Осада Парижа (885—886) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 сентября 2018; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 14 сентября 2018; проверки требует 1 правка. Перейти к навигации Перейти к поиску
Осада Парижа (885-886)
Основной конфликт: Экспансия викингов

Граф Эд защищает Париж от норманнов, Жан-Пьер Франк (1837), Галерея битв
Дата 25 ноября 885 – октябрь 886
Место Париж, Западно-Франкское королевство
Итог

Победа французов[1]:
 • Париж устоял;


 • французы выплатили викингам 700 ливров серебра и предоставили проход по Сене.
Противники
Командующие

ru.wikipedia.org

Викинг Рагнар Лодброк захватил Париж

Рагнар Лодброк (Лодброг) - легендарный датский конунг. Личность Рагнара Лодброка считается полумифической, так как достоверных исторических данных о его существовании нет, однако мифы, легенды, былины говорят о том, что Рагнар всё-таки существовал, был известным датским королём, предводителем, ярлом, одним из самых известных представителей рода Инглингов (не путать с современной сектой инглингов). Инглинги - первые исторические правители Швеции и Норвегии.

Рагнар Лодброк известен как Рагнар Кожаные Штаны. Такое прозвище Рагнар получил за то, что носил кожаные штаны, сшитые его женой Лагертой (легендарная женщина-воительница) и которые были для него чем-то вроде амулета или оберега. По другой версии, прозвище Кожаные Штаны Рагнар получил за то, что в детстве носил жёсткие кожаные штаны, и когда случайно упал в змеиное логово, сумел выжить благодаря тому, что змеи не смогли их прокусить. Ещё одним прозвищем известного конунга было "Судьбознамённый". Прозвище является переводом имени Лодброг: lod — судьба, brog — знамя. Легенда гласит, что на знамени Рагнара, которое представляло его войско, изображён ворон Одина, который указывал крылом направление похода.

Рагнар Лодброк считается сыном короля Дании VIII века (после 770 года) Сигурда Кольцо, который также происходил из рода инглингов. Сигурд Кольцо известен как превосходный военачальник, который одержал победу в одной из самых кровопролитных битв, описанных в сагах, над Харальдом Боезубом в битве при Бравеллире в Восточном Гаутланде. Сигурд Кольцо правил Датским государством до самой смерти.

Рагнар Лодброк - легендарный правитель Швеции и Дании, прославленный завоеватель, непобедимый и искусный в бою воин. Стал влиятельным ярлом к 845 году, что делает его современником Рюрика (новгородский князь с 862 года (ум. 879)). Легенды рассказывают о том, что Рагнар постоянно стремился к новым завоеваниям и героическим поступкам, опасаясь, что сыновья смогут затмить его славу. Вероятнее всего, если этот конунг действительно существовал, он совершал набеги в промежуток с 835 до 865 г. н.э. Помимо того, что Рагнар был правителем, он известен как военачальник, искатель приключений, авантюрист, совершавший набеги на другие страны, а также занимавшийся морским разбоем. В Скандинавии он считается настоящим национальным героем. Рагнар был язычником. Мало того, он считал себя прямым потомком бога Одина (если прибегать к славянским аналогиям и сравнениям богов, то Один по многим чертам схож с нашим Велесом).

Скандинавские саги, главным героем которых является Рагнар Лодброк, повествуют о его походах, набегах на чужие земли и морских разбоях. Ему приписывают множество завоевательных походов, которые оказались очень успешными. Один из его самых известных походов до сих пор отмечается и считается праздничным днём - 28 марта «День Рагнара Лодброка». Праздник Рагнара Лодброка, на котором произносятся тосты в честь Рагнара, поются песни о прославленном конунге, читаются саги и проводятся различные массовые мероприятия, считается символом храбрости и мужества. 28 мата 845 года Рагнар Лодброк напал на Францию и захватил Париж. Легенды гласят, что для этого похода Рагнар возглавил 120 кораблей, на которых находилось 5 000 воинов. Корабли поднялись вверх по реке Сена и захватили столицу Франции. Королём тогда был Карл Лысый, который признал поражение, но ему всё же удалось договориться с главным викингом Рагнаром, которому он выплатил 7 000 фунтов серебра. Взамен Рагнар пообещал не трогать Париж и сдержал своё слово, но по возращении домой, разграбил все французские земли, которые пересекал. В одной из молитв французских монахов его времени появилась такая фраза: "Избавь нас Бог от неистовства норманнов!".

Казнь Рагнара Лодброка

Рагнар Лодброк погиб в 865 году. Во время военного похода в Великобританию его корабль сел на мель. Произошло это в Нортумбрии на севере Англии. Здесь на него напали английские войска. В результате Рагнар вместе со своими викингами потерпел поражение. Рагнар попал в плен. Его привезли к королю Эллу II, который приказал сбросить его в яму с ядовитыми змеями, где он умер от многочисленных укусов. Судя по легенде, последними словами Рагнара были: «Как захрюкали бы мои родные поросята, знай бы они, каково сейчас мне, старому кабану!». Этими словами он намекнул королю, что его сыновья отомстят за смерть отца.

Обещание Рагнара сбылось. Сыновья, в числе которых были Ивар Бескостный, Бьорн Железнобокий и другие, отомстили за казнь отца в 867 году. Особую ярость сыновей вызвал тот факт, что Рагнар умер в заточении от укусов змей, а не как полагается великому воину - в сражении. Со своим войском они вторглись в пределы Англии, разбили английские войска, взяли в плен короля Эллу и казнили его, при этом подвергнув жестоким пыткам и мучениям. После этого, разграблению подверглись такие королевства, как Нортумбрия, Мерсия, восточная Англия. Это событие известно, как датское завоевание острова. Закончилось оно в 871 году, когда потомков Рагнара с их войсками разбил Альфред Уэссекский.

У Рагнара было три жены. Первая - прославленная в легендах воительница Лагерта. Некоторые исследователи относят Лагерту к мифическим божествам древних скандинавов, которая под воздействием фольклора перешла в статус жены Рагнара и осталась в памяти народа как бесстрашная воительница. Второй женой Рагнара стала Тора - дочь гаутского Ярла Херрёда. Третьей женой Лодброка стала Аслауг - дочь Сигурда Убийцы Фафнира.

У Рагнара Лодброка было множество сыновей, самыми известными из которых были: Эйрик, Агнар, Сигурд Змей-в-Глазу, Бьорн Железнобокий, Ивар Бескостный, Уббе, Харальд, Хальвдан, Хвитсёрк, Фридлейв, Ульв. Сыновья Рагнара пользовались большим почётом и все являлись конунгами в своих уделах и земельных владениях. Кроме того, у Рагнара было множество внебрачных детей, которые были зачаты от наложниц.

