Содержание

Сычев Андрей Сергеевич - жертва дедовщины. Дело рядового Сычева :: SYL.ru

Даже сейчас, когда срок службы в армии составляет всего один год, очень мало парней действительно хотят оказаться в казармах. А что говорить о 2005-м, когда служить приходилось еще по два года - многие это считали каторгой. По словам знакомых, Андрей Сергеевич Сычев к ним не относился. Он с нетерпением ждал повестки, которая пришла к нему в мае 2005 года, и отправился на службу в армию. А уже в начале 2006 года о нем узнала вся Россия. Нет, он не стал военным героем и не заслужил медалей, он стал жертвой невероятной дедовщины. Андрей Сычев даже сейчас, более десяти лет спустя, считается самой серьезной жертвой данного армейского порядка.

Общественный резонанс

Сейчас уже достаточно мало людей помнит, что же случилось с солдатом Андреем Сычевым, однако в 2006 году данное дело оказалось невероятно резонансным. Всем давно было известно, что в армии существует дедовщина, да в целом с ней никто даже не боролся, считая подобное поведение старослужащих в порядке вещей. Однако в этом случае в Челябинском танковом училище "деды" зашли слишком далеко.

Александру Сивякову, который считался главным обидчиком, дали всего четыре года тюрьмы. Он давно уже вышел и начал строить новую жизнь, а его жертва навсегда осталась искалеченной из-за ампутации ног. Как известно, СМИ непостоянны, они падки на сенсации, но с появлением новой быстро забывают о старой, а потому сейчас уже практически невозможно сказать, чем же занимаются виновные лица в жизни сейчас. В конечном счете все, что осталось у бывшего рядового Андрея Сычева, - это трехкомнатная квартира, которая была ему выделена по прямому указанию президента Путина, и искалеченная жизнь.

Трагедия

Жертва дедовщины - именно так называли в газетах Сычева, даже спустя столько лет предпочитает практически ничего не рассказывать о том, что же случилось в ту январскую ночь. Обычно он на данную тему просто предпочитает отмалчиваться или говорит, что не знает. Невозможно сказать, почему именно он молчит, хотя вполне вероятно, что он попросту не хочет вновь переживать столь сильную психологическую травму.

Исходя из материалов дела рядового Сычева, в новогоднюю ночь старослужащие напились. Угомонились они только к трем часам ночи, приказав солдатам все убрать со стола. После этого все легли спать, и все было тихо. Потом внезапно сержант Сивяков приказал Сычеву подняться со своей кровати и сесть на корточки в дальнем углу казармы. Сам он непосредственно сел на стоящий рядом стул, чтобы следить за выполнением приказа.

Сивяков, как известно, и до этого периодически проявлял насилие по отношению к Андрею Сычеву, но все это носило более легкий характер - оскорбления, пинки. Как говорит пострадавший, он неоднократно просил отпустить его, но это только злило пьяного сержанта.

Окончание истории

По сведениям, на следующий день после данного происшествия у солдата Андрея Сычева начались проблемы с левой ногой. Она настолько сильно болела, что уже на следующий день он не смог выйти на построение. Он обратился в лазарет, где ему дали "Аспирин" и сказали терпеть до 10 января, поскольку во время новогодних праздников возиться с ним никто не собирался. Это стало роковым моментом, поскольку впоследствии его пришлось перевозить сначала в госпиталь, а затем в городскую больницу Челябинска. Военные молчали до последнего - только 6 числа врач больницы позвонил матери и сказал ей приехать, поскольку на следующий день ее ребенку будут проводить операцию по ампутации ног, а шансов выжить у Сычева практически не было.

Отказ от ампутации

Как известно, Андрей Сычев самостоятельно не давал согласие на ампутацию, ее провели потому, что дальнейшая задержка привела бы к смерти. В течение двух месяцев этот девятнадцатилетний мальчишка пережил целых шесть операций - из них пять были по ампутации, а еще одна являлась полостной - из-за сильного стресса он нажил себе сильную язву. После всего этого от него осталась, можно сказать, всего половина - из больницы Андрей Сычев вышел уже совершенно другим человеком, которого невозможно было узнать знакомым.

Загадочность дела

В деле Сычева действительно существует огромное множество недомолвок, поэтому расследование практически не смогло получить нормальных и четких ответов на многие из поставленных вопросов. Молчат и военные, и медики, и даже сам пострадавший, который полностью углубился в себя. Две стороны бились за свою точку зрения во время суда, но полной и однозначной картины так и не было выявлено.

"Дедовщины не было"

Самым интересным вопросом в трагедии Андрея Сычева так и остается то, что же все-таки случилось в ту новогоднюю ночь.

Точка зрения, которой придерживалась генеральная прокуратура, была обозначена выше: Сычев провел около 3 часов на корточках, при этом Сивяков его еще и бил ногами.

Позиция военных также была однозначна: никакой дедовщины совершенно не было. Так заявил исполняющий обязанности начальника данного военного училища Анатолий Чучвага, никто из солдат в ту ночь совершенно не употреблял алкоголя, все по расписанию легли спать. Офицеры, проводившие осмотр, никаких нарушений не выявили, а потому факта насилия совершенно не было.

Как можно понять, весьма сухо и жестко были приведены позиции обеих сторон - прокуратуры и военных. Они совсем не выказывали никаких эмоций по этому делу, причем их показания даже не имели каких-либо совместимых точек. Сычев попросту продолжал молчать, так что многим казалось, что его заставили это сделать, чтобы он не выдал реальное положение дела.

Оказание медицинской помощи

Еще одной странностью в данной ситуации было то, что Андрею Сычеву столь длительное время не было оказано никакой медицинской помощи. Да, первое января, праздники, но это вовсе не значит, что можно было пустить все дело на самотек. И тут снова все начинает быть слишком загадочным. Военные заявляют, что в течение нескольких дней после Нового года никаких ухудшений здоровья выявлено у рядового не было. Только когда они проявились, ему немедленно была оказана требуемая медицинская помощь. Верится, честно говоря, в такое с трудом.

Другой версии придерживается обвинение. Согласно их точке зрения, все было куда страшнее. По данным прокуратуры, пострадавший уже сразу после праздника не мог нормально ходить, а далее и вовсе не смог подняться с постели. Сестра Андрея, Марина, прямо заявляет, что она созванивалась с братом 3 января, и он ей сказал, что у него болят ноги, и его везут в больницу. 3 января, а это при том, что военные говорят, что он обратился в лазарет только 4-го. По сути, далее как-то пропадают 3 дня, когда семья ничего не знала, пока с ними не связался больничный хирург. Военные предпочли мать вообще не уведомлять об операции.

Почему началась гангрена?

Ампутация конечности - действительно очень страшная для пациента операция. Но для того чтобы врач решил ее провести, требуется наличие очень серьезной гангрены. Так почему же она началась вообще, что ее вызвало? На данный вопрос в свое время существовало сразу 3 варианта ответа.

  1. Военные полностью придерживались версии членовредительства. Якобы сам Сычев перетянул свои ноги жгутом, чтобы повредить себе их для того, чтобы уйти из армии. Такая версия полностью снимала с офицеров всю ответственность, а потому была удобна для них.
  2. Вторая версия появилась из-за матери солдата - Галины Петровны. Она признавалась, что раньше у ее сына были проблемы с суставами, но через некоторое время они прекратились. Как говорится, он уже был болен, а потому даже маленький удар мог причинить непоправимый вред. Когда возмущение общественности уже превысило все пределы, военные стали использовать именно этот вариант.
  3. Третья версия принадлежала прокуратуре и основывалась на данных военных медиков, которые заявили, что сидение на корточках в течение длительного времени может привести к закупорке вен, а потому развитию гангрены. Из этого следовало, что болезнь и последующая ампутация целиком и полностью была последствием издевательств.

Реакция властей

Дело действительно было весьма нашумевшим в средствах массовой информации, а потому достаточно удивительной была реакция министра обороны РФ Сергея Иванова. Он вообще был не в курсе подобной информации и узнал о самом уголовном деле спустя долгое время именно от журналистов. Невозможно понять, действительно ли он был настолько не информированным, но когда его на пресс-конференции спросили о том, каково его мнение о событиях в Челябинске, то он прямо заявил, что поскольку ему ничего о ней не доложили, то, видимо, ничего серьезного и не произошло. Своими словами он действительно поразил общественность, которая не знала, как именно реагировать на подобные действия высшего военного лица. Через несколько дней прямо перед зданием министерства была проведена несанкционированная акция в поддержку рядового.

Реакция народа

Неудивительно, но народ оказался более сострадательным к солдату, чем должностные лица. Как заявляет мать Андрея, именно поддержка обычных людей помогла пережить сыну эти ужасные дни. Было проведено несколько акций, а также собраны деньги в благотворительный фонд.

Слушание по делу

Официально первые слушания по данному делу начались только 13 июня 2006 года. Они проводились в закрытом формате, поэтому СМИ не были допущены. Известно, что военные пытались перенести дело на рассмотрение в Москву, но в подобном ходатайстве было отказано. Само слушание уже было проведено 27 июня. Всего официально обвиняемых было трое - сержант Сивяков и два рядовых - Билимович и Кузьменко.

И тут вновь начали происходить странности. Первым делом все шесть свидетелей, которые проходили по делу, полностью отказались от своих показаний. В качестве аргумента они привели то, что во время расследования прокуратура оказывала на них давление и даже била. Но в то же время существовали некоторые сведения о том, что забрать показания всех свидетелей заставили приехавшие из Москвы генералы. Впрочем, реального положения вещей так и не было выяснено, а потому остаются только домыслы.

Наказание виновника

Главным виновником по делу Андрея Сычева признали именно сержанта Сивякова. Ему было предъявлено обвинение по статье 286, а именно "Превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия". Он самостоятельно признался, что действительно бил рядового, поскольку на теле Андрея были найдены следы побоев, но отрицал, что какие-либо его действия могли привести к столь трагическому исходу.

Рядовые хоть и были признаны виновными, но также получили весьма мягкое наказание - условное лишение свободы с испытательным сроком на 1 год. Понятно, что наказание действительно было весьма мягким, потом еще некоторое время адвокаты обеих сторон пытались его обжаловать, конечно, каждый в свою сторону.

