. Например, боезапас пушки составлял не 35-37, а всего лишь 24 снаряда. По вооружению, как уже говорилось, танки аналогичны.

Говоря о тяжёлых танках, обычно представляют себе неповоротливые, малоподвижные машины. «Объект 279», благодаря уникальной конструкции ходовой, демонстрировал даже повышенную проходимость. Но оборотная сторона присутствует всегда. Для «279» ей стала чрезмерная сложность движителя в эксплуатации и обслуживании. А минимальный заброневой объём, обеспечивший наибольшую толщину брони при небольших размерах, вынудил сократить боезапас.

В конечном итоге мертворожденными оказались все «объекты» – генеральный секретарь Хрущёв отнёсся к ним одинаково скептическим, и в 1960 году все работы по тяжёлым танкам в СССР закончились.

Видео

warbook.club

Последние советские тяжёлые истребители танков

В годы Второй мировой войны тяжёлые самоходные установки играли важную роль на полях сражений. Неудивительно, что после её окончания разработка тяжёлых САУ, одной из основных задач которых являлась борьба с вражеской бронетанковой техникой, продолжилась конструкторами разных стран. Тем удивительнее факт, что до стадии изготовления в металле дошли лишь единичные проекты, а в серию не пошла ни одна из этих грозных машин. И Советский Союз, в котором была создана тяжёлая САУ

Объект 268, не стал в этом плане исключением.

Предельный вес

Как и в случае с тяжёлыми танками, предполагалось, что перспективные советские тяжёлые САУ будут очень хорошо защищёнными машинами, обладающими длинными орудиями калибра 152 мм. Первые требования на подобные установки датированы ещё 1945 годом, хотя реальные работы начались годом позже. Проектировались они на базе танков Объект 260 (ИС-7) и Объект 701 (ИС-4).

Для самоходной установки на базе ИС-4, имевшей обозначение Объект 715, предполагалось использовать 152-мм пушку М31 разработки завода №172, одинаковую по баллистике со 152-мм пушкой большой мощности БР-2. Это же орудие планировалось использовать и для проекта самоходной установки Кировского завода в Ленинграде. Как именно она называлась — до конца не ясно. Одни источники указывают индекс Объект 261, другие называют её Объект 263.

Позже КБ завода №172 разработало ещё более мощное орудие, получившее обозначение М48. В целом, оно повторяло по конструкции М31 и имело похожий дульный тормоз, но начальная скорость его снаряда была доведена до 1000 м/с. Для такого мощного орудия разрушение любого вражеского танка или ДОТа не являлось большой проблемой. Ту же пушку предполагалось разместить и в полуоткрытой самоходной установке Объект 262.

Главным препятствием на пути всех этих планов оказалось затягивание работ по ИС-7 и проблемы с освоением серийного производства ИС-4. Последняя активность по обеим самоходным установкам датирована 1947 годом, после чего работы заморозили «до лучших времён». Которые так и не наступили.

Установка 152-мм пушки М48 в один из тяжёлых самоходов. Какой именно проект САУ здесь изображён, на текущий момент неизвестно

18 февраля 1949 года вышло постановление Совета Министров СССР № 701–270сс, согласно которому разработка и производство тяжёлых танков массой более 50 тонн прекращались. Закономерно, что вслед за ИС-4 и ИС-7 приказали долго жить и разработки самоходных установок на их базе.

Согласно тому же постановлению, СКБ-2 ЧКЗ и филиалу опытного завода №100 (г. Челябинск) было дано задание на разработку тяжёлого танка боевой массой не более 50 тонн. Работы, получившие чертёжный шифр 730, привели к созданию тяжёлого танка ИС-5. Эскизный проект нового тяжёлого танка был представлен в апреле 1949 года, а уже 14 сентября на ЧКЗ закончили сборку первого опытного образца.

Вполне логично было на той же базе разрабатывать и самоходную установку, но с этим конструкторы не торопились. Еще живо было воспоминание о том, чем закончились работы по самоходам на базе ИС-7 и ИС-4. Отмашку дали только в тот момент, когда стало ясно, что 730-й объект получился вполне удачным, и принятие его на вооружение не за горами.

САУ Объект 116 (СУ-152П) на испытаниях. Установленная на нём 152-мм пушка М53 использовалась ОКТБ Кировского завода как база для орудия новой САУ

В литературе, посвящённой Т-10 и машинам на его базе, начало работ по штурмовой самоходной установке обычно датируют 2 июля 1952 года. На самом деле хронология событий несколько иная. Дело в том, что самоходную установку обычно делают под вполне определённую артиллерийскую систему. А той пушки, что в итоге «прописалась» на машине, известной как Объект 268, не было даже в проекте ещё 1,5 года после начала работ. Но работы над этим орудием начались гораздо раньше.

С этой точки зрения история новой тяжёлой САУ началась ещё в 1946 году, когда параллельно с М31 и М48 КБ завода №172 начало разработку 152-мм пушки М53. Это орудие с начальной скоростью снаряда 760 м/с разрабатывалось для самоходной установки Объект 116, известной как СУ-152П. И орудие, и саму установку построили в 1948 году. Испытания показали недостаточную кучность системы, и проект закрыли. Ныне СУ-152П можно увидеть в экспозиции парка «Патриот». Так вот, именно эта артиллерийская система в несколько изменённом виде и предполагалась в качестве вооружения перспективной самоходной установки.

Эскизный проект модифицированной для установки в тяжёлую САУ 152-мм пушки М53, 1952 год

Работы по новой машине, исходно не имевшей никаких обозначений, первоначально возглавил П. П. Исаков. Разработкой завода занимался коллектив Особого конструкторско-технологического бюро (ОКТБ) Ленинградского Кировского завода. Машину проектировали сразу в трёх вариантах, два из которых заметно отличались от того Объекта 268, который сейчас довольно широко известен. О том, что проектирование началось ещё до июля 1952 года, красноречиво говорят даты, стоящие в эскизных проектах 2-го и 3-го вариантов – 25 апреля 1952 года. Уже к тому моменту были известны основные параметры машины. Одним из главных требований к САУ являлось ограничение по весу: её боевая масса не должна была превышать 50 тонн.

САУ на базе Объекта 730, вариант №2. К слову, первый тяжёлый самоход с кормовым размещением боевого отделения прорабатывался Н. Ф. Шашмуриным ещё в 1944 году

Вариант №2 проектируемой тяжёлой САУ предусматривал кормовое размещение боевого отделения. За счёт этого длину корпуса удалось сократить до 6675 мм. Всю носовую часть машины занимало моторно-трансмиссионное отделение, так что механику-водителю там места не нашлось. Его посадили в боевое отделение, где он размещался справа по ходу движения. При такой компоновке обзор у механика-водителя оказался неважным.

Подобные неудобства компенсировались сравнительно небольшим вылетом орудия за габариты машины – 2300 мм. Толщина лба рубки составляла от 150 до 180 мм, борта 90 мм. Верхний лобовой лист корпуса имел толщину всего 75 мм, но при этом угол его наклона составлял 75 градусов. Одним словом, машина имела вполне достойную защиту. Экипаж машины состоял из четырёх человек. Для облегчения работы заряжающего снаряды находились в специальном барабане позади орудия.

Проект №3, предусматривавший установку орудия во вращающейся башне, апрель 1952 года

Не менее оригинально выглядел и третий вариант самоходной установки. По большому счёту, это была даже не самоходная установка, а танк, у которого из-за более мощного и тяжёлого орудия пришлось уменьшить толщину брони.

Впрочем, разница между Объектом 730 и проектируемой СУ-152 (так эта машина обозначена в документации) достаточно существенна. Башню для САУ конструкторы разработали с нуля, причём для нормальной установки в ней 152-мм орудия диаметр погона пришлось увеличить с 2100 до 2300 мм. Максимальная толщина брони башни достигала 200 мм. В башне располагался и боекомплект, размер которого остался тем же – 30 выстрелов. Основную боеукладку предполагалось разместить в кормовой нише, что немного облегчало работу заряжающего.

Из-за новой башни пришлось менять и корпус, длина которого, по сравнению с 730-м, выросла на 150 мм. Толщина верхних бортовых листов снижалась до 90 мм, а нижних – до 50 мм, делалось это для сохранения боевой массы в пределах 50 тонн. С той же целью была снижена и толщина верхнего лобового листа и листов кормы, до 60 и 40 мм соответственно. Спаренного пулемёта на самоходе не предусматривалась, но наверху должна была устанавливаться зенитная установка крупнокалиберного пулемёта КПВ.

Таким образом, к лету 1952 года проектирование самоходной установки на базе «Объекта 730» не началось, а уже приобрело вполне оформившиеся очертания. Распоряжение Совета министров СССР от 2 июля 1952 года скорее «узаконило» работы по машине, а также внесло ряд поправок в уже шедшие проектные работы. Примерно в это же время самоходная установка получила чертёжный индекс 268, а сама тема стала именоваться Объектом 268.

Советский «Ягдтигр»

В литературе указывается, что всего по теме Объекта 268 было разработано 5 вариантов машины. Это одновременно и так, и не так. Дело в том, что два варианта, упомянутые выше, разрабатывались ещё до получения финальных тактико-технических требований. И они даже не носили шифра 268.

Поэтому фактически речь идёт о трёх вариантах машины, два из которых представляли собой эволюцию разработанных ранее эскизных проектов. Оба эти варианта в переработанном виде были готовы в декабре 1952 года. При этом артиллерийская система, которую предполагалось устанавливать в эти машины, всё ещё продолжала проектироваться.

Согласно предварительным расчётам, начальная скорость её снаряда должна была составить 740 м/с. За основу бралась самоходная пушка М53, которая переделывалась с использованием отдельных узлов 122-мм танковой пушки М62-Т. Согласно расчётам, общая масса такой системы, не имевшей официального обозначения, составляла 5100 кг.

Вариант №4 отличался усиленной бронезащитой и более просторным боевым отделением, где находилось уже 5 членов экипажа

Переработанный проект второго варианта самоходной установки, получивший порядковый номер 4, ОКТБ Кировского завода подготовил к 18 декабря 1952 года. На сей раз машина уже имела шифр 268, а в качестве её главного конструктора фигурировал Ж. Я. Котин. Внешне 4-й вариант был сильно похож на 2-й, но на самом деле различия оказались существенными.