Одним из самых прославленных сыновей Рагнара, который оставил заметный след в истории, стал Ивар Бескостный (Рагнарссон). Известен как вождь датских викингов, отличающийся особым неистовством в бою. Именно Ивар Бескостный возглавил «великое войско язычников» которое в 865 году пошло на Англию, чтобы отомстить за Рагнара Лодброка. Ивар вместе с братьями и войском подчинили Нортумбрию, а затем отдали её во власть норманнов Йорвик в Англии. Ещё одним известным историческим событием, которое связано с Иваром, является его приказ в 870 году убить восточно-английского короля Эдмунда. Достоверно так и не выяснено, почему Ивара Рагнарссона звали Бескостным. Это могло произойти по той причине, что Ивар обладал необычной гибкостью или вследствие каких-либо физических или болезненных отклонений. Не известно достоверно и про потомство Ивара. По одним источникам у него не было детей "У него не было детей, потому что он был таким вспыльчивым, что не встретил ни страсти, ни любви; но у него не было недостатка в мудрости или жестокости; и умер он от старости в Энгланде, и был похоронен в кургане (Прядь о сыновьях Рагнара)", а по другим источникам многие конунги вели свою родословную именно от Ивара Бескостного. О его смерти и дальнейшей судьбе записано в "Саге о Рагнаре и его сыновьях" (XIII век): "Ивар же правил в Англии до самой смерти и умер от болезни. И когда он лежал при смерти, то велел, чтобы его отнесли туда, где было самое уязвимое место, и сказал, что надеется, что те, кто придёт в страну в том месте, не одержат победы. Когда же он умер, сделали так, как он предписал, и положили его в кургане. И многие люди говорят, что когда конунг Харальд сын Сигурда пришёл в Англию, он пристал там, где лежал Ивар, и он пал в этом походе. И когда Вильхьяльм Бастард пришёл в страну, он раскопал курган Ивара и увидел Ивара нетленным. Тогда он велел развести большой костёр и сжечь в нём Ивара, и после этого он бился за страну и преуспел".

Не менее знаменитым сыном Рагнара, который также был прославленным конунгом и завоевателем, является Бьёрн Железнобокий. После смерти Рагнара титул конунга перешёл именно к сыну Бьорну, который стал отныне его полноправным преемником. Личность Бьёрна достоверно подтверждена историческими хрониками. На острове Мунсё на озере Меларен в Швеции до сих пор стоит курган, в котором некогда был похоронен по языческим обрядам Бьёрн Железнобокий.

Бьёрн Железнобокий известен как король Швеции, первый правитель новой династии. Жил в IX веке. Известен не только как король, но и как бесстрашный воин, достойный сын прославленного конунга Рагнара Лодброка. В 859 году Бьёрн завоевал и разграбил средиземноморское побережье Марокко. В 862 году одержал победу над Валенсией. В сагах, которые повествуют о Рагнаре и его сыновьях, говорится о том, что Бьорн со своими братьями завоевал всю Швецию. Судя по сагам и исследованиям историков, у Бьорна было три сына: Эрик Бьёрнсон - следующий после Бьорна конунг Швеции, Рефил и Хроальд.

Ссылка на источник: http://web-kapiche.ru/326-ragnar-lodbrok.html

chrontime.com

Последний викинг в Париже. Разграбление города норманнами в 845 году

В IX веке франки столкнулись с ужасающими набегами викингов, которые разоряли их города, грабили церкви, сжигали монастыри. Богатые земли в долине Сены и Луары манили данов доступностью своей добычи — постоянные ссоры между наследниками Карла Великого не давали им сплотиться перед угрозой нападения. Нант, Руан, Квентовик и другие города не раз разрушались данами. Особенно сильно доставалось Парижу — столице Западно-Франкского королевства.  

Нашествие

Первое вторжение викингов на территорию Франкского государства относится к 799 году. В 810 году их разбойничьи отряды едва не дошли до Ахена — столицы империи Карла Великого, а с 834-го по 837-й они безжалостно грабили фризский Дорестад. В 840-843 годах датский викинг Гастинг со своим флотом прошел по течению Сены и Луары, разгромив множество городов, включая Париж. Едва город оправился от нападения, как в марте 845 года его ждало еще более страшное нашествие: на 120 кораблях к стенам Парижа пришло около четырех (по другим источникам, пяти) тысяч викингов. Руководил ими Рагнар, которого принято (но не обязательно!) соотносить с легендарным королем Дании Рагнаром Лодброком, героем известных скандинавских саг. Король Западно-Франкского королевства Карл Лысый попытался оказать сопротивление данам на подходе к городу, но его войска были сметены противником. Перед тем, как идти дальше вверх по Сене, Рагнар повесил на деревьях 111 пленников. Второе войско Карла, пришедшее на подмогу первому, правильно поняло посланный Рагнаром сигнал и пустилось в бегство. Викинг двинулся прямиком на Париж.

В то время город еще не имел той славы, которую приобретет впоследствии в качестве столицы Франции. Благоустройство средневекового Парижа завершится лишь в XIII веке, а пока это одно из многочисленных ярмарочных поселений на Сене. Тем не менее для Рагнара Кожаные Штаны город оказался «лакомым кусочком», за который стоило побиться. Драться при этом было особенно не с кем. Местные жители не могли противостоять могучим, хорошо вооруженным и хладнокровным викингам. А их король был слишком занят, чтобы оказать военную поддержку.

Лысеющая Франкия

Карл II Лысый был поздним ребенком Людовика Благочестивого от второго брака. После смерти отца в 840 году ему пришлось вступить в междоусобную борьбу со сводными братьями за наследство. 11 августа 843 года в Вердене они подписали соглашение о разделе Франкской империи. Карлу Лысому досталась Септимания, Испанская марка, Аквитания, часть Бургундии, Нейстрия, Бретань, Фландрия и «Франция» (так назывались старинные франкские области на севере Галлии). Жители регионов, пострадавшие от набегов норманнов, умоляли трех братьев объединить силы, чтобы навсегда изгнать непрошенных гостей с севера. Однако каждый из внуков Карла Великого куда больше заботился об устойчивости собственного трона.


Карл Лысый. Источник: Pinterest.es

Карлу Лысому для этого пришлось практически заново завоевывать свое королевство. Сначала он был вынужден подавить бунт в отпавшей от него Аквитании, а затем еще бороться с восставшими бретонцами. Естественно, что викингам, устремившим свои ладьи к Парижу, все это было только на руку.

Кровавая Пасха

Свои пиратские набеги викинги обычно осуществляли в конце весны или летом, но в 845 году их предводитель решил начать кампанию раньше обычного. 28 марта 845 года, в дни празднования Пасхи, викинги ворвались в город. Парижане в массе своей разбежались по деревням, тех же, кто остался, нещадно обдирали до нитки и убивали за сопротивление. После того, как город был опустошен, Рагнар отправил Карлу послание, в котором пообещал навсегда покинуть Париж, если он заплатит ему за это 7 тысяч фунтов серебра.

У Карла были все шансы, если не предупредить нападение викингов, то отомстить и изгнать их. Норманны вошли далеко вглубь материка и находились вдали от всегда защищавшего их моря. Ничто не мешало королю франков встретить их на обратном пути. Однако Карл предпочел сберечь армию для наступления на Бретань и его правителя Номиноэ. Поэтому он, скрепя сердце, согласился принять предложение дерзкого норманна и откупиться от него.

