история великой лжи и позорной трусости.

Дата 08.08.08 для большинства жителей Осетии, как и для огромного количества россиян, вряд ли когда-нибудь будет ассоциироваться с началом Олимпийских игр. В ту ночь, когда в мирный и безоружный Цхинвал вошли грузинские танки, все остальное перестало быть важным. И надолго в памяти останутся не спортивные достижения, а слезы, боль и тонны лжи, из-под завалов которой и сегодня трудно извлечь крупицу правды.

Война в Южной Осетии 2008 года имеет очень короткую историю – она длилась меньше недели, но ее кровавый след задел слишком многих, чтобы она прошла незамеченной. Между начавшимся в полночь 8 августа ракетным обстрелом спящего города и завершением военной операции «по принуждению грузинских властей к миру», датированным 12 августа — две тысячи смертей и почти полностью разрушенный древний город.

По проявленной грузинскими военными жестокости и по бессмысленности совершенных ими злодеяний война в Осетии не знала аналогов в современном мире. Единственное сравнение, которое делали очевидцы тех событий – это самые страшные эпизоды Второй Мировой Войны. Вряд ли можно было себе представить, что в современном мире цивилизованные люди способны танками давить беременных женщин и стариков, живьем сжигать целые семьи и бросать гранаты в подвалы с людьми. Но все это, к сожалению, было. Были штыки, вонзенные участниками элитных воинских подразделений Грузии в живот беременной женщины, были танки, давившие детей, были сожженные с собственных автомобилях заживо семьи.

Казалось бы, война в Осетии открыла миру глаза на безумие не только президента независимой Грузии, но и на откровенное сумасшествие его солдат, потому что какой бы ты не получил приказ, только ты принимаешь решение нажать на курок, наведя автомат на ребенка. Но каким-то непостижимым для здравомыслящего человека образом, все случилось совсем иначе. На российских миротворцев, которые ценой своих жизней спасали мирное население Цхинвала от бессмысленной бойни, полились из западной прессы ушаты грязи.

Действия России были названы агрессией против свободного грузинского народа, попыткой захвата независимой страны, а власти России, с помощью самых густых черных красок, превратили в тиранов, мечтающих о захвате новых земель. Более чем лояльное отношение США к Грузии заставило госсекретаря встать на сторону Саакашвили и заявить, что война в Осетии 2008 была полностью спровоцирована российской стороной. Западная пропаганда, словно вспомнив времена холодной войны, оголтело принялась обвинять Москву во всех смертных грехах, не жалея эпитетов и создавая картину чуть ли не гитлеровской Германии. По сей день оценки запада в отношении этой войны носят далеко неоднозначный характер.

Даже позорные факты бегства «элитных» войск, понявших, что им придется иметь дело не только с безоружными стариками, но и с настоящими военными, не нашли освещения в зарубежной прессе. А между тем война в Осетии, словно лакмусовая бумажка, выявила непостижимую и необъяснимую трусость грузинских военных, оставивших не только поле боя, но и места своей постоянной дисклокации во время панического бегства.

И на этом фоне смешной попыткой оправдаться служили заявления грузинских властей о том, что русские пытались дойти до Тбилиси. Уж если бы пытались, то дошли бы – вряд ли нашелся бы даже десяток смелых грузинских военных, вставших бы на пути у по-настоящему профессиональной армии.

Война в Осетии привела к печальным итогам: разрушенный город восстанавливали не один год, дипломатические отношения Москвы и Тбилиси перестали существовать как таковые, но самое страшное не в этом. Самое страшное – это понимание того, что и в сегодняшнем мире есть люди, готовые по приказу своего полубезумного вождя пробудить в себе спящего зверя и начать рвать, убивать и жечь, не задумываясь о последствиях.

fb.ru

ОСЕТИНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ 1992 ГОДА : maga_gorec

«ОСЕТИНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ 1992 ГОДА»,

автор Олег Лукин, историк, журналист, участник форума ВойнеНет.Ру.

В феврале 1944 г. чеченцы и ингуши были депортированы в Казахстан и Среднюю Азию «за пособничество врагу». В результате перекройки административных границ, Чечено-Ингушская автономная республика была преобразована в Грозненскую область, а часть её территории разделена между соседями.

Таким образом, Пригородный район, раннее заселённый преимущественно ингушами, оказался в составе Северной Осетии. Во время хрущёвской «оттепели» подвергшимся депортации было разрешено вернуться на историческую родину, но неофициальная дискриминация в их отношении сохранялась. Действовал негласный запрет на продажу ингушам домов, сдачу жилплощади, оформление прописки в Пригородном районе, который восстановленной Чечено-Ингушетии возвращён не был.

Ситуация начала обостряться в конце 80-х – начале 90-х гг. 26 марта 1991 г. Верховным Советом РСФСР был принят закон «О реабилитации репрессированных народов», предусматривавший также и территориальную реабилитацию, но без указания конкретных механизмов её проведения. Следующим этапом стало принятие закона от 4 июня 1992 г. «Об образовании Ингушской республики в составе Российской Федерации» (Чечня де-факто отделилась от Ингушетии и вышла из состава России ещё осенью 1991 г.), но без определения границ нового субъекта федерации.

Стремление ингушей вернуть Пригородный район, ответное желание осетинских властей не допустить этого, интриги федерального центра, решившего воспользоваться ситуацией в своих целях (об этом ниже) и перенасыщенность региона оружием — всё это не могло не завершиться кровопролитным столкновением…

В апреле 1991 г., в связи с обострением межнациональных отношений, Верховным Советом Северной Осетии было введено чрезвычайное положение на территории Владикавказа и Пригородного района, и уже в этот период началась подготовка к будущим боевым действиям. Воспользовавшись заразительным примером самопровозглашённых Южной Осетии и Чечни, Северная Осетия начала создавать республиканскую гвардию и народное ополчение. Вооружались они по отработанному на Кавказе сценарию — путём захвата оружия и боеприпасов у российских военных.

Справедливости ради стоит отметить, что ингуши также предпринимали попытки самовооружения. Но их возможности были скромнее: на территории их республики не было такого количества воинских частей и военных складов, как в соседних Северной Осетии и Чечне. Да и существовавший в республике до конца 1992 г. вакуум власти не способствовал организованной подготовке к вооружённому противостоянию с соседями. Более полную информацию о количестве накопленного обеими сторонами оружия и о сложившемся соотношении сил на момент начала боевых действий, читатель получит, ознакомившись с данными официального расследования обстоятельств конфликта.

Хроника конфликта

Последним камешком, сдвинувшим лавину конфликта, стали события последней декады октября 1992г.:

20 октября под колёсами БТРа осетинского МВД погибает 13-летняя ингушская школьница;

22 октября в Пригородном районе обнаружены трупы 2 ингушей. По обвинению в убийстве задержан сотрудник ГАИ Северной Осетии и… освобождён прокурором республики под давлением собравшейся толпы осетинских боевиков;

В тот же день происходит первое вооружённое столкновение между осетинскими милиционерами и группой ингушской молодёжи. Есть жертвы с обеих сторон. На похороны 2 погибших милиционеров демонстративно прибывают президент Северной Осетии А.Галазов и премьер министр республики С.Хетагуров;

В сложившейся ситуации депутаты районных советов Ингушетии принимают решение о создании отрядов самообороны, которые должны взять под защиту все населённые пункты Пригородного района, где проживают соотечественники, вплоть до возвращения оспариваемой территории в состав их республики.

Власти Северной Осетии готовились к подобному развитию событий. В населённые пункты Пригородного района заранее завозится оружие и в ночь на 31 октября оно пущено в ход — из гранатомётов и автоматического оружия обстреляны ингушские кварталы сс. Камбилеевка и Октябрьское. Ответом стало стихийное восстание противоположной стороны. Утром 31 октября ингуши разоружили пост российских внутренних войск у с.Чермен (при этом солдаты были отпущены), захватили 6 БТРов и вступили в бой с осетинской милицией непосредственно на территории населённого пункта. Кстати, именно по такому сценарию разворачивались события и в остальных местах компактного проживания ингушей — они старались взять под контроль свои сёла, но не принимали ни малейших попыток развернуть «наступление на Владикавказ», как об этом заявляла осетинская сторона.

В Северную Осетию прибывают вице-премьер РФ Г.Хижа и председатель госкомитета по чрезвычайным ситуациям С.Шойгу. Местные власти при поддержке толпы, бушующей на центральной площади города, требуют от них выдачи населению 15 тысяч автоматов для «отражения ингушской агрессии», звучат угрозы, что в противном случае требуемое оружие будет захвачено силой.

Как показали события, это были не пустые угрозы. Осетинами в заложники были захвачены жена и дочь начальника штаба армейского корпуса генерала Скобелева. В нас.п. Комгарон был осаждён учебный центр военного училища, под угрозой расстрела 6 захваченных офицеров военные вынуждены были открыть оружейные склады. При этом не были предупреждены часовые, пытавшиеся сдержать толпу выстрелами в воздух. После того, как закончились патроны, двое курсантов были попросту растерзаны штурмовиками. Несмотря на произошедшее, вице-премьер Г.Хижа распорядился выделить осетинским боевикам 642 единицы стрелкового оружия (автоматы, пулемёты, гранатомёты) а также 18 БМП. В дополнение к перечисленному С.Шойгу предоставил 57 танков Т-72 с армейскими экипажами.

1 ноября 1992 г. начинаются массированные артиллерийские удары по сёлам с компактным проживанием ингушей на территории Пригородного района. В 16.00 представители сторон встречаются в штабе 19-й мотострелковой дивизии и достигают соглашения о прекращении огня. Ингуши готовы сдать оружие и захваченную бронетехнику — силы явно не равны, да и война с федеральным центром явно не входила в их планы. Тем не менее, Г.Хижа саботирует мирный процесс, требуя проведения дальнейших переговоров, которые сам же несколько раз и откладывает. События развиваются по нарастающей.

2 ноября президент Б.Ельцин вводит на территории Северной Осетии и Ингушетии режим чрезвычайного положения. В Пригородный район входят российские подразделения ВДВ. Вслед за ними сёла, населённые ингушами, занимают не подразделения внутренних войск федерального подчинения, а отряды республиканской гвардии Северной Осетии, осетинское же народное ополчение и даже подразделение из Южной Осетии. Фактически происходит не разъединение конфликтующих сторон, а вытеснение ингушей в соседнюю республику под угрозой физического уничтожения. О том, на чьей сторон было явное преимущество, свидетельствуют цифры потерь с обеих сторон (по данным официального следствия):
Всего в дни вооруженного конфликта погибли 546 человек. Из них — 407 ингушей, 105 осетин. Среди погибших 41 женщина (33 ингушки, 5 осетинок), дети до 15 лет — двенадцать (все с ингушской стороны), люди старше 60 лет — 49 человек (42 ингуша, 7 осетин).

Подразделения внутренних войск были введены в «зачищенные» сёла лишь 5 ноября 1992 г. В чём же причина столь однобоких действий федерального центра? Она лежит на поверхности. Ещё 1 ноября 1992 г. вице-премьер Г.Хижа на заседании правительства Северной Осетии заявил: «…пока никакой другой опасности нет, кроме той, что постоянно возникает со стороны Чечни».

Исходя из сказанного, становятся понятными и заинтересованность высокопоставленного чиновника в срыве мирных переговоров и предельная жестокость, с которой «зачищались» ингушские сёла и «замещение» федеральных внутренних войск осетинскими вооружёнными формированиями. Основной целью Кремля являлась соседняя Чечня, для силового возвращения которой в состав России требовался веский повод. Таковым должно было стать вмешательство в конфликт на стороне ингушей чеченской армии с последующим контрударом и наступлением федеральных сил на Грозный.

Но этот сценарий был сорван. Д.Дудаев объявил о нейтралитете и перекрыл границу бензовозами. Вошедшие 10 ноября 1992 г. на территорию Ингушетии российские подразделения вышли к недемаркированным границам Чечни и…остановились. Тогда войны удалось избежать — в республику прибыл и.о. премьера Е.Гайдар, подписавший соглашение о отводе федеральной группировки.

Тем не менее, осетино-ингушский конфликт был не урегулирован, а всего лишь заморожен. Большинство ингушей-вынужденных переселенцев до сих пор так и не смогли вернуться в покинутые ими дома.

Олег Лукин, специально для Prague Watchdog

P.S. При подготовке данной статьи использовались следующие материалы:

Заключение независимых военных экспертов общественных организаций о подготовке и ходе осетино-ингушского конфликта на территории РФ,

Справка об обстоятельствах возникновения осетино-ингушского вооруженного конфликта, его развития и роли в нем федеральных органов власти и управления,

Война и мир Пригородного района, Ирина ДЕМЕНТЬЕВА

Ингушская трагедия, Ирина ДЕМЕНТЬЕВА.

http://www.voinenet.ru/mneniya-i-otsenki/publitsistika-o-voine/21086.html

ВОТ ДВА ФИЛЬМА ПРО ЭТИ СОБЫТИЯ:

«Хроника ингушской катастрофы»:
http://youtu.be/i0CLKGSmJDQ

«Горе победителям»:
http://youtu.be/NGiyWL3-rG0

ССЫЛКА НА ВИДЕО ДОПРОСА ОСЕТИНСКОГО КАПИТАНА МИЛИЦИИ ВЛАДИМИРА ВАЛИЕВА:

maga-gorec.livejournal.com

Ложь осетин о своём вкладе в победу над гитлеровской Германией и про участие осетин в ВОВ: maga_gorec


Ложь осетин о своём вкладе в победу над гитлеровской Германией и про участие осетин в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.

«Осетия в Великой Отечественной войне», Перевалов Сергей Михайлович.

            «Есть один сюжет в истории Великой Отечественной войны, который я не хотел оставлять без внимания в год 65-летия Победы – это то, как освещается участие в ней Северной Осетии. Последняя статья Владимира Писаренко «Забытые солдаты Победы» побудила меня ускорить подготовку поста.

«Осетия в Великой Отечественной войне». Что говорят и пишут об этом на местном, республиканском уровне?

Основной вопрос: вклад республики в победу.

Вот официальная точка зрения. «Мы с гордостью говорим о том, что на фронтах Великой Отечественной сражались более 100 тысяч уроженцев Северной Осетии. От Терека и Сталинграда, Ленинграда и Москвы до Праги, Вены, Будапешта и Берлина прошли дорогами войны наши земляки. Выходцы из Северной Осетии воевали на всех фронтах Великой Отечественной. Территория самой республики стала местом ожесточенных боев.  Сражения у Эльхотовских ворот, на Моздокском направлении, в Майрамадаге преградили путь фашистам в Закавказье. От стен Владикавказа, завоевавшего право  называться «Городом воинской славы России», началось отступление немецкой армии. За мужество, храбрость и героизм 81 житель республики был награжден Золотой звездой Героя Советского Союза. 12 наших земляков стали полными кавалерами ордена Славы». Это из поздравления Главы республики Т. Д. Мамсурова ко Дню Победы.

Такого рода обращения к гражданам в торжественные дни с перечислением заслуг жителей республики вполне понятны, даже необходимы, и в общем, они отвечают социальным запросам на историческую память. Но они недостаточны, так как апеллируют больше к чувствам, чем к разуму. Возбуждают гордость, но мало что дают для объяснения события. Чтобы спрос на память стал историей, а история побуждающим к действию мировоззрением, надо ставить конкретные вопросы, диктуемые самой жизнью, и искать ответы, опираясь на твёрдо установленные факты. Этим должны заниматься историки. С учётом почти полувековой сплошной фальсификации истории войны советскими идеологизированными кадрами – практика, до конца не преодолённая и в наши дни, особенно в таком регионе, как Северная Осетия, где у власти находятся во многом те же (ментально) люди, что некогда строили коммунизм в отдельно взятой стране, задача не из лёгких.

Вопросы возникают там, где нет ясного ответа. Например, такой: чем измерять вклад в победу? В Осетии принято подсчитывать количество Героев Советского Союза. Их число в республике колеблется от 60-ти до 79-ти (в выступлении Мамсурова, как видим, уже 81). Отдельно ведётся счёт осетин (это уж обязательно, другие не в счёт), которые по числу Героев занимают первое место среди всех национальностей Советского Союза, всего, по разным подсчётам, от 32-х до 36-ти. Правда, в таком случае мы выходим за границы республики, поскольку считают всех осетин Советского Союза. Оставляю в стороне тему объективности составления наградных списков (немаловажную, часто решающую роль играли идеологические и дисциплинарные соображения, взять, хотя бы, манипуляции с именами 28-ми панфиловцев, совершивших «подвиг, которого не было», или колебания вокруг присвоения звания Героя подводнику Маринеско, известному по т. н. «Атаке века»). В любом случае полагаю, что оценивать вклад в победу по числу награждённых не очень пристойно. «Мы в огонь и дым идём не для наград», — поётся в одной из песен о войне. Для людей на фронте ставка в борьбе с врагом была неизмеримо выше и дороже всех наград: сама жизнь. Человеческими жизнями и принято, как ни печально, измерять вклад народов нашей страны в победу 1945 года.

Сколько жизней положила Северная Осетия? «Более 100 тысяч уроженцев Северной Осетии», ушедших на фронт, у Т. Д. Мамсурова (не знаю, из какого источника), видимо, включают и родившихся в Северной Осетии, но выехавших в другие регионы. Более точные цифры содержатся в специальных изданиях. Согласно «Книге памяти» (Владикавказ. Т. 3. 1995) за годы войны Северная Осетия отправила на фронт 84,5 тыс. чел., из которых погибло 44,8 тыс. – больше половины. В «Истории Северной Осетии. XX век» (Москва, 2003) даётся уже другая цифра «свыше 95 тысяч сынов и дочерей Северной Осетии», из которых «каждый второй не вернулся с поля брани». О неточностях (мягко сказано) военной статистики я уже писал в своём предыдущем посте от 20.06.2010 г. о спорных вопросах интерпретации Великой Отечественной и 2-й мировой войны. Добавлю такой факт из истории моей семьи, и одновременно – Осетии. Отец моей жены, Сардион Добизаевич Беслекоев из сел. Заки упомянут в «Книге памяти» (Владикавказ. Т. 3. 1995, стр. 84) как погибший в октябре 1942 г., между тем он после ранения продолжал воевать, снова получил тяжелое ранение и контузию, попал в госпиталь, выжил и умер в 1975 году. Ошибка далеко не единичная.

С оговорками о неполных и неточных данных будем ориентироваться на имеющиеся в литературе, в частности, – в книге «История Северной Осетии. XX век», цифры: около 47 тыс. (из 95-ти тыс. мобилизованных) жителей Северной Осетии, погибших на фронтах Отечественной войны. Эти цифры, характеризующие вклад в Победу многонациональной республики в целом, в устах и под пером многочисленных представителей осетинской интеллигенции, удивительным (для непосвящённых) образом переносятся на одних осетин и на один осетинский народ.

Несколько примеров из Интернетовских публикаций и комментариев.

Форум «ОСЕТИНЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ», сайт KavkazWeb.net: «В суровые годы Великой Отечественной войны 90 тысяч сынов и дочерей Северной и 20 тысяч Южной Осетии ушли на фронт. 75 жителей Северной Осетии (из них 34 осетина) стали Героями Советского Союза, больше всех на душу населения; столько же стали генералами. Для маленького народа это большие цифры». «Маленький народ», конечно, – про осетин (не назовёшь «маленьким» русский или советский народ).

На этом же сайте, ниже: «СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ в начале войны в 41 направила в ряды армии 40 200 человек, а всего за время войны 41-45 воевали 90 000 человек.Из них 84 000 были призваны военкоматами, 4 400 составляли народное ополчение, остальное войска НКВД. 45 500 не вернулись с фронта. …С фронта не вернулись 7 братьев Кобегкаевых и 7 братьев Газдановых. По 6 сыновей потеряли семьи Хестановых и Темировых. Не вернулись в семьи 5 братьев Токаевы, Гуриевы, Тургиевы, Каллаговы, Бясовы, Балоевы, Калоевы, Сеоевы, Дзоблаевы, Тахоховы, Бароевы, Басаевы (сел. Ельхотово), Вазаговы, Дигуровы, Касаевы, Дзебоевы. 52 семьи потеряли по 4 сына. Акоев из Дигоры и Джанаев из Орджоникидзе повторили подвиг Гастелло. Кайтуков, Калоев, Дзотов и Недвижай повторили подвиг Матросова. Слово «осетин» с уважением произносилось на всех фронтах Отечественной войны, ибо осетины показали себя храбрыми, честными воинами. «Когда Родина в опасности, осетины – на седле». Цифры – для всех национальностей, примеры героизма – одной осетинской. Очень распространённый приём передёргивания.

Далее. Сайт «История Осетии» (http://www.ossetians.com/rus/news.php?newsid=4). Из обзора, подготовленного Р. Кучиевым в 2005 году:

«Наиболее ярко осетинский народ проявил свои лучшие качества, унаследованные от гордых предков во время Второй мировой войны.
При общей численности населения на 1941 г. 340 тысяч человек:

-90 тысяч осетин ушли защищать Родину от фашистских оккупантов.

-46 тысяч из них погибли в боях за свободу и независимость нашей Родины», и т. д.»

Ещё пример – из печатного СМИ, журнала  «Квайса». 2009. № 1. Алан Касаев, говорит о бедах Осетии в XX веке в таких словах: раскулачивание 1930-х годов – «это трагедия осетинского народа. …Дальше вообще катастрофа. Великая Отечественная война. 90 тысяч – треть всего населения – ушло на фронт. И почти 50 тысяч погибших. Думается, что гибли лучшие». Опять знакомый приём: 90 тысяч мобилизованных, 50 тысяч погибших (в круглых цифрах) – всё относится на счёт осетин.

А как на самом деле?

Есть сводная таблица военных потерь, понесённых народами Советского Союза. Эти данные основаны на официальных документах и неоднократно публиковались с 1990-х годов (М. В. Филимошин, А. П. Артемьев, А. Ю. Безугольный). Потери осетин исчисляются в 10,7 тыс. человек (мобилизованных, соответственно, примерно вдвое больше). Это на весь Союз, в котором по переписи 1939 г. насчитывалось 354.818 осетин. Из них в Северной Осетии (в границах 1944 года) жило 168,4 тыс. человек, т. е. менее 50%. Делим пополам цифру в 10,7 тыс. чел., получаем максимум 6–7 тыс. чел. осетин из 46-47 тыс. от всей республики. Колебания могут быть в ту и другую сторону (вновь напомню об огрехах в статистике), но не в десятки тысяч человек.

7:40 (в тыс. чел.) – таково (приблизительное) соотношение потерь осетин и неосетин на фронтах Отечественной. Почему так? Посмотрим на призывной контингент Северной Осетии в 1941–45 гг. Общая численность населения республики составляла 407,9 тыс. чел. Свыше 40 тыс. из них составляли «мусульманские» национальности (ингуши, чеченцы, кабардинцы, ногайцы и др.), считавшиеся неблагонадёжными (многие были выселены в 1943–1944 гг.), и не пригодными к призыву в армию, как и местные немцы (ок. 4,3 тыс. чел.). Основная мобилизационная нагрузка легла на самые многочисленные национальности: осетин (168,4 тыс.) и русских (156,1 тыс.) с украинцами (9,6 тыс.). И тем не менее, при относительном равенстве (50:50), осетины понесли потери в несколько раз меньшие, чем славянские национальности. 7:40 (!) – это же надо как-то объяснить.

Особой тайны здесь нет: причина – в недоверии советского руководства к горским национальностям. Да, в сравнении с чеченцами, ингушами, осетины считались более лояльным народом, в больших количествах призывались в Красную армию, и, соответственно, понесли относительно большие потери (3,2% от своей численности), чем другие национальности Северного Кавказа (кроме славянских). Но полного доверия к ним не было, уже с 1942 года стал сокращаться призыв осетин в армию, а с 1943 года на него был наложен полный запрет. «Карачай, Кабардино-Балкария, Чечено-Ингушетия, Дагестан, Северная Осетия – не горские национальности подлежат перерегистрации; горцев не перерегистрировать и не призывать», — такова была инструкция Главного управления формирования и укомплектования войск (А. Ю. Безугольный. Народы Кавказа и Красная армия. 1918–1945 годы. М., 2007, стр. 172). Если горцы и попадали в армию, то не по призыву, а как добровольцы по специальным рекомендациям партийных и советских органов. Мотивы недоверия к осетинам в историографии как следует не выяснены, причиной чему – откровенное нежелание осетинских историков признавать факты, способные развенчать миф об исключительных заслугах своего народа в Великой Отечественной войне. Я сам неоднократно сталкивался с агрессивным неприятием самой постановки вопроса о том, почему возникло такое недоверие. Не любят правды кадры историков советской выучки и националистических убеждений, предпочитают дезинформацию.

Ох уж наши местные историки! Разъяснять широкой общественности дезинформацию относительно участия осетин в войне они, как видим, не спешат. Но может быть они делают это в своих научных трудах? Посмотрим. Крупнейший республиканский опус последнего десятилетия – «История Северной Осетии. XX век» (Москва, 2003). Солидный том в 632 страницы подготовлен коллективом авторов СОИГСИ. Главу «Северная Осетия в годы Великой Отечественной войны» писал Т. Т. Худалов в 1990-е годы, но любой, кто будет читать может подумать, что текст составлен, как минимум, в разгар «застойного» (1970-80-х гг.) времени, как будто и не было прорыва, связанного с гласностью и свободой слова (для желающих и неробких), открытием архивов, снятием «железного занавеса», утверждением принципа плюрализма. Никаких проблем, никакого анализа, в отношении неудобных фактов ­– чисто «совковый» приём умолчания. Например, ни слова о высылке ингушей в 1944 году, так что читатель остаётся в полном неведении, каким образом в составе Северной Осетии оказался Пригородный район. Что касается людских потерь, сказано достаточно замысловато следующее: «В историческую победу над фашистской Германией свой вклад внес и осетинский народ. С оружием в руках страну защищали свыше 95 тысяч сынов и дочерей Северной Осетии – осетины, русские, грузины, армяне, украинцы, кабардинцы, дагестанцы, евреи и другие. Из них каждый второй не вернулся с поля брани» (стр. 334). Что поймёт читатель? Что воевали разные национальности, на первом месте осетины, и «вклад в победу» принадлежит именно осетинскому народу. Далее – текст, где перечисляются десятки лиц – фронтовиков, партизан, участников движения Сопротивления, с очевидным преобладанием осетинских фамилий. Три отдельные (советского времени) биографии военачальников – и все осетины: И. А. Плиев, Г. И. Хетагуров, Х. Д. Мамсуров. Много пропаганды, мало науки. Почему такие работы, устаревшие и с фактической стороны, и методологически, и концептуально, всё-таки проходят? Из-за засилия идеологизированных кадров (старых – коммунистических, новых – националистических). Я, как сотрудник института, выступил как-то в СОИГСИ по поводу этого издания с его оценкой как этноцентристского и потому необъективного. Реакция тогдашнего директора Агубе Георгиевича Кучиева: «Не ваше дело, мы сами разберёмся!». Мне пришлось ответить какой-то резкостью и разговора не получилось. Меня не смущает необходимость отстаивать в самой острой дискуссии ту точку зрения, которую я могу обосновать, и которую считаю верной. Но мои оппоненты в полемику не идут: не с чем, предпочитают применять многократно испробованные политические, административные, партийные (не брезгуют и криминальными) приёмы зажима критики. За пределами республики их влияние минимально, в большой России историческая наука, пусть не без трудностей, живёт и развивается. Но до границ Эльхотово эта публика пытается диктовать свои правила игры и во многом ей это удаётся.

И последний пример. Last, not the least. «Не нужно себя обманывать: образ других народов или собственный образ, который живет в нашей душе, зависит от того, как в детстве нас учили истории. Это запечатлевается на всю жизнь» (Марк Ферро, французский историк). Впервые школьники встречаются с последовательным рассказом об истории своей республики в 5-ом классе, учебным пособием для них являются «Рассказы по истории Северной Осетии» Руслана Сулеймановича Бзарова. В главе «Осетия в Великой Отечественной войне» есть параграф «Осетия – родина героев». Руслан Бзаров у нас истинный интернационалист, он даже убеждён, что «осетины не могут быть националистами по определению (sic!)», а потому из полутора десятка приведённых им имён, все, за исключением Вани Никифорова, оказываются осетинами, они же единственные упомянуты по национальности. Логику Руслан Бзаров учил явно не по Гегелю (если вообще учил).
«Дети мыслят красками и образами» (К. Д. Ушинский). Как там у Бзарова с иллюстрациями? В главе о войне у него девять (включая скульптора Сосланбека Едзиева) портретов героев, все осетины, других нет. 9:0 в книжке при соотношении 7:40 в том, что касается реального вклада в победу. «Рассказы» выдержали четыре издания, первые появились ещё в 1990-е годы. Почти два десятилетия юным, с неокрепшей психикой школьникам вдалбливают, что осетины далеко опережали другие национальности республики по героизму в войне. Так закладываются семена этноцентризма, буйно расцветшего в Северной Осетии в постсоветское время.

Это не просто безобразно, это крайне опасно для судеб страны. Страны под названием Россия и её субъекта под названием Республика Северная Осетия-Алания, основные законы которых прямо запрещают пропаганду национального превосходства, утверждают равенство прав и свобод независимо от национальной принадлежности. История республики принадлежит всем гражданам России, независимо от происхождения и национальности. Бзаров (из вступительного слова к «Рассказам») приписывает эту историю одним осетинам: «Главное ее (Осетии) богатство – народ […]. Много веков осетинам приходилось бороться за жизнь и свободу, за сохранение родного языка и культуры». За жизнь и свободу (как в Великой Отечественной войне) на территории республики боролись не только осетины, но автору учебника это невдомёк.

Руслан Бзаров неоднократно заявлял, что Осетия всегда выполняла свои «союзнические» (?!) обязательства перед Россией. Пусть Бзаров не говорит всуе за всю Осетию, но лично он, как историк и гражданин России, не исполнил самого необходимого: быть честным перед своей профессией и перед своей аудиторией. Морализация по этому поводу бесполезна. Нужны действия. Учебник Бзарова не годится для преподавания, его надо снимать как можно быстрее. Вопрос, как это сделать в отсутствие свободной площадки для научных дискуссий и крайней забюрократизированности экспертизы школьных учебников. Многое зависит от позиции общественных организаций. Не так давно в СМИ прошло краткое (а хотелось бы более развёрнутое) сообщение: по итогам встречи осетинской и ингушской общественности принято решение убрать из учебника Р. С. Бзарова наиболее одиозные оценки ингушского народа в описании событий 1992 года. И в нашем случае требуется более активная позиция организаций полуторасоттысячного славянского населения Северной Осетии, прежде всего русского. Другие национальности могут позволить себе роскошь заботиться только о себе, русские в ответе за всю Россию.»

http://sarinin.livejournal.com/7206.html

ВЫВОДЫ ИЗ НАПИСАННОГО ПРОФЕССОРОМ ПЕРЕВАЛОВЫМ СЛЕДУЮЩИЕ:

1) Почти все материалы осетинских историков относительно участия и потерь осетин в Великой Отечественной Войне — ЛОЖЬ И ФАЛЬСИФИКАЦИЯ;

2) Осетин во время Великой Отечественной Войны 1941-1945 гг. погибло не больше 6-7 тысяч, но никак не 40-50 тысяч;

3) Многие книги по истории, выпускаемые осетинскими историками необходимо изъять из обращения и уничтожить, как материалы не соответствующие действительности и фактам.

maga-gorec.livejournal.com

Осетия в Великой Отечественной войне

Продолжаю перепечатку некоторых постов из блога к.и.н. и общественного активиста Славянского Союза Осетии Сергея Михайловича Перевалова. Эта пожалуй самая интересная, научная и актуальная из его записей. Я вспомнил об этой записи когда прочел о призыве Путина «защитить историю Великой Отечественной войны от фальсификаторов». Г-н Перевалов, к моему сожалению, очень часто и с заметным уважением цитирует Путина. Но фактически, Путин высказался за то, чтобы догмы о ВОВ не пересматривались историками, чтобы те мифы которые наслоились в причудливое сочетание откровенной лжи и стыдливой полуправды оставались там где есть.

Перевалов, к его чести, делает смелую попытку вскрыть некоторые факты о ВОВ, о которых принято молчать. А если о них кто-то заговорит в Осетии, то тут же поднимется гвалт — «на святое покушаешься!». Так вот — это нормальная работа историка «покушаться на святое». Столько лжи скопилось за все эти годы о ВОВ, что кажется понадобятся годы кропотливого труда историков, чтобы историческая картина хотя бы в общих чертах отражала факты того времени.

Недавно попалась диссертация кабардинского историка-гэбиста о северокавказской диаспоре и о ее «антисоветской деятельности». Я с удивлением обнаружил, что из общего количества заброшенных немцами в Чечено-Ингушетию подрывников, осетины составляли самую большую группу, больше, чем ингуши и чеченцы взятые по отдельности. Потом я понял, что это, конечно, было очень логично — количество осетин-офицеров и солдат в русской армии до 1917 г. было очень большим и, соответственно, эмигрантов-рекрутов немецкой армии тоже оказалось довольно много. Я, кстати, не считаю их «предателями», как это принято в официозной историографии. Они видели свой патриотический долг в избавлении Осетии от коммунизма и от России. Цель вполне понятная и достойная, другое дело, что, конечно, Гитлер не намного отличался в лучшую сторону, чем Сталин.

Другой факт, о котором не принято говорить в Осетии, состоит в том, что, некоторые группы осетин, как например осетины из Къоб и Тырсыгом, те, что сейчас в Грузии, не были призваны на фронт вообще. 

—————————————-————— 

«Есть сводная таблица военных потерь, понесённых народами Советского Союза. Эти данные основаны на официальных документах и неоднократно публиковались с 1990-х годов (М.В.Филимошин, А.П.Артемьев, А.Ю.Безугольный). Потери осетин исчисляются в 10,7 тыс. человек (мобилизованных, соответственно, примерно вдвое больше). Это на весь Союз, в котором по переписи 1939 г. насчитывалось 354.818 осетин. Из них в Северной Осетии (в границах 1944 года) жило 168,4 тыс. человек, т.е. менее 50%. Делим пополам цифру в 10,7 тыс. чел., получаем максимум 6–7 тыс. чел. осетин из 46-47 тыс. от всей республики. Колебания могут быть в ту и другую сторону (вновь напомню об огрехах в статистике), но не в десятки тысяч человек.

7:40 (в тыс. чел.) – таково (приблизительное) соотношение потерь осетин и неосетин на фронтах Отечественной. Почему так? Посмотрим на призывной контингент Северной Осетии в 1941–45 гг. Общая численность населения республики составляла 407,9 тыс. чел. Свыше 40 тыс. из них составляли «мусульманские» национальности (ингуши, чеченцы, кабардинцы, ногайцы и др.), считавшиеся неблагонадёжными (многие были выселены в 1943–1944 гг.), и не пригодными к призыву в армию, как и местные немцы (ок. 4,3 тыс. чел.). Основная мобилизационная нагрузка легла на самые многочисленные национальности: осетин (168,4 тыс.) и русских (156,1 тыс.) с украинцами (9,6 тыс.). И тем не менее, при относительном равенстве (50:50), осетины понесли потери в несколько раз меньшие, чем славянские национальности. 7:40 (!) – это же надо как-то объяснить.

Особой тайны здесь нет: причина – в недоверии советского руководства к горским национальностям. Да, в сравнении с чеченцами, ингушами, осетины считались более лояльным народом, в больших количествах призывались в Красную армию, и, соответственно, понесли относительно большие потери (3,2% от своей численности), чем другие национальности Северного Кавказа (кроме славянских). Но полного доверия к ним не было, уже с 1942 года стал сокращаться призыв осетин в армию, а с 1943 года на него был наложен полный запрет. «Карачай, Кабардино-Балкария, Чечено-Ингушетия, Дагестан, Северная Осетия – не горские национальности подлежат перерегистрации; горцев не перерегистрировать и не призывать», — такова была инструкция Главного управления формирования и укомплектования войск (А.Ю. Безугольный. Народы Кавказа и Красная армия. 1918–1945 годы. М., 2007, стр. 172). Если горцы и попадали в армию, то не по призыву, а как добровольцы по специальным рекомендациям партийных и советских органов. Мотивы недоверия к осетинам в историографии как следует не выяснены, причиной чему – откровенное нежелание осетинских историков признавать факты, способные развенчать миф об исключительных заслугах своего народа в Великой Отечественной войне. Я сам неоднократно сталкивался с агрессивным неприятием самой постановки вопроса о том, почему возникло такое недоверие. Не любят правды кадры историков советской выучки и националистических убеждений, предпочитают дезинформацию.»

valery-dzutsev.livejournal.com

Кому выгодна гражданская война в Северной Осетии?

Я тоже склоняюсь к тому, что за убийством Дударова стоят силовики. Объясню почему. Ситуация развивается по очень похожему сценарию того, что ранее произошло в соседней Кабардино-Балкарии. Психология силовиков примерно такая: пока ислам не пустил глубокие корни в республике, поэтому если мы уничтожим физически несколько ключевых фигур, то мы сможем затормозить ползучую исламизацию Северной Осетии. Другое нехитрое соображение силовиков заключается в том, что нужно спровоцировать исламистов республики на какую-то противозаконную акцию, чтобы «высунулись все мусульманские недобитки» и чтобы их можно было разом уничтожить.

Убийство Дударова укладывается и в один и в другой сценарий. Вряд ли его жизнь нужна была еще кому-то кроме силовиков, поскольку в Северной Осетии нет более радикальных деятелей, чем Дударов. Ну или, по крайней мере, они не являются какой-то серьезной силой. Это не потому что Ибрагим Дударов был таким радикальным деятелем, а потому что в условиях Северной Осетии, каждый человек, получивший исламское образование за пределами РФ заранее причисляется к неблагонадежному элементу (это обычная издержка диктатуры российского типа — глубокое недоверие ко всему, что не выросло под контролем государства российского). Т.к. настоящих радикалов в Северной Осетии нет (или вернее пока нет, или их очень мало), то за неимением таковых, Дударов сошел за радикала. Где-нибудь в Дагестане, скорее всего, он бы считался обычным провластным религиозным деятелем.

Похоже развивалась ситуация и в Кабардино-Балкарии. Похоже были и задумки силовиков. Кончилось это не очень хорошо, поскольку пошла радикализация мусульман, которую уже непонятно как остановить без крупных политических и социальных  реформ (на которые Москва идти не собирается). Я не думаю, что если я понимаю, к чему ведет такая тактика, то силовики не понимают к чему она ведет. Наверняка они знают, что делают. А если это так, то они сознательно идут на создание ситуации в Северной Осетии, подобной той, что в Кабардино-Балкарии. Мне непонятно зачем им это надо. Я понимаю, можно ошибиться один раз, два раза, но когда это происходит в 3-5 раз, то возникает вопрос — что хорошего в обострении ситуации в Северной Осетии для Москвы? Я не верю, что это просто силовики так решили — заработать себе кучу медалей на проведении КТО, я считаю, что это политическое решение и поэтому для меня это еще большая загадка.

valery-dzutsev.livejournal.com

Кавказский Узел | В Северной Осетии за «круглым столом» обсудили причины войны в Южной Осетии

Во Владикавказе, Цхинвале, Москве и Брюсселе 7 августа прошли «круглые столы» на тему «Южная Осетия: пять дней одного августа» и телемосты, посвященные годовщине августовского конфликта прошлого года в Южной Осетии. 
 
Во Владикавказе на «круглый стол» собрались представители руководства Северной Осетии, историки, политологи, представители общественных организаций и религиозных конфессий республики. Организаторами встречи выступили общественные организации «Возрождение» и «Осетия обвиняет».
 
«Мы собрались здесь, чтобы проанализировать истоки конфликта, посмотреть, что можно сделать, для того, чтобы эта трагедия больше не повторилась. Мы собрались для того, чтобы быть услышанными не только друг другом, но и тем мировым сообществом, которому в начале августа прошлого года мы почти проиграли информационную войну, когда нам приходилось доказывать, что наша Осетия — это пострадавший регион», — сказала, открывая заседание «круглого стола», руководитель архивной службы при правительстве Северной Осетии Нина Чиплакова. 

 
По словам еще одного выступающего, политолога Артура Цуциева, в Грузии существуют две основные стратегии. Одна из них связана с тем, что Южной Осетии нет или ее не будет. «И если мы не сможем состояться как надежное общество, со своими влиятельными политическими институтами, гражданским обществом, то эта слабость Осетии, такое иллюзорное истощение, оно будет питать грузин», — отметил на «круглом столе» Цуциев.

Политолог считает, что признание Южной Осетии надо воспринимать не только как спасение, но и как в определенной степени аванс, то есть кредит доверия, предоставленный населению не только Южной Осетии, но и Северной.
 
«Когда после войны в сентябре, в начале октября 2008 года мы собрались в первый раз в ПАСЕ, было такое ощущение, что мы агрессоры. На нас смотрели как на убийц и нас обвиняли. Когда шло голосование по важным вопросам, то делегаты из бывших республик СССР старались помешать нам или уйти из зала заседания. Россия взяла на себя огромную политическую и экономическую ответственность», — сказал в своем выступлении на «круглом столе» депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Арсен Фаздаев.

Председатель национально-культурного еврейского общества «Шолом» Марк Петрушанский заявил, что когда Грузия готовилась к войне, то ее вооружали 19 стран самым современным оружием. 

Вспомнили на «круглом столе» и бывшего президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. По словам зампредседателя общества «Растзинад» Южной Осетии Владимира Кочиева, хотя прошло почти два десятка лет, «но преступлениям того времени не дана правовая оценка».
 
«Требования осетинской общественности — дать международную правовую оценку деяниям, приведшим к массовому исходу осетинского населения в начале 90-х годов прошлого столетия, отвергаются или игнорируются как политически мотивированные. Общеизвестно, что военные преступления не имеют срока давности. Мы считаем необходимым добиваться от Грузии и мирового сообщества признания преступности режима Гамсахурдиа», — подчеркнул Кочиев. 