Для начала, длину корпуса увеличили до 6900 мм, то есть почти до длины Объекта 730. Одновременно длина выноса ствола орудия за габариты корпуса уменьшилась на 150 мм. От скошенного кормового листа рубки конструкторы отказались, что положительно сказалось на внутреннем объёме боевого отделения. Такие изменения были крайне необходимы, поскольку, согласно новому техническому заданию, экипаж машины был увеличен до 5 человек.

Новым членом экипажа стал второй заряжающий, располагавшийся позади командира. Сам командир получил новую командирскую башенку с дальномером, а впереди него появилась пулемётная установка с «кривым» стволом. Немного переделали и место механика-водителя, которое получило новые смотровые приборы. Система с «барабаном» осталась на месте, при этом авторы эскизного проекта подчёркивали, что за счёт большого внутреннего объёма возможна установка и более мощного вооружения. Параллельно с увеличением объёма боевого отделения повысилась бронезащита. Толщину нижнего лобового листа корпуса подняли до 160 мм. Толщина лба рубки осталась 180 мм, но при этом скосы толщиной 160 мм выполнялись под большим углом. При всём этом масса машины осталась в пределах 50 тонн.

10 декабря 1952 года был закончен переработанный вариант 3-го варианта САУ, получивший 5-й порядковый номер. Длину его корпуса сократили до уровня 730-го объекта (6925 мм), при этом были переделаны верхние бортовые листы, ставшие гнутыми. Немного изменился и лоб корпуса, но толщина этих деталей осталась неизменной. Сохранение длины корпуса в пределах базового танка было обусловлено установкой двигателя В-12–6, который, к слову, в итоге появился и на тяжёлом танке Т-10М. На него же позже «перекочевал» и увеличенный башенный погон.

Переделкам подверглась и башня, рассчитанная на 4 человек. Командир здесь также получил новую командирскую башенку, а вот кривоствольный пулемёт инженеры ОКТБ Кировского завода отдали заряжающему. К слову, оба переработанных проекта унаследовали и установку зенитного пулемёта КПВ.

Вариант №5 отличался от предшествующего варианта №3 рядом переделок и увеличением экипажа до 5 человек

Оба этих варианта, впрочем, дальше эскизных проработок не пошли. В январе 1953 года проекты были представлены на суд научно-технического комитета Главного бронетанкового управления (ГБТУ) и Министерства транспортного и тяжёлого машиностроения (МТиТМ). Изучив их, члены НТК пришли к выводу, что эти проекты предусматривают необходимость серьёзной переделки корпуса Объекта 730 и потому не подходят.

Комиссия утвердила к дальнейшей работе совсем другой, куда более «спокойный» проект, требовавший минимальных переделок базового шасси. Из числа серьёзных изменений в нём требовалась лишь установка чуть более компактного двигателя В-12–6, который, кстати, предусматривался и в варианте №5.

Переработанная версия проекта была представлена в июне 1953 года. Также комиссии была представлена деревянная модель в масштабе 1:10. А 25 августа по теме Объекта 268 было дано заключение за подписью генерал-полковника А. И. Радзиевского.

В ряде источников указывается, что на этом этапе конструкторские работы застопорились, но это не так. Безусловно, на работы по самоходу несколько повлияло принятие 28 ноября 1953 года на вооружение Объекта 730, ставшего впоследствии танком Т-10. Тем не менее, работы по машине продолжились. Ведущим инженером Объекта 268 стал Н. М. Чистяков, до того трудившийся в Нижнем Тагиле на должности начальника сектора нового проектирования. Там при нём начиналась работа по среднему танку Объект 140, но по ряду причин конструктор покинул Нижний Тагил и перебрался в Ленинград. Общее руководство легло на Н. В. Курина, ветерана Кировского завода и автора ряда самоходных установок.

Эскизный проект финальной версии Объекта 268, июнь 1954 года

Была, впрочем, ещё одна причина, тормозившая работу по Объекту 268, которую некоторые исследователи не учитывают. Дело в том, что орудие, которое предполагалось ставить на самоходную установку, всё ещё находилось на стадии проектирования. Между тем, коллектив завода №172 не сидел сложа руки. Вслед за 122-мм пушкой М62, предлагавшейся для установки в перспективные танки Объект 752 и Объект 777, пермские оружейники в начале 1954 года наконец добрались и до калибра 152 мм.

С момента проектирования М53, модифицированную версию которой предполагалось ставить на Объект 268, прошло 7 лет, а развитие артиллерии в эти годы не стояло на месте. В результате на свет появился проект 152-мм орудия, получившего обозначение М64. Начальная скорость его снаряда была почти такой же, как и у М53 (750 м/с), но длина ствола заметно уменьшилась. С учётом того, что боевое отделение Объекта 268 находилось примерно там же, где и боевое отделение Т-10, это было очень важно. Для сравнения, модифицированная М53 имела общую длину по горизонтали от оси вращения башни до кончика дульного тормоза 5845 мм, а М64 — 4203 мм. С новым орудием вылет ствола составил всего 2185 мм.

Такой машину изготовили в металле. Весна-лето 1957 года

Официально технический проект М64 был рассмотрен Главным артиллерийским управлением (ГАУ) в августе 1954 года. На деле же информацию по новому орудию коллектив ОКТБ Кировского завода получил раньше. Уже упоминавшийся тезис о том, что проектные работы по Объекту 268 к осени 1953 года застопорились, звучит немного странно на фоне того, что чертёжная документация по машине датирована 20-ми числами июня 1954 года.

На чертежах (всего проектная документация содержала 37 листов) изображена машина, которая максимально похожа на тот Объект 268, который впоследствии был построен в металле. Концептуально машина здорово напоминала немецкую самоходную установку Jagdtiger, максимально унифицированную с тяжёлым танком Pz.Kpfw. Tiger Ausf.B.

Принципиальная разница между двумя машинами была в том, что советским инженерам удалось не только вписаться в габариты корпуса Т-10, но и сохранить такую же боевую массу. А по высоте Объект 268 оказался даже чуть ниже Т-10. От предыдущих проектов машина унаследовала командирскую башенку с дальномером. Как и в случае с предшественниками, толщину корпуса с бортов и кормы пришлось снижать, а вот толщина бортов рубки выросла до 100 мм. Вполне внушительной оказалась и защиты рубки со лба – 187 мм. За счёт того что рубка была расширена до общей ширины корпуса, она оказалась вполне просторной.

Между прошлым и будущим

Финальная смета по Объекту 268 была закончена в марте 1955 года. Тогда же были утверждены и сроки изготовления опытных образцов. Согласно планам, первый образец Объекта 268 ожидалось получить в I квартале 1956 года, ещё два экземпляра должны были быть изготовлены в IV квартале. Увы, как раз в этот период начались работы над тяжёлыми танками нового поколения, Чистяков возглавил работы над тяжёлым танком Объект 278, и это прямым образом отразилось на сроках готовности САУ.

Что же касается завода №172, то создание опытного образца 152-мм орудия М64 он закончил в декабре 1955 года. А в феврале 1956 года, после программы заводских испытаний, орудие с серийным номером 4 отправилось в Ленинград, на Кировский завод.

Спереди машина выглядела очень внушительно. Удивительно, но по высоте она оказалась ниже ИСУ-152

Затягивание работ привело к тому, что первый опытный образец Объекта 268 был закончен только к осени 1956 года. В целом машина соответствовала проектной документации, хотя некоторые изменения всё же имели место. К примеру, от выпуклой крыши рубки было решено отказаться. Вместо неё самоходная установка получила крышу более простой в изготовлении конструкции. Не оказалось у машины пулемёта с «кривым» стволом, на его месте у опытной машины была заглушка. Более простой стала и форма кормового листа рубки, который решили не делать гнутым. Эта деталь была выполнена съёмной, поскольку через неё производился монтаж и демонтаж орудия.

Экипаж машины остался тем же и насчитывал 5 человек. Благодаря удачной компоновке внутри машины было совсем не тесно, работать в ней мог даже очень высокий человек. И это при том, что боекомплект крупнокалиберного орудия составил 35 выстрелов. Удобство работы экипажа было обусловлено в том числе и конструктивными особенностями орудия. Во-первых, М64 имела эжектор, благодаря чему удалось свести к минимуму попадание в боевое отделение пороховых газов. Во-вторых, орудие получило механизм заряжания, что заметно облегчило работу заряжающих.

Объект 268, вид с правого борта

Заводские испытания опытного образца Объекта 268 начались осенью 1956 года, а закончились весной 1957 года. В целом машина продемонстрировала характеристики, близкие к расчётным. По ходовым качествам Объект 268 почти совпал с Т-10, в том числе и по максимальной скорости.

Вскоре после испытаний самоходная установка отправилась на НИИБТ Полигон в Кубинку. Испытания стрельбой показали, что завод №172 не напрасно затянул разработку орудия. М64 по кучности огня явно превосходила МЛ-20С, которая устанавливалась на ИСУ-152. Новое орудие оказалось лучшим и по начальной скорости снаряда, и по дальности стрельбы, и по скорострельности.

Увы, но всё это уже не играло никакой роли. От постройки ещё двух опытных образцов Объекта 268 было решено отказаться, а первый прототип машины отправился в музей при НИИБТ Полигоне. Ныне это экземпляр находится в экспозиции парка «Патриот». Недавно силами музейных сотрудников удалось привести САУ в ходовое состояние.

На этом ракурсе хорошо видно, что крыша рубки отличается от проекта

Появись Объект 268 пятью годами раньше, шансы пойти в серию у него были бы очень высокими. Машина получилась удачной, вполне удобной для работы экипажа и хорошо защищённой. Но к 1957 году произошёл целый ряд событий, которые в совокупности сделали запуск в серию подобных САУ бессмысленным.

Для начала, с 1955 года началась разработка тяжёлых танков нового поколения (Объекты 277, 278, 279 и 770), имевших значительно более высокий уровень броневой защиты. Против них даже пушки М64 было уже недостаточно. В ГБТУ прекрасно отдавали себе отчёт, что конструкторы бронетанковой техники за рубежом тоже не сидят на месте. Получалось, что перспективная самоходная установка вооружена артиллерийской системой, которая уже устарела.

