Самолет для дальних перелетов БОК-15.

Самолет для дальних перелетов БОК-15.

Разработчик: БОК
Страна: СССР
Первый полет: 1939 г.

Летные испытания самолетов БОК-7 и БОК-11 начались в 1939 году, но так и не были доведены до конца. Попытки установить на них мировые рекорды высоты остались безуспешными. Опять во всем оказались виноваты двигатели. Позже на базе БОК-7 спроектировали стратосферные самолеты БОК-10 для пассажирских перевозок, БОК-12 для исследования стратосферы и БОК-13 для военной разведки. Но все они так и остались проектами. Исключением стал сверхдальний рекордный самолет БОК-15.

В 1930-е годы эйфория рекордных достижений не давала покоя ни политикам, ни летчикам. В 1937 году, вскоре после удачного завершения трансполярных перелетов, экипаж В.П.Чкалова писал Сталину:

«Мы помним Ваше обещание разрешить нам перелет в 1939 году за пределы СССР. До 1939 года осталось времени не так много, и поэтому мы решили Вас просить … построить самолет с дальностью 15-20 тысяч километров, с дизельными моторами и рабочей высотностью 8-10 тысяч метров…»

В ответ на это обращение 10 мая 1938 года вышло постановление правительства о разработке в КБ-29 под руководством Чижевского самолета БОК-15. Новая машина должна была удивить мир, показать в очередной раз, что СССР — великая авиационная держава. (К этому времени Бюро особых конструкций переехало из Смоленска в подмосковные Подлипки и вошло в состав КБ-29, сохранив прежнее обозначение своих изделий).

Проектирование специального сверхдальнего самолета, получившего обозначение БОК-15, началось в Смоленске, причем за основу взяли уже строящиеся самолеты типа БОК-7. Основные усилия направили на улучшение аэродинамики и увеличение запасов топлива. Поначалу активности в проведении работ не наблюдалось, лишь через год, 9 июля 1938 г. состоялась первая макетная комиссия, в составе которой были летчики Громов, Юмашев, Данилин и Петров.

Для БОК-15 спроектировали герметическую кабину вентиляционного типа, первую в СССР. Хотя создание такой кабины предполагало разрешение многих новых технических проблем, однако ее вес для трех человек экипажа был на 300–500 кг меньше, чем у кабины с регенерационной системой (БОК-1).

На авиационном заводе № 35 в Смоленске строили сразу два самолета БОК-15, предназначавшиеся для экипажей М.М.Громова и Г.Ф.Байдукова. Предполагалось, что в 1939 году на них будет выполнен ряд перелетов, в том числе и по кругосветным маршрутам зарубежных пилотов Вильяма Поста и Говарда Хьюза. Были и более грандиозные планы: кругосветные перелеты через два полюса с промежуточными посадками.

По первоначальным расчетам БОК-15 должен был в так называемых «тепличных» условиях (без учета встречного ветра и возможных отклонений от заданного профиля) пролететь без посадки около 24000 километров. Расчетная крейсерская скорость доходила до 240 км/ч (на 70 км/ч больше, чем показывал в перелетах самолет РД). Для достижения таких рекордных параметров нужен был дизельный мотор. Единственным претендентом на эту роль оказался отечественный АН-1РТК, по расчетам он должен был снизить путевой расход горючего с 0,62 кг/км (у РД) до 0,43 кг/км.

Но то, что хорошо на бумаге, не всегда удается реализовать в жизни. Вновь и вновь выходили из строя турбокомпрессоры. Вдобавок расход масла оказался таким большим, что на борт нужно было брать огромный его запас, а это существенно снижало топливную экономичность мотора. Пришлось корректировать маршруты полетов, ведь гарантированная дальность на самом деле не превышала 15000 км. Конструкторы подумывали даже заменить дизель на карбюраторный мотор АМ-35ТК.

Подготовка БОК-15 к перелетам шла со значительным отставанием от графика. главным виновником всех бед были по-прежнему двигатели. Но нарком авиапрома М.М.Каганович вместо того, чтобы оказать поддержку КБ-29, стал искать виновного. «Врагом народа» оказался В.А.Чижевский.

28 января 1938 года Каганович докладывал Сталину: «Состояние конструкторского аппарата и работ КБ-29 Чижевского таково, что не дает уверенности в выполнении той большой задачи, которая перед ним поставлена, по постройке самолета БОК-15… Для того чтобы построить машину без Чижевского, необходимо поставить на эту работу крупный квалифицированный коллектив конструкторов и перевести ее производство на более квалифицированный завод… В течение месяца надо основательно укрепить и очистить от сомнительных людей коллектив… С Чижевским вопрос решить немедленно».

Спустя четыре дня — новый доклад о том, что комиссия, проверявшая конструкторскую документацию БОК-15, выявила принятый в расчетах трехкратный коэффициент перегрузки. По мнению комиссии, коэффициент необходимо довести до 3,5, лишь в этом случае самолет сможет выдержать нагрузки, возникающие при попадании в «болтанку». Но ведь и РД, дважды перелетавший через Северный полюс и побывавший в серьезных переделках, также рассчитывался с учетом трехкратной перегрузки. Ни ЦАГИ, ни наркомат, ни ЦК ВКП(б) не считали тогда, что машина может разрушиться. Этот факт лишний раз подтверждает, что обвинения против Чижевского были необоснованными.

1 февраля 1939 года В.А.Чижевского арестовали. По свидетельству заместителя А.Н.Туполева Л.Л.Кербера, он не падал духом и не сомневался, что происходившее, в том числе и репрессии, имело какие-то высшие и тайные причины. Чижевский считал, что человеческому уму не все доступно: «Вот подождите, — говорил он, — пройдет несколько лет и скрытые для нас причины обнажатся». Чижевский стойко перенес арест и больше двух лет лагерей. Перед самой войной он оказался в тюремном конструкторском бюро — ЦКБ-29, которое возглавлял опальный в то время А.Н.Туполев.

Первый из двух строившихся самолетов БОК-15, пилотируемый летчиком М.М.Громовым, поднялся в воздух уже после ареста Чижевского — 23 октября 1939 года. До середины следующего года продолжалась их доводка, но перелет так и не состоялся. В Европе в это время уже шла Вторая мировая война.

Советское руководство распорядилось прекратить дальнейшую работу по высотным БОКам.

ЛТХ:

Модификация: БОК-15
Размах крыла, м: 32,0
Длина, м: 15,75
Высота, м: 5,77
Площадь крыла, м2: 81,4
Нагрузка на крыло, кг/м2: 166
Масса, кг
-пустого самолета: 4679
-взлетная: 13517
Вес топлива, кг: 7500
Тип двигателя: 1 х ДД АН-1РТК
-мощность, л.с.: 1 х 1200
Макс. скорость, км/ч: 333
Крейс. скорость, км/ч: 266
-на высоте 8000 м: 328
Практическая дальность, км: 13500
Скороподъемность, м/мин: —
Практический потолок, м: 11300
Экипаж, чел: 2.

Высотный самолет БОК-7.

Высотный самолет БОК-15. На втором плане на стоянках стоят, поступившие для испытаний, немецкие истребители Ме-109 и Хе-100.

.

.

Список источников:
В.Б.Шавров. История конструкций самолетов в СССР до 1938 г.
Б.Л.Симаков. Самолеты страны Советов. 1917-1970.
М.А.Маслов. Утерянные победы советской авиации.
Наука и Техника. Николай Якубович. Прорыв в стратосферу.
Авиационный форум Prop&Jet. Архивные фото.

xn--80aafy5bs.xn--p1ai

Высотный самолет БОК-15. Утерянные победы советской авиации

Высотный самолет БОК-15

Решение о создании самолета БОК-15 состоялось в связи с действующей программой дальних советских перелетов, ориентированной на завоевание мирового рекорда дальности полета. Этот новый стратоплан стал дальнейшим развитием высотного БОК-1 (после БОК-7 и БОК-11), создаваемого практически параллельно с АНТ-25 для завоевания рекорда высоты. Документально начало проектирования БОК-15 началось после соответствующего приказа наркома авиапромышленности М. М. Кагановича от 10 апреля 1937 г. После проведения летом того же года перелетов Чкалова и Громова в США, в принятом решении окончательно утвердились. Дело в том, что полеты обоих экипажей АНТ-25 проходили в сложной метеорологической обстановке, при наличии многоярусной облачности и обледенения. Был сделан вывод, что для проведения дальних перелетов нужен такой самолет, который может лететь выше облаков и атмосферных фронтов и не зависеть от погодных условий. Таким требованиям вполне соответствовали стратопланы, разработку которых вели в Бюро особых конструкций (БОК) под руководством В. А. Чижевского.

