Дубина Урга (ПВ) | Архив творений Spore вики

Создатель

Посижу-постмотрю

Тип творения

Существо (маскировка под объект)

Наиболее часто используется в…

СЕРП Путь Воина (ПВ)

Дубина Урга — самое первое, не считая меча из первой части, и самое примитивное оружие в серии приключений «Путь Воина» (создатель — участник Посижу-постмотрю).

Пока что присутствует в трёх частях СЕРП — «Без памяти» (вторая по порядку), «С наступлением рассвета» (третье) и в «Храме Ночи» (четвёртое). Можно найти на тропе, ведущей на кладбище, непосредственно на самом кладбище и у входа в Храм Ночи. Отобрать это оружие у самих Ургов у Вас никак не получится.

Характеристики Править

Несмотря на свою простоту, является довольно эффективным средством для уничтожения толп слабых противников (например, зомби) и расчистки пути (уничтожение статичных Фиолетовых Щупалец в Храме Ночи). Вам просто необходимо поднять дубину с земли и бросить её в направлении противника/препятствия. Будьте осторожны: если дубина упадёт Вам на ногу или рядом с Вами, Вы тоже получите урон, причём такой же, что и противники при обычном ударе дубиной.

Интересные факты Править

  • Дубина является всего лишь замаскированной гранатой.
  • Дубина была создана в редакторе существ, так что, по сути, не является неживым объектом.

ru.sporecreate.wikia.com

Штурм Урги — Википедия

Штурм Урги
Резиденция Богдо-гэгэна к северу от горы Богдо-Хан-уул
— место действия одного из ключевых эпизодов штурма
Дата 1—4 февраля 1921
Место Урга, Монголия
Итог Разгром китайского гарнизона, восстановление независимости Монголии
Противники
Командующие
Силы сторон

1460 человек[1]
12 пулемётов
4 орудия

~10 000 человек[2]
72 пулемёта
18 орудий

Штурм Урги — столицы Автономной Монголии — имел место 1—4 февраля 1921 года. В результате штурма Азиатская конная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Р. Ф. фон Унгерн-Штернберга смогла разбить многократно превосходивший их по численности и вооружению оккупационный китайский гарнизон города.

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26—27 октября и 1—4 ноября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Видео по теме

Подготовка штурма

Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привёзший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц. Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.
2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.
Монгольский дивизион — 180 чел.
Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел.
Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.
Японская конная рота — 40 чел.


Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия
Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7])
Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.


3 батареи по 6 орудий — 18 орудий
3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным[8]. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[9]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[10]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[11]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[12] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[13] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей[14]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть[15]).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. ↑ Кузьмин С.Л. Захват китайских передовых позиций под Ургой войсками барона Р.Ф. Унгерна в 1921 г. // Владимирцовские чтения – VI. Москва. 2017. С. 108-125.
  9. Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339—341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  10. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  11. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  12. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  13. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  14. ↑ (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433—437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  15. ↑ (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200—227. — ISBN 978-5-87317-692-2.

wikipedia.green

Штурм Урги — WiKi

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26—27 октября и 1—4 ноября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Подготовка штурма

  Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привёзший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц. Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.
2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.
Монгольский дивизион — 180 чел.
Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел.
Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.
Японская конная рота — 40 чел.


Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия
Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7])
Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.


3 батареи по 6 орудий — 18 орудий
3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным[8]. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[9]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[10]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[11]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[12] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[13] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей[14]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть[15]).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. ↑ Кузьмин С.Л. Захват китайских передовых позиций под Ургой войсками барона Р.Ф. Унгерна в 1921 г. // Владимирцовские чтения – VI. Москва. 2017. С. 108-125.
  9. Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339—341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  10. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  11. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  12. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  13. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  14. ↑ (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433—437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  15. ↑ (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200—227. — ISBN 978-5-87317-692-2.

ru-wiki.org

Штурм Урги Википедия

Штурм Урги
Резиденция Богдо-гэгэна к северу от горы Богдо-Хан-уул
— место действия одного из ключевых эпизодов штурма
Дата 1—4 февраля 1921
Место Урга, Монголия
Итог Разгром китайского гарнизона, восстановление независимости Монголии
Противники
Командующие
Силы сторон

1460 человек[1]
12 пулемётов
4 орудия

~10 000 человек[2]
72 пулемёта
18 орудий

Штурм Урги — столицы Автономной Монголии — имел место 1—4 февраля 1921 года. В результате штурма Азиатская конная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Р. Ф. фон Унгерн-Штернберга смогла разбить многократно превосходивший их по численности и вооружению оккупационный китайский гарнизон города.

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26—27 октября и 1—4 ноября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Подготовка штурма

Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привёзший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц. Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.
2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.
Монгольский дивизион — 180 чел.
Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел.
Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.
Японская конная рота — 40 чел.


Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия
Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7])
Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.


3 батареи по 6 орудий — 18 орудий
3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным[8]. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[9]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[10]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[11]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[12] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[13] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей[14]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть[15]).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. ↑ Кузьмин С.Л. Захват китайских передовых позиций под Ургой войсками барона Р.Ф. Унгерна в 1921 г. // Владимирцовские чтения – VI. Москва. 2017. С. 108-125.
  9. Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339—341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  10. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  11. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  12. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  13. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  14. ↑ (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433—437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  15. ↑ (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200—227. — ISBN 978-5-87317-692-2.

wikiredia.ru

Штурм Урги — это… Что такое Штурм Урги?

Штурм Урги
Резиденция Богдо-гэгэна к северу от горы Богдо-Хан-уул
— место действия одного из ключевых эпизодов штурма
Дата

1-4 февраля 1921 года

Место

Урга, Монголия

Итог

Разгром китайского гарнизона, восстановление независимости Монголии

Стороны
Азиатская дивизия Китайский гарнизон
Командующие
Силы сторон
1460 человек[1]
12 пулемётов
4 орудия
~10000 человек[2]
72 пулемёта
18 орудий

Штурм Урги — столицы Автономной Монголии — имел место 1—4 февраля 1921 года. В результате штурма Азиатская конная дивизия под командованием генерал-лейтенанта Р. Ф. фон Унгерн Штернберга смогла разбить многократно превосходивший их по численности и вооружению оккупационный китайский гарнизон города.

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26–27 октября и 1—4 октября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Подготовка штурма

Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привезший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц.Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.
2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.
Монгольский дивизион — 180 чел.
Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел.
Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.
Японская конная рота — 40 чел.


Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия
Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7])
Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.


3 батареи по 6 орудий — 18 орудий
3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[8]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[9]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[10]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[11] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[12] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей [13]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть [14]).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339-341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  9. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  10. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  11. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  12. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  13. (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433-437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  14. (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200-227. — ISBN 978-5-87317-692-2.

veter.academic.ru

Штурм Урги — Википедия РУ

Предыстория

В июле 1919 года китайские войска под командованием генерала Сюй Шучжэна оккупировали столицу провозгласившей независимость от Китая Монголии — Ургу (монг. Нийслэл хүрээ). Автономия ханства была ликвидирована, монгольское национальное правительство распущено, а сам Богдо-хан взят под домашний арест.

Осенью 1920 года Азиатская Конная дивизия генерала Унгерн-Штернберга, теснимая РККА, вошла в Монголию из Даурии. Унгерн, не получив пропуска от китайцев для похода на Троицкосавск, принял решение о немедленном штурме.[3] Первый неудачный штурм состоялся 26—27 октября и 1—4 ноября, когда китайский гарнизон, перехватив инициативу у наступающих и пользуясь значительным численным превосходством и лучшим материальным обеспечением, сумел рассеять дивизию, отошедшую на р. Тэрэлджийн-Гол в верховья Туула,[4] а затем на Керулен. Унгерн, однако, не отказался от плана взятия столицы.