Кроме того, как раз в середине 50-х годов началась программа по модернизации ИСУ-152, которая значительно продлевала срок эксплуатации этих машин. В отличие от Объекта 268, который только предстояло запустить в производство, эти самоходки были уже здесь и сейчас. Да, МЛ-20 по всем параметрам уступала М64, но не столь существенно.

Наконец, производство Т-10 шло крайне медленными темпами. Загружать Кировский завод и ЧТЗ ещё и самоходными установками означало дополнительно сузить и без того не широкий ручеек Т-10, поступавших в войска. К тому же заводу №172 для производства новой САУ требовалось осваивать новую пушку.

Была и ещё одна причина, во многом совпадающая с тем, почему англичане примерно в это же время поставили крест на своих тяжёлых самоходных установках FV215 и FV4005. Дело в том, что в 1956 году начались работы по проектам противотанковых управляемых ракетных комплексов. 8 мая 1957 года Совет министров СССР санкционировал работы по разработке танков и самоходных установок, вооружённых управляемыми ракетами.

Многие тут же вспомнят «плохого Хрущева», но давайте посмотрим правде в глаза. Пусковая установка для противотанковой ракеты гораздо компактнее, чем пушка. Запуск ракеты куда проще, а главное, ею можно управлять в полёте. В результате при схожей мощности заряда ракета оказывается на порядок эффективнее. Неудивительно, что Объект 268 стал последней советской тяжёлой штурмовой САУ с пушечным вооружением.

Эскизный проект ракетного истребителя танков Объект 282Т, 1958 год

На этом работы над самоходными установками на базе Т-10 работы не прекратились. Во всё том же 1957 году ОКТБ Кировского завода начало разработку машины, получившей обозначение Объект 282. Часто его называют танком, но фактически это был тяжёлый истребитель танков. Создавался он с расчётом на вооружение 170-мм противотанковыми ракетами «Саламандра», но из-за того что коллектив НИИ-48 так и не смог довести их до ума, вооружение поменяли. В финальной конфигурации машина, получившая индекс Объект 282Т, должна была оснащаться либо 152-мм противотанковыми ракетами ТРС-152 (боезапас 22 ракеты), либо 132-мм ракетами ТРС-132 (боезапас 30 ракет).

Объект 282Т на испытаниях, 1959 год

Вышедшая на испытания в 1959 году машина разительно отличалась от предшествующих самоходных установок. Несмотря на такой внушительный боезапас и экипаж в 2–3 человека, танк стал несколько короче Т-10. А главное, его высота составила всего 2100 мм. Лобовая часть танка была переделана. Кроме того, конструкторы перенесли вперёд и топливные баки, отделив от них экипаж 30-мм перегородкой. Машина получила форсированный двигатель В-12–7 мощностью 1000 л.с. Её максимальная скорость выросла до 55 км/ч.

Одним словом, получилась неординарная машина, которую в конце концов погубило вооружение. Испытания показали, что установленная на Объекте 282Т система управления «Тополь» работает недостаточно надёжно, что и привело к сворачиванию проекта.

Таким должен был стать переработанный проект, носивший обозначение Объект 282К. До изготовления его в металле дело не дошло

В том же 1959 году ОКТБ Кировского завода разработало проект усовершенствованной машины, получившей обозначение Объект 282К. Её боевая масса возрастала до 46,5 тонн, а общая высота снижалась до 1900 мм. По задумке, машина оснащалась двумя пусковыми установками ТРС-132 (по 20 ракет для каждой), размещавшимися в бортах. В кормовой части находилась 152-мм пусковая установка ПУРС-2 с боезапасом 9 ракет. Система управлением огнём полностью заимствовалась у Объекта 282Т. В виду неудачи с испытаниями Объекта 282Т работы по Объекту 282 не вышли из проектной фазы.

На этом история проектирования самоходных установок на базе Т-10 завершилась.

Автор благодарит Игоря Желтова за помощь в работе над материалом


Источники и литература:

  • Архив Сергея Нетребенко
  • Фотоархив Евгения Иванова
  • Отечественные Бронированные Машины ХХ век Том 3: 1946–1965, А. Г. Солянкин, И. Г. Желтов, К. Н. Кудряшов, Цейхгауз, 2010 г.
  • Фотоальбом “История КБМ”, 1967 год
  • Архив автора

warspot.ru

Объект 279 | Журнал Популярная Механика

В мировом танкостроении давно наблюдается застой, постепенно переходящий в кризис. Исчерпаны внутренние резервы для совершенствования классической модели. Остро требуются свежие идеи. Эксперименты и поиск новых решений иногда приводят к довольно экзотическим результатам. Например, к созданию боевых машин с нестандартной формой корпуса и танков с сочлененным двухкорпусным шасси.

Ядерное оружие поставило новые задачи перед конструкторами танков. В войне нового типа танкам придется не преодолевать противотанковую оборону противника, а действовать в «ядерной пустыне», образовавшейся на месте нахождения этого самого противника. При этом танк должен устоять против ударной волны ядерного взрыва, светового, зажигательного и радиоактивного его воздействия.

«Объект 279» является примером «экстремального» подхода к конструированию, когда одному техническому показателю боевой машины (в данном случае — устойчивости к ударной волне ядерного взрыва) приносятся в жертву все остальные. Длина с пушкой вперед: 10 238 мм, ширина: 3400 мм, высота: 2475 мм, скорость: 55 км/ч, запас хода: 250 км, глубина преодолеваемого брода: 1,2 м.

«Летающая тарелка» для ядерной войны

В Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке есть необычный экспонат — советский тяжелый танк «объект 279», похожий на летающую тарелку, только на гусеницах и с башней. Как и большинство других опытных тяжелых танков, он не был принят на вооружение Советской армии и остался в единственном экземпляре.

На основании тактико-технических требований (ТТТ), разработанных ГБТУ Советской армии, в 1957 году в КБ Кировского завода под руководством Л.С. Троянова был разработан проект нового тяжелого танка для действий в условиях всеобщей ядерной войны. Этот единственный образец уникальнейшей боевой машины имел четыре гусеницы и много других оригинальных конструкторских решений.

Гипотетический танк будущего Машина состоит из двух шарнирно соединенных секций. В первой находится МТО (моторно-трансмиссионное обеспечение), экипаж (механик-водитель, командир и/или наводчик-оператор) и платформа с вооружением (вынесенное на лафете артиллерийское орудие). Во второй секции — десантное отделение. Экипаж 2−3 человека, десант 8 человек, основное вооружение — 76,2-мм автоматическая пушка в вынесенной установке. Танк оборудован встроенной тандемной динамической защитой, компьютерной системой управления оружием, средствами связи, активной и пассивной защиты. Модульная компоновка позволяет заменить десантное отделение на другое: с дополнительным боекомплектом, зенитными ракетами, средствами разминирования или РСЗО (реактивной системой залпового огня). Автор концепции Л. Карякин.

16-цилиндровый дизель 2ДГ8-М с горизонтальным расположением цилиндров развивал мощность в 1000 л.с. при 2400 об/мин (мог устанавливаться двигатель ДГ-1000 мощностью 950 л.с.). Мотор оснащался гидромеханической трансмиссией. Ходовая часть включала гидропневматическую подвеску и единственный в своем роде гусеничный движитель, в состав которого входило четыре гусеницы с закрытым металлическим шарниром, что резко повышало устойчивость танка к противотанковым минам. Каждый движительный блок из двух гусениц включал шесть сдвоенных опорных катков и три поддерживающих ролика. Такая конструкция обеспечивала высокую проходимость и исключала посадку танка на днище (гусеницы закрывали практически всю его поверхность). Но ходовая часть оказалась слишком сложной в эксплуатации.

Первый опытный образец был изготовлен ЛКЗ в 1959 году, еще два намечались к 1960-му, но их сборку так и не завершили: было принято решение об отказе от тяжелых и сверхтяжелых бронемашин как класса — им на смену пришли так называемые основные боевые танки.

Тяни-толкай

Одна из причин, тормозящих развитие танкостроения, — недостаточность объема корпуса и башни под броней. Габариты танка жестко ограничены: ширина — железнодорожными габаритами, длина — требованиями к маневренности, высота — условиями малозаметности в бою.

Внутренний забронированный объем танка полностью заполнен оружием, механизмами, агрегатами, боеприпасами, топливом и экипажем. Конструкторы борются за каждый лишний боеприпас и литр топлива. К тому же современный танк оброс дополнительными системами: пожаротушения, радиационной, противоминной и других видов защиты, устройствами для преодоления водных преград и самоокапывания, дымопуска и лазерного противодействия. Многие элементы вынесены наружу и не защищены — например, приборы наблюдения. Классическая конструкция ходовой части и система управления не позволяют заметно повысить проходимость и среднюю скорость движения по дорогам.

На сегодня самый простой и достаточно эффективный путь повышения боевых качеств танка, позволяющий выйти из сложившегося тупика, — это отказ от привычной компоновки.


Бронированная черепаха

Корпус танка был сварен из четырех литых блоков, башня — литая. Лобовая и бортовая броня корпуса и башни не пробивалась 122-мм бронебойным и 90-мм кумулятивным снарядами в секторе обстрела в 3600, т. е. со всех сторон! Толщина лобовой брони корпуса была в два раза больше по сравнению с серийным танком Т-10М. Противокумулятивные экраны дополняли обводы криволинейной конструкции литого корпуса до вытянутого эллипсоида и придавали ему форму «летающей тарелки». «Объект 279» имел наименьший забронированный объем (11,47 м3) среди всех тяжелых танков того времени.
Он был вооружен мощной 130-мм пушку М-65 с полуавтоматическим механизмом заряжания и оснащен механизированной боеукладкой. С пушкой был спарен 14,5-мм пулемет КПВТ. В танке был установлен 2-х плоскостной стабилизатор вооружения «Гроза», прицел-дальномер ТПД-2С, полуавтоматическая система наведения, ИК-приборы ночного видения. Боекомплект бронемашины включал 24 выстрела к орудию и 300 патронов к пулемету. Экипаж танка состоял из четырех человек: командира, наводчика, заряжающего (автомат заряжания еще не был разработан) и механика-водителя.