Проектирование специального сверхдальнего самолета, получившего обозначение БОК-15, началось в Смоленске, причем за основу взяли уже строящиеся самолеты типа БОК-7. Основные усилия направили на улучшение аэродинамики и увеличение запасов топлива. Поначалу активности в проведении работ не наблюдалось, лишь через год, 9 июля 1938 г. состоялась первая макетная комиссия, в составе которой были летчики Громов, Юмашев, Данилин и Петров.

Для БОК-15 спроектировали герметическую кабину вентиляционного типа, первую в СССР. Хотя создание такой кабины предполагало разрешение многих новых технических проблем, однако ее вес для трех человек экипажа был на 300–500 кг меньше, чем у кабины с регенерационной системой (БОК-1).

Крыло самолета двухлонжеронное, конструкция традиционная, отработанная в самолетах ЦАГИ и БОК. В соответствии с этой силовой схемой лонжероны крыла проходили через гермокабину. Каждый лонжерон крыла состоял из двух хромомолибденовых труб, соединенных клепаной дюралюминиевой стенкой. В пространстве между лонжеронами и в передней кромке центроплана размещались 12 топливных баков, рассчитанных на 7,5 т дизельного топлива. Обшивка крыла гладкая, из дюраля толщиной 0,6–1,5 мм.

Фюзеляж типа монокок со встроенной гермокабиной вентиляционного типа, снабженной двумя люками: один аварийный в верхней части и один снизу, используемый как лаз для подъема в самолет. Экипаж состоял из трех человек: двух пилотов и штурмана. Управление самолетом сдвоенное, при размещении пилотов рядом. Над левым, командирским креслом из гермокабины выступал каплевидный фонарь, правый пилот имел обзор только по сторонам. Место штурмана в кормовой части кабины, там же смонтировано радио и штурманское оборудование. Для того чтобы избежать использования термостатов для моторного масла, маслобаки разместили внутри гермокабины. На одном из них, по правому борту, находилась откидная кровать для отдыха экипажа.

Хвостовое оперение практически полностью повторяло оперение БОК-7 (БОК-11). Шасси, как и в АНТ-25, полуубираемое в центроплан, выступающие элементы в полете закрыты обтекателем. Амортизация стоек шасси масляно – пневматическая, с большим ходом, рассчитанным на случай посадки с максимальным полетным весом. Костыльное колесо неубираемое, в обтекателе.

При выборе силовой установки основные надежды связывались с авиационным дизелем АН-1 конструкции Чаромского, разработка которого велась с 1931 г. В 1935 г. АН-1 прошел государственные испытания, в ходе которых на высоте 3000 м зафиксировали номинальную мощность 850 л. с. при расходе горючего 170–180 г/л. с./ч. После вполне успешных испытаний последовало решение изготовить серию таких дизелей в количестве 20 экземпляров на заводе № 24 в Москве.

В 1936 г. АН-1 установили на один из АНТ-36 (военный вариант АНТ-25), построенный на заводе № 18 в Воронеже. В период испытаний с 14 июня по 23 ноября 1936 г. дизель надежно отработал на АНТ-36 140 часов. Затем создали модификацию – АН-1РТК с турбокомпрессором и заявленной мощностью 1100 л. с. Именно данный вариант позволял рассчитывать на получение дальности полета от 18 до 24 тыс. км и продолжительность нахождения в воздухе 50—100 часов. Кстати, стремление обеспечить дальность 24 тыс. км имело весьма простое объяснение. Начиная с 1928 г. американские летчики неоднократно предпринимали перелеты вокруг Земли с промежуточными посадками, при этом последующие участники постоянно улучшали результаты затраченного времени. Это всеамериканское соревнование частично проходило через советскую территорию примерно вдоль 60–й параллели, то есть там, где имелись обжитые районы и воздушные трассы. Длина этого маршрута составляла 24 тыс. км. При подсчете возможностей БОК-15 его расчетная дальность как раз приближалась к пресловутой цифре 24, поэтому к ней и стремились. То есть вполне можно было претендовать не только на рекордный полет, но и на полет знаковый – впервые без посадки вокруг Земли!

В связи с переводом в 1938 г. Бюро особых конструкций в Подмосковье работы по рекордной машине разворачивались неспешно. Окончательное решение об изготовлении двух экземпляров БОК-15 в Наркомате авиапромышленности приняли 10 февраля 1939 г. Однако постройка, в соответствии с более ранними устными договоренностями между Чижевским и Кагановичем, началась еще в 1938–м на смоленском авиазаводе № 35. Готовность первого экземпляра по состоянию на 1 января 1939 г. оценивалась на 10–12 %. Оперение, детали управления, мотораму, шасси делали на новой базе КБ-29 в Подлипках. Изготовление наиболее ответственных деталей – моторамы, сварных узлов и некоторых агрегатов – поручалось авиазаводу № 156. При выдаче заказа изначально большое внимание уделялось разработке и изготовлению нового крыла. При этом требования к новому крылу постоянно повышались. Поначалу, при геометрическом соответствии крыльям БОК-7 и БОК-11, предполагалось лишь усиление конструкции и увеличение объема бензобаков. Спустя несколько месяцев в ЦАГИ получили задание на подбор специального, наиболее эффективного крыльевого профиля для БОК-15. Заводу – изготовителю вменялось построить новое крыло с особо качественной, полированной обшивкой.

Подготовка к дальним перелетам БОК-15 началась в 1939 г., задолго до появления самих самолетов на аэродроме. В соответствии с приказом по ВВС Красной Армии № 0018 от 21 января 1939 г. для обеспечения предстоящих новых рекордных перелетов формировались два экипажа в следующем составе:

1. Комбриг Громов, полковник Юмашев, комбриг Данилин.

2. Полковник Байдуков, комбриг Спирин, комбриг Беляков.

Все упомянутые летчики, за исключением штурманов Спирина и Данилина, с 1 февраля 1939 г. освобождались от прямых служебных обязанностей и начинали летную тренировку. В распоряжение означенных экипажей с 25 января передали самолеты ДБ-3, СБ и Р-5, базирующиеся на Центральном аэродроме.

Начиная с 24 января 1939 г. ЦИАМ вел планомерные доводки дизеля АН-1РТК. Указывалось, что этот двигатель с сухим весом 1100 кг, шириной 1000 мм, высотой 1200 мм, длиной 2400 мм обладает взлетной мощностью 1250 л. с. (не более 5 минут), номинальной мощностью на высоте 5500 м – 1000 л. с. Максимальный расход горючего на эксплуатационном режиме определили в 175 г/ л. с./ ч, расход масла – 12 г/л. с./ч. Топливо – керосин с удельным весом 0,832. В соответствии с этими заявленными характеристиками ЦИАМ должен был сдать два АН-1РТК с воздушными винтами ВИШ-34Д, но без нагнетателя, в КБ-29 к 15 марта.

Первый опытный БОК-15 с АН-1РТК закончили постройкой 9 октября 1939 г. Двигатель оснастили воздушным винтом диаметром 4,75 м с лопастями из электрона. Первый полет БОК-15 состоялся 17 октября 1939 г. Впрочем, еще до окончания испытаний на обоих экземплярах решили установить новое, особо качественное крыло, позволяющее значительно увеличить дальность полета. Данное решение потребовало значительных переделок, поэтому по состоянию на 1 июня 1940 г. 1–й опытный экземпляр оценивался готовым на 80 %, а второй – на 50 %. В этот период, по причине начавшейся мировой войны, масштабы которой все более расширялись, от проведения дальнего перелета отказались.

