Содержание

Дюнкеркская операция — Википедия

Операция «Динамо»
Основной конфликт: Французская кампания (1940)
Вторая мировая война
Дюнкеркская операция
Дата 26 мая — 4 июня 1940
Место Дюнкерк, Франция
Итог Эвакуация сил союзников
Противники

Великобритания Великобритания

ru.wikipedia.org

сражение Второй мировой войны с большими потерями

Дюнкерк — сражение Второй мировой войны

Оценить статью

Дюнкерк Дюнкерк (Dunkerque) город и порт на С. Франции, на берегу Северного моря. В период 2-й мировой войны 1939—45 через Д. эвакуировалась экспедиционная английская армия.


С выходом ударной танковой группы  к Ла-Маншу в Северной Франции и Бельгии оказались отрезанными войска 1-й французской армии, британские экспедиционные силы и бельгийская армия, которые теперь могли получать подкрепления и снабжение только морем — через единственный порт Дюнкерк.

Против прижатой к морю группировки действовали немецко-фашистские войска группы армий «Б» (18-я и 6-я армии) и соединения 4-й армии группы армий «А», которой были приданы танковые группы Клейста и Гота.

Гитлеровцы вели наступление силами 43 дивизий, имея подавляющее превосходство в танках и авиации.

Кроме того, фашистское командование располагало возможностью усилить наступающие на Дюнкерк войска соединениями из группы армий «А» и общего резерва.

 

 

26 мая войска союзников, отказавшись от попыток соединиться с главными силами французской армии, начали отступление на север — в район Дюнкерка. В приказе на отступление командующий 1-й группой армий генерал Бланшар указал: «1-я французская, английская и бельгийская армии последовательно отступают за линию водных преград,  образуемых каналом Аа, рекой Лис и обводным каналом, и создают вокруг Дюнкерка широкий плацдарм, который должен решительно обороняться». По мнению французского командования, необходимо было как можно дольше задержать немецкие войска в районе Дюнкерка и тем самым выиграть время для усиления обороны на Эне и Сомме.

 

 

Эвакуация английских войск. Дюнкерк. 1 июня 1940 г.

 

 

Командующий британскими экспедиционными силами имел совершенно другую задачу: сохранить свои войска и эвакуировать их в Англию.

Французский адмирал Ж. Абриаль вскоре докладывал своему руководству: «Британское командование проводит в северном районе такие решения, которые вступают в противоречие с нашими распоряжениями. Координация действий между французскими и британскими силами, по нашему мнению… обеспечена недостаточно».

Вейган в телеграмме Бланшару подтвердил необходимость обороны района Дюнкерка и дал указание принять меры по освобождению Кале и мыса Гри-Не, чтобы улучшить условия материально-технического снабжения союзных войск морем. План французского командования оказался нереальным, так как началась эвакуация британских экспедиционных сил.

Несмотря на то что наступление немецких танковых соединений было приостановлено на рубеже Гравлин, Сент-Омер, Бетюн, положение союзников оставалось тяжелым. Удар немецко-фашистских войск группы армий Бока с востока на Ипр создавал угрозу вклинения противника между бельгийской и британской армиями.

 

 

Соединения 4-й немецкой армии, наступая с юга, теснили союзные войска на рубеже реки Скарп. 26 мая ввиду тяжелых боев в районе Ипра начальник бельгийского генерального штаба О. Мишиель обратился за помощью к англичанам. Прибывший к Горту командующий 1-й группой армий генерал Бланшар убеждал британский штаб усилить оборону южного участка фронта окруженной группировки. Но Горт отклонил просьбы союзников. В этот день была получена телеграмма с разрешением приступить к операции «Динамо»

— эвакуации английских войск из Франции. 27 мая король Бельгии Леопольд III принял решение о капитуляции бельгийской армии, хотя она еще была способна сражаться.

Он «не видел смысла» продолжать боевые действия против немецко-фашистских войск и считал более выгодным пойти на соглашение с гитлеровской Германией. 28 мая в 0 часов 20 минут был подписан протокол о безоговорочной капитуляции, по условиям которой бельгийская армия разоружалась и весь ее личный состав считался в плену немецких войск.

Капитуляция бельгийской армии вынудила французское и британское командования принять на себя создание обороны на фронте Ньивпорт, Диксмюд, Ипр.

27 мая, когда англичане начали эвакуацию из Дюнкерка, немецко-фашистские войска в соответствии с директивой Браухича от 26 мая развернули общее наступление против изолированной группировки союзников. Приказ об остановке танков Клейста на рубеже Аа был отменен.

Войска Рундштедта нанесли два рассекающих удара с запада в направлении Ипра и Турне, чтобы разгромить противника и соединиться с группой армий «Б», наступавшей с востока.

Союзники вели упорные бои, но не могли противостоять этим ударам и начали отход. Отступление британских войск за рубеж реки Лис создало тяжелую обстановку для шести французских дивизий в районе Лилля. Они оказались отрезанными от основной группировки своих войск и вели борьбу в окружении. 31 мая они вынуждены были сложить оружие.

Французскому командованию в сложившейся обстановке стало ясно, что о какой-либо длительной обороне плацдарма в районе Дюнкерка не может быть и речи. 28 мая французское адмиралтейство поручило контр-адмиралу Ландрио создать флотилию для эвакуации своих войск.

 

 

В состав флотилии было включено 9 эсминцев, 6 миноносцев, около 20 других военных кораблей и почти 200 гражданских судов. Но осуществить организованную эвакуацию французских частей уже было крайне сложно.

28 и 29 мая войска союзников отошли на небольшой плацдарм у Дюнкерка. Тем временем в Дюнкерке уже полным ходом осуществлялась операция «Динамо». Британское адмиралтейство сумело сосредоточить для эвакуации войск Горта 693 судна. Помимо военных кораблей различного класса для эвакуации были привлечены многочисленные торговые и рыбачьи суда. Многие жители прибрежных населенных пунктов, имевшие моторные катера, баркасы и парусные яхты, приняли участие в спасении союзных войск.

Специально выделенные силы немецкой авиации — до 300 бомбардировщиков и 500 истребителей — предпринимали активные действия против окруженных на плацдарме союзных войск и кораблей английского и французского флотов в районе Дюнкерка. Геринг с присущим ему бахвальством заявил Гитлеру, что его авиация уничтожит англичан.

Но на этот раз фашисты встретили сильный отпор. Над районом погрузки войск почти постоянно находились английские истребители, которые за период эвакуации войск совершали ежедневно до 300 самолето-вылетов.

Войска союзников, отойдя на узкий плацдарм у Дюнкерка, организовали оборону по каналам Мардик, Бас-Кольм и далее к побережью восточнее Ла-Панна. Французские войска взяли на себя оборону западного сектора, а английские — восточного. Руководство обороной было возложено на адмирала Абриаля. Но британское командование не подчинялось его указаниям. В этот период отношения между английскими и французскими войсками приняли напряженный характер. Это признавал генерал Горт в своем докладе правительству Англии.

 

 

«Прибытие французских войск на плацдарм,

— писал Горт,

— в острой форме поставило вопрос о посадке на корабли. Адмирал Абриаль не получил от своего правительства сообщения об эвакуации британских войск в полном составе и был удивлен, когда услышал о моих намерениях.

Похоже, он полагал, что эвакуируются лишь передовые отряды, а британские войска останутся на плацдарме и будут его защищать до конца плечом к плечу с французами…».

 

Горт решил бросить на побережье всю технику и вооружение.

По его указанию командиры английских частей не пропускали французские войска с боевой техникой к побережью, французские части не эвакуировались. Лишь после настойчивых просьб генерала Жоржа английское командование согласилось ежедневно предоставлять на своих кораблях 5 тыс. мест для французских войск. До 31 мая было эвакуировано только 15 тыс. французов. Английское командование переправило на острова за это время более 100 тыс. человек.

На заседании верховного совета союзников в Париже Рейно настаивал на проведении совместной эвакуации английских и французских войск. Черчилль вынужден был согласиться. Он даже патетически заявил: «Я требую — это дело чести — выделить английские войска, которые будут Жорж в приказе оборонять Дюнкерк до конца!».

 

Однако слова Черчилля были только пустой фразой. 31 мая Горт покинул Францию. На плацдарме остались три английские дивизии под командованием генерала Г. Александера. Отклонив предложение адмирала Абриаля использовать английские части для обороны, генерал Александер в ночь на 3 июня полностью эвакуировал свои войска. Утром 4 июня немецкие части вошли в город. В районе Дюнкерка еще оставалось свыше 40 тыс. французов, которые попали в плен.

 

 

Всего удалось эвакуировать более 338 тыс. человек, из них 215 тыс. англичан, 123 тыс. французов и бельгийцев. Силами французского флота было спасено 50 тыс. человек.

 

С падением Дюнкерка закончилась первая стратегическая операция вермахта, имевшая целью разгром союзных войск в Бельгии и Северной Франции. Голландская и бельгийская армии почти полностью были взяты в плен. Оказались разгромленными 28 французских дивизий, крепостные войска ряда укрепленных секторов. Во Фландрии и в Дюнкерке Франция лишилась четверти всей артиллерии, трети легких и тяжелых танков, трех четвертей средних танков. Во время эвакуации из Дюнкерка противник потопил пятую часть французских судов, принимавших участие в операции, в том числе 7 эсминцев, 30 вспомогательных тральщиков.

За время боев британские экпедиционные силы потеряли убитыми, пропавшими без вести и пленными свыше 68 тыс. человек. Англия лишилась всей артиллерии, более 63 тыс. автомашин, 500 тыс. тонн военного имущества и боеприпасов. Во время операции «Динамо» 224 английских судна было потоплено, в том числе 6 эсминцев. Потери британской авиации в боях под Дюнкерком составили 106 самолетов. Английские летчики и зенитная артиллерия союзников в период эвакуации из Дюнкерка сбили до 140 самолетов противник.

Несмотря на большие успехи вермахта в операции, проходившей по плану «Гельб», главная стратегическая задача — уничтожение и пленение франко-британских войск во Фландрии — не была выполнена. Британскому командованию удалось эвакуировать основные силы английской экспедиционной армии и более 100 тыс. французских солдат и офицеров.

Многие английские авторы, описывая события под Дюнкерком, сводят их лишь к операции «Динамо» — эвакуации британской экспедиционной армии. При этом восхваляются действия британского командования, а сама операция объявляется вершиной военного искусства. Английский историк П. Кендэлл пишет, что «это была одна из доблестных и успешных эвакуации в истории войны. Она помогла вбить первый смертельный клин в неприступную стену побед Гитлера».

 

 

Другой английский историк Д. Дивайн утверждает, что «трудно найти другую операцию, равную ей по масштабам и последствиям». Некоторые буржуазные авторы операцию «Динамо» оценивают как одно из решающих событий войны.

Безусловно, эвакуацию морем более 300 тыс. войск в условиях сильного противодействия противника можно считать значительной и удачной операцией. Ее успех во многом предопределили мужество и стойкость французских и английских солдат, защищавших плацдарм от превосходящих сил противника, и поистине героические усилия моряков, принимавших участие в спасении союзных войск.

Вместе с тем следует иметь в виду, что британское командование заблаговременно готовило эвакуацию своих войск, причем приняло решение о ней в момент, когда еще можно было изменить ход военных действий во Франции.

Немецко-фашистское командование своими действиями облегчило эвакуацию союзных войск из Дюнкерка. 24 мая, когда танковые части подвижной группы Клейста вышли на рубеж канала Аа, задача преодоления оставшейся двадцатикилометровой полосы могла быть решена одним ударом танковых дивизий. Но они были остановлены.

 

 

В приказе главнокомандующего сухопутными войсками от 24 мая наступление на блокированную группировку возлагалось на пехотные соединения 4-й армии и группу армий «Б». Немецко-фашистской авиации предписывалось сломить сопротивление войск противника, воспрепятствовать их попыткам прорваться и переправиться через Ла-Манш. Остановка танковых ударных соединений резко снизила темп продвижения немецких войск и создала благоприятные условия для эвакуации британских экспедиционных сил.

Наступление немецких танковых дивизий было возобновлено лишь 27 мая. Однако союзники успели укрепить оборону на западном участке плацдарма, а наступление гитлеровских танковых соединений проводилось в это время уже не так энергично.