Пожертвовав одним из геометрических параметров танка — его ограниченной длиной, — можно резко увеличить полезный забронированный объем для размещения дополнительного комплекта боеприпасов, топлива, увеличить число членов экипажа. Этой идеей руководствовались конструкторы, предложившие использовать сочлененный корпус, каждая часть которого имеет свое гусеничное шасси. Такая схема «сдвоенного» танка была разработана фирмой «Нодвелл» еще в начале 1950-х годов. Особенно хорошо она проявила себя в амфибийных машинах, резко улучшив их проходимость.

Танк-БМП с вынесенным вооружением В начале 1999 года была изготовлена и испытана действующая модель сочлененного танка. Корпус машины состоит из предельно сближенных друг с другом и связанных шаровым шарниром тоннельной конструкции гусеничных секций. При повороте на 160° обеспечивается достаточная поворачиваемость при движении с наименьшим радиусом поворота до 40 м (при кинематическом способе поворота). Управляемое механиком-водителем изменение длины опорной базы с отношением база/колея с 4 до величины 1,8 позволяет выполнять повороты с радиусом 6,0−6,5 м. Это соответствует параметрам поворота классического моноблочного короткобазного гусеничного танка, выполняемого по бортовому способу.

При почти тех же габаритах, что и Т-72 (длина корпуса которого 7,56 м), сочлененный танк имеет значительно больший забронированный объем. Возможность производить повороты двумя способами избавляет длиннобазовую сочлененную гусеничную машину от существенного недостатка — малой поворотливости. Такая машина может выполнять и шаговое (лаговое) перемещение. Испытания подтвердили высокую живучесть ходовой части, которая обеспечивает движение и управляемость при поломке или потере до трех гусениц (!).

Сочлененная система (ее еще называют двухзвенной или спаркой) широко применяется в качестве гусеничного вездеходного транспорта. В Канаде были разработаны очень удачные образцы таких спарок. В Швеции были созданы машины BV206, в нашем Отечестве — ДТ-10П на Ишимбаевском заводе. Предпринимались попытки создать и боевую машину. В начале 1980-х шведскими специалистами были созданы и испытаны опытные образцы легкого сочлененного танка UDEX XX20. Эта машина состоит из двух шарнирно соединенных между собой секций с активным гусеничным движителем. Основное вооружение — германская 120-мм гладкоствольная пушка с дульным тормозом фирмы «Бофорс», смонтированная в качающемся поворотном лафете и вынесенная над корпусом, в котором размещается экипаж из трех человек. Во второй машине находятся дизельный двигатель, автомат заряжания пушки и топливо. При общей боевой массе более 20 т этот танк во время испытаний на заснеженной местности развивал скорость до 60 км/ч.

Между собой секции танка связаны двумя телескопическими гидравлическими цилиндрами, с помощью которых взаимное положение секций может меняться в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Благодаря такому конструктивному решению танк способен преодолевать различные препятствия, в том числе и высокие вертикальные стенки, за счет подъема носовой части передней секции. При транспортировке секции легко разъединяются.

По замыслу конструкторов, используя принцип сочленения секций, можно будет создать сравнительно легкий и с малым силуэтом танк с мощным вооружением и высокой проходимостью. На базе сочлененного танка могут быть созданы также самоходная установка, вооруженная ПТУР и 40-мм пушкой, и бронетранспортер, в котором экипаж и десант (2+8 человек) будут находиться не в передней, а в задней (второй) секции — на ее крыше планируется установить 25-мм автоматическую пушку.

Известен американский проект легкого танка сочлененной схемы, вооруженный крупнокалиберным орудием. В Бронетанковой академии им. Малиновского также велись работы по обоснованию своеобразного «тяни-толкая» — сочлененной боевой гусеничной машины. Но далее составления научного отчета дело не пошло.

Наследники идеи

Варианты бронированных «колесниц», скомпонованных по двухзвенной схеме, предлагаются регулярно. Чаще всего переднее звено похоже на обычный танк, а второе выполняют в виде БМП для транспортировки пехоты с полным комплектом противопехотного оружия или монтируют на него противотанковый или зенитный комплекс.

Идеи очень многообещающие, но, как всегда, вопрос упирается в деньги. Кроме того, в военных кругах еще не устоялись взгляды на тактику боевого применения подобных «тяни-толкаев». А если не понятно, как составить на них ТТТ, то их разработку никто и не будет заказывать.

Но в любом случае, какая бы компоновка ни была принята, без танков как машин эшелона передней линии невозможно будет успешно решать боевые задачи в обозримом будущем.

Статья «Панцирная гусеница и бронетарелка» опубликована в журнале «Популярная механика» (№11, Ноябрь 2008).

www.popmech.ru

Объект 279 (р) - тяжёлый акционный танк 10 уровня, СССР

Приветствуем вас уважаемые поклонники World of Tanks! Буквально вчера, на супертест отправился очередной танк. На этот раз речь идёт о советском тяже Объект Объект 279 (р): машина акционная, будет находиться на 10-уровне. Отметим, что это не прем техника, и танк пойдёт в качестве главного приза за новый этап ЛБЗ, который ожидается осенью текущего года.

Первое начальное название танка Объект 726, далее его изменили на Объект 279 (р).

Что особенного в этой машине? Дело в том, что здесь предполагается весьма любопытная компоновка ходовой части из 4-х гусениц. Думаете, что разработчики начали вводить в игру фантастические машины, родившиеся на задворках собственной фантазии?

Нет. 4-гусеничного мутанта действительно пытались собрать в 1947 году по проекту конструктора Троянова. По инженерному замыслу, такой гусеничный движитель должен был заметно повысить проходимость и живучесть машины.

В частности, ходовая часть здесь располагается под корпусом, увеличивая пространство боевого отделения, топливные баки расположены в продольных балках-держателях, 4 гусеницы позволяют продолжать движение с повреждённым траком. Конструкторы даже собрали опытный образец, но на этом дело заглохло. Посмотрим, как удалось реализовать эту идею компании Wargaming.

Объект 279 (р): тактико-технические характеристики

Начнём Объект 279 (р) гайд с того, что новый советский тяж изначально заявлен как потенциальная имба, и к этому утверждению имеются некоторые основания. Начнём с того, что запас прочности нам предлагают в 2 400 единиц, что является вполне достойным показателем.

Радиус обзора у танка вполне стандартный для «десятки» и составляет 400 метров. Если кому интересно: коэффициент незаметности составляет 11.8%. Разумеется, качественно замаскировать в кустах 60-тонную тушку на приподнятом гусеничном шасси не получится, но шанс на первый выстрел техника получить сможет.

Переходим к ходовой части, и посмотрим, какие реальные преимущества даёт Объекту 279 (р) WoT установка 4-х гусениц. Учитывая компоновку можно предположить, что в игре появится суперскоростной тяж, но это не так.

Разгоняется новичок только до 40 км/час, поэтому становится самым медленным тяжёлым танком СССР. Объясняется медлительность просто: монстра, весом в 60 тонн приводит в движение 850-сильный дизель. Разумеется, что 14 с небольшим «лошадок» на тонну явно не хватает для качественного разгона. На месте тяж крутится довольно шустро: 30 градусов в секунду.

Напомним, что реальный прототип задумывался, как танк повышенной проходимости, а судя по характеристикам с теста, игровая модель обладает весьма посредственной сопротивляемостью к грунтам. Поэтому вопреки ожиданиям, машина не будет бодро рассекать по пескам и болотам, а как и все одноклассники, начнёт терять скорость. Второй момент, который требует внимания – гусеницы. 4 катка в лобовой проекции просто намекают, что танк постоянно будет стоять на гусле.

 Как будет реализована механика сбития/ремонта гусеницы и движения танка в этот момент пока неизвестно, но если WG не озаботится этим вопросом, заявленная ими имба будет моментально отправляться в ангар, едва добравшись до точки боевого соприкосновения команд. Объясним почему.

Установка дополнительной гусеничной пары лишила Объект 279 (р) нижнего бронелиста, поэтому можно предположить нанесение урона через балки крепления, которые, кстати, по совместительству являются топливными баками. В результате, танк будет вечно ремонтировать сбитые гусеницы, попутно получая урон.

В плане вооружения Объект 279 WoT смотрится неплохо. Здесь установлено 122-миллиметровое орудие М62-Т2А с бронепробитием в 258 миллиметров, если зарядить голду, это значение можно повысить до 340 мм. Разовый урон тоже смотрится вполне достойно – 440 единиц.

Учитывая, что время перезаряда составляет 9.2 секунды, мы получаем средний ДПМ в 2 900 единиц. Сводится орудие за 1.9 секунды и обладает довольно неплохой точностью: разброс 0.33 на сотню метров. Добавим, что пушка имеет хорошую стабилизацию, что позволяет комфортно вести стрельбу в движении, при повороте ходовой и башни. Угол отрицательно склонения ожидаемо печален – всего 5 градусов.

Бронирование Объект 279 (р)

Сразу отметим, что новый советский тяж отлично защищён, поэтому представляется довольно грозным противником. Здесь установлена литая рикошетная башня, с толщиной лобового бронирования в 350 мм. Заметьте, что похвастаться такими показателями могут далеко не все «десятки» в игре. Орудийная маска здесь небольшая, однако, заметно выступающих элементов на башне нет.

Верхняя лобовая деталь имеет вполне грамотный угол наклона, что заметно увеличивает толщину заявленных 200 миллиметров брони в приведённом значении. Бортовое бронирование корпуса и башни  — 150 мм. Отметим, что за счёт нетипичной компоновки, корпус приподнят над ходовой, следовательно, не защищён гусеницами и экранами. На предварительных характеристиках у танка заметна низкая прочность боеукладки, что с учётом незащищённого боевого отделения может стать фатальным.

Краткие итоги по танку Объект 279 (р)

Прежде чем делать выводы, проведём сравнительный анализ положительных и отрицательных характеристик.

Безусловными плюсами являются:

  • Бронирование башни и корпуса.
  • Экономика боеприпасов.
  • Точность вооружения.
  • Альфа и ДПМ.
  • Запас прочности.
  • Радиус обзора.