Увидеть Париж и не умереть

Дань Рагнару была выплачена. Викингу и его армии позволили уйти с миром со всей награбленной добычей. В истории франков это был  первый случай уплаты выкупа датским викингам. Сумма была баснословной, но как это обычно бывает, ее бремя в основном легло на плечи крестьян, а сражаться с ними Карлу было в разы легче, чем с данами.

Викинги, осаждающие Париж. Рисунок XIX века. Источник: histoire.andresy.free.fr

Получив деньги, викинги не сразу захотели покидать Париж. Однако, как свидетельствуют монахи-хронисты, поторопить непрошенных гостей пришлось божественному вмешательству. По одной из легенд, лагерь норманнов был поражен чумой, в результате которой возмездие за свои скверные дела получили 600 человек. Другой викинг, особо резво грабивший монастырь Сен-Жермен, просто растворился в воздухе. Еще существует версия, что мор, посланный на данов, сподвиг многих из них принять христианство в надежде на спасение от смертельной болезни.

Хронисты описывают, что лодки викингов были настолько тяжелы от добычи, что едва шли по воде. Помимо золота, серебра, богато украшенной церковной утвари, викинги увезли с собой великолепную бронзовую кровлю церкви Сен-Жермен-ле-Доре. И все же несмотря на то, что корабли данов ломились от наживы, на обратном пути к морю они напали на аббатство святого Бертана, поубивали его служителей и разорили.

Скандинавская полночь в Париже

Рагнар пообещал уйти навсегда и исполнил обещание — свои дни он окончит в Британии. Но вместо него пришли другие. В 856 году викинги снова осадили Париж, где сожгли базилику Святого Петра и церковь Святой Женевьевы. Спастись удалось лишь соборам Сен-Жермен, Сен-Дени и Сан-Стефан, которые откупились от данов серебром. За освобождение из плена аббата Сен-Дени викинги получили 311 кг золота и 1474 кг серебра.

Осада Парижа в 886 году. Картина Жан-Виктора Шнеца (1837). Pinterest.com

В 858 году крестьяне, не видя поддержки от короля, сами начали сопротивляться викингам, но власть восприняла эти действия как вызов против себя, и сама начала «резать» крестьян. Парижанам ничего не оставалось, как (по выражению хрониста) «дрожать от одной мысли о разбойниках, которые рыщут прямо под стенами Парижа».

Следующий правитель Западно-Франкского королевства Карл Толстый также был вынужден постоянно отбиваться от викингов, терзавших его территорию. В 885 году их армада снова осадила Париж, но на этот раз у города нашлись защитники: Эд, граф Парижа, Гозлен, епископ города, и около двухсот солдат. К тому же город защищали воздвигнутые к этому времени мощные укрепления и два моста, построенные по обе стороны острова Сите. Целый год викинги не могли взять Париж, несмотря на свои тараны и катапульты. Увязнув у стен города, они устроили лагерь на северном берегу Сены. Раз за разом даны штурмовали город, но парижанам с огромным трудом удалось его отстоять.

Статуя Рагнара Лодброка. Источник: The Dockyards.com

В октябре 886 года Карл Толстый наконец решился двинуться со своей армией на спасение города. Дойдя до Монмартра, он встал лагерем и вместо того, чтобы атаковать противника, начал вести с ним переговоры. Он выплатил викингам 700 ливров серебра и разрешил им беспрепятственно двинуться дальше на разграбление Бургундии. Часть данов действительно ушла, но отряд во главе с Ролло остался. В 889 году он поселился в области нижнего течения реки Сены, совершая оттуда набеги на остальные части Франции. В 911 году король Карл Простоватый сделал Ролло графом Руанским. Власть викинга над нижней Сеной утвердилась официально. Впоследствии княжество Ролло, принявшего христианство, получило название Нормандия.

Эпоха викингов во Франкском государстве завершилась лишь к 950 году. К тому времени франки построили надежные стены, замки и форты, позволявшие давать отпор северным пиратам. Но те нашли для набегов другие земли.

Источники:

1. Д. Хейвуд, Люди Севера. История викингов. 793-1241

2. М. Дрюон, Париж от Цезаря до Людовика Святого. Истоки и берега (сборник)

3. J. Gwyn, A History of the Vikings

4. L. F. Donald, The Vikings in history

Фото для лида и анонса на главной странице: Pinterest.com

Оригинал

Читайте также: 


Виртуальная экскурсия: самые маленькие в мире обитаемые острова

«Это поэт Блок. Он совершенно пьян»: из воспоминаний Николая Чуковского

«Виталийские братья»: гроза Балтийского моря

Стань толмачом: угадай известное изречение на иностранном языке 


echo.msk.ru

Нападение викингов на Париж

Викинги, жившие на территории современной Дании и Британских островов, были настоящим бедствием для европейских государств в 9-м веке. Опробовав свои силы на Англии, Шотландии и Ирландии, они уходили всё дальше и дальше от родных берегов. От стремительных и внезапных нападений этих умелых воинов и мореходов страдал не только север, но и страны Средиземного моря. Но больше всех, конечно, доставалось Германии и Галлии, где имеется много судоходных рек. Легкие, быстроходные драккары поднимались вверх по течению рек и добирались до беззащитных, удалённых от моря областей. Будучи язычниками, викинги безо всяких колебаний убивали мирных жителей, грабили, и угоняли пленников в рабство.

В 845 году объединённые силы викингов впервые добрались по Сене до самого Парижа и атаковали его. Согласно «Бертинским анналам», во время нападения в отряде было 120 кораблей и около 5 тысяч воинов. Несмотря на упорное сопротивление французов, в после осады город всё-таки пал. Это случилось в пасхальное воскресенье. Париж был разорён с ужасающей жестокостью, и королю Карлу Лысому пришлось выплатить неслыханный по тем временам выкуп (7 тыс. фунтов серебром), чтобы викинги под командованием Рагнара Лодброка наконец оставили его земли в покое. Однако так дорого купленный мир продержался недолго. Французские поселения и города (Руан, Амбуаз, Тур) продолжили подвергаться нападениям викингов. В 60-х годах того же века северяне трижды успешно повторили дерзкий набег, и парижанам приходилось снова и снова выкупать свои жизни.