Решение остановить танки перед Дюнкерком явилось крупным оперативным просчетом немецко-фашистского командования. 30 мая Гальдер записал в дневнике: «Утреннее совещание у главкома. Он раздражен, так как просчеты, которые мы допустили по вине ОКБ (обходное движение в направлении на Лаон и остановка подвижных соединений у Сент-Омера), теперь начинают сказываться.

 

 

Мы потеряли время, поэтому кольцо вокруг французов и англичан было замкнуто медленнее, чем это было возможно. Главное состоит в том, что вследствие остановки механизированных соединений кольцо не замкнулось на побережье, и теперь нам приходится лишь созерцать, как многие тысячи солдат противника у нас под носом бегут в Англию…»

Причины, побудившие отдать этот пресловутый «стоп-приказ», трактуются буржуазными историками весьма противоречиво. В обоснование этого приказа выдвигаются такие доводы, как забота о восстановлении танкового парка в соединениях, которые в течение двух недель вели почти беспрерывное наступление, опасения фюрера потерять танки на заболоченной местности Фландрии, переоценка возможностей германской авиации.

Эти доводы не лишены смысла, но они не исчерпывают причин необычного развития событий под Дюнкерком.

«Стоп-приказ» немецко-фашистского командования не может быть понят без учета политических целей кампании во Франции и дальнейших агрессивных замыслов правящих кругов рейха.

Для гитлеровского руководства в то время главной была задача разгромить Францию, вывести ее из войны. С решением этой задачи оно связывало возможность завоевания господства в Западной Европе и создания прочного тыла для развязывания агрессии против Советского Союза.

 

 

Что касается Англии, то политическое руководство фашистского рейха считало, что правительство Великобритании, верное традиционной политике воевать чужими руками, лишившись союзников на континенте, пойдет на соглашение с Германией. 21 мая Гальдер записал в дневнике: «… основной противник… для нас — Франция. Мы ищем контакта с Англией на базе разделения сфер влияния в мире».

Как только танковые дивизии Клейста вышли к Ла-Маншу, верховное главнокомандование вермахта отдало приказ о подготовке второй стратегической операции, теперь уже с целью окончательного разгрома Франции.

Группировка англо-французских войск под Дюнкерком не вызывала особого беспокойства у гитлеровского командования. В это время его гораздо больше тревожила вероятность контрнаступления из Центральной Франции. Гитлер считал, по утверждению Гальдера, что со стороны Парижа в любое время можно ожидать удара французских войск численностью 400 — 500 тыс. человек.

 

Поэтому особое значение придавалось форсированной подготовке нового наступления вермахта во Франции, чтобы не дать французской армии возможности укрепить свой фронт на Сомме и Эне. Главной ударной силой в предстоящей операции должны были вновь стать танковые дивизии. По директиве генерального штаба от 31 мая 1940 г. все танковые и моторизованные соединения были выведены во второй эшелон.

 

Намечавшееся новое сражение во Франции как бы отодвинуло задачу ликвидации дюнкеркской группировки союзников на второй план. Причем возможность быстрой эвакуации союзных войск из Дюнкерка явно недооценивалась. Наряду с этим, как отмечалось, гитлеровское руководство в предвидении дальнейшего хода войны не исключало компромисса с «владычицей морей». Расчеты на достижение такого компромисса являлись важным звеном подготовки германского похода на восток, против СССР.

 

 

Самые интересные статьи:

Похожее

ezoterik-page.com

как пал Дюнкерк. История операции «Динамо»

«Вынырнув из черного дыма от горящего истребителя, он появился на мелководье — мрачного вида человек с бородой, рукой, похожей на коготь, и горбом на спине. В зубах у него была веревка, выделявшаяся белой полосой на фоне бороды, здоровую руку он держал на румпеле, а искалеченной делал нам знаки. А над ним кругами летал тот гусь.

   Джок говорит: «Смотри! Это сам дьявол пришел за нами. Нам конец».

   «Ну, нет», отвечаю я, «Это, скорее, Господь Бог, чем дьявол».

Он, действительно, напоминал картинки из книг для воскресной школы, с его белым лицом, темными глазами и бородой.  Пристав к берегу, он крикнул: «Я могу взять семерых за один раз!»

   Наш офицер ответил: «Отлично! Семеро ближайших к лодке, залезайте!»

И мы вошли в воду и пошли к нему. Я так устал, что не мог перелезть через борт, но он схватил меня за ворот и втащил в лодку со словами: «Вот так, приятель, залезай. Следующий!»

«Белая гусыня», Пол Гэллико 

Дюнкерк, картина Чарльза Эрнеста Кандалла, 1940

К весне 1940 года обстановка в Европе была невероятно накалена.

Вторая мировая война, начавшаяся 1 сентября 1939 года вторжением нацистской Германии в Польшу, немного притормозила, боевые действия не носили слишком активного характера, но висящая в воздухе угроза никуда не испарилась. С начала войны Франция провела всеобщую мобилизацию и сейчас тратила силы на незначительные пограничные стычки с немцами. Великобритания перебросила в Европу свой экспедиционный корпус (почти 400 тысяч человек) и затаилась в тревожном ожидании. В тылу английских войск, расположившихся во Франции, было построено множество аэродромов для фронтовой авиации, но английские бомбардировщики вместо бомб разбрасывали над немецкими позициями листовки с призывом одуматься. Мир ждал развязки кровавой бойни, но она все не наступала — союзники будто застыли в нерешительности перед страшным врагом.

За время этой «странной войны» Германия успешно провела Польскую кампанию, практически безболезненно захватила Данию и Норвегию и сумела хорошенько подготовиться к следующему этапу — атаке на Францию. Французская кампания стала самым болезненным ударом по союзникам, настоящим позором и свидетельством недопонимания всей серьезности надвигающейся угрозы.

Катастрофа

10 мая 1940 года немецкие войска начали масштабное наступление на Голландию, Бельгию и Францию одновременно. Французы и англичане ожидали повторения сценария Первой мировой, когда немцы упрутся в укрепленную оборону на границе Франции и попытаются обойти ее с севера через Бельгию и Голландию, где и были сосредоточены основные силы союзников. Но сумрачный немецкий гений смог обвести их вокруг пальца. На севере был нанесен лишь отвлекающий удар, а основные силы обошли знаменитую, но оказавшуюся совершенно бесполезной французскую оборонительную линию Мажино, и начали стремительное продвижение на юго-запад через Арденны вглубь Франции и на север к Ла-Маншу.

Почти сразу же выяснилось, что несмотря на хорошую подготовку и внушительное техническое оснащение, войска союзников неспособны оказывать немцам сколь-нибудь значимое сопротивление. Под ударами танковых соединений и беспрерывными налетами авиации сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее они начали откатываться на запад. Вскоре отступление превратилось в настоящий хаос: абсолютно деморализованная пехота шагала в направлении побережья по дорогам, обочины которых были завалены брошенной техникой и снаряжением. Моторизованные и танковые дивизии большим полумесяцем охватывали союзные силы на северном фланге обороны. Заслоны, призванные задержать наступление немцев, не справлялись со своей задачей — немецкая военная машина будто и вовсе не замечала их. Успех вермахта был грандиозен: Голландия капитулировала уже 15 мая, бельгийцы вели переговоры о сдаче и не скрывали этого, Франция вот-вот должна была полностью оказаться в их руках.

Ситуация быстро становилась критической. 18 мая командующий Британским экспедиционным корпусом лорд Джон Стендиш Сертис Прендергаст Веркер Горт обратился к командованию с просьбой рассмотреть план эвакуации британских сил через Ла-Манш. Он утверждал, что это единственный способ спасти армию. Не дожидаясь ответа, он начал самостоятельно планировать организованное отступление к Дюнкерку — единственному доступному порту с подходящей инфраструктурой.

20 мая в Дувре, городе на южном побережье туманного Альбиона, был сформирован штаб по подготовке эвакуации. Его возглавил вице-адмирал Бертрам Рамсей. Операция по спасению Британского экспедиционного корпуса получила название «Динамо» — это первое, что пришло в голову английским морякам, обсуждавшим детали эвакуации в генераторном зале Дуврского замка.

Чудо

Уинстон Черчилль и Бертрам Рамсей

К утру 21 мая немецкие танки, повернувшие на север, вышли к соленым водам Ла-Манша. Британский экспедиционный корпус, три французских армии и остатки бельгийских сил оказались полностью окружены на небольшом участке северного побережья Франции. Во второй половине дня в районе Арраса британцы контратаковали наступающие элитные немецкие части, пытаясь остановить их продвижение. Им даже удалось отбросить части 4-ой армии вермахта на несколько километров назад, но к вечеру при поддержке штурмовой авиации немцы смогли вернуть свои позиции.

Кольцо окружения продолжало сжиматься; несмотря на ожесточенное сопротивление союзников, 22 мая танковый корпус Эвальда фон Клейста занял Булонь. Ночью англичане предприняли очередную контратаку при поддержке французских танков, но немцы без труда остановили ее. Даже взорванные мосты через каналы не могли остановить их продвижение. На следующий день инженеры 2-й танковой дивизии успели наладить пять понтонных переправ и к вечеру 24 мая немецкие танки уже ворвались на улицы Кале — крупного порта западнее Дюнкерка. Теперь от города их отделяли всего 16 километров по прямой.


Вся оборона союзников провалилась —
они не успевали перегруппировать свои части
и организовать осмысленное сопротивление


Под постоянными налетами немецких штурмовиков и бомбардировщиков, обстрелом артиллерии среднего калибра и непрекращающимся натиском бронетанковых частей противника британцы и французы потеряли остатки боевого духа. Офицеры бросали свои части и бежали куда глаза глядят. Когда у техники кончалось топливо, никто не ждал заправщиков, а просто оставлял ее и продолжал свой путь пешком. Противотанковые орудия, минометы и другое тяжелое вооружение просто оставлялось противнику в качестве трофеев, чтобы не замедлять отступление к Дюнкерку. Длинные колонны пехотинцев маршировали в сторону порта среди горящих полей и дымящихся развалин деревушек; навстречу им двигались беженцы со всем своим скарбом, пытаясь выйти из зоны боестолкновения. Очаговое сопротивление оказывали только самые боеспособные части, но они уже не могли остановить немецкий вал — смешавшиеся в кучу войска союзников были обречены на полнейший разгром и позорное пленение.

И тут случилось чудо. 24 мая британская разведка перехватила незашифрованную немецкую радиограмму: «Согласно приказу Фюрера ограничить наступление линией Бетюн — Сент-Омер — Гравелин. Канал не пересекать».

Причины, побудившие Гитлера остановить успешное наступление своих войск на Дюнкерк, до сих пор остаются до конца не проясненными. Английские офицеры были склонны считать это чудом, немецкие — самой страшной ошибкой за всю войну. Некоторые исследователи считают, что Гитлер не хотел слишком сильно настраивать против себя британцев, рассчитывая на заключение мирного соглашения в преддверии нападения на Советский Союз, другие говорят, что в нем внезапно взыграло самое обыкновенное человеколюбие, и он решил не устраивать кровавую мясорубку.


Но дальнейшие события опровергают эти версии — мясорубку останавливать никто не собирался


Наиболее вероятным видится самое простое объяснение: немецкому командованию было очевидно, что союзники, загнанные в угол, будут сражаться подобно раненому кабану — отчаянно и мужественно, и дабы избежать лишних потерь, наступление решили приостановить. В частях Рундштедта, командовавшего основными немецкими силами на этом направлении, потери танков составляли от 30 до 50%, оставшиеся еще должны были пригодиться для продолжения французской кампании — их следовало поберечь. Еще одной причиной такого решения германского главнокомандующего стало красноречие Германа Геринга, искавшего достойное применение для своих «Люфтваффе». Он смог убедить Гитлера, что сможет расправиться со скученными на небольшой площади союзниками при помощи одних лишь самолетов.

Итак, к 25 мая на небольшом куске земли вокруг порта Дюнкерк скопились почти полмиллиона солдат союзников, со всех сторон они были зажаты немецкими танками и пехотой, остановившимися буквально в 10 километрах от границы города.

Полыхающий Дюнкерк. Эвакуация

Солдаты на пляже Дюнкерка

Англия переживала за своих сыновей. Газеты не сообщали точных подробностей о масштабах развернувшейся катастрофы, но общее настроение было весьма гнетущим. Все знали, что по ту сторону пролива происходит нечто ужасное. 26 мая в Вестминстерском аббатстве прошла церковная служба, на которой король Георг VI молился за «наших солдат, подвергающихся ужасной опасности во Франции». Подобные службы прошли во всех британских церквях и синагогах. К этому времени почти все приготовления к эвакуации были закончены.

Наконец, в 19:00 26 мая премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль отдал приказ о начале операции «Динамо». В Дувре начали сосредотачиваться корабли Королевских ВМС и транспортные суда, готовившиеся выйти на спасение остатков Британского экспедиционного корпуса. Первыми кораблями, прибывшими в гавань Дюнкерка после полуночи 27 мая, стали английские эсминцы  «Уэйкфул» и «Гэллант». За ними потянулись десятки транспортных и гражданских судов.

Активные бомбардировки, начавшиеся еще 25 мая, фактически уничтожили всю инфраструктуру дюнкеркского порта — крупные суда не могли пристать к разрушенным причалам. Для погрузки людей можно было использовать лишь два бетонных волнолома, вдававшихся в бухту на расстояние почти в километр, но их пропускная способность была невелика.

Ситуацию осложняло то, что рельеф дна в районе Дюнкерка был совершенно не приспособлен для высадки и погрузки десантов — мелководные песчаные отмели простирались здесь на многие сотни метров от берега, делая невозможным подход крупных кораблей на достаточно близкое расстояние. Войска, запертые на побережье, попытались создать несколько импровизированных причалов, загнав в воду целые колонны грузовиков с укрепленными на крыше деревянными мостками, по которым солдаты перебирались на маломерные суда и шлюпки, доставлявшие их к ожидающим в отдалении кораблям, но это был весьма ненадежный метод.

Импровизированная пристань из грузовиков

Ситуацию спасли рядовые англичане, владельцы яхт, катеров, баркасов и рыболовецких шхун. Они откликнулись на призыв правительства и самоотверженно отправились в самое пекло на спасение своих сограждан. Отважные капитаны вели свои утлые суденышки сквозь сущий ад, подвергаясь беспрерывным бомбежкам и артобстрелам, не имея совершенно никакого оружия для самозащиты. Они подходили прямо к берегу и принимали на борт солдат, чтобы доставить их на большие суда или отвезти прямиком в Англию, чтобы потом снова вернуться за новой партией. Этот «малый флот Дюнкерка» сыграл огромную роль в проведении успешной эвакуации. Гражданские лица на своих судах перевезли несколько десятков тысяч военнослужащих. Всего в эвакуации участвовало около 600 частных маломерных судов, экипажи которых добровольно согласились помочь своей стране, около четверти этих суденышек погибли, а почти все остальные получили те или иные повреждения.

Малый флот Дюнкерка

«Ройал Даффодил», речной прогулочный пароходик, за 6 дней эвакуировал из Дюнкерка 7461 человека. 2 июня на обратном пути в Англию он подвергся атаке сразу шести немецких штурмовиков. Одна из бомб угодила прямиком в судно и пробила обе палубы, разорвавшись ниже ватерлинии. Умелый экипаж смог минимизировать последствия этого удара и сумел кое-как привести судно в английский Рамсгейт.

Более 7000 человек спас колесный пароход «Медуэй Куин», он совершил 7 рейсов туда-обратно, за что получил прозвище «Героиня Дюнкерка».

Яхта «Сандаунер» за один рейс вывезла 130 человек, в то время как по паспорту вмещала лишь 21. Солдаты набились в трюм подобно сардинам, облепили всю палубу и надстройку так, что яхта осела по самые борта и могла опрокинуться от самой небольшой волны. Но умелый капитан смог доставить яхту в порт без лишних приключений. Им был 66-летний Чарльз Лайтоллер, бывший второй помощник капитана на затонувшем в 1912 году «Титанике» (ему среди немногих тогда удалось спастись).

27 мая, за первый полный день эвакуации удалось погрузить на корабли всего 7669 солдат и офицеров, 28 мая немногим меньше 18 000. Ситуация осложнилась тем, что 28 мая Бельгия объявила о своей капитуляции, и ее армия начала сдаваться в плен, оставив зияющий провал в обороне к востоку от Дюнкерка. Британцам пришлось в срочном порядке латать эту дыру, чтобы не допустить прорыва немцев на пляж, где ожидали своей очереди на эвакуацию еще тысячи солдат. Это был самый сложный день операции. Рамсей был настроен весьма пессимистично, но сумел выправить ситуацию.

С каждым днем к операции привлекали все больше и больше кораблей — 29 мая в Британию перевезли почти 50 тысяч человек, а за последующие два еще 120 тысяч.

Всего в «Динамо» было задействовано 693 британских военных корабля и судна. В их число входил один крейсер «Калькутта», 39 эсминцев, 36 тральщиков, торпедные катера и канонерские лодки, а также «малый флот Дюнкерка» из почти 600 лодок, яхт, шхун и прочих маломерных судов. Помимо этого в эвакуации участвовали 168 кораблей союзников, включая 49 боевых кораблей французского флота. Всего около тысячи судов.

Морякам приходилось очень туго. Они работали без сна и отдыха сутками напролет у трудного побережья, изобилующего отмелями и минными заграждениями, под непрестанными бомбовыми атаками авиации и все более интенсивным артиллерийским обстрелом. Погрузка военных на суда проходила беспорядочно, в полном хаосе. Солдаты бросали свое оружие и снаряжение, заходили в воду и шли несколько сот метров к ожидавшим их катерам, порой едва добираясь до них вплавь. Те, кому повезло раздобыть лодку, добравшись до цели, не находили в себе сил вернуть ее обратно, тогда они просто бросали ее на волю волн. Оставшимся на берегу оставалось ждать, когда ветер прибьет ее к берегу.


В этом кромешном аду на фоне окутанного клубами дыма Дюнкерка пикирующие бомбардировщики прицельно атаковали спасательные суда до отказа набитые изнуренными солдатами


Суденышки пытались маневрировать и идти зигзагами, чтобы увернуться от падающих бомб. В забитой до отказа тесной бухте это приводило к многочисленным столкновениям — повсюду горели тонущие посудины, плавали обломки корпусов и снастей, в лужах горящего мазута качались трупы. Тех, кому повезло вырваться в открытое море, поджидали немецкие подводные лодки и торпедные катера. 28 мая одной из их жертв стал тот самый эсминец «Уэйкфул», который получил 2 торпеды на обратном пути в Дувр. Он затонул всего за 15 минут. Из находившихся на борту 25 членов экипажа и 640 эвакуированных солдат выжил лишь один человек. 

 

«Мы сидели на берегу между Дюнкерком и Ле Пан, как голуби на набережной Виктории, и ждали, пока нас возьмут немцы. Они и так не давали нам покоя. Они были сзади, они были справа и слева и они были над нами. Они забрасывали нас шрапнелью, обстреливали из тяжелых орудий и поливали пулями из истребителей».

«Белая гусыня», Пол Гэллико

Солдатам, ожидавшим своей очереди на берегу, приходилось несладко. Разбомбленный Дюнкерк горел, водопровод был поврежден, и некому было тушить пожары — все вокруг было затянуто плотным едким дымом. Уставшие солдаты сгрудились на пляже, сидели или лежали на песке, покорно ожидая своей участи, не в силах как-то повлиять на свою судьбу.

Немцы постоянно подвергали их артиллерийскому и минометному обстрелу, практически беспрерывно бомбили с воздуха, а вражеские пилоты как в тире заход за заходом расстреливали разбегающихся по пляжу солдат из пулеметов. «Люфтваффе» чувствовали себя безнаказанно — налеты усиливались, когда британские истребители, пытавшиеся помешать этому избиению, улетали домой на дозаправку.

Остававшимся на земле не оставалось ничего иного, кроме как отбиваться от самолетов из своих винтовок и ручных пулеметов — всю зенитную артиллерию пришлось бросить во время форсированного отступления. Корабельные ПВО также не могли обеспечить эффективную защиту — им, прежде всего, приходилось оборонять самих себя.

Английская авиация пыталась оказывать максимальное противодействие неприятелю — летчики работали без сна и отдыха, мотаясь между Англией и Францией, совершая до 10 вылетов в сутки. Хуже всего было то, что солдаты, умирающие на пляжах Дюнкерка, по большей части и не подозревали об усилиях Королевских Воздушных Сил — большинство воздушных боев проходило вдалеке от пляжей, над морем или в тылу противника. Пилоты шли на огромный риск, так как, будучи сбитыми, они практически не имели шансов на выживание: приземляться с парашютом приходилось либо на территорию противника, либо прямиком в холодный Ла-Манш. Но они сделали свою работу — «Люфтваффе» пришлось дорого заплатить за свою самонадеянность. За время операции «Динамо» британцы смогли сбить 156 вражеских самолетов, ценой потери 145 своих.

Британцы ведут огонь по немецким самолетам на пляже Дюнкерка

31 мая немцы возобновили активные боевые действия, и кольцо окружения начало стремительно сжиматься. Район, занимаемый войсками союзников, сократился до узкой полосы берега от Дюнкерка до Ле Пан, длиной 15 и глубиной всего около 7,5 километров.

2 июня на корабли погрузился арьергард экспедиционного корпуса, последние британские силы, прикрывавшие город — теперь немцам противостояли одни лишь французы, которых тоже нужно было спасать.

3 июня «Люфтваффе» подтянуло свежие силы и утроило свой натиск. О работе днем пришлось забыть: потери кораблей стремительно росли, и риск потерять весь флот в дюнкерской гавани стал вполне реальным. В результате повреждений и потерь от бомбежек, артиллерийского огня и столкновений количество годных к работе эсминцев уменьшилось с 40 до 9, из 30 войсковых транспортов на ходу остались только 10, и экипажи этих кораблей дошли до крайней степени изнеможения. Вице-адмирал Рамсей проинформировал начальство, что, по его мнению «дальнейшие трудности эвакуации поставят многих офицеров и матросов перед таким испытанием, которое может оказаться за пределами человеческих возможностей». «Динамо» пора было сворачивать.

В ночь с 3 на 4 июня на пляже собралась огромная толпа французских солдат, до этого прятавшихся в подвалах и прочих убежищах. Они услышали весть о последних кораблях, отправляющихся в Англию и все еще надеялись попасть на их борт, оттесняя приготовившийся к эвакуации боевой арьергард французских войск, все это время защищавший зону эвакуации. В эту ночь удалось эвакуировать около 53 тысяч солдат союзников, а уже на следующий день немцы вышли прямиком на пляж и получили возможность расстреливать корабли прямой наводкой – операцию по эвакуации пришлось прекратить. 

Последним кораблем, оставившим Дюнкерк, стал старый английский эсминец «Шикари». Ранним утром 4 июня он в компании трех брандеров, груженых песком и цементом вошел в гавань и дождался пока их затопят на выходе из бухты, чтобы затруднить немцам дальнейшее пользовании портом. Затем он принял на борт с берега французский штаб вместе с примерно 600 солдатами. Они стали последними союзными военными, покинувшими Дюнкерк. Десятки тысяч оставшихся на берегу солдат провожали глазами эсминец, уходящий на север в алых лучах рассветного солнца. В 3 часа 40 минут 4 июня 1940 года «Шикари» взял курс на Англию. Так официально завершилась операция «Динамо». В 9:00 Дюнкерк пал.

Итоги

Главным итогом операции «Динамо» стало спасение 338 226 солдат и офицеров союзников, практически полного состава всего Британского экспедиционного корпуса, численность которого составляла около 400 тысяч человек.

Однако и потери союзников в Дюнкерке были весьма тяжелы. В ходе всей короткой французской кампании Британский экспедиционный корпус потерял 68 111 человек убитыми, раненными и плененными.

Тяжелые потери понесли французы. Несмотря на то, что англичане до последнего пытались вывозить блокированных союзников, около 15 тысяч французских военнослужащих, прикрывавших последний этап эвакуации, оказались в немецком плену.

На каждых семерых спасенных приходился один, которого оставили на берегу. Большинство из них попали в концентрационные лагеря и погибли.

В ходе операции «Динамо» силы спасения потеряли около четверти всех своих кораблей (226 английских и около 40 французских), в том числе 6 эсминцев Королевского военно-морского флота и 3 принадлежащих французским военно-морским силам. Практически все остальные получили те или иные повреждения.

Во время эвакуации на берегу пришлось оставить всю технику, тяжелое вооружение и снаряжение. Британская армия потеряла больше 2500 пушек, 455 танков, около 60 000 автомобилей и мотоциклов, сотни тысяч тонн боеприпасов и топлива. Безусловно, эта утрата оказала негативное влияние на боеспособность британской армии, однако ей удалось сохранить главное – большую часть кадрового личного состава, хорошо обученного и получившего реальный боевой опыт.

Нация выдохнула, ее дети вернулись домой. Но всем стало ясно, что эта война — это серьезно и надолго, и в следующий раз так «легко» отделаться не удастся.

Сразу после завершения операции в своем выступлении в Палате Общин 4 июня 1940 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль произнес фразу, ставшую крылатой: «Мы не должны характеризовать это спасение как победу. Войны не выигрываются эвакуациями».

Однако чтобы понять настоящее значение Дюнкерка для британцев, стоит прочитать стенограмму и дальше:

«Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся…».

Уинстон Черчилль в Палате Общин 4 июня 1940 года

Парламентарии и весь британский народ встретили эту речь аплодисментами, а фраза «дух Дюнкерка» стала синонимом сплоченности и мужества перед лицом страшной угрозы. Именно здесь британцы обрели ту солидарность и готовность к самопожертвованию, которые повели их в бой в Африке, Юго-восточной Азии и Европе.

disgustingmen.com

Бегство из Дюнкерка — Всё о Второй мировой

У каждой страны, воевавшей с Германией, были свои позорные поражения, которым до сих пор ищут оправдание. Так, в СССР был 1941 год, в США – Перл-Харбор, а в Англии – Дюнкерк. Об этой странице в истории Великобритании и расскажем подробно ниже.

Обстановка накануне Дюнкеркской операции

Пока французы «играли» в «странную» войну, Германия с СССР разделила Польшу, и готовилась к новым активным действиям. СССР прибрал к рукам Прибалтику и захватил часть территории Финляндии. Тем временем, Великобритания сподобилась перебросить в Европу свой экспедиционный корпус (BEF), численностью в 152 тысячи человек, бомбардировщики которого разбрасывали над немецкими позициями листовки с призывом одуматься. «Задумавшаяся» Германия практически без стрельбы захватила Данию и Норвегию, и снова проводила подготовку к наступлению. Но теперь союзники уже не дремали. Ожидая, что немцы повторят сценарий Первой мировой войны, и упершись в линию Мажино на границе Франции, попробуют прорваться на севере через Бельгию и Голландию, англичане с французами готовились здесь к обороне. Правда вся подготовка заключалась лишь в занятии полевых позиций вдоль границы. Но и это было лучше, чем в Первую мировую, когда границу оставили беззащитной. И действительно, 10 мая 1940 года немецкие войска, совсем «неожиданно», начали масштабное наступление на Голландию, Бельгию и Францию одновременно.

Немецкий план «Гельб» захвата Бельгии, Голландии, Люксембурга и Франции в 1940 году.

Немецкое наступление началось с воздушного налёта на аэродромы, командные пункты, военные склады и самые важные индустриальные центры Голландии, Бельгии и Франции. Использовав тактику парашютных и планерных десантов, немцам удалось за короткий срок парализовать внутренние районы Нидерландов. 13 мая начался штурм «Голландской крепости», а уже 14 мая королевой Голландии была подписана полная капитуляция. 11 мая была разрушена оборона бельгийцев на канале Альберта. Из трёх мостов через канал два были захвачены немецкими десантниками практически без боя. Англичане с французами, оголив занимаемые северные французские оборонительные рубежи, ринулись на помощь бельгийцам, и попытались занять последний, к тому же слабо укрепленный рубеж «линию Диль». То есть, наступив на грабли, повторили ситуацию Первой мировой войны и оставили границу снова беззащитной. Предполагалось, линию «Диль» насытить войсками Бельгии, Британии и Франции, по заранее распределенным участкам. Однако до начала немецкого вторжения в Бельгию, ни один французский или британский офицер не побывал на оборонительном рубеже и не был ознакомлен с местностью и фортификационными сооружениями. В результате, союзники, заняв свои участки на линии, не смогли удержать оборону на линии «Диль» дольше одних-двух суток. Постепенно союзники вместе с бельгийцами откатывались к французской границе.

К этому времени немцы, уж совсем неожиданно и незаметно для союзников, танковыми дивизиями преодолели «непроходимый» в понятии французов горнолесной массив Арденн в Бельгии, и беспрепятственно вышли на франко-бельгийскую границу. В это же время, германские войска, неожиданно, но уже для себя, прорвали на одном участке «непреодолимую» линию Мажино и развивали наступление вглубь Франции, оставив позади себя нетронутыми основные укрепления оборонительного рубежа. Таким образом, северо-восточная Франция оказалась в полукольце, которое стремительно двигалось к Ла-Маншу. Почти сразу же выяснилось, что, несмотря на хорошую подготовку и внушительное техническое оснащение, войска союзников неспособны оказывать немцам сколь-нибудь значимое сопротивление. Под ударами танковых соединений и беспрерывными налетами авиации сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее они начали откатываться на запад. Вскоре отступление превратилось в настоящий хаос: абсолютно деморализованная пехота шагала в направлении побережья по дорогам, обочины которых были завалены брошенной техникой и снаряжением. Заслоны, призванные задержать наступление немцев, не справлялись со своей задачей — немецкая военная машина будто и вовсе не замечала их.

Лорд Горт (в центре) —  командующий BEF.

Ситуация становилась критической. 18 мая командующий Британским экспедиционным корпусом лорд Горт обратился к командованию с просьбой рассмотреть план эвакуации британских сил через Ла-Манш. Он утверждал, что это единственный способ спасти армию. И не дожидаясь ответа, начал самостоятельно планировать организованное отступление к Дюнкерку — единственному доступному порту с подходящей инфраструктурой.

После того, как 20 мая 1940 года немецкие танковые соединения прорвались к Абвилю, войска 1-й группы армий союзников (10 английских, 18 французских и 12 бельгийских дивизий) оказались отрезаны и прижаты к морю, Лондон в Дувре сформировал штаб по подготовке эвакуации. Его возглавил вице-адмирал Бертрам Рамсей. Операция по спасению BEF получила название «Динамо» — это первое, что пришло в голову английским морякам, обсуждавшим детали эвакуации в генераторном зале Дуврского замка. Интересно, что о разработке планов эвакуации, официальный Лондон в известность союзников не поставил, и те остались обиженными до сегодняшнего дня.

Уинстон Черчилль и Бертрам Рамсей над картами.

Пытаясь спасти положение, Черчилль приказал атаковать противника. 21 мая в районе Арраса британцы контратаковали наступающие элитные немецкие части, но лишь задержали их продвижение на полдня. Предпринятая на следующий день контратака также не принесла успеха. Немцы заняли Булонь, а 24 мая —  Кале. Теперь от Дюнкерка их отделяли всего 16 километров по прямой. Под постоянными налетами немецкой авиации, обстрелом артиллерии и непрекращающимся натиском бронетанковых частей противника британцы и французы потеряли остатки боевого духа. Офицеры бросали свои части и бежали, куда глаза глядят. Когда у техники кончалось топливо, никто не ждал заправщиков, а просто оставлял ее и продолжал свой путь пешком. Противотанковые орудия, минометы и другое тяжелое вооружение просто оставлялось противнику в качестве трофеев, чтобы не замедлять отступление к Дюнкерку. Длинные колонны пехотинцев маршировали в сторону порта среди горящих полей и дымящихся развалин деревушек; навстречу им двигались беженцы со всем своим скарбом, пытаясь выйти из зоны боестолкновения. Очаговое сопротивление оказывали только самые боеспособные части, но они уже не могли остановить немецкий вал — смешавшиеся в кучу войска союзников были обречены на полнейший разгром и  пленение.

Дорога отступления на Дюнкерк.

Выход британских войск из Дюнкерка.

И вдруг, 24 мая немецкий генерал-фельдмаршал Рундштедт приказал танковым подразделениям остановиться, обеспокоенный уязвимостью флангов и вопросом снабжения передовых подразделений. Кроме того, болотистая местность вокруг Дюнкерка была непригодной для танков, которые он хотел сохранить для последующих операций. Гитлер поддержал Рундштедта, и приказал «не приближаться к Дюнкерку ближе, чем на 10 км» и до подхода резервов не использовать против блокированной группировки танки. Рундштедт, стараясь воспрепятствовать эвакуации, распорядился использовать для обстрела позиций противника артиллерию. В этот же день, британская радиоразведка перехватила незашифрованную немецкую радиограмму, как будто специально посланную для британцев: «Согласно приказу фюрера ограничить наступление линией Бетюн — Сент-Омер — Гравелин. Канал не пересекать». 24 мая Гитлер также отдал приказ «Люфтваффе»   недопустить эвакуации союзников. 26 мая, после подхода тылов, Рундштедт получил приказ продолжить танковые атаки заблокированной группировки. Однако за двое суток союзники сумели навести порядок в войсках и организовать оборону района Дюнкерка. Вечером 26 мая британский экспедиционный корпус получил приказ об эвакуации.

Эвакуация

Расположение сил и маршруты эвакуации.

Причины, побудившие Гитлера остановить успешное наступление своих войск на Дюнкерк, до сих пор дебатируются. Английские офицеры были склонны считать это чудом, немецкие — самой страшной ошибкой за всю войну. Некоторые исследователи считают, что Гитлер не хотел слишком сильно настраивать против себя британцев, рассчитывая на заключение мирного соглашения в преддверии нападения на Советский Союз. Выжившие немецкие генералы, обвиняя в остановке наступления Гитлера, все-таки говорили, что союзники, загнанные в угол, будут ожесточенно сражаться, поэтому надо было избежать потерь. В частях Рундштедта потери танков составляли от 30 до 50%, оставшиеся еще должны были пригодиться для продолжения французской кампании — их следовало поберечь. Опасались генералы и контратаки французов в районе Парижа, где у них была весьма слабенькая группировка. Также они считали, что заблокированная группировка могла организовать и мощный встречный удар. Еще одной причиной такого решения Гитлера стало красноречие Германа Геринга, искавшего «достойное» применение для своего «Люфтваффе». Он смог убедить Гитлера, что сможет расправиться со скученными на небольшой площади союзниками при помощи одних лишь самолетов. Ему вторил командующий Кригсмарине, который гарантировал закрыть пролив для флота противника, используя береговую артиллерию, минные заграждения, подлодки и торпедные катера. И главное, никому и в голову не могло прийти, по крайней мере, история не знала примеров, что полумиллионную группировку можно эвакуировать через Ла-Манш за короткий срок. Тем более, считалось, что союзники не бросят технику и вооружение, а погрузить ее было нечем, и негде. Другими словами, не было ни чуда, ни жалости, ни дурости, ни надежд на мир. Был холодный, прагматичный военный расчет. Поэтому, когда 28 мая 1940 года бельгийский король Леопольд III подписал акт о капитуляции Бельгии, высвобожденные немецкие воинские части были переброшены в район Дюнкерка, что и позволило в начале июня ликвидировать остатки заблокированных  войск союзников.

Итак, к 25 мая на небольшом куске земли вокруг порта Дюнкерк скопились почти полмиллиона солдат союзников, со всех сторон они были зажаты немецкими танками и пехотой, остановившимися  в 10 километрах от границы города.

В Англии газеты не сообщали точных подробностей о масштабах развернувшейся катастрофы, но общее настроение было весьма гнетущим. Все знали, что по ту сторону пролива происходит нечто ужасное. 26 мая в Вестминстерском аббатстве прошла церковная служба, на которой король Георг VI молился за «наших солдат, подвергающихся ужасной опасности во Франции». Подобные службы прошли во всех британских церквях и синагогах. То есть надеялись на Бога больше, чем в свои силы. К этому времени почти все приготовления к эвакуации были закончены.

Следует отметить, что еще до начала операции «Динамо» начиная с 20 мая, из района Дюнкерка на Британские острова было эвакуировано 28 тысяч британских военнослужащих, в основном вспомогательных подразделений. А сама подготовка к операции была начата одновременно с формированием штаба по эвакуации, т.е. 20 мая. В этот день британское правительство начало собирать в Дувре корабли и суда, которые были способны принять участие в эвакуации. 22 мая английское военно-морское министерство реквизировало 40 голландских шхун, находившихся в английских портах, с целью использовать их для эвакуации войск с континента. Для эвакуации командование союзников мобилизовало все имевшиеся в наличии корабли военно-морского и торгового флотов: 693 английских (в т.ч. 98 боевых кораблей, 423 гражданских маломерных судна) и 168 кораблей  союзников (в т.ч. 49 боевых). Всего в эвакуации участвовало 861 судно.

Карта-схема трех маршрутов эвакуации.

Загруженные корабли, покидавшие Дюнкерк, шли к Британским островам тремя маршрутами, носившими условные обозначения «X», «Y» и «Z». Самым коротким был маршрут «Z» (всего 72 км), корабли преодолевали его в среднем за два часа, но он пролегал вдоль французского берега, и следовавшие им корабли на протяжении значительной части пути подвергались обстрелу немецкой артиллерии с суши. Маршрут «X» был самым безопасным, хотя и заметно длиннее (105 км), однако он пролегал в непосредственной близости от ряда мелей и минных полей, из-за чего не мог использоваться ночью. Маршрут «Y» был самым длинным (161 км, четыре часа пути) — он проходил в стороне от мин и пушек, но следовавшие им корабли постоянно подвергались атакам немецкого флота и авиации. Опасность похода этими путями была чрезвычайно велика, но других путей не было. В результате операции «Динамо» было потеряно более четверти кораблей из участвовавших в эвакуации — 243 из 861. Так англичане потеряли 6 эсминцев, 5 тральщиков, 170 гражданских судов. Потери союзников состояли из 8 боевых кораблей и 9 гражданских.

Затонувшие суда у Дюнкерка.

Первоначальные планы  операции предусматривали эвакуацию  лишь 45 тысяч человек в течение двух суток. Ожидалось, что противник просто заблокирует дальнейшую эвакуацию. 27 мая в Дюнкерк за войсками прибыл один крейсер, восемь эсминцев и 26 других кораблей. За этот день удалось отправить в Англию 7 669 человек. На  второй день – 17 804.

При погрузке эвакуируемых англичане столкнулись с рядом проблем, препятствующих массовой отправке войск. Во-первых, противник бомбардировками разрушил всю инфраструктуру дюнкеркского порта — крупные суда не могли пристать к разрушенным причалам. Для погрузки людей можно было использовать лишь два бетонных волнолома, вдававшихся в бухту на расстояние почти в километр, но их пропускная способность была невелика. Во-вторых, рельеф дна в районе пляжей Дюнкерка был совершенно не пригоден для высадки или погрузки десантов — мелководные песчаные отмели простирались здесь на многие сотни метров от берега, делая невозможным подход даже малых кораблей ближе, чем на 90 м.

Импровизированные причалы.

Войска, запертые на побережье, попытались создать несколько импровизированных причалов, загнав во время отливов в воду целые колонны грузовиков с укрепленными на крыше деревянными мостками, по которым солдаты перебирались на маломерные суда и шлюпки, доставлявшие их к ожидающим в отдалении кораблям. Но это был весьма ненадежный метод, а главное имел низкую пропускную способность. Осталась не разрешенной и проблема заполнения военных кораблей эвакуированными, которые боялись занимать трюмы и располагались только на верхних палубах. Поэтому, к примеру, эсминец мог перевозить не более 900 человек.

В ожидании эвакуации.

Ситуацию спасли рядовые англичане, владельцы яхт, катеров, баркасов и рыболовецких шхун. Часть их судов была временно реквизирована, и они отправились в Дюнкерк с экипажами военных моряков. Но большая часть владельцев откликнулись на призыв правительства, и сама вышла в море на спасение своих сограждан. Отважные капитаны вели свои «маломерки» сквозь сущий ад, подвергаясь беспрерывным бомбежкам и артобстрелам, не имея совершенно никакого оружия для самозащиты. Они подходили прямо к берегу и принимали на борт солдат, чтобы доставить их на большие суда или отвезти прямиком в Англию, чтобы потом снова вернуться за новой партией. Этот «малый флот Дюнкерка» сыграл огромную роль в проведении успешной эвакуации. Гражданские лица на своих судах доставили на корабли почти всех эвакуированных и перевезли через Ла-Манш несколько десятков тысяч военнослужащих.

Гражданские катера собираются в поход на Дюнкерк.

Использование маломерных судов позволило существенно увеличить погрузку крупных кораблей, которых в разы больше стали отправлять на эвакуацию. Так уже  29 мая было вывезено 47 тысяч, 30 мая – 53 тысячи, 31 мая – 68 тысяч, 1 июля 64 тысячи.

Дюнкерк. Картина Чарльза Эрнеста Кандалла.

Морякам приходилось очень туго. Они работали без сна и отдыха сутками напролет у трудного побережья, изобилующего отмелями и минными заграждениями, под непрестанными бомбовыми атаками авиации и все более интенсивным артиллерийским обстрелом. Погрузка военных на суда зачастую проходила беспорядочно, в полном хаосе. Солдаты бросали свое оружие и снаряжение, заходили в воду и шли несколько сот метров к ожидавшим их катерам, порой едва добираясь до них вплавь. Те, кому повезло раздобыть лодку, добравшись до цели, не находили в себе сил вернуть ее обратно, тогда они просто бросали ее на волю волн. Оставшимся на берегу оставалось ждать, когда ветер прибьет ее к берегу.

Хаос эвакуации.

Переправа войск с берега на крупные  суда.

Суденышки пытались маневрировать и идти зигзагами, чтобы увернуться от падающих бомб. В забитой до отказа тесной бухте это приводило к многочисленным столкновениям — повсюду горели тонущие посудины, плавали обломки корпусов и снастей, в лужах горящего мазута качались трупы. Тех, кому повезло вырваться в открытое море, поджидали немецкие подводные лодки и торпедные катера. 28 мая одной из их жертв стал эсминец «Уэйкфул», который получил 2 торпеды на обратном пути в Дувр. Он затонул всего за 15 минут. Из находившихся на борту 25 членов экипажа и 640 эвакуированных солдат выжил лишь один человек.

Солдатам, ожидавшим своей очереди на берегу, тоже приходилось несладко. Разбомбленный Дюнкерк горел, водопровод был поврежден, и некому было тушить пожары — все вокруг было затянуто плотным едким дымом. Уставшие солдаты сгрудились на пляже, сидели или лежали на песке, покорно ожидая своей участи, не в силах как-то повлиять на свою судьбу.

Погрузка британских войск на катера.

Немцы постоянно подвергали их артиллерийскому и минометному обстрелу, практически беспрерывно бомбили с воздуха, а вражеские пилоты как в тире заход за заходом расстреливали разбегающихся по пляжу солдат из пулеметов. «Люфтваффе» чувствовали себя безнаказанно — налеты усиливались, когда британские истребители, пытавшиеся помешать этому избиению, улетали домой на дозаправку. Остававшимся на земле не оставалось ничего иного, кроме как отбиваться от самолетов из своих винтовок и ручных пулеметов — всю зенитную артиллерию пришлось бросить во время форсированного отступления. Корабельные ПВО также не могли обеспечить эффективную защиту — им, прежде всего, приходилось оборонять самих себя.

Английская авиация пыталась оказывать максимальное противодействие неприятелю — летчики работали без сна и отдыха, мотаясь между Англией и Францией, совершая до 10 вылетов в сутки. Хуже всего было то, что солдаты, умирающие на пляжах Дюнкерка, по большей части и не подозревали об усилиях Королевских Воздушных Сил — большинство воздушных боев проходило вдалеке от пляжей, над морем или в тылу противника. Пилоты шли на огромный риск, так как, будучи сбитыми, они практически не имели шансов на выживание: приземляться с парашютом приходилось либо на территорию противника, либо прямиком в холодный Ла-Манш. За время операции «Динамо» британцы смогли сбить 156 вражеских самолетов, ценой потери 145 своих.

Немецкие ВВС не сумели достичь превосходства в воздухе и сорвать эвакуацию войск союзников по ряду причин, среди которых:

— переоценка командованием люфтваффе сил и возможностей немецкой авиации. Не учитывалась степень усталости лётчиков люфтваффе, которые в течение почти трёх недель участвовали в боевых действиях.

— при бомбардировке побережья поражающее действие немецких авиабомб оказалось снижено в результате низкой плотности морского песка.

— активное противодействие со стороны истребительной авиации противника в период проведения операции. Самолёты английских ВВС выполнили 2739 самолётовылетов над зоной эвакуации.

— сохранявшаяся в течение нескольких дней плохая погода, которая не препятствовала эвакуации, но затрудняла действия авиации.

31 мая немцы, получив резервы из Бельгии, возобновили активные боевые действия, и кольцо окружения начало стремительно сжиматься. Район, занимаемый войсками союзников, сократился до узкой полосы берега от Дюнкерка до Ле Пан, длиной 15 и глубиной всего около 7,5 километров. Через усиленные действия «Люфтваффе» со 2 июня дневную эвакуацию пришлось прекратить. Теперь корабли приходили только ночью, что резко снизило количество эвакуированных войск. Так 2-4  июня было вывезено лишь по 26 тысяч человек. Интересно, что лишь с 31 мая, после протеста Французского правительства, с Дюнкерка стали вывозить и французов, которых до этого не эвакуировали.

2 июня на остров ушли последние британские солдаты, державшие оборону Дюнкерка. Теперь оборону держали только французы. Часть из них удалось эвакуировать 3-4 июля. Оставшиеся две французские дивизии, численностью в 15 тысяч сдались 4 июля. И на этом операция «Динамо» закончилась.

Британские войска на пути домой.

Итоги операции

Главным итогом операции «Динамо» была эвакуация 338 тысяч человек, в т.ч. 139 тысяч военнослужащих стран-союзников (около 95 тысяч французов). Потери в результате гибели судов при переходе морем составили около 2 тысяч человек. Таким образом, на Британские острова из Франции прибыло 337 131 человек. В ходе всей короткой французской кампании Британский экспедиционный корпус потерял 68 111 человек убитыми, раненными и плененными, или 45 % от всей численности корпуса.

Радость спасения.

Эвакуированных солдат встречают на Родине.

При эвакуации личного состава английских, французских и бельгийских войск в районе Дюнкерка было брошено практически всё тяжёлое вооружение, техника и снаряжение. В общей сложности, было оставлено 455 танков, 2 472 артиллерийских орудий, почти 65 тысяч автомашин, 20 тысяч мотоциклов, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн топлива и 377 тысяч тонн снаряжения и военного имущества, 8 тысяч пулемётов и около 90 тысяч винтовок. Другими словами, оставили вооружение и транспорт 9 английских дивизий.

Гора винтовок, оставленных на пляже Дюнкерка.

Брошенная военная техника у Дюнкерка.

Французские каски, брошенные на побережье Дюнкерка.

Побережье после эвакуации.

Безусловно, эта утрата оказала негативное влияние на боеспособность британской армии, однако ей удалось сохранить главное – большую часть кадрового личного состава, хорошо обученного и получившего реальный боевой опыт. В дальнейшем, сохраненный  личный состав стал основой войск союзников.

Во время Дюнкеркской операции 40 тысяч французских войск, включая и те 15 тысяч, что до конца прикрывали его пляжи,  попало в немецкий плен. Многие из них потом  погибли в немецких концлагерях и на подземных военных заводах.

Потери германских войск составили 8,2 тысячи человек.

Уинстон Черчилль.

Сразу после завершения операции в своем выступлении в Палате Общин 4 июня 1940 года премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль произнес фразу, ставшую крылатой: «Мы не должны характеризовать это спасение как победу. Войны не выигрываются эвакуациями».

В Германии ликвидация заблокированной группировки союзников в Дюнкерке была представлена, как историческая победа. 5 июня 1940 года Гитлер заявил, что «Дюнкерк пал! 40 000 французских и английских войск — это все, что осталось от бывших великих армий».

Разрушенный Дюнкерк. Июнь, 1940 г.

Пострадал от боев и город Дюнкерк. В первый же день массированным налётом был уничтожен дюнкеркский порт. Значительная часть бомб попала и на город — число жертв среди мирных жителей, достигло тысячи человек, около трети от всего оставшегося на тот момент в городе населения.

Мемориальное кладбище в Дюнкерке.

Сегодня о великой операции «Динамо» напоминает лишь мемориал на городском кладбище в Дюнкерке, где похоронено 4 505 британских воинов из BEF. Да еще сохранилось с десяток гражданских «маломерок-раритетов», принимавших участие в эвакуации.

И в заключение. Бегство из Дюнкерка было не случайным, а ожидаемым явлением. И не в силу слабости армии или неподготовленности командования. Профессиональные историки уже давно дали ответ на закономерность таких явлений. Объясняют это переходным периодом государства с мирного времени, на функционирование  в военный период. И время этого перехода длится от года, до полутора лет. Длительность периода зависит от размеров страны, чем больше государство, тем больше ему необходимо времени для перестройки на военные рельсы, и промышленного, и экономического потенциала, а главное – перелома в психологии народа. Однако, так уж сложилось в мире, что военные не читают труды историков, а потому и наступают на одни и те же грабли веками подряд.

По материалам сайтов: https://en.wikipedia.org;  https://ru.wikipedia.org; https://warspot.ru; https://lenta.ru; https://alexandr-rogers.livejournal.com; https://disgustingmen.com;  http://www.worldwar2heritage.com.

См. также фотогалерею Эвакуация из Дюнкерка.

wwii.space

Дюнкеркская операция — это… Что такое Дюнкеркская операция?

Дюнкеркская операция (Операция «Динамо», Дюнкеркская эвакуация) — операция в ходе Французской кампании Второй мировой войны по эвакуации морем английских, французских и бельгийских частей, блокированных, после Дюнкеркской битвы, немецкими войсками у города Дюнкерк.

Предыстория

После прорыва линии Мажино 10 мая 1940 года и капитуляции Нидерландов 14 мая, немецкое командование развило свой успех, захватив порты Кале и Булонь. Части британского Экспедиционного корпуса под командованием лорда Горта, французские части и соединения, входившие в 16-й корпус, и остатки бельгийских войск оказались блокированными в районе города Дюнкерк.

Ход операции

В этих условиях, 26 мая кабинет Черчилля и Британское Адмиралтейство решили эвакуировать свои части на Британские острова. Военная обстановка складывалась так, что в момент отхода англичан к Дюнкерку на подступах к нему уже стояли немецкие танки. Они подошли к Дюнкерку на два дня раньше британцев, их отделяли от города 16 км, а англичан – 60 км. Немцам ничего не стоило войти в беззащитный город и занять последнюю гавань, из которой могла состояться массовая эвакуация британских войск. Но Гитлер отдал свой знаменитый «стоп-приказ», который остановил дальнейшее наступление. «Мы лишились дара речи», – вспоминал Гудериан. И было от чего! В момент, когда оставалось просто занять один небольшой город и тем решить участь неприятельской группировки, глава Германии недвусмысленно запретил это. Дело дошло до того, что генерал Гальдер начал оспаривать решение фюрера и попытался объяснить ему необходимость захвата последнего порта на побережье. Но фюрер был неумолим: «Бурная дискуссия закончилась получением категорического приказа Гитлера, к которому он добавил, что для обеспечения выполнения своего приказа он пошлет на фронт личных офицеров связи».[2]

Для адекватного же срыва эвакуации, немцы, фактически, просто не имели возможностей. Германские наземные войска ничего не могли противопоставить крупнокалиберной артиллерии линкоров и тяжелых крейсеров англичан. Действия немецкой авиации были сильно затруднены большой дистанцией до основных германских аэродромов — слишком большой для одномоторных истребителей Bf-109. Действуя с аэродромов Великобритании, британские истребители успешно перехватывали германские бомбардировщики.

Для эвакуации командование союзников мобилизовало все имевшиеся в наличии корабли военно-морского и торгового флота: 693 английских и около 250 французских[1]. Воспользовавшись предоставленным шансом, Великобритания с 27 мая по 4 июня успешно провела операцию «Динамо» и вывезла с материка 338 тысяч солдат (из них 215 тысяч англичан, остальные 123 тысячи составляли французы, бельгийцы и военнослужащие других союзных стран).

Потери

В ходе операции общие потери английской армии составили 68 тыс. человек убитыми, пропавшими без вести и пленными, всю артиллерию, свыше 63 тыс. автомашин, 106 самолётов, 500 тыс. тонн боеприпасов, снаряжения и военного имущества[3]. Также были потоплены 224 английских и около 60 французских судов, значительное количество кораблей получили повреждения. Немцы потеряли 140 самолётов[1].

При эвакуации личного состава английских и французских войск в районе Дюнкерка было брошено практически все тяжелое вооружение, техника и снаряжение. В общей сложности, было оставлено 2472 артиллерийских орудий, почти 65 тыс. автомашин, 20 тыс. мотоциклов, 68 тыс. тонн боеприпасов, 147 тыс. тонн топлива и 377 тыс. тонн снаряжения и военного имущества[4].

Причины остановки наступления немцев

Об истинных причинах остановки немецкого наступления по приказу Гитлера военные историки спорят и по сей день. Были выдвинуты два сравнительно серьезных предположения, объясняющих это решение:

  • во–первых, это переоценка возможностей ВВС. Шеф люфтваффе Геринг обещал своему фюреру, что сможет легко предотвратить эвакуацию с помощью ВВС, а танкам необходимо повернуть на юг и завершить кампанию против Франции.
  • во–вторых, Гитлер хотел заключить с Британией мир на выгодных условиях и намеренно помешал ликвидации войск, что, по его мнению, облегчало эту задачу.
  • Также существует версия, что Гитлер или представители немецкого военного командования вермахта опасались увеличения потерь в случае наступления на позиции противника в сочетании с возможностью перехода в наступление французских войск на других участках фронта[5].

Однако, силы люфтваффе не справились с задачей, а англичане воспрянули духом благодаря «чуду Дюнкерка» и только укрепились в решимости продолжать войну[5].

Отражение в культуре и искусстве

Литература и источники

  • Д. Дивайн. Девять дней Дюнкерка (сокр. пер. с англ.). М., Воениздат, 1965 — 239 стр.

См. также

Примечания

  1. 1 2 3 Советская военная энциклопедия. / ред. Н.В. Огарков. том 3. М., Воениздат, 1977. стр.280-281
  2. Черчилль У. Вторая мировая война. Т. 2. С. 338.[источник не указан 42 дня]
  3. Р. Эрнест Дюпюи, Тревор Н. Дюпюи. Всемирная история войн (в 4-х тт.). Книга 4 (1925 — 1997). СПб., М., «Полигон — АСТ», 1998. стр.122
  4. Sean Longden. Dunkirk: The Men They Left Behind. London: Constable and Robinson, 2009. page 11
  5. 1 2 Александер, Б. 10 фатальных ошибок Гитлера / пер. с англ. — М.: Яуза, Эксмо, 2004. — глава 3. — ISBN 5815301450
В этой статье не хватает ссылок на источники информации.
Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 13 мая 2011.

dic.academic.ru

Дюнкеркская операция Википедия

Дюнке́ркская эвакуа́ция, кодовое наименование опера́ция «Дина́мо» (англ. Operation Dynamo) — операция в ходе Французской кампании Второй мировой войны по эвакуации морем английских, французских и бельгийских частей, блокированных у города Дюнкерк немецкими войсками после Дюнкеркской битвы.

Предыстория

После прорыва линии Мажино 10 мая 1940 года и капитуляции Нидерландов 14 мая немецкое командование развило свой успех. Части Британских экспедиционных сил под командованием лорда Джона Горта, французские части и соединения, входившие в 16-й корпус, и остатки бельгийских войск оказались блокированными в районе города Дюнкерк.

18 мая 1940 года командующий британскими войсками лорд Горт впервые открыто предложил рассмотреть вопрос эвакуации союзных войск на Британские острова[4].

После того как 20 мая 1940 года немецкие танковые соединения прорвались к Абвилю, войска 1-й группы армий союзников (в общей сложности, 10 английских, 18 французских и 12 бельгийских дивизий) оказались отрезаны и прижаты к морю в районе Гравлин, Аррас, Брюгге. С юга и юго-запада против них действовали войска немецкой группы армий «А» под командованием генерал-полковника Герда фон Рундштедта (танковая группа Э. Клейста, танковая группа Г. Гота и 4-я армия вермахта), с востока и юго-востока — войска немецкой группы армий «Б» под командованием генерал-полковника В. Лееба (части 18-й и 6-й армий)[5].

Кабинет Черчилля и Британское Адмиралтейство решили эвакуировать части британского экспедиционного корпуса на Британские острова.

Ход операции

20 мая британское правительство начало собирать корабли и суда, которые были способны принять участие в эвакуации (см. Маленькие корабли Дюнкерка)[6]. Для эвакуации командование союзников мобилизовало все имевшиеся в наличии корабли военно-морского и торгового флотов: 693 английских и около 250 французских[3]. Планировал и руководил операцией контр-адмирал Бертрам Рамсей.

21 мая 1940 года 19-й корпус вермахта получил приказ перейти в наступление с целью овладеть портами на Ла-Манше[7]. В этот же день, во второй половине дня, британские войска предприняли контратаку против немецких частей в районе к югу от Арраса[6], в контратаке участвовали ограниченные силы (один пехотный полк и два танковых батальона). Подразделения 4-й армии вермахта при поддержке штурмовой авиации ликвидировали угрозу[4], однако немецкие войска были отброшены на несколько километров к югу.

В ночь на 22 мая 1940 в контратаку перешли две французские дивизии, но из-за отсутствия координации действий между союзниками к этому времени английское командование уже остановило продвижение и дало приказ своим войскам отойти. Контратака, получившая название «Кризис под Аррасом», вызвала переполох у немецкого командования.[8] В 1945 году Рундштедт писал:
«Критический момент наступления возник как раз в то время, когда мои войска достигли Ла-Манша. Это был контрудар английских войск, нанесённый 21 мая к югу от Арраса. В течение короткого времени мы опасались, что наши танковые дивизии будут отрезаны, прежде чем успеют подойти на помощь пехотные дивизии. Ни одна из французских контратак не представляла такой серьёзной угрозы, как эта»[9][10].

22 мая 1940 года части танковой группы Клейста заняли Булонь[11]. В этот же день английское военно-морское министерство реквизировало 40 голландских шхун, находившихся в английских портах, с целью использовать их для эвакуации войск с континента[12].

Как отмечал в воспоминаниях командующий 19-м армейским корпусом генерал Г. Гудериан, в течение этого дня в боях под Девром, Саме и южнее Булони военнослужащие корпуса сталкивались не только с англо-французскими войсками, но и с подразделениями бельгийских и голландских войск[13].

23 мая 1940 года немецкие части вышли к порту Кале и оказались в 16 километрах от Дюнкерка[11].

В ночь с 23 на 24 мая 1940 года 9-я рота полка «Der Führer» 2-й танковой дивизии СС, выдвинувшаяся в район Байёля для охраны переправ, была атакована силами противника численностью до батальона пехоты при поддержке танков, которые прорвались через оборонительные позиции роты. Одновременно французские танки атаковали позиции 7-й роты полка. На помощь 9-й роте в бой под Сент-Илером были брошены резервы 9-й роты, а также один пулемётный взвод из состава 12-й роты и один противотанковый взвод из состава 14-й роты полка «Der Führer»[14].

24 мая Гитлер отдал приказ немецким танковым дивизиям, наступавшим вдоль побережья Ла-Манша, остановить наступление на рубеже канала Аа и отвести назад части, продвинувшиеся на Азбрук. Дальнейшее продвижение разрешалось только частям, выполнявшим задачи по разведке и охранению[4]. В результате немецкие части остановились на рубеже Бетюн — Сент-Омер — Гравлин[5]. Гитлер приказал «не приближаться к Дюнкерку ближе чем на 10 км» и не использовать против блокированной группировки танки, поэтому Рундштедт, стараясь воспрепятствовать эвакуации, но не нарушить полученный приказ фюрера, отдал немецким войскам приказ использовать для обстрела позиций противника артиллерию среднего калибра[15].
В этот же день, в 11 часов 42 минуты, незашифрованное сообщение, в котором немецкое военное командование приказало войскам остановиться на линии Дюнкерк — Азбрук — Мервилль, было перехвачено английской службой радиоперехвата[16].

Тем не менее, 24 мая по приказу командира дивизии СС «Адольф Гитлер» военнослужащие дивизии переправились через канал Аа и взяли высоту Монваттан на противоположном берегу, которая обеспечивала господство над равнинной местностью (развалины средневекового замка на вершине позволяли превратить её в опорный пункт)[17].

Вечером 26 мая британский экспедиционный корпус получил приказ об эвакуации. Непосредственно перед началом операции правительство Великобритании обратилось ко всем владельцам частных кораблей, катеров и иных судов с призывом принять участие в эвакуации войск[6].

27—28 мая полк «Der Führer» 2-й танковой дивизии СС вёл бои с подразделениями британских войск в районе леса Ньеп за переправу через реку Лис. Боевые действия носили ожесточённый характер и доходили до рукопашных схваток, лесной массив Ньеп был занят немцами только к вечеру 28 мая.[14]

28 мая 1940 года бельгийский король Леопольд III подписал акт о капитуляции Бельгии. Капитуляция бельгийских войск высвободила немецкие воинские части и осложнила положение англо-французских войск, блокированных в районе Дюнкерка[11].

Эвакуация из района Дюнкерка проходила рассредоточенно, под непрерывным огнём артиллерии и постоянными бомбардировками противника. Особо массированные налёты начинались после отхода на заправку английских истребителей, прикрывавших побережье. При сужении кольца окружения огонь вёлся и из стрелкового оружия, в первую очередь из пулемётов[18]. Погрузка войск на крупные корабли британского военно-морского и торгового флота проходила в порту Дюнкерка, однако войска на побережье создали нескольких импровизированных причалов из загнанных в воду колонн автомашин, к которым могли швартоваться небольшие корабли британского вспомогательного флота. Кроме того, под прикрытием кораблей британского военно-морского флота мелкие корабли и катера подходили к побережью, и солдаты добирались до них на лодках, спасательных шлюпках и самостоятельно изготовленных плавсредствах[6].

Боевые действия велись в условиях сильно пересечённой местности среди многочисленных каналов, английские войска удерживали восточную часть фронта, французские — западную; по мере эвакуации войск передовые части выходили из соприкосновения с противником и отправлялись на берег для погрузки, на следующем рубеже обороны противника встречали новые части арьергарда. Немцы постоянно атаковали, но несли тяжёлые потери и продвигались чрезвычайно медленно. Иногда союзные войска контратаковали и отбрасывали их на исходные позиции[18].

Самолёты немецких военно-воздушных сил не сумели достичь превосходства в воздухе и сорвать эвакуацию войск союзников по ряду причин, среди которых:

  • переоценка командованием люфтваффе сил и возможностей немецкой авиации[6] (генерал А. Кессельринг отмечал, что при постановке задачи Геринг не учитывал степень усталости лётчиков люфтваффе, которые в течение почти трёх недель участвовали в боевых действиях[19]), а также недостаточный учёт местных особенностей театра военных действий:
    • так, при бомбардировке побережья поражающее действие немецких авиабомб оказалось снижено в результате низкой плотности морского песка[6];
  • активное противодействие со стороны истребительной авиации противника в период проведения операции (только самолёты английских военно-воздушных сил выполнили 2739 самолёто-вылетов над зоной эвакуации)[20];
    • в частности, активные действия английских истребителей Supermarine Spitfire, затруднившие люфтваффе выполнение поставленных перед ними задач[19]
  • сохранявшаяся в течение нескольких дней плохая погода, которая не препятствовала эвакуации, но затрудняла действия авиации[19][20].

Результаты

По официальным данным военно-морского министерства Великобритании, в ходе операции «Динамо» (в период с 26 мая по 4 июня 1940 года) с французского побережья в районе Дюнкерка было эвакуировано в общей сложности 338 226 военнослужащих союзников[6][21]. Из этого количества до начала операции «Динамо» из района Дюнкерка на Британские острова было эвакуировано 59,3 тысяч британских военнослужащих[5], в ходе операции «Динамо» были вывезены ещё 139,8 тыс. англичан[5] и 139 тысяч военнослужащих стран-союзников[5] (около 90 тысяч французов[6], а также бельгийцы и военнослужащие других союзных стран).

Некоторое количество военнослужащих погибло в ходе транспортировки.

На Британские острова из Франции прибыло 337 131 человек[15].
Дюнкеркская операция позволила сохранить кадровую британскую армию, получившую при этом бесценный боевой опыт, хотя армия и лишилась практически всего тяжёлого вооружения. Был сохранён весь личный состав, ставший в дальнейшем основой войск союзников. Английское командование перед началом эвакуации рассчитывало, что сможет спасти всего около 45 тысяч человек, но в ходе упорных боёв британские вооружённые силы продемонстрировали высокий боевой дух и профессионализм. Английский народ показал свою решимость продолжать борьбу и готовность к самопожертвованию — около половины войск были спасены гражданским населением, рыбаками, паромщиками, владельцами яхт, катеров и другими, откликнувшимися на призыв британских властей. Наравне с англичанами также действовали многие французы, бельгийцы и другие союзники, те, кто не поддался панике и не был заражён пораженческими настроениями. Многие из них в дальнейшем продолжили сражаться в составе как британских вооружённых сил, так и в военных формированиях, таких как «Свободная Франция», решивших, несмотря на капитуляцию своих правительств, продолжать борьбу[9][22][23].

Потери

Антигитлеровская коалиция

При эвакуации личного состава английских, французских и бельгийских войск в районе Дюнкерка было брошено практически всё тяжёлое вооружение, техника и снаряжение. В общей сложности, было оставлено 2472 артиллерийских орудий, почти 65 тысяч автомашин, 20 тысяч мотоциклов, 68 тысяч тонн боеприпасов, 147 тысяч тонн топлива и 377 тысяч тонн снаряжения и военного имущества[24], 8 тысяч пулемётов и около 90 тысяч винтовок, в том числе всё тяжёлое вооружение и транспорт 9 английских дивизий.[11][25] Потери королевских военно-воздушных сил, прикрывавших эвакуацию, составили 106 самолетов. В ходе операции и при транспортировке в Англию погибло и пропало без вести около 2 тысяч солдат и моряков союзников[6][26][26][26].

В ходе боёв с немецкими войсками во время проведения операции «Динамо» и после её окончания в районе Дюнкерка были пленены в общей сложности 50 тысяч военнослужащих французской армии[27]. Несмотря на то, что английский военно-морской флот до последней возможности не прекращал эвакуацию и успел вывезти более 26 тысяч французов[23], около 15 тысяч военнослужащих французской армии попали в плен к немцам, когда прикрывали последний этап эвакуации, будучи в арьергарде эвакуирующихся войск. Впоследствии немецкая пропаганда использовала этот эпизод для разжигания антибританских настроений среди французов[28].

В ходе операции были потеряны более четверти участвовавших в эвакуации кораблей и судов[6] (224 английских[3][26] и около 60 французских[3] судов), в том числе 6[26][29]эсминцев английского военно-морского флота и 3 французских ВМС. Значительное количество кораблей получили повреждения[3] (в том числе, 19[29] или 23[6] корабля английского военно-морского флота).

Третий рейх

Германские войска потеряли 140 самолётов в воздушных боях и от огня зенитной артиллерии[3][26].

Людские потери составили 8,2 тысячи человек.

Причины остановки наступления немцев

Об истинных причинах остановки немецкого наступления по приказу Гитлера военные историки спорят и по сей день. Были выдвинуты предположения, объясняющие это решение:

  • Гитлер стремился избежать дополнительных потерь в танковых частях, которые должны были вновь вступить в бои против французских войск во второй фазе французской кампании[4]. При этом командующий 19-м армейским корпусом генерал Г. Гудериан (непосредственно участвовавший в операции по окружению англо-французских войск в районе Дюнкерка) считал, что «нервозность» Гитлера по этому вопросу являлась необоснованной, и что немецкие войска могли бы уничтожить блокированную группировку[30].
  • начальник генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдер не рекомендовал атаковать плацдарм, предупреждая об опасности возможной контратаки французских войск из района Парижа[26].
  • переоценка возможностей ВВС — шеф люфтваффе Геринг обещал фюреру, что сможет легко предотвратить эвакуацию с помощью ВВС, а танкам необходимо повернуть на юг и завершить кампанию против Франции.
  • Гитлер надеялся заключить с Британией мир на выгодных условиях и намеренно помешал ликвидации войск, что должно было облегчить ему эту задачу.
  • Гитлер или представители командования вермахта опасались наступления французских войск на других участках фронта и предпочли уменьшить потери от наступления на позиции противника[31].

Объективно стоит отметить — после войны многие немецкие генералы стремились переложить ответственность за свои неудачи на Гитлера. Однако по всей имеющейся информации можно сделать вывод: генеральный штаб и большинство участвовавших в кампании военачальников опасались контрнаступления французской армии из района Парижа и встречного удара с побережья британских экспедиционных сил.

Ещё одна причина остановки наступления: потери в танках и пехоте, достигавшие к этому моменту от 30 до 50 %. Отсюда опасения немецкого командования полностью потерять танковые войска при попытке атаковать отрезанных союзников — в таком случае продолжение войны на континенте против французской армии, тогда ещё далеко не обескровленной, стало бы невозможным. Только после того, как части вермахта были усилены подтянутой пехотой и артиллерией, и стало окончательно ясно, что французская армия дезорганизована, наступление немецких войск было возобновлено[18][32][33].

В любом случае, приказ о ликвидации окружённой группировки был отдан поздно, союзные войска успели укрепить свои позиции и провести эвакуацию, силы люфтваффе не справились с задачей им помешать, а англичане воспрянули духом благодаря «чуду Дюнкерка» и только укрепились в решимости продолжать войну[31].

Отражение в культуре и искусстве

См. также

Примечания

  1. ↑ History of the Second World War. Paulton, 1966 — 1968, p. 248
  2. ↑ История второй мировой войны 1939–1945 гг. Воениздат, 1974.Том 3. стр.99.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Советская военная энциклопедия. / ред. Н.В. Огарков. том 3. М., Воениздат, 1977. стр.280-281
  4. 1 2 3 4 Курт фон Типпельскирх. История Второй мировой войны, 1939—1945. СПб., «Полигон»; М., «АСТ», 1999. стр. 113
  5. 1 2 3 4 5 Дюнкерская операция 1940 // Большая Советская Энциклопедия. / под ред. А. М. Прохорова. 3-е изд. Т.8. М., «Советская энциклопедия», 1972. стр.574
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Курт фон Типпельскирх. История Второй мировой войны, 1939—1945. СПб., «Полигон»; М., «АСТ», 1999. стр. 116—118
  7. ↑ «21 мая я получил приказ продолжать наступление на север с целью овладеть портами на Ла-Манше»
    Г. Гудериан. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне 1939—1945. / пер. с нем. М., ЗАО «Центрполиграф», 2013. стр. 122
  8. ↑ История второй мировой войны 1939—1945 гг. Том 3. М., Воениздат, 1974. стр. 97
  9. 1 2 Д. Дивайн. Девять дней Дюнкерка
  10. ↑ The Rommel Papers. Edited by В. H. Liddell Hart. New York, 1953.
  11. 1 2 3 4 История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). / редколл., П. Н. Поспелов и др. том 1. М., Воениздат, 1960. стр. 223—224
  12. ↑ Уинстон Черчилль. Вторая мировая война. книга 1 (тт. 1-2). М., Воениздат, 1991. стр. 333
  13. ↑ Г. Гудериан. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне 1939—1945. / пер. с нем. М., ЗАО «Центрполиграф», 2013. стр. 123
  14. 1 2 Отто Вайдингер. Товарищи до конца. Воспоминания командиров панцер-гренадерского полка «Дер Фюрер». 1938—1945. М., ЗАО «Центрполиграф», 2012. стр. 35-37
  15. 1 2 Джон Фуллер. Вторая Мировая война. Смоленск, «Русич», 2004. стр. 84-85
  16. ↑ Уинстон Черчилль. Вторая мировая война. книга 1 (тт. 1-2). М., Воениздат, 1991. стр. 339
  17. Г. Гудериан. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне 1939—1945. / пер. с нем. М., ЗАО «Центрполиграф», 2013. стр. 126
  18. 1 2 3 Д. Дивайн. Девять дней Дюнкерка.
  19. 1 2 3 «Главнокомандующий люфтваффе, должно быть, не вполне осознавал, в каком состоянии находились мои лётчики после почти трёх недель беспрерывных боёв, если отдал приказ о проведении операции, успешно осуществить которую было бы очень непросто даже свежим войскам. Я весьма недвусмысленно изложил Герингу своё мнение на этот счёт… Я указал Герингу на то, что в зоне боевых действий появились современные самолёты „Спитфайр“. Их появление сильно затруднило наши действия в воздухе»
    А. Кессельринг. Люфтваффе: триумф и поражение. Воспоминания фельдмаршала Третьего рейха. М., ЗАО «Центрполиграф», 2004. стр. 77-78
  20. 1 2 Энциклопедия Второй мировой войны. Сражения на южном направлении: май 1940 — июнь 1941 / пер. с англ. М. Р. Телеснина, В. Д. Тарасова. М., ООО ТД «Издательство „Мир книги“», 2007. стр. 20
  21. ↑ Уинстон Черчилль. Вторая мировая война. книга 1 (тт. 1-2). М., Воениздат, 1991. стр. 357
  22. ↑ Уинстон Черчилль. Вторая мировая война.
  23. 1 2 Ширер, Уильям. Крах нацистской империи
  24. ↑ Sean Longden. Dunkirk: The Men They Left Behind. London: Constable and Robinson, 2009. page 11
  25. ↑ W. Churchill. The Second World War. vol.II. London, 1955. page 125
  26. 1 2 3 4 5 6 7 Р. Эрнест Дюпюи, Тревор Н. Дюпюи. Всемирная история войн (в 4-х тт.). Книга 4 (1925—1997). СПб., М., «Полигон — АСТ», 1998. стр. 122
  27. ↑ Уинстон Черчилль. Вторая мировая война. книга 1 (тт. 1-2). М., Воениздат, 1991. стр. 349
  28. ↑ Энциклопедия Второй мировой войны. Сражения на южном направлении: май 1940 — июнь 1941 / пер. с англ. М. Р. Телеснина, В. Д. Тарасова. М., ООО ТД «Издательство „Мир книги“», 2007. стр. 21
  29. 1 2 The New Encyclopedia Britannica. 15th edition. Macropaedia. Vol.29. Chicago, 1994. p. 993
  30. ↑ Г. Гудериан. Воспоминания немецкого генерала. Танковые войска Германии во Второй мировой войне 1939—1945. / пер. с нем. М., ЗАО «Центрполиграф», 2013. стр. 128
  31. 1 2 Бевин Александер. 10 фатальных ошибок Гитлера (= How Hitler Could Have Won World War II: The Fatal Errors That Led to Nazi Defeat. London: Times Books, 2000) / пер. с англ. — М.: Яуза, Эксмо, 2004. — глава 3. — ISBN 5-8153-0145-0
  32. ↑ Тейлор А. Дж. П. Вторая мировая война.
  33. ↑ Ширер, Уильям. Крах нацистской империи.
  34. ↑ Кристофер Нолан отправляется в Дюнкерк эвакуировать британцев. КГ-Портал. Проверено 8 января 2016.

Литература

на русском языке
  • Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухопутных войск 1939—1942 гг. Том I. От начала войны с Польшей до конца наступления на Западном фронте (14.8.1939 г. — 30.6.1940 г.) — М.: Воениздат, 1968.
  • Дивайн Д. Девять дней Дюнкерка (сокр. пер. с англ.). — М.: Воениздат, 1965. — 239 с.
  • Сквайрс Р. Дорога войны. — М.: изд-во «Литературной газеты», 1952.
на других языках

wikiredia.ru

Миф Дюнкерка. Все мифы о Второй мировой. «Неизвестная война»

Главный миф, связанный с эвакуацией британского экспедиционного корпуса из Дюнкерка в конце мая — начале июня 1940 года, состоит в утверждении, будто Гитлер сознательно дал возможность англичанам уйти, остановив преследующие их танковые дивизии. Таким образом, он рассчитывал, что Англия, не испытав унижения в виде пленения ее экспедиционного корпуса, охотнее пойдет на заключение мира с Германией, что позволило бы бросить все германские силы против Советского Союза. При этом почему-то упускается из виду то обстоятельство, что, лишившись экспедиционного корпуса, Англия стала бы гораздо сговорчивее в принятии германских мирных предложений.

На самом деле знаменитый «стоп-приказ» Гитлера вызывался чисто военными соображениями. Более того, он никак не повлиял на ход эвакуации британских войск из Дюнкерка.

10 мая 1940 года началось германское наступление во Франции, а уже 15 мая капитулировала Голландия, ряд стратегических пунктов которой был захвачен неприятельскими воздушными десантами. На следующий день пал Брюссель. 20 мая танковая группа генерала Эвальда фон Клейста вышла к Ла-Маншу, а 28 мая капитулировала бельгийская армия. Основные силы французской армии оказались в окружении в Бельгии и Северной Франции и к концу мая прекратили сопротивление. Английская экспедиционная армия под командованием лорда Горта, сознававшего безнадежность продолжения борьбы на континенте, начала отход к порту Дюнкерк для последующей эвакуации на Британские острова. Англичане к тому времени уже раскрыли секрет германских шифровальных машин и читали переговоры германских штабов на Западе. Это помогло английскому командованию принять правильное решение.

21 мая британская оперативная группа Франклина в составе 5-й и 50-й дивизий с 74 танками из 1-й армейской танковой бригады при поддержке частей 3-й французской мехдивизии нанесла контрудар, который пришелся по тылам 7-й танковой дивизии и моторизованной дивизии СС «Мертвая голова» в районе Арраса. Утром 23 мая 1-я французская армия также нанесла контрудар по направлению Арраса, что грозило танковой группе Клейста окружением. Клейст доложил Гальдеру вечером 23-го, что уже потерял половину танков и не сможет двигаться к Дюнкерку, пока не ликвидирует кризис у Арраса. Кроме того, он сообщил, что танки впервые подверглись чувствительным налетам. После этого вечером 23 мая командующий группой армий «А» генерал Герд фон Рундштедт отдал приказ 24 мая приостановить наступление танковых групп Гота и Клейста для подтягивания сил и выяснения обстановки. Утром 24 мая штаб Рундштедта посетил Гитлер. Командующий группой армий убедил фюрера приостановить продвижение танковых дивизий для их пополнения и перегруппировки. Требовалось дождаться отставших пехотных дивизий, которые должны были вести бои в городах, для чего танки были мало пригодны. При этом «стоп-приказ» (директива № 13) подтверждал, что «ближайшей целью операций является уничтожение франко-англо-бельгийских войск, окруженных в Артуа и Фландрии, посредством концентрического наступления нашего северного крыла, а также быстрое занятие и охрана побережья моря. При этом задача авиации состоит в том, чтобы сломить всякое сопротивление окруженных частей противника, воспрепятствовать эвакуации английских войск через пролив и обеспечить южный фланг группы армий „А“»…

Контратака двух английских танковых батальонов у Арраса так напугала командующего группой армий «Юг» Рундштедта, что он добился от Гитлера получения 24 мая приказа на остановку наступления германских танков у Ла-Манша по линии Ланс — Гравелин в 16 км от Дюнкерка. «Стоп-приказ» объяснялся тем, что германское командование не было уверено, что английский экспедиционный корпус будет немедленно эвакуирован на Британские острова, а не попытается вместе с французскими войсками удержать дюнкеркский плацдарм в течение более или менее длительного времени, как на том, кстати сказать, настаивало французское командование. В случае если бы верным оказался второй сценарий, танковые дивизии стоило перегруппировать, чтобы ударить по более слабым и значительно более британских деморализованным французским войскам. Контратака свежих британских танковых частей навела Рундштедта на мысль, что принято решение удерживать дюнкеркский плацдарм. Поэтому и был отдан «стоп-приказ», чтобы понять намерения противника и в зависимости от них использовать танковые дивизии Клейста, которые в боях с британскими бронетанковыми частями понесли существенные потери. Даже если бы германские танки и вошли бы в Дюнкерк, без поддержки пехоты они были бы уничтожены подходившей к городу основной массой британских экспедиционных сил. Ближайшие два дня показали, что сопротивление французских войск, отступающих к побережью, значительно ослабло, были взяты порты Булонь и Кале. Стало ясно, что противник не способен к масштабному контрудару. В то же время выяснилось, что пехотные части наступают слишком медленно. Поэтому существовала угроза, что союзники создадут на побережье плацдармы для длительного сопротивления. 26 мая штаб группы армий «Б» генерала риттера Вильгельма фон Лееба высказал опасение, что возникнут «три крупных центра сопротивления — у Брюгге, в районе Лиль, Ипр и под Дюнкерком, ликвидация которых потребует много времени и сил». Чтобы не допустить этого, наступление германских танковых групп возобновилось. Таким образом, германское командование больше опасалось не эвакуации, а длительного сопротивления союзных войск на побережье Ла-Манша.

Через два дня наступление возобновилось, но англичане сумели удержать подступы к Дюнкерку. 28 и 29 мая войска союзников отошли на небольшой плацдарм у Дюнкерка. К 4 июня были эвакуированы 215 тыс. британских солдат, 114 тыс. французских и 9 тыс. бельгийских. Всего в эвакуации участвовало 861 судно, в том числе около 300 французских, польских, голландских, норвежских. Было потоплено около 240 судов, включая 6 эсминцев. 40 тыс. французов попало в плен. Люфтваффе, вопреки обещанию Геринга, не смогли воспрепятствовать эвакуации. Немецкие атаки были отбиты британскими истребителями, сбившими 130 немецких самолетов и потерявшими 106 своих. Британцам помогла также облачная и дождливая погода, мешавшая Люфтваффе бомбить Дюнкерк. Потери британского корпуса составили 68 тыс. убитых, раненых и пленных. Он лишился всей артиллерии (2,5 тыс. орудий), более 300 танков и 64 тыс. автомашин, но сумел эвакуировать танки.

То, что «стоп-приказ» на самом деле никак не повлиял на исход эвакуации британских войск, доказывается следующими фактами. После того как немцы остановились, Горт тоже не сразу получил приказ на отступление. В Лондоне решали, есть ли еще шансы на продолжение борьбы, устоят ли французы, стоит ли оставлять английскую армию во Франции. Только вечером 26 мая, накануне возобновления германского наступления, Горту наконец приказали начать отход к Дюнкерку с целью последующей эвакуации. При этом окончательное согласие на эвакуацию было передано ему только 27 мая в час дня. Вот что сообщает по этому поводу известный британский теоретик Джон Фуллер, близкий к Министерству обороны: «Быстрое наступление с юга вместе с неуклонным давлением с востока заставило все левое крыло союзных армий собраться в равностороннем треугольнике, основанием которого служила линия Гравелин, Тернеуцен, а вершина располагалась немного севернее Камбре. Северная половина восточной стороны треугольника удерживалась бельгийской армией, которая 24 мая подверглась ожесточенной бомбардировке. 25 мая она начала поддаваться. На следующий день, когда исчезла всякая надежда, что французские армии, находившиеся южнее Соммы, будут наступать на север, лорд Горт получил приказ: отступлением к побережью спасти все, что еще можно спасти от его армии». Можно не сомневаться, что, если бы германские танковые группы продолжали 24-го безостановочное движение к Дюнкерку, отступление англичан началось бы соответственно двумя днями раньше, а не утром 27 мая, одновременно с возобновлением германского наступления. Дело было не в каких-то задержках или ошибках, а в совершенно объективных вещах. Британская армия, в отличие от французской или бельгийской, не потеряла присутствия духа. Тех сил, которыми располагал Горт, включая 3 танковые бригады (последняя, 3-я, высадилась во Франции 25 мая, уже только затем, чтобы прикрыть эвакуацию), вооруженных тяжелыми танками с сильной броней, было вполне достаточно для того, чтобы удерживать небольшой дюнкерский плацдарм, где линия фронта была мала, а плотность боевых порядков максимальна, в течение 10 дней, необходимых для подготовки и проведения эвакуации. Англичанам помогла и тихая, ясная погода. Волнения на море не было, и для эвакуации удалось использовать все суда, включая малотоннажные шхуны, яхты и катера. Кроме того, британская авиация не уступила Люфтваффе господство в воздухе над Ла-Маншем. «Харрикейны» и «спитфайеры» не уступали «мессершмиттам», а британские летчики дрались не хуже асов Германа Геринга. Немцы не смогли предотвратить эвакуацию из Дюнкерка прежде всего из-за слабости своего надводного и подводного флота, у которого не было достаточно сил, чтобы атаковать конвои с эвакуируемыми британскими войсками.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о