Завершение истории

Неизвестно, будут ли когда-нибудь полностью обнародованы данные по делу Андрея Сычева, поскольку они очень сильно затрагивали существующий в то время конфликт между Генеральной военной прокуратурой и Министерством обороны, но ясно, что для Андрея Сычева армия стала настоящим кошмаром. Желающий служить мальчишка вышел из нее покалеченным инвалидом, который не может самостоятельно передвигаться и даже иметь семью. Все его мечты были перечеркнуты в тот первый день совершенно нового года жестоким поступком сослуживцев. К тому времени уже было признано, что дедовщина в армии достигает временами недопустимых масштабов, но никто, пожалуй, не ожидал, что это действительно выльется в подобный скандал. После этого заметно больше стали обращать внимание на неуставные отношения, существующие в войсках, чтобы не допустить подобной трагедии еще один раз, хотя периодически дела о дедовщине все еще появляются.

www.syl.ru

Не насиловали – уже хорошо. Три жуткие истории дедовщины в современной армии

О неуставных отношениях в армии – вымогательстве денег, избиениям и жёстком «воспитании» – СМИ пишут уже две недели. Иногда по таким случаям даже заводят уголовные дела: в 2015 году их было 27, в 2016 – 17, в 2017 – 13. После громких смертей солдат в Печах многие поняли, что армейская система нуждается в серьезных изменениях. Некоторые все еще считают, что таким образом происходит процесс «воспитания» молодого воина, но истории отслуживших мужчин показывают: так нельзя воспитать ни хорошего солдата, ни психологически уравновешенного человека.

Сергей, провинциальный город Беларуси: «Дембель дубинкой ударил мне по паху несколько раз. Поставили диагноз – варикоцеле»

23 мая 2012 года в пять часов утра я стоял рядом со зданием военкомата в своем маленьком городишке. Несколько дней назад мне исполнилось 20 лет. К восьми часам утра мы прибыли в Минский областной военкомат, где проходили дурные бега по этажам в трусах и носках. Там нас уже распределяли по воинских частям. Мне озвучили служить по первой группе годности в военной части 5448 (внутренние войска). Уходил служить вообще с радостью, я этого хотел.

В тот же день мы прибыли на военный учебный центр «Воловщина» – он принадлежит аппарату МВД и академии МВД. Около двух месяцев находился там. Мой род войск занимался обеспечением правопорядка города Минска. Нас обучали приемам рукопашного боя, приемам задержания, конвоирования, была даже «мозгочистка». В Учебке за нами следили сержанты – вечно матерящиеся нервные ребята. Также в этом центре нас учили шить, некоторых – стирать, мы там проходили идеологические занятия. В конспектах мы писали, как любить Беларусь, конспектировали уголовные и административные статьи, записывали также статьи по службе. Все это мы должны были выучить наизусть, иногда даже прилетало дубинкой, если плохо заучивал. А если вовсе не учил, настраивали коллектив против тебя.

На эту тему:Почему за погибшего в полях ребенка судят учителя, а командира за повешенного солдата – нет?

Когда перебрались в Минск в саму часть, нам выдали милицейскую форму. Старший призыв рассказал нам, как правильно крутить человека, в каких местах ломать, как вести в ОПОП (опорных пункт охраны правопорядка), как заполнять рапорт о задержании. Мы часто выполняли работу участковых. Самым любимым развлечением старших было избиение бомжей, которых мы подбирали на улицах. Они их избивали до полусмерти, зная, что те никуда не пожалуются. Если же ты заступался за бомжа, автоматически становился изгоем для старших и объектом издевательств. Многие старшие были по возрасту даже младше меня на год. Аппарату МВД и военному аппарату, видимо, выгодно, когда служат люди без мозгов. В моем случае таким выдали форму, дубинку и отправили в город. Срочнику зарплату платить не нужно, он просто выполняет приказы и служит государству. А если не захочет выполнять какой-либо приказ – отправят на гаупвахту. Гаупвахта – это изолятор для военнослужащих с камерами-одиночками или общими. Условия там хуже, чем в тюрьме. Либо тебе угрожают тем, что отправят в тюрьму, приписав какие-либо «грешки».

Но самое худшее – могут довести морально так, что захочется спрыгнуть с высоты, повеситься, порезать вены или сбежать, сбежать, чтобы скрываться всю жизнь. Однажды, увидев, как один из дембелей избивает бомжа и говорит ему, что тот не человек, я не выдержал и крикнул ему, что если он не прекратит это делать, то сам отгребет. Дембель сказал, что меня ждет сладкая жизнь, что теперь я стану чмом. Следующие 16 месяцев стали для меня настоящим адом. Несмотря на то, что дембеля ушли в ноябре, они успели настроить против меня средний призыв и мой. С этого момента меня стали отправлять принудительно к психологу, лишали сна, стали лазить по моим вещам, читать мои письма. Один раз написал какую-то левую небылицу и услышал в курилке, как эту самую небылицу ефрейтор обсуждал с дембелями. Высказал ему недовольства и сказал, что если еще раз такое сделает, то поломаю ему руки. После этого меня еще больше возненавидели. Дембеля любили стучать офицерам и рассказывать, кто есть кто – до последней мелочи. Не все, конечно, это делали, в основном были крысами и шестерками сержанты. Они ломали психически, до этого инцидента никто физическую силу явно не проявлял. Были толчки, но не более того. Но тут, видимо, дембеля решили меня избить.

После службы мы ехали в грузовике в часть. Дембель дубинкой ударил мне по паху несколько раз. В тот вечер я мочился кровью. Через пару дней поднялась высокая температура и начались сильнейшие боли. Я рассказал своему отцу по телефону про этот случай – он поставил весь полк и роту на уши. Меня отправили в госпиталь, там же поставили диагноз – варикоцеле. В госпитале пролежал две недели. Когда вернулся в роту, меня гнобили и говорили, что таким образом я пытался откосить.

Дембеля и средний призыв вели себя с нами, как с зэками, – просто мне больше всех не повезло. Все ребята с моего призыва попали под дедовщину. Каждый из нас получал удары дубинками и электрошокером. Каждого из нас оскорбляли и опускали морально. Слава богу, до сексуального издевательства не доходило. Дембеля на патрулировании угрожали задержанным людям, требовали с них деньги, запугивая тем, что закроют их на 15 суток. Многие требовали с задержанных купить еды, сигарет, а некоторые у наркоманов отбирали наркотические вещества и продавали в части либо знакомым. Нам даже дали план – 5-6 задержанных за день. Если не выполняешь план – лишают увольнительного, привлекают к грязной работе (драить унитазы).

Я нашел выход – шел на кладбище и списывал ФИО и дату рождения с памятников умерших людей, выдавал их за задержанных, с которыми типа проводил проф-беседы.
На эту тему:«Мы все – спецконтингент». Откровения осужденного

Нам нужно было оформлять людей по статьям «мелкое хулиганство» и «распитие алкогольных напитков и нахождение в состоянии алкогольного опьянения в общественном месте». Каждый понедельник у нас должен быть выходной день, но у срочника его не было. В этот день мы шли на хоз. работы. Рядом с нашей частью строился ФОК, туда мы и ходили на работу каждый понедельник. Офицеры нам напрямую говорили, что мы это делаем для того, чтобы они могли отдохнуть там в сауне и позаниматься спортом. Опять же, если ты отказываешься, тебя прессуют дембеля.

Многие мои сослуживцы стали такими же ублюдками, какими были дембеля и офицеры. Они полностью повторяли то, чему недавно ужасались. Многие из них остались на контракте. Один из них сейчас сидит в тюрьме за превышение полномочий и угрозу оружием. Они с напарником запугали гражданское лицо, и человек написал заявление в прокуратуру.

Все полтора года для меня были адом, своего сына я никогда не отправлю в армию. Знаете, еще полгода после службы меня мучили кошмары, и я просыпался в холодном поту. Думал, что ухожу служить и защищать Родину, защищать гражданских людей, помогать им. А на деле пришлось защищать свои интересы и свою психику, чтобы не стать таким, как они.

Михаил, город Минск: «Тот самый знакомый, который ходил с гематомами на лице и перебитыми ногами, гоняет новобранцев»

Начну вообще с того, как я попал в армию, а именно в резерв. Когда узнал что есть такая форма службы, сразу же обратился в военкомат с просьбой попасть в резерв, так как у меня одна мать, и дедушка инвалид. К тому же, пока я был не годен, все мои одногодки уже отслужили, а тут вдруг какие-то статьи отменили – и я оказался весьма здоров и годен к службе.

Попал в Заслоново, это в Витебской области, недалеко от Лепеля. Первый сбор был около месяца, в декабре 2013-го года. Условия жуткие. Надо было много чего осваивать и успевать. Столовая не функционировала как следует, и мы ели из армейских котелков, которые постоянно таскали с собой. На входе стояла санитарка, которая разворачивала всю роту, если у кого-то котелок был грязноват. А чтобы вымыть его, нужно было тереть замерзшим песком, потому что холодной водой отмыть нереально. На этаже нас было около 110-ти резервистов и может 50-ти срочников. И на всех был один туалет с двумя кабинками. Так как первое время пищеварение всех подводило, очередь в туалет состояла минимум из 30-ти человек. Нюансов было много, но это всё не так страшно.

Со срочниками был только один конфликтный момент. В столовой один ярый дед прицепился к нашему парню со словами: «Ты - щенок! Не нюхал жизни солдатской, я таких в парашу опускал». Мы все были старше его по возрасту и предупредили, чтобы он был осторожнее со своим языком. Проходит пару дней, никто и трогать этого «деда» не собирался, если честно. И тут он сам со своим старшиной приходит и извиняется с конфетами, чуть ли не на коленях: «Ребята, простите. Я хочу просто отслужить и уйти на гражданку в свой срок». Просто ему сказали, что с нами служит племянник генерала, и это была правда. Исходя из этого, могу сказать, что эти «деды» ничего не стоят на самом деле и могут только бандой пинать свой молодняк. На мой взгляд, это просто одичавшие малолетки, которым дали минимальную власть. Таким ребятам не нужно идти выше, потому что верхушка вся в таких вот бывших «дедах».

На эту тему:Без шампанского и со сломанным пальцем. Как я встречал Новый год в армии

К нам в часть, бывало, наведывался Равков. В те времена он еще не был министром. В эти дни нас пытались вытащить куда подальше в лес, но в одно утро мы не успели свалить. Мы тогда собственными глазами увидели, как он вызвал подполковника и дал ему команду: «Шагом!» При шаге надо немного нагибаться вперед. Офицер нагнулся, а Равков ему «Ты какого х*я нагнулся!? Мне что, тебя в очко е**ть?». Когда я увидел, что его поставили в министерство, был в шоке и не был удивлен одновременно.

Среди резервистов не было ни дедовщины, ни поборов. Среди срочников творился ад. Ребята ходили синими в прямом смысле этого слова. Среди них служил мой знакомый, который всегда просил спрятать у себя его передачку. Деды отбирали все: еду, мобильные телефоны, сигареты, деньги. Если «дедушка» сказал, что нужно достать сигарет или бутылочку водочки, то любыми способами должен достать, иначе тебе грозит моральное давление и физическая расправа. Чтобы взять свой же телефон, нужно было платить. Он часто одалживал деньги у меня, чтобы позвонить родителям и попросить еще денег. Офицеры не обращали внимания на явные гематомы у срочников. Такое чувство, что им было просто все равно.