К минусам относятся:

  • Скорость.
  • Отсутствие НЛД.
  • Углы склонения орудия.
  • Динамика.

На первый взгляд, недостатков у техники немного, но это только предварительный анализ, сделанный на основании характеристик, заявленных на супертест. Если WG не сможет грамотно реализовать этот проект, техника получится довольно унылой: медленно ползающий гигант с постоянно повреждённой ходовой частью.

Кроме этого, у техники получается вынесенное на всеобщее обозрение боевое отделение, где имеется 150 мм брони. Отсюда можно сделать вывод, что каждое удачное попадание в борт, это гарантированный крит внутреннего модуля или ранение члена экипажа.

Вместо заключения добавим, что характеристики неокончательные, и могут измениться к релизу машины.

Дополнительные фотографии объект 279 (р)

wot-info.ru

Советский танк «Луноход» или объект 279 / Назад в СССР / Back in USSR

Сегодня ни один посетитель музея бронетанковой техники, расположенного в Кубинке, не может пройти мимо одного из самых необычных танков современности. Речь идет о тяжелом танке, имеющем индекс «объект 279».
Этот танк представляет из себя самую настоящую летающую тарелку, только размещенную на гусеницах и имеющую башню. Но и на этом странности не заканчиваются, поскольку гусениц у данной тяжелой машины не одна пары, а две.
Самое удивительное заключается в том, что данный тяжелый танк вполне мог быть принят на вооружение Советской армии, хотя в итоге и разделил участь многих опытных тяжелых танков, так и не дойдя до заводского конвейера.
Объект 279
В начале 1956 года Главное бронетанковое управление МО СССР сформулировало основные тактико-технические требования для нового тяжелого танка, который должен был поступить на вооружение на рубеже 50-60 годов. В частности ограничение по весу должно было составить 50-60 тонн, в то же время танк планировалось оснастить новым 130-мм орудием. Техническое задание на разработку танка было выдано 2-м КБ: Челябинского тракторного завода и Ленинградского им. Кирова. Отбор должен был происходить на конкурсной основе.

В 1950-е годы в советской армии сложилась непростая ситуация с тяжелыми танками: в эксплуатации находилось 4 модели. Оставшийся с Великой Отечественной войны танк ИС-2 уже не отвечал требованиям времени (главным образом по защищенности) и в перспективе годился только на службу в роли ДОТов. Танк ИС-3 имел низкую надежность, поэтому в войсках не пользовался популярностью, а по уровню бронирования лишь незначительно отличался от принятого на вооружение среднего танка Т-54.
• Имеющийся танк ИС-4 – был защищенной и мощной машиной, но стоил в 3 раза дороже, чем ИС-3, при этом, не устраивая военных по требованиям мобильности и также, как и ИС-3, страдая техническими проблемами. Все три имеющихся тяжелых танка в качестве основного вооружения имели 122-мм нарезную пушку Д-25Т, к тому моменту уже заметно устаревшую.
• Наряду с ними место основного тяжелого танка пытался занять Т-10, который выпускался огромной для этого класса техники серией. Данный танк устраивал военных своими эксплуатационными качествами, но не выдерживал сравнения с натовскими аналогами – британским «Конкэрором» и американским М103, по крайней мере, до проведения модернизации до уровня Т-10М.
• Создаваемый новый танк должен был заменить все имеющиеся машины и лишиться главного недостатка Т-10 – слабой бронезащиты и эффективно бороться со всеми существующим и перспективными танками вероятного противника. В 1957-1959 годах было представлено 3 прототипа, но лишь один из них, «Объект 279», создавался заново, став одной из самых необычных и смелых моделей во всей истории мирового танкостроения.
• Конструкторские работы над проектом возглавлял Л.С.Троянов, который уже отметился созданием тяжелого танка ИС-4. В отличие от проектов конкурентов (Объект 770 – ЧТЗ и Объект 277 — еще один проект завода им. Кирова), его тяжелый танк предназначался для использования в условиях применения противником ядерного оружия и на труднопроходимой для техники местности.
Четырёхгусеничный танк «Объект 279»
• Проект танка обладал классической компоновкой. Но примененные оригинальные конструктивные решения привели к тому, что заброневой объем в 11,47 кубических метров, фактически был наименьшим среди всех тяжелых танков тех лет (можно отнести к недостаткам). Корпус танка представлял из себя литую конструкцию из 4 массивных деталей, соединенных при помощи сварки. На борта танка были установлены разнесенные стальные экраны, обладающие криволинейным профилем. Данные экраны призваны были обеспечить дополнительную противокумулятивную защиту, одновременно с этим, придавая корпусу обтекаемую форму.
• Танк отличался чрезвычайно мощным бронированием. Лобовая броня обладала толщиной в 192 мм по нормали (в ряде источников указывается 269 мм, что представляется завышенным) имела наклон под 60 градусов и угол подворота до 45 градусов. Фактически приведенная толщина брони была эквивалентна 384-550 мм. Танковые борта защищались 182-мм броней имеющей наклон около 45 градусов (эквивалентно бронированию в 260 мм). Данный уровень бронирования гарантировал непоражаемость танка при обстреле из любого имеющегося на тот момент танкового орудия с любых дистанций.
• Башня танка была полусферической, цельнолитой и сплюснутой. Башня обладала равномерной толщиной брони в 305 мм, и наклоном в 30 градусов (эквивалент 352 мм). Благодаря этому «Объект 279» получил рекордный уровень защищенности, который был достигнут без использования комбинированного бронирования. При этом масса танка составляла 60 тонн, что кажется даже мелочью в сравнении с такими немецкими разработками, как «Маус» или Е-100.
• Экипаж тяжелого танка состоял из 4 человек. Трое из них располагались в баше (командир, заряжающий и наводчик), а четвертый – механик-водитель находился в передней части корпуса по центру. Здесь же располагался его люк для посадки и высадки из танка.

• Основным вооружением танка должно было стать 130-мм нарезное орудие М-65. С орудием был спарен 14,5-мм пулемет КПВТ. Данное орудие было разработано во второй половине 50-х годов для вооружения перспективных тяжелых танков и ПТ-САУ. Вес орудия составлял 4060 кг, а длина равнялась приблизительно 60 калибрам. Его особенностями было наличие щелевого дульного тормоза, вспомогательной продувки ствола сжатым воздухом и эжектора.
• Дульная энергия ствола составляла 15-16 МДж, а 30,7 кг бронебойный трассирующий снаряд покидал его на скорости 1000 м/с. Дульная энергия орудия в 1,5 раза превышает показатели современных 120-125-мм гладкоствольных пушек.
Процесс боепитания орудия был частично автоматизирован. Совместная работа кассетного полуавтомата заряжания и заряжающего позволяли добиться скорострельности в 5-7 выстрелов в минуту. Наряду с этим разрабатывалась и более сложная система заряжания, которая позволила бы довести скорострельность до 10-15 выстрелов в минуту. Вместе с этим в расплату за очень плотную компоновку боекомплект танка был достаточно скромен – всего 24 выстрела раздельного заряжания и 300 патронов для пулемета.

• На танке предполагалось использовать достаточно современные на тот момент приборы прицеливания и наблюдения: стереоскопический прицел-дальномер ТПД-2С, имеющий независимую стабилизацию, двухплоскостной электрогидравлический стабилизатор «Гроза», ночной прицел ТПН, объединенный с прибором ИК-подсветки Л-2, а также полуавтоматическую СУО. Многие из перечисленных приборов появились на серийных машинах только в конце 60-х годов.
• В качестве основного для танка рассматривались 2 дизельных двигателя: 2ДГ-8М (1000 л.с. при 2400 об/мин) и ДГ-1000 (950 л.с. при 2500 об/мин). Оба двигателя имели горизонтальное расположение цилиндров (в целях экономии места в низком танковом корпусе) и могли обеспечить танку скорость хода по шоссе в 50-55 км/ч. Запас хода машины составлял 250-300 км. Вместо механической трансмиссии танк получил однопоточную трехступенчатую гидромеханическую передачу. Планетарная коробка передач частично автоматизировалась.

• Основной изюминкой проекта была ходовая часть, которая располагалась на 4 гусеничных движителях, расположенных под днищем корпуса. С каждого борта танка располагался блок из 2-х гусеничных движителей, в состав каждого из которых входило по 6 сдвоенных необрезиненных опорных катков и по 3 поддерживающих ролика. Ведущее колесо имело заднее расположение.
• Такая ходовая часть не имела аналогов в отечественном танкостроении. Узлы ходовой крепились на 2-х несущих конструкциях, которые по совместительству выполняли роль топливных баков. Подвеска танка была гидропневматической. Конструкция ходовой обеспечивала танку почти полное отсутствие клиренса, невозможность его посадки на грунт и достаточно низкое удельное давление на уровне 0,6 кг/см2.
Четырехгусеничная платформа на испытаниях.

• По результатам проведенных испытаний, которые прошли в 1959 году, у танка был выявлен ряд серьезных недостатков ходовой части:
— потери КПД при движении на вязком грунте,
— низкая поворотливость,
— сложность обслуживания и ремонта,
— невозможность снижения общей высоты танка,
— большая трудоемкость производства.
• Уже тогда стало ясно что «Объекту 279» не суждено стать серийным танком. Наиболее узкоспециализированный, амбициозный и дорогостоящий среди всех трех опытных образцов он должен был уступить им дорогу. Но и этим планам уже не суждено было сбыться.
• 22 июля 1960 года во время демонстрации новой тяжелой техники на полигоне Капустин Яр Хрущев категорически запретил военным принимать на вооружение любые танки, превышающие массу в 37 тонн. Тем самым в СССР был поставлен крест на всей программе тяжелых танков. Однако, не смотря на это, «Объект 279» на протяжении многих лет, вплоть до появления на вооружении танков Т-80У оставался одним из самых мощных танков в мире.

back-in-ussr.com

Ракетный танк «Объект 287» » Военное обозрение

В начале шестидесятых годов советские вооруженные силы начали эксплуатацию первых отечественных противотанковых управляемых ракет. Вскоре появилась идея установки подобного вооружения на самоходные платформы. Развитие такого предложения привело к формированию концепции ракетного танка –бронемашины с мощным бронированием и ракетным либо ракетно-артиллерийским вооружением. Позже промышленность разработала несколько новых бронемашин. Одна из них создавалась под рабочим обозначением «Объект 287».

