Страсти по Можайскому II - Авиамастер — LiveJournal

О Можайском снова вспомнили в конце 1940-х годов в разгар кампании по борьбе с "безродным космополитизмом" и "низкопоклонством перед западом". Одним из проявлений этой кампании было доходящее до абсурда стремление заявить о российском приоритете едва ли не во всех областях науки и техники. Разумеется, Александр Федорович с его "воздухоплавательным снарядом" оказался как нельзя кстати. Он тут же стал одними из символов русского превосходства наряду с "изобретателями паровоза" Черепановыми, "изобретателем паровой машины" Ползуновым и "изобретателем велосипеда" Артамоновым.

Пропагандистов не смущало отсутствие архивной информации, ведь ее легко можно придумать. Все равно, архивы надежно закрыты и никто ничего проверять не будет. Так была выдумана дата летных испытаний самолета Можайского - 20 июля 1882 года и "механик Иван Голубев", якобы проводивший эти испытания.

Однако в апреле 1883 года, то есть почти через год после "испытаний", комиссия Русского технического общества по ознакомлению с проектом Можайского писала в своем отчете, что его летательный аппарат еще не готов. В этом отчете есть еще один крайне любопытный момент: описание самолета дано со слов самого Можайского, поскольку он отказался пустить комиссию на огороженное высоким забором место постройки "воздухоплавательного снаряда" в Красном селе и продемонстрировать результаты работ. Таким образом, самолета комиссия не видела, однако Можайский, ничтоже сумняшеся, попросил у нее денег на завершение строительства. Невольно возникает вопрос: "а был ли мальчик?"

Но у авторов роскошного фолианта "Рассказы о русском первенстве", изданного в 1950 году, такого вопроса, разумеется, не возникло. Без тени сомнения они писали: "После разбега со специального наклонного помоста, облегчившего отрыв машины от земли, самолет поднялся в воздух и перелетел через поле. Управляемый рукой человека аппарат тяжелее воздуха, снабженный двигателями, совершил первый в мире полет". В том же году на экраны вышел художественный фильм "Жуковский", в котором самолет Можайского успешно летал на глазах у многочисленных зрителей и самого изобретателя.


Сильно заретушированный кадр из фильма "Жуковский" с самолетом Можайского на испытаниях и его создателем в исполнении актера Боголюбова.

Испытания самолета Можайского стали одним из распространенных сюжетов советской историко-патриотической живописи.

Между тем, на рубеже 1970-80 годов, в преддверии столетнего юбилея самолета Можайского учеными ЦАГИ были проведены исследования его летных данных, исходя из имевшихся сведений об аэродинамической схеме, массогабаритных характеристиках и энерговооруженности "воздухоплавательного снаряда". Результат получился обескураживающим: самолет Можайского в принципе летать не мог. Чтобы аэроплан оторвался от земли его паровые машины должны были развивать мощность вдвое больше той, которую они фактически выдавали согласно описаниям.

На этом вопрос о "полете" можно считать закрытым, однако остаются еще два: проводились ли испытания и был ли самолет реально достроен? Ответ на них дает отчет комиссии под председательством лейтенанта М.М. Борескова, которая осмотрела самолет Можайского 11 июля 1890 года, вскоре после смерти его создателя, и задокументировала результаты осмотра.
Согласно отчету, самолет представлял собой деревянную лодку с крыльями без двигателей и винтов (далее - цитата).

"К бортам лодки прикреплены неподвижно две четырехугольные деревянные рамы, которые предполагается обтянуть шелковой тканью (крылья). В кормовой части должен находиться руль с двойным движением вверх, вниз и в стороны. В носовой части и с боков предполагаются три винта для перемещения аппарата вперед по горизонтальному направлению, винты приводятся в действие 3-мя паровыми машинами (в большинстве описаний указано, что на самолете Можайского стояли две паровые машины, прим. В.К.).
Аппарат установлен на 4-х стойках с колесиками. Крылья и руль прикреплены к корпусу, но не обшиты материей, которой имеется в сложенном виде около 3400 квадратных футов. Кроме того имеются различные мелкие принадлежности, как-то блоки, приводные ремни, передаточные колеса и т.д".

Таким образом, из описания ясно, что даже к моменту смерти конструктора аппарат был далек от завершения.

vikond65.livejournal.com

Страсти по Можайскому - Авиамастер — LiveJournal

В первой части заметки о самолетах Клемента Адера я обещал поделиться своими мыслями об их предшественниках – аэропланах Можайского и Дю Тампля. Начнем с Александра Федоровича Можайского.