Владимир Кочиев заявил, что для этого необходима правовая поддержка. «Мы намерены выйти на российские и международные заинтересованные структуры, которые смогли бы оказать действенную помощь», — сказал он.
 
В тот же день, 7 августа, была представлена и книга, посвященная событиям августа 2008 года. Книга «Южная Осетия: Пять дней одного августа» издана на русском, французском, немецком и английском языках. В ней описаны история грузино-остетинского конфликта, хроника августовской войны, собраны свидетельства очевидцев, жертв грузинской агрессии, а также — рассказы детей, ставших свидетелями конфликта.

Ранее, 4 августа, в Москве пресс-центре РИА «Новости» прошел «круглый стол» «Годовщина с начала варварской агрессии против мирного народа Южной Осетии». Основной темой встречи стали мероприятия, запланированные в Москве, Санкт-Петербурге и Южной Осетии в годовщину начала августовской войны 2008 года.

В годовщину начала августовского конфликта 2008 года в России, Южной Осетии и Грузии проходит ряд мероприятий. Так, сегодня в 11 часов 15 минут в Северной Осетии будет объявлена минута молчания в знак памяти о погибших в конфликте в Южной Осетии.

В Москве прошло траурное мероприятие, посвященное памяти жертв августовской войны. В одном из залов Музея современной истории России собралось около полутора сотен человек.

Депутаты грузинского парламента собрались 7 августа на внеочередную сессию, чтобы дать политическую оценку событиям августа 2008 года. По мнению депутатов, в зонах конфликта необходимы международный мониторинг и интернациональный миротворческий контингент.

Напомним, в ночь на 8 августа 2008 года начались широкомасштабные боевые действия между грузинскими и югоосетинскими воинскими подразделениями. К конфликту вскоре присоединилась Россия. Военные действия длились 5 дней. Итогом войны стало признание РФ независимости Южной Осетии и Абхазии. Президент Грузии Михаил Саакашвили охарактеризовал это решение руководства России как «беззаконие» и призвал руководителей ведущих государств мира и международных организаций максимально ускорить интеграцию Грузии в НАТО и ЕС. Позже Грузия разорвала с Россией дипломатические отношения.

Автор: Эмма Марзоева; источник: корреспондент «Кавказского узла»

www.kavkaz-uzel.eu

«Северная Осетия в годы ВОВ «

Данная работа посвящена подвигу осетинского народа в годы ВОВ.

Просмотр содержимого документа
«»Северная Осетия в годы ВОВ «»

Проект ученика 4 «Б» класса Шавлохова Виталия

«Наш край в годы Великой Отечественной Войны»

Актуальность работы

  • В 2015 году Россия отметила 70 лет Победы нашего народа в Великой Отечественной войне. Огромную роль, в обеспечении выдающейся победы нашей страны над фашисткой Германией, сыграл боевой подвиг и трудовой героизм нашего народа, благодаря которому мир избавился от смертельной опасности. Война унесла жизни миллионов людей, погубила миллионы талантов, разрушила человеческие судьбы.

Проблема исследования

  • В настоящие время молодежь мало знает об истории своей страны. Ведь свидетелей событий Великой Отечественной войны с каждым днем становится все меньше и меньше, и если не записать и не сохранить их воспоминания, то мы можем потерять невосстановимые материалы о войне, они просто исчезнут вместе с людьми, не оставив своего следа в истории.

Гипотеза

  • Только народ, который знает и помнит свою историю, традиции, героев достоин свободы и независимости.
  • Подвиг людей, которые сделали все возможное и невозможное, чтобы освободить нашу землю от фашистов не должен быть забыт.

Цель работы

  • Рассказать о Северной Осетии в годы Великой Отечественной Войны

22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. Более 110 тысяч сынов и дочерей Осетии были призваны в действующую армию. Вся жизнь в Северной Осетии перестроилась на военный лад — заводы и фабрики осваивали производство необходимой фронту продукции, 35 тысяч человек участвовали в строительстве оборонительных сооружений.

В конце июля 1942 г. германская армия вышла на Северный Кавказ и приступила к осуществлению плана «Эдельвейс» — крупномасштабной военной операции по овладению Кавказом. Вначале наступление немцев было успешным. В последних числах августа после кровопролитных боев Красная Армия оставила Моздок, затем пали Прохладный и Малгобек. Гитлеровцы рвались к Грозному и Баку, к Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорогам.

27 сентября немцы заняли Эльхотово, надеясь развернуть наступление на Орджоникидзе (Владикавказ). Путь к столице Северной Осетии лежал через Эльхотовские ворота (Арджинараг) — естественные «ворота» между невысокими хребтами, ограждающими с севера Владикавказскую равнину. Однако здесь немцев ждало разочарование. Несмотря на перевес в живой силе, танках и авиации, им не удалось пройти через Эльхотовские ворота.

В октябре 1942 г. фашисты предприняли обходной маневр. Форсировав Терек и пробившись в направлении Нальчик-Чикола-Дигора, германские войска начали массированное наступление на Алагир и Ардон. 2 ноября 1942 г., прорвав линию обороны севернее с. Дзуарикау, немцы заняли с. Гизель и оказались на подступах к г. Орджоникидзе.

Город был переведен на осадное положение. В его предместьях шли ожесточенные бои, в которых с обеих сторон участвовали крупные воинские силы и большое количество техники.

Столица Осетии выстояла.  Немецкие части были разгромлены и отброшены на десятки километров. Операция «Эдельвейс» бесславно провалилась. В первых числах января 1943 г. занятые немцами территории Осетии были полностью освобождены

76 уроженцев Осетии были отмечены высшим знаком боевого отличия — званием Героя Советского союза. Дважды это звание присвоено генералу армии И.А.Плиеву и генерал-майору И.И.Фесину. 9 человек стали полными кавалерами Ордена Славы. 50 участников войны удостоились воинских званий генералов и адмиралов.

70 лет прошло со дня окончания войны, но сколько бы лет ни миновало, наша святая обязанность помнить о тех, кто защищал Родину в годы Великой Отечественной войны.

Памятник Иссе Плиеву

Памятник братьям Газдановым

Памятник Петру Барбашову

kopilkaurokov.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.