Был случай, когда у парня срочника была попытка суицида. Он перерезал себе вены. Тогда поднялся скандал. Парня откачали, отправили в госпиталь, а потом в психушку. Списали все на слабость и суицид. На некоторое время дедовщина утихла, но потом снова возобновилась.

Один парень-срочник высказал недовольство и сопротивление, за это несколько дедов в туалете помочились ему на голову. Другому парню кинули камнем в лоб за то, что, по их мнению, он медленно к ним шел. Был случай, как по ошибке к нам, резервистам, завалились пьяные офицеры и начали драку. Утром просили прощение и дали всем покалеченным увал. Но подумать страшно, что они тогда делали со срочниками.

Многие срочники говорили нам, ребятам из резерва, что будут ломать систему, что никогда не опустятся до такого уровня. Но, приехав через год на сборы, я увидел своими собственными глазами, как мой тот самый знакомый гоняет новобранцев. Тот самый, который ходил с гематомами на лице, с перебитыми ногами, которому часто попадало между ног армейским ботинком. Который прятал у меня свой мобильный телефон и несколько раз даже плакал от всего, что происходит с ним. Когда поинтересовался у него, зачем он идет той же дорогой, он ответил, что когда его опускали, он терпел, поэтому пусть и ЭТИ (новобранцы) потерпят. Никто не спорит, что среди сослуживцев есть и слабаки, и маменькины сынки, и нытики. Но это не значит, что их стоит бить и опускать.

Дело о парне из Печей всколыхнуло всю Беларусь, не сомневаюсь, что это дело рук дедовщины. Потому что не всем дано пережить такое унижение, как армия. Когда читаю комментарии: «Да какая это армия, вот раньше служили столько, а сейчас у них там курорт»... Не курорт, а зона с бесплатной рабочей силой, где тебя не считают за человека, унижают каждый день. Где ты учишься драить унитазы, а не защищать родину. Безусловно, армия должна быть по собственному желанию. Я считаю, что служба в нашей армии – это позор! Сначала тебя опускают, а потом ты сам опускаешь. И в итоге гордишься этим. Нет уж, своего ребенка не отдам в этот зверинец.

Александр, город Минск: «Каждое утро мы раздевали молодежь донага на предмет нахождения синяков и ссадин»

Так получилось, что с дедовщиной я столкнулся, будучи офицером. И посмотрел на нее глазами начальства. Нас было четверо совсем молодых офицеров: от 22 до 25 лет. Дедовщина в части была. Дедовщиной я называю издевательство над молодыми солдатами со стороны старослужащих, не связанное с трудностями военной службы. Солдаты ходили с синяками, и с этим стоило как-то бороться.

На эту тему:Солдат на танке и еще четыре истории жертв беларуской госсистемы

В часть пришло молодое пополнение и уж как мы не опекали солдат: оставались по очереди ночевать в казарме, бегали по очереди с ними на зарядку – контролировать везде попросту невозможно. То у одного, то у другого молодого солдата появлялся фингал. Чаще всего синяки находили под одеждой. Каждое утро мы раздевали молодежь донага на предмет нахождения (и документирования!) синяков и ссадин. Новобранцы снимали даже трусы, потому что побои могли быть даже в районе полового органа, а следы от бляшек – на заднице. Планка лично у меня упала, когда я увидел своего подчиненного с выбитым передним зубом.

Дальше мы поняли, что нужно побеседовать с каждым солдатом отдельно. И добиться от него письменного рапорта с указанием, кто, как и когда над ним издевался. Добивались мы этого способом той же дедовщины. Криком, физическими расправами (все в пределах разумного), моральным давлением. Думаете это невозможно? Невозможно не подчиниться в этом случае 18-летнему мальчугану, который стоит в окружении четырёх 25-летних офицеров – разъяренных и орущих на него со всех четырёх сторон. Мы сделали все так, чтобы допрошенные не общались с теми, кому это только предстояло. У нас тогда было около 30-40 солдат, выбить показания нам не удалось только у одного, до сих пор помню его фамилию – Козырев.

В итоге мы имели роту из 40 жалких стукачей. Далее запугивали до предела старослужащих дисбатом и для пущей убедительности наиболее оголтелых отправляли в другую такую же роту.

С другой ротой мы договорились на обмен таких же мерзавцев, как эти. Когда наша молодежь стала уже «черпаками», перед приходом нового пополнения мы построили их и показали пачку их же рапортов. Тем самым напоминили, что они – стукачи и чмошники. И если мы, офицеры, заметим хоть какое-то давление на молодых солдат, зачитаем эти рапорта перед всей ротой. Но зачитывать рапорты не пришлось. Молодежь была принята дружелюбно, началась нормальная служба, учеба и боевые дежурства. После профилактических работ не было ни поборов, ни избиений, ни попыток суицида среди молодняка...

Мне не дает покоя ситуация с погибшим солдатом. Считаю, что виноваты командиры – без вариантов. В мое время профессия офицера была очень престижной. Конкурсы в военные вузы были бешеными. У нас в артиллерийское училище было, кажется, пять человек на место – не помню точно. И это только про экзамены. Затем предпринимались многоступенчатые и жестокие усилия для сокращения абитуры и юных первокурсников как вида. Физподготовка, психотбор, нас макали мордой в грязь и держали впроголодь и в чёрном теле – чтобы до присяги сами поуходили, кто слабее. Потом из отобранного материала лепили офицеров. Взамен мы получали приличную зарплату, уважение сограждан, относительную возможность попутешествовать по стране и за ее пределами.

На эту тему:Терпят все. Истории домогательства от школьницы и преподавателя

А сейчас из кого готовят офицеров нашего славного беларуского войска? Из школяров-неудачников? Из мальчиков без выбора и фантазии, с посредственными знаниями, комплексом неполноценности и уязвленным самолюбием? Разве не так? Да зайдите на сайт Академии и посмотрите, какой конкурс на любой факультет! Всего лишь полтора человека на место! Это значит, что в поступлении откажут только откровенному дебилу. Или не так?

Дедовщину сеют те неудачники, которые в своей жизни никак не реализовались. Эти люди прекрасно понимают, что армия – это единственное место, где они могут показать свою власть.

Потому что, выйдя на гражданку, они вернутся к тому дерьму, в котором жили до армии. Вот и отрываются, а такие же офицеры закрывают на это глаза. Я считаю, что армия должна быть контрактной. Так называемые неуставные отношения будут до тех пор, пока в армии будут служить не добровольно, а по принуждению. Потому что большое количество людей, абсолютно разных по своим моральным и психическим показателям, по физической подготовке, оказываются фактически в запертом пространстве, где они находятся бок о бок 24 часа в сутки. Их ничего не объединяет, кроме того, что все они оказались здесь по чужой воле. Только профессиональная армия может положить конец дедовщине. А лично я буду делать все, чтобы мои сыновья не попали в нашу беларускую армию.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

kyky.org

Иллюстрированный каталог дедовщины в Советской армии (не полный)

Был свидетелем, выбитых зубов парню моего призыва  ему было 28 лет, семья двое детей. Призывали до с 18 до 30 лет, если не ошибаюсь, но так как он женатый и были и маленькие  дети ему давали отсрочки ,  и не хватило пары лет  до непризывного возраста. Добродушный парень, в первую же неделю лишился двух передних зубов "деды" повыбивали, вернее это были зубные протезы, которые он вставил, как раз перед армией. Потом еще видел его избитым, а затем он куда-то исчез, я не особо интересовался. Мне угораздило служить во время, когда Советский Союз начинало лихорадить и стали пропадать товары в магазинах. В “королевский войсках” - стройбате, куда я попал после первого курса института по зрению, еда понятие было полумифическое. Пригорелая каша, и ячменный напиток, за который иногда вспыхивали драки, таковым был повседневный рацион воина.  Пили это "кофе" из тех же немытых тарелок после каши. Ложки были, стаканов и вилок нет. Из деликатесов был черный хлеб и сахар, который удавалось утащить по дороге из столовой для сержанта, за которыми время от времени посылали "духов". Кусочек сахара и вода, казались невообразимо вкусными. Скорее всего, продукты воровали офицеры, поскольку финансирование, какое-никакое было. И две недели пока делали ремонт в столовой, нас водили в городскую столовую, и вполне сносно кормили. По праздникам, помнится, дали один раз консервы и сливочное масло. Как мы выживали? Поскольку мы работали на кирпичном заводе, ну да вот такая вот служба родине, делать кирпичи, на заводе была гражданская столовая. Гражданский бригадир выдавал каждому талоны, вот там и был полный обед, перепадала котлета и даже пол стакана сметаны. Можно было купить еду, в кафе за пределами части, но это если удалось спрятать деньги. Завод работал круглосуточно три  смены стройбата, одна гражданская. Неплохо было попасть работать вторую смену с гражданскими, они могли напоить настоящим чаем иногда с печеньем. На соседнем заводе трудилась другая часть, вместе с ними работали "химики", осужденные не по тяжелым статьям. Положение солдат было не намного лучше тех же "химиков". Драки были чем-то обыденным, были случаи, когда старослужащие дрались с офицерами. Жрать, хотелось постоянно, а постоянное недосыпание доводило до состояния животного - дали бы автомат и сказали стрелять, стреляли бы не разбираясь в кого и зачем. Но автоматов не было. Присягу принимали в ленинской комнате в тапочках, без автоматов. Некоторые узбеки не смогли прочитать присягу ... да и ладно. Из безобидных развлечений сержантов перекличка.
- Петров.
- Я.

- Головка от ***,  - продолжительный гогот.

Воровство друг у друга, сапоги приходилось подкладывать под ножки кровати, поскольку тырили. У меня самого один сапог 43, второй 44 размера был. А некоторые на развод в 20 градусный мороз в тапочках выходили. Отопление в казарме было слабое. Спали в одежде с бушлатами поверх одеяла. От этого у некоторых заводились в одежде в швах мондовошки. Нательное белье не менялось, стирали кода мылись после смены. Мыться не значит еще что у вас был кусок мыла иногда просто под водой помокнуть, полотенец не было вытирались нательным бельем. Из -за холода и влажного белья у некоторых вскакивали чирей и распространенная "сибирская розочка" . Язва которая не заживала, а медленно гнила постоянно увеличиваясь. Душевых в казарме не было. Толчок по каким то причинам был закрыт в казарме. Туалет был во дворе, зимой там намерзали айсберги желтой мочи. Из положительного в стройбате платили деньги, обычно их отправляли на книжку родителей, в противном случае они бы оказались у "дедов". За ящик водки, впрочем, можно было купить себе привилегированное положение. Снимать квартиру в городе, не жить в казарме, а ходить только на работу на завод.
Довелось немного поработать; в городской военной прокуратуре, запомнилось дело избиения солдата, отбитие мошонки и поломанные ребра, в то время это даже не сильно удивило. Сейчас я задаю себе вопрос, что за звери служили в Советской армии, которые м

memo-projects.livejournal.com

Сычев Андрей Сергеевич - жертва дедовщины. Дело рядового Сычева

Даже сейчас, когда срок службы в армии составляет всего один год, очень мало парней действительно хотят оказаться в казармах. А что говорить о 2005-м, когда служить приходилось еще по два года - многие это считали каторгой. По словам знакомых, Андрей Сергеевич Сычев к ним не относился. Он с нетерпением ждал повестки, которая пришла к нему в мае 2005 года, и отправился на службу в армию. А уже в начале 2006 года о нем узнала вся Россия. Нет, он не стал военным героем и не заслужил медалей, он стал жертвой невероятной дедовщины. Андрей Сычев даже сейчас, более десяти лет спустя, считается самой серьезной жертвой данного армейского порядка.

Общественный резонанс

Сейчас уже достаточно мало людей помнит, что же случилось с солдатом Андреем Сычевым, однако в 2006 году данное дело оказалось невероятно резонансным. Всем давно было известно, что в армии существует дедовщина, да в целом с ней никто даже не боролся, считая подобное поведение старослужащих в порядке вещей. Однако в этом случае в Челябинском танковом училище "деды" зашли слишком далеко.

Александру Сивякову, который считался главным обидчиком, дали всего четыре года тюрьмы. Он давно уже вышел и начал строить новую жизнь, а его жертва навсегда осталась искалеченной из-за ампутации ног. Как известно, СМИ непостоянны, они падки на сенсации, но с появлением новой быстро забывают о старой, а потому сейчас уже практически невозможно сказать, чем же занимаются виновные лица в жизни сейчас. В конечном счете все, что осталось у бывшего рядового Андрея Сычева, - это трехкомнатная квартира, которая была ему выделена по прямому указанию президента Путина, и искалеченная жизнь.

Трагедия

Жертва дедовщины - именно так называли в газетах Сычева, даже спустя столько лет предпочитает практически ничего не рассказывать о том, что же случилось в ту январскую ночь. Обычно он на данную тему просто предпочитает отмалчиваться или говорит, что не знает. Невозможно сказать, почему именно он молчит, хотя вполне вероятно, что он попросту не хочет вновь переживать столь сильную психологическую травму.

Исходя из материалов дела рядового Сычева, в новогоднюю ночь старослужащие напились. Угомонились они только к трем часам ночи, приказав солдатам все убрать со стола. После этого все легли спать, и все было тихо. Потом внезапно сержант Сивяков приказал Сычеву подняться со своей кровати и сесть на корточки в дальнем углу казармы. Сам он непосредственно сел на стоящий рядом стул, чтобы следить за выполнением приказа.

Сивяков, как известно, и до этого периодически проявлял насилие по отношению к Андрею Сычеву, но все это носило более легкий характер - оскорбления, пинки. Как говорит пострадавший, он неоднократно просил отпустить его, но это только злило пьяного сержанта.

Окончание истории

По сведениям, на следующий день после данного происшествия у солдата Андрея Сычева начались проблемы с левой ногой. Она настолько сильно болела, что уже на следующий день он не смог выйти на построение. Он обратился в лазарет, где ему дали "Аспирин" и сказали терпеть до 10 января, поскольку во время новогодних праздников возиться с ним никто не собирался. Это стало роковым моментом, поскольку впоследствии его пришлось перевозить сначала в госпиталь, а затем в городскую больницу Челябинска. Военные молчали до последнего - только 6 числа врач больницы позвонил матери и сказал ей приехать, поскольку на следующий день ее ребенку будут проводить операцию по ампутации ног, а шансов выжить у Сычева практически не было.

Отказ от ампутации

Как известно, Андрей Сычев самостоятельно не давал согласие на ампутацию, ее провели потому, что дальнейшая задержка привела бы к смерти. В течение двух месяцев этот девятнадцатилетний мальчишка пережил целых шесть операций - из них пять были по ампутации, а еще одна являлась полостной - из-за сильного стресса он нажил себе сильную язву. После всего этого от него осталась, можно сказать, всего половина - из больницы Андрей Сычев вышел уже совершенно другим человеком, которого невозможно было узнать знакомым.

Загадочность дела

В деле Сычева действительно существует огромное множество недомолвок, поэтому расследование практически не смогло получить нормальных и четких ответов на многие из поставленных вопросов. Молчат и военные, и медики, и даже сам пострадавший, который полностью углубился в себя. Две стороны бились за свою точку зрения во время суда, но полной и однозначной картины так и не было выявлено.

"Дедовщины не было"

Самым интересным вопросом в трагедии Андрея Сычева так и остается то, что же все-таки случилось в ту новогоднюю ночь.

Точка зрения, которой придерживалась генеральная прокуратура, была обозначена выше: Сычев провел около 3 часов на корточках, при этом Сивяков его еще и бил ногами.

Позиция военных также была однозначна: никакой дедовщины совершенно не было. Так заявил исполняющий обязанности начальника данного военного училища Анатолий Чучвага, никто из солдат в ту ночь совершенно не употреблял алкоголя, все по расписанию легли спать. Офицеры, проводившие осмотр, никаких нарушений не выявили, а потому факта насилия совершенно не было.

Как можно понять, весьма сухо и жестко были приведены позиции обеих сторон - прокуратуры и военных. Они совсем не выказывали никаких эмоций по этому делу, причем их показания даже не имели каких-либо совместимых точек. Сычев попросту продолжал молчать, так что многим казалось, что его заставили это сделать, чтобы он не выдал реальное положение дела.

Оказание медицинской помощи

Еще одной странностью в данной ситуации было то, что Андрею Сычеву столь длительное время не было оказано никакой медицинской помощи. Да, первое января, праздники, но это вовсе не значит, что можно было пустить все дело на самотек. И тут снова все начинает быть слишком загадочным. Военные заявляют, что в течение нескольких дней после Нового года никаких ухудшений здоровья выявлено у рядового не было. Только когда они проявились, ему немедленно была оказана требуемая медицинская помощь. Верится, честно говоря, в такое с трудом.

Другой версии придерживается обвинение. Согласно их точке зрения, все было куда страшнее. По данным прокуратуры, пострадавший уже сразу после праздника не мог нормально ходить, а далее и вовсе не смог подняться с постели. Сестра Андрея, Марина, прямо заявляет, что она созванивалась с братом 3 января, и он ей сказал, что у него болят ноги, и его везут в больницу. 3 января, а это при том, что военные говорят, что он обратился в лазарет только 4-го. По сути, далее как-то пропадают 3 дня, когда семья ничего не знала, пока с ними не связался больничный хирург. Военные предпочли мать вообще не уведомлять об операции.

Почему началась гангрена?

Ампутация конечности - действительно очень страшная для пациента операция. Но для того чтобы врач решил ее провести, требуется наличие очень серьезной гангрены. Так почему же она началась вообще, что ее вызвало? На данный вопрос в свое время существовало сразу 3 варианта ответа.

  1. Военные полностью придерживались версии членовредительства. Якобы сам Сычев перетянул свои ноги жгутом, чтобы повредить себе их для того, чтобы уйти из армии. Такая версия полностью снимала с офицеров всю ответственность, а потому была удобна для них.
  2. Вторая версия появилась из-за матери солдата - Галины Петровны. Она признавалась, что раньше у ее сына были проблемы с суставами, но через некоторое время они прекратились. Как говорится, он уже был болен, а потому даже маленький удар мог причинить непоправимый вред. Когда возмущение общественности уже превысило все пределы, военные стали использовать именно этот вариант.
  3. Третья версия принадлежала прокуратуре и основывалась на данных военных медиков, которые заявили, что сидение на корточках в течение длительного времени может привести к закупорке вен, а потому развитию гангрены. Из этого следовало, что болезнь и последующая ампутация целиком и полностью была последствием издевательств.

Реакция властей

Дело действительно было весьма нашумевшим в средствах массовой информации, а потому достаточно удивительной была реакция министра обороны РФ Сергея Иванова. Он вообще был не в курсе подобной информации и узнал о самом уголовном деле спустя долгое время именно от журналистов. Невозможно понять, действительно ли он был настолько не информированным, но когда его на пресс-конференции спросили о том, каково его мнение о событиях в Челябинске, то он прямо заявил, что поскольку ему ничего о ней не доложили, то, видимо, ничего серьезного и не произошло. Своими словами он действительно поразил общественность, которая не знала, как именно реагировать на подобные действия высшего военного лица. Через несколько дней прямо перед зданием министерства была проведена несанкционированная акция в поддержку рядового.

Реакция народа

Неудивительно, но народ оказался более сострадательным к солдату, чем должностные лица. Как заявляет мать Андрея, именно поддержка обычных людей помогла пережить сыну эти ужасные дни. Было проведено несколько акций, а также собраны деньги в благотворительный фонд.

Слушание по делу

Официально первые слушания по данному делу начались только 13 июня 2006 года. Они проводились в закрытом формате, поэтому СМИ не были допущены. Известно, что военные пытались перенести дело на рассмотрение в Москву, но в подобном ходатайстве было отказано. Само слушание уже было проведено 27 июня. Всего официально обвиняемых было трое - сержант Сивяков и два рядовых - Билимович и Кузьменко.

И тут вновь начали происходить странности. Первым делом все шесть свидетелей, которые проходили по делу, полностью отказались от своих показаний. В качестве аргумента они привели то, что во время расследования прокуратура оказывала на них давление и даже била. Но в то же время существовали некоторые сведения о том, что забрать показания всех свидетелей заставили приехавшие из Москвы генералы. Впрочем, реального положения вещей так и не было выяснено, а потому остаются только домыслы.

Наказание виновника

Главным виновником по делу Андрея Сычева признали именно сержанта Сивякова. Ему было предъявлено обвинение по статье 286, а именно "Превышение должностных полномочий с применением насилия, повлекшее тяжкие последствия". Он самостоятельно признался, что действительно бил рядового, поскольку на теле Андрея были найдены следы побоев, но отрицал, что какие-либо его действия могли привести к столь трагическому исходу.

Рядовые хоть и были признаны виновными, но также получили весьма мягкое наказание - условное лишение свободы с испытательным сроком на 1 год. Понятно, что наказание действительно было весьма мягким, потом еще некоторое время адвокаты обеих сторон пытались его обжаловать, конечно, каждый в свою сторону.

Завершение истории

Неизвестно, будут ли когда-нибудь полностью обнародованы данные по делу Андрея Сычева, поскольку они очень сильно затрагивали существующий в то время конфликт между Генеральной военной прокуратурой и Министерством обороны, но ясно, что для Андрея Сычева армия стала настоящим кошмаром. Желающий служить мальчишка вышел из нее покалеченным инвалидом, который не может самостоятельно передвигаться и даже иметь семью. Все его мечты были перечеркнуты в тот первый день совершенно нового года жестоким поступком сослуживцев. К тому времени уже было признано, что дедовщина в армии достигает временами недопустимых масштабов, но никто, пожалуй, не ожидал, что это действительно выльется в подобный скандал. После этого заметно больше стали обращать внимание на неуставные отношения, существующие в войсках, чтобы не допустить подобной трагедии еще один раз, хотя периодически дела о дедовщине все еще появляются.

www.nastroy.net

Армейская дедовщина: истоки появления, и можно ли от неё избавиться

17.05.2018

Неуставные отношения в армии – это настоящий бич современности. Хотя считается, что первые случаи дедовщины начали появляться во время Великой Отечественной войны в СССР, на самом деле, этой проблеме не одна сотня лет. Ещё во времена рыцарей наёмники часто издевались над новобранцами.

Дедовщина была и есть практически в каждой армии мира. Доказательством этому могут служить романы Ремарка, который описывает дедовщину в войсках Германии, и Дзюнпэя, который описывал быт японской армии. Сейчас многих интересует, были ли неуставные отношения между служащими в царской армии, или это появилось только в советское время. Раньше срок солдатской службы был 25 лет, поэтому «дедом», по логике, можно было стать только лет через 12.

Дядьковщина и дедовщина – в чём отличия?

Во времена Пушкина и Лермонтова солдаты служили по 25 лет. В то время была дядьковщина. Знаменитое «скажи-ка дядя, ведь недаром…» и есть обращение молодого солдата к опытному товарищу. Так как времена были неспокойные, к каждому новобранцу приставляли опытного солдата-дядьку, который учил его как правильно вести себя в новой среде.

Знаменитые телесные наказания и мордобой, которые широко практиковались в царской армии, были делом рук унтер-офицеров, хотя иногда и старший командный состав не брезговал ими. Сами же солдаты старались облегчить друг другу жизнь, так как им и без того приходилось тяжело. А вот унтер-офицеры, которые сами являлись бывшими солдатами, были настоящими «дедами» в современном понимании этого слова. Кулачная расправа не считалась чем-то из ряда вон выходящим, если в результате её солдат не становился калекой.

Вместе с тем лучшие офицеры и командующие понимали, что нельзя унижать достоинство защитников отечества, поэтому активно боролись с рукоприкладством низших чинов в своих частях. Наряду с неуставным рукоприкладством, про масштабы которого никто точно не знал, до 1904 года существовали и официальные телесные наказания. В 1915 году из-за тяжёлой обстановки на фронте они были опять введены, окончательно подорвав боевой дух армии царской России.

Часто бывало так, что некоторые самодуры «унтеры» и офицеры издевались над своими подчинёнными без причины:

  • Генерал Аракчеев не гнушался собственноручно вырывать провинившимся гренадёрам усы;
  • В 1903 году поручик Куидоров заставил своего вестового вылизывать ему сапоги, так как у того не было обувной щётки. За это командир части отправил поручика под арест;
  • В 1916 году расправа тылового поручика над казаком-фронтовиком привела к восстанию на призывном пункте;
  • Унтер-офицеры часто устраивали между собой соревнования, кто выбьет больше солдатских зубов с одного удара. Бывало так, что с ними расправлялись сами солдаты, а начальство закрывало на это глаза.

Если брать ситуацию в целом, то дедовщина в царской армии выражались лишь в отбирании части жалования и принудительного обмена обмундированием со старослужащими.

Дедовщина в Красной Армии до начала и во время ВОВ

Советская власть, которая олицетворяла свободу от рабства, должна была незамедлительно отменить телесные наказания, что она и сделала. Хотя бывшие унтер-офицеры, занявшие многие командные должности в те годы, по-прежнему не гнушались рукоприкладством, ситуация была намного лучше, чем при царе. Любому пострадавшему надо было только заявить о подобном случае, после чего с виновным быстро разбирались.

По свидетельству очевидцев, которым довелось служить в Красной Армии 1920-1930-х годов, ни в одном из мест службы не было вопиющих случаев неуставных отношений. Любая попытка сплотить всех старослужащих расценивалась как создание контрреволюционной группировки. Дедовщина среди солдат выражалась лишь в шутках и розыгрышах, которые показывали новобранцу на его место в армии.

Что касается службы в армии во время Великой отечественной войны, то по свидетельству очевидцев, изначально дедовщина выражалась в следующем:

  • Широко практиковался «добровольный» обмен обувью;
  • Если новичок получал новое обмундирование, его тоже меняли;
  • Забирались продукты, которые собирались для будущего солдата родственниками.

В целом такие случаи пресекались сержантами и старшинами, да и командиры отделений это не приветствовали. На фронте новички быстро вливались в дружную солдатскую семью, и статус «салаги» менялся после первого же боя.

Первыми, кто начал широко внедрять дедовщину в армии СССР, стали заключённые, выпущенные в 1941 году. Хотя тогда среди них ещё редко попадались настоящие преступники, тюремная жизнь уже успела наложить свой отпечаток. Новые солдаты часто пытались переложить часть своих обязанностей на новобранцев, подавляя их как морально, так и физически.

Ситуация коренным образом поменялась в 1943 году, когда в армию поступила новая партия заключённых. Это были настоящие преступники и убийцы. В каждом отряде, в котором был один «блатной», быстро появлялись группировки, напоминающие своей структурой тюремную иерархию. Но так как солдатское братство было ещё не пустым звуком, да и наличие оружия в руках потенциальных жертв останавливало бандитов, дедовщина так и не получила широкого распространения.

В 1950-1960 году служба в армии считалась делом нужным и почётным. Ещё свежи были в памяти рассказы отцов о войне, поэтому солдаты старались во всём поддерживать друг друга. Хотя к тому времени уже наметилось чёткое разделение на «салаг» и «стариков», случаи избиения сослуживцев были крайне редки. Новобранцам старались помогать, но иногда и издевались. Во время курса молодого бойца такие случаи и вовсе исключались, так как младший командный состав пристально наблюдал за новичками.

В 1970-х годах, когда общество начало постепенно деградировать на фоне продолжительной эпохи «застоя», начали появляться первые массовые случаи дедовщины. Самой главной проблемой стал размер огромной страны. Более того, часто в армии встречались представители враждующих этнических групп, которые старались унизить своих оппонентов. Служба вдали от родины, порождала полнейшую безнаказанность, поэтому дедовщина в СССР стала бурно прогрессировать.

Жертвы дедовщины в 1970-1980-е годы

Для тех, кто служил в армии СССР в 70-80 годах слово «дедовщина» знакомо не понаслышке. Именно в те годы военная дисциплина начала базироваться на неуставных отношениях. Многие командиры взводов перекладывали всю работу с подчинёнными на сержантов, которые управляли сослуживцами с помощью кулаков. При этом любая попытка рассказать про дедовщину в армии жестоко пресекалась.

Бороться с военной дедовщиной было практически невозможно. Старослужащие представляли собой крепко спаянный коллектив, который строго следил за своими кровными интересами. Солдат старших призывов покрывали командиры, которые могли сделать жизнь молодого солдата невыносимой. Кроме того, любой физический отпор старшему по званию считался военным преступлением.

Согласно устному военному кодексу, жаловаться на старослужащих было нельзя. Такой солдат немедленно вычислялся офицером, после чего «деды» в лучшем случае устраивали ему психологическую травлю. При этом сержанты могли спокойно жаловаться на своих подчинённых, что всячески приветствовалось.

Недовольные «духи», которым удавалось в первые дни найти себе друзей среди молодых солдат, пытались сопротивляться группой. Если им это удавалось, то тогда «деды» действовали вместе с офицерами. Непокорных убеждали, что дедовщина в части – дело неизбежное, лучше немного потерпеть, после чего самому стать «дедом».

Вместе с тем существовало множество частей, где служили настоящие офицеры, которые жёстко пресекали все случаи неуставных отношений. В таких частях устав внутренней службы соблюдался неукоснительно, а сержанты целыми днями обучали на полигонах солдат.

История дедовщины в 90-е годы

После распада СССР дедовщина в российской армии резко активизировалась. Главной причиной этого стал огромный отток квалифицированных военных, которых не устраивала низкая зарплата в те годы. На их место пришли выпускники военных кафедр, которые практически не разбирались в военном деле. Так называемых «пиджаков» устраивали порядки, которые установили в их ротах «деды». Это давало им возможность ничего не делать, в то время как простые солдаты страдали от поборов.

Такое положение в армии сохранялось до середины 2000-х годов, после чего престиж военной профессии вновь стал возрождаться. Масса льгот и повышение зарплаты вновь сделали армию желанным местом для многих профессиональных военных. С их приходом дедовщина стала ослабевать, однако вывести её до сих пор не удалось.

Дедовщина в армии США

Многие считают, что в армии Соединённых штатов нет никакой дедовщины. В какой-то мере, это действительно так, потому что американская армия полностью профессиональная. Каждый молодой новобранец, который приходит в армию, сразу попадает в специальный учебный центр, очень похожий на российскую учебку. Там за дело принимаются сержанты, которые в США являются профессиональными военными. Они не только военные, но и психологи, которые определяют способности новых солдат.

Кроме того, профессиональные военные американской армии, как правило, прошли через несколько локальных войн, поэтому их не интересует тот беспорядок, который может твориться в казарме. Человек, заключивший военных контракт, чётко знает, для чего он пришёл сюда, и не станет самоутверждаться за счёт других. Большую роль играет и то, что среди сержантов часто бывают женщины, которым мужчины должны так же безоговорочно подчиняться.

В случае если новобранца что-то не устраивает, он может пожаловаться военному капеллану. Это не просто священник, а офицер, который наделён серьёзными полномочиями. Он должен разбираться во множестве религий, чтобы консультировать солдат различных вероисповеданий. В случае если новобранец не годится для дальнейшей службы, капеллан может сделать так, что его комиссуют.

Тем не менее, за последние 20 лет многое в армии США изменилось, и теперь дедовщина и там имеет место. Это связано с тем, что данные принципы вдалбливаются ещё в военных учебных заведениях. Всех кадетов можно условно разделить на две категории, первокурсников и старшекурсников. Первокурсников называют крысами, и они на протяжении года находятся в подчинённом состоянии.

Любым жалобам не дают хода, называя такое положение вещей славными учебными традициями. В данных учебных заведениях нередки случаи бегства от дедовщины. Если с учёбы ещё можно уйти, то в армии подобное бегство называется дезертирством и карается по закону.

Второй причиной дедовщины в американской армии стало то, что многие уличные банды специально отправляют своих «бойцов» в армию, чтобы те научились профессионально пользоваться оружием, и овладеть навыками ведения боевых действий. Оказавшись на месте службы, уличные преступники продолжают поддерживать связь с бандами, угрожая и избивая не только солдат, но и офицеров.

Особенности дедовщины в белорусской армии

Армия Республики Беларусь имеет свои особенности. В «лихие 90-е» дедовщина здесь резко пошла на спад, так как служить приходилось в маленькой стране, недалеко от родного города. Любому «деду» можно было просто пригрозить, что его накажут прямо возле части друзья молодого солдата. В связи с жёстким политическим курсом страны, нацеленном на наведение «жесточайшего» порядка, дедовщина, казалось бы, была полностью уничтожена.

Каждый случай, который попадал в руки прессе, немедленно рассматривался, принимались меры. Казалось бы, любая мать солдата могла спать спокойно. Но вдруг в 2018 году весь бывший советский союз облетела трагическая новость – в белорусской учебке, известной под названием «Печи», нашли тело повешенного парня.

Подробности гибели Александра Коржича

3 октября 2018 года в воинской части под Борисовом было найдено тело повешенного солдата со связанными ногами. Это оказался солдат-срочник Александр Коржич, который пропал за несколько дней до этого. По официальной версии, солдат оказался психологически неустойчивым и совершил самоубийство. Других официальных заявлений больше не было.

Родные и близкие погибшего не согласились с версией следствия, так как молодой человек всегда отличался весёлым и жизнерадостным нравом. С помощью социальных сетей, им удалось поднять общественность и найти множество видеоматериалов, которые доказывали, что дедовщина в военной части под Борисовом – дело обычное.

Вскоре стало известно, что несколько сержантов организовали в части настоящую бандитскую группировку, которая вымогала деньги у солдат-новобранцев. Мать погибшего допустили до дела по личному указу президента, но до сих пор она не знает, чем все решится. Матери, пережившей такой удар, сообщили, что все сержанты данной роты заключены под стражу и идёт следствие.

Тем не менее, благодаря возбуждённому делу, удалось навести порядок в отдельно взятой роте, но неизвестно, сколько ещё таких рот осталось. Власти сознательно пытаются скрыть от белорусов правду, говоря, что данный случай единичен.

Дедовщина в современной России

На вопрос, есть ли дедовщина сегодня, нет однозначного ответа. Если обратиться к официальной информации, которую предоставляет министерство обороны РФ, дедовщина в российской армии побеждена. Тем не менее, многочисленные видео в сети и рассказы солдат свидетельствуют, что дедовщина по-прежнему является главным злом в армии.

Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности регулируется статьёй 335. УК РФ. Лица, на которых распространяется действие этого закона, могут быть лишены свободы на срок до 10 лет. Несмотря на это, большинство случаев скрывается от общественности, а преступники продолжают издеваться над сослуживцами.

Современная дедовщина значительно отличается от советской и даже той, которая была в 90-е годы. Так как в современном обществе главную роль играют деньги, то и армия становится такой же. Неуставные отношения давно приняли вид особой формы рэкета, который так популярен в местах заключения. Имея деньги в армии, можно откупиться от побоев и издевательств, нанять себе телохранителя или слугу, который будет выполнять большую часть тяжёлой работы.

Задача настоящих командиров, для которых честь мундира не является просто звуком, —  своевременно пресекать такие явления, отдавая преступников под военный суд.

Неуставные отношения имеются в любой армии. Только профессиональные войска подвержены этой заразе в значительно меньшей степени. Профессиональные военные представляют собой сплочённую семью, где бойцам приходится надеяться друг на друга в бою.

Полностью дедовщину изжить никогда не удастся, так как любая армия основана на насилии. Просто она может принять некриминальную форму. Но сегодняшнее положение вещей недопустимо, так как некоторые здоровые молодые парни возвращаются из армии калеками с поломанной психикой.

Если у вас возникли вопросы - оставляйте их в комментариях под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

Автор статьи:

Увлекаюсь единоборствами с оружием, историческим фехтованием. Пишу про оружие и военную технику, потому что это мне интересно и хорошо знакомо. Часто узнаю много нового и хочу делиться этими фактами с людьми, неравнодушными к военной тематике.

Свежие публикации автора:

С друзьями поделились:

militaryarms.ru

ПСИХОПАТ, ОКАЗАВШИЙСЯ ЖЕРТВОЙ ДЕДОВЩИНЫ. Звезды на приеме у психолога. Психоанализ знаменитых личностей

ПСИХОПАТ, ОКАЗАВШИЙСЯ ЖЕРТВОЙ ДЕДОВЩИНЫ

— Просто ношу в себе что-то… Тяжело. А может я уже не человек. Но после армии я думал все эти переживания прекратятся. А они продолжаются.

— Расскажите, кем вы были до армии, что собой как личность представляли до службы.

— Я совершил глупость, что пошёл в армию. Вообще я раньше был парнем неглупым. Ну, разве может быть глупым студент, выгнанный с последнего курса философского факультета? Конечно, нет. Я даже не разделял точку зрения с профессором философии настолько, что меня отчислили перед окончанием университета? Вот и попал в армию.

(Мой пациент досрочно был демобилизован из рядов Российской армии в силу обнаружившегося во время службы психического заболевания. Во время службы он неоднократно делал попытку самоубийства, вызванную страданиями и дедовщиной. Дальнейший анализ покажет, что психопатия, благодаря которой моего пациента вообще не должны были брать в армию уже была ранее.)

— А может быть, вы только умели производить впечатление высокоинтеллектуального человека, но не были таковым?

— Нет. Я много читал. Я был задумчивым, часто был в себе. Я мог то смеяться, то резко переходить в наигрустнейшие размышления. Я удивлялся прочитанному в любых книгах поражала. Это даже настораживало моих родителей. Я как промакашка впитывал всё, что состояло из букв. Это моё поглощение было беспредельным.

(Дальнейший психоанализ показал, что когда мой пациент стал постарше, то эта способность безгранично потреблять знания автоматически сменилась беспредельным потреблением алкогольных напитков. Хотя, мой пациент оправдывался, что в этом виновата система и среда, в которую он попал.)

— Вы обладали гипертрофированной заносчивостью в потреблении прекрасного, которое часто было прекрасным только для вас самого. Не так ли?

— Видимо. Именно поэтому, будучи подростком, я целыми днями сидел и читал всё без разбора. Я помню, как мимо моего сознания проходили большие знания.

(Мой пациент не оговорился сказав «мимо»)

Эти знания удивляли меня и порой доводили до такого наслаждения, что я ронял книгу, закрывал свои глаза и с улыбкой на лице то ли спал, то ли бредил.

— Это, по-видимому, происходило с вами благодаря отождествлению себя с авторами гениальных творений?

— Да, я где-то прочитал, что у всех гениев есть двойники с такими же способностями, но не занимающимися творчеством, чтобы не повторяться. И я стал уверенным в том, что творения гениев, которые я читаю созданы моим сознанием и поэтому творить что- либо нет необходимости. Они все не знают кто я, а я знаю кто они. Они все бездарности. Они никогда не поймут того, что я понимаю.

— То есть, вы всё гениальное уже написали и зачем вам чему — то учиться и где-то работать?

— Да, я был уверен, что читаю всё то, что уже когда-то сам же написал. Именно эта уверенность позволяла мне читать и читать, своё же. Я уходил в свой мир и не желал выходить в общество? Ведь общество меня всегда хочет использовать, а за это мне не платит. Был один такой, всегда слушал меня, а потом раз и издал книгу. Теперь в Америке миллионер, живёт на моих идеях.

(Знали бы истинные гении, что когда-нибудь благодаря своим трудам, они породят у своих потомков такую изощрённую форму веры в собственное величие?! По-видимому, в моём пациенте имеет место психопатия, как шизоидное расстройство личности, которая характеризуется замкнутостью и необщительностью, неспособностью к тёплым эмоциональным отношениям с окружающими, склонностью к аутистическому фантазированию и погружённостью в свой внутренний мир. При этом мой пациент несмотря на свою «гениальность» так ничего не написал, не выразил, не достиг не одной из поставленных целей, имея слабую волю и рассеиваясь на всё и вся.)

— И всё же путь на философский факультет университета вам был уже заказан.

- По-видимому, благодаря вашему такому восприятию многие вас гнали как юродивого, как странного типа?

— А знаете, я ведь гордился тем, что меня отовсюду гонят, поэтому с каким-то превосходством я сообщал своим близким, что являюсь изгоем общества. Я ведь был необычным изгоем…

— Изгоем, соединяющим в себе трусливость к решительным действиям и творчеству, но с верой в своё величие?

(Вера в своё величие у моего пациента является особой неявной, замаскированной. Я почувствовал, что это была мания юродивого, но эрудированного изгоя, которая выглядит одновременно психическим уродством и ложной святостью. Поэтому внешне при неглубоком общении мой пациент произвёл на меня впечатление до предела культурного и скромного человека.)

— Но стоило кому-то вызвать во мне раздражение, то я с помощью изощрённых речевых оборотов, мог нахамить, причём не напрямую, но собеседник догадывался на кого направлены его слова. Это пожалуй, было единственным, что я делал по настоящему гениально. Особое раздражение во мне вызывали люди, имеющие достаток. Сытость и слащавость некоторых моих знакомых, которых как я считал на порядок ниже по сравнению со мной, вызывали во мне желание борьбы и я боролся с ними как Дон Кихот с ветряными мельницами, как с классом эксплуататоров — шёл в шахматный кружок, выбирал самого сытого и преуспевающего, но слабо играющего любителя шахмат, и, устраивал разгром и интеллектуальное унижение настолько мастерски, что противник уходил оскорблённым и долгое время не появлялся в шахматном клубе.

— Ещё, что вызывало в вас тогда раздражение?

— Особое раздражение во мне вызывали люди, занимающиеся творчеством, но не имеющие той большой эрудиции, которой обладал я сам.

— Странно. А почему вас раздражали творческие люди?

— Я сам не занимался творчеством не только потому, что «не хотел повторяться со своими гениальными двойниками». Ну и другие были причины.

(Психоанализ показал, что раздражение это было связано с тем, что он подсознательно чувствовал свою скромность, которая никак не могла сочетаться с манией величия, пылавшей в нём. Неоднократные попытки что либо сотворить сразу приводили его к сильному восхищению собой и отождествлению с авторами гениальных трудов, что он переставал работать. В целом, мой пациент с большим трудом мог доводить какую либо работу до конца и достигать поставленной цели.)

— Постарайтесь меня понять и будьте внимательны к тому, что я сейчас вам скажу. Есть личности, сознание которых, как поле, на котором проходят большие знания, проходят мимо и не вырастают. А есть личности, имеющие сознание, которое полем не назовёшь, так всего «три сотки и две грядки», но на них вырастают плоды — новые знания. Мысли этих личностей «ухожены» как у хороших садоводов. Именно эти «сытые садоводы» больше всего и раздражают вас? Не так ли?

(Пауза)

— Я об этом догадывался. В какие бы размышления я не пускался в конце концов я всегда грёб под себя. Да… Эти рассуждения всегда приводили меня к нежеланию что — то делать для других. Да, именно так. Да, я окончательно запутался тогда и развил в себе настолько сильную депрессию…

— Что не заметили, как открыли для себя мир пьянства и нырнули в него с такой же страстью и беспредельностью, как когда-то ныряли в чтение книг. Не так ли?

— Да, так. Всё это быстро сказалось на моей учёбе и привело к конфликтам с преподавателями и я был отчислен с последнего курса университета.

— У вас девушка была?

— Да, была. Она прелесть. Она часами выслушивала…

— Ваши замаскированные размышления о своём величии перед миром?

— Ну, ей от них было интересно. Кстати, она меня называла интеллектуальным агрессором.

(Анализ показал, отношения с этой девушкой стали основой для позитивных изменений, но эти встречи были недолгими так как моего пациента забрали в армию. Эта девушка частично растопила в нём ощущение собственного величия и по сути своей частично вылечила моего пациента от мании величия и изменила его представления о женщинах как о «безмозглых курицах»).

— Ну, теперь расскажи об армии. С чего начались твои проблемы.

— Да сразу они начались. Уже на проводах. Как только попрощался с друзьями и близкими у стен военкомата, как только зашёл в полудушный вагон. Весёлого было мало.

— И что вы такое увидели, что стали страдать?

— Я пытался вглядеться в эти лысые, небритые лица вчерашних городских и деревенских подростков и видел нечто общее, что объединяет их. Припухлость глаз на фоне лысого и круглого черепа делала их глаза глубоко посаженными и поэтому большинство из них казались мне просто преступниками, направляющимися в места не столь отдалённые. А может быть мне это казалось? Дебильный взгляд некоторых из них настолько настораживал (Процент дебилизма среди новобранцев, как показывают исследования растёт), что на всякий случай я делал вид, что не замечаю их и всё же мне это не удалось и я услышал в свой адрес типа «браток, что-то ты на меня не так посмотрел!» и я получил пустой пластмассовой бутылкой по голове от одного широкоплечего брюнета. Рядом сидящие ребята заржали каким — то неестественно выдавливаемым и больным смехом. Я взял спокойно эту бутылку и нанёс ответный удар по тому же месту. Брюнет со звериной агрессией на лице схватил меня за волосы. Весь вагон вдруг резко разделился на различные преступные группировки, а я же в них не ходил. Потом появились вдрыск пьяные майор и сержант. Они шли вместе в обнимку и плавно качались то в одну, то в другую сторону. Также плавно, но невнятно майор что-то произнёс и развеселив ребят удалился из вагона, который через полчаса по примеру военного руководства был пьян, обосран и облёван. И только тогда я догадался, почему во время своей «пламенной речи» сержант сказал: «На полу не лежать, из окна не блевать!». Говорили одно, а делали другое.

— Больше стычек между новобранцами в пути не было?

— Стычки между новобранцами были частыми на протяжении всего пути и лишь по прибытии в военную часть большинство из нас превратились в послушных «шнурков и душков» нашей доблестной армии.

— Потом, по-видимому, начались издевательства и дедовщина?

— Конечно. Что тут рассказывать. Это не интересно.

— И всё-таки расскажите. Постарайтесь выразить всю эту гнусность и осмыслить её.

— Я сильно начал страдать от одного деда. Его звали Амир. Непредсказуемая агрессивность Амира настораживала даже его друзей, хотя возможно таковых у него и не было.

— А в чём выражалась его непредсказуемость?

— Ну, он как ласковый кот мог приблизиться к человеку, ко мне, «облизать» его словами, расположить его настолько, чтобы тот потерял бдительность и молниеносно без причины нанести ему сокрушительный удар. Я даже с ним вначале дружил и он мне многое рассказывал о себе, а потом стал издеваться. Амир с детства был таким. Он мне сам рассказывал.

— Что прям так и рассказывал о своём детстве?

— Да, но потом это же использовал в оправдание своих издевательств над нами. Он был агрессивным, по его рассказам уже с детства, и непредсказуемым, и все от него страдали даже его родной дед. Когда ему было четыре года, как он мне сам рассказывал, чтобы я особенно не переживал по поводу его издевательств, он порой ласково садился на колени своего деда, прижимался к нему настолько, что тот от удовольствия выполнял все любые его желания. А он, то есть Амир, просил всего-то ничего — закрыть глаза. Потом была длительная пауза, в течении которой, Амир копил слюни и лишь затем происходил резкий плевок в лицо деда. Дед, по-видимому, прошедший всю войну, то ли плакал, то ли смеялся от таких диких выходок своего любимого и единственного внука. Амир, потом рассказал, что это, дескать, плевок от его родной дочери — проститутки, бросившей своего сына, то есть его самого. Амира мать бросила. Потом он также копил слюни и выплёвывал на нас духов и черпаков, то есть на лысые наши головы.

Потом Амир рассказывал, что осуществлял и в детском саду. Например, просил мальчика или девочку по группе сесть на корточки и мочился прямо на них. Благодаря своим экзотическим поступкам Амиру пришлось поменять четыре детских сада. Он так рассказывал. Это похоже на него.

— И что эти действия он осуществлял и в отношении молодых солдат?

— А к чему, я это говорю-то. К тому, что он сначала рассказывал, что он вот такой с детства и не может иначе, а потом, делал это в отношении нас. Сажал нас на корточки и ссал на нас. Потом мы стирали свои шинели. Вы не поверите, но это было так. За всё время службы он поссал на меня шесть раз. Мы даже знали чья очередь на обоссание и ждали этого дня.

— Ну и дальше как проходила ваша служба?

— Вот так мы служили. Сначала духами, потом шнурками, затем черпаками.

— Все подчинялись этой градации и проходили эти все этапы или были такие, которые сопротивлялись дедовщине?

— Был у нас один такой Сашка, смелый. Он не проходил это. Его так не разу Амир и не обоссал. Он уже после месяца службы стал дедом досрочно. Ну мнил себя таковым. Он позволял себе в начале службы всё, что позволяет себе дед — солдат который готовится к демобилизации. Так, например, известно, что деды отбирают у новичков, тобиш духов, форму и обмундирование, выданные для несения службы. Эту участь в нашем взводе не миновал никто. Попытка одного деда снять с Сашки сапоги не увенчалась успехом. Более того один дед, утром обнаружил, что его сапоги гвоздями прибиты к полу. Сашка не просто прибил их к полу молотком, но и нассал в них. Нассал в сапоги деда. Обычно, с регулярностью прибивали и ссали в сапоги духов и черпаков, а тут взяли и нассали в сапоги деда. Ну, Сашка своё получил. Он попал в госпиталь и говорят, что будет инвалидом. Деды отомстили.

— Судя по всему, вы являетесь жертвой издевательств, вызванных дедовщиной в амии? А не могли бы вы вкратце рассказать об этих приёмах издевательства?

— Известны классические приёмы издевательства дедов над духами, черпаками и шнурками. Если их перечислять то получилось бы целая книга. Незаслуженные наряды — это только цветочки. Но и они изнурили меня так, что я упал без сознания прямо на кухне.

— От чего вы больше страдали: от физического или от морального унижения?

— От морального. Представьте себе завтрак, голодные солдаты накидываются с аппетитом на кашу, но один капризный дед вдруг захотел узнать сколько ему до дембеля, и вот уже какой-нибудь шнурок, вместо того, чтобы кушать вместе со всеми, считает эту цифру, затем берёт кусок хлеба деда намазывает на него масло и выводит на нём ложкой количество этих не кому не нужных дней. После такого унижения у шнурка пропадает аппетит, да и покушать порой бывает уже нечего, так как черпаки всё лучшее из общей кастрюле вычерпали, недаром же их назвали черпаками. Яйца в армии праздник, но в первую очередь они достаются дедам и те сразу отдаёт их какому-нибудь шнурку, чтобы тот почистил, размельчил и посыпал на бутерброд с маслом. Такой деликатес позволяют себе есть только деды, шнуркам и духам остаётся только завидовать и есть свою пустую кашу.

— А что действительно у вас отбирали еду и вам её не хватало?

— Конечно. Раздача каши это один из самых спортивных и волнительных в армии процессов. Представьте себе на длинном столе со скамейками по бокам стоит большая кастрюля с кашей, наверху которой плавают куски варёной говядины. «Боевая задача» солдата поспешить и занять наиболее выгодную к кастрюле позицию. Сразу скажу — это места ближе к кастрюле. Почему выгодные? Потому, что там наилучший обзор того, что попадает в миску. Накладывающий, как фокусник, мешает кашу по определённым, выгодным для него законам, а взвод тем временем, как за дирижёром, следит за всеми его движениями и даже за выражением лица. Миски с кашей путешествуют по столу. Так, например, миска в которой нет ни одного кусочка мяса, может прогуляться от одного конца стола до другого и в конце концов остановиться у какого-нибудь шнурка, который с досадным вздохом принимает то, что «отпущено ему Богом». Очевидно, что наиболее жирные миски попадают дедам и черпакам, остальные по остаточному принципу. Самый зрелищный момент, когда накладывающий накладывает себе. В эти секунды обычно все разговоры прекращаются и «зрители», после длительных манипуляций черпака видят то, что появляется у него в миске. Весь взвод вздыхает, слышится протяжный «у-у-у» и все вновь приступают к еде. Накладывающий может оказаться жмотом и наложить себе одно мясо, а может справедливым — всё зависит от аппетита.

Один дед, несмотря на свою худобу и низкий рост, был агрессивным проглотом — изобретателем различного рода приёмов издевательства так, что шнурки, которые были у него под колпаком всегда страдали по особенному. Они были голодны, всегда не выспавшимися, получали и получали нелепые наряды: на корячках, со словами «служу отечеству, они ходили вокруг кровати этого деда, по пластунски ползали под кроватями, получая «боевое задание» поставить кому-нибудь «велосипед» или «балалайку» и т. д. Поставить «велосипед или балалайку» означало незаметно подкрасться к спящему солдату, приоткрыть одеяло, вставить между пальцами рук или ног спичку, поджечь её и быстро лечь в свою постель. От ожёга пострадавший двигал ногами как на велосипеде или тряс рукой как балалаечник. Некоторым не везло вдвойне — они получали комплексное испытание «играя на балалайке, ехали на велосипеде», такой приём на жаргоне назывался цирком. Таким образом, многие солдаты ходили с ожёгами различной степени тяжести и к тому же не выспавшиеся. Некоторым, не крепко спящим, удавалось застраховаться от ожёгов, но для этого им приходилось надевать носки и варежки, присланные родителями. Мне не удалось защититься. У меня были сильные ожоги. Я ведь сплю крепко. Трудно пробуждаюсь.

(Мой пациент снимает свою обувь и показывает шрамы между пальцами ног от ожогов.)

— А сами вы, став дембелем, не стали также издеваться? Не было ли преемственности, то есть передачи эстафетной палочки?

— Я не дожил до дембеля и вскрыл себе вены. Потом госпиталь, обследование психиатров. Сейчас стою на учёте в психдиспансере. Вот пришёл по направлению к вам. А мои, с кем я начинал службу действительно продолжали традиции дедовщины. Да, действительно, единственное оправдание, которое часто звучало из уст дедов заключалось в том, что шнуркам и духам предстояло продолжать дело дедов и не надо переживать, мол, сами будете издеваться похлеще. И действительно, эстафетная палочка и вместе с ней человеческое зло передавалась от одного призыва к другому и как будто не было виноватых, а были лишь страдающие. Как—то, один мой приятель по службе мне сказал, что компенсировал потери, нанесённые дедами в начале службы тем, что вдоволь поиздевался над шнурками. Я этим бы не занимался бы, даже если б не порвал себе вены. Я, покидая военную часть получил душевную травму. Суть, которой можно выразить в четырёх словах: «Служу унижающему меня отечеству!» А с дедом Амиром, всё-таки разобрались. Мне рассказали приятели по службе. День как обычно близился к концу. Солдаты все как один произносили армейскую «вечернюю молитву», которая приблизительно звучала так: «Вот и ещё один день прошёл!» — произносил громко кто-нибудь и все его разом подхватывали: «Ну и х… с ним!» Тогда говорили о конце света в газетах, но он не наступил. Лишь один солдат точно знал, что для Амира конец света приближается. Он в это время находился в госпитале военной части и долечивал свои сильные ожоги. И действительно, всё произошло мгновенно. Амира уже нет.

Психоанализ показал, что мой пациент уже с детства страдал психопатией, имея врождённые и стойкие аномалии характера, патологический склад личности, препятствующий адаптации его в обществе. Психопатия усугубилась, и благодаря последующей алкогольной зависимостью. Кроме того, имело место параноидное расстройство личности. Мой пациент часто приписывал окружающим злые намерения, был склонен к образованию сверхценных идей, самой важной из которых является мысль об особом значении собственной личности. Дедовщина лишь усугубила эти психические нарушения и привела к попыткам суицида. Впрочем, как показывает практика попытки суицида в армии совершают не только солдаты с психопатией.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

есть ли в российской армии, была ли в советской, случаи с солдатами в воинских частях, истории жертв в 90-е годы и сейчас

В наши дни большую часть скандальной информации о российских вооруженных силах главным образом связывают с такой малопривлекательной армейской деятельностью, именуемой дедовщиной. Сегодня армейская дедовщина является основополагающей причиной, почему многие юноши призывного возраста всеми правдами и неправдами отказываются проходить срочную службу.

Некоторые могут сказать, что благодаря «неуставным взаимоотношениям» можно воспитать из вчерашних школьников настоящих мужчин. Другие будут утверждать с пеной у рта, что если бы не уставные взаимоотношения в армии, тогда бы и не было неуставных взаимоотношений. Тогда как третьи просто скажут, что такое позорное явление в российских вооруженных силах послужило причиной страданий и горя во многих русских семьях, особенно в тех, где есть или были жертвы дедовщины.

История дедовщины: известные версии появления

Дедовщина представляет собой формированные иерархических неофициальных взаимоотношений в армейском коллективе среди военнослужащих низшего звена (солдат и сержантов).

У многих есть уверенность в том, что неуставные взаимоотношения могли появиться исключительно в Советские времена. Однако некоторые историки утверждают, это явление считается прямо-таки крестом русской армии, который она несет на своих плечах в течение нескольких десятилетий. Причем не одна лишь российская армия подвержена влиянию этого негативного явления. Она имеется даже в тех частях, в которых военнослужащие комплектуются, основываясь на контрактном принципе либо стремятся к таковому. Среди военнослужащих французских, немецких, американских, австралийских и многих других армий мира случаи дедовщины в самых разнообразных проявлениях также присутствуют.

Как в большинстве закрытых организаций, фактический материал о неуставных взаимоотношениях между военнослужащими разных возрастов или сроков службы, как правило, скрывают со всей тщательностью. Бывают, конечно же, те редкие случаи, когда такие сведения просачиваются в СМИ, и хотя это случается не так часто, в прессе разгораются грандиозные скандалы.

Сама дедовщина обладает множеством проявлений. Одним из самых бытовых и менее криминальных является принуждение молодых бойцов выполнять хозяйственные работы вместо так называемых «старослужащих». И все это может сопровождаться безобидными шутками, розыгрышами и подколами. Хотя случается, что абсолютная безнаказанность, попустительство командиров, а также не редкая в таких замкнутых системах личная неприязнь, подогретая выпитым алкоголем, может привести к настоящим трагедиям.

Как бы там ни было, но дедовщина в российских вооруженных силах отзывается большим общественным резонансом в сердцах россиян.

Про дедовщину в армии царских времен

Уставщина или воинский быт согласно уставу — это полная противоположность дедовщине, в которой иерархическая лестница выстраивается по старшинству.

Некоторые бывалые солдаты называют уставщину родоначальницей дедовщины, потому что солдатам таким образом объясняли их обязанности, а о правах советовали забыть до некоторой поры. Однако к телесным наказаниям в таких случаях обычно не прибегали. Основным наказанием считались усиленная строевая подготовка, многочисленные тренинги типа подъема-отбоя, а также сбор по тревоге и марш-броски или исполнение хозработ.

О дедовщине(уставщине) было известно еще во времена Царской России. Некоторые специалисты даже полагают, что сам термин «дед» пришел из того времени, когда в Российской Империи солдаты служили 25 лет, а демобилизовались в основном уже седыми дедами. Истоки неуставных взаимоотношений многие относят именно к царской армии. Тогда солдаты были совершенно бесправными, ведь они были крепостными. Вследствие этого за побои и даже смертоубийства солдат никто из командиров-дворян не нес никакой ответственности.

Дедовщина в СССР

Истоки современной дедовщины следует искать в СССР примерно с 1967 года, когда произошли некоторые изменения. Так обязательную воинскую повинность сократили в сухопутных войсках с трех до двух лет, а на флоте с четырех до трех. В соответствии с принятым Постановлением, служившие на момент его принятия должны были дослуживать свои старые сроки службы, а призванные уже после его подписания должны были служить меньше. В результате всем военнослужащим пришлось увольняться одновременно.

Но и это еще не все. В те времена демографическое положение в стране, по которой прошлась Великая Отечественная война, оставляло желать лучшего. По некоторым оценкам в пятимиллионной армии не доставало до тридцати процентов личного состава, чтобы полностью укомплектовать штатную структуру.

Вследствие этого, в ЦК приняли решение о призыве в армию людей, у которых имеется криминальное прошлое, но только тех, кто совершал малозначительные преступления. С потоком уголовного элемента были привнесены в воинский быт и блатной лексикон, и тюремные понятия и традиции. Это привело к новому витку напряженности в неуставных взаимоотношениях. Некоторые исследователи считают, что именно криминальный элемент и принес в армию особую жестокость и цинизм, и именно так и началась современная история дедовщины.

С 1982 года, когда началась Афганская война, дедовщина начала приобретать еще большие размахи. Тогда Министерство Обороны СССР предприняло некие профилактические меры. Так, секретный приказ МО, обязывал командиров вести борьбу с неуставными дискриминационными взаимоотношениями.

Но в армию призывалось все больше юношей, которые росли в неблагополучных семьях, и эта категория военнослужащих внесла свою лепту в укрепление и процветание дедовщины. В это же время в обществе появилось понятие «беглец от дедовщины».

Дедовщина в частях российской армии

Не прекратились известные случаи в современной независимой России. Напротив, они даже усилились, но благодаря новым веяниям практически обо всех неуставных взаимоотношениях становилось известно широкой общественности.

Каждый новый год добавлял численность военнослужащих, которые серьезно пострадали от дедовщины. Например, в середине 1990-х согласно статистическим данным, в числе пострадавших было до одной тысячи военнослужащих, в основном солдат срочной службы. Однако уже к началу XXI столетия число таких происшествий возросло до полутора раз, а соответственно произошло и увеличение численности самоубийств, а также смертельных случаев.

Не такие уже и редкие случаи дедовщины в Высших военно-учебных заведениях. Хотя курсанты разных возрастов, но одного курса проживают на территории одной казармы, но более слабые и курсанты первого курса часто подвергаются гонениям со стороны более сильных товарищей, а также старшекурсников.

Некоторые специалисты появление дедовщины относят к ненадлежащему выполнению офицерским составом своих функциональных обязанностей. Якобы вместо того, чтобы воспитывать и обучать личный состав, офицеры отдают власть «дедам», которые и занимаются молодыми бойцами.

Дедовщина в армии США

На вопрос отличается ли, например, дедовщина в белорусской армии от дедовщины в американской армии можно дать положительный ответ. Впрочем, у каждой отдельной страны свои скелеты в шкафу. Так, ежегодно Минобороны США вкладывает миллионы долларов для привлечения молодых рекрутов в вооруженные силы. Пропагандируется армейская жизнь, везде, где только это возможно. Патриотические ролики U.S. Army можно увидеть даже в кинотеатрах перед просмотром каких-нибудь детских фильмов.

По словам одного нашего бывшего соотечественника, который служит в американской армии, дедовщина, такая как в российской, в американской армии напрочь отсутствует. Например, имеется такое понятие как «Seniority», означающее «превосходство по рангу». Там очень серьезно относятся к рангам. Провинившиеся военнослужащие лишаются воинских званий, не получают повышения по службе. Сержанты не имеют права обзаводиться никакими дружескими отношениями с младшими по званию, не имеют права выпивать в составе своих непосредственных подчиненных, а за рукоприкладство военнослужащих наказывают немалыми штрафами.

Есть ли дедовщина в армии в наши дни?

В настоящее время в российской армии дедовщина присутствует, и, похоже, что конца этому не видать. При всем при том следует иметь в виду, что дедовщина в армии как явление из-за сокращения сроков службы у военнослужащих срочной службы стала менее угрожающей. Немаловажное и положительное влияние оказывает и контроль со стороны самых разнообразных общественных организаций, военной прокуратуры, а также проведение профилактической деятельности среди военнослужащих. Кроме того, в ряды Вооруженных Сил прибывает немало выпускников вузов, которые в свою очередь более прохладно относятся к неуставным взаимоотношениям, да и сами могут постоять за себя, и дать настоящий отпор.

warways.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о