Тем не менее усовершенствования БОК-15 продолжались. В частности, самолеты оборудовали каплеобразными обтекаемыми фонарями командира экипажа. Следующим этапом стало совершенствование силовой установки. Поначалу ориентировались на дизель М-40Ф с турбокомпрессорами ТК – Э88, проходивший 100–часовые испытания до сентября 1940 г. Хотя испытания оценивались малоуспешными по причине недоведенности поршневой группы, к декабрю 1940 г. этот двигатель предстояло установить на БОК-15 и приступить к летным испытаниям. М-40Ф развивал на взлете мощность 1500 л. с. (при номинальной 1200 л. с.), имел сухой вес 1200 кг, в качестве топлива на нем использовался бакинский тракторный керосин.

В декабре 1940 г. государственные испытания с удовлетворительной оценкой прошел дизель М-30, который являлся модификацией М-40. Основным его отличием стала установка по одному турбокомпрессору с каждой стороны двигателя. По весовым характеристикам и мощности оба дизеля были равноценными. Однако конструктор Тулупов путем дальнейшего форсирования обещал в ближайшем времени изготовить дизель М-30Ф с максимальной мощностью 1700 л. с. Очевидно, это обстоятельство привело к решению оборудовать в июне 1941 г. на БОК-15 № 2 дизель М-30. Начавшаяся война не позволила довести все перечисленные начинания до реализации. В 1941 г. по крайней мере один БОК-15 перегнали в Казань. Сведениями о дальнейшей судьбе этих двух необычных машин автор не располагает.

Размеры и основные характеристики БОК-15 АН1РТК

Под этим обозначением значился стратосферный бомбардировщик ДБ-3 2М-88 с гермокабиной конструкции Каштанова. Эскизный проект самолета подготовили в конце 1939 г. Самолет отличался новыми обводами носовой части, в которой устанавливалась герметическая кабина. После рассмотрения и утверждения полноразмерного макета этой кабины 19 января 1940 г. конструктивные разработки БОК-17 продолжались еще в течение полугода. Затем, в июне 1940 г., все работы были прекращены.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Стратосферный призрак Сталина. Рекордные самолеты БОК-7/БОК-15. СССР. — DRIVE2

23 октября 1939 года (по другим данным — 17 октября) впервые взлетел БОК-15 — один из самых загадочных самолетов в мировой истории. До сих пор не найдено ни чертежей, ни фотографий этой машины, а текстовая информация о ней — очень обрывочна и противоречива.

Известно, что БОК-15 был построен в 1938-39 годах по проекту авиаконструктора Владимира Чижевского с целью вернуть Советскому Союзу мировой рекорд дальности полета, установленный в 1937 году экипажем Михаила Громова на самолете АНТ-25, но уже в следующем году побитый английскими летчиками на самолете Виккерс «Уэллсли».

Согласно расчетам, самолет, построенный по аэродинамической схеме АНТ-25, но при этом способный летать в стратосфере и оснащенный дизелем, смог бы без посадок для дозаправки преодолеть дистанцию в 25 тысяч километров. Это позволяло осуществить мечту Валерия Чкалова о беспосадочном облете Земного шара, правда, не по экватору, а примерно на широте Москвы.

Но и в этом случае подобное достижение в 30-е годы выглядело феноменальным, ведь рекорд «Уэллсли» составлял всего 11500 километров, то есть, почти в два с половиной раза меньше. Однако разработка и постройка такой машины были связаны с огромными трудностями. Длительный стратосферный полет требует наличия гермокабины, а также специального высотного двигателя с турбонаддувом. Ни того, ни другого в СССР еще не выпускали, были только недоведенные опытные образцы.

Тем не менее, цель была поставлена, а ее достижение поручили сотрудникам Бюро особых конструкций (БОК) Центрального аэрогидродинамического института. Работа, сама по себе сложная, значительно осложнялась еще и тем, что в 1937-38 годах по ЦАГИ прокатилась волна арестов, серьезно ослабившая его конструкторский коллектив.

БОК все же сумел закончить проект и добиться его утверждения, а в конце 1938 года под наблюдением Чижевского началась сборка уникальной машины на Смоленском авиазаводе. Однако в феврале 1939-го Чижевский тоже был арестован, а достройкой БОК-15 руководил кто-то другой, чье имя история не сохранила.

Весной того же года началась подготовка к рекордному перелету двух экипажей: основного — под командованием комбрига Громова, и дублирующего — под руководством полковника Байдукова. Для тренировок использовался самолет БОК-7 — машина, аналогичная БОК-15, но более ранняя. Изначально на ней стоял карбюраторный мотор АМ-34ФРН, но в 1938 году его заменили на дизель АН-1РТК с двумя турбокомпрессорами, такой же, какой предполагалось установить на БОК-15. Внешне «дизельный» БОК-7 отличался от БОК-15 неубирающимися стойками шасси.

9 октября БОК-15 выкатили из сборочного цеха и после серии пробежек по аэродрому он поднялся в воздух. К сожалению, отчет о летных испытаниях тоже куда-то исчез. Неизвестны ни их результаты, ни даже примерная дата завершения.

Есть лишь информация о том, что полеты на больших высотах выявили проблему — запредельно высокий расход моторного масла, которое в разреженной атмосфере просачивалось через подшипники и уплотнения двигателя. Кроме того, турбокомпрессоры работали ненадежно и часто выходили из строя, а в кругосветном полете силовой установке требовалось действовать непрерывно и бесперебойно не менее трех суток.

Судя по всему, решить эти проблемы в короткие сроки не удалось, а интерес к машине вскоре пропал. В условиях начавшейся Второй мировой войны стране стало не до рекордов, на первый план выдвинулись совсем другие задачи. Предположительно, в 1940 году программа БОК-15 была отложена на неопределенное время, а после войны к ней уже не возвращались. И первый кругосветный полет без дозаправки в воздухе был совершен лишь спустя почти полвека, в 1986 году, причем не на советской машине, а на самолете «Вояджер» американского конструктора Берта Рутана.

После завершения испытаний БОК-15 некоторое время стоял на аэродроме Летно-испытательного института в Жуковском. В июле 1941 года в связи с угрозой немецких авианалетов его перегнали в Казань, где следы самолета теряются. Очевидно, во время войны или вскоре после нее несостоявшегося рекордсмена разобрали на металлолом.

Источник: vikond65.livejournal.com/403720.html

www.drive2.ru

Стратосферный призрак Сталина » Военное обозрение

23 октября 1939 года (по другим данным — 17 октября) впервые взлетел БОК-15 — один из самых загадочных самолетов в мировой истории. До сих пор не найдено ни чертежей, ни фотографий этой машины, а текстовая информация о ней — очень обрывочна и противоречива.
Известно, что БОК-15 был построен в 1938-39 годах по проекту авиаконструктора Владимира Чижевского с целью вернуть Советскому Союзу мировой рекорд дальности полета, установленный в 1937 году экипажем Михаила Громова на самолете АНТ-25, но уже в следующем году побитый английскими летчиками на самолете Виккерс «Уэллсли».

Согласно расчетам, самолет, посроенный по аэродинамической схеме АНТ-25, но при этом способный летать в стратосфере и оснащенный дизельным двигателем, смог бы без посадок для дозаправки преодолеть дистанцию в 25 тысяч километров. Это позволяло осуществить мечту Валерия Чкалова о беспосадочном облете Земного шара, правда, не по экватору, а примерно на широте Москвы.