Несмотря на старания французов, возводивих мосты и укрепления, в 884 году викинги предприняли самую страшную атаку на древний город франков. Их лидер Зигфрид привёл с собой семь сотен кораблей и тридцать тысяч воинов. Но взять Париж сходу на этот раз не удалось. Город устоял, и началась «великая осада», продлившаяся несколько месяцев, до 886 года. Оборону возглавили граф Эд (Одо) Парижский и епископ Гауцлин. Это была, по сути, первая успешная попытка парижан отбить нападение превосходящих сил викингов.
Нападавшие оказались нетерпеливы. К длительной осаде они готовы не были, долго сидеть без добычи не привыкли, и к началу весны большая их часть ушла в направлении других городов. Тогда Эд тайно покинул город с тем, чтобы лично попросить о помощи императора Карла III Толстого. Для того, чтобы вернуться назад в Париж, ему пришлось проявлять настоящие чудеса храбрости: викинги сумели узнать о вылазке и организовали засаду возле города. Несмотря ни на что, графу удалось прорваться в своим, и восхищённые его подвигом парижане, уже уставшие от длительной осады, воспряли духом.
На восьмой месяц осады император Карл пришёл на помощь атакованному городу. Однако обстоятельства не благоприятствовали французской стороне. Погиб лучший полководец императора, саксонский граф Генрих, а в Бургундии вспыхнуло восстание. Хотя его армия была сильна, монарх не стал нападать на викингов, а дозволил им подняться выше по Сене, чтобы «навели порядок» в бунтующих областях (что они и сделали), и даже выдал им 250 килограммов золота. После этого народ окончательно разочаровался в своём правителе. Его низкий поступок чуть не стоил короны династии Каролингов.
Уже в 888 году на трон взошёл общепризнанный герой — Эд Парижский. Часть аристократов не признала его, провозгласив королём Карла III из рода Каролингов. Разгорелся вооружённый конфликт, в котором победа осталась за Эдом. Однако он не стал держать зла на Карла и его союзников. Детей у Эда не было, и помирившись, короли договорились, что после смерти Эда Карл станет его наследником. Так и случилось. Тем временем нападения викингов продолжалась. Норманны, как называли их во Франции, не прекращали терроризировать территорию страны и успели уже основать в устьях Сены и других французских рек укреплённые поселения. В 911 году Карл III был решился заключить мир с вождём викингов Ролло. Для этого ему пришлось пожаловать ему город Руан с прилегающими к нему землями и свою дочь Гизеллу (Жизель) в качестве невесты. Взамен Ролло и его дружина приняли христианство, тем самым закрепив мир. Новое герцогство притягивало множество переселенцев и вскоре за ним закрепилось название Нормандия. Постепенно всё его население восприняло христианство, язык и культуру Франции. После этого страна окончательно избавилась от опустошительных набегов северян.


www.istmira.com

Нападение викингов на Париж - Лилия-Тревел.РУ

В IX веке настоящим бедствием для Европы и других государств стали набеги викингов. Сегодняшние их предки – шведы, датчане, норвежцы – мирные люди, живущие в цивилизованных странах с высоким уровнем жизни и ее продолжительности. Но несколько столетий назад они представляли реальную угрозу для всех, кто оказывался на их пути. Вот и Франция не минула этой участи, и в 845 году произошло нападение викингов на Париж, когда французскому королю пришлось заплатить огромный откуп от вождя воинствующих скандинавов.

Кто такие викинги

По сути, «викингами» были обычные бонды – то есть свободные люди, которые не имели отношения к знати. Среди бондов встречались нищие, крестьяне, охотники и мореходы. В период раннего Средневековья Скандинавия была перенаселена, а жители ее были объединены в мелкие сообщества, которыми заправляла знать. Суровый климат, не слишком плодородная земля, на которой приходилось жить впроголодь и считаться с правилами знатных сословий, подводила большинство скандинавов к поиску лучшей доли. Они были отличными кораблестроителями и отправлялись на своих суднах на другие земли – либо грабить их, либо заселяться там.

Флот викингов состоял из кнорров и драккаров, которые использовались в основном для боевых действий, а также для длительных морских перемещений или перевозок. О драккарах стоит рассказать отдельно, потому что именно на них неустрашимые мореходы совершали свои сокрушительные набеги на чужие земли, и почти всегда успешно. Эти огромные корабли были сделаны из особо прочной и «пластичной» породы дерева. Ученые пришли к выводу, что лучше всего такими качествами обладает ясень, который при специальной обработке можно «изгибать» до нужной формы.

Драккары были узкими и длинными, достигая порою до 60 метров в длину. От этого напрямую зависело, сколько гребцов уместиться на судне. Скамьи для гребцов распределялись вдоль всей длины корабля, причем гребцами были сами воины, а не рабы. На священном судне викингов могли находиться только сами викинги – свободные и бесстрашные. Если когда-то приходилось использовать труд рабов-гребцов, то те обязательно получали свободу.

Кораблям викингов были не страшны никакие ветры, так как сложная система управления огромными овечьими парусами позволяла настроить их под ветер любого направления. Мачта была съемной, поэтому тихо подойдя к чужому острову, викинги могли частично «разобрать» корабль и «спрятать» его. Нос драккара часто украшали головой дракона, сделанной из дерева, как символ силы, могущества и высокого статуса «хозяина» корабля. Когда викинги подплывали к чужой земле для мирных переговоров, они показывали тем, кто на суше, обратную сторону щита, выкрашенную белым цветом. Приближение к «своим» территориям сопровождалось ритуалом съема драконовой головы – чтобы «духи» не разозлились.

Встав на путь захватов и грабежа…

На другом плавучем транспорте, как лодка-однодревка, викинги могли легко заходить в реки с мелкой заводью и быстро причалить у пологого берега, застав своих врагов врасплох. Таким образом, эти совершенные воины быстро передвигались и часто вплотную подходили к чужим берегам незаметно.

Язычники по своей вере, скандинавы не отличались дружелюбным нравом, поэтому тех, кого они встречали на своем пути, редко оставляли в живых. Обычно, они вырезали местное население или брали людей в плен.

Сначала викинги попробовали свои силы, совершая набеги на Англию и Ирландию. Но затем, отточив свое разбойничье мастерство, они расширили область захвата. В 789 году викинги тремя кораблями атаковали территорию Англии - это было их первое нападение, возможно, с целью торговли, а не захвата. Через пять-шесть лет их уже интересовала Ирландия, затем Шотландия. А в 830 году они участили свои набеги на Францию, которая к IX веку представляла собой достаточно «легкую» добычу.

Конунг Рагнар или викинги в Париже

В тот период королевство франков погрязло в раздробленности на мелкие области и в династических распрях, чем не преминули воспользоваться викинги. Завоевав часть Франции – Нормандию, они трижды осаждали Париж. В истории скандинавов сохранились имена самых знаменитых и отважных викингов, среди которых числится Рагнар Лодброк. В основном о нем известно из скандинавских саг, в которых рассказано, что Рагнар любил промышлять набегами на христианские поселения во время религиозных праздников.

Предположительно, Рагнар жил в начале IX века и происходил из королевского рода Скьельдунгов и Инглингов. Его отцом был конунг (правитель) Сигурд Кольцо – король Дании. У Рагнара было прозвище «кожаные штаны», которые якобы служили ему амулетом. Именно Лодброку приписывают захват Парижа в 845 году.

В старинных преданиях сказано, что Рагнару нужны были новые земли для завоевания. В 845-ом он собрал огромное войско, и на 120 драккарах викинги отправились в море. Путь их лежал к земле франков – в ее «сердце». Но почему именно Париж так манил скандинавского конунга? Во-первых, этот город был богат, во-вторых, Рагнар был тщеславен и считал, что ему подвластно все. В-третьих, ему быстро надоедала оседлая жизнь без приключений и грабежей, а здесь такое приключение!

Париж оказалось не так просто взять: горожане сражались и не желали впускать викингов в свой город. Они забрасывали врагов валунами и бревнами с высоких крепостных стен. Тогда Рагнар приказал поджечь два судна и направить их к городу, но пражанам удалось их потопить.