В феврале 1961 года Совет министров СССР распорядился начать разработку нового проекта перспективного ракетного танка. Общая координация работ и проектирование части важных элементов этой машины поручалась конструкторскому бюро Ленинградского Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина. Управляемую ракету для танка должно было создать ОКБ-16 А.Э. Нудельмана. Разработку системы стабилизации вооружения поручили ЦНИИ-173, а ЦКИБ и ГСКБ-47 отвечали за создание артиллерийского вооружения и боеприпасов к нему.



Опытный "Объект 287" в музее г. Кубинка. Фото Wikimedia Commons

Проект нового ракетного танка получил заводское обозначение «Объект 287». Часть проектных работ удалось завершить до конца 1961 года, и в начале следующего 1962-го эскизный проект представили заказчику. Следующие месяцы ушли на подготовку требуемой технической документации. В том же 1962 году авторы проекта получили разрешение на строительство и испытания опытных машин нового типа.

Изучив требования заказчика и имеющиеся возможности, авторы проекта предложили оригинальный облик боевой машины на танковом шасси. Путем некоторых переработок одного из существующих средних танков предлагалось строить боевую машину с мощным противоснарядным бронированием и комбинированным вооружением. Для борьбы с бронетехникой противника перспективный «Объект 287» должен был использовать как управляемые ракеты, так и малокалиберные пушки. Специфический комплекс вооружения оказал заметное влияние на облик боевого отделения.

Изначально проект предусматривал использование противотанкового комплекса с ракетой 301-П. Это изделие калибром 140 мм разгонялось до 250 м/с и несло кумулятивную боевую часть. Использовалась радиокомандная система управления. Пусковая установка ракеты на время стрельбы должна была выдвигаться за пределы башни. Ракетный комплекс предложили дополнить парой 23-мм автоматических пушек в собственных куполах по бокам башни.


Ракетный танк на полигоне. Фото 477768.livejournal.com

Строительство двух опытных образцов с таким составом вооружения началось в 1962 году и продолжалось до весны 1964-го. Далее два прототипа вышли на заводские испытания и показали свой потенциал. Оказалось, что ракетное и ствольное вооружение перспективного танка не в полной мере отвечает требованиям. Ракета показывала недостаточные характеристики, а пушки не позволяли усилить ее в контексте борьбы с бронетехникой.

По результатам заводских испытаний, «Объект 287» был заметным образом переработан. Вместо ракеты 301-П предложили использовать более совершенный боеприпас комплекса «Тайфун». Автоматические пушки следовало заменить более мощным оружием увеличенного калибра. Вскоре сотрудники ЛКЗ и совместных предприятий сформировали новый облик ракетного танка. Именно в таком виде «Объект 287» остался в истории.

В обеих версиях проекта в качестве основы для нового ракетного танка предлагалось гусеничное шасси среднего танка «Объект 432» (Т-64) недавно разработанного харьковскими специалистами. Разработчики проекта «Объект 287» использовали максимально возможное число готовых компонентов и фактически перестроили только боевое отделение существующей бронемашины. Корпус с защитой, силовая установка и т.д. оставались прежними. Компоновка внутренних объемов так же не претерпевала серьезных изменений: в передней части корпуса помещалось отделение управления с местами механика-водителя и командира, в центре – боевое отделение, в корме – силовая установка.


Вид сверху. Фото Btvt.narod.ru

В проекте «Объект 287» использовался готовый броневой корпус, отличавшийся высокими показателями защиты. Так, лобовая деталь корпуса представляла собой комбинированную преграду в виде 90-мм стального листа, пары стеклопластиковых блоков толщиной по 130 мм, а также броневых деталей толщиной 15 и 30 мм. При установке под углом 70° к вертикали такое бронирование защищало машину от всех существующих бронебойных снарядов и кумулятивных боеприпасов зарубежного производства.

Борта корпуса имели гомогенное бронирование толщиной 20-56 мм; их листы устанавливались с небольшим наклоном. Похожую защиту имела корма. Крыша корпуса выполнялась из 20-мм листа. Собственное бронирование корпуса дополнялось навесными бортовыми экранами, повышавшими стойкость танка к кумулятивным боеприпасам.

В новом проекте предлагалось отказаться от штатной танковой башни в пользу нового устройства. Проем крыши прикрывался невысоким выгнутым наружу куполом небольшой высоты. Вдоль его продольной оси проходил длинный люк для вывода ракеты наружу. По бокам от этого люка располагалась пара небольших башенок с артиллерийским вооружением. Башенки-колпаки жестко устанавливались на куполе и могли перемещаться только вместе с ним.


Схема "Объекта 287". Рисунок Btvt.narod.ru

В кормовой части корпуса следовало устанавливать двухтактный дизельный двигатель 5ТДФ мощностью 700 л.с. Мотор соединялся с парой семиступенчатых бортовых коробок передач. Крутящий момент выводился на задние ведущие колеса с цевочным зацеплением. Как и в случае с базовым танком «Объект 432» / Т-34, моторно-трансмиссионное отделение ракетной бронемашины отличалось минимально возможными размерами. Внутри корпуса и за его пределами имелось нескольких топливных баков. Под защитой брони находились 700 л топлива, снаружи корпуса – 350 л. Двигатель сопрягался со стартером-генератором СГ-10 мощностью до 10 кВт.

Ходовая часть ракетного танка имела в своем составе по шесть опорных катков малого диаметра на каждом борту. Катки устанавливались на индивидуальной торсионной подвеске. Первый, второй и шестой каток каждого борта также имел амортизатор. В передней части корпуса помещались направляющие колеса, в корме – ведущие. Вместе с готовой ходовой частью заимствовались четыре пары поддерживающих роликов. Использовалась гусеница с резинометаллическим шарниром параллельного типа.

Под нижней лобовой деталью корпуса подвешивался отвал оборудования для самоокапывания. На случай пересечения водных преград по дну ракетный танк оснащался оборудованием для подводного вождения. Его трубы в походном положении закреплялись на корме корпуса.


Ракета 9М11 комплекса "Тайфун". Вверху (А) - ракета в транспортном положении, внизу (Б) - разрезной макет ракеты в полетной конфигурации. Фото Btvt.narod.ru

В передней части корпуса помещались рабочие места двух членов экипажа. Слева находился механик-водитель, справа – командир. Оба места оснащались собственными люками в крыше и смотровыми приборами. Обитаемый отсек комплектовался коллективной системой защиты от оружия массового поражения. В ее составе присутствовали прибор радиационной и химической разведки, а также фильтровентиляционная установка.

Позади люков экипажа, на продольной оси корпуса, помещался панорамный прицел, необходимый для использования всего имеющегося вооружения. Внутри поворотного броневого корпуса с передними шторками помещалась оптическая аппаратура. Комбинированный прицел 9Ш19 «Сапфир» позволял вести наблюдение в любое время суток и не требовал инфракрасной подсветки. Поле зрения прицела было стабилизировано в двух плоскостях. Линию прицеливания выполнили независимой. Дальность наблюдения в светлое время суток фактически была неограниченной. Ночью прибор 9Ш19 позволял следить за обстановкой на дальностях не более 900-1200 м.

На рабочем месте водителя устанавливался прибор ночного видения «Клин» разработки Загорского оптико-механического завода. Любопытно, что этот прибор создавался специально для перспективного ракетного танка.

«Объект 287» получил необитаемое боевое отделение с системами дистанционного управления. Все вооружение помещалось под плоским куполом башни и контролировалось с рабочего места командира-оператора. В зависимости от типа цели, командир мог вести огонь с использованием управляемых ракет, двух пушек или пары пулеметов. Наведение всего башенного вооружения осуществлялось при помощи нескольких механических приводов. Горизонтальная наводка ствольного и ракетного вооружения выполнялась синхронно, в пределах сектора шириной 200°. Вертикальная – раздельно для пусковой установки и ствольных систем.


"Объект 287" готовится к выстрелу. Пусковая установка ракеты выведена в боевое положение. Фото 477768.livejournal.com

В центре боевого отделения помещалась аппаратура противотанкового ракетного комплекса 9К11 «Тайфун» с ракетами 9М11. Непосредственно под куполом башни, под открывающимся люком, находилась подвижная пусковая установка. Перед выстрелом она должна была поднимать ракету и выводить ее за пределы корпуса. После выстрела направляющая возвращалась внутрь танка для перезарядки. Большая часть боевого отделения была отдана под механизированную укладку ракет. В ней удалось уместить 15 изделий 9М11, а также средства их подачи к пусковой установке во время перезарядки. В укладке ракеты располагались хвостом вперед по ходу движения танка. При подъеме пусковая установка поворачивалась вокруг горизонтальной оси.

Ракета комплекса «Тайфун» представляла собой реактивный снаряд с радиокомандным наведением. Ракета получила цилиндрический корпус диаметром 140 мм, а также набор складных крыльев и рулей Х-образной конструкции. Головная часть ракеты отдавалась под кумулятивно-осколочную боевую часть. Она пробивала до 500 мм гомогенной брони и образовывала поле осколков, эквивалентное 100-мм фугасному снаряду. Твердотопливный двигатель разгонял ракету до скоростей порядка 250 м/с и позволял атаковать цели на дальностях от 500 м до 4 км.

При использовании системы «Тайфун» командир-оператор при помощи имеющегося панорамного прицела должен был следить за целью и ракетой. Наведение ракеты осуществлялось вручную с передачей команд по радиоканалу. Какие-либо средства автоматизации не использовались.


Ракетный танк с установленными бортовыми экранами. Фото 477768.livejournal.com

Для атаки бронетехники противника «Объект 287» также мог использовать две полуавтоматические пушки. В башенках на куполе боевого отделения помещались два гладкоствольных орудия 2А25 «Молния» калибром 73 мм. Пушки комплектовались автоматами заряжания с укладками барабанного типа. Боекомплект одного орудия состоял из 16 активно-реактивных выстрелов ПГ-15В. Аналогичные боеприпасы использовались орудием 2А28 «Гром» и станковым гранатометом СПГ-9 «Копье». Кумулятивный снаряд ПГ-15В отправлялся на дальность не более 700-1000 м и пробивал до 300 мм гомогенной брони.

