Немецкий десант в бою

В современных германских вооруженных силах парашютисты составляют ядро сил специальных операций. Это одна из наиболее мобильных и боеспособных частей бундесвера. Считается, что в случае необходимости германские десантники могут быть собраны и доставлены в любую точку земного шара не более, чем за 72 часа.

Во времена «холодной войны» ВДВ бундесвера были предназначены, в основном, для решения оборонительных задач в ходе сдерживания наступления советских войск. С распадом Советского Союза ситуация изменилась, и в нынешнее время десантники необходимы прежде всего для участия в локальных конфликтах в качестве сил быстрого реагирования. Десантники бундесвера принимают активное участие во всех миротворческих и войсковых операциях ООН и НАТО, проводимых в последнее время.

По мнению немецких военных специалистов, в ходе современных боевых действий эти войска должны решать такие задачи, как:

  • захват и удержание важных районов и рубежей,
  • ведение глубинной разведки и диверсионных дей­ствий в тылу противника,
  • уничтожение командных пунктов, средств ядерного нападения, на­рушение работы тыла противника;
  • борьба с нерегулярными и террористическими формированиями в ходе локальных конфликтов;
  • защита и эвакуация германских граждан в любом регионе мира в случае кризисной ситуации.

С учетом новых задач ВДВ Германии в 2001 году была реорганизована их структура. 1-я воздушно-десантная дивизия, в которую входили 3 парашютно-десантных бригады (25-я, 26-я, и 31-я), была расформирована, а вместо нее создана Дивизия специальных операций со штабом в г. Регенсбурге.

В состав дивизии входят:

  • штаб,
  • отряд специального назначения КСК («Kommando Spezialkrafte») – сформирован на базе бывшей 25-й парашютно-десантной бригады;
  • 26-я парашютно-десантная бригада;
  • 31-я парашютно-десантная бригада:
  • 4-й полк управления и связи;
  • зенитно-ракетная батарея;
  • 310-я отдельная рота разведки;
  • 200-я глубинная разведывательно-диверсионная рота;
  • 4-й оркестр Сухопутных войск.

В состав воздушно-десантной бригады вхо­дят: штабная рота, два парашютных батальона, разведывательная рота, инженерно-саперная рота, рота снабжения.

Парашютно-десантный батальон (пдб) считается ос­новным боевым подразделением. В него входят штаб и пять рот (пдр): штабная и снабжения, две па­рашютно-десантные и две противотанковые пара­шютно-десантные.

Рота штабная и снабжения (160 человек) вклю­чает взводы рекогносцировки, снабжения, три отделения связи, ремонтно-эвакуационное и ме­дицинское отделения. На ее вооружении тринадцать 44-мм РПГ «Панцерфауст», двадцать три 7,62-мм пуле­мета MG3 и четыре грейдера на самоходной ко­лесной базе.

Парашютно-десантная рота (106 человек) состо­ит из отделения управления (одна ПУ ПТУР «Ми­лан») и трех парашют­но-десантных взводов, в каждом из которых есть группа управления и три парашютно-десантных отделения (по одной ПУ ПТУР «Милан» в каждом). Всего на вооружении роты четыре ПУ ПТУР «Милан», девять 44-мм РПГ «Панцерфауст», двенадцать 40-мм противопехот­ных гранатометов НК 69А1 и девять 7,62-мм пу­леметов MG3.

В состав противотанковой парашютно-десант­ной роты (63 человека) входят отделение управ­ления, два противотанковых взвода (группа уп­равления и четыре противотанковых отделения, в каждом по одной ПУ ПТУР «Toy» на БМД «Визель») и зенитный взвод (группа управления и пять зенитных отделений, в каждом по 20-мм пушке). Всего в роте десять ПУ ПТУР «Toy» и шесть зенитных пушек Мк20.

Таким образом, парашютно-десантный батальон имеет около 500 человек личного состава, восемь ПУ ПТУР «Милан», двадцать ПУ ПТУР «Toy», двенадцать 20-мм пушек Мк20, тридцать один 44-мм РПГ «Панцерфауст», двадцать четыре 40-мм противопехотных гранатомета, сорок 7,62-мм пулеметов MG3, более 450 штурмовых винтовок.

Основной боевой машиной для поддержки десантников в бою является бронетранспортер «Визель» («Wiesel»). Эта небольшая машина сконструирована специально для перевозок по воздуху. БМД «Визель» оснащена пятицилиндровым дизельным двигателем и способна развивать скорость до 85 км/ч. Вертолет СН-53С может одновременно поднимать две БМД (боевой вес одной — 2,6 т), а самолет С-160 «Трансаль» — четыре. Выпускается в модификациях с 20-мм пушкой, ПТУР «Тоу-2», ЗРК, РЛС, разведывательной, санитарной. В настоящее вермя в бундесвере насчитывается около 340 таких машин, в том числе около 190 в качестве самоходной ПУ ПТУР «Toy» (боекомплект восемь ПТУР) и 120 — с автоматической 20-мм пушкой Мк 20 (боекомплект 400 снарядов).

Боевое применение воздушно-десантного батальона во всех видах боя зависит прежде всего от типов имеющихся в нем парашютно-десантных рот.

В наступлении, особенно на пересеченной, ле­систой местности, а также при захвате выгодного рубежа на водной преграде более эффективными будут действия обычной парашютно-десантной роты. Противотанковая тоже может участвовать в наступлении, но целесообразнее применять ее для огневой поддержки и прикрытия боевых по­рядков батальона. В ходе сдерживающих действий должны максимально использоваться возможно­сти огневых средств и маневренность БМД «Визель» противотанковых парашютно-де­сантных рот.

Парашютно-десантный батальон перебрасывает­ся в район предстоящих боевых действий на транс­портных вертолетах армейской авиации (американский UH-1D«Ирокез» и франко-германский NH90 TTH (Tactical Transport Helicopter)), транспорт­ных самолетах (франко-германский «Транспорт Альянц C.160 «Трансаль») или на автомобилях. Предпочтительным считается посадочный способ десантирования с вертолетов. Десантирова­ние парашютным способом предусматривается только в особых случаях. Боевую задачу батальон полу­чает на весь период боевых действий в тылу противника. На учениях отрабатывается использова­ние батальонов в качестве тактических воздушных десантов, выбрасываемых на глубину 20—30 км в интересах наступающих соединений.

Для переброски пдб в район боевых действий на удалении до 80 км от переднего края назнача­ется исходный район для десантирования, в ко­тором определяются посадочные площадки для вертолетов, районы ожидания личного состава, пункты снабжения боеприпасами и топливом.

Максимальная эффективность наступательных действий батальона достигается при выполнении задач по оказанию поддержки главным силам наступающих войск. Прежде всего, это захват важных в тактическом отношении рубежей или участков местности, создание плацдармов, захват и удер­жание переправ через водные преграды, развед­ка и уничтожение средств ядерного нападения, пунктов управления и других важных объектов.

При доставке пдб на вертолетах полет осуществляется с учетом рельефа местности, на малых высотах. Это затрудняет их обнаружение радиолокационными средствами ПВО противника и обеспечивает скрытный подлет к зоне высадки. Маршрут выбирается, как правило, над неконтролируемой противником территорией.

Площадки для приземления вертолетов выбираются на минимальном удалении от объекта атаки с учетом возможности их огневого прикрытия. Непосредственно перёд высадкой по району десантирования или объекту атаки наносятся удары тактической авиацией или подразделениями вертолетов огнёвой поддержки.

Передовые подразделения, высаживаясь как можно быстрее, уничтожают противника в районе площадок приземления, организуют разведку, захватывают выгодные рубежи и обеспечивают десантирование основных сил. Выполнение боевых задач может начинаться как после сбора и приве­дения в боевую готовность всего пдб, таки по мере готовности подразделений.

Атака начинается в пешем порядке после того, как обычные парашютно-десантные роты в бое­вых порядках на узком фронте сближаются с про­тивником или просачиваются через его позиции в условиях ограниченной видимости. Личный состав открывает огонь из стрелкового оружия на минимальном удалении от противника, исполь­зуя любую возможность для внезапного нападе­ния. Наступление идет по всей ширине полосы боевых действий с сосредоточением необходимых сил и средств на участке прорыва, определяемом командиром батальона.

Противотанковые парашютно-десантные роты огнем поддерживают действия пдр, обеспечивая им выдвижение из глубины и прикрывая откры­тые фланги. Пдр перемещаются от рубежа к ру­бежу в готовности к отражению контратак. При этом взводы ПТУР «Toy» уничтожают брониро­ванные цели и пехоту в долговременных соору­жениях. Взводы 20-мм пушек занимают позиции, обеспечивающие возможность подавления против­ника на участке прорыва. В дальнейшем следуют за передовыми подразделениями, отражая контратаки и поддерживая боевые действия в глубине. По решению командира батальона взводы 20-мм пушек могут придаваться наступающим пдр.

В обороне воздушно-десантный батальон может занимать район обороны или позицию. Пдр оборудуют опорные пункты с позициями для взво­дов и приданных подразделений. Большое зна­чение при организации обороны и создании опорных пунктов рот придается максимальному использованию рель­ефа местности и тщательному инженерному обо­рудованию.

Позиции пдр непрерывно совершенствуются, для чего на важных участках по возможности применяются грейдеры. Расположение и маскировка позиций осуществ­ляются так, чтобы противник не мог их обнару­жить до достижения зоны поражения огнем руч­ного стрелкового и противотанкового оружия. Промежутки между позициями прикрываются инженерными заграждениями, контролируются наблюдателями из состава артиллерийских и раз­ведывательных подразделений. Для отражения атак бронированной техники в опорных пунктах могут организовываться узлы противотанковой обороны, основу которых составляют ПУ ПТУР «Милан».

Противотанковая рота занимает в обороне рот­ный опорный пункт или позицию, включающую позиции взводов. Они располагаются таким об­разом, чтобы, с одной стороны, обеспечить пора­жение противника огнем ПТУР «Toy» и 20-мм пу­шек на максимальной дальности, а с другой, позволить использовать взводы ПТУР на вероятных направлениях действий противотанковой техни­ки противника.

С началом выдвижения противника к передне­му краю обороны огонь по бронированным целям открывают противотанковые средства большой дальности поражения. Пдр с хорошо замаскиро­ванных позиций уничтожают атакующих на близ­ком расстоянии внезапным огнем стрелкового и ручного противотанкового оружия.

Считается, что наличие в составе пдр четырех боевых рот расширяет возможности командира ба­тальона по сосредоточению усилий и выделению резерва.

Располагая значительным количеством ПУ ПТУР «Toy» и «Милан», что позволяет иметь их глубоко эшелонированное расположение в боевых порядках, командир батальона обычно выделяет их в резерв усиленного парашютно-десантного взвода. В случае, когда противотанковая пдр бу­дет занимать позиции в полосе обеспечения или на передовом рубеже, командир пдб может исполь­зовать ее в качестве резерва после вывода из боя.

На сильно пересеченной местности, с большим количеством препятствий и выгодных рубежей, пдб мо­жет вести сдерживающие действия. При этом ме­стность должна способствовать оборудованию выгодных позиций для личного состава, ПУ ПТУР «Toy», «Милан» и 20-мм пушек.

При ведении сдерживающих боевых действий пдб, как правило, ведет бой при поддержке артиллерии, саперных, а иногда и танковых подразделений. Отрыв от противни­ка и отход по возможности обеспечиваются дей­ствиями противотанковых вертолетов.

Исходя из условий местности и вероятных действий противника, прежде всего его возможностей по использованию танков, противотан­ковые взводы и взводы 20-мм пушек предназна­чаются для усиления противотанковой обороны пдр. ПТУР используются для уничтожения бро­нированных средств на максимальной дальности, а 20-мм пушки — для стрельбы по воздушным и легкобронированным целям, пехоте.

Позиции ПТУР и 20-мм пушек выбираются так, чтобы обеспечить огневое прикрытие пара­шютно-десантных взводов и возможность их скрытного отхода. Позиции парашютно-десантных взводов оборудуются с учетом возможности открытия внезапного огня из стрелкового, ручного противотанкового ору­жия, а также отхода. Кроме того, их располо­жение должно быть таким, чтобы исключались внезапное нападение противника и вступление с ним в непосредственное соприкосновение. При благоприятной обстановке в пдр создаются груп­пы истребителей танков.

Сдерживающие боевые действия парашютно-де­сантный батальон может вести, чередуя ограннченную по времени оборону с отходом на новые позиции, осуществляемые одним броском. Пдр подпускают наступающего противника и, уничтожив его внезапным, сосредоточенным, ог­нем всех систем оружия с близкого расстояния, отходят повзводно или в составе роты. Придан­ные и поддерживающие пдб артиллерийские и ин­женерные подразделения, а также противотанко­вые вертолеты прикрывают промежутки в боевых порядках, укрепляют участки местности и уста­навливают заграждения, изматывают противни­ка огнем дальнобойных средств, мешая преследованию отходящих войск.

Таким образом, по мнению немецких военных специалистов, структура парашютно-десантных батальонов по­зволяет им успешно вести все виды боевых дей­ствий и выполнять специальные задачи как в со­ставе воздушно-десантной бригады, так и самостоятельно. Повышение боевого потенциала пдб за счет увеличения количества пусковых уста­новок ПТУР большой и средней дальности пора­жения, а также наличия высокоманевренных боевых машин «Визель» ведет к значительному возрастанию его возможностей в борьбе с танками и бронированной техникой. Считается, что он может быть противопоставлен наступающему танковому полку (около 90—100 танков). Оснащение подразделений воздушно-де­сантных войск Германии 60-мм ручными противотанковыми гранатометами «Панцерфауст-3», ПТУР «Тоу-2», приборами ночного ви­дения и портативным электронным оборудова­нием повышает эффективность их боевого исполь­зования.

(По материалам книги «Войска специального назначения», Дудинский Д.Н., 1998 г.; сайта http://www.germanairborne.de, и др. )

www.modernarmy.ru

Воздушно-десантные войска ФРГ (1980) — Германия — По странам — Статьи

Подполковник В. Семёнов

Командование бундесвера, считая сухопутные силы важнейшим видом вооруженных сил,
уделяет значительное внимание дальнейшему совершенствованию их организационной
структуры с целью повышения боевой мощи соединений и частей. Проводимые в
последнее время и намечаемые на будущее мероприятия в этой области
свидетельствуют о стремлении западногерманских милитаристов иметь уже в мирное
время мощную группировку войск, с тем чтобы усилить позиции ФРГ в НАТО и
использовать этот агрессивный блок в своих реваншистских целях.

Важное место в сухопутных силах отводится воздушно-десантным войскам,
совершенствованию которых командование бундесвера в настоящее время придает
особое значение. Судя по сообщениям зарубежной печати, западногерманское
командование намерено в ближайшие годы осуществить реорганизацию
воздушно-десантных войск, роль и значение которых, по оценке военных
специалистов, постоянно возрастают, а задачи боевого обеспечения соединений и
частей на поле боя с каждым днем усложняются. Это нашло свое отражение в
уставах, в которых подчеркивается, что основной их задачей в современных
условиях ведения боевых действий является поддержка соединений и частей
сухопутных войск при организации ими наступательных и оборонительных операций.


Организация и вооружение.
Как сообщает иностранная пресса, воздушно-десантные
войска ФРГ в настоящее время представлены 1-й воздушно-десантной дивизией,
входящей в состав 2-го армейского корпуса. Она имеет штаб, три
воздушно-десантные бригады (25, 26 и 27-ю), батальон связи и роту военной
полиции. В отличие от штабов всех остальных дивизий сухопутных войск ее штаб
оперативным руководством подчиненных ему частей не занимается. В его задачу
входит только решение административных вопросов и координация боевой подготовки
воздушно-десантных бригад, которые при ведении боевых действий передаются в
распоряжение командиров армейских корпусов (по одной бригаде на корпус).


Воздушно-десантная бригада
(рис. 1) включает штаб, штабную роту, три
парашютно-десантных батальона (один кадрированный),
истребительно-противотанковую и минометную роты, подразделения обеспечения и
обслуживания, полевой запасный батальон (создается в военное время). Общая
численность личного состава бригады в мирное время примерно 2000 человек, а по
штатам военного времени около 3000 человек (без запасного батальона). На
вооружении бригады находятся, кроме штатного автоматического стрелкового оружия,
54 пусковые установки (ПУ) ПТУР (24 ПУ ПТУР «Милан» в парашютно-десантных
батальонах и 30 самоходных НУ ПТУР «Тоу» на автомобилях «Крака» в
истребительно-противотанковой роте). Боекомплект бригады и
материально-техническое обеспечение рассчитаны на 48 ч боя.

 
Рис. 1. Организация воздушно-десантной бригады

Объявленный западногерманским командованием план модернизации вооруженных сил
предусматривает дальнейшее совершенствование организационной структуры и
вооружения воздушно-десантных войск бундесвера. Так, на 80-е годы планируется в
качестве первого этапа провести изменения в организационной структуре
воздушно-десантных бригад с целью повышения их боевых возможностей по поражению
танков на поле боя. В каждой бригаде предполагается иметь штаб, штабную роту
(две самоходные ПУ ПТУР «Тоу», две 20-мм пушки), два парашютно-десантных
батальона (по 20 ПУ ПТУР «Милан» и девять 20-мм пушек), два
истребительно-противотанковых батальона (по 24 самоходные ПУ ПТУР «Тоу» на
автомобилях «Крака» и 12 20-ми пушек), минометную роту (восемь 120-мм минометов)
и роту снабжения. Численность личного состава по штатам мирного времени будет
составлять более 1600 человек и военного — около 2000.

Общее руководство боевой подготовкой бригад планируется возложить на
существующий штаб воздушно-десантной дивизии, а оперативное подчинение оставить
без изменении. В дальнейшем в связи с возможным подчинением воздушно-десантных
бригад непосредственно командирам армейских корпусов в качестве их азромобильных
резервов штаб дивизии предполагается расформировать.

 
Рис. 2. Организация высадки тактического
воздушного десанта в полосе обороны корпуса (вариант)

Как сообщается в зарубежной прессе, современная организация и вооружение
воздушно-десантных бригад обеспечивают им возможность действовать самостоятельно
в тылу противника и выполнять различные задачи. Опыт последних учении
показывает, что их подразделения применялись в качестве тактических воздушных
десантов на направлении главного удара наступающих соединений, для прикрытия
флангов своих войск, закрытия разрывов между ними или отражения прорвавшегося
противника при организации оборонительного боя. Вместе с тем военные специалисты
ФРГ считают, что боевые возможности воздушно-десантной дивизии позволяют
попользовать ее в случае необходимости и для выполнения обычных боевых задач,
возлагаемых на мотопехотные соединения сухопутных войск.

В
западногерманских уставах подчеркивается, что воздушно-десантные операции
являются составной частью операций сухопутных войск.

В
наступлении
в качестве тактических воздушных десантов считается целесообразным
использовать подразделения воздушно-десантных бригад, которые будут действовать
в составе армейских корпусов. По опыту последних учений сухопутных войск можно
судить, что воздушно-десантные бригады в полном составе действовали редко, хотя
и не исключается их применение на направлении действий ударной группировки
сухопутных войск.

В
иностранной печати сообщалось, что основу тактического воздушного десанта при
организации наступательных действий сухопутных войск составляет
парашютно-десантный батальон бригады, который в отдельных случаях может
усиливаться различными подразделениями и соответствующими огневыми средствами.
Основными его задачами являются следующие: захват и удержание до подхода своих
войск важных участков местности, узлов дорог, переправ и плацдармов на водных
рубежах; разведка и уничтожение ракетно-ядерных средств и пунктов управления
противника; организация наступления на оборонительные позиции с тыла и фланга;
содействие сухопутным войскам в окружении отдельных группировок противника;
воспрещение подхода резервов; нарушение работы органов тыла и другие.

Как правило, высадку десанта в наступательном бою рекомендуется проводить на
направлении главного удара на глубину, которая позволяет обеспечить огневую
поддержку десанта ракетными дивизионами, а в ходе развития наступления и
дальнобойной артиллерией. При этом десантирование (основные нормативы даны в
таблице) рекомендуется осуществлять в районы, не занятые войсками противника,
или в те, по которым предварительно наносились ядерные удары.

В
последнее время на крупных учениях бундесвера отрабатываются главным образом два
способа высадки тактического воздушного десанта: парашютный с
военно-транспортных самолетов С-160 «Трансал» на оперативную глубину и
посадочный с транспортно-десантных вертолетов армейской авиации CH-53G на
тактическую глубину.

Нормативы для частей и подразделений
воздушно-десантных войск

Часть и подразделение Глубина высадки. км Площадь района высадки, км Время посадки и высадки, мин Время приведения в боеготовность, мин
Воздушно-десантная бригада 70-80 100—150 30 120-180
Парашютно-десантный батальон (усиленный) 15-50 10-15 10 80-90
Парашютно-десантная рота (усиленная) 10-15 1-2 5 30-60

Как отмечается в западногерманской военной печати, высаживать воздушный десант в
тылу противника предусматривается при условии превосходства в воздухе, надежного
подавления средств войсковой ПВ0 противника и наличия в его боевых порядках
брешей или промежутков. Для обеспечения высадки тактических воздушных десантов
может привлекаться также тактическая авиация. При этом в ее задачи сходит
ведение воздушной разведки в интересах десанта, прикрытие его с воздуха,
уничтожение средств войсковой ПВО противника и непосредственная поддержка
парашютно-десантных подразделений в ходе боевых действий.

В
обороне
воздушно-десантная бригада может использоваться преимущественно для
прикрытия флангов соединений и частей, а также участков прорыва с целью
остановить дальнейшее продвижение противника, разгромить его вклинившиеся силы и
восстановить положение, а при ведении сдерживающих действий — задержать
наступление противника, нанести ему значительные потери и выиграть время для
перехода соединений корпуса к обороне иди в наступление.

В
обороне усиленный парашютно-десантный батальон может быть переброшен на
расстояние до 120 км в течение 3-4 ч после отдачи соответствующего приказа
(организация маршрута движения подразделений воздушно-десантной бригады в полосе
обороны армейского корпуса показана на рис. 2). Доставка подразделений в район
боевых действий может осуществляться комбинированным способом: вертолетами
армейской авиации корпуса и автотранспортными средствами. Опыт проведенных
учений показывает, что для переброски усиленного парашютно-десантного батальона
(500 человек личного состава, 78 автомобилей «Крака» и другая техника) требуется
21 средний вертолет CH-53G и 60 легких UH-1D.

Придавая большое значение подготовке тактического воздушного десанта к действиям
в различной боевой обстановке, командование армейского корпуса при разработке
плана на использование воздушно-десантной бригады принимает во внимание, что
транспортные подразделения армейской авиации при 70-процентной
укомплектованности, а также в зависимости от тактической обстановки и боевой
задачи могут за один рейс перебросить усиленный парашютно-десантный батальон в
полном составе.

В
целом же, по мнению командования бундесвера, использование воздушно-десантных
войск во взаимодействии с танковыми и мотопехотными соединениями позволит
командованию корпуса оперативно оказывать влияние на ход и исход боя, операции.

Зарубежное военное обозрение №6 1980 С.31-34

 

 

factmil.com

Как создавались воздушно-десантные войска Германии?

Ко времени начала Второй мировой войны Германия воплотила в жизнь идею 30-х годов, создав воздушно-десантные войска — элитные части, появление которых оказало значительное влияние на тактику и стратегию ведения боевых действий. В 1928 г. шесть солдат выбросились с парашютами с американского бомбардировщика над Келли-Филд в штате Техас и по приземлении установили и подготовили к бою пулемет. Приказ им отдал бригадный генерал Уильям («Билли») Митчелл, который хотел показать в действии революционную тогда тактику ведения боя — воздушно-десантную атаку.

 

Еще в октябре 1918 г. Митчелл, будучи командующим ВВС американской армии во Франции, предполагал осуществить не опробованную в то время еще ни разу высадку воздушного десанта с целью добиться завершения Первой мировой войны. Вместо того чтобы продолжать обычные кровопролитные лобовые атаки на немецкие рубежи обороны, Митчелл предлагал выбросить в полном составе на парашютах 1-ю американскую дивизию в тылу у немцев в регионе Менен-Розлар. Он считал, что таким образом удастся дестабилизировать оборону противника и привести к крушению его фронт.

Однако проект Митчелла закончился ничем, главным образом из-за неспособности вооруженных сил обеспечить тыловую поддержку операции и по причине неприятия его подавляющим большинством представителей союзного командования. Затем в результате объявления перемирия в ноябре 1918 г. надобность в проведении мероприятия, запланированного на февраль 1919 г., просто отпала. В послевоенный период все новаторские идеи в армии встречали особенно сильное противодействие. Даже после учений 1928 г. замыслы Митчелла не находили полной поддержки в США до 1940 г. Подобное отношение к данной идее было распространено не везде.

Парашютисты во Франции
Еще в далеком 1800 году высокопоставленные лица Франции наблюдали за, наверное, первым парашютным прыжком, выполненным Андре-Жаком Гарнереном с военными целями. В апреле 1889 г. американец Чарльз Леру спустился на парашюте с высоты 1000 м перед аудиторией из высших немецких офицеров, с какового момента идея создания воздушно-десантных войск и пустила первые корни в Европе.

После последней из упомянутых выше демонстраций генерал Альфред фон Шлиффен, менее чем через два года ставший начальником Генерального штаба Германии, высказывал мнение о том, что применение парашютов может дать новые тактические возможности, особенно в качестве средства «вертикального удара» по недоступному иными средствами вражескому штабу.

Правда, фон Шлиффен отметил, что нарождающаяся технология Леру не поддается контролю — действиями парашютистов нельзя будет управлять, что необходимо при проведении боевой операции. Этот недостаток удалось отчасти подкорректировать благодаря разработке в Италии в 1911 г. ранцевого парашюта и появлению надежных самолетов. Кроме того, во время Первой мировой войны парашюты прошли апробацию в авиации. В Германии Отто Хайнике изобрел парашют, предназначенный специально для летчиков, который был запущен в серию под контролем Кете Паулюс, первой немецкой женщины-парашютистки, которая осуществляла показательные прыжки с 1890 года.

Генерал-майор Штудент перед строем парашютистов. 1940-й год.

 

Парашютное дело в России

В России прыжки с парашютом стали видом спорта еще до Первой мировой войны, что, однако, не исключало и военного применения парашютов, и в 1918 г. Красная Армия располагала небольшой парашютной частью, которая к 1930 г. достигла уровня профессионализма, достаточного для принятия участия в военных маневрах. Итальянская армия создала свое экспериментальное подразделение в 1927 г. (в Италии, кстати, в 20-е годы сумели разработать первый надежный парашют с вытяжным фалом), а к 1938 г. там возникла самая настоящая парашютно-стрелковая рота.

Первой пробной операцией в России стала ограниченная атака на штаб «противника» (вспомним замыслы фон Шлиффепа), между тем в 1935 и 1936 гг. в маневрах принимали участие тысяча парашютистов, успешно приземлившихся в заданных районах высадки, не считая еще 5000 солдат, которых высадили с самолетов как посадочные десанты.

Действенность такого рода войск в будущих операциях стала очевидной для многих иностранных наблюдателей, включая полковника британской армии Арчибальда Уэйвелла и нескольких представителей германского Генерального штаба, которые смогли заглянуть в будущее и узреть широту новых тактических горизонтов.

 

Германия присматривается к русскому опыту
Еще в 1933 г. у Германии имелось свое небольшое боевое подразделение парашютистов. Увиденное на маневрах у русских, без сомнения, послужило катализатором процесса, который и так уже развивался вследствие изменения европейской военной доктрины после Первой мировой войны. Подавляющему большинству стран — участниц событий 1914—1918 гг. пришлось на практике убедиться в том, какие ужасные последствия влечет за собой тактическое маневрирование массами войск в лобовых атаках, поскольку применение живой силы на открытой местности на фоне прорывов в области конструкций стрелкового оружия — прежде всего пулеметов — влекло за собой катастрофические потери.

Германские парашютисты на мирном привале.

До начала 2-й мировой две недели. 1939 год.

Многие тактики признавали это и искали пути некоего нового решения в способах ведения войны.  Создание британцами танков стало одним из таких путей выхода из тупика, и в 1916 г. на Сомме очень неуклюжие и тихоходные машины Mk-I с 57-мм пушками оказали громадное психологическое воздействие на оборонявшихся немцев.

Немцы, со своей стороны, достигли многого в деле применения авиации в качестве поддержки сухопутных войск и были пионерами более гибкой тактики, такой, к примеру, как «непрямой штурм» (атака с целью овладения отдельными позициями, что приводило в итоге к падению главного объекта).

Новая тактика требовала воспитания и нового солдата, и в Германии это послужило причиной появления штурмовых частей из специально подготовленных военнослужащих, способных осуществлять прорывы, полагаясь на решительный бросок и концентрированную огневую мощь.

Все эти изыскания не вынудили главные командования стран — участниц конфликта к изменению устаревших военных технологий Первой мировой войны, однако после 1918 г. «подвижность» и «гибкость» сделались своего рода лозунгами тактики и стратегии будущего. В 1927 г. британская армия создала экспериментальное бронетанковое соединение — прототип полностью механизированной боевой части, включавшей в себя танки, пулеметные команды и артиллерию. Одновременно французы, русские и немцы стали работать над передовыми технологиями штурмовых бросков с применением бронетехники.

 

Мобильная война

Хайнц Гудериан, который позднее, в ноябре 1938 г., сделался командующим подвижными войсками, в конце 20-х — начале 30-х гг. с головой погрузился в изучение теории и практики танковой войны и пришел к выводу о большом значении подвижности как в наступлении, так и в обороне. В 1933 г. генерал Удет, в будущем глава Технического управления Люфтваффе, стал свидетелем показа в США возможностей самолета Кертис F-8C «Хеллдайвер» как средства непосредственной поддержки наземных войск, после чего, вернувшись в Германию, дал указания разработать аналогичную машину, что привело к появлению знаменитого пикирующего бомбардировщика Юнкере Ju-87 «Штука».
В западном мире быстро менялись взгляды на то, как должна вестись будущая война. При этом все больше и больше специалистов склонялось к тому, чтобы сделать ставку на подвижность, присущую военно-воздушным силам и бронетехнике. Избрание именно этих приоритетов и привело к рождению парашютно-десантных войск. Парашютные части, применяемые для воздушно-десантных операций, предоставляли неслыханную степень подвижности для сухопутных войск Германии и могли полностью изменить характер боя. Доставленные в заданную точку с помощью парашютов или планеров, они давали возможность командующему перешагивать границы и рубежи, где и когда ему это потребуется.

Как создавались «орлы»
Датой первого прямого шага на пути создания германских парашютно-десантных войск следует считать 23 февраля 1933 г., когда только что образованное нацистское правительство занималось уничтожением коммунистических ячеек, действовавших в районе Берлина.

В целях противодействия им министр внутренних дел Пруссии Герман Геринг учредил новое полицейское формирование — полицейский батальон «Веке», названный так по фамилии его организатора и командира, майора полиции Веке. Не будучи само по себе парашютной частью (оно формировалось на базе личного состава берлинской охранной полиции), подразделение имело в своем составе обученных парашютистов, которые показали себя способными наносить неожиданные удары по коммунистам.

К 1935 г. эта часть (переименованная в конце 1933 г. в группу провинциальной полиции «Геринг»), продолжавшая заниматься воздушно-десантной подготовкой и хорошо зарекомендовавшая себя в боях, снискала себе репутацию элитной. Группа состояла из трех стрелковых батальонов, один из которых, получивший наименование 1-го парашютного стрелкового батальона, был специально предназначен для воздушно-десантных операций. 1 апреля 1935 г. группа стала именоваться полком «Герман Геринг» и была включена в состав сухопутных войск Вермахта.

К тому времени, однако, Геринг сделался главнокомандующим Люфтваффе, и воодушевление, вызванное в нем изысканиями русских в области применения воздушных десантов, побудило его спустя полгода добиться перевода части в состав Люфтваффе. Теперь предстояло дать старт подготовке первого в Германии парашютного корпуса, и командир полка подполковник Якоби получил указания из Министерства авиации начать набор добровольцев для службы в парашютно-десантных войсках.

Парашютно-десантные войска в процессе формирования
В результате был сформирован 1-й батальон парашютного полка «Генерал Геринг». Официальной датой создания корпуса парашютистов стало 29 января 1936 г., когда Герман Геринг и его заместитель Эрхард Мильх одобрили повестку дня, в которой обозначались состав, физические качества и процессуальные вопросы, имевшие отношение к подготовке парашютного подразделения полка «Генерал Геринг». Назначение на пост командира батальона получил майор Бруно Бройер, принявший под свое начало около 600 добровольцев, которым предстояло попытаться стать бойцами ударных воздушно-десантных войск. Временным местом дислокации батальона служил Альтенграбов, однако в феврале 1936 г. парашютная школа Люфтваффе была создана при аэродроме Штендаль-Борстель.
В то время как общее руководство частью и ее подготовкой принадлежало Бройеру, разработку тактики батальона вверили майору Бассенге. «Географические» возможности солдат-парашютистов значительно расширились с появлением у немцев надежных военно-транспортных самолетов, в особенности Юнкерса Ju-52, которые со временем стали настоящими рабочими лошадками парашютных полков. Такие самолеты позволяли парашютистам совершать прыжки с малых высот, повышая их точность, что являлось жизненно важной составляющей для достижения оперативной внезапности и при сборе части в зоне выброски. Для повышения тактической эффективности на месте, то есть уже после приземления, 1-му батальону была придана 15-я инженерно-саперная рота полка «Генерал Геринг», весь личный состав которой добровольно и перешел на службу в парашютно-десантные войска.

Сухопутные войска и ВВС
В октябре 1936 г., в том самом месяце, когда парашютный батальон совершил свой первый показательный прыжок на маневрах в Нижней Саксонии, Главное командование сухопутных войск Вермахта осознало, какие возможности таят в себе новые войска, выросшие в недрах Люфтваффе. Соответственно сухопутные войска создали собственную парашютную часть под командованием обер-лейтенанта Цана. Она также базировалась на аэродроме Штендаль-Борстель ввиду отсутствия у Вермахта специализированного места подготовки парашютистов.
Сухопутная армия создавала свои парашютные части по иным шаблонам, нежели их коллеги из Люфтваффе. Тогда как в Люфтваффе солдаты имели легкое снаряжение, тяжелая парашютная пехотная рота Вермахта могла применять станковые пулеметы и минометы, что давало парашютистам возможность проведения более сложных стратегических операций. Весной 1937 г. эта часть принимала участие в больших маневрах Вермахта в Мекленбурге, а к 1938 г. она достигла батальонной численности. Рост личного состава и значения части сопровождался удачной сменой руководства, когда 1 марта 1938 г. командование перешло в руки жесткого и энергичного 41-летнего майора Рихарда Гейдриха. Гёйдрих следил за тем, чтобы армейские парашютисты росли во всех аспектах — в плане боевого духа, ударного потенциала и боевых качеств. 4 ноября 1938 г. они перебазировались с аэродрома Штендаль-Борстель в Брауншвейг-Риддагсхаузен.
1 апреля 1938 г. часть Бройера стала 1-м батальоном 1-го парашютного полка и формально вышла из состава полка «Генерал Геринг». Однако концептуально и фактически парашютно-десантные войска Германии остались расколоты классическими «ведомственными» барьерами, разделявшими сухопутные войска и боевую авиацию, в этом расколе находила отражение и разница во взглядах на тактику парашютистов и их назначение. Как мы уже отмечали, вооружение тяжелой парашютной пехотной роты делало ее во многом малоотличимой от обычного пехотного подразделения, с той лишь разницей, что высаживалось оно с воздуха. Маневры 1937 г. показали, что в действительности более крупное соединение может быть выброшено в рамках расширенной обычной атаки сухопутных войск. В связи с этим очень примечательно, что армия приступила к подготовке целиком 22-й пехотной дивизии в качестве воздушно-десантной (развертываемой путем посадочных десантов с помощью планеров или из транспортных самолетов). В отличие от сухопутных войск Люфтваффе предполагали применять парашютистов в концепции, близкой к изначальным замыслам фон Шлиффена, а именно осуществляя выброску маленькой части — нечто вроде диверсионного отряда — с четко очерченной задачей, скажем, уничтожения вражеской штаб-квартиры или захвата ключевого пункта обороны противника. Как показала война, и та и другая точка зрения являлись двумя сторонами одной и той же «воздушно-десантной» медали, однако противоборствующие стороны с убежденностью отстаивали каждая свое.
Некоторого прогресса в разрешении конфликта удалось достигнуть 1 июля 1938 г., когда генерал-майор Люфтваффе Курт Штудент получил назначение на пост командующего воздушно-десантными войсками Германии, которые представляла теперь 7-я авиационная дивизия со штаб-квартирой в Темпельхофе. Это соединение числилось в составе сухопутных войск Вермахта, хотя фактически состояло из парашютных и планерных частей Люфтваффе и подразделений транспортной авиации под началом офицеров ВВС.

1 января 1939 г. парашютисты сухопутных и военно-воздушных сил слились в единое целое. 1-й парашютный батальон Люфтваффе сохранил свое наименование, тогда как часть Гейдриха, достигшая в июне 1938 г. батальонной численности, сделалась 2-м батальоном 1-го парашютного полка. 3-й батальон вошел в строй перед самой войной, а накануне вторжения в Скандинавию появился второй парашютный полк под командованием Гейдриха. В дополнение к 7-й авиационной дивизии существовала еще 22-я пехотная дивизия генерала фон Шпонека и десантный батальон полка «Генерал Геринг», вверенный под начало майора Зюдова. Кроме того, в 1938 г. был сформирован 7-й воздушно-десантный артиллерийский дивизион под командованием лейтенанта Бруно Шрама, подразделение, вооруженное разнообразными артиллерийскими орудиями небольшого калибра и минометами, которые могли разбираться, что позволяло сбрасывать их в контейнерах с парашютами.

{jcomments on}

 

armflot.ru

Бригада Имперских Мародеров — История Германских Парашютистов

История ВДВ. Германия.

Изучая историю элитных частей стран Европы, невольно замечаешь, что одними из первых вооруженных сил (если не считать СССР), где были созданы воздушно-десантные соединения, были вооруженные силы фашисткой Германии.

Появление
и формирование ВДВ Германии

Заложенные в воздушно-десантных войсках возможности как нельзя лучше
подходили для концепции блицкрига: проведение молниеносных глубоких
наступательных операций с прорывом в глубину расположения противника мощных
танковых клиньев. Прокладывать для них дорогу в соответствии с этой доктриной и
были призваны воздушно-десантные войска. В их задачу входило быстрое овладение
стратегическими объектами — мостами, по которым должны пройти колонны танков и
мотопехоты, укрепленными районами, узлами связи и т.д.

Первое подразделение воздушно-десантных сил Германии
возникло 26 апреля 1936 года, когда в городке Стендаль была создана парашютная
школа. Выпускники ее стали основой для 1-го парашютно-десантного батальона
Люфтваффе. В вермахте в тот же период была сформирована парашютно-десантная
рота, которая с ноября 1938 года стала 2 парашютно-десантным батальоном,
перейдя также в подчинение Люфтваффе. К 1939 году батальоны были развернуты в
полки и сведены в 7 воздушно-десантную дивизию. Однако в то время немецкая
военная мысль еще не определилась до конца с концепцией применения
парашютистов. Штабисты Люфтваффе хотели их использовать для захвата аэродромов
противника в начале войны, а также для диверсий. Армейское командование
полагало, что ВДВ надо использовать и как обычную пехоту. С этой целью их надо
высаживать в тылу врага крупными соединениями для атаки вражеских укреплений с
тыла. В целом возобладали обе точки зрения, что и послужило причиной для
двухсторонней подготовки.

Парашютисты Германии проходили серьёзную и достаточно
разностороннюю подготовку. Только после совершения шести прыжков десантнику
выдавался нагрудный знак, символизирующий принадлежность к элите германской
армии — парашютно-десантным подразделениям.

Значок парашютиста, введенный
с ноября 1936 г.

Обще спортивная и военная подготовка тоже носили чрезвычайно
жесткий характер. На первых порах и солдаты и офицеры готовились вместе, по
идентичным нормативам, а впоследствии занятия для офицеров значительно
усложнились. Большое внимание уделялось выработке инициативы у личного рядового
состава, так как не исключался полный выход из строя в бою всех офицеров и
унтер-офицеров. В этих условиях рядовой должен был активно действовать по
собственному усмотрению.

Тяжелая физическая и стрелковая подготовка, несовершенство
парашютной системы, многочисленные травмы при посадке и даже случаи смерти, в
результате не раскрытия парашюта, способствовали созданию неофициальных
отношений между офицерами и солдатами, особой атмосферы принадлежности к
специальным частям и укреплению морали вообще.

Средства десантирования.

Hемецкие десантники прыгали с парашютами RZ 1, весьма
простыми по своей конструкции. В начале 1940 года на вооружение ВДВ была
принята усовершенствованная модель RZ 16. Причиной стали постоянные сообщения о
опасных раскачиваниях в воздухе и переодически происходящих неполадках при
раскрытии, весьма часто приводящих к трагедии. RZ16 получил широкое
распространение, а последним массовым парашютом стал выпущенный в 1941 году
RZ20. Главным недостатком парашютов системы RZ была их подвесная система, не
позволяющая управлять куполом путем подтягивания свободных концов подвесной
системы, как в общепринятой до настоящего времени » ирвиновской ” схеме где
подтягивание одной из четырех групп строп вызывает изменение обтекания
соответствующей стороны купола потоком воздуха и понуждает парашют к совершению
маневра. Немецкие же парашютисты были начисто лишены возможности совершать
любые маневры — покинув самолет, они становились покорной игрушкой ветров, не
будучи в состоянии контролировать ни место приземления, ни его скорость, ни
положение, в котором они при этом окажутся.

Отсутствие возможности управлять скоростью приземления особенно остро
ощущается в момент посадки. Чтобы хоть как-то снизить уровень риска,
парашютистов обучали приземлению в положении «наклон вперед”: в последние
секунды перед касанием земли десантник мог попытаться развернуться по ветру,
совершая руками и ногами судорожные «плывущие” движения. После этого он
оказывался перед необходимостью совершить посадку с падением на бок и быстрым
перекатом вперед. Этим, кстати, объясняется наличие в снаряжении немецких ВДВ
массивных щитков-амортизаторов на коленях и локтях, совершенно неизвестных
десантникам союзных армий. Наконец, последним неприятным фактором, присущим
немецкой подвесной системе, было отсутствие у десантника возможности быстро
освободиться от ее лямок после приземления. Крайне затрудненным было и гашение
купола после приземления — стропы начинались на довольно большом расстоянии от
спины десантника и дотянуться до них руками было весьма сложно. При сильном
ветре парашютиста за это время запросто могло втащить в водоем или ударить о
какой-нибудь камень.

Преимуществом парашютов RZ было принудительное открытие
вытяжным фалом, что обеспечивало точность момента раскрытия парашюта и снижало
высоту выброски, и, что было важно, уменьшало площадку приземления, так как
оружие, снаряжение и боеприпасы десантировалось отдельно, в грузовых
контейнерах.

Кроме парашютов, основным средством доставки десанта стал планер DPS
230A. Планер, летящий на бреющем полете, в полной тишине, без шума моторов,
гарантировал достижение внезапности. Пилотировал DFS один летчик, 8 — 9 человек
десанта размещались на узких лавках поперек кабины. Для защиты от истребителей
и прикрытия высадки на земле планеры оснащались пулеметом MG 15. К цели
десантные планеры доставлялись на буксире самолетов Ju 52, после чего
происходила их отцепка и свободное планирование к месту посадки. При этом для
гашения посадочной скорости в непосредственной близости от земли выпускался
тормозной парашют.

Немецкий десантник и планер DPS 230A

В ходе войны ВВС сочли целесообразным заменить DPS 230A на
более совершенную модель. Им стал Go 242. Он нес на борту 21 парашютиста, также
снабжался тормозным парашютом. Для защиты имелись 4 MG 15, кроме того,
десантники могли стрелять из личного оружия через окна в грузовой кабине. Эту
модель использовали с 1942 года до конца войны.

Основным военно-транспортным самолетом немецкого десанта
являлся Юнкерс 52, разработанный 1931 г. Десантный вариант и нес на борту 14
человек, а помимо них – 37-мм пушку или мотоцикл под фюзеляжем. Все машины
снабжались устройством для буксировки планеров. Оборонительное вооружение
состояло из 3 MG15. Самолет находился в серии до 1944 года, всего было выпущено
3900 Ju52 различных модификаций.

Схема прыжка германского парашютиста.

Во время перелета в Ю-52, парашютисты сидели внутри грузовой кабины
лицом друг к другу. При подлете к району десантирования выпускающий давал
приказ встать и выстроиться в линию, вдоль фюзеляжа. После соответствующего
приказа, парашютисты зацепляли крючья карабина к продольной балке. Подойдя к
двери, парашютист широко расставлял ноги, обеими руками брался за поручни по
обеим сторонам от двери и резко выбрасывался головой вниз (этот маневр довольно
долго отрабатывался на тренировке).

В случае принятия неправильного положения десантник рисковал
запутаться в стропах раскрывающегося парашюта и погасить купол, а так же
сломать шею при раскрытии, так как оно было очень жестким.

Когда вытяжной фал разматывался на всю длину, вес
солдата и импульс, созданный движением самолета заставляли его резко вырвать
содержимое ранца, раскрывая парашют Все это время боец летел к земле вниз
головой и только расправившиеся стропы резко «выдергивали» его в нормальное
положение, что сопровождалось довольно чувствительным рывком.Однако неприятные ощущения с
лихвой компенсировались малым временем раскрытия парашюта, что позволяло
немцам прыгать с меньшей высоты, чем это могли себе позволить их коллеги из
Англии. В случае, когда парашютист попадал под огонь с земли, беспомощно Болтаясь под куполом, это играло неоценимую роль.

В германских ВДВ нормальной высотой считался промежуток между 110 и
120 метрами. Но на Крите, в условиях сильного
противодействия ПВО противника, парашютисты выбрасывались и с высоты
75 метров.
В этом случае купол эффективно
тормозил падение парашютиста не более чем в 35 метрах от земли.

После приземления десантник не мог сразу освободится от
лямок парашюта: ему надо было отстегнуть 4 довольно неудобные пряжки. Довольно
затруднительным было и гашение купола после посадки: стропы находились за
спиной десантника. Пока он до них пытался дотянуться, мог подуть ветер и
утащить его в сторону. Недаром в тренировке немецких парашютистов присутствовал
такой прием, как гашение купола товарища с помощью броска своего тела на его
купол.

Однако и на этом все проблемы парашютистов не заканчивались.
Десантировались парашютисты только с
личным оружием — пистолетом Раrabellum P08, это было связано с неудачной
конструкцией парашюта и подвесной системы.Все их снаряжение: оружие, гранаты, боеприпасы, рации и аптечки
находились в специальных десантных контейнерах,
окрашенных в белый цвет с красной полосой.Контейнеры
сбрасывали одновременно с личным составом. После посадки боец должен был как
можно быстрее найти первый попавшийся контейнер, раскрыть его и вооружиться . Зачастую парашютисты были вынуждены с пистолетами в руках
пробиваться через позиции противника к сброшенным контейнерам с оружием,поэтому без преувеличения, быстрое обнаружение
контейнера было вопросом жизни и смерти.Оружие десантаПомимо пистолета солдаты первых парашютных частей имели на
вооружении винтовку Gew 33/40 чешского производства. Десантный вариант
предусматривал наличие складного деревянного приклада. Винтовка оснащалась
штыком.В 1938 году специально для десантников на вооружение
поступил пистолет-пулемет МР-38. Оружие сделано с учетом необходимости его
компактности и облегчения. Этот образец стал настолько удачным, что сразу же
был принят на вооружении вермахта, став его своеобразным символом. Насыщенность
ВДВ этим оружием была очень высока — если во время Критской операции 1941
г. им был вооружен каждый четвертый десантник, то впоследствии их имели все
парашютисты.Ввиду невозможности применения на больших расстояниях и
слабости пистолетного патрона была разработана специальная автоматическая
винтовка — под винтовочный патрон 7.92 мм — FG42. Она поставлялась
только в десантные части. В сущности FG42 представляла собой легкий ручной пулемет.

 

              Парашютная винтовка
                      FG42

Для усиления огневой мощи на вооружении были ручные и
станковые пулеметы — MG34. Этот пулемет считается лучшим за всю Вторую
мировую войну.Из тяжелого вооружения у десантников были весьма
оригинальные образцы. 28/20 мм sPzB — это противотанковое ружье.
Использовалось оно в начале войны, а потом его сняли с вооружения, так как
броня танков была ему уже не под силу.Применялись и мортирки-гранатометы, навинчиваемые на
винтовки, а также ранцевые огнеметы. К концу войны стали широко применяться
одноразовые гранатометы различных образцов, также активно использовались
пехотные 50, 81 и 120 мм минометы.

Боевое применение.

Первое боевое применение воздушных десантов тоже осталось за
немцами: в первый раз немецкие парашютисты пошли в бой еще во время
сентябрьской кампании 1939 года против Польши. Однако наиболее впечатляющим триумфом
немецких парашютистовстало вторжение в Бельгию в
мае 1940 года.Причем в тот момент ни французы, ни англичане, ни американцы воздушно-десантных частей в составе
своих вооруженных сил вообще не имели. Когда же восемьдесят пять немецких
десантников, высадившись на планерах, захватили неприступный форт Эбен-Эмаель (в течении считанных минут были
уничтожены 7 казематов и 13 орудий, в том числе все120 мм), о новом роде
войск заговорили в мире. Это стало посылом к созданию воздушно-десантных частей
Великобритании и Соединенных Штатов. Франция к тому времени капитулировала.

Таким образом, первое применение ВДВ в войне против стран Запада
увенчалось полным успехом, достигнутым ценой небольших потерь. Мощная поддержка
со стороны парашютистов стала основным фактором успеха блицкрига. Главный вывод
из этой кампании — фактором успеха был своевременный подход главных сил на
помощь к высаженным частям. Транспортная авиация потеряла 150 самолетов, что
уже тогда заставило задуматься о возможности высадки в условиях противодействия
неподавленной вражеской ПВО.

(документальное видео)

bim.clan.su

Как создавались воздушно-десантные войска Германии?

  

Ко времени начала Второй мировой войны Германия воплотила в жизнь идею 30-х годов, создав воздушно-десантные войска — элитные части, появление которых оказало значительное влияние на тактику и стратегию ведения боевых действий. В 1928 г. шесть солдат выбросились с парашютами с американского бомбардировщика над Келли-Филд в штате Техас и по приземлении установили и подготовили к бою пулемет. Приказ им отдал бригадный генерал Уильям («Билли») Митчелл, который хотел показать в действии революционную тогда тактику ведения боя — воздушно-десантную атаку.

 

Еще в октябре 1918 г. Митчелл, будучи командующим ВВС американской армии во Франции, предполагал осуществить не опробованную в то время еще ни разу высадку воздушного десанта с целью добиться завершения Первой мировой войны. Вместо того чтобы продолжать обычные кровопролитные лобовые атаки на немецкие рубежи обороны, Митчелл предлагал выбросить в полном составе на парашютах 1-ю американскую дивизию в тылу у немцев в регионе Менен-Розлар. Он считал, что таким образом удастся дестабилизировать оборону противника и привести к крушению его фронт.

Однако проект Митчелла закончился ничем, главным образом из-за неспособности вооруженных сил обеспечить тыловую поддержку операции и по причине неприятия его подавляющим большинством представителей союзного командования. Затем в результате объявления перемирия в ноябре 1918 г. надобность в проведении мероприятия, запланированного на февраль 1919 г., просто отпала. В послевоенный период все новаторские идеи в армии встречали особенно сильное противодействие. Даже после учений 1928 г. замыслы Митчелла не находили полной поддержки в США до 1940 г. Подобное отношение к данной идее было распространено не везде.

Парашютисты во Франции
Еще в далеком 1800 году высокопоставленные лица Франции наблюдали за, наверное, первым парашютным прыжком, выполненным Андре-Жаком Гарнереном с военными целями. В апреле 1889 г. американец Чарльз Леру спустился на парашюте с высоты 1000 м перед аудиторией из высших немецких офицеров, с какового момента идея создания воздушно-десантных войск и пустила первые корни в Европе.

После последней из упомянутых выше демонстраций генерал Альфред фон Шлиффен, менее чем через два года ставший начальником Генерального штаба Германии, высказывал мнение о том, что применение парашютов может дать новые тактические возможности, особенно в качестве средства «вертикального удара» по недоступному иными средствами вражескому штабу.

Правда, фон Шлиффен отметил, что нарождающаяся технология Леру не поддается контролю — действиями парашютистов нельзя будет управлять, что необходимо при проведении боевой операции. Этот недостаток удалось отчасти подкорректировать благодаря разработке в Италии в 1911 г. ранцевого парашюта и появлению надежных самолетов. Кроме того, во время Первой мировой войны парашюты прошли апробацию в авиации. В Германии Отто Хайнике изобрел парашют, предназначенный специально для летчиков, который был запущен в серию под контролем Кете Паулюс, первой немецкой женщины-парашютистки, которая осуществляла показательные прыжки с 1890 года.

Генерал-майор Штудент перед строем парашютистов. 1940-й год.

 

Парашютное дело в России

В России прыжки с парашютом стали видом спорта еще до Первой мировой войны, что, однако, не исключало и военного применения парашютов, и в 1918 г. Красная Армия располагала небольшой парашютной частью, которая к 1930 г. достигла уровня профессионализма, достаточного для принятия участия в военных маневрах. Итальянская армия создала свое экспериментальное подразделение в 1927 г. (в Италии, кстати, в 20-е годы сумели разработать первый надежный парашют с вытяжным фалом), а к 1938 г. там возникла самая настоящая парашютно-стрелковая рота.

Первой пробной операцией в России стала ограниченная атака на штаб «противника» (вспомним замыслы фон Шлиффепа), между тем в 1935 и 1936 гг. в маневрах принимали участие тысяча парашютистов, успешно приземлившихся в заданных районах высадки, не считая еще 5000 солдат, которых высадили с самолетов как посадочные десанты.

Действенность такого рода войск в будущих операциях стала очевидной для многих иностранных наблюдателей, включая полковника британской армии Арчибальда Уэйвелла и нескольких представителей германского Генерального штаба, которые смогли заглянуть в будущее и узреть широту новых тактических горизонтов.

 

Германия присматривается к русскому опыту
Еще в 1933 г. у Германии имелось свое небольшое боевое подразделение парашютистов. Увиденное на маневрах у русских, без сомнения, послужило катализатором процесса, который и так уже развивался вследствие изменения европейской военной доктрины после Первой мировой войны. Подавляющему большинству стран — участниц событий 1914—1918 гг. пришлось на практике убедиться в том, какие ужасные последствия влечет за собой тактическое маневрирование массами войск в лобовых атаках, поскольку применение живой силы на открытой местности на фоне прорывов в области конструкций стрелкового оружия — прежде всего пулеметов — влекло за собой катастрофические потери.

Германские парашютисты на мирном привале.

До начала 2-й мировой две недели. 1939 год.

Многие тактики признавали это и искали пути некоего нового решения в способах ведения войны.  Создание британцами танков стало одним из таких путей выхода из тупика, и в 1916 г. на Сомме очень неуклюжие и тихоходные машины Mk-I с 57-мм пушками оказали громадное психологическое воздействие на оборонявшихся немцев.

Немцы, со своей стороны, достигли многого в деле применения авиации в качестве поддержки сухопутных войск и были пионерами более гибкой тактики, такой, к примеру, как «непрямой штурм» (атака с целью овладения отдельными позициями, что приводило в итоге к падению главного объекта).

Новая тактика требовала воспитания и нового солдата, и в Германии это послужило причиной появления штурмовых частей из специально подготовленных военнослужащих, способных осуществлять прорывы, полагаясь на решительный бросок и концентрированную огневую мощь.

Все эти изыскания не вынудили главные командования стран — участниц конфликта к изменению устаревших военных технологий Первой мировой войны, однако после 1918 г. «подвижность» и «гибкость» сделались своего рода лозунгами тактики и стратегии будущего. В 1927 г. британская армия создала экспериментальное бронетанковое соединение — прототип полностью механизированной боевой части, включавшей в себя танки, пулеметные команды и артиллерию. Одновременно французы, русские и немцы стали работать над передовыми технологиями штурмовых бросков с применением бронетехники.

 

Мобильная война

Хайнц Гудериан, который позднее, в ноябре 1938 г., сделался командующим подвижными войсками, в конце 20-х — начале 30-х гг. с головой погрузился в изучение теории и практики танковой войны и пришел к выводу о большом значении подвижности как в наступлении, так и в обороне. В 1933 г. генерал Удет, в будущем глава Технического управления Люфтваффе, стал свидетелем показа в США возможностей самолета Кертис F-8C «Хеллдайвер» как средства непосредственной поддержки наземных войск, после чего, вернувшись в Германию, дал указания разработать аналогичную машину, что привело к появлению знаменитого пикирующего бомбардировщика Юнкере Ju-87 «Штука».
В западном мире быстро менялись взгляды на то, как должна вестись будущая война. При этом все больше и больше специалистов склонялось к тому, чтобы сделать ставку на подвижность, присущую военно-воздушным силам и бронетехнике. Избрание именно этих приоритетов и привело к рождению парашютно-десантных войск. Парашютные части, применяемые для воздушно-десантных операций, предоставляли неслыханную степень подвижности для сухопутных войск Германии и могли полностью изменить характер боя. Доставленные в заданную точку с помощью парашютов или планеров, они давали возможность командующему перешагивать границы и рубежи, где и когда ему это потребуется.

Как создавались «орлы»
Датой первого прямого шага на пути создания германских парашютно-десантных войск следует считать 23 февраля 1933 г., когда только что образованное нацистское правительство занималось уничтожением коммунистических ячеек, действовавших в районе Берлина.

В целях противодействия им министр внутренних дел Пруссии Герман Геринг учредил новое полицейское формирование — полицейский батальон «Веке», названный так по фамилии его организатора и командира, майора полиции Веке. Не будучи само по себе парашютной частью (оно формировалось на базе личного состава берлинской охранной полиции), подразделение имело в своем составе обученных парашютистов, которые показали себя способными наносить неожиданные удары по коммунистам.

К 1935 г. эта часть (переименованная в конце 1933 г. в группу провинциальной полиции «Геринг»), продолжавшая заниматься воздушно-десантной подготовкой и хорошо зарекомендовавшая себя в боях, снискала себе репутацию элитной. Группа состояла из трех стрелковых батальонов, один из которых, получивший наименование 1-го парашютного стрелкового батальона, был специально предназначен для воздушно-десантных операций. 1 апреля 1935 г. группа стала именоваться полком «Герман Геринг» и была включена в состав сухопутных войск Вермахта.

К тому времени, однако, Геринг сделался главнокомандующим Люфтваффе, и воодушевление, вызванное в нем изысканиями русских в области применения воздушных десантов, побудило его спустя полгода добиться перевода части в состав Люфтваффе. Теперь предстояло дать старт подготовке первого в Германии парашютного корпуса, и командир полка подполковник Якоби получил указания из Министерства авиации начать набор добровольцев для службы в парашютно-десантных войсках.

Парашютно-десантные войска в процессе формирования
В результате был сформирован 1-й батальон парашютного полка «Генерал Геринг». Официальной датой создания корпуса парашютистов стало 29 января 1936 г., когда Герман Геринг и его заместитель Эрхард Мильх одобрили повестку дня, в которой обозначались состав, физические качества и процессуальные вопросы, имевшие отношение к подготовке парашютного подразделения полка «Генерал Геринг». Назначение на пост командира батальона получил майор Бруно Бройер, принявший под свое начало около 600 добровольцев, которым предстояло попытаться стать бойцами ударных воздушно-десантных войск. Временным местом дислокации батальона служил Альтенграбов, однако в феврале 1936 г. парашютная школа Люфтваффе была создана при аэродроме Штендаль-Борстель.
В то время как общее руководство частью и ее подготовкой принадлежало Бройеру, разработку тактики батальона вверили майору Бассенге. «Географические» возможности солдат-парашютистов значительно расширились с появлением у немцев надежных военно-транспортных самолетов, в особенности Юнкерса Ju-52, которые со временем стали настоящими рабочими лошадками парашютных полков. Такие самолеты позволяли парашютистам совершать прыжки с малых высот, повышая их точность, что являлось жизненно важной составляющей для достижения оперативной внезапности и при сборе части в зоне выброски. Для повышения тактической эффективности на месте, то есть уже после приземления, 1-му батальону была придана 15-я инженерно-саперная рота полка «Генерал Геринг», весь личный состав которой добровольно и перешел на службу в парашютно-десантные войска.

Сухопутные войска и ВВС
В октябре 1936 г., в том самом месяце, когда парашютный батальон совершил свой первый показательный прыжок на маневрах в Нижней Саксонии, Главное командование сухопутных войск Вермахта осознало, какие возможности таят в себе новые войска, выросшие в недрах Люфтваффе. Соответственно сухопутные войска создали собственную парашютную часть под командованием обер-лейтенанта Цана. Она также базировалась на аэродроме Штендаль-Борстель ввиду отсутствия у Вермахта специализированного места подготовки парашютистов.
Сухопутная армия создавала свои парашютные части по иным шаблонам, нежели их коллеги из Люфтваффе. Тогда как в Люфтваффе солдаты имели легкое снаряжение, тяжелая парашютная пехотная рота Вермахта могла применять станковые пулеметы и минометы, что давало парашютистам возможность проведения более сложных стратегических операций. Весной 1937 г. эта часть принимала участие в больших маневрах Вермахта в Мекленбурге, а к 1938 г. она достигла батальонной численности. Рост личного состава и значения части сопровождался удачной сменой руководства, когда 1 марта 1938 г. командование перешло в руки жесткого и энергичного 41-летнего майора Рихарда Гейдриха. Гёйдрих следил за тем, чтобы армейские парашютисты росли во всех аспектах — в плане боевого духа, ударного потенциала и боевых качеств. 4 ноября 1938 г. они перебазировались с аэродрома Штендаль-Борстель в Брауншвейг-Риддагсхаузен.
1 апреля 1938 г. часть Бройера стала 1-м батальоном 1-го парашютного полка и формально вышла из состава полка «Генерал Геринг». Однако концептуально и фактически парашютно-десантные войска Германии остались расколоты классическими «ведомственными» барьерами, разделявшими сухопутные войска и боевую авиацию, в этом расколе находила отражение и разница во взглядах на тактику парашютистов и их назначение. Как мы уже отмечали, вооружение тяжелой парашютной пехотной роты делало ее во многом малоотличимой от обычного пехотного подразделения, с той лишь разницей, что высаживалось оно с воздуха. Маневры 1937 г. показали, что в действительности более крупное соединение может быть выброшено в рамках расширенной обычной атаки сухопутных войск. В связи с этим очень примечательно, что армия приступила к подготовке целиком 22-й пехотной дивизии в качестве воздушно-десантной (развертываемой путем посадочных десантов с помощью планеров или из транспортных самолетов). В отличие от сухопутных войск Люфтваффе предполагали применять парашютистов в концепции, близкой к изначальным замыслам фон Шлиффена, а именно осуществляя выброску маленькой части — нечто вроде диверсионного отряда — с четко очерченной задачей, скажем, уничтожения вражеской штаб-квартиры или захвата ключевого пункта обороны противника. Как показала война, и та и другая точка зрения являлись двумя сторонами одной и той же «воздушно-десантной» медали, однако противоборствующие стороны с убежденностью отстаивали каждая свое.
Некоторого прогресса в разрешении конфликта удалось достигнуть 1 июля 1938 г., когда генерал-майор Люфтваффе Курт Штудент получил назначение на пост командующего воздушно-десантными войсками Германии, которые представляла теперь 7-я авиационная дивизия со штаб-квартирой в Темпельхофе. Это соединение числилось в составе сухопутных войск Вермахта, хотя фактически состояло из парашютных и планерных частей Люфтваффе и подразделений транспортной авиации под началом офицеров ВВС.

1 января 1939 г. парашютисты сухопутных и военно-воздушных сил слились в единое целое. 1-й парашютный батальон Люфтваффе сохранил свое наименование, тогда как часть Гейдриха, достигшая в июне 1938 г. батальонной численности, сделалась 2-м батальоном 1-го парашютного полка. 3-й батальон вошел в строй перед самой войной, а накануне вторжения в Скандинавию появился второй парашютный полк под командованием Гейдриха. В дополнение к 7-й авиационной дивизии существовала еще 22-я пехотная дивизия генерала фон Шпонека и десантный батальон полка «Генерал Геринг», вверенный под начало майора Зюдова. Кроме того, в 1938 г. был сформирован 7-й воздушно-десантный артиллерийский дивизион под командованием лейтенанта Бруно Шрама, подразделение, вооруженное разнообразными артиллерийскими орудиями небольшого калибра и минометами, которые могли разбираться, что позволяло сбрасывать их в контейнерах с парашютами.
Источник: http://armflot.ru/index.php/tajny/356-kak-sozdavalis-vozdush…

bazaistoria.ru

КАК СОЗДАВАЛИСЬ ВОЗДУШНО-ДЕСАНТНЫЕ ВОЙСКА ГЕРМАНИИ?

В то время как общее руководство частью и ее подготовкой принадлежало Бройеру, разработку тактики батальона вверили майору Бассенге. «Географические» возможности солдат-парашютистов значительно расширились с появлением у немцев надежных военно-транспортных самолетов, в особенности Юнкерса Ju-52, которые со временем стали настоящими рабочими лошадками парашютных полков. Такие самолеты позволяли парашютистам совершать прыжки с малых высот, повышая их точность, что являлось жизненно важной составляющей для достижения оперативной внезапности и при сборе части в зоне выброски. Для повышения тактической эффективности на месте, то есть уже после приземления, 1-му батальону была придана 15-я инженерно-саперная рота полка «Генерал Геринг», весь личный состав которой добровольно и перешел на службу в парашютно-десантные войска.

Сухопутные войска и ВВС
В октябре 1936 г., в том самом месяце, когда парашютный батальон совершил свой первый показательный прыжок на маневрах в Нижней Саксонии, Главное командование сухопутных войск Вермахта осознало, какие возможности таят в себе новые войска, выросшие в недрах Люфтваффе. Соответственно сухопутные войска создали собственную парашютную часть под командованием обер-лейтенанта Цана. Она также базировалась на аэродроме Штендаль-Борстель ввиду отсутствия у Вермахта специализированного места подготовки парашютистов.
Сухопутная армия создавала свои парашютные части по иным шаблонам, нежели их коллеги из Люфтваффе. Тогда как в Люфтваффе солдаты имели легкое снаряжение, тяжелая парашютная пехотная рота Вермахта могла применять станковые пулеметы и минометы, что давало парашютистам возможность проведения более сложных стратегических операций. Весной 1937 г. эта часть принимала участие в больших маневрах Вермахта в Мекленбурге, а к 1938 г. она достигла батальонной численности. Рост личного состава и значения части сопровождался удачной сменой руководства, когда 1 марта 1938 г. командование перешло в руки жесткого и энергичного 41-летнего майора Рихарда Гейдриха. Гёйдрих следил за тем, чтобы армейские парашютисты росли во всех аспектах — в плане боевого духа, ударного потенциала и боевых качеств. 4 ноября 1938 г. они перебазировались с аэродрома Штендаль-Борстель в Брауншвейг-Риддагсхаузен.
1 апреля 1938 г. часть Бройера стала 1-м батальоном 1-го парашютного полка и формально вышла из состава полка «Генерал Геринг». Однако концептуально и фактически парашютно-десантные войска Германии остались расколоты классическими «ведомственными» барьерами, разделявшими сухопутные войска и боевую авиацию, в этом расколе находила отражение и разница во взглядах на тактику парашютистов и их назначение. Как мы уже отмечали, вооружение тяжелой парашютной пехотной роты делало ее во многом малоотличимой от обычного пехотного подразделения, с той лишь разницей, что высаживалось оно с воздуха. Маневры 1937 г. показали, что в действительности более крупное соединение может быть выброшено в рамках расширенной обычной атаки сухопутных войск. В связи с этим очень примечательно, что армия приступила к подготовке целиком 22-й пехотной дивизии в качестве воздушно-десантной (развертываемой путем посадочных десантов с помощью планеров или из транспортных самолетов). В отличие от сухопутных войск Люфтваффе предполагали применять парашютистов в концепции, близкой к изначальным замыслам фон Шлиффена, а именно осуществляя выброску маленькой части — нечто вроде диверсионного отряда — с четко очерченной задачей, скажем, уничтожения вражеской штаб-квартиры или захвата ключевого пункта обороны противника. Как показала война, и та и другая точка зрения являлись двумя сторонами одной и той же «воздушно-десантной» медали, однако противоборствующие стороны с убежденностью отстаивали каждая свое.
Некоторого прогресса в разрешении конфликта удалось достигнуть 1 июля 1938 г., когда генерал-майор Люфтваффе Курт Штудент получил назначение на пост командующего воздушно-десантными войсками Германии, которые представляла теперь 7-я авиационная дивизия со штаб-квартирой в Темпельхофе. Это соединение числилось в составе сухопутных войск Вермахта, хотя фактически состояло из парашютных и планерных частей Люфтваффе и подразделений транспортной авиации под началом офицеров ВВС.

1 января 1939 г. парашютисты сухопутных и военно-воздушных сил слились в единое целое. 1-й парашютный батальон Люфтваффе сохранил свое наименование, тогда как часть Гейдриха, достигшая в июне 1938 г. батальонной численности, сделалась 2-м батальоном 1-го парашютного полка. 3-й батальон вошел в строй перед самой войной, а накануне вторжения в Скандинавию появился второй парашютный полк под командованием Гейдриха. В дополнение к 7-й авиационной дивизии существовала еще 22-я пехотная дивизия генерала фон Шпонека и десантный батальон полка «Генерал Геринг», вверенный под начало майора Зюдова. Кроме того, в 1938 г. был сформирован 7-й воздушно-десантный артиллерийский дивизион под командованием лейтенанта Бруно Шрама, подразделение, вооруженное разнообразными артиллерийскими орудиями небольшого калибра и минометами, которые могли разбираться, что позволяло сбрасывать их в контейнерах с парашютами.

ok.ru

ВДВ ГДР. ( 85 фото )

Германскую Демократическую Республику с полным на то основанием можно назвать самым верным союзником СССР в Восточной Европе. Национальная народная армия ГДР оставалась наиболее боеспособной после советской армией стран Варшавского договора вплоть до конца 1980-х гг. К сожалению, судьба и ГДР, и ее армии сложились плохо. Восточная Германия прекратила свое существование в результате политики «объединения Германии» и соответствующих действий советской стороны.

Численность ННА значительно уступала бундесверу — к 1990 г. в рядах ННА проходили службу 175 000 человек. Оборона ГДР компенсировалась наличием на территории страны огромного контингента советских войск — ГСВГ ( Группы советских войск в Германии).

В составе Национальной Народной Армии ГДР (Nationale Volksarmee DDR) имелся один парашютно-десантный батальон, подготовленный к проведению морских десантных операций мотострелковый полк и несколько специализированных диверсионных подразделений. Национальная народная армия считалась наиболее профессиональной в организации Варшавского договора, хотя и уступала по численности армиям Чехословакии и Польши. Восточные немцы жестко контролировались советскими коллегами, а части ННА ГДР самым тесным образом взаимодействовали с частями ГСВГ.

Воздушный десант представлял собой батальон «Willi Sanger», размещенный на балтийском острове Рюген в Проро. Батальон был сформирован на основе парашютно-десантной роты (рота дислоцировалась в Коттбусе) в 1973 г. и находился в непосредственном подчинении командования ННА. На вооружении батальона совсем не было тяжелой техники, скорее батальон являлся не традиционным воздушным десантом, а коммандос, ориентированным на выполнение разведывательно-диверсионных заданий в глубоком тылу противника.

В вооруженных силах ГДР существовали также несколько элитных подразделений специального назначения. В южной Германии дислоцировался диверсионный батальон, вооруженный бронетранспортерами М113 и танками М48, полученными из Вьетнама. Трофейная американская бронетехника была перекрашена по стандартам ННА, а личный состав носил униформу восточногерманских мотострелков. В случае войны батальон должен был действовать в тылу противника. В составе военного флота (Volksmarine) имелось несколько рот боевых пловцов (Kampfschwimmer). Личный состав этих рот также проходил парашютно-десантную подготовку.

__________________________________________________________

1. Унтерфельфебель 40-го парашютно-десантного батальона ННА ГДР зимней парадно-выходной униформе, 1985 г.

Парадно-выходная форма восточногерманских десантников почти не отличалась от парадно-выходной формы остальных часте ННА ГДР. Цвет парашютистов, оранжево-красный, нашел отражение не только в погонах и петлицах, берет также оранжевого цвета. На берете закреплена кокарда в виде герба ГДР, офицерский вариант кокарды имел венок из дубовых листьев серебристого цвета. В целом парадно-выходная форма ННА ГДР, как ни странно, сохранила традиции униформы вермахта. Различие заключается только в материале ткани, а не в покрое. Знаки различия, символика — также в традициях вермахта. Над левым нагрудным карманом мундира прикреплен значок парашютиста.

2, 3. Парашютист 40-го парашютно-десантного батальона ННА ГДР летней полевой униформе, 1985 г.

Отличить десантника ННА ГДР от мотострелка можно было только по вооружению, прыжковому шлему или берету серо-коричневого цвета, униформа была абсолютно идентична. На вооружении десанта состояли специальная модификация ручного противотанкового гранатомета РПГ-7Д, который разбирался на две части и имел укороченную пусковую трубку.

historicaldis.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о