Но и в этом случае подобное достижение в 30-е годы выглядело феноменальным, ведь рекорд «Уэллсли» составлял всего 11500 километров, то есть, почти в два с половиной раза меньше. Однако разработка и постройка такой машины были связаны с огромными трудностями. Длительный стратосферный полет требует наличия гермокабины, а также специального высотного двигателся с турбонаддувом. Ни того, ни другого в СССР еще не выпускали, были только недоведенные опытные образцы.
Тем не менее, цель была поставлена, а ее достижение поручили сотрудникам Бюро особых конструкций (БОК) Центрального аэрогидродинамического института. Работа, сама по себе сложная, значительно осложнялась еще и тем, что в 1937-38 годах по ЦАГИ прокатилась волна арестов, серьезно ослабившая его конструкторский коллектив.
БОК все же сумел закончить проект и добиться его утверждения, а в конце 1938 года под наблюдением Чижевского началась сборка уникальной машины на Смоленском авиазаводе. Однако в феврале 1939-го Чижевский тоже был арестован, а достройкой БОК-15 руководил кто-то другой, чье имя история не сохранила.
Весной того же года началась подготовка к рекордному перелету двух экипажей: основного — под командованием комбрига Громова, и дублирующего — под руководством полковника Байдукова. Для тренировок использовался самолет БОК-7 — машина, аналогичная БОК-15, но более ранняя. Изначально на ней стоял карбюраторный мотор АМ-34ФРН, но в 1938 году его заменили на дизельный двигатель АН-1РТК с двумя турбокомпрессорами, такой же, какой предполагалось установить на БОК-15. Внешне «дизельный» БОК-7 отличался от БОК-15 неубирающимися стойками шасси.
9 октября БОК-15 выкатили из сборочного цеха и после серии пробежек по аэродрому он поднялся в воздух. К сожалению, отчет о летных испытаниях тоже куда-то исчез. Неизвестны ни их результаты, ни даже примерная дата завершения.
Есть лишь информация о том, что полеты на больших высотах выявили проблему — запредельно высокий расход моторного масла, которое в разреженной атмосфере просачивалось через подшипники и уплотнения двигателя. Кроме того, турбокомпрессоры работали ненадежно и часто выходили из строя, в а кругосветном полете силовой установке требовалось действовать непрерывно и бесперебойно не менее трех суток.
Судя по всему, решить эти проблемы в короткие сроки не удалось, а интерес к машине вскоре пропал. В условиях начавшейся Второй мировой войны стране стало не до рекордов, на первый план выдвинулись совсем другие задачи. Предположительно, в 1940 году программа БОК-15 была отложена на неопределенное время, а после войны к ней уже не возвращались. И первый кругосветный полет без дозаправки в воздухе был совершен лишь спустя почти полвека, в 1986 году, причем не на советской машине, а на самолете «Вояджер» американского конструктора Берта Рутана.
После завершения испытаний БОК-15 некоторое время стоял на аэродроме Летно-испытательного института в Жуковском. В июле 1941 года в связи с угрозой немецких авианалетов его перегнали в Казань, где следы самолета теряются. Очевидно, во время войны или вскоре после нее несостоявшегося рекордсмена разобрали на металлолом.
А на заставке — стендовая масштабная модель БОК-7, сделанная по фотографиям Михаилом Масловым.

БОК-1 — первый советский высотный самолет с многоместной гермокабиной. Его дальнейшим развитием стали БОК-7 и БОК-15

БОК-7 на аэродроме ЛИИ летом 1940 года. Обратите внимание на самолеты, стоящие на заднем плане. Это закупленные в Германии и проходившие у нас испытания истребители Хейнкель Не-100, Мессершмитт Bf-109 и учебно-тренировочный биплан Бюккер «Юнгманн».

БОК-7, снятый в 1939 году. Хорошо видны характерные полусферические купола гермокабины с маленькими круглыми иллюминаторами, сквозь которые мало что можно разглядеть, а потому посадка на этой машине была весьма рискованным делом.



В 1940 году БОК-7 сыграл роль АНТ-25 «Сталинский маршрут» в фильме «Валерий Чкалов». При съемках гермокабина не задействовалась, а ее передний колпак заменили обычным прозрачным фонарем с нормальным обзором.

Авиационный дизельный двигатель АН-1РТК, стоявший на БОК-15. Хорошо видны турбокомпрессоры, укрепленные на картере.

topwar.ru

Стратосферный призрак Сталина (БОК-15) | www.krasfun.ru

 

23 октября 1939 года (по другим данным — 17 октября) впервые взлетел БОК-15 — один из самых загадочных самолетов в мировой истории. До сих пор не найдено ни чертежей, ни фотографий этой машины, а текстовая информация о ней — очень обрывочна и противоречива.


Известно, что БОК-15 был построен в 1938-39 годах по проекту авиаконструктора Владимира Чижевского с целью вернуть Советскому Союзу мировой рекорд дальности полета, установленный в 1937 году экипажем Михаила Громова на самолете АНТ-25, но уже в следующем году побитый английскими летчиками на самолете Виккерс «Уэллсли».
Согласно расчетам, самолет, посроенный по аэродинамической схеме АНТ-25, но при этом способный летать в стратосфере и оснащенный дизельным двигателем, смог бы без посадок для дозаправки преодолеть дистанцию в 25 тысяч километров. Это позволяло осуществить мечту Валерия Чкалова о беспосадочном облете Земного шара, правда, не по экватору, а примерно на широте Москвы.

Но и в этом случае подобное достижение в 30-е годы выглядело феноменальным, ведь рекорд «Уэллсли» составлял всего 11500 километров, то есть, почти в два с половиной раза меньше. Однако разработка и постройка такой машины были связаны с огромными трудностями. Длительный стратосферный полет требует наличия гермокабины, а также специального высотного двигателся с турбонаддувом. Ни того, ни другого в СССР еще не выпускали, были только недоведенные опытные образцы.
Тем не менее, цель была поставлена, а ее достижение поручили сотрудникам Бюро особых конструкций (БОК) Центрального аэрогидродинамического института. Работа, сама по себе сложная, значительно осложнялась еще и тем, что в 1937-38 годах по ЦАГИ прокатилась волна арестов, серьезно ослабившая его конструкторский коллектив.
БОК все же сумел закончить проект и добиться его утверждения, а в конце 1938 года под наблюдением Чижевского началась сборка уникальной машины на Смоленском авиазаводе. Однако в феврале 1939-го Чижевский тоже был арестован, а достройкой БОК-15 руководил кто-то другой, чье имя история не сохранила.
Весной того же года началась подготовка к рекордному перелету двух экипажей: основного — под командованием комбрига Громова, и дублирующего — под руководством полковника Байдукова. Для тренировок использовался самолет БОК-7  — машина, аналогичная БОК-15, но более ранняя. Изначально на ней стоял карбюраторный мотор АМ-34ФРН, но в 1938 году его заменили на дизельный двигатель АН-1РТК с двумя турбокомпрессорами, такой же, какой предполагалось установить на БОК-15. Внешне «дизельный» БОК-7 отличался от БОК-15 неубирающимися стойками шасси.
9 октября БОК-15 выкатили из сборочного цеха и после серии пробежек по аэродрому он поднялся в воздух. К сожалению, отчет о летных испытаниях тоже куда-то исчез. Неизвестны ни их результаты, ни даже примерная дата завершения.
Есть лишь информация о том, что полеты на больших высотах выявили проблему — запредельно высокий расход моторного масла, которое в разреженной атмосфере просачивалось через подшипники и уплотнения двигателя. Кроме того, турбокомпрессоры работали ненадежно и часто выходили из строя, в а кругосветном полете силовой установке требовалось действовать непрерывно и бесперебойно не менее трех суток.
Судя по всему, решить эти проблемы в короткие сроки не удалось, а интерес к машине вскоре пропал. В условиях начавшейся Второй мировой войны стране стало не до рекордов, на первый план выдвинулись совсем другие задачи. Предположительно, в 1940 году программа БОК-15 была отложена на неопределенное время, а после войны к ней уже не возвращались. И первый кругосветный полет без дозаправки в воздухе был совершен лишь спустя почти полвека, в 1986 году, причем не на советской машине, а на самолете «Вояджер» американского конструктора Берта Рутана.
После завершения испытаний БОК-15 некоторое время стоял на аэродроме Летно-испытательного института в Жуковском. В июле 1941 года в связи с угрозой немецких авианалетов его перегнали в Казань, где следы самолета теряются. Очевидно, во время войны или вскоре после нее несостоявшегося рекордсмена разобрали на металлолом.
А на заставке — стендовая масштабная модель БОК-7, сделанная по фотографиям Михаилом Масловым.