История его самолета, который сам он называл «воздухоплавательным снарядом», весьма загадочна. Как уже говорилось, до сих пор не найдено «прижизненных» изображений этой машины. Ни чертежей, ни фотографий, ни рисунков. Более того, по ней вообще нет никаких аутентичных документов. Авторы изданной в 1983 году монографии «Авиация в России», в которой Можайскому посвящен целый раздел,  долго и упорно искали, но в итоге были вынуждены признать, что «судьба личного архива, чертежей и других проектных материалов А.Ф. Можайского пока остается неизвестной». Можно лишь добавить, что та же картина сохраняется и по сей день, хотя уже в 90-е годы документы по строительству и испытаниям самолета Можайского снова пытались найти сотрудники Института истории естествознания РАН А.А. Демин и Д.А. Соболев.

Впрочем, есть крайне убогий набросок, приписываемый Можайскому и изображающий нечто с фюзеляжем в виде лодки, квадратными крыльями и кривым хвостом. Что интересно, этот набросок существует в двух вариантах. Я не знаю, какой из них подлинный, и есть вообще ли среди них подлинник. Первый вариант впервые был опубликован в книге В.Б. Шаврова «История конструкций самолетов в СССР», изданной в 1968 году, а второй, насколько мне известно, - на сайте «Выдающиеся люди Вологодского края», хотя, возможно, он где-то всплывал и раньше. http://www.booksite.ru/lichnosty/files/162/album/288/288.jpg


Мне очень сложно поверить, что А.Ф. Можайский, обладавший незаурядным художественным даром, нацарапал такой примитив, напоминающий рисунки детей младшего дошкольного возраста.


Портреты японцев, сделанные Можайским во время его пребывания в Японии, показывают, что он мастерски владел карандашом. Невозможно понять, как это сочетается с "детскими каракулями", размещенными выше.

Весьма любопытно, что на том же сайте есть другой рисунок, также приписываемый Можайскому, но изображающей летательный аппарат совершенно иной схемы с крылом типа «парасоль», укрепленным на мачте. Происхождение и местонахождение рисунка – тайна, покрытая мраком, но он (если это не фальшивка) напрочь ломает устоявшиеся представления о том, как выглядел самолет Можайского.

http://www.booksite.ru/lichnosty/files/162/album/286/286.jpg
.


Также известно несколько схем и рисунков, дошедших до нас по публикациям уже двадцатого века. Например, вот эту схему обычно называют чертежом, прилагавшимся к «привилегии» (патенту), выданной Можайскому на его самолет в ноябре 1881 года, хотя на ней нет никаких реквизитов, которые должны присутствовать на патентном чертеже. Обратите внимание, что на чертеже нет даже намека на кабину, органы управления и силовую установку.А вот еще одна картинка из вышедшей в 1884 году книги «Воздухоплавание за 100 лет». "Воздухоплавательный снаряд" на ней изображен столь фантастично (фюзеляж в виде узкой дощечки, из которой торчит дымящая труба, колеса почти вплотную друг к другу, отсутствие пилота), что некоторые исследователи решили, будто это не самолет, а его модель. Однако модели Можайского, судя по их описаниям, приводились в действие не паровой машиной, а часовыми пружинами. Художник явно рисовал с чьих-то слов, не вполне представляя себе то, что он рисует.
Добавлю, что все книги и журналы, в которых содержится данный рисунок и чертеж из "привилегии", изданы уже в ХХ веке.

Стендовые модели самолета Можайского, выставленные в российских музеях, выглядят как компиляции обоих изображений. С одной стороны, их фюзеляжи сделаны в виде лодок, а хвосты вплотную примыкают к крылу, как это видно на чертеже. С другой, задние винты "врезаны" в крыло как на рисунке.

Между тем, модели весьма заметно отличаются друг от друга. В частности, у самолета из Политеха крыло и стабилизатор обтянуты полотном только снизу, плоскости изогнуты при виде спереди, паровые машины и котел с топкой стоят открыто, а кабина пилота отсутствует. У другой модели в передней проекции крыло прямое, но при этом оно изогнуто при виде сбоку, то есть имеет некое подобие аэродинамического профиля. Очевидно, из-за нехватки информации обе модели делались в значительной мере наугад.

Модель из авиационной экспозиции Политехнического музея.

Модель из Московского Дома авиации и космонавтики имени Фрунзе.

Самые ранние из имеющихся на сегодняшний день публикаций о самолете Можайского датированы 1909-1910 годами. Тогда на волне  авиационного бума, вызванного полетами братьев Райт и их последователей, наши энтузиасты "моторного летания" решили громко заявить, что Русь-матушка тоже не лыком шита и что именно она явила миру первый летательный аппарат тяжелее воздуха. Ради этого был извлечен из забвения проект Можайского и начались попытки доказать, что его самолет не только воплотился в жизнь, но и сумел подняться в воздух.

Однако, несмотря на все старания, доказательств не нашлось. Не удалось даже примерно установить дату испытаний, разброс составлял без малого четыре года. В общем, сенсации не получилось и о Можайском снова надолго забыли...