Уйти, чтоб вернуться опять

Проклятым северянам как будто сам черт помогал, так как в конце зимы вода в Сене поднялась, и под напором воды один из мостов был разрушен. Викинги тут же атаковали город, но дальше цитадели и башен дело у них не пошло: горожане их отбросили назад, за городские стены. Тогда Рагнар решил взять город измором: его воины разбили лагерь на левом берегу реки и стали ждать. Упрямые в своем желании достичь цели, они могли ждать сколько угодно. Хитрый викинг понимал, что франкийцы долго не продержаться без продовольствия, а так как у него самого войско уже «устало» от длительной осады Парижа, он потребовал у короля огромный выкуп. Тому не оставалось ничего, кроме как согласиться.

Затребованная сумма была фантастически большая для тех времен – 7 000 фунтов серебром. Рагнар получил свое и как будто убрался с остатками своего войска восвояси. На самом деле он задумал совсем иное. Несколько месяцев он дал своим воинам отдохнуть, чтобы вновь подойти к воротам Парижа.

Город за городом, монастырь за монастырем брали викинги: Руан, Амбуаз. Правда, жители Тура сильно досадили северянам, «встречая» их героическим сопротивлением, после чего им даже пришлось вернуться на свои земли. Но Рагнар не собирался отступить от идеи взять Париж. Через несколько месяцев его красочная флотилия появилась в водах Сены, и в ходе ожесточенных боев город сдался и подвергся разграблению.

Скандинавы прославили Рагнара Лодброка в своих Сагах, правда до сих пор не известно, был ли он на самом деле, так как источники указывают на разное время правления конунга. Сегодня в странах Скандинавии 28 марта каждого года празднуют день Рагнара Лодброка, как храброго и мужественного воина.

А Париж долго еще оправлялся после его походов, пока норманны в 856-857 гг. снова не разорили его левобережную часть. Новый и последний удар северян по Парижу произошел в 885 году и продолжался в течение двух лет.

Специально для Лилия-Тревел.РУ - Анна Лазарева

liliya-travel.ru

Сериал "Викинги" в реальности - Мастерок.жж.рф

По итогам поста, где вы мне советовали сериалы, я посмотрел сериал «Викинги». Отличный, динамичный (ну по началу первого сезона  как обычно немного скучноватый) интересный, с харизматичными героями. Качественные схватки, хорошие декорации и инвентарь. Несколько многовато мистики, но как то надо познакомиться с культурой и религией того времени пусть хоть и в художественном выражении. В общем советую тем кто не смотрел.

Так вот, после его просмотра решил выяснить общее историческое соответствие сериала и реальных сведений. Надеюсь не нужно пояснять, что существует понятие художественного образа и научно-популярного фильма? Никто не пытается натянуть одно на другое, но факты на уровне был/не был, воевал/не воевал, брал/не брал тоже интересны. Бороться в художественных произведениях с вымыслом нет смысла (ничего личного, всего лишь деньги), но очень радует, когда основное направление и главные моменты все же выдержаны в исторических реалиях. Тут я должен сказать это присутствует в достаточной степени.

Итак …

Как мы помним, первый крупный налёт викингов на Британию произошёл в июне 793 года, когда был разграблен монастырь святого Кутберта на острове Линдисфарн. Современник этих событий, поэт и учёный Алкуин, с ужасом пишет: «…Язычники пролили кровь возле алтаря и топтали мощи святых в Божием храме, словно навоз на улицах». Когда вести о нападении на Линдисфарн дошли до Империи франков и Рима, это вызвало колоссальный резонанс – обитель святого Кутберта была одним из самых уважаемых культурно-религиозных центров той эпохи, монастыри считались неприкосновенными, а поднять руку на клирика было делом совершенно невообразимым и жестоко каравшимся. Однако в данном случае имело место столкновение между цивилизациями – европейской христианской общностью и скандинавскими язычниками, для которых понятия «монастырь» или «священник» оставались пустым звуком.

 

 

Тут необходимо учитывать и менталитет викингов, особенно сакрализацию войны как образа жизни. Достаточно вспомнить историю, случившуюся в Исландии в Х веке – Эгиль Скаллагримссон, прославившийся как величайший исландский поэт, обладал не только даром скальда, но и весьма крутым нравом даже по меркам норманнов. На одну из усадеб, принадлежавших Эгилю, напали какие-то посторонние викинги и ограбили её, не встретив сопротивления. Скаллагримссон после этого перебил обитателей усадьбы, хотя они и являлись его отдалёнными родственниками. За что? В назидание остальным: они сдались, покрыв себя несмываемым позором. Что уж тогда говорить о христианах, с их обязательным «не убий» – монахи вызывали у язычников лишь презрение…

Надо обязательно отметить, что о нападениях викингов в ранний период экспансии мы знаем исключительно по христианским и арабским источникам – несмотря на то, что в Скандинавии процветала богатейшая устная традиция героических саг, письменных летописей и хроник норманны не вели, а саги будут занесены на пергамент значительно позднее, начиная с XII века. Само собой, авторы записей, что в Аахене, при дворе Каролингов, что в мусульманской Андалусии, весьма далеки от романтизации образа викингов, и их мнение удивительно единодушно: грабят, сжигают и убивают. Дадим слово арабскому учёному Ибн аль Кутийя, описавшему скандинавский набег на Севилью в 844 году:

«Когда они [маджусы, огнепоклонники] подошли к Севилье на расстояние мили, то стали кричать людям: «Если хотите выкупить [своих пленных], отстаньте от нас!» [Люди] прекратили [нападения] на них и предоставили выкуп за находившихся у них пленников. Большинство пленных было выкуплено: они не брали в качестве выкупа за них ни золота, ни серебра, а взяли только одежду и еду. …Они отошли от Севильи и направились к Накуру… Затем они чинили насилия над всеми обитателями побережья, пока не добрались до страны ар-Рум (Византии или Италии). В том путешествии они достигли Александрии и пребывали в этом [положении] четырнадцать лет».

 

 

В сериале получила отражение и такая тема, как «Солнечные камни» викингов. Почитайте по ссылке подробнее …

 

Грабительские набеги сопровождались началом широкой колонизации. Норвежцы заселили североатлантические архипелаги – Фареры, Оркнейские, Шетландские и Гебридские острова. Некоторые из них были необитаемы, на других имелось кельтское население, или изгнанное, или ассимилированное норманнами. На Шетландских островах викинги устраивают обширную «базу подскока» для нападений собственно на Шотландию, Ирландию и государства англосаксов. Первое появление скандинавов в Ирландии датируется 795 годом, затем викинги только усиливают натиск. Всего через 25 лет в «Анналах Ольстера» появляется, в общем-то, вполне стандартная запись, мало чем отличающаяся от хроник, ведущихся у соседей в Англии или в Империи франков:

«Море извергло на Эрин потоки чужеземцев. Не осталось ни одного залива, ни одной пристани, ни единого укрепления, укрытия, бурга, который не был бы наводнён викингами и пиратами».

На основании этих строк делается однозначный вывод: норманнов было много. Очень много. Но это лишь одна беда, гораздо хуже было другое – некоего единого центра, к примеру, короля или общего совета, с которым можно было бы договориться, у викингов тогда не существовало. Можно откупиться от одной банды налётчиков, и, скорее всего, они сдержат слово не нападать впредь, но через месяц появятся другие, которые и слышать не желают о предыдущем соглашении.

 

 

Хотя бы какие-то признаки «централизации» появляются спустя примерно полстолетия после начала набегов на Ирландию – в 839 году некий норвежец Торкиль (или Тургейс), сперва обосновавшийся в североирландской Арме, объявляет себя конунгом Эйре. В это же время викинги основывают Дублин – предположительно, раньше на месте Дублина находилась небольшая деревня с монастырём. Более того, именно скандинавы обустраивают укреплённые гавани-фактории, которые впоследствии станут крупными городами: Корк, Лимерик, Уотерфорд (Порт-Лагре) и другие – отличные плацдармы для дальнейших экспедиций в сторону побережья Франции и Испании.

История колонизации Ирландии была тем более драматичной потому, что местное население уже более четырёх веков поголовно являлось христианским. Возможно, скандинавские политеисты и были в меру веротерпимы, поскольку язычество как таковое подразумевает существование всех богов, от Одина с Тором до «Белого бога», сиречь Христа. Однако к церковным сокровищам, храмам или религиозной утвари они относились без всякого пиетета, видя в дорогом окладе иконы лишь золото и драгоценные камни – что, вполне естественно, вызывало негодование христиан-ирландцев и стало поводом для многочисленных восстаний.

Наконец, между самими викингами начали нарастать конфликты – к середине IX века на занятые норвежцами земли Эйре начали претендовать датчане, что вылилось в серьёзную войну. Ирландцы приняли сторону датчан – последние, кстати, в полном соответствии с языческими традициями поклялись принести в жертву святому Патрику часть добычи, если «бог ирландцев» дарует им победу, и слово сдержали. Правда, уже в 853 году в Ирландии объявился норвежский конунг Олав Белый во главе крупного флота, победил датчан и почти 20 лет правил областью Дублина, откуда совершал многочисленные набеги на Шотландию, где, по преданию, и погиб в 874 году…

 

 

Если в Англии и Ирландии норманны столкнулись с разобщёнными королевствами и кланами, которые было легко разгромить поодиночке, то на материке существовала сила, способная всерьёз противостоять нашествию с севера – государство франков, объединённое в империю при Карле Великом. Если поначалу франки не воспринимали опасность всерьёз, то после сообщений с Альбиона об атаках язычников активно взялись за обустройство обороны – прежние, чаще всего деревянные или земляные, укрепления в новых условиях непрекращающейся войны оказались абсолютно неприспособленными для отпора викингам. Франки весьма успешно перенимают итальянскую традицию строительства каменных крепостей, особенно укрепления монастырей, которые постепенно становятся важнейшими форпостами обороны. Но как остановить продвижение скандинавских кораблей по рекам? Одних засад явно недостаточно! Верно – необходимы каменные стационарные мосты, которые невозможно сжечь или быстро разрушить! Наконец, было введено «оружейное эмбарго» – указом Карла Великого и последующими капитуляриями его преемников под страхом смерти было запрещено продавать язычникам (хоть скандинавам, хоть славянам) оружие – в частности, знаменитые трёхслойные клинки-«каролинги» с булатным сердечником.

 

Скандинавские аналоги «каролингского меча». Из коллекции «Музея викингов», Хедебю, Дания

 

Разумеется, всех этих мер было совершенно недостаточно. Франки упустили стратегическую инициативу, позволив викингам основать на побережье будущей Нормандии и в нижнем течении Сены укреплённые поселения, откуда скандинавы начали совершать длительные экспедиции в глубину страны и, в частности, на Париж – тогда не являвшийся столицей (резиденция императоров находилась в Аахене), но уже имевший важное стратегические значение как крупный торговый город.

В марте 845 года 120 кораблей викингов с общей численностью экипажей около 5000 человек поднялись вверх по Сене до Парижа. Традиционно считается, что командовал рейдом датчанин Рагнар Лодброк (Рагнар Кожаные Штаны), хотя некоторые исследователи считают его персонажем полумифическим, а образ собирательным. Так или иначе, скандинавы сначала захватили и разрушили аббатство Сен-Дени близ города, разбили один из отрядов короля Карла Лысого, а в пасхальное воскресенье 28 марта вошли собственно в Париж, тогда занимавший остров Сите.

 

Вот тут собственно Рагнар Лодброк в фильме становиться Ярлом

 

Примечательно, что в эти дни в лагере норманнов началась эпидемия натуральной оспы – это одно из первых упоминаний оспы в европейских хрониках, и, судя по летописям, вспышка имела весьма серьёзный характер. Дошедшая до нас легенда (не факт, что достоверная) гласит: якобы один из пленников-христиан уговорил викингов принять новую веру, и после молитв новообращённых болезнь утихла. Карлу Лысому пришлось уплатить за Париж колоссальный выкуп в 7000 ливров, что примерно соответствует двум с половиной тоннам золота и серебра.

 

Взятие викингами Парижа в 845 году (гравюра XIX века)

 

На этом то моменте в общем то и заканчивается третий сезон сериала. Сейчас проходят съемки четверного сезона. Посмотрим, как дальше историческое повествование будет соблюдаться. А дальше было вот что.

 

Впоследствии викинги неоднократно возвращались к стенам Парижа, но все предыдущие набеги затмила «великая осада» 885–886 годов. Данные о численности войска норманнов разнятся: по некоторым источникам, к городу подошли около 700 кораблей с 30–40 тысячами воинов – эти цифры сейчас считаются очевидным преувеличением. Вероятнее всего, кораблей было около 300 или немногим больше, но, так или иначе, этот флот считается одним из крупнейших за всю эпоху викингов. Граф Эд Парижский (впоследствии король западных франков) и епископ Парижа Гозлен, командовавшие обороной, поначалу имели в распоряжении всего-то около 200 мечей – как обычно, франкские летописцы преувеличивали численность неприятеля и преуменьшали свои силы. Тем не менее, разница в численности нападавших и обороняющихся была очень существенной.

Опыт более ранних набегов на Париж позволил укрепить город – через Сену были возведены два моста (деревянный и каменный), прикрываемые башнями. Мосты не позволяли кораблям норманнов прорваться вверх по реке, так как даже самые небольшие корабли викингов не могли под ними пройти. Флот неприятеля подошёл к городу в конце ноября 885 года, были выставлены стандартные условия: уплата большого выкупа. Эд Парижский отказал, после чего началась осада – надо заметить, что за предшествующее столетие скандинавы переняли у европейцев и испанских мавров множество полезных новшеств в военной области, в частности осадные машины, с помощью которых они предприняли первый штурм 26 ноября. Плацдарм для нападения на Париж находился на северо-востоке, там, где сейчас находятся набережная Лувр и церковь Сен-Жермен л’Оксеруа. Штурм отбили, причём епископ Гозлен лично участвовал в обороне – времена беспомощных клириков уходили в прошлое, и служители церкви уже не чурались брать в руки оружие, чтобы защищаться от язычников.

27 ноября штурм повторился, но парижане сдаваться не собирались. Норманны попытались сжечь деревянный мост (ныне мост Менял), чтобы позволить кораблям продвинуться дальше, к юго-востоку от острова Сите, но у них ничего не вышло. После попытки взять город с наскока викингами пришлось обустраивать лагерь – предстояла длительная осада. Расположились они в районе Сен-Жермен де Пре, где сейчас находятся одноимённый бульвар, улица Жакоб и улица Бонапарт. В те времена там был прореженный выпасами и огородами лесной массив.

 

 

Благодаря решительности графа Эда Парижского «Великая осада» стала первым примером удачного сопротивления превосходящим силам скандинавов. За первые два месяца, вплоть до января 886 года, происходили незначительные стычки, город обстреливался из баллист и катапульт, затем была предпринята новая попытка сжечь деревянный мост с помощью трёх брандеров. Хотя цели достичь не удалось, викингам повезло – сильные дожди в феврале месяце вызвали подъём воды в Сене (реке довольно бурной и своенравной по сей день), опоры были подмыты, и мост рухнул, отрезав от города защитников башни на восточном берегу (в будущем эта башня превратится в крепость Гран-Шатле). Оставшиеся в ней 12 защитников сдаться отказались, и были перебиты норманнами.

Викинги были нетерпеливы, и длительная осада вызывала у них разочарование. К началу весны большая часть их войска ушла в сторону Эврё, Шартра и долины Луары за добычей, возле Парижа осталось лишь две-три тысячи норманнов – сумму выкупа они снизили всего лишь до 60 фунтов серебра, но снова получили отказ. Граф Эд сумел выбраться из осаждённого города и отправился за помощью к императору Карлу Толстому.

 

 

Граф Эд Парижский обороняет город от норманнов. Романтизированная картина художника Жана-Пьера Френке, 1837 год. Разумеется, в реальности как персонажи, так и стены города выглядели совершенно иначе. А в фильме вообще этот граф толстый и пузатый.

 

Летом скандинавы предприняли ещё одну, последнюю попытку взять город, и снова штурм не удался – это очень серьёзно повлияло на боевой дух привыкших к быстрым и лёгким победам норманнов. Войско императора соизволило объявиться только в октябре 886 года и встало лагерем на горе Монмартр, причём Карл Толстый решительно не собирался воевать – у него были совсем другие планы: в это самое время в Бургундии поднялся мятеж, и условием совершенно изменнического перемирия было монаршее дозволение викингам подняться дальше по Сене, чтобы они грабили не Иль-де-Франс, а бунтующих бургундцев. К этому присовокуплялся выкуп в размере 250 килограммов серебра.

 

Граф Эд Парижский пробивается обратно в осаждённый город (гравюраXIX века)

 

Эта история окончательно подорвала и так не самую позитивную репутацию Карла Толстого, прослывшего среди франков трусом. В свою очередь, доблестный Эд Бургундский, так долго оборонявший Париж от казавшихся непобедимыми норманнов, с боем покинувший город и также с боем вернувшийся в свою столицу, стал едва ли не национальным героем – франки осознали, что сопротивляться нашествию можно и нужно. В 888 году, по смерти нелюбимого народом Карла, Эд Парижский был избран королём Франции.

Однако, невзирая на неудачу во время «Великой осады», викинги не оставили Францию в покое. Их экспансия продолжалась ещё почти два столетия.

источник текста из истории

 

 

 

Вот интересный персонаж сериала 🙂

 

 

 

 

 

 

Да, кстати, по поводу сериалов, практически посмотрел «Шерлока», но через силу, не понравилось (да ну нафиг как он там дерется с китайской мафией да и слишком все суетно и по детски), очень середнечковый фильм из детективов. А как его расхваливали все в интернете!! Боюсь как бы такая же история не повторилась с "Доктором Хаусом". А вот хочу начать смотреть «Банши», хотя хотел вроде «Черные паруса».

 

А вот что еще мы с вами интересного обсуждали про викингов: вот например Викинги — факты и заблуждения, а вот Викинги против индейцев и Берсерки — неистовый спецназ викингов. Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия - http://infoglaz.ru/?p=75537

masterok.livejournal.com

Штурмы Парижа и Цареграда викингами: параллели.: vbulahtin

845 - Париж и 860 - Цареград.

В марте 845 года флот из 120 кораблей датских викингов, более 5000 человек, вошел в Сену под командованием датского вождя "Reginherus", или Рагнар. Викинги Рагнара захватили Руан на их пути вверх по Сене в 845. Король Карл Лысый в ответ на вторжение собрал армию, которую он разделил на две части, одна для каждой стороны реки. Рагнар напал и разбил меньшее из них, взял 111 пленников и принес их в жертву скандинавскому богу Одина, а также для того, чтобы испугать оставшихся. В результате от норманнов откупились -- дали им 2600 кг серебра и золота.

В 1894 году бельгийский учёный Франц Кюмон опубликовал обнаруженную им хронику царствования византийских императоров, т. н. Брюссельскую хронику, в которой содержалось упоминание о походе русов на Константинополь  и называлась точная дата — 18 июня 860:
«Михаил, сын Феофила [правил] со своею матерью Феодорой четыре года и один — десять лет, и с Василием — один год и четыре месяца. В его царствование 18 июня в 8-й индикт, в лето 6368, на 5-м году его правления пришли Росы на двухстах кораблях, которые предстательством всеславнейшей Богородицы были повержены христианами, полностью побеждены и уничтожены.»
Иноанн Диакон
«В это время народ норманнов [Normannorum gentes] на трёхстах шестидесяти кораблях осмелился приблизиться к Константинополю. Но так как они никоим образом не могли нанести ущерб неприступному городу, они дерзко опустошили окрестности, перебив там большое количество народу, и так с триумфом возвратились восвояси [et sic praedicta gens cum triumpho ad propriam regressa est].

«Можно было видеть младенцев, отторгаемых ими от сосцов и молока, а заодно и от жизни, и их бесхитростный гроб — о горе! — скалы, о которые они разбивались; матерей, рыдающих от горя и закалываемых рядом с новорожденными, судорожно испускающими последний вздох… не только человеческую природу настигло их зверство, но и всех бессловесных животных, быков, лошадей, птиц и прочих, попавшихся на пути, пронзала свирепость их; бык лежал рядом с человеком, и дитя и лошадь имели могилу под одной крышей, и женщины и птицы обагрялись кровью друг друга.»
По ПВЛ корабли разметала буря
"... Пошли Аскольд и Дир войной на греков и пришли к ним в 14-й год царствования Михаила. Царь же был в это время в походе на агарян, дошел уже до Чёрной реки, когда епарх прислал ему весть, что Русь идет походом на Царьград, и возвратился царь. Эти же вошли внутрь Суда, множество христиан убили и осадили Царьград двумястами кораблей. Царь же с трудом вошел в город и всю ночь молился с патриархом Фотием в церкви святой Богородицы во Влахерне, и вынесли они с песнями божественную ризу святой Богородицы, и смочили в море её полу. Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и снова встали огромные волны, разметало корабли безбожных русских, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось избегнуть этой беды и вернуться домой".

Общее число русов, участвовавших в набеге, было до 8000.

Париж 885-887 и Цареград 907


Count Odo defends Paris against the Norsemen, romantic painting by Jean-Pierre Franque (1837), Galerie des Batailles

Штурм Парижа был неудачен, но страху франки натерпелись.

Несколько цитат из De bellis Parisiacae urbis adversus Normannos libri III монаха Аббона.
"Кровь твоя (Парижа - СА) пролита этими варварами, приплывшими на семистах парусных кораблях и прочих маленьких ладьях, многочисленных до того, что нельзя их и счесть; народ называет их барками. Поверхность глубоких вод Сены до того покрыта ими, что ее волны исчезли под их судами на пространстве более двух миль; с удивлением ищут, в какой трущобе спряталась река; нигде она не показывается: промокшая сосна, дуб, мокрая ива покрывали совершенно поверхность реки.
...
Едва занялась заря, как этот вождь повел свое войско на битву. Все они бросаются с своих кораблей, бегут к башне Chatelet (На правом берегу Сены, ныне площадь с новым театром того же имени) главная башня из укреплений тогдашнего Парижа, древней римской постройки), колеблют ее жестоко до основания учащенными ударами и осыпают градом стрел. Город оглашается криками; жители стремятся со всех сторон; мосты дрожат под их шагами; все бежит и торопится на защиту башни. Между ними отличаются своим мужеством граф Одо, брат его Роберт и граф Рагнар; тут же и храбрый аббат Эббль, племянник епископа. Сам же епископ слегка ранен: его коснулась острая стрела; Фридрих, его оруженосец, юноша цветущий летами, поражен мечем; юный воин погиб, а старец, исцеленный рукою Бога, возвращает свое здоровье. Для многих из наших это был последний день; но и они, с своей стороны, нанесли врагу жестокие раны. Наконец наши отступили, погубив тьму данов, у которых едва сохранились признаки жизни.......

От прежней цельной башни почти ничего не осталось; уцелел один крепко сложенный фундамент и нижние зубцы; но в ночь, последовавшую за битвой, эта башня, обложенная вокруг здоровыми бревнами, поднялась еще выше, и на старом укреплении, так сказать, возникла новая деревянная крепость, в полтора раза выше прежней. Таким образом, солнце, a вместе с ним и даны, могли на следующий день приветствовать новую башню. Снова они дают жестокую и кровавую битву неверным. Со всех сторон падают стрелы, струится кровь; на воздухе сталкиваются камни, пущенные из праща, и их удары перемешиваются с ударами копий. Между небом и землей только и видны, что стрелы, да камни. Башня, дитя ночи, стонет, пронзаемая дротиками; я говорю: дитя ночи, потому что, как я выше сказал, она была выстроена в одну ночь. Город в ужасе; жители громко кричат; звуки рогов призывают их поспешить на защиту колеблющейся башни. Христиане бьются и усиливаются отстоять ее оружием. Между нашими воинами отличаются особенно двое, превосходя своим мужеством прочих: один граф, а другой — аббат. Первый победоносный Одо, не испытавший поражения ни в одном бою, воодушевляет своих и поддерживает их истощенные силы; он ходит беспрестанно по башне и поражает врага. А враг старается покачнуть башню при помощи подкопов; но Одо льет на осаждающих масло, перемешанное с воском и горохом; масло льется на них огненным ручьем, пожирает, жжет и палит волоса на голове данов; многие из них погибли, a другие ищут спасения в волнах реки. Наши же кричат им все в один голос: «Бедные погорелые, бегите в Сену; пусть она вам вырастит новые волоса, лучше причесанные». Храбрый Одо истребил огромное число этих варваров.
Второй же из наших героев, кто он? Это— аббат Эббль, сподвижник Одо и соперник его в храбрости. Одним ударом копья он нанизал на него вместе семь данов, и приказал, для шутки, так и снести их на копье в кухню. Никто не смеет опередить этих героев во время битвы, никто не смеет приблизиться к ним, ни стать рядом; но и другие равно презирают смертью и храбро дерутся. Впрочем, что можно сделать с каплей воды против тысячи огней? Верные, при всей своей храбрости, сражались в числе едва двухсот человек, a неприятелей доходило до сорока тысяч, и притом их всегда оставалось сорок тысяч, так как при нападении на башню новые сменяли прежних.

Картина с прибиванием щита к воротам - поход Олега 907 года. Впрочем, штурма города, возможно, не было.

ПВЛ

«В год 6415 (907). Пошел Олег на греков, оставив Игоря в Киеве; взял же с собою множество варягов, и славян, и чуди, и кривичей, и мерю, и древлян, и радимичей, и полян, и северян, и вятичей, и хорватов, и дулебов, и тиверцев, известных как толмачи: этих всех называли греки Великая Скифь. И с этими всеми пошел Олег на конях и в кораблях; и было кораблей числом 2000. И пришел к Царьграду: греки же замкнули Суд, а город затворили. И вышел Олег на берег, и начал воевать, и много убийств сотворил в окрестностях города грекам, и разбили множество палат, и церкви пожгли. А тех, кого захватили в плен, одних иссекли, других замучили, иных же застрелили, а некоторых побросали в море, и много другого зла сделали русские грекам, как обычно делают враги» Согласно летописи, часть войска двигалось по берегу на конях, другая по морю на двух тысячах кораблях, каждый из которых вмещал по 40 человек. Однако текст Новгородской летописи младшего извода, который по предположению историка Шахматова содержит в изначальном виде часть самой ранней несохранившейся летописи (Начальный свод), не говорит о 2 тысячах кораблей, но о 100 или 200 кораблей («И заповЂда Олегъ дань даяти на 100, 200 корабль...»).

... греки согласились на условия Олега: заплатить по 12 гривен каждому воину, осуществить отдельные выплаты в пользу князей Киева, Чернигова, Переяславля, Полоцка, Ростова, Любеча и других городов. Новгород не вошёл в список городов. По ПВЛ дань указана также в 12 гривен «на уключину», что оставляет без вознаграждения конных участников похода. Помимо разовых выплат, на Византию была наложена постоянная дань и заключён договор (договор 907 года), регулирующий пребывание и торговлю русских купцов в Византии.

12 гривен серебра на воина - это 816 грамм серебра. Если войско состояло из 8000 человек, то они получили 6580 кг серебра. + другие выплаты не менее 30-50% платы воинам - то вес контрибуции будет примерно 10 тонн. Впрочем, если Олег привлек дополнительные силы, то размер выкупа мог бы оказаться и в 3 раза выше.

В общем  целом методы норманн похожи - приехать, убивать попавшее в их руки население и требовать своего - выкупа, постоянной дани и иных преимущество. Любопытно, как близко стоят эти парых походов - 15 и 20 лет.

vbulahtin.livejournal.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *