Указ Ельцина о запрете деятельности КПСС 1 августа 1991 — История России

ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМПАРТИИ РСФСР

Действующая на территории РСФСР и не зарегистрированная в установленном порядке Коммунистическая партия РСФСР поддержала так называемый Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР, совершивший государственный переворот и насильственно отстранивший от должности Президента СССР. В ряде регионов РСФСР при непосредственном участии республиканских, краевых и областных органов Компартии РСФСР созданы чрезвычайные комитеты (комиссии), что является грубым нарушением Закона СССР «Об общественных объединениях».

Органы Компартии РСФСР в республиках, краях и областях неоднократно вопреки Конституции РСФСР вмешивались в судебную деятельность, препятствуют исполнению Указа Президента РСФСР от 20 июля 1991 г. «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР».

На основании изложенного п о с т а н о в л я ю:

1. Министерству внутренних дел РСФСР и Прокуратуре РСФСР провести расследование фактов антиконституционной деятельности органов Коммунистической партии РСФСР. Соответствующие материалы направить на рассмотрение судебных органов. (Предписание Министерству внутренних дел о проведении расследования не соответствует Конституции Российской Федерации — постановление

Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.92 г. N 9-П)

2. До окончательного разрешения в судебном порядке вопроса о неконституционности действий Компартии РСФСР приостановить деятельность органов и организаций Коммунистической партии РСФСР.

3. Министерству внутренних дел РСФСР обеспечить сохранность

имущества и денежных средств органов и организаций Компартии РСФСР до принятия окончательного решения судебными органами.

4. Центральному банку РСФСР обеспечить приостановление до особого распоряжения операций по расходованию средств со счетов органов и организаций Компартии РСФСР.

Из указа президента РСФСР “О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР” от 23 августа 1991 г.

http://www.pravo.gov.ru/proxy/ips/?searchres=&x=40&y=5&bpas=cd00000&a3=&a3type=1&a3value=&a6=&a6type=1&a6value=&a15=&a15type=1&a15value=&a7type=1&a7from=&a7to=&a7date=23.08.1991&a8=&a8type=2&a1=&a0=&a16=&a16type=1&a16value=&a17=&a17type=1&a17value=&a4=&a4type=1&a4value=&textpres=&sort=7

НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ ПАРТИЙНОГО ИМУЩЕСТВА

В связи с роспуском ЦК КПСС и приостановлением деятельности

Коммунистической партии РСФСР п о с т а н о в л я ю:

1. Объявить государственной собственностью РСФСР все принадлежащее КПСС и Коммунистической партии РСФСР недвижимое и движимое имущество, включая денежные средства в рублях и иностранной валюте, помещенные в банках, страховых, акционерных обществах, совместных предприятиях и иных учреждениях и организациях, расположенных на территории РСФСР и за границей.

Средства КПСС, находящиеся за границей, распределяются по соглашению между республиками после подписания ими Союзного договора.

(Пункт не соответствует Конституции Российской Федерации применительно к той части имущества, собственником которой являлась КПСС, а также к той части имущества, которая на момент издания Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР, но собственник

которой не был определен — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.92 г. N 9-П)

2. Центральному банку РСФСР, Банку внешней торговли РСФСР и Минфину РСФСР в суточный срок взять на строгий учет все денежные средства в рублях и иностранной валюте КПСС и Коммунистической партии РСФСР, помещенные в Госбанке СССР, Внешэкономбанке СССР, Минфине СССР и других организациях и учреждениях СССР, расположенных на территории РСФСР, а также приостановить их использование до особого распоряжения Президента РСФСР или Председателя Совета Министров РСФСР.

Из указа президента РСФСР “Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР” от 25 августа 1991 г.

http://www.pravo.gov.ru/proxy/ips/?searchres=&x=53&y=21&bpas=cd00000&a3=&a3type=1&a3value=&a6=&a6type=1&a6value=&a15=&a15type=1&a15value=&a7type=1&a7from=&a7to=&a7date=25.08.1991&a8=&a8type=2&a1=&a0=&a16=&a16type=1&a16value=&a17=&a17type=1&a17value=&a4=&a4type=1&a4value=&textpres=&sort=7

ПРИОСТАНОВЛЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КПСС НА ВСЕЙ ТЕРРИТОРИИ СОЮЗА

В ночь с 18 на 19 августа 1991 года в СССР был совершен государственный переворот, организаторами которого являлись члены неконституционно сформированного так называемого Государственного комитета по чрезвычайному положению…

(…)

Названный комитет принял решение о введении режима чрезвычайного положения в ряде местностей СССР. Тем самым были нарушены Конституция СССР и Закон СССР «О правовом режиме чрезвычайного положения».

Создание Государственного комитета по чрезвычайному положению и введение чрезвычайного положения в отдельных районах СССР было активно поддержано Секретариатом ЦК КПСС. Центральным Комитетам компартий, рескомам, крайкомам, обкомам КПСС было рекомендовано в связи с введением чрезвычайного положения принять меры по привлечению коммунистов для содействия и осуществления решений, принятых ГКЧП.

Принципиальная позиция Президента РСФСР, Верховного Совета РСФСР и Правительства РСФСР, активные действия миллионов людей по всей стране и мужество москвичей, поддержка мирового сообщества позволили восстановить конституционную власть в стране.

Позиция, занятая высшими органами государственной власти и управления СССР, способствовала трагическому развитию событий. Президиум Верховного Совета СССР проявил в критический для страны момент бездеятельность, а Председатель Верховного Совета СССР — прямое попустительство группе заговорщиков, что выразилось в непринятии им необходимых решений по отношению к незаконному ГКЧП. Не было принято решение о немедленном созыве Президиума Верховного Совета СССР и сессии Верховного Совета СССР для рассмотрения сложившейся в стране ситуации. Этим фактически подтверждалась правомочность ГКЧП, что не может расцениваться иначе, как политическое соучастие в действиях заговорщиков. Заслуживает решительного осуждения также бездеятельность Комитета Верховного Совета СССР по делам обороны и безопасности. Не принял должных мер Комитет Верховного Совета СССР по международным делам. Бездействовал и не оправдал своего назначения Комитет по координации деятельности правоохранительных органов при Президенте СССР.

Прокуратура Союза ССР не выполнила своего конституционного долга, не опротестовала создание ГКЧП и принятые им решения. Руководство Прокуратуры Союза ССР присоединилось к антиконституционному перевороту и дало указание всем прокурорам страны признать незаконные действия ГКЧП.

Все это нанесло стране большой политический и экономический ущерб, практически сорвало подписание Союзного Договора, нарушило хрупкое равновесие, достигнутое между республиками.

В связи с вышеизложенным Верховный Совет СССР постановляет:

1. Действия членов ГКЧП, отстранивших законно избранного Президента СССР от исполнения обязанностей и узурпировавших власть, оцениваются как государственный переворот.

Создание ГКЧП и его решения не имеют юридической силы с момента их принятия.

2. Признать несовершенной структуру высших органов государственной власти и управления, правоохранительных органов страны, а также сложившуюся практику подбора Президентом СССР и дачи согласия на назначение Верховным Советом СССР кандидатур на руководящие посты в государстве.

Внести в установленном порядке необходимые изменения и дополнения в Конституцию СССР и другие законодательные акты, определяющие правовой механизм защиты конституционного строя, четкий порядок и процедуру назначения и смещения высших должностных лиц.

Признать утратившим силу Закон СССР от 24 сентября 1990 года «О дополнительных мерах по стабилизации экономической и общественно-политической жизни страны», предоставляющий Президенту СССР дополнительные полномочия.

Предложить Президенту СССР выступить с докладом о положении в стране на внеочередном Съезде народных депутатов СССР.

3. Предложить республикам на основе согласованной концепции Союзного Договора ускорить его подписание с учетом новых предложений.

(…)

4. Образовать парламентскую комиссию из народных депутатов СССР с приглашением представителей республик по расследованию и политической оценке обстоятельств государственного переворота 18-21 августа 1991 года.

(…)

7. На основании имеющихся сведений об участии руководящих органов КПСС в подготовке и проведении государственного переворота 18-21 августа 1991 года приостановить деятельность КПСС на всей территории СССР, поручив органам МВД обеспечить сохранность ее материальных ценностей и архивов, а учреждениям банков прекращение всех операций с денежными фондами КПСС.

Руководствуясь частью второй статьи 3 Закона СССР «Об общественных объединениях», поручить Прокуратуре Союза ССР проведение расследования данных об участии руководящих органов КПСС в действиях по насильственному изменению конституционного строя и при их доказанности передать материалы в Верховный Суд СССР.

(…)

Рассмотреть в кратчайший срок на сессии Верховного Совета СССР предложения по реорганизации системы органов МВД СССР, КГБ СССР и Министерства обороны СССР с учетом решений, принятых Верховными Советами республик после 19 августа 1991 года.

В месячный срок внести на рассмотрение сессии Верховного Совета СССР необходимые изменения и дополнения в Закон СССР «Об органах государственной безопасности в СССР».

(…)

Из постановления Верховного Совета СССР от 29 августа 1991 г. N 2371-I

«О ситуации, возникшей в стране в связи с имевшим место государственным переворотом”

http://ruspravo.org/list/89358/1.html

ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ ЗАПРЕТ КПСС В РОССИИ

События 19-21 августа высветили со всей очевидностью тот факт, что КПСС никогда не была партией. Это был особый механизм формирования и реализации политической власти путем сращивания с государственными структурами или их прямым подчинением КПСС. Руководящие структуры КПСС осуществляли свою собственную диктатуру, создавали за государственный счет имущественную основу для

неограниченной власти.

Это подтвердилось в ходе открытых слушаний в Верховном Совете РСФСР о роли КПСС в государственном перевороте 19-20 августа.

Именно на руководящих структурах КПСС, фактически поглотивших государство и распоряжавшихся им как собственным инструментом, лежит ответственность за исторический тупик, в который загнаны народы Советского Союза, и тот развал, к которому мы пришли.

Деятельность этих структур носила явный антинародный, антиконституционный характер, была прямо связана с разжиганием среди народов страны религиозной, социальной и национальной розни, посягательством на основополагающие, признанные всем международным сообществом права и свободы человека и гражданина.

Закономерным финалом ее политической деятельности стал нтиконституционный переворот 19-21 августа сего года, поддержанный руководством КПСС.

Несмотря на принятые в отношении этих структур меры, они не прекратили свою противоправную деятельность, направленную на еще большее обострение кризиса и создание условий для нового антинародного переворота.

Стало очевидным, что пока будут существовать структуры КПСС не может быть гарантий от очередного путча или переворота.

Недопустимы попытки шельмовать миллионы рядовых членов партии, не имевших отношения к произволу и насилиям, творившимся от их имени, вводить запреты на профессии. Но столь же недопустимы попытки реанимировать гигантский механизм коммунистической партийной машины и дать ему возможность подмять под себя ростки российской демократии.

Учитывая, что КП РСФСР в установленном порядке не зарегистрирована, а регистрация КПСС ранее прямо управлявшимися ЦК КПСС государственными органами СССР осуществлена с грубыми нарушениями закона и не носит для РСФСР преюдициальной силы, на основании и во исполнение статей 7 и 121-4 Конституции РСФСР п о с т а н о в л я ю:

1. Прекратить на территории РСФСР деятельность КПСС, КП РСФСР, а их организационные структуры распустить. (Положение пункта 1 о роспуске организационных структур КПСС и КП РСФСР не соответствует Конституции Российской Федерации применительно к первичным организациям КП РСФСР, образованным по территориальному принципу — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.92 г. N 9-П)

2. Государственным органам исполнительной власти РСФСР, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга, органам прокуратуры исключить преследование граждан РСФСР за факт принадлежности к КПСС и КП РСФСР.

3. Имущество КПСС и КП РСФСР на территории РСФСР передать в собственность государства. Совету Министров РСФСР обеспечить передачу и принятие в ведение органов государственного управления РСФСР и республик в составе РСФСР имущества КПСС и КП РСФСР на территории РСФСР. (Пункт 3 Указа соответствует Конституции Российской Федерации применительно к той части имущества,

собственником которой являлось государство, но которая на момент издания Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР. Пункт 3 Указа не соответствует Конституции Российской Федерации, применительно к той части имущества, собственником которой являлась КПСС, а также к той части имущества, которая на момент издания Указа фактически находилась во владении, пользовании и распоряжении органов и организаций КПСС и КП РСФСР, но собственник которой не был определен — постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.11.92 г. N 9-П)

4. Совету Министров РСФСР, министерствам и ведомствам РСФСР, соответствующим государственным органам исполнительной власти республик в составе РСФСР, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга принять необходимые меры по незамедлительному и исчерпывающему исполнению настоящего Указа.

histrf.ru

Запретить КПСС

Деятельность партии на территории России прекращена, имущество национализировано

Тому уже 24 года.

6 ноября 1991 года Борис Ельцин подписал Указ № 169 «О деятельности КПСС и КП РСФСР», точнее, о прекращении их деятельности и национализации имущества, фактически объявив компартию преступной антинародной организацией.

Поводом к изданию этого указа послужил путч 18–21 августа 1991 года. Через два дня после путча, 23 августа, на сессии Верховного Совета РСФСР принят предшествующий ноябрьскому указ о роспуске компартии РСФСР.

В ноябрьском указе говорилось: «Деятельность этих структур носила явный антинародный, антиконституционный характер, была прямо связана с разжиганием среди народов страны религиозной, социальной и национальной розни, посягательством на основополагающие, признанные всем международным сообществом права и свободы человека и гражданина».

Ущерб, нанесенный русскому и другим народам за годы преступного коммунистического режима, колоссальный. Не считая жертв красного террора и гражданской войны, мы имеем от 19 до 25 миллионов пострадавших от советской – читай коммунистической – власти. 3,8 млн осужденных по 58-й контрреволюционной статье; 0,7 приговоренных к смертной казни; 4 млн подвергшихся раскулачиванию; примерно 1,5 млн депортированных из разных народов; голод 1921–1922 и затем 1932 годов – от 8 до 12 млн, от 2 до 3, 5 млн эмигрантов-беженцев после Гражданской и Второй мировой вместе взятых.

6 ноября, день запрета партии, узурпировавшей власть в стране на протяжении семидесяти четырех лет,  по смыслу должен был стать в России настоящим Днём независимости, но не случилось. День независимости в России отмечают 12 июня, потому что в этот день в 1990 году на 1-м Съезде народных депутатов РСФСР была принята Декларация о том, что Россия стала суверенной республикой. Сейчас мало кто помнит, об этой декларации 1990 года, как и о запрете КПСС в 1991-м. Коммунистическая идеология, не будучи запрещена как антигуманная, по-прежнему находит себе адептов на уже единожды выжженной этой идеологией земле. А КПСС, несмотря на указ, так и не сошла в 91-м с политической сцены.

«Ряд организационных структур КПСС не признал законность запрета и отказался его исполнять, практически продолжая действовать нелегально. Наиболее крупной из организаций-наследниц КПСС является Союз коммунистических партий – Коммунистическая партия Советского Союза…

Организационная структура КПСС в РСФСР стала базой для создания Коммунистической партии Российской Федерации».

s-t-o-l.com

Указом Президента РСФСР прекращена деятельность КПСС и КП РСФСР

В результате выборов 12 июня 1991 г. РСФСР стала суверенным государством с президентской формой правления. Среди первых документов, подписанных президентом России Б. Н. Ельциным, был указ от 20 июля 1991 г. «О прекращении деятельности организационных структур политических партий и массовых общественных движений в государственных органах, учреждениях и организациях РСФСР». В соответствие с этим указом, КПСС и её местные отделения лишались права вмешиваться в деятельность государственных учреждений.

Но во время захвата власти Государственным комитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП) 19—22 августа 1991 г. ЦК КПСС и многие местные партийные комитеты поддержали деятельность ГКЧП, тем самым нарушив требования данного указа. Поэтому 23 августа 1991 г. на сессии Верховного Совета РСФСР Б. Н. Ельцин подписал указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР», а 25 августа — «Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР», наложивший запрет на операции с партийным имуществом.

После проведённых разбирательств Указом президента от 6 ноября 1991 г. деятельность КПСС и КП РСФСР на территории России была запрещена, их организационные структуры предписывалось распустить, а партийное имущество подлежало национализации.

Однако ряд пунктов указа от 6 ноября вызвал нарекания со стороны группы народных депутатов. Поэтому в 1992 г. состоялось несколько заседаний Конституционного Суда Российской Федерации, на которых была подтверждена правомерность указа в целом, но отменены те его положения, которые не отвечали требованиям российского законодательства. В частности, были признаны неправомерными требования роспуска первичных партийных организаций, образованных по территориальному принципу,  и национализации той части имущества, которая являлась собственностью КПСС, либо находилась в её ведении.

Современная Коммунистическая партия Российской Федерации существует как самостоятельная политическая организация с марта 1993 г. в соответствии с нормами действующего российского законодательства.

Лит.: О деятельности КПСС и КП РСФСР: указ президента РФ от 8 нояб. 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. № 45, ст. 1537.

www.prlib.ru

ЗАПРЕТ КПСС

Случилось невероятное: мощнейшая политическая партия, еще вчера правящая и всемогущая, была распущена в течение одного дня. Все обкомы, горкомы и райкомы были опечатаны, а их аппарат смиренно остался сидеть по домам и покорно ожидал, когда им вернут их трудовые книжки. И никакой тебе гражданской войны!! И нет на улицах многотысячных толп коммунистов, протестующих против ликвидации их политической силы. И кто сокрушил эту суперорганизацию, сумевшую в свое время захватить власть в огромной стране, победить в ходе яростной Гражданской войны, провести страшную кровавую коллективизацию, т.е. уничтожить крепкое крестьянство, организовать «голодомор», унесший миллионы жизней?! Кто смог одним мановением смахнуть этот железный «орден меченосцев», заковавший страну в тоталитарный режим, запугавший всё население жесточайшим Большим террором?! Да ведь и близко не существовало соизмеримой по массовости и мощи политической силы. А коммунистов-то было 19,5 миллиона человек, из них 4 млн — в погонах и при оружии. Одних кагэбешников было миллион. Они себя с гордостью называли «вооруженный отряд партии». И на какой же тогда случай держали этот вооруженный отряд и самую многочисленную в мире армию?! И как же так случилось, что такая силища сдалась, сдалась без боя?! Изумительный исторический факт? Столько миллионов жизней положить на алтарь своей победы в борьбе за власть — и сдать ее без малейшего сопротивления?! Феноменально!

Эту победу над КПСС приписывают нам, «демократам». Да боже упаси! Не штурмовали мы Зимний, не атаковали мы Кремль или Старую площадь. Мы только свалили памятник Дзержинскому. (На большее нас не хватило, и, довольные содеянным, мы пошли по домам – спать.) Но это оказалось той самой сломанной иглой Кащея Бессмертного. «Уж если в центре Москвы сваливают символ нашей силы, символ массового террора – значит, всё кончено», — решили коммунисты в центре и на местах и…трусливо спрятались по норкам. А где же их обещанное: «И как один умрем в борьбе за это»? Да-а-а, заржавел порядочно тот самый орден, сильно подгнил и разложился.

Нет уж, не приписывайте нам незаслуженной победы. Престижно было бы похваляться сокрушением самой могучей в мире политико-вооруженной силы, но… мы, демократы, ее не побеждали. Она сама рухнула, сгнив внутри. Коммунисты правильно поняли, что потеряли всякое моральное право возглавлять страну и общество. Без всяких выборов и соцопросов. Моральный авторитет был уже у другой части общества, которая была еще совсем не оформлена и не организована (их так и звали — «неформалы».)

Ведь так просто было бы элементарно не выполнить указ Ельцина. И такой пример сопротивления явил один из первых секретарей сельского райкома партии в нашей области. (Не ручаюсь за точность, но это, кажется, был В. Д. Соломатин в Большереченском районе.) Я, будучи уже представителем Президента России, вдруг получаю доклад о том, что этот партийный руководитель сорвал все пломбы и печати на райкоме, открыл здание и уселся на свое обычное рабочее место в кабинете. Вот это да!! Вот это поступок! А если бы другие так сделали?! Что нам было бы делать? Не знаю. Когда переполошенные областные увэдешники меня спросили, что делать с этим мятежником, я распорядился не трогать его. Это был уважаемый в районе человек, и он, на мой взгляд, имел моральное право так поступить. Еще тогда же, в разговорах, я выразил буквально восхищение  этим мужским, достойным поступком (это тот случай, когда ощущаешь уважение к мужественному противнику). Могу повторить и сейчас: снимаю шляпу, вспоминая этого человека.

Но этот случай ведь был, наверное, единственным в России. По крайней мере, ничего подобного я более не слышал.

И вот сейчас, в наше время, слышны стенания нынешних коммунистов о том, что напрасно их партию отлучили от власти. Называют какие-то имена злодеев и предателей… Просятся обратно. Нет уж, дорогие. Коли уж вы не смогли удержать власть в своих руках, обладая невероятными по мощи ресурсами, то нечего и пытаться вновь завладеть ею. Таким слабосильным властителям нельзя больше ее доверять. А потом: вы же не проделали работу над ошибками. Вы же не извлекли уроков. Ничего не помните и ничему не научились. ВАлите всё на Горбачева. Что же это за партия, которая делала «всё правильно», а потом явился «предатель» и всё завалил?! Детский лепет какой-то. Несерьезно это. Садитесь за аналитику и исследуйте причины краха вашей партии. Объективно и честно. И только после этого получите право снова включиться в политическую борьбу на полном серьезе. А пока вы движетесь по инерции, используя остатки былого авторитета партии у представителей старшего поколения. Бензобаки уже пусты. Надо заправляться новым горючим. 

omskgazeta.ru

трансформация тогда и последствия сейчас. Часть 1

17 августа 2013 14:46

Кирилл Николенко

Неизменным положением Программы КПРФ является то, что партия объявляет себя преемницей дела РСДРП – РСДРП (б) – РКП (б) – ВКП (б) – КПСС – КП РСФСР. Не будем пока залезать вглубь XX века, а рассмотрим последнюю часть цепочки преобразований – путь от КПСС к КП РСФСР и окончательно к КПРФ.

«Перестройка», падение авторитета правящей партии, партийная «суверенизация» в виде формирования собственной Компартии в самой крупной союзной республике, приостановление и запрет деятельности КПСС после путча ГКЧП в августе 1991 г., усилия коммунистов по восстановлению партии (в т.ч. по юридической линии – в Конституционном Суде РФ) – вехи, предшествующие образованию нынешней КПРФ.

Данный сюжет уже нуждается не в подробном описании. Эта работа была неоднократно проделана другими авторами. Требуется обобщение происходившего тогда для понимания того, каким образом отразился временной отрезок с 1990 по 1993 гг. на характеристиках действующей в настоящее время Компартии.

Откуда растут ноги проекта «КП РСФСР»?

Особенностью последнего этапа политического кризиса в Советском Союзе стали не только центробежные тенденции на окраинах, но и встречающееся реже в мировой истории желание «метрополии», центра страны (РСФСР) к обособленности от общесоюзного руководства.

Предпосылки подъема такого движения именно в середине 80-х – начале 90-х гг. были, с одной стороны, связаны с конкретными тактическими шагами, например, с возникновением параллельных, по сути, конкурирующих структур (например, Съезд народных депутатов СССР и Съезд народных депутатов РСФСР). Первопричины же крылись не исключительно в конъюнктурном противоборстве институтов, политических деятелей, внутриэлитных столкновениях, как это иногда принято говорить. Они были более глубинными, подспудными. Для осознания этой специфики необходимо иметь в виду нетипичность самой «метрополии». Определенное для русского народа (в данном случае, этнос можно соотнести с республикой) место «старшего брата» отнюдь не означало, что РСФСР должна была быть самой обустроенной частью страны, а её население – наиболее обеспеченным в материальном плане.

Сохраняющаяся, несмотря на модернизацию, многоукладность и многоликость были живой картиной разнообразия. Идеологически единство непохожих, на первый взгляд, выглядело эффектно: торжество интернационалистских начал в отдельно взятой стране. На практике же такой разброс заключался в огромном разрыве между различными регионами страны, что делало Российскую Федерацию республикой-донором, дотирующей отстающих путем создания там новых производств, внедрения современных технологий, продвижением культуры. Последнее требовало не столько возведения производственных комплексов и транспортировки оборудования, сколько миграцию образованной, высококвалифицированной рабочей силы из РСФСР и двух других славянских республик.

Прогресс достигал самых отдаленных точек страны. В то же время нарастали внутренние проблемы, связанные, допустим,  с неэффективной организацией сельского хозяйства, вымиранием деревень, сокращением рождаемости в РСФСР (ниже уровня замещения). В таких условиях дружеская поддержка периферии всё более воспринималась избыточной, неадекватной, т.к. отдачи в виде реального роста уровня жизни на практике не виделось.

Сепаратистские движения в союзных республиках шли под лозунгами освобождения от «опеки Москвы», «оккупации» и т.п., возникала и ширилась взаимная неприязнь, значительно ухудшался морально-психологический климат вокруг русского и русскоязычного (изначально некоренного) населения, которое подвергалось притеснениям со стороны усиливавших свои позиции местных националистов.

Образование КП РСФСР

Если обратиться к сфере партийного строительства, то в рассматриваемый период шли ожесточенные диспуты по поводу роли КПСС в «перестроечном» процессе, о пределах внутрипартийной демократии и гласности.

ЦК КПСС в таких условиях пошел вначале на формальные уступки коммунистам России. Сначала на Пленуме в декабре 1989 г. было создано Российское бюро ЦК, во главе которого встал Генеральный секретарь Михаил Горбачев.

Эти преобразования оппозиционные круги посчитали недостаточными и усилили давление на «центр», что привело к принятию в Политбюро принципиального решения (3 мая, 8 июня 1990 г.) о создании КП РСФСР и проведению 19-23 июня 1990 г. Российской партийной конференции, которая преобразовалась в Учредительный съезд Коммунистической партии РСФСР1. Её участниками были делегаты XXVIII съезда КПСС, избранные от коммунистов Российской Федерации. Её лидером стал вполне лояльный Горбачеву Иван Полозков. В руководство КП РСФСР были избраны лица, которые олицетворяли и олицетворяют собой нынешнюю КПРФ – Геннадий Зюганов, Владимир Кашин, Иван Мельников, Валентин Купцов.

Уже в сентябре 1990 г., на втором этапе съезда новообразованная структура вступила в противоречие с решениями XXVIII съезда КПСС, заявив о приверженности «социалистическим ориентирам перестройки». 6 августа 1991 г. Полозков потерял пост первого секретаря, а через два дня взамен него был избран Валентин Купцов.

Особенностями КП РСФСР было то, что она не имела своей программы, устава, являлась составной частью КПСС, не проходила процедуру государственной регистрации в качестве политической партии, не обладала правами юридического лица.

Запрет КП РСФСР

Самый драматичный момент истории Компартии России был связан с тем, что она поддержала ГКЧП в августе 1991 г. В ответ Президент РСФСР Борис Ельцин издал 23 августа Указ N 79 «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР», а 6 ноября продолжил эту линию, запретив партию Указом N 169 «О деятельности КПСС и КП РСФСР». Таким образом, речь шла не просто о потере рычагов власти и уходе в оппозицию, но, более того, в неофициальную (подпольную) оппозицию.

Развал Советского Союза, резкое снижение уровня достатка граждан, многократный рост цен, закрытие предприятий – эти факторы ударили по уровню доверия к «молодой демократии».

Запрет отнюдь не означал, что партия была деморализована. В последующем формируются организации коммунистической ориентации – РКРП, РПК и др. Курс, всё более рассматривающийся в качестве антигосударственного, вёл к консолидации антиельцинских сил. Объединительные движения и структуры (Фронт национального спасения, Русский национальный собор) проправительственные комментаторы называли «красно-коричневыми» или «красно-белыми», т.к. там бок о бок сосуществовали коммунисты, националисты, монархисты, составляя собой весьма своеобразный симбиоз.

Реанимация партии и «дело КПСС»

Участвуя в политической жизни страны в новом формате, представители КП РСФСР не пошли по пути переименования партии для обхода запретительного указа Ельцина. В интервью, данном к десятилетию КПРФ, тогдашний первый зампред ЦК В. Купцов объяснял, что в начале 90-х он с товарищами боролся за восстановление партии, чтобы защитить доброе имя КПСС и всей советской эпохи2. Решительность отчасти определялась и агрессивными действиями новой власти. Во время своего визита в США Ельцин заявил о том, что с коммунизмом в России покончено, вызвав шквал аплодисментов со стороны конгрессменов.

В 1992 г. 43 депутата Верховного Совета, входившие во фракцию «Коммунисты России», направили в Конституционный Суд РФ (КС РФ) ходатайство о проверке указов Бориса Ельцина на предмет соответствия Основному Закону страны. Активизация произошла и на противоположном полюсе: противники КП РСФСР, в числе которых были народные депутаты Олег Румянцев, Александр Котенков, адвокат Андрей Макаров и др. вошли в историю, попросив суд проверить КПСС и КП РСФСР на конституционность.

На начальном этапе для демократической, особенно диссидентской, общественности предстоящий судебный процесс мыслился «русским Нюрнбергом», т.е. окончательным ниспровержением советской эпохи и КПСС как «ядра политической системы»3.

Постфактум политаналитики, историки, партийные функционеры разошлись в оценках по поводу хода судебных заседаний (процедурно-процессуальная часть) и, главное, их итогов – юридических и политических.

Так, публицист, телеведущий Леонид Парфенов сделал резюме, что суд над КПСС быстро перерос в суд над Ельциным4. Коммунисты посчитали, что они одержали победу, т.к. получили возможность образовать Компартию Российской Федерации5. На самом деле, каждая из сторон, комментирующих события двадцатилетней давности, из «дела КПСС» взяла то, что ей наиболее идеологически или конъюнктурно близко и выгодно.

Разбор решения по «делу КПСС»

Не будем уподобляться пропагандистам, а сосредоточимся на источнике №1 по данному вопросу – на постановлении Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1992 г.6 Этот документ на 19 страницах является квинтэссенцией, выжимкой из судебного процесса, длившегося почти целый год.

Решение, принятое судом под председательством Валерия Зорькина, нельзя рассматривать исключительно как документ юридической техники и конституционного права 7. Постановление было плодом проникновения судьями в ткань текущего политического момента и анализа гипотетических последствий от «принципиального» решения любого сорта. Вполне понятное затруднение состояло в том, что и судьи, и защитники интересов партии, и заявители, жаждавшие недопущения коммунистической идеологии и структур в новой России, в большинстве своем ранее состояли в КПСС. По этой причине вариант «рубить с плеча» изначально исключался, несмотря на пропагандистское давление, которое оказывалось в тот период.

Наиболее подходящим для характеристики рассматриваемого постановления Конституционного Суда будет прилагательное «изящное». При вынесении вердикта судьи постарались сделать его таковым, чтобы обойти многие «острые углы» и не нагнетать и так неспокойную обстановку в российском обществе.

продолжение следует (часть 2)

 

Примечания: 

1 Декларация Коммунистической партии РСФСР // Правда. 1990. 22 июня.

2 Купцов В.А. Точка отсчета КПРФ // Правда России. 2002. №47.

3 Коммунисты доказывают нелепость абсурдных обвинений // КоммерсантЪ. 1992. 27 июля.

4 Леонид Парфенов. Процесс над КПСС/ Намедни. Наша эра. 1991-2000. – М., КоЛибри, 2010.

5 Купцов В.А. Точка отсчета КПРФ // Правда России. 2002. №47.

6 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о проверке конституционности Указов Президента Российской Федерации от 23 агуста 1991 года № 79 “О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР”, от 25 августа 1991 года № 90 “Об имуществе КПСС и Коммунистической партии РСФСР” и от 6 ноября 1991 года № 169 “О деятельности КПСС и КП РСФСР”, а также о проверке констиционности КПСС и КП РСФСР // Интернет-ресурс: www.ksrf.ru

7 Вишневский Б. Судья Гадис Гаджиев: «Мы собрались вечером, действительно, без мантий» // Новая газета. 2011. 16 июня.

Другие материалы по теме:

comstol.info

Запрет КПСС и прекращение существования СССР

Военное дело Запрет КПСС и прекращение существования СССР

просмотров — 78

ГКЧП

Подготовка нового Союзного договора

Одновременно в Ново-Огареве продолжались начатые в апрелœе переговоры об итоговом варианте Союзного договора. На отдельной закрытой встрече М.С. Горбачева, Б.Н. Ельцина и Н.А. Назарбаева (главы Казахстана) 29 июля 1991 ᴦ. обсужда­лись также кадровые вопросы.

31 июля 1991 ᴦ. помощник Президента СССР Г.Х. Шах­назаров после согласования с Ельциным представил Горбачеву график многоэтапного подписания нового Союзного договора: 20 августа 1991 ᴦ. — РСФСР и Казахстан, 3 сентября — Белорус­сия и Узбекистан, 17 сентября — Азербайджан и Таджикистан, 1 октября — Туркмения и Киргизия, 22 октября (ориентировоч­но) — Украина и, возможно, Армения с Молдовой, а также со­юзная делœегация. В конце процесса свою подпись должен был поставить Президент СССР. После этого договор вступал в силу.

Странная система многоэтапного подписания договора объяснялась крайне важностью дать Украинœе время определиться, на каких условиях она войдет в обновленный Союз.

2 августа 1991 ᴦ. Президент СССР объявил по Централь­ному телœевидению, что 20 августа Россия, Казахстан и Узбекис­тан начнут процедуру подписания нового Союзного договора. После этого Горбачев уехал в отпуск в Крым (местечко Форос).

Накануне подписания Союзного договора, 19 августа 1991 ᴦ., был создан Государственный комитет по чрезвычайно­му положению (ГКЧП). Формально его возглавил вице-президент СССР Г.И. Янаев, который издал указ о временном испол­нении обязанностей Президента СССР в связи с невозможностью выполнять Горбачевым обязанности главы государства «по состо­янию здоровья». В состав Комитета вошли также премьер-ми­нистр B.C. Павлов, министр обороны Д.Т. Язов, министр внут­ренних дел Б.К. Пуго, председатель КГБ В.А. Крючков, замести­тель председателя Совета обороны при Президенте СССР

О.Д. Бакланов, президент Ассоциации государственных предпри­ятий промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, генеральный директор научно-производственного объединœения «Машиностроительный завод им. М.И. Калинина» А.И. Тизяков, председатель Крестьянского союза СССР В.А. Стародубцев.

В «Заявлении советского руководства», подписанном Янаевым, Павловым и Баклановым и переданном по Центральному телœевидению утром 19 августа͵ сообщалось, что в отдельных местностях СССР на срок 6 месяцев с 19 августа вводится чрез­вычайное положение с целью положить конец «конфронтации, хаосу, анархии». На данный период высшая власть в стране перехо­дит в руки ГКЧП, решения которого обязательны для неукосни­тельного исполнения всœеми органами власти на всœей территории СССР. ГКЧП обещал установить на всœей территории Союза безус­ловное верховенство Конституции СССР и законов Союза ССР.

ГКЧП еще до официального объявления о своем сущест­вовании в ночь на 19 августа дал указание арестовать Прези­дента РСФСР, который находился на своей даче под Москвой. Спецгруппа КГБ по борьбе с терроризмом «Альфа», оцепив да­чу, ожидала решающего приказа на завершение операции. Он не поступил, ГКЧП дал отбой. В дни августовского путча руко­водство России выступило сплоченно, энергично, наступатель­но. ГКЧП, напротив, действовал нерешительно и пассивно.

По распоряжению ГКЧП в Москву были введены войска и бронетехника. Уже утром 19 августа здание Верховного Совета России стали окружать москвичи, опасавшиеся разгона россий­ского парламента и готовые защищать его. В обращении «К гражданам России» Б.Н. Ельцин, председатель правительства России И.С. Силаев и и.о. председателя Верховного Совета Рос­сии Р.И. Хасбулатов охарактеризовали действия ГКЧП как реак­ционный, антиконституционный переворот с насильственным отстранением от власти законно избранного Президента страны и объявили «так называемый комитет» и всœе его решения незакон­ными. Б.Н. Ельцин издал указ: всœе решения ГКЧП не имеют си­лы на территории России. Символично, что Президент России выступил перед своими сторонниками и огласил данный историчес­кий указ, взобравшись на один из танков, прибывших в столицу по приказу ГКЧП. Вокруг Белого дома развернулось строитель­ство баррикад. Даже ночью у здания Верховного Совета остава­лось около 10 тыс. человек, образовавших живое кольцо. Граждане России были готовы защищать Белый дом. Перед лицом этой решимости ГКЧП так и не осмелился отдать приказ на штурм. После того как под боевые машины пехоты, которые дви­гались по Садовому кольцу, попали трое защитников Белого до­ма (Д. Комарь, И. Кричевский и В. Усов), начался вывод броне­техники и войск из Москвы.

Утром 22 августа 1991 ᴦ. Верховный Совет РСФСР вы­слал к Горбачеву в Форос делœегацию во главе с вице-прези­дентом РСФСР А.В. Руцким, чтобы привезти Президента СССР в Москву. Одновременно с Руцким в Крым летели Язов и Крюч­ков с целью получить аудиенцию у Горбачева, объясниться и получить прощение, но Горбачев не принял их.

Члены ГКЧП были арестованы (Пуго покончил с собой). В данный же день Президент РСФСР выразил признательность гражданам России за поддержку российского руководства в от­поре «реакционной кучке высокопоставленных путчистов». Вер­нувшись из Фороса, Президент СССР по Центральному телœеви­дению отметил «выдающуюся роль Президента России, который стал в центре сопротивления заговору и диктатуре».

23 августа на чрезвычайной сессии ВС РСФСР в присут­ствии Горбачева и вопреки его возражениям Президент России подписал указ «О приостановлении деятельности Коммунистичес­кой партии РСФСР» на том основании, что она поддержала по­пытку государственного переворота. Фактически это был запрет КПСС. Указ от 23 августа был подкреплен захватом в Москве зда­ний ЦК и МГК КПСС. 24 августа Горбачев объявил о своей от­ставке с поста генерального секретаря ЦК КПСС и призвал партию самораспуститься. 6 ноября 1991 ᴦ. Ельцин издал указ о запрете деятельности КПСС на территории РСФСР и Компартии РСФСР.

По настоянию российского руководства 25 августа Горба­чев ликвидировал Кабинœет Министров СССР. Вместо него был создан Комитет по оперативному управлению народным хозяй­ством во главе с премьер-министром РСФСР И.С. Силаевым.

2 сентября Президент СССР и высшие руководители 10 союзных республик выступили с заявлением, в котором факти­чески приостановили действие Конституции СССР, объявили пе­реходный период для принятия новой Конституции и констатировали создание Государственного совета в составе Президента СССР и высших должностных лиц 10 республик. V (внеочередной) Съезд народных депутатов СССР (2—5 сентября 1991 ᴦ.) принял два акта: закон «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период» и постановление «О мерах, вы­текающих из совместного заявления Президента СССР и высших руководителœей союзных республик и решений внеочередной сес­сии Верховного Совета СССР». Под давлением Президента СССР и его сторонников Съезд постановил прекратить деятельность Съез­да народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, ᴛ.ᴇ. фак­тически распустил высшие органы государственной власти СССР.

6 сентября на первом заседании Госсовета была признана независимость Латвии, Литвы, Эстонии. В том же месяце депута­ты от России и других республик были отозваны из Верховного Совета СССР, председатель которого А.И. Лукьянов также был арестован за поддержку ГКЧП. Союзные структуры власти и уп­равления фактически перестали существовать. На территории России власть была сконцентрирована в руках Президента РСФСР и Съезда народных депутатов России. Попытка Президента СССР возродить новоогаревский процесс по доработке и подписанию Со­юзного договора блокировалась как Россией, так и Украиной.

Финал ГКЧП означал завершение исторического периода, характеризуемого словом «перестройка».

Задуманное окружением Горбачева как мера спасения СССР создание ГКЧП ускорило его распад, позволив руковод­ству России выступить в роли защитника законности.

8 декабря 1991 ᴦ. в Беловежской Пуще (Белоруссия) ру­ководители трех республик (Президент России Б. Ельцин, прези­дент Украины JI. Кравчук, председатель ВС Белоруссии С. Шушкевич) подписали Беловежское соглашение, в котором заявили о прекращении существования СССР как геополитической ре­альности и субъекта международного права и о создании Содру­жества Независимых Государств (СНГ) без единых органов влас­ти и управления. 12 декабря 1991 ᴦ. после часового обсуждения Верховный Совет РСФСР ратифицировал соглашение (188 — «за», 93% от присутствовавших). 12 декабря 1991 ᴦ. в ин­тервью газете «Комсомольская правда» М.С. Горбачев заявил: «Это ненормально, но пусть идет процесс, главное, чтобы в конституционных, нормальных формах… Я уйду в отставку… Я сделал всœе, что мог». 21 декабря в Алма-Ате 11 республик СССР подписали соглашение о ликвидации СССР и создании СНГ. 25 декабря Президент СССР сложил свои полномочия. В тот же день ВС России установил вместо РСФСР новое офи­циальное наименование государства — Российская Федерация. Над Кремлем был поднят трехцветный российский флаᴦ.

oplib.ru

Как развалили партию. До и после запрета КПСС. Первый секретарь МГК КПСС вспоминает…

Как развалили партию

Я работал секретарем горкома в необычное время. То, что делал я, не характерно для моих предшественников. У них были совершенно другие условия.

Страна и партия с необычайной быстротой катились под уклон. Необходимы были реформы, пересмотр экономической политики. Но пошли по другому пути: и страну и партию стали «ломать через колено». Все ли было случайно? Не было ли каких- либо сил, конкретных людей, способствующих этому?

Уверен, что помимо объективных причин, налицо и сознательный подрыв авторитета партии, и ее развал, желание доказать, что она не имеет особого влияния и мало на что способна, а главное, не может реформироваться.

Может быть, и был период, когда Горбачев считал, что нужно проводить экономические реформы и преобразования в обществе с помощью партии. Однако, не сумев вообще эффективно проводить реформы, он пришел к мысли о необходимости разрушить партию, считая, что именно она мешает их проведению.

На чем основана моя точка зрения? В декабре 1987 года на пленуме ЦК партии, где стояли вопросы партийного строительства, часть членов ЦК говорила о необходимости реорганизации партии. Горбачев в своем докладе, отвечая им и полемизируя, кажется, с тем же Ельциным, заявил, что мы проводим реформирование общества и только одна из его структур должна оставаться незыблемой — такой структурой, по его словам, являлась партия.

Шло самое начало перестройки. Заявление Горбачева давало основание предполагать, что первоначально он собирался проводить реформы с помощью партии и опираясь на нее.

Но затем экономические реформы, которые предлагалось провести, не пошли. Более того, они имели обратный эффект: стал снижаться объем производства, ухудшался жизненный уровень людей. Горбачев начал искать виновного.

В «Правде» появилась статья Татьяны Смолич, резко выступавшей против партийного аппарата — этого, по ее определению, «болота», того среднего звена, которое якобы тормозит перестройку. Эта статья, естественно, не могла появиться без ведома руководства партии и лично Горбачева.

Самое страшное было то, что Горбачев, говоря о необходимости демократизировать общество, не демократизировал партию. Партия, самые широкие слои партийцев стремились к ее демократизации, но препоны-то ставило само руководство! Если и появлялись какие-то демократические новшества, то только под большим давлением снизу, когда уже обострялось противостояние между низами и верхами и когда Горбачев чувствовал, что дальше «держать и не пущать» нельзя.

А может быть, он специально создавал такую напряженность, чтобы посеять рознь между низами и верхушкой партии? Это в конечном итоге и привело к ее развалу. Возможен и такой вариант.

У меня до сих пор два взгляда на этот вопрос. Первый: Горбачев не сумел осуществить демократизацию партии; второй: он сделал это специально. Ясно одно: Горбачев не любил партию и предпринимал всевозможные попытки, чтобы ее развалить.

В то время самая политизированная часть общества, за редким исключением, находилась в партии. Партия была одна, а взгляды ее членов разные — от либерально-демократических и социал-демократических до ортодоксально-коммунистических. В результате в партии в начале 1990 года образовались две платформы: «Демократическая платформа в КПСС» и «Марксистская платформа в КПСС».

Этим попытался воспользоваться Горбачев. Неожиданно он выходит на заседание Политбюро с очень жестким письмом в адрес Демплатформы и вносит предложение провести перерегистрацию коммунистов, а затем всех, кто принадлежит к Дем- платформе, исключить из КПСС. Письмо предполагалось опубликовать в прессе.

Я тогда еще не был членом ПБ ЦК. В Политбюро в ту пору входили председатель Совмина СССР, председатель КГБ, министр обороны и другие руководители партии и государства. Меня в Политбюро ввели 14 июля 1990 года на первом пленуме ЦК после XXVIII съезда партии, где меня избрали в состав Центрального Комитета.

Зная уже, какую линию проводит Горбачев, я понял, что в письме заложена провокация, а реализация горбачевского предложения приведет к расколу партии.

Мы собрались с секретарями горкома партии, потом с секретарями райкомов партии и решили: считать принятие такого письма ПБ ЦК партии нецелесообразным, так как это приведет к расколу партии, чего в данной ситуации нельзя допустить. Пришли к выводу, что надо поддерживать различные платформы в партии, но не создавать отдельных организационных структур. Могут быть различные точки зрения — инакомыслие в партии нельзя исключать, — но до определенных, естественно, пределов.

Мы подготовили такое письмо от имени бюро горкома и секретарей райкомов, и в тот же вечер я его отдал Горбачеву. Возможно, поступили возражения и от других организаций. По крайней мере, Политбюро ЦК КПСС не приняло предложений Горбачева, и перерегистрации не было.

В Москве известен единственный случай исключения из партии в связи с членством в Демплат- форме — Игоря Чубайса, брата Анатолия Чубайса. Его из членов КПСС исключил Краснопресненский райком партии. Он тогда преподавал философию в одном из творческих институтов. Единственный случай на 1 млн. 200 тысяч членов Московской городской парторганизации.

Таким образом, сорвалась попытка раскола партии условно на две части — Демократическую платформу, на базе которой предполагалось создать партию социал-демократического типа, и партию ортодоксальных марксистов.

За первым заходом последовал второй — создание Движения демократических реформ, куда вошли Шеварнадзе, А. Яковлев, Вольский и другие. ДДР было создано в мае 1991 года, а осенью предполагалось на его базе создать партию. Эта партия должна была предъявить требования на часть имущества КПСС. Однако движение широкой поддержки в партии и обществе не получило.

Когда же наступил август 1991 года, на партии был поставлен крест, поскольку ряд попыток расколоть ее не привел к нужным результатам.

…В мае 1991 года я пригласил выступить перед московским партийным активом последнего первого секретаря Польской объединенной рабочей партии (ПОРП). Выступил он в довольно мрачных тонах и точно предугадал, что нас ожидает. После встречи с активом мы с ним долго беседовали. Я его спросил, что привело к ликвидации ПОРП и смене общественно-политического строя в стране, в чем его основная ошибка? Ответ был таков: в том, что не допустил раскола партии.

Может быть, если бы на базе КПСС образовались две партии, история страны имела бы другое продолжение? Но история — повторюсь — не терпит сослагательного наклонения…

Здесь уместно повести особый разговор о роли А. Н. Яковлева.

В 1987 году по Москве ходило письмо «Остановите Яковлева!» Пришло оно и в Моссовет на имя Сайкина. Сайкин тогда спросил: «Что будем делать?» Я посоветовал отдать его первому секретарю горкома партии Ельцину.

По моим сведениям, такое же письмо получили все члены Политбюро и многие руководители в Москве и в стране. Там утверждалось, что Яковлев — американский агент, что он был завербован американской разведкой, когда учился в Колумбийском университете. Будучи послом в Канаде, он уже работал на две разведки — на нашу и на американскую.

Говорилось, что Горбачев попал под его влияние еще во время своей поездки в Канаду и сейчас всячески двигает его. Яковлев, предупреждали далее в письме, рвется к власти: был заведующим отделом ЦК, теперь — секретарь ЦК и, если станет членом Политбюро, — это будет трагедией для страны. Яковлева необходимо остановить! Это проамерикански настроенный человек, а проще — агент влияния Америки.

Три четверти письма были написаны достаточно убедительно и, как мне показалось, не предвзято. А формулировки же последней его части отдавали установками общества «Память». Там уже пахло не патриотизмом, а шовинизмом.

Потом вышла статья в газете «Московский строитель». В ней поместили фотографию выпускников Колумбийского университета, где крестиками помечены Яковлев и Калугин.

К такому выводу подталкивали и выступления А. Яковлева на встрече с молодыми членами партии на XXVIII съезде КПСС и в Прибалтике, и полное бездействие (а точнее — противодействие!) Идеологического отдела ЦК, когда по существу все средства

массовой информации работали против партии. А ведь именно А.Н. Яковлев возглавлял этот участок работы…

У меня была беседа по этому поводу с Крючковым. Он сказал, что у него есть абсолютно точные сведения о том, что Яковлев и Калугин завербованы. Это сказано было еще задолго до событий 1991 года и появления двухтомника мемуаров Крючкова «Личное дело».

…Было бы неверным сваливать ответственность за все происходящее только на отдельные личности или на иностранные разведки.

Это началось с конца 1989 года. До того времени экономика у нас развивалась. Люди еще жили надеждами. Они поверили в перестройку, поверили, что перемены приведут к лучшему.

Но перемены привели к худшему, практически — к обнищанию народа. А народ-то воспитывался у нас с чувством собственного достоинства, а эти бесконечные очереди и многое другое людей просто унижало.

Поэтому, говоря о рабочем классе (это к вопросу о том, почему партия разваливалась), следует учитывать, что партия фактически лишилась поддержки со стороны более пяти млн. рабочих-коммунистов. Ведь рабочие в партии составляли на тот момент 44% КПСС. Да и объективно поддержки не могло быть, потому что невозможно объяснить рабочему человеку, отчего ситуация ухудшается — ведь нет войны или каких-то других объективных причин! Лозунги одни, а в реальности происходит другое.

Рабочий класс относился в это время к партии отрицательно. Я состоял в то время на партийном

учете на заводе — было принято решение, чтобы секретари Московского горкома стали на партийный учет на каком-нибудь предприятии. Я выбрал Электрозавод им. Куйбышева в районе, где работал, где меня хорошо знали. И все равно мне было там очень тяжело, потому что я не просто состоял на партучете завода, а в цеховой организации. Присутствовал на собраниях, где всякое приходилось мне слышать — там с должностью не считались.

В начале 90-х годов с резкой критикой выступали даже партийные активисты. Они говорили: «Как я буду агитировать за свою партию, если ввели этот идиотский антиалкогольный закон, который привел к спекуляции, самогоноварению, к унижению людей? Как объяснить, что большинство товаров можно достать либо в магазинах по талонам, либо выстояв громадную очередь? А многих необходимых товаров вообще нет. Чем это объяснить, что семьдесят с лишним лет Советской власти, партия у руководства, а жизнь не улучшается, только резко ухудшается?» Отвечать на такие вопросы было нечего, кроме признания фактов.

Если говорить о технической интеллигенции, то здесь были свои сложности. Вот, скажем, в Куйбышевском районе (я беру конкретный пример, а это один к одному для любого другого учреждения) был мощный научно-исследовательский институт дальней радиосвязи, занимающийся радарами.

Принимается постановление партии и правительства о каком-то новом изделии. Под это постановление записывается увеличение штатного расписания, строительство жилого дома и т.д. Да и категория предприятия зависела от числа работающих: чем число больше, тем больше получал директор.

Это было и в других научно-исследовательских институтах и на заводах. Не от объема выпускаемой продукции, ее значимости, а в первую очередь от численности рабочих зависела категория. Поэтому все хотели увеличить количество сотрудников.

Разрабатывается какая-то новая программа, открыли новую лабораторию, новый отдел. А старые-то не закрываются, хотя прежняя тематика уже не нужна, она не развивается и фактически закрыта, а люди остались. Они ходят на работу, но делом не занимаются — вяжут кофты, читают книжки. Так образовывался разрыв между потенциалом людей, их реальной работой и зарплатой. Все это вызывало недовольство.

Впоследствии коллективы многих научных учреждений Москвы, в первую очередь оборонки, стали базовыми для работы Межрегиональной депутатской группы, во главе которой стояли Афанасьев, Попов, Сахаров, Ельцин и другие «демократы».

Вызывал недовольство и жесткий контроль над средствами массовой информации, за работой творческой интеллигенции. Да, контроль в ряде случаев был совершенно не обоснованный, вызванный только личными симпатиями и антипатиями, и это не могло не вызывать нарекания. Ну а что мы видим сейчас? При не менее жестком контроле над информационными программами, где буквально дозируется и взвешивается каждая фраза, во всем остальном в погоне за долей рейтинга телекомпании готовы показывать что угодно: пропаганду насилия и культа денег, порнографию. Все стремятся к материальной выгоде, и мало кто думает о будущем нации.

Недовольство и непонимание было по поводу приема в партию по разнарядке. Сейчас трудно объяснить нормальному человеку, почему, прежде чем удовлетворить заявление врача о приеме в партию, надо было сначала принять водителя «Скорой» или истопника этого медицинского учреждения как представителя рабочего класса (даже если они не изъявляли желания или были просто не достойны того). И так — в каждом учреждении. Это был полнейший идиотизм, но так было.

Меня критиковали несколько раз за то, что мы принимали в партию людей старше 45 лет. А почему принимали? Потому что человек профессионально вырос, надо его двигать, к примеру, на должность директора завода или начальника крупного цеха, а он беспартийный и его назначение не пропускают. Значит, приходится принимать его в партию для того, чтобы рос человек. И обвинять таких людей в карьеризме просто несправедливо: чтобы заниматься любимым делом и расти, нужно было обязательно стать членом партии.

Раньше при Сталине, к примеру, маршал Советского Союза Говоров был беспартийным. И были директора крупных заводов, ведущие конструкторы беспартийными. Туполев в партии не состоял. И ничего — им доверяли, и работали люди на благо Родины!

Многих возмущала и процедура выпуска за границу, когда на комиссиях задавались дурацкие вопросы, — эти и подобные им действия рождали негативное отношение к райкомам и к партии вообще.

Негативно воспринималось вмешательство парткомов в личную жизнь. Жаловались жены. Даже мужья стали писать жалобы на жен, и я несколько таких писем получил. Помню одно послание: жена была председателем месткома, все время ездила на всякие семинары, в пионерские лагеря и т.п., забросила своего ребенка. Муж подозревал ее в измене и написал жалобу в горком партии: мол, призовите жену к порядку.

И еще: партийные руководители высшего звена, начиная от обкомов партии и выше, пользовались значительными привилегиями. И они за них — ох как! — держались. Это можно отнести особенно к секретарям обкомов и к членам Политбюро. Не потому, что они получали большую зарплату. Они прекрасно понимали: уйди они с этой должности, сколько бы денег ни заработали, таких привилегий иметь не будут. Я имею в виду дачи, распределители, санатории и все прочее.

Во многих регионах этих привилегий было даже значительно больше, чем в Москве. Кое-где процветало самое настоящее байство. Поэтому секретари областных комитетов партии, хотя и были недовольны Горбачевым и за его спиной критиковали и ворчали в кулуарах, но стоило тому только прикрикнуть — а он умел это делать! — все сразу замолкали.

Но все эти проблемы были решаемы, если бы руководство партии пошло на реформирование самой КПСС, как и следовало это сделать.

И, наконец, — главное. Я уверен, что если бы партия состояла из политически убежденных людей, политических бойцов, то она бы не рухнула, даже если бы ей изменила «верхушка». Но КПСС, сформированная в последние годы по разнарядке и достигшая к 1990 году более 19 млн. (!) членов и кандидатов в члены КПСС, в значительной ее части состояла из случайных пассивных и равнодушных людей — инертной массы, а не бойцов. А подчас и из безыдейных, и даже врагов самой партии, говорящих одно, думающих другое и делающих третье …

* * *

При всех недостатках, часть которых я назвал, и которые в большинстве своем были решаемы безусловно(!) — разрушение структуры управления государством оказалось гибельным. Можно критиковать КПСС, хаять ее, но в такой огромной стране ее существование было единственной возможностью проникнуть в каждую ячейку: и в бригаду на заводе, и дойти до каждого колхозника, и до каждого человека, поскольку практически везде были члены партии.

Сила партии как органа государственного управления была в том, что все было подчинено выполнению ее решений. Наверху принимались решения, потом они дублировались применительно к местным условиям, и затем выполнение этих решений организовывалось всеми органами партии, вплоть до мельчайших ее ячеек.

Но в этом была ее слабость. Когда руководство предало партию, рухнула вся структура, потому что организации среднего и низшего звена не были приучены работать самостоятельно, а лишь выполняли вышестоящие указания.

В целом уже после XIX партийной конференции лета 1988 года, о которой речь пойдет ниже, и особенно — после отмены на III съезде народных депутатов СССР в марте 1990 года Шестой статьи Конституции, в которой закреплялась руководящая роль КПСС, ситуация складывалась таким образом, что партия должна была (обязана была!) превратиться из органа управления государством в чисто политическую организацию. Но она не сумела это сделать.

И когда партию отстранили от руководства государственными и хозяйственными делами, и все легло на плечи не подготовленных к этому Советов, партия, так и не сумевшая стать политической организацией, в одночасье рухнула.

Я считаю это одной из основных причин развала партии…

…Потом был август 1991 года, и партию запретили. Затем она возродилась, но под иным названием.

Случилось это уже в другой стране, и была другая партия…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

biography.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о