С двумя полуавтоматическими пушками были спарены два пулемета винтовочных калибров. По имеющимся данным, изначально «Объект 287» планировали оснастить пулеметами ТКБ-015 конструктора Г.И. Никитина, но позже их заменили серийными ПКТ. Впрочем, такая доработка комплекса вооружений не оказала значительного влияния на боевые качества техники. Боекомплект двух пулеметов состоял из 2 тыс. патронов.

Ствольное оружие, как и ракетный комплекс, должно было управляться дистанционно, с рабочего места командира. Поиск целей и наведение оружия производилось при помощи комбинированного прицела 9Ш19. По команде с пульта оружие открывало огонь. Подобно системе 9К11 «Тайфун», пушки 2А25 и пулеметы ПКТ работали самостоятельно, без вмешательства человека.


"Объект 287" на полигоне. Шторки прицела открыты. Фото 477768.livejournal.com

Основываясь на агрегатах существующего танка, ракетная бронемашина «Объект 287» отличалась меньшими размерами и незначительно сокращенной массой. Длина ракетного танка составляла 6,12 м, ширина – 3,42 м. Отказ от традиционной башни в пользу новой низкопрофильной конструкции с двумя небольшими башенками сократил высоту танка до 1,75 м при клиренсе 450 мм. Боевая масса составляла 36,5 т.

Высокая удельная мощность позволяла сохранить ходовые характеристики на уровне базового среднего танка. Ракетный «Объект 287» мог развивать скорость до 66 км/ч и проходить на одной заправке топливом до 500 км. Обеспечивалось преодоление различных препятствий. Водные преграды пересекались по дну, при помощи ОПВТ.

В 1962-64 годах Ленинградский Кировский завод построил пару опытных танков «Объект 287» первой конфигурации, использовавших ракеты 301-П и малокалиберные пушки. В мае 1965 года началась сборка двух других машин обновленного вида, комплектовавшихся ракетным комплексом «Тайфун» и пушками «Молния». Есть основания полагать, что эти прототипы были перестроены из имеющихся опытных образцов. В соответствии с новыми решениями, следовало представить на испытания два опытных образца и один корпус с башней для проверок обстрелом.

С 1965 по 1968 годы два опытных ракетных танка «Объект 287» находились на испытаниях и демонстрировали свои возможности. Было установлено, что машины в имеющейся конфигурации имеют как сильные, так и слабые стороны. Несомненным плюсом было наличие нескольких систем вооружения разного рода, позволявших атаковать разные цели с применением наиболее эффективного оружия. Эффективный панорамный прицел давал определенные преимущества.


Ракетный танк с установленным оборудованием для подводного вождения. Фото Btvt.narod.ru

В системе управления комплексом 9К11 «Тайфун» отсутствовали какие-либо средства автоматизации, что серьезно затрудняло работу командира и снижало эффективность стрельбы. Испытания показали, что проблемы с ручным наведением не позволяют получить решающее преимущество перед танками вероятного противника на дальностях до 2 км. На больших дистанциях преимущество обеспечивалось только дальностью полета ракеты.

Полуавтоматические орудия 2А25 «Молния» не показывали желаемые характеристики дальности и точности огня. Снаряды с аэродинамической стабилизации могли пробивать заявленные 300 мм брони, но вероятность попадания в типовую цель была недостаточной. Пулеметы, в свою очередь, показывали требуемые результаты, но живая сила противника не была приоритетной целью ракетного танка.

Имели место проблемы с новым оптическим оборудованием. Так, прицел «Сапфир» требовал доводки и оказывался достаточно сложным в эксплуатации. Прибор ночного видения водителя тоже не отличался совершенством. Оказалось, что он имеет большую инерционность изображения. Это фактически исключало возможность вождения машины ночью с высокими скоростями.


Опытный образец в музее. Фото Wikimedia Commons

По совокупности технических и боевых характеристик новый ракетный танк «Объект 287» не представлял интереса для вооруженных сил. Для ликвидации выявленных недостатков требовалась переработка массы узлов и агрегатов, причем в некоторых случаях могла понадобиться замена некоторой аппаратуры новыми образцами. Подобную доработку существующей бронемашины посчитали нецелесообразной.

3 сентября 1968 года Совет министров постановил прекратить все работы по новому ракетному танку ввиду наличия более удачных альтернатив. Вместо него на вооружение приняли более удачный «Объект 150» или ИТ-1 «Дракон». При этом руководство определило дальнейшие пути развития военной техники. Тематику управляемого ракетного вооружения для танков теперь предлагалось развивать в рамках проекта «Объект 434». Будущий средний / основной танк Т-64А должен был получить комплекс управляемого вооружения 9К112 «Кобра». Через несколько лет этот проект был успешно реализован, и ракету нового типа довели до эксплуатации в войсках.

Для проведения испытаний в рамках проекта «Объект 287» были построены два опытных ракетных танка и один корпус. Из имеющихся сведений следует, что последний был разрушен во время испытаний обстрелом. После завершения испытаний и закрытия проекта один из опытных танков в полной комплектации был списан и утилизирован. Второй «Объект 287» избежал этой участи. Сейчас он входит в экспозицию музея бронетанковой техники в Кубинке.

В течение шестидесятых годов советская оборонная промышленность разработала несколько вариантов бронемашины с управляемым ракетным противотанковым вооружением. Несколько подобных проектов завершились строительством опытных образцов, а одному даже удалось попасть на вооружение. «Объект 287» дошел до испытаний, но не смог показать себя лучшим образом, и потому не пошел в серию. Кроме того, к этому времени появилась новая идея создания «универсального» танкового орудия-пусковой установки. В связи с появлением такого оружия необходимость в создании специализированных ракетных танков пропала.

По материалам:
http://mbtvt.ru/
http://btvt.info/
http://dogswar.ru/
https://strangernn.livejournal.com/
Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. Отечественные бронированные машины. XX век. – М.: Экспринт, 2010. – Т. 3. 1946–1965

topwar.ru

«Объект 166» (Танк Т-62). Главный конструктор В.Н. Венедиктов Жизнь, отданная танкам

«Объект 166» (Танк Т-62)

В 1956–1957 гг. в ведущих зарубежных странах мира практически одновременно были развернуты работы по созданию танков с повышенной огневой мощью.

Причиной этому послужило появление в советских войсках танков Т-54, превосходящих натовские танки по всем показателям.

Военные специалисты пришли к этому убеждению, сравнив боевые характеристики танков Т-54, находящихся на вооружении армии Египта, и израильских танков М48 производства США в ходе боевых действий англо-франко-израильских войск против египетских войск 29 октября — 7 ноября 1956 г. Танк Т-54 был вооружен нарезной пушкой Д-10Т калибром 100 мм. Пушка танка М48 имела калибр 90 мм. Пушка Д-10Т, созданная под руководством Ф.Ф. Петрова, превосходила все пушки, установленные на западных танках [21].

С 1957 года в США началась разработка танка М60, оснащенного нарезной 105мм английской пушкой L7, изготавливаемой в США по лицензии под маркой М68.

Израильские танки М48 принимали участие в нескольких арабо-израильских войнах. На фото: осмотр поврежденного танка М48. 1978 г., район Эль-Кантара (Египет). Из архива Л.Н. Карцева

Главный конструктор УКБТМ В.Б. Домнин у танка Т-54 в музее бронетехники «Уралвагонзавода». Танк Т-54 был «школьной партой» для многих военачальников и главных конструкторов

Еще ранее в 1956 году в Великобритании приступили к созданию танка «Чифтен», вооруженного 120-мм нарезной пушкой.

В СССР в танковом КБ «Уралвагонзавода» с 1957 года под руководством Л.Н. Карцева и его заместителя по опытным работам В.Н. Венедиктова проводились работы по созданию опытного танка с названием «Объект 166» [21].

По их предложению в танке предусматривалась установка 115 мм гладкоствольной пушки, получаемой из нарезной пушки Д-54 (с исключением нарезов и дульного тормоза). Ранее пушка Д-54 калибром 100 мм с повышенными показателями по бронепробиваемости и дальности прямого выстрела [1] была разработана для «Объекта 140» (у Карцева ошибочно указано, что у пушки Д-54 в сравнении с пушкой Д-10 были повышенные показатели по ОФС [22]). Министерством обороны было оформлено решение ВПК (Военно-промышленной комиссии при ЦК КПСС и СМ СССР) о создании новой мощной пушки, получившей наименование У-5ТС, стабилизатора к ней и трех типов оперенных снарядов унитарного заряжания: осколочно-фугасного ОФ-18, кумулятивных БК-4 и БК-4М и бронебойно- подкалиберного БМ-6 [23]. ОКР по созданию гладкоствольной пушки и новых боеприпасов был присвоен шифр «Молот».

В мае 1958 г. был создан опытный образец «Объекта 166». Он был выполнен в компоновке серийного танка Т-55 с использованием его агрегатов и узлов.

Для установки пушки У-5ТС корпус танка Т-55 был удлинен в зоне боевого отделения на 386 мм [1], увеличен диаметр погона. Танк был оснащен новой башней с измененной конфигурацией. В шасси более рационально размещены опорные катки.

На новом танке были применены более совершенный двухплоскостной стабилизатор вооружения «Метеор», с помощью которого можно было вести прицельную стрельбу во время движения [1], улучшенный комбинированный (дневной и ночной) прибор командира и 12,7-мм зенитный пулемет (с 1972 года). Были усовершенствованы узлы моторно-трансмиссионного отделения и ходовой части. Боекомплект пушки состоял из 40 выстрелов.

Как известно, боевая скорострельность танкового орудия определяется временем заряжания и зависит от физических возможностей заряжающего. Из-за большой массы боеприпасов темп стрельбы из пушки на «Объекте 166» при ручном заряжании составлял всего до 4 выстрелов в минуту (при движении танка скорострельность пушки снижалась). У натовских танков 1960-х годов скорострельность пушек составляла не менее 7 выстрелов в минуту.

Танк Т-62

С целью снижения физических затрат заряжающего в башне танка был размещен механизм выброса стреляных гильз. После производства выстрела и перевода ствола в положение для заряжания стреляная гильза выбрасывалась через открывающийся люк в корме башни *. Наличие этого люка также позволило снизить уровень загазованности в боевом отделении при темповой стрельбе в два раза и привести показатели загазованности к допустимым нормам.

Опытные танки «Объект 166» были подвергнуты заводским и полигонным испытаниям с положительными результатами.

Участники разработки, изготовления и испытаний опытных образцов «Объекта 166» вспоминают, что установленные Валерием Николаевичем сроки выполнения указанных работ были исключительно жесткими. Заводские испытания проводились круглосуточно. Случалось, что экипажи по трое суток не покидали территории заводского полигона «Салита».

Осенью 1960 года — через три года после начала разработки «Объекта 1 66» государственная комиссия, членом которой являлся В.Н. Венедиктов, рекомендовала принять танк на вооружение.

Однако введение танка в серию тормозило Управление начальника танковых войск. Председатель НТК УНТВ А.В. Радус- Зенькович три недели (!) не утверждал Л.Н. Карцеву перечень доработок опытного танка по выявленным замечаниям и, наконец, неожиданно ушел в отпуск.

Леонид Николаевич в своих воспоминаниях писал [22]:

«Я, конечно, понимал, в чем дело. Если мы поставим на производство «Объект 166», по огневой мощи он будет выше, чем разрабатываемый в Харькове новый танк, на который было затрачено много времени, сил и средств, и генерал попросту решил не брать на себя ответственность за возможные последствия».

Между тем, в США с 1960 года танк М60 стал выпускаться серийно и начал поступать в войска. В 1959 году был создан первый образец английского танка «Чифтен». Руководству ГБТУ следовало бы обеспокоиться известиями об этих событиях.

В аналитической записке Государственного комитета по оборонной технике в 1964 г. [1] приведены следующие данные:

«Танк М60 (США), вооруженный 105-мм пушкой М68, имеет уровень броневой защиты выше, чем серийных отечественных танков Т-55 и Т-54. Лобовая броня танка М60 не пробивается серийными бронебойными снарядами пушки Д10Т танка Т-55… Лобовая броня Т-54 и Т-55 поражается снарядами пушки танка М60 с дальности до 2000 м…

Английский танк «Чифтен» вооружен 120-мм пушкой. Броневая защита лобовой проекции этого танка равноценна броневой защите танка М60 и имеет ту же степень защищенности от огня отечественных танковых пушек, что и танк М60. Но за счет установки на «Чифтен» 120 мм пушки дистанции поражения брони отечественных танков при дуэльном бое резко возрастают и для серийных танков Т-54, Т-55 составляют 2500–3000 м».

* Механизм выброса стреляных гильз был защищен в техпроекте «Объекта 140», но в этом объекте не устанавливался.

Главнокомандующий Сухопутными войсками Маршал Советского Союза В.И. Чуйков

А в войска Советской Армии продолжали поступать танки Т-55 со 100-мм пушками…

И, наконец, грянул гром! Главнокомандующий Сухопутными войсками маршал В.И. Чуйков, узнав о принятии на вооружение НАТО танков М60 с 105-мм пушкой и затеянной «волынке» с принятием на вооружение «Объекта 166» пришел в ярость. Необходимые документы для принятия такого решения пришли в движение. 7 июля 1961 года в Совет Министров СССР поступил рапорт, подписанный Министром обороны СССР Р.Я. Малиновским и председателем ГКОТ Л.В. Смирновым следующего содержания [1]: «Учитывая значительное повышение боевых качеств среднего танка в сравнении с танком Т-55, достигнутое за счет установки 115-мм гладкоствольной пушки У-5ТС, а также положительные результаты испытаний контрольного опытного образца, считаем возможным рекомендовать танк с гладкоствольной пушкой «Молот» на вооружение Советской Армии и серийное производство.

Принятие на вооружение среднего танка с пушкой «Молот» обеспечивает превосходство советских танков над танками капиталистических армий, вооруженных 105-мм английской пушкой».

Наконец, в середине 1961 года «Объект 166» был принят на вооружение. Ему было присвоено название «средний танк Т-62».

Т-62 превосходил «Леопард» по броневой защите, но, справедливости ради, следует заметить, что превосходя по огневой мощи американские М60 и немецкий «Леопард», наш танк уступал по этому параметру английскому танку «Чифтен».

Как уже указывалось выше, большим недостатком танка Т-62 явилась низкая скорострельность пушки. Традиционно танки НАТО превосходили советские танки в качестве оптики (особенно ночных прицелов) и совершенстве систем управления огнем.

Выдающийся конструктор артиллерийского вооружения Ф.Ф. Петров

115-мм гладкоствольная танковая пушка 2А20 (войсковое обозначение У-5ТС)

К достоинствам танка Т-62 следует отнести:

— высокую скорость подкалиберного снаряда гладкоствольной пушки У-5ТС составляющей 1615 м/с, что уменьшало полетное время снаряда и по бронепробиваемости превосходило аналогичные 105-мм снаряды английской нарезной пушки L7 танка М60 [23];

— низкий силуэт отечественных танков.

Как известно, с 1964 года харьковчане начали серийное производство танка Т-64, в котором была установлена гладкоствольная 115-мм пушка, как в танке Т-62, но раздельного заряжания (наименование Д-68), с механизмом заряжания (МЗ), впервые примененном при серийном производстве отечественных танков. (Следует заметить, что в ряде источников неверно указывается на мировой приоритет в применении механизма заряжания в танке Т-64, например [23]. Между тем, первый автомат заряжания (АЗ) был установлен на опытном тяжелом советском танке ИС-7 в конце 1940-х годов. Первым серийным танком с АЗ с 1952 г. стал французский легкий танк AMX-13, далее шведский STRV-103 со скорострельностью пушки 15 выстр./ мин. и др. [19]).

Начальник бюро «Отдела 520», в 1971–1975 гг. заместитель главного конструктора Ю.А. Кипнис-Ковалев

Начальник бюро «Отдела 520», в 1976–1996 гг. заместитель главного конструктора В.М. Быстрицкий

Использование МЗ позволило исключить из состава экипажа заряжающего и существенно уменьшить размеры башни. Скорострельность пушки Д-68 повысилась до 10 выстр./мин., т. е. в 2,5 раза превысила скорострельность 115-мм пушки танка Т-62. Одновременно в 1964 г. в КБ А.А. Морозова был разработан техпроект модификации танка Т-64 с 125-мм гладкоствольной пушкой Д-81 и конструктивно доработанным МЗ, приспособленным к выстрелам нового калибра. Новый механизм заряжания обеспечивал скорострельность 6–8 выстр./мин. [23]. Пушки такого калибра в течение длительного времени превосходили все танковые пушки в мире. Опытные образцы начали проходить испытания с 1966 г. В это время харьковский завод захлестывал поток рекламаций из-за низкой надежности танка Т-64 по всем основным составным частям танка.

Тогда инициативу по созданию танка с 125-мм гладкоствольной пушкой Д-81 и автоматом заряжания (АЗ) собственной разработки перехватил Л.Н. Карцев. 26 октября 1967 г. (во многих источниках неверно указывается дата 05.11.1967 — Прим. Э.В.) он продемонстрировал Министру оборонной промышленности С.А. Звереву модернизированный танк Т-62 с этой пушкой и АЗ, принципиально отличающимся от механизма заряжания танка Т-64 тем, что экипажу была обеспечена связь между боевым отделением и отделением управления, а наличие механизма выброса стреляных гильз эффективно снижало загазованность боевого отделения при интенсивной стрельбе (конструкция харьковского МЗ для доступа из БО в отделение управления требовала снятия препятствующих лотков. В танке Т-64 отсутствовал прямой визуальный контакт между членами экипажа, что неблагоприятно сказывается на психологическом состоянии людей в боевой обстановке. Поддоны гильз после выстрела необходимо возвращать в укладку. Они содержали остатки продуктов сгорания и приводили к высокой загазованности боевого отделения).

Этот автомат заряжания, разработанный по теме «Желудь» в бюро, возглавляемых Ю.А. Кипнис-Ковалевым и В.М. Быстрицким, в отличие от харьковского МЗ, не отгораживал отделение управления от боевого отделения (АЗ выполнен в бескабинной схеме) и был полностью оснащен электрическими приводами, менее пожароопасными в сравнении с гидравлическими.

Однако, оценив по достоинству тагильский АЗ, министр дал согласие только на его установку и четырехтактного двигателя В-45К вместо двухтактного двигателя 5ТДФ в харьковский танк Т-64, подготавливаемый к серийному производству на УВЗ.

С внедрением 125-мм гладкоствольной пушки и бескабинного АЗ в модернизированный танк Т-62 министр не согласился, явно поступившись интересами Вооруженных Сил.

Но в этот день министр, еще не осознавая последствий принятых им решений по оснащению Т-64 на «Уралвагонзаводе» новым моторно-трансмиссионным отделением с четырехтактным двигателем и оригинальным АЗ, разработанными в тагильском КБ, определил облик опытного танка «Объект 172» и, тем самым, открыл дорогу к созданию танка Т-72.

Встреча специалистов КБ с Ю.А. Кипнис-Ковалевым в Киеве. 1980 г. Слева направо: В.Н. Поляков, Е.Е. Кривошея, Ю.А. Кипнис-Ковалев, И.А. Кайгородова, В.А. Кайгородов, А.Л. Миллер

В историю мирового танкостроения танк Т-62 вошел как первый в мире серийный танк, на котором установлена гладкоствольная пушка.

Он находился в серийном производстве с середины 1961 г. по 1973 г. Всего было изготовлено примерно 20000 танков. Т-62 выпускался по лицензии в КНДР. Танки поступили на вооружение более 20 стран мира. В составе сирийских и египетских войск Т-62 участвовал в боевых действиях с израильтянами в 1967, 1973 гг., а в 1982 г. — в составе сирийских войск в Ливане.

Механизированная боеукладка, разработанная в УКБТМ при выполнении ОКР «Желудь», впоследствии использовалась при создании автомата заряжания для основного боевого танка Т-72.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

tech.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о