Подготовка штурма

  Генерал Унгерн-Штернберг через 8 месяцев после событий

В течение двух месяцев, прошедших со времени предыдущего штурма, Азиатская дивизия выросла практически вдвое (до 1460 чел.)[1] и была частично реорганизована; располагала 12 пулемётами и 4 орудиями. Монгольское население распространяло слухи о том, что Унгерн формирует большую монгольскую армию численностью до 5 тыс. чел., что стало известно и китайскому командованию, которое за всё время оккупации не проводило никаких фортификационных работ, и не могло подтвердить достоверность этих сведений из-за отсутствия налаженной разведывательной службы.[5]

Для нового штурма полковником Дубовиком был разработан детальный план взятия города, одобренный высшими офицерами дивизии и подробно доведённый старшему и младшему командному составу.

26 января к северу и к юго-западу от Урги было отправлено два разведывательных отряда в 500 и 200 чел., устранившие угрозу контратак с тыла и захватившие оружие, снаряжение и конские табуны не принявших бой китайцев.

29 января к Унгерну в долину У-Булан (юго-восточнее Урги) из столицы прибыл «важный лама»,[6] привёзший ему письмо-хадак от Богдо-гэгэна с благословением на изгнание китайцев из Монголии. На словах лама передал Унгерну план предварительного похищения Богдо-хана из-под домашнего ареста в его резиденции.

В ночь на 1 февраля две сотни тибетцев, монголов и бурят во главе с Ц. Ж. Тубановым, баргутом Лувсаном и тибетцем Саджа-ламой направились из долины У-Булан на юго-западный склон горы Богд-Хан-Уул с целью освободить из-под ареста Богдо-гэгэна VIII. Главные силы белых двинулись на город. В тот же день отряд под командованием Резухина захватил передовые позиции китайцев южнее Урги. Две сотни под командой Хоботова и Неймана подошли к городу с юго-востока.

Состав Азиатской дивизии Силы китайского гарнизона
1-й Татарский конный полк (есаул Парыгин) — 350 чел.
2-й Конный полк (есаул Хоботов) — 300 чел.
Монгольский дивизион — 180 чел.
Чахарский дивизион (Найден-гун) — 180 чел.
Отдельный (бурят-тибетский) дивизион (хорунжий Тубанов) — 170 чел.
Японская конная рота — 40 чел.


Артиллерийский дивизион (капитан Дмитриев) — 4 орудия
Пулемётная команда (капитан Евфаритский) — 12 пулемётов

3 пехотных полка по 9 рот — 4000 чел. (ген. Чжан Циньхуй[7])
Кавалерийская дивизия (генерал Ма) — 2900 чел.


3 батареи по 6 орудий — 18 орудий
3 пулемётных роты — 72 пулемёта

Ход штурма

Днём 1 февраля главные силы дивизии под командованием генерала Резухина вышли к мадачанскому дефиле и к вечеру выбили китайцев с возвышенности у с. Нижний Мадачан между горами Богдо-ула и Баянзурх. Есаул Хоботов выбил китайцев из Худжир-Буланских казарм.

Рано утром 2 февраля сотня поручика Плясунова обошла с севера китайскую батарею на юго-восточном склоне Богдо-улы и открыла по ним огонь, что заставило китайцев оставить позиции и очистить с. Большой Мадачан, штурмуемый Резухиным[8]. Во время этих боев унгерновский отряд, предварительно уничтожив китайские охранные патрули на Богдо-уле, через падь Их-Тэнгэрийн-ам и по р. Туул вышел к дворцу, где под арестом находился Богдо-гэгэн, рассеял китайскую охрану, освободил Богдо-гэгэна с его женой, и той же дорогой доставил их в монастырь Манджушри-хийд на горе Богдо-ула, который охраняли унгерновцы[9]. Весть о похищении сильно деморализовала китайский гарнизон.[10]

В ночь со 2 на 3 и с 3 на 4 февраля по всем занятым дивизией хребтам горело множество костров, создав у китайцев ложное впечатление о численности наступающих. 3 февраля наступательных действий не велось; это объяснялось либо желанием Унгерна дать передышку личному составу, либо предсказанию лам о том, что наиболее благоприятный день для решающего наступления — 4 февраля. Китайское же командование приняло решение о необходимости оставления Урги.[11]

В ночь на 4 февраля Резухин форсировал Туул и, ликвидировав караулы, в 5.30 утра пошёл на штурм китайских казарм, располагавшихся к востоку от города. Воспользовавшись полной неготовностью китайцев к атаке, 900 кавалеристов Резухина к рассвету завершили штурм казарм. После этого Резухин направился на ургинский китайский квартал (Маймачен), а есаулы Хоботов и Архипов — к монгольским казармам к югу от города, овладев которыми, они начали входить в Ургу. Разбив ворота укреплённого квартала, полки Резухина пошли на приступ и в уличных боях разбили трёхтысячный гарнизон Маймачена, понеся сравнительно большие потери; большая часть гарнизона бежала, а ок. 500 чел. было взято в плен. Оставшиеся в городе китайцы — как военные, так и бо́льшая часть гражданских — спасались бегством. В 2 часа дня по улицам Урги проехал Унгерн с конвоем, что знаменовало окончание штурма.

Отступление китайцев носило панический характер; так, начало тракта, ведущего от Урги к Троицкосавску, по которому бежали китайцы, было усеяно одеждой, обувью и продуктами.[12] 5 февраля ген. Резухин во главе 1-го Татарского полка и чахаров выступил на преследование дезертировавших китайцев.[13] Отступающие рассчитывали пройти в Маньчжурию через Забайкалье, однако советское правительство пропустило лишь Чэнь И вместе с сопровождающими.

Последствия

Независимость Внешней Монголии была восстановлена; власть Богдо-хана реставрирована, и воссоздано правительство.

Азиатская дивизия значительно пополнилась за счёт русских колонистов в Урге и захватила богатые трофеи: 16 орудий, 60 пулемётов, 5 тыс. ружей и 500 тыс. патронов; а также получила плацдарм для наступления на занятую РККА Бурятию. Личный авторитет Унгерна среди монгольского населения необычайно вырос. Богдо-хан пожаловал Унгерну титул дархан-хошой-чин-вана в степени хана; многие подчинённые барона получили посты монгольских князей[14]). Однако Унгерн в результате не стал ни диктатором, ни ханом Монголии: он действовал с санкции монарха, в управление страной не вмешивался; получил только монгольский титул, но не земельный надел и соответствующую власть[15]).

См. также

Примечания

  1. 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 208 — ISBN 5-87317-175-0
  2. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 56 — ISBN 5-87317-175-0
  3. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 202 — ISBN 5-87317-175-0
  4. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 204 — ISBN 5-87317-175-0
  5. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 213 — ISBN 5-87317-175-0
  6. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 209 — ISBN 5-87317-175-0
  7. А. Баатархуяг 10.000 хятадыг 400 монгол ялж чадна… (2009)
  8. ↑ Кузьмин С.Л. Захват китайских передовых позиций под Ургой войсками барона Р.Ф. Унгерна в 1921 г. // Владимирцовские чтения – VI. Москва. 2017. С. 108-125.
  9. Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 339—341. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  10. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 210 — ISBN 5-87317-175-0
  11. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 211 — ISBN 5-87317-175-0
  12. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — с. 59 — ISBN 5-87317-175-0
  13. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М..: КМК, 2004 — сс. 212—213 — ISBN 5-87317-175-0
  14. ↑ (перевод указов см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 433—437. — ISBN 978-5-87317-692-2.
  15. ↑ (подробнее см.: Кузьмин С. Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. — М.: изд. научных изданий КМК, 2011. — С. 200—227. — ISBN 978-5-87317-692-2.

http-wikipediya.ru

Штурм Урги — Википедия (с комментариями)

<tr><td colspan=»2″></td></tr><tr><th scope=»row»>Правительство</th><td></td></tr><tr><td colspan=»2″></td></tr><tr><th scope=»row»>Военачальники</th><td></td></tr><tr><td colspan=»2″></td></tr><tr><th scope=»row»>Революционеры</th><td></td></tr><tr><td colspan=»2″></td></tr><tr><th scope=»row»>Культура</th><td></td></tr><tr><td colspan=»2″></td></tr><tr><th scope=»row»>Путешественники</th><td></td></tr><tr><td colspan=»2″></td></tr><tr><td colspan=»2″></td></tr></table></td></tr></table>

Отрывок, характеризующий Штурм Урги

– Душенька… а меня то.

Соня, Наташа, Петя, Анна Михайловна, Вера, старый граф, обнимали его; и люди и горничные, наполнив комнаты, приговаривали и ахали.

Петя повис на его ногах. – А меня то! – кричал он. Наташа, после того, как она, пригнув его к себе, расцеловала всё его лицо, отскочила от него и держась за полу его венгерки, прыгала как коза всё на одном месте и пронзительно визжала.

Со всех сторон были блестящие слезами радости, любящие глаза, со всех сторон были губы, искавшие поцелуя.

Соня красная, как кумач, тоже держалась за его руку и вся сияла в блаженном взгляде, устремленном в его глаза, которых она ждала. Соне минуло уже 16 лет, и она была очень красива, особенно в эту минуту счастливого, восторженного оживления. Она смотрела на него, не спуская глаз, улыбаясь и задерживая дыхание. Он благодарно взглянул на нее; но всё еще ждал и искал кого то. Старая графиня еще не выходила. И вот послышались шаги в дверях. Шаги такие быстрые, что это не могли быть шаги его матери.

Но это была она в новом, незнакомом еще ему, сшитом без него платье. Все оставили его, и он побежал к ней. Когда они сошлись, она упала на его грудь рыдая. Она не могла поднять лица и только прижимала его к холодным снуркам его венгерки. Денисов, никем не замеченный, войдя в комнату, стоял тут же и, глядя на них, тер себе глаза.

– Василий Денисов, друг вашего сына, – сказал он, рекомендуясь графу, вопросительно смотревшему на него.

– Милости прошу. Знаю, знаю, – сказал граф, целуя и обнимая Денисова. – Николушка писал… Наташа, Вера, вот он Денисов.

Те же счастливые, восторженные лица обратились на мохнатую фигуру Денисова и окружили его.

– Голубчик, Денисов! – визгнула Наташа, не помнившая себя от восторга, подскочила к нему, обняла и поцеловала его. Все смутились поступком Наташи. Денисов тоже покраснел, но улыбнулся и взяв руку Наташи, поцеловал ее.

Денисова отвели в приготовленную для него комнату, а Ростовы все собрались в диванную около Николушки.

Старая графиня, не выпуская его руки, которую она всякую минуту целовала, сидела с ним рядом; остальные, столпившись вокруг них, ловили каждое его движенье, слово, взгляд, и не спускали с него восторженно влюбленных глаз. Брат и сестры спорили и перехватывали места друг у друга поближе к нему, и дрались за то, кому принести ему чай, платок, трубку.

Ростов был очень счастлив любовью, которую ему выказывали; но первая минута его встречи была так блаженна, что теперешнего его счастия ему казалось мало, и он всё ждал чего то еще, и еще, и еще.

На другое утро приезжие спали с дороги до 10 го часа.

В предшествующей комнате валялись сабли, сумки, ташки, раскрытые чемоданы, грязные сапоги. Вычищенные две пары со шпорами были только что поставлены у стенки. Слуги приносили умывальники, горячую воду для бритья и вычищенные платья. Пахло табаком и мужчинами.

– Гей, Г’ишка, т’убку! – крикнул хриплый голос Васьки Денисова. – Ростов, вставай!

Ростов, протирая слипавшиеся глаза, поднял спутанную голову с жаркой подушки.

– А что поздно? – Поздно, 10 й час, – отвечал Наташин голос, и в соседней комнате послышалось шуршанье крахмаленных платьев, шопот и смех девичьих голосов, и в чуть растворенную дверь мелькнуло что то голубое, ленты, черные волоса и веселые лица. Это была Наташа с Соней и Петей, которые пришли наведаться, не встал ли.

– Николенька, вставай! – опять послышался голос Наташи у двери.

– Сейчас!

В это время Петя, в первой комнате, увидав и схватив сабли, и испытывая тот восторг, который испытывают мальчики, при виде воинственного старшего брата, и забыв, что сестрам неприлично видеть раздетых мужчин, отворил дверь.

– Это твоя сабля? – кричал он. Девочки отскочили. Денисов с испуганными глазами спрятал свои мохнатые ноги в одеяло, оглядываясь за помощью на товарища. Дверь пропустила Петю и опять затворилась. За дверью послышался смех.

– Николенька, выходи в халате, – проговорил голос Наташи.

– Это твоя сабля? – спросил Петя, – или это ваша? – с подобострастным уважением обратился он к усатому, черному Денисову.

Ростов поспешно обулся, надел халат и вышел. Наташа надела один сапог с шпорой и влезала в другой. Соня кружилась и только что хотела раздуть платье и присесть, когда он вышел. Обе были в одинаковых, новеньких, голубых платьях – свежие, румяные, веселые. Соня убежала, а Наташа, взяв брата под руку, повела его в диванную, и у них начался разговор. Они не успевали спрашивать друг друга и отвечать на вопросы о тысячах мелочей, которые могли интересовать только их одних. Наташа смеялась при всяком слове, которое он говорил и которое она говорила, не потому, чтобы было смешно то, что они говорили, но потому, что ей было весело и она не в силах была удерживать своей радости, выражавшейся смехом.

– Ах, как хорошо, отлично! – приговаривала она ко всему. Ростов почувствовал, как под влиянием жарких лучей любви, в первый раз через полтора года, на душе его и на лице распускалась та детская улыбка, которою он ни разу не улыбался с тех пор, как выехал из дома.

– Нет, послушай, – сказала она, – ты теперь совсем мужчина? Я ужасно рада, что ты мой брат. – Она тронула его усы. – Мне хочется знать, какие вы мужчины? Такие ли, как мы? Нет?

– Отчего Соня убежала? – спрашивал Ростов.

– Да. Это еще целая история! Как ты будешь говорить с Соней? Ты или вы?

– Как случится, – сказал Ростов.

– Говори ей вы, пожалуйста, я тебе после скажу.

– Да что же?

– Ну я теперь скажу. Ты знаешь, что Соня мой друг, такой друг, что я руку сожгу для нее. Вот посмотри. – Она засучила свой кисейный рукав и показала на своей длинной, худой и нежной ручке под плечом, гораздо выше локтя (в том месте, которое закрыто бывает и бальными платьями) красную метину.

– Это я сожгла, чтобы доказать ей любовь. Просто линейку разожгла на огне, да и прижала.

Сидя в своей прежней классной комнате, на диване с подушечками на ручках, и глядя в эти отчаянно оживленные глаза Наташи, Ростов опять вошел в тот свой семейный, детский мир, который не имел ни для кого никакого смысла, кроме как для него, но который доставлял ему одни из лучших наслаждений в жизни; и сожжение руки линейкой, для показания любви, показалось ему не бесполезно: он понимал и не удивлялся этому.

– Так что же? только? – спросил он.

– Ну так дружны, так дружны! Это что, глупости – линейкой; но мы навсегда друзья. Она кого полюбит, так навсегда; а я этого не понимаю, я забуду сейчас.

– Ну так что же?

– Да, так она любит меня и тебя. – Наташа вдруг покраснела, – ну ты помнишь, перед отъездом… Так она говорит, что ты это всё забудь… Она сказала: я буду любить его всегда, а он пускай будет свободен. Ведь правда, что это отлично, благородно! – Да, да? очень благородно? да? – спрашивала Наташа так серьезно и взволнованно, что видно было, что то, что она говорила теперь, она прежде говорила со слезами.

Ростов задумался.

– Я ни в чем не беру назад своего слова, – сказал он. – И потом, Соня такая прелесть, что какой же дурак станет отказываться от своего счастия?

– Нет, нет, – закричала Наташа. – Мы про это уже с нею говорили. Мы знали, что ты это скажешь. Но это нельзя, потому что, понимаешь, ежели ты так говоришь – считаешь себя связанным словом, то выходит, что она как будто нарочно это сказала. Выходит, что ты всё таки насильно на ней женишься, и выходит совсем не то.

Ростов видел, что всё это было хорошо придумано ими. Соня и вчера поразила его своей красотой. Нынче, увидав ее мельком, она ему показалась еще лучше. Она была прелестная 16 тилетняя девочка, очевидно страстно его любящая (в этом он не сомневался ни на минуту). Отчего же ему было не любить ее теперь, и не жениться даже, думал Ростов, но теперь столько еще других радостей и занятий! «Да, они это прекрасно придумали», подумал он, «надо оставаться свободным».

– Ну и прекрасно, – сказал он, – после поговорим. Ах как я тебе рад! – прибавил он.

– Ну, а что же ты, Борису не изменила? – спросил брат.

– Вот глупости! – смеясь крикнула Наташа. – Ни об нем и ни о ком я не думаю и знать не хочу.

– Вот как! Так ты что же?

– Я? – переспросила Наташа, и счастливая улыбка осветила ее лицо. – Ты видел Duport’a?

– Нет.

– Знаменитого Дюпора, танцовщика не видал? Ну так ты не поймешь. Я вот что такое. – Наташа взяла, округлив руки, свою юбку, как танцуют, отбежала несколько шагов, перевернулась, сделала антраша, побила ножкой об ножку и, став на самые кончики носков, прошла несколько шагов.

– Ведь стою? ведь вот, – говорила она; но не удержалась на цыпочках. – Так вот я что такое! Никогда ни за кого не пойду замуж, а пойду в танцовщицы. Только никому не говори.

Ростов так громко и весело захохотал, что Денисову из своей комнаты стало завидно, и Наташа не могла удержаться, засмеялась с ним вместе. – Нет, ведь хорошо? – всё говорила она.

– Хорошо, за Бориса уже не хочешь выходить замуж?

Наташа вспыхнула. – Я не хочу ни за кого замуж итти. Я ему то же самое скажу, когда увижу.

– Вот как! – сказал Ростов.

– Ну, да, это всё пустяки, – продолжала болтать Наташа. – А что Денисов хороший? – спросила она.

– Хороший.

– Ну и прощай, одевайся. Он страшный, Денисов?

– Отчего страшный? – спросил Nicolas. – Нет. Васька славный.

– Ты его Васькой зовешь – странно. А, что он очень хорош?

– Очень хорош.

– Ну, приходи скорей чай пить. Все вместе.

И Наташа встала на цыпочках и прошлась из комнаты так, как делают танцовщицы, но улыбаясь так, как только улыбаются счастливые 15 летние девочки. Встретившись в гостиной с Соней, Ростов покраснел. Он не знал, как обойтись с ней. Вчера они поцеловались в первую минуту радости свидания, но нынче они чувствовали, что нельзя было этого сделать; он чувствовал, что все, и мать и сестры, смотрели на него вопросительно и от него ожидали, как он поведет себя с нею. Он поцеловал ее руку и назвал ее вы – Соня . Но глаза их, встретившись, сказали друг другу «ты» и нежно поцеловались. Она просила своим взглядом у него прощения за то, что в посольстве Наташи она смела напомнить ему о его обещании и благодарила его за его любовь. Он своим взглядом благодарил ее за предложение свободы и говорил, что так ли, иначе ли, он никогда не перестанет любить ее, потому что нельзя не любить ее.

– Как однако странно, – сказала Вера, выбрав общую минуту молчания, – что Соня с Николенькой теперь встретились на вы и как чужие. – Замечание Веры было справедливо, как и все ее замечания; но как и от большей части ее замечаний всем сделалось неловко, и не только Соня, Николай и Наташа, но и старая графиня, которая боялась этой любви сына к Соне, могущей лишить его блестящей партии, тоже покраснела, как девочка. Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он был в сражениях, и таким любезным с дамами и кавалерами, каким Ростов никак не ожидал его видеть.

Скрытые категории:

Навигация

Персональные инструменты

На других языках

История </div>

wiki-org.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о