БОК-1 — первый советский высотный самолет с многоместной гермокабиной. Его дальнейшим развитием стали БОК-7 и БОК-15

БОК-7 на аэродроме ЛИИ летом 1940 года. Обратите внимание на самолеты, стоящие на заднем плане. Это закупленные в Германии и проходившие у нас испытания истребители Хейнкель Не-100, Мессершмитт Bf-109 и учебно-тренировочный биплан Бюккер «Юнгманн».

БОК-7, снятый в 1939 году. Хорошо видны характерные полусферические купола гермокабины с маленькими круглыми иллюминаторами, сквозь которые мало что можно разглядеть, а потому посадка на этой машине была весьма рискованным делом.

В 1940 году БОК-7 сыграл роль АНТ-25 «Сталинский маршрут» в фильме «Валерий Чкалов». При съемках гермокабина не задействовалась, а ее передний колпак заменили обычным прозрачным фонарем с нормальным обзором.

Авиационный дизельный двигатель АН-1РТК, стоявший на БОК-15. Хорошо видны турбокомпрессоры, укрепленные на картере.

 

 

 

 

Стратосферный призрак Сталина (БОК-15)


голосов: 3, средний рейтинг: 5.00

www.krasfun.ru

Стратосферный призрак Сталина. Рекордные самолеты БОК-7/БОК-15. СССР








Продолжаю выкладывать на сайт интересные статьи из жж одного из ведущих российских историков авиации уважаемого Вячеслава Кондратьева.

23 октября 1939 года (по другим данным — 17 октября) впервые взлетел БОК-15 — один из самых загадочных самолетов в мировой истории. До сих пор не найдено ни чертежей, ни фотографий этой машины, а текстовая информация о ней — очень обрывочна и противоречива.

Известно, что БОК-15 был построен в 1938-39 годах по проекту авиаконструктора Владимира Чижевского с целью вернуть Советскому Союзу мировой рекорд дальности полета, установленный в 1937 году экипажем Михаила Громова на самолете АНТ-25, но уже в следующем году побитый английскими летчиками на самолете Виккерс «Уэллсли».

Согласно расчетам, самолет, посроенный по аэродинамической схеме АНТ-25, но при этом способный летать в стратосфере и оснащенный дизельным двигателем, смог бы без посадок для дозаправки преодолеть дистанцию в 25 тысяч километров. Это позволяло осуществить мечту Валерия Чкалова о беспосадочном облете Земного шара, правда, не по экватору, а примерно на широте Москвы.

Но и в этом случае подобное достижение в 30-е годы выглядело феноменальным, ведь рекорд «Уэллсли» составлял всего 11500 километров, то есть, почти в два с половиной раза меньше. Однако разработка и постройка такой машины были связаны с огромными трудностями. Длительный стратосферный полет требует наличия гермокабины, а также специального высотного двигателся с турбонаддувом. Ни того, ни другого в СССР еще не выпускали, были только недоведенные опытные образцы. 

Тем не менее, цель была поставлена, а ее достижение поручили сотрудникам Бюро особых конструкций (БОК) Центрального аэрогидродинамического института. Работа, сама по себе сложная, значительно осложнялась еще и тем, что в 1937-38 годах по ЦАГИ прокатилась волна арестов, серьезно ослабившая его конструкторский коллектив. 

БОК все же сумел закончить проект и добиться его утверждения, а в конце 1938 года под наблюдением Чижевского началась сборка уникальной машины на Смоленском авиазаводе. Однако в феврале 1939-го Чижевский тоже был арестован, а достройкой БОК-15 руководил кто-то другой, чье имя история не сохранила. 

Весной того же года началась подготовка к рекордному перелету двух экипажей: основного — под командованием комбрига Громова, и дублирующего — под руководством полковника Байдукова. Для тренировок использовался самолет БОК-7  — машина, аналогичная БОК-15, но более ранняя. Изначально на ней стоял карбюраторный мотор АМ-34ФРН, но в 1938 году его заменили на дизельный двигатель АН-1РТК с двумя турбокомпрессорами, такой же, какой предполагалось установить на БОК-15. Внешне «дизельный» БОК-7 отличался от БОК-15 неубирающимися стойками шасси. 

9 октября БОК-15 выкатили из сборочного цеха и после серии пробежек по аэродрому он поднялся в воздух. К сожалению, олтчет о летных испытаниях тоже куда-то исчез. Неизвестны ни их результаты, ни даже примерная дата завершения. 

Есть лишь информация о том, что полеты на больших высотах выявили проблему — запредельно высокий расход моторного масла, которое в разреженной атмосфере просачивалось через подшипники и уплотнения двигателя. Кроме того, турбокомпрессоры работали ненадежно и часто выходили из строя, в а кругосветном полете силовой установке требовалось действовать непрерывно и бесперебойно не менее трех суток. 

Судя по всему, решить эти проблемы в короткие сроки не удалось, а интерес к машине вскоре пропал. В условиях начавшейся Второй мировой войны стране стало не до рекордов, на первый план выдвинулись совсем другие задачи. Предположительно, в 1940 году программа БОК-15 была отложена на неопределенное время, а после войны к ней уже не возвращались. И первый кругосветный полет без дозаправки в воздухе был совершен лишь спустя почти полвека, в 1986 году, причем не на советской машине, а на самолете «Вояджер» американского конструктора Берта Рутана. 

После завершения испытаний БОК-15 некоторое время стоял на аэродроме Летно-испытательного института в Жуковском. В июле 1941 года в связи с угрозой немецких авианалетов его перегнали в Казань, где следы самолета теряются. Очевидно, во время войны или вскоре после нее несостоявшегося рекордсмена разобрали на металлолом. 


стендовая масштабная модель БОК-7, сделанная по фотографиям Михаилом Масловым. 


БОК-1 — первый советский высотный самолет с многоместной гермокабиной. Его дальнейшим развитием стали БОК-7 и БОК-15


БОК-7 на аэродроме ЛИИ летом 1940 года. Обратите внимание на самолеты, стоящие на заднем плане. Это закупленные в Германии и проходившие у нас испытания истребители Хейнкель Не-100, Мессершмитт Bf-109 и учебно-тренировочный биплан Бюккер «Юнгманн». 


БОК-7, снятый в 1939 году. Хорошо видны характерные полусферические купола гермокабины с маленькими круглыми иллюминаторами, сквозь которые мало что можно разглядеть, а потому посадка на этой машине была весьма рискованным делом. 


В 1940 году БОК-7 сыграл роль АНТ-25 «Сталинский маршрут» в фильме «Валерий Чкалов». При съемках гермокабина не задействовалась, а ее передний колпак заменили обычным прозрачным фонарем с нормальным обзором. 


Авиационный дизельный двигатель АН-1РТК, стоявший на БОК-15. Хорошо видны турбокомпрессоры, укрепленные на картере. 

источник: http://vikond65.livejournal.com/403720.html

alternathistory.com

Михаил Маслов. Утерянные победы советской авиации

   1. Комбриг Громов, полковник Юмашев, комбриг Данилин.
   2. Полковник Байдуков, комбриг Спирин, комбриг Беляков.
   Все упомянутые летчики, за исключением штурманов Спирина и Данилина, с 1 февраля 1939 г. освобождались от прямых служебных обязанностей и начинали летную тренировку. В распоряжение означенных экипажей с 25 января передали самолеты ДБ-3, СБ и Р-5, базирующиеся на Центральном аэродроме.
   Начиная с 24 января 1939 г. ЦИАМ вел планомерные доводки дизеля АН-1РТК. Указывалось, что этот двигатель с сухим весом 1100 кг, шириной 1000 мм, высотой 1200 мм, длиной 2400 мм обладает взлетной мощностью 1250 л. с. (не более 5 минут), номинальной мощностью на высоте 5500 м – 1000 л. с. Максимальный расход горючего на эксплуатационном режиме определили в 175 г/ л. с./ ч, расход масла – 12 г/л. с./ч. Топливо – керосин с удельным весом 0,832. В соответствии с этими заявленными характеристиками ЦИАМ должен был сдать два АН-1РТК с воздушными винтами ВИШ-34Д, но без нагнетателя, в КБ-29 к 15 марта.
   Первый опытный БОК-15 с АН-1РТК закончили постройкой 9 октября 1939 г. Двигатель оснастили воздушным винтом диаметром 4,75 м с лопастями из электрона. Первый полет БОК-15 состоялся 17 октября 1939 г. Впрочем, еще до окончания испытаний на обоих экземплярах решили установить новое, особо качественное крыло, позволяющее значительно увеличить дальность полета. Данное решение потребовало значительных переделок, поэтому по состоянию на 1 июня 1940 г. 1–й опытный экземпляр оценивался готовым на 80 %, а второй – на 50 %. В этот период, по причине начавшейся мировой войны, масштабы которой все более расширялись, от проведения дальнего перелета отказались.
   Тем не менее усовершенствования БОК-15 продолжались. В частности, самолеты оборудовали каплеобразными обтекаемыми фонарями командира экипажа. Следующим этапом стало совершенствование силовой установки. Поначалу ориентировались на дизель М-40Ф с турбокомпрессорами ТК – Э88, проходивший 100–часовые испытания до сентября 1940 г. Хотя испытания оценивались малоуспешными по причине недоведенности поршневой группы, к декабрю 1940 г. этот двигатель предстояло установить на БОК-15 и приступить к летным испытаниям. М-40Ф развивал на взлете мощность 1500 л. с. (при номинальной 1200 л. с.), имел сухой вес 1200 кг, в качестве топлива на нем использовался бакинский тракторный керосин.
   В декабре 1940 г. государственные испытания с удовлетворительной оценкой прошел дизель М-30, который являлся модификацией М-40. Основным его отличием стала установка по одному турбокомпрессору с каждой стороны двигателя. По весовым характеристикам и мощности оба дизеля были равноценными. Однако конструктор Тулупов путем дальнейшего форсирования обещал в ближайшем времени изготовить дизель М-30Ф с максимальной мощностью 1700 л. с. Очевидно, это обстоятельство привело к решению оборудовать в июне 1941 г. на БОК-15 № 2 дизель М-30. Начавшаяся война не позволила довести все перечисленные начинания до реализации. В 1941 г. по крайней мере один БОК-15 перегнали в Казань. Сведениями о дальнейшей судьбе этих двух необычных машин автор не располагает.
 
   Размеры и основные характеристики БОК-15 АН1РТК
 
 
 
   Под этим обозначением значился стратосферный бомбардировщик ДБ-3 2М-88 с гермокабиной конструкции Каштанова. Эскизный проект самолета подготовили в конце 1939 г. Самолет отличался новыми обводами носовой части, в которой устанавливалась герметическая кабина. После рассмотрения и утверждения полноразмерного макета этой кабины 19 января 1940 г. конструктивные разработки БОК-17 продолжались еще в течение полугода. Затем, в июне 1940 г., все работы были прекращены.

Неосуществленный дальний перелет на самолете БОК-15

   «Вокруг света через два полюса»
   Фрагмент статьи М. М. Громова,
   опубликованной в журнале «Самолет» № 5, за 1938 г.
   «Мне часто задают вопрос: «Собираетесь ли вы сделать еще какой-нибудь необыкновенный, фантастический полет?» Пока я об этом только мечтаю.
   Что можно было бы в ближайшие годы сделать и что меня особенно увлекает? На основании изучения и решения проблемы дальности, увенчавшейся установлением непревзойденного мирового рекорда дальности полета по прямой без пополнения горючим, мы имеем возможность построить такой самолет, на котором можно будет побить (установить) все рекорды дальности по замкнутой кривой, по ломаной и прямой линии без пополнения горючим.
 
   Кадр из фильма «Валерий Чкалов» имитирует при помощи макета полет самолета АНТ-25 URSS NO25. На самом деле представлен самолет БОК-15
 
   Как велика будет эта дальность? Весьма вероятно, что можно сделать полет по нашему старому маршруту – из Москвы через Северный полюс до Южной Калифорнии и, не приземляясь, вернуться назад в Москву. Это расстояние будет равно 20000 км. Такой полет можно совершить с меньшим риском, чем тот, который мы сделали при установлении мирового рекорда дальности летом 1937 года, так как опасность обледенения будет исключена. Эту опасность, я предполагаю, можно избежать радикально, если самолет будет иметь возможность летать выше всякой облачности (от 7 до 11 тыс. м).
   Еще интереснее было бы совершить полет вокруг земного шара через оба полюса. Если сегодня такой полет нам кажется совершеннейшей фантазией, то я думаю, что к 1940 году это будет вполне осуществимо.
   Как я представляю себе такой полет?
   В 1940 году, когда на Южном полюсе была осень, а на Северном – весна, самолет стоял на том же самом аэродроме, с которого мы всегда поднимались и били мировые рекорды дальности полетов. К отлету все было готово. Еще раз повторилось то же самое волнение при проводах, «весьма нужные» пожелания вроде: «ни пера, ни пуху», давались самые нужные и самые необходимые советы в самый последний момент, когда до вылета оставалось каких-нибудь 10–15 мин.
 

 
   Кадр из фильма «Валерий Чкалов». Артисты, играющие «прилет экипажа В.П. Чкалова в США», стоят на крыле БОК-7
 
   Самолет пробежал по дорожке 1760 м, после чего отделился и очень медленно стал набирать высоту. Нам нужно было развернуться почти на 180°, и мы взяли курс на Гималаи, на вершину Эверест.
   В течение двух часов самолет постепенно набирал высоту и перешел в горизонтальный полет только на высоте 7000 м. Ничего особенного пока не произошло, герметическая кабина была закрыта наглухо, и жизнь потекла совершенно нормально, как и во всех дальних полетах. Нервы давно успокоились, уже появился аппетит. Мы позавтракали, обстановка была прекрасная. Под нами лежала сплошная облачность, а вверху светило солнце и было прекрасное синее небо.
   Данилин в это время отправлял очередную радиограмму о том, что все идет нормально и что обстановка пока что весьма простая. Через два часа облачность исчезла. Под нами лежали уже степи. Погода и внизу и вверху была прекрасная. Высота к этому времени была 8000 м. Я послушал радио, передал радиограмму, Данилин пошел отдыхать, и я занял его место.
   Мы летели над центральным Туркестаном и приближались к Голодной степи. Внизу все было раскалено, все пылало жаром. Но мы не ощущали этого у себя в кабине. О температуре наружного воздуха мы могли судить только по термометру, он показывал –46 °C, ибо высота была 8600 м. У нас же в кабине было просто тепло, мы были в легких, очень удобных костюмах, и жизнь текла совершенно нормально.
   Монотонное гудение мотора и однообразные показания стрелочек, на которые бесконечно приходится смотреть во время работы за штурвалом, навевают необыкновенное спокойствие. Единственное, чем приходилось развлекаться, это глядеть на землю, воображать, что там делается, вспоминать все прошедшие волнения при подготовке, думать о том, как сейчас кто реагирует и что делает, как следит за нами и что переживает. Это самые спокойные минуты в жизни, потому что, когда полет уже начался и прошло несколько часов, нервы абсолютно успокаиваются, и если материальная часть работает очень четко, то это наивысшее наслаждение для летчика. Мы вновь сменились вахтами. Как и во всех наших дальних полетах, через каждые 4–5 часов мы менялись с Юмашевым.
   Был полдень, когда мы приближались к хребту Тянь – Шаня. Погода внизу прекрасная. К этому времени высота была уже 9000 м и сквозь дымку виднелись только очень темные силуэты гор. Временами, как раскаленное стекло, блестели озера.
   К вечеру мы подходили к самому высокому месту земного шара – Тибету, который начали пересекать на высоте 10 000 м. Горы сплошь закрыты облачностью и только снежные вершины вырисовываются среди громады кучевых и высоких слоистых облаков. Дымка и большая высота позволяли видеть землю, как очень мелкий план. Хотя горизонт простирался на 200–300 км, но разглядеть землю по – настоящему можно было только под собой. Гигантские горы с такой высоты казались небольшими холмиками. При заходящем солнце виднелась вершина Эвереста. В море облаков среди нескольких пиков меньшей высоты вырисовывался громадный могучий пик, позлащенный солнцем.
   Треть дороги была пройдена. Горы резко окончились. Погода изменилась. Облака исчезли, и внизу под нами уже лежал Индостан. Наступила ночь. На рассвете мы приближались к устью Ганга. К сожалению, мы не могли оценить замечательной природы, которая лежала под нами. Мы видели солнце, видели землю, но не видели того, что на ней делается. Можно было лишь различить, что под нами были либо горы, либо долины, иногда блестели крупные реки.
   Справа от нас лежал Бенгальский залив, а слева – гористый Индокитай. Вновь под нами появилась сплошная облачность и закрыла Индокитайский берег и залив. Чтобы не войти в нее, мы начали набирать еще большую высоту. Через полчаса мы шли на высоте 11000 метров, причем облачность местами подходила почти под самолет и жидкие перистые облака были под нами. Вверху было солнце и синее небо, но по мощности облаков мы догадывались, что внизу тропический ливень с грозой.
   По прошествии трех часов в прорыве облаков появился океан и справа гористая местность. За эти короткие часы мы прошли колоссальное расстояние. По нашим подсчетам, ветер наверху достигал 80 км/час. Погода под нами начала, видимо, улучшаться, так как разрывы в облаках становились все больше и больше. Мы не могли оценить всей прелести острова Борнео, так как он тоже выглядел с высоты просто гористой местностью. По сравнению с Индокитаем картина нисколько не изменилась: так же нельзя было разобрать никаких деталей, дымка не позволяла видеть далеко вперед. Экватор был пересечен над островом Борнео, мы сообщили об этом в Москву.
   Мы летели над океаном. Вечером снова появилась земля. Вероятно, впервые самолет пересекал эту громадную пустыню непосредственно по прямой. Мы летели при свете луны и видели под собой то белое море облаков, то совершенно темные пятна – это была земля. Мы держали курс на Мельбурн.
   На рассвете, примерно часа за 4 до Мельбурна, когда уже на горизонте начали отчетливо вырисовываться горы, самолет начал постепенно снижаться. Расстояние от Москвы до Мельбурна примерно 14 500 км, было пройдено за 48 часов 12 минут.
   …После Мельбурна – полет через Южный полюс, в Южную Америку. Расстояние для нашего самолета не очень большое, потому что здесь можно, пролетев 9 – 10–11 000 км, сесть на любой аэродром на юге Южной Америки. Ни один самолет не совершил еще перелета через Южный полюс с одного континента на другой. Аэродром в Мельбурне позволяет сделать взлет с неполной нагрузкой самолета. Так как расстояние от Мельбурна до Южной Америки вдвое меньше того, которое может пройти самолет, то поднимается он поэтому несколько недогруженным. Этот этап весьма ответственный только потому, что никакой помощи на большом расстоянии мы не сможем получить, если у нас будет вынужденная посадка.
   В начале пути самолет идет сразу над океаном. Единственное, что не очень до сих пор изведано и что может нас беспокоить – это сила и направление ветров, которые существуют над Южным полюсом и которые могут встретиться в различных местах Антарктики на большой высоте.
   В начале маршрута погода была замечательной. Ослепительное солнце. Внизу океан. Через 8–10 часов полета картина начала меняться. Как всегда, сначала появилось довольно белесоватое небо, затем стала приближаться высокослоистая облачность, которая постепенно темнела. Мы увеличили высоту полета с 7000 до 9000, а затем, наконец, и до 10 000 метров, поднявшись выше облачности. Средняя скорость – 270 и около 300 км/ч.
   Длительно, и по времени, и по расстоянию, мы летели над сплошной облачностью, видя только вверху голубое небо и солнце, которое светило не так высоко над головой, как это было при перелете из Индостана в Австралию.
   Недалеко от Южного полюса, наконец, мы увидели совершенно ясное очертание волнистой местности с большим плато, свободным и открытым от всякой облачности. Оно освещалось очень косыми лучами солнца и имело желтоватый, давящий на настроение, оттенок. Вверху было голубое небо, а внизу белая, чуть – чуть позлащенная лучами солнца пустыня, имеющая мрачный, зловещий, неприятный тон.
   Через 4–5 часов картина под нами резко изменилась. Очевидно, мы опять пересекали полосу циклонов. Все вновь было закрыто облачностью. Это было недалеко от Южного полюса.
   Солнце говорило о том, что мы находимся над полюсом. Данилин дал лаконичную радиограмму через Мельбурн в Москву: «Проходим над Южным полюсом, все в порядке. Данилин».
   Это было через 16 часов после вылета из Мельбурна, где в это время чуть брезжил свет.
   Когда мы были уже за полюсом километров за четыреста, мы вновь летели над сплошной облачностью в виде белого поля, с очень небольшой высотой солнца. Только на одной трети расстояния между полюсом и Южной Америкой мы видели в течение каких-нибудь двух часов кусок голубого океана. Затем все вновь закрылось сплошной облачностью, которая была совершенно гладкой и, очевидно, распространялась до высоты 1000–2000 м; временами мы встречали дурную погоду и пересекали фронт циклонов, который выглядел, как колоссальное нагромождение высокослоистой облачности. Провалы кучевой могучей облачности выглядели весьма красиво, но действовали скверно и давили на настроение. Только солнце давало нам возможность определить, куда мы летим.
   С половины расстояния между Южным полюсом и Южной Америкой мы переключились на связь с Южной Америкой, и первый город, который нам удалось услышать, был Буэнос – Айрес.
   Наконец, по времени и по Солнцу мы определили, что как будто бы идем над южной оконечностью Южной Америки, но из-за сплошной облачности, весьма мощной в этом месте, убедиться в этом еще было нельзя. Мы продолжали лететь на север, летели уже 5 часов и должны были быть уже над сушей, но до сих пор еще в этом не имели возможности убедиться.
   Только на шестом часу полета среди просветов облачности мы увидели горные вершины, частично покрытые снегом. Это были замечательные и исключительные по переживаниям минуты, ибо мы чувствовали, что расстояние между Австралией и Южной Америкой через Южный полюс впервые, наконец, завоевано нами – советскими летчиками.
   Мы шли по направлению к городу Сантьяго. Слева был Великий океан, справа тянулись Кордильеры, в этом месте совершенно недоступные человеку. Наконец, еще через 1/2 часа полета, мы стали снижаться и с высоты 3000 м увидели город, быстро нашли аэродром и начали медленно спускаться.
   После четырехдневного отдыха в Сантьяго мы поднялись на рассвете при неважной погоде, но нас она мало интересовала. Мы стали набирать высоту, через 10 минут вошли в сплошную облачность и начали ее пробивать, уходя все время вверх. Пробив несколько слоев облачности, мы шли на высоте 7000 м и взяли курс вдоль Кордильеров. Мы летели по маршруту, держа курс на Панамский канал, оттуда – вдоль Мексиканского залива на Лос – Анджелес и Сан – Франциско.
   После трехдневного отдыха в Окленде мы вновь поднялись и набрали высоту, идя прямо к Северному полюсу. Набрав через час 7000 м, мы могли видеть скалы вершин Кордильеров, закрытых почти всюду облаками. Чем дальше мы удалялись от берега, тем погода внизу была лучше. Но на границе с Канадой под нами горы были вновь окутаны облаками и только через два часа мы, наконец, полетели вновь над сплошными лесами Канады к Медвежьему Озеру. Оно было все покрыто льдом. У залива Бенкса опять знакомая картина: сплошной туман, как белый океан, закрывал Арктику, и так до берегов… Северной Двины. В окна облаков мы увидели сплошные леса, прорезанные лентой светлой воды… это родная земля. Оставались часы, самые волнующие, самые необыкновенные, радостные часы. Только тот, кто пережил чувство возвращения на свою родину, которую он ждет с таким же нетерпением, как и она его, может понять всю силу, всю мощь чувств радости, любви и преданности.
   Как знакомы эти чувства нашим советским пилотам!..»
 
   Приведенным рассказом великого летчика Михаила Громова можно было закончить описание притязаний советских авиаторов на установление мирового рекорда дальности полета в 1930–е годы. Однако история эта могла иметь продолжение, поэтому дополним высотно – дальностную тему рассказом о еще одном интересном самолете – ДВБ-102. Поначалу рассказ о нем предполагалось включить в раздел, посвященный военным высотным самолетам. Однако автору кажется более уместным разместить этот небольшой материал именно здесь.

Бомбардировщик ДВБ102

   Полное название этого самолета – дальний высотный бомбардировщик – ДВБ. Порядковый 102–й номер образовался не вполне обычным образом, ибо сам самолет создавали в особых условиях и при особых обстоятельствах. Говоря русским языком, ДВБ спроектировали конструкторы – заключенные, коих в период 1937—38 гг. по надуманному обвинению во вредительстве арестовали немало. Среди них значились А. Н. Туполев, В. М. Петляков, В. М. Мясищев, Р. Л. Бартини, В. А. Чижевский, Р. Л. Томашевич и многие другие. Некоторое время спустя опыт и знания маститых инженеров решили использовать по назначению, для чего их собрали в Особое техническое бюро (ОТБ) НКВД. В рамках этой организации в 1939 г. организовали несколько отдельных КБ, сведенных в Специальный технический отдел (СТО или «100»). Разрабатываемые в спецтехотделе три типа основных самолетов получили соответствующие номера (имелись и другие проекты, однако сейчас углубляться в эту тему не будем):
   «100» – высотный двухмоторный истребитель с гермокабинами – КБ В. М. Петлякова;
   «102» – дальний высотный бомбардировщик с гермокабинами – КБ В. М. Мясищева;
   «103» – фронтовой скоростной пикирующий бомбардировщик – КБ А. Н. Туполева.
 

 
   Высотный бомбардировщик ДВБ-102 с двигателями М-120 ТК конструкции В.М. Мясищева
 
   Проектирование первого образца высотного ДВБ-102 началось в марте 1940 г. Через месяц открыли заказ на проектирование второго экземпляра, в который предполагалось вносить все значительные изменения, определенные при создании первой машины. Уже в апреле 1940 г. состоялась макетная комиссия по новому самолету, его доработанный эскизный проект рассмотрели и утвердили в июле 1940 г. Затем последовала череда реорганизаций, арестованных конструкторов начали выборочно освобождать. Владимира Михайловича Мясищева освободили 25 июля 1940 г., однако работать он продолжил в прежней организации, в отношении которой теперь использовалось определение ЦКБ-29.
   ДВБ-102 являлся двухмоторным высотным бомбардировщиком, выполненным по схеме среднеплана с двухкилевым разнесенным вертикальным оперением. Новыми элементами в самолете являлись: герметические кабины вентиляционного типа, шасси с носовым колесом, оборонительное вооружение с дистанционным управлением. В качестве силовой установки использовались «Y» – образные двигатели М-120 В. Я. Климова, составленные из трех блоков распространенных М-103А. Расчетная взлетная мощность М-120 у земли составляла 1850 л. с., а с использованием турбокомпрессоров (ТК) на высоте 10 000 м – 1430 л. с.
   Самолет имел две гермокабины: передняя для штурмана и летчика, задняя для кормовых стрелков. Давление в гермокабинах поддерживалось подачей воздуха от моторных нагнетателей и соответствовало высоте 3500 м.
   Между гермокабинами находился вместительный бомбоотсек на 2000 кг авиабомб различного калибра. Оборонительное вооружение состояло из носового и подфюзеляжного пулемета ШКАС и верхних кормовых ШКАС и УБ 12,7 мм на дистанционно управляемых турелях.
   Изготовление первого опытного образца велось под двигатели М-120 ТК, второй экземпляр строили с двигателями МБ-100. С началом войны вторую машину законсервировали, а весь задел по первому экземпляру, конструкторский отдел и опытное производство эвакуировали в Омск, где разместили в мастерских местного аэропорта. После ряда реорганизаций эвакуированное и разросшееся хозяйство согласно приказу НКАП от 23 марта 1942 г. стало именоваться заводом № 288.
 
   Схема проекта сверхдальнего самолета ВМ-4д
 
   Первый экземпляр ДВБ-102 закончили строительством и подготовили к проведению летных испытаний в начале 1942 г. Во время проведения пробежек по аэродрому пришлось столкнуться с явлением автоколебаний типа «шимми» на носовой стойке шасси, поэтому для начала пришлось «лечить» этот недостаток. Первый полет нового самолета 19 февраля 1942 г. выполнил летчик НИИ ВВС В. И. Жданов, затем полеты продолжил заводской летчик – испытатель Ф. Ф. Опадчий. Испытания сопровождались ненадежной работой двигателей, уже в третьем поле отметились неполадки в левом М-120ТК. В апреле машину передали на испытания в НИИ ВВС, однако полностью зафиксировать летные характеристики по причине неустойчивой работы двигателей не удалось. В процессе проведения испытаний в передней установке смонтировали 20–мм пушку ШВАК, а на подфюзеляжной турели – пулемет УБК калибра 12,7 мм.
   Кроме неудовлетворительной работы двигателей, выявилось достаточное количество иных проблем и недостатков. В частности, изначально заложенные малые габариты кабины штурмана и пилота определили недостаточный обзор из них, затруднение посадки в самолет и выбрасывания с парашютом. Установленная пушка ШВАК закрывала обзор штурману и мешала наведению на цель при выходе на боевой курс. Нужно отметить, что указанный недостаток был отмечен еще до проведения первых полетов, поэтому уже в начале 1942 г. велись разработки новой передней гермокабины и бомбового отсека.
   В ходе продолжения испытаний самолет летал с двигателями М-120, которые не развивали полную мощность, кроме того, при подъеме на высоту не использовались турбокомпрессоры. Это определило скромные достигнутые результаты испытаний: потолок составил 8300 м, максимальная скорость – 542 км/ч на высоте 6250 м.
   В июне 1942 г. на самолете заменили силовую установку – установили двигатели М-71. С этими звездообразными двигателями воздушного охлаждения испытательные полеты в Сибири продолжались еще в течение года. Затем, в 1943 г., последовало постановление Комитета Обороны о перебазировании завода № 288 в Москву, на территорию авиазавода № 482 В. М. Мясищева назначили главным конструктором завода № 22 в Казань, а его конструкторское бюро поделили между этими двумя предприятиями. Лишь в ноябре 1943 г. две части коллектива объединили в Москве под общим названием ОКБ-482, где и продолжили тематику создания высотных машин.
   Первый опытный экземпляр ДВБ-102 в августе 1943 г. перегнали в Москву, где его совершенствование продолжилось. Была построена и смонтирована на самолете новая передняя герметическая кабина с увеличенным фонарем летчика, установлены двигатели АШ-71Ф с турбокомпрессорами ТК-3. Совместные испытания доработанной машины велись в период с мая 1944 г. по 25 июля 1945 г.
   В начале 1944–го достроили второй экземпляр машины, который ориентировали под двигатели АШ-72. Между тем именно в этот период активизировались работы по созданию четырехмоторных тяжелых бомбардировщиков нового поколения («64» – А. Н. Туполева, ДВБ-202 – В. М. Мясищева и др.). Расчетные характеристики этих машин заметно превосходили данные ДВБ-102, задуманного еще до войны. Летом 1945 г. оба экземпляра высотного бомбардировщика законсервировали до лучших времен, которые, впрочем, никогда не наступили.
   Среди многочисленных вариантов модернизации машины значился дальний высотный бомбардировщик ДВБ-102 № 15 с двигателями АШ-73ТК. Для этого самолета спроектировали новые отъемные части крыла, с которыми полный размах крыла составлял 35,6 м. Длина фюзеляжа за счет дополнительной секции в хвостовой части увеличилась до 20,85 м. Заднюю гермокабину в этой машине упразднили, а сверху фюзеляжа нарастили заметный «горб» для размещения топливных баков. С весьма солидным запасом топлива 17 200 кг взлетный вес дальнего аппарата оценивался в 31 300 кг, а максимальная дальность – 12 400 км.
   Одновременно прорабатывался рекордный вариант под обозначением ВМ-4д с дизельными двигателями АЧ-30Б конструкции Чаромского. Максимальная дальность полета оценивалась в 20 тысяч километров, что позволяло рассчитывать на реальное достижение мирового рекорда.
 

thelib.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о