Продолжение следует

vikond65.livejournal.com

Прерванный полет адмирала Можайского » Военное обозрение

Можайский Александр Федорович (1825-1890) - контр-адмирал, исследователь и изобретатель. В 1881 году получил привилегию на "воздухоплавательный снаряд" - первый в России патент на летательный аппарат. Попытка поднять самолет в воздух была предпринята в 1884 году и закончилась неудачей.

Великолепный моряк


Человек он был редчайшей серьезности. Великолепный моряк и командир. Будучи еще лейтенантом, в 1853-1854 годах, в плавании на фрегате "Диана" попал в кораблекрушение - судно пошло на дно во время знаменитого землетрясения в бухте Симода у острова Хонсю. Как свидетельствовал родоначальник советского морского дела А.Н. Крылов, в вахтенном журнале названо имя офицера, последним покинувшего погибающий русский парусник.

Это был Александр Можайский.

Уходя с "Дианы", он спас чертежи корабля. По этим чертежам и под руководством Можайского был построен новый корабль, на котором основная часть команды вернулась на Родину. На японском острове и теперь есть посвященный этому событию музей, центральный экспонат в нем - портрет русского офицера. В Стране восходящего солнца по сей день почитают Модзая, давшего толчок новому японскому судостроению...

А Можайский, будучи уже капитаном первого ранга в отставке, на зависть окрестным мальчишкам самозабвенно запускал в своем имении огромных воздушных змеев. И даже смог на одном из них, по свидетельству современника, "два раза подняться в воздух и летать с комфортом". Моряк мечтал о воздушном океане, а газеты того времени иронизировали: "Попытки специалистов изобрести летательный аппарат, который можно было бы двигать в воздушной среде в любом направлении, совершенно независимо от ветра, - напоминают попытки мечтателей, трудившихся над квадратурой круга, отыскиванием философского камня, вечного двигателя до эликсира бессмертия".

Можайскому суждено было опередить время - в этом и его подвиг, и трагедия.

Можайский Александр Федорович (1825-1890) - контр-адмирал, исследователь и изобретатель. В 1881 году получил привилегию на "воздухоплавательный снаряд" - первый в России патент на летательный аппарат. Попытка поднять самолет в воздух была предпринята в 1884 году и закончилась неудачей.
Великолепный моряк

Человек он был редчайшей серьезности. Великолепный моряк и командир. Будучи еще лейтенантом, в 1853-1854 годах, в плавании на фрегате "Диана" попал в кораблекрушение - судно пошло на дно во время знаменитого землетрясения в бухте Симода у острова Хонсю. Как свидетельствовал родоначальник советского морского дела А.Н. Крылов, в вахтенном журнале названо имя офицера, последним покинувшего погибающий русский парусник.

Уходя с "Дианы", он спас чертежи корабля. По этим чертежам и под руководством Можайского был построен новый корабль, на котором основная часть команды вернулась на Родину. На японском острове и теперь есть посвященный этому событию музей, центральный экспонат в нем - портрет русского офицера. В Стране восходящего солнца по сей день почитают Модзая, давшего толчок новому японскому судостроению...

А Можайский, будучи уже капитаном первого ранга в отставке, на зависть окрестным мальчишкам самозабвенно запускал в своем имении огромных воздушных змеев. И даже смог на одном из них, по свидетельству современника, "два раза подняться в воздух и летать с комфортом". Моряк мечтал о воздушном океане, а газеты того времени иронизировали: "Попытки специалистов изобрести летательный аппарат, который можно было бы двигать в воздушной среде в любом направлении, совершенно независимо от ветра, - напоминают попытки мечтателей, трудившихся над квадратурой круга, отыскиванием философского камня, вечного двигателя до эликсира бессмертия".

Можайскому суждено было опередить время - в этом и его подвиг, и трагедия.

Заклинатель змея

Полеты на воздушном змее вооружили Можайского великой идеей. И основополагающим выводом: "Для возможности парения в воздухе существует некоторое отношение между тяжестью, скоростью и величиной площади или плоскости, и, несомненно то, что, чем больше скорость движения, тем большую тяжесть может нести та же площадь". Но как поддерживать скорость "плоскости" в воздухе? Машущими крыльями - и только. Именно птицы долгое время не давали человеку воли для решительного собственного полета. "Для того чтобы не упасть, птица обязательно должна находиться в поступательном движении и с определенной скоростью. Вероятно, это правило обязательно для всех летательных аппаратов тяжелее воздуха", - размышлял Можайский.

Но знаменательно тут слово "вероятно".

Человек уже подходит к разгадке полета на неподвижных крыльях. Нужно только обеспечить упорную силу, которая будет толкать "плоскость" вперед. Забрезжила нерешительная еще идея мотора...

Можайский пришел к своим прозрениям, когда на дворе вершилась неслыханная техническая революция. Он, в чине капитан-лейтенанта, командовал первым паровым судном в России, винтовым клипером "Всадник". Он был безоглядно влюблен в громоздкие механизмы, не догадываясь, что именно паровая машина станет ему помехой. Уже скоро ее вытеснит мотор внутреннего сгорания.

Но уже уйдет из жизни Александр Можайский.

Оппонент Менделеева

Его самолет был явлен изумленному миру в конце 1876 года. Состоялись и удачные полеты модели (или моделей), вселившие великолепную уверенность в изобретателя. Как писали "Санкт-Петербургские ведомости", он был "убежден, что в непродолжительном времени даст публике возможность летать на воздухе, подвергаясь меньшему риску, чем при езде на железных дорогах и в дилижансах".

Но его упорства не понимал даже гениальный Дмитрий Менделеев.

В начале 1877 года Александр Можайский решился "подвергнуть свое изобретение суду научной критики, предложив военному министерству использовать свой проект для военных целей в предстоящей войне с Турцией". 20 января 1877 года по распоряжению военного министра графа Милютина была образована особая комиссия для рассмотрения проекта Можайского, в ее состав вошли крупнейшие представители русской науки и техники. Мнение Менделеева было решающим. Вывод комиссии убийственный:

"Воздухоплавание бывает и будет двух родов: одно в аэростатах, другое в аэродинамах (слово "самолет" тогда еще не было придумано. - Е.Г.). Первые легче воздуха и всплывают в нем. Вторые тяжелее его и тонут..."

Понятно, что Можайскому отказали в финансировании проекта. Дело не в зависти ученых-ретроградов. Они и не могли оценить взлет Можайского. Это была всего лишь месть уходящего времени тому, кто посмел жить в будущем.

Кажется, что эти слова Можайского написаны кровью:

"Я желал быть полезным своему Отечеству и занялся разработкой моего проекта, для чего я оставил место своего служения, отказался от другого, тоже выгодного по содержанию и карьере... Сначала я проживал и расходовал небольшие наличные средства, затем делал долги, продавал и закладывал все, что имеет ценное [так в тексте], даже часы и обручальные кольца, но терпя нужду и лишения и не получая того, что правительство дает каждому служащему, т. е. приличное содержание, на которое я имел право по своей тридцатипятилетней полезной службе, по своему чину и потому, что трудился не для своего личного интереса, а для пользы государства и действовал при этом не по личному усмотрению, а по указанию комиссии, назначенной правительством. И только доведенный до крайности, до нищеты, не имея уже приличной офицеру одежды, я просил у правительства не награды, а насущного куска хлеба, которого я не имел и которого мне не давали, но при этом, при доказанных мною бескорыстии и самопожертвовании, без всякого повода к недоверию к словам моим, остались глухи к моей просьбе и еще связали вопрос о куске хлеба для меня с мнением и оценкой моего труда той комиссии, действия которой я имел честь объяснить при сем".

Спасти честь Александра Можайского мог полет его детища.

И только полет!

Гениальный конструктор

На свои деньги он едет в Америку, потом в Европу, чтобы заказать мотор собственной конструкции. Двигатель, естественно, паровой, но усовершенствованный до крайних пределов. Он должен быть свободен от главного недостатка - избыточного веса. Можайский придумывает небывалое: все детали сделать по принципу птичьих костей - полыми внутри.

Следует восторженный отклик ученого секретаря VII отдела Русского технического общества А.В. Эвальда: "г. Можайскому удалось изобрести машину, каких до сих пор еще не было, и, действительно, его машина вместе с котлом весит 14,5 ф. на паровую лошадь. Такою легкостью не обладала еще ни одна машина, и это не проект, а такая машина существует..."

Да, Можайскому в одиночку удалось сделать то, чего не могли сделать самые передовые фирмы мира, занимавшиеся конструированием и изготовлением паровых машин. В расчетах он опирался на опыт морского офицера: "Взяв в соображение силу, потребную для вращения корабельных винтов в воде, и сравнительную плотность воды и воздуха, я нахожу, что машины в 30 лошадиных сил дадут мне желаемую скорость винтам и аппарату".

Моряк ошибся в расчетах. Но и без этого паровой мотор вел идею в тупик. Можайский не знал и не мог этого знать.

На первый случай ему достаточно было просто оторваться от земли.

Великий неудачник

Летом 1882 года самолет, названный "Жар-Птицей", был готов к испытаниям. Как он выглядел? Об этом мы можем теперь только гадать. Единственное, пожалуй, свидетельство оставил профессор В.И. Ковалевский при открытии Первой международной воздухоплавательной выставки в 1911 году, через год после смерти Можайского: "...Сделан был аппарат настолько хорошо, что если бы его поставить здесь в Михайловском манеже, рядом с Блерио, то последний мог бы сказать: "Шапки долой!""

О самом историческом полете, состоявшемся в Красном Селе ориентировочно осенью 1884 года, сохранилось несколько скупых сообщений.

"Испытание прибора окончилось неудачей, и механик, управлявший машиной, потерпел увечье".
(Из статьи Е.С. Федорова "Летательные приборы тяжелейшие воздуха" в "Записках русского технического общества").

"В 1884-85 гг. аэроплан [Можайского] был выстроен на военном поле в Красном Селе. При взлете аэроплан накренился на бок и поломал поддерживающие поверхности".
(Из журнала "Воздухоплаватель" за 1909 год.)

"После первого опыта поднятия в воздух у аппарата сломалась о забор деревянная разбежная тележка и повредился парашют"
(Из газеты "Дальний Восток" за 16 июня 1909 года.)

И, наконец, лаконичная публикация в томе "Военной энциклопедии", изданном И.Д. Сытиным в 1916 году:

Первый полет аэроплана на военном поле в Красном Селе дал результаты неважные: аппарат отделился от земли, но, будучи неустойчивым, накренился на бок и поломал крыло. Дальнейших опытов не было, за неимением средств. Аппарат Можайского интересен, как первая практическая попытка построить большой аэроплан".
И это все.

От самолета Можайского не осталось и следа. После того как военное ведомство отказалось его купить как историческую диковину, потеряли к нему интерес и наследники. Самолет долго гнил под открытым небом на поле в Красном Селе. Потом его разобрали и перевезли в Котельниково, имение Можайских близ Вологды, где "Жар-Птица" и сгорела в 1895 году. После смерти Можайского никто не позаботился сохранить ни архив его, ни модели, на которых экспериментировал изобретатель. Последний раз одну из моделей видел в бывшем имении Можайских некто каптенармус Рубцов: ею забавлялись красноармейцы, "забрасывали ее в воздух". На том и теряются следы замечательных деяний небесного первопроходца...

Новых моторов Можайский не получил. Он дожидался их еще шесть лет, посылая отчаянные просьбы и рапорты в военное ведомство. Ему перестали отвечать. Руководитель комиссии генерал Паукер дал негласное указание: "прекратить с г. Можайским всяческие сношения, чтобы избежать скандалов".

Адмирал Александр Можайский прослыл склочником. Это было невыносимо. Он умер в возрасте шестидесяти пяти лет в полной нищете и забвении.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Почему я решил написать о Можайском

О Можайском вдруг вспомнили в пятидесятые годы прошлого столетия. Несостоявшийся полет над Красным Селом вдруг стал, как в сказке, триумфальным. А прославление жизни и дела Можайского оказалось настолько неумеренным, неумным и лживым, что только навредило теперь уже его памяти.

Не осталось под этими напластованиями живого человека со всеми его страданиями и душевной болью, с высокой, как небо, созидательной страстью.

Да, первый самолет, действительно поднявшийся в небо, имел двигатель внутреннего сгорания оригинальной конструкции братьев-американцев Уилбура и Орвила Райт. А наш соотечественник жил в рассветных лучах века поршневых бензиновых двигателей и не успел оценить всех его преимуществ. Он упорно строил самолет собственной конструкции и так же упорно соединял его с паровой машиной. Но его неуверенные шаги были первыми шагами мировой авиации, и они дали первый опыт. С опытом пришла уверенность.

Вот только Родина не простила ему поражения.

Ни гроша после первой неудачи он уже не получил. Долгое время не было даже известно, где он похоронен...

Не мне, конечно, давать окончательную оценку сделанному Можайским, великим неудачником, опередившим свое время. Я просто соглашусь с неопровержимым заключением специалистов: его самолет был первым в мире, построенным в натуральную величину и впервые, пусть на долю мгновения, отделившимся от земли с человеком на борту.

Как жаль, что в потоке лукавого словотворчества мы утратили один из самых драматичных сюжетов за всю историю творческого и духовного развития человечества...

topwar.ru

Самолет Можайского

Самолёт Можайского («Воздухолетательный снаряд»)
Самолёт Можайского, рисунок из книги «Воздухоплавание за 100 лет» (1884 год).
Тип Экспериментальный самолёт
Главный конструктор Можайский, Александр Фёдорович
Первый полёт 1883-1885 г. (по данным разных источников)
Единиц произведено 1

 

В один из пасмурных осенних дней 1876 года в петербургском манеже собралась публика, весьма далекая от верховой езды. Сюда пришли те, кто увлекся воздухоплаванием - совершенно новой отраслью техники. Пятидесятилетний мужчина, С ухоженными усами, подошел к длинному столу и опустил на него какое-то странное сооружение, установленное на колесики. Оно легко тронулось с места, добежало до края стола и, набирая высоту, взлетело в воздух.

Сотни глаз, не отрываясь, следят за полетом. Только жужжание пропеллера нарушает напряженную тишину, установившуюся в манеже: в воздухе первый самолет! Кончается завод пружины, и модель, спланировав, плавно опускается на песок.

Демонстратор, в недавнем прошлом блестящий морской офицер, капитан 1-го ранга Александр Федорович Можайский, бережно поднимает самолет и вновь опускает его на поверхность стола. Собравшиеся внимательно рассматривают модель - лодочку с двумя большими прямоугольными крыльями. В носовой части ее укреплен четырехлопастный винт, приводимый в движение пружиной. За кормой аппарата находятся рули - вертикальный и горизонтальный.

Через несколько дней газета "Кронштадтский вестник" восторженно писала: "Изобретатель весьма верно решил давно стоявший на очереди вопрос воздухоплавания. Аппарат при помощи своих двигательных снарядов не только летает, бегает по земле, но может и плавать. Быстрота полета аппарата изумительная; он не боится ни тяжести, ни ветра и способен летать в любом направлении..."

Опытами Можайского заинтересовался профессор Санкт-Петербургского университета Дмитрий Иванович Менделеев, труды которого уже тогда получили всемирную известность. Возможно, он настоял, чтобы специальная комиссия Главного инженерного управления выделила средства изобретателю для продолжения опытов. Великий ученый стал единомышленником Александра Федоровича Можайского. Изобретатель разработал четкую "Программу опытов над моделями летательного аппарата" - документ, явившийся первым в мире научно разработанным планом аэродинамических исследований, без которых невозможно строительство самого самолета.

Каждый день наблюдений за полетами моделей приносил все новые и новые открытия, все яснее проступали контуры будущего самолета, вырисовывались его узлы и детали. И настал день, когда изобретатель подал докладную записку о намерении строить аппарат таких размеров, чтобы "силою машины и направлением аппарата мог бы управлять человек".

Однако новая комиссия, назначенная военным ведомством для наблюдения за его опытами и возглавлявшаяся генерал-лейтенантом Г. Е. Паукером, не только отвергла предложение изобретателя, но и сделала заключение, что сама идея о возможности полетов аппарата с неподвижными крыльями неверна. "Признается пока бесполезным и нерациональным" - так гласила резолюция на одном из документов комиссии.

Александр Федорович оказался в тяжелом положении. Менделеев был далеко - в научной командировке в Англии. Прибавились материальные затруднения. Но конструктор первого в мире самолета не сдается.

Чтобы обезопасить свое изобретение от разных посягательств, он подает в июне 1880 года прошение в департамент торговли и мануфактур о выдаче привилегии или авторского свидетельства на его воздухоплавательный снаряд. Заявка сопровождалась подробной объяснительной запиской и чертежами. Вот как сам автор описывает свой самолет: "Нижеописанный и изображенный на чертеже воздухоплавательный снаряд состоит из следующих главных частей: крыльев, помещенной между вими лодки, хвоста, тележки с колесами, на которую поставлен весь снаряд, машин для вращения винтов и мачт для укрепления крыльев. Крылья снаряда делаются неподвижными. Хвост состоит из плоскостей: горизонтальной и вертикальной; первая может подниматься и опускаться и предназначается для направления снаряда вверх и вниз, а вторая движется вправо и влево и заставляет снаряд поворачиваться в стороны.

Лодка служит для помещения машин, материалов для них, груза и людей. Тележка с колесами, на которую поставлен весь снаряд и прочно прикреплен, служит для разбега летательного снаряда по земле перед его подъемом; в воздухе же тележка действует как балансир или отвес. При поступательном движении в воздухе винты летательного снаряда, вращаемые машиною, вследствие сопротивления воздуха приводят снаряд в движение".

Одна из сложнейших задач, вставших перед Можайским при постройке самолета, заключалась в выборе подходящего типа двигателя. Паровые машины для его аппарата изготовила английская фирма "Арбекер-Хэмкенс". Описание их приводится в журнале "Инжиниринг" за 1881 год. Одна из них при 300 об/мин давала мощность 20 л. с. при весе 47,6 кг, другая - при 450 об/мин - развивала 10 л. с. и весила 28,6 кг.

Летом 1881 года основные части самолета были готовы. Для сборки аппарата изобретателю был отведен на Красносельском военном поле, близ Петербурга, отдельный участок. Наиболее ценным документом, подробно описывающим самолет А. Ф. Можайского, является статья отставного кавалерийского юнкера Н. Мясоедова, опубликованная в газете "Новое время" 7 ноября 1910 года. Мясоедов не раз бывал в Красном селе, неоднократно беседовал с изобретателем.

"Моноплан строился, - пишет он, - в загородке из досок без крыши. Дождь часто поливал и портил машину. Моноплан представлял собой лодку с деревянными ребрами, обтянутыми материей. К бортам лодки прикреплены были прямоугольные крылья, слегка выгнутые, выпуклостью вверх. Все обтянуто тонкой шелковой материей, пропитанной лаком. Переплеты крыльев деревянные (сосновые). Аппарат стоял с колесами. Крылья приходились приблизительно на сажень (с небольшим) от земли. В лодке две мачты. Крылья удерживались проволочными веревками, натянутыми к мачтам и к подставкам. Двигателей два, расположены в передней части лодки: большой немного выдвинут от середины лодки, меньший еще ближе к носу. Устройство этих двигателей и составляло секрет А. Можайского. Винтов было три о четырех лопастях каждый, два в прорезях крыльев, против большого двигателя. Третий на носу лодки, на валу от меньшего двигателя. Рамки винтов деревянные, обшиты тонкими дощечками. Шов проволочный. Винты покрыты серым лаком. Рулей два - вертикальный и горизонтальный, прикреплены к корме и приводились в движение проволочными канатами и лебедками, помещенными около кормы. Работа шла медленно по случаю безденежья, чего г. Можайский не скрывал. Никто и не интересовался его работами, и помощи ниоткуда не было".

В ходе постройки были сделаны некоторые изменения. В частности, как это выяснил известный авиационный конструктор В. Б. Шавров, у самолета все три винта имели одинаковый диаметр, в то время как в "Привилегии" передний винт значительно больше боковых. Боковые винты вращались не в прорезях хвостовой части крыла, а в прорезях передней части его, примерно на 40% его ширины. Передний винт вращался на валу двигателя в 10 л. с. Другие два винта приводились в движение ременными передачами от двигателя в 20 л. с. Вращались они в разные стороны. Согласно "Журналу" заседания комиссии по рассмотрению проекта летательного прибора А. Ф. Можайского, "матерчатая поверхность имеет 4000 кв. футов, вес самолета должен составлять 57 пудов...".

В архивах сохранились рапорты изобретателя с 1881 по 1886 год с просьбой разрешить ему провести испытания аппарата в полете. Но сколь-нибудь полных описаний этих испытаний нет. Правда, существуют четкие упоминания о том, что они проводились. В журнале "Записки инженерного технического русского общества" за 1893 год один из инженеров предлагал меры для предотвращения "от опасных качаний, очень возможных у аэропланов", и приводил пример: "...видно из опыта капитана первого ранга А. Ф. Можайского с его аэропланом, причем дело чуть-чуть не дошло до катастрофы, как о том мне известно от одного из здесь присутствующих наших почтенных деятелей по воздухоплаванию". В том же журнале об опытах Можайского говорится: "Испытание прибора окончилось неудачей, и механик, управляющий машиной, потерпел увечье". В журнале "Воздухоплаватель" за 1909 год говорится: "В 1884-1885 годы аэроплан был построен на военном поле в Красном селе. При взлете аэроплан накренился набок и поломал поддерживающие поверхности".

После поломки самолета Можайский не имел возможности продолжать свои опыты, так как не располагал средствами. А военное ведомство отказало ему в дальнейшей помощи. Невзирая на это, в 1886 году Александр Федорович добился постройки на Обуховском заводе двух двигателей по 20 л. с. с паровым котлом, один из которых был готов к 1887 году. Смерть оборвала исследовательскую деятельность первого в мире самолетостроителя.

 

 

subscribe.ru

Почему не полетел самолёт Можайского?


Блестящий морской офицер А. Ф. Можайский заинтересовался летательными аппаратами в 1856 году в Японии. Он наблюдал полёты японских воздушных змеев и задался вопросом, нельзя ли на их основе построить конструкцию, поднимающую в воздух человека. Задача заняла Можайского настолько, что до конца жизни он самым серьёзным образом стремился её разрешить.
Надо сказать, что в те годы теории полёта просто не существовало. Необходимые знания добывались Можайским самостоятельно из многочисленных опытов и экспериментов. Александр Фёдорович изучал крылья птиц, условия, необходимые для полёта, впервые установил зависимость между подъёмной силой крыла, его площадью и углом атаки. Формула Можайского не потеряла своего значения до сих пор.
Можайский построил несколько больших воздушных змеев и сам их испытывал. Фактически русский офицер первым в Европе полетел на аппарате тяжелее воздуха. Но это был ещё не самолёт. В 1876 году Можайский неоднократно демонстрировал большую летающую модель самолёта. Аппарат самостоятельно взлетал с помощью пружинного двигателя и мог нести груз до одного килограмма. До исполнения заветной мечты оставался один шаг. В 1880 году Можайский разработал проект самолёта с паровым двигателем и первым в мире получил на него патент. Сам аппарат был готов в 1882 году. С 1882 по 1885 годы исследователь неоднократно проводил опыты со своим «воздухолетательным снарядом». «Снаряд» нёс в себе все признаки современного самолёта – корпус, крылья, винтомоторную установку, хвостовое оперение, рули высоты и направления, шасси. Единственное существенное отличие – паровой двигатель. Можайский понимал, что для его аппарата больше подойдёт более лёгкий и мощный бензиновый двигатель. Но такие силовые агрегаты были в то время весьма несовершенны, а паровые установки переживали пик своего развития. Пришлось остановить выбор именно на паровом двигателе. Можайский сам участвовал в конструировании мотора, пытаясь сделать его максимально лёгким и мощным. Достичь этого в полной мере, увы, не удалось. Тем не менее, одна из попыток поднять аппарат в воздух оказалась успешной. В 1884 году, скатясь по наклонной плоскости при работающих на полную мощность двигателях, самолёт достиг взлётной скорости и оторвался от земли. Полёт выглядел скромно – аппарат едва оторвался от аэродрома и на высоте полутора метров преодолел несколько десятков метров над лётным полем. Когда скорость упала, самолёт приземлился, завалившись на крыло. И тем не менее, это был первый в мире полёт человека на самолёте, совершённый на два десятилетия раньше американцев Райт. Остаётся только сожалеть, что А. Ф. Можайский несколько опередил время и не мог применить в своей конструкции более перспективные двигатели внутреннего сгорания. С ними самолёт вполне можно было довести до ума и начать регулярные полёты намного раньше всех остальных изобретателей. Но, увы, историю не перепишешь! По-настоящему самолёт Можайского так и не полетел. 

voropaev-savalin.blogspot.com

История про самолёт Можайского: berezin — LiveJournal

.

В связи с пресловутым Зворыкинским проектом, исполнение которого мне чрезвычайно не нравится (и не оттого, что там "Большевистская революция 1918 года" и прочие ляпы) и даже не от того, что в его исторической части я усматриваю попытку вновь войти в утёкшую воду 1948 года, а  в том, что в он превращается в большую фрик-машину при отсутствии внятной экспертизы. Ну да дело не в этом - есть давняя история про то,  как на родине слонов изобрели самолёт.
Меня эта история всегда как-то волновала.
Что-то в ней непонятно-детективное: то есть масса бюрократической переписки, то вовсе нет никаких документов, то подробно описаны какие-то вещи, то "самолёт пролетел некоторое расстояние и при приземлении повредил крыло". Так и непонятно - что произошло, летало или планировало, как летало, что там была за "взлётная горка" - "взлететь вниз" всякий может. Мне вот регулярно в телевизоре показывают пивной фестиваль, на котором бухие пилоты на каких-то крокодилах и плюшевых медведях летят в озеро...
Пафос в духе "Самолет был построен, несмотря на заговор молчания, на безразличие и равнодушие официальных кругов, несмотря на противодействие врагов России" - это я биографию Можайского цитирую, мне совершенно не интересен.
Мне интересно, видел кто-нибудь документы.
Вот, говорят, в семидесятые годы ЦАГИ, говорят, была конференция с докладами, и постановили, что такая конструкция могла летать. Но поди, скажи в семидесятые годы, что самолёт Можайского - миф, так тебе таких пиздюлей от Идеологического отдела ЦК КПСС навесят, что мало не покжется. Этот фактор тоже надо учитывать - как, впрочем и то, что летать может, в принципе, всё.
Так вот - есть ли у кого-то конкретная информация по этому поводу?
Вот в той же биографии говорися: "Так полный полетный вес самолета Можайского, равный 57 пудам, составляет 934 кг, его наибольшее качество, то есть отношение вертикальной составляющей силы сопротивления к горизонтальной той же силы равно 9,6. Затем в журнале называется величина скорости полета, которую рассчитывал достичь А. Ф. Можайский на своем самолете: 36,2 фута в секунду, то есть 11 м/сек. Коэфициент полезного действия винтов комиссия считала равным 0,5. Мощность, которая нужна, чтобы самолет мог совершить горизонтальный полет или, как ее называют  в современной авиации, потребную мощность — находят по формуле: Nп=G * V / (75 * k * n) где G — полный полетный вес самолета в кг, V — скорость горизонтального полета в м/сек, k — качество самолета, n — коэфициент полезного действия воздушных винтов Или: Nп=934 x 11 / (75 x 9,6 x 0,5) = 28,6 л.с. Так как полная мощность обоих двигателей, стоявших на самолете Можайского, составляла 30 л. с., то, очевидно, самолет мог лететь с той скоростью, которую ожидал от него изобретатель".
Ну а как нынче считают? Был ли вообще мальчик? Есть ещё мнения?

Извините, если кого обидел.

berezin.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *