Боевые топоры скифского типа из Северного Причерноморья » SwordMaster

загрузка...

С появлением скифов в степях Северного Причерноморья состоялись инновационные сдвиги в материальной культуре не только кочевников, но и их оседлых соседей. Отчетливо те изменения фиксируются в комплексе вооружения. Изучению скифской паноплии посвящен значительный корпус работ, проанализированы и суммированы в ряде специальных исследований (Горелик 1993; Клочко 2006; Грицюк 2009). Отметим, что самой основательной работой актуальной до сих пор монография А.И. Мелюковой (Мелюкова 1964).

Здесь рассмотрим только одну категорию наступательного оружия ближнего боя, которую классифицируют как ударно-рубящее древковое, то есть топоры, чеканы и клевцы.

Такой выбор обусловлен тем, что активно эта тема разрабатывалась еще в 1960-е гг., И на фоне дальнейшего пополнения источников, уточнения хронологических схем и изменения представлений о этнокультурном развитии в эпоху раннего железа наметилось отставание в осмыслении этой категории вооружения и ее роли в военной деле. Избранный круг оружия определено ее конструктивными особенностями: наличием железной ударной (рубительные) части и короткого деревянного рукоятки (Кулинский 2007, с. 13). Функционально эти артефакты относятся к орудиям рукопашного боя и парадному оружию (Грицюк 2009, с. 114).

Прежде чем перейти к основной теме, уточним некоторые нюансы терминологии. В публикациях европейских археологов скифские топоры обозначает термином венгерского происхождения «czekan» (Kostrzewski 1936, s. 3, Bukowski 1977, p. 187; Глосек 1998, с. 192; Klosinska 2003, s. 219), который фигурирует и в трудах отдельных отечественных исследователей (Черненко 1980). Но в целом в советской литературе их чаще называли «топор-молоток» из характерное утолщение обуха (Ильинская 1961, с. 36; Мелюкова 1964, с. 66). В свою очередь М.В. Горелик разделил массив боевых топоров по ширине лезвия на узкие («топоры») и широкие («секиры»), отметив в то же время на их функциональных различиях: первые предназначались, чтобы колоть, раскалывали, другие – чтобы рубить ( «рассекать»). Отдельно исследователь рассматривал чеканы и клевцы, определяющей чертой которых считал узкое горизонтальное лезвие, заканчивается острием (Горелик 1993, с. 41, 53). В.И. Клочко, характеризуя подобные изделия Черногорской культуры, использовал термины «клевец» (Клочко 2006, с. 270), а В.М. Грицюк перечислил три равнозначные группы оружия рукопашного боя – топоры, чеканы и клевцы, объединяя их по принципу действия (Грицюк 2009, с. 113).

Типология

Сейчас есть три варианта типологии скифских топоров. Первыми этой проблеме уделили внимание В.А. Ильинская и А.И. Мелюкова. Работая параллельно, исследовательницы предложили довольно расходящиеся схемы систематики. В.А. Ильинская поделила образцы на три группы: топоры, клевцы и топоры-молотки (Ильинская 1961, с. 33). А.И. Мелюкова осуществила детальный разделение, включающий два отдела с двумя типам каждый и возможными вариантами в них (Мелюкова 1964, с. 66). Но в типологии В.А. Ильинской не учтенные все нюансы морфологии, А.И. Мелюкова фактически оставила без внимания чеканы.

Учитывая эти недостатки и привлекая широкий круг источников, Е.В. Черненко разработал детальную схему, которая кардинально отличается от предыдущих (Черненко 1980). Однако некоторые группы (например, клиновидные топоры) охарактеризованы им недостаточно, в частности не указана четкая граница между боевыми и рабочими инструментами. Так без внимания исследователя осталась ряд существенных отличий, которые отличали боевые топоры.

По нашему мнению, чтобы вписать боевые топоры в типологическое схему, следует несколько дополнить систематике А.И. Мелюковой, основанный на базовых конструктивных отличиях, вариациях исполнения определенных деталей и функциональном направлении. Следует также придерживаться четкой иерархии критериев, присущей разработке А.И. Мелюковой, и унифицировать основные понятия, как предлагает Ю. Худяков (Худяков 1979).

Прежде необходимо провести границу между боевыми и рабочими топорами. В.А. Ильинская определяла рабочие топоры по массивности и использованием обуха как молота по следам на нем (Ильинская 1961, с. 29). А.И. Мелюкова добавила к тому же локализацию изделия в погребении. В частности, боевой топор, по ее наблюдениям, клали возле правого бедра покойника вместе с другими образцами оружия (Мелюкова 1964, с. 66).

И.Б. Шрамко также обращает внимание на массивность рабочих орудий как их определяющую черту (Шрамко И.Б. 1989, с. 149; 1994, с. 43), но главным критерием дифференциации топоров считает технологию их изготовления. Металлографические исследования орудий ворсклинского региона показали, что обух и проух рабочих топоров формировали путем загибания заготовки (Шрамко И.Б. 1990, с. 137), зато проух боевого делали сквозной прошивкой, то есть пробивали (Шрамко И.Б. 1989, с. 150 ). Но за пределами ворсклинского локального варианта, в частности в Правобережье, известно несколько топоров, имеющих морфологические черты боевого орудия (грацильного, небольших размеров и веса) и одновременно технологические черты рабочего (сварочный шов на проушине, что остался от загибания заготовки). Это находки из кургана 9 у с. Михайловка (Прусы), кургана 485 у с. Капитонивка и Пастырского городища (Ильинская 1961, с. 37, 39; 1975, с. 103; Ковпаненко, Бессонова, Скорый 1989, с. 122). Зато метод прошивки зафиксирован и на рабочем топоре с Люботинського городища (Солнцев, Шрамко 1998, с. 135).

Рис. 1. Типология ударно-рубящего оружия. Группа I - боевые топоры:
1 - Старшая Могила; 2 - Дуплинское; 3 - хут. Шумейко; 4 - Малая Офирна

Очевидно, что в боевых топорах не предусматривалось нагрузки на обух. Таким образом, возвращаясь к вопросу терминологии, можно утверждать, что использовать термин «топор-молоток» относительно образцов отдела II типологии А.И. Мелюкова некорректно (Мелюкова 1964, с. 66; см. Также: Есаян, Погребова 1985, с. 79). Небрежная обработка молоточковидных обухов (Шрамко Б.А., Фомин, Солнцев 1970, с. 52) указывает на то, что он не использовался как ударная часть и, вероятно, был только противовесом. Подытоживая сказанное, отметим следующие требования для определения боевого топора.

  1. Стройные пропорции. Боевые образцы имеют сложный профиль с узким четко выделенным лезвием. Для рабочих вариантов характерна прямоугольная в сечении форма обуха, ширина которого больше высоты, например как у топора из кургана 7 группы Частых (Пузикова 2001, рис. 19, 2).
  2. Техника изготовления. И боевую и рабочую топор выковывать с железной заготовки, но они отличаются по качеству. Основное внимание при изготовлении боевого орудия уделяли лезвию, которое могли подвергать цементации и закалке (Вознесенская 1975, с. 82; Москаленко, Недопако 1980, с. 65).
  3. Условия находки. Для образцов из захоронений еще одной отличительной чертой является корреляция с обрядом, инвентарем и их размещением по покойника (Мелюкова 1964, с. 66). В основном боевой топор клали справа от покойника рукояткой вдоль бедра. Подобно размещены топоры и на антропоморфных скульптурах (Шелехань 2010 с. 37).
  4. Трасологический анализ информирует об использовании артефакта как боевого или рабочего орудия (Ильинская 1961, с. 29; Солнцев, Шрамко 1998, с. 132). В боевых топоров основная нагрузка приходилась на лезвие, в рабочих - и на обух (сработан).

Рассмотрение находок с такой точки зрения позволил исключить из числа боевых топоров экземпляры хозяйственного назначения, а именно из кургана 12 у с. Пруссы, кургана 411 у с. Пекари, кургана 472 у с. Оситняжка и кургана 2 у с. Триполье. Относительно последней достопримечательности стоит напомнить, что из Триполья происходит два изделия, известные по рисунку В. Хвойки. В отличие от В.А. Ильинской (Ильинская 1961, рис. 3, 2, 3), Б.А. Шрамко тоже не видел в них боевые топоры и считал их мотыгами (Шрамко Б.А. 1961, с. 89).

Если учитывать, что функциональное назначение является важнейшим основанием для выделения высших таксономических единиц чем морфологические различия, то совокупность скифского ударно-рубящего оружия следует разделить на две группы – топоры и чеканы. Между тем, мы считаем клевец разновидностью чекана, то есть ниже таксономической единицей, поскольку они несколько отличаются по форме, хотя принцип их действия одинаков. Поэтому, предлагаем дополнить типологию А.И. Мелюковой и рассматривать чеканы как II группу боевых топоров. Из-за чрезвычайного разнообразия форм при незначительном количестве находок этот вариант типологии целесообразен только для материальной культуры скифов Северного Причерноморья.

Таким образом, массив древкового ударно-рубящегл оружия разделен на две основные группы – топоры (рис. 1) и чеканы (рис. 2).

Група I

Для упорядочения первой группы практически без изменений применен подход А.И. Мелюковой (Мелюкова 1964, с. 66), согласно которому группа боевых топоров разделена на два отдела: 1) массивные топоры и 2) легкие, представленные однолезовой изделиями. Появление дволезовой образцов позволяет выделить третий отдел.

Первый отдел – клиновидные топоры – в свое время разделяли на два типа: топоры с прямой лобовой частью и с выемкой у основания. Но, несмотря на указанные нами требования, считаем, что целесообразнее рассматривать как боевые исключительно топоры второго типа. Итак, сюда попадают 4 экз.: с кургана 9 у с. Куцеволовка, кургана у с. Луга и два топора со Старшей Могилы (см. Приложение, там и ссылка).

Второй отдел – легкие топоры – делится на два типа.

II.1 – топоры с прямой спинкой. К ним относятся 18 экз. – из курганов под Кругликом, Ленковцах, Дуплинским, Репяховатой Могилы, Бельского городища (2 экз.), Новоселки Гримайловской, Перебыковцы, кургана 1 могильника Скоробор, курганов 3, 5 (2 экз.) и 468 с Оксютинцов, кургана 12 у Вовковцев, захоронение 4/2 группы Страшной Могилы, разрушенного кургана Люботинського могильника, кургана 485 у Капитоновка и Желтокаменка. Среди образцов этого типа можно выделить два варианта: с лезвием, оттянутым вниз, и симметричным к поперечной оси.

II.2 – топоры с изогнутой спинкой – менее многочисленны. К таковым отнесены 8 экз .: из курганов у хут. Шумейко и Осняги, кургана 448 у Журовка, кургана 2 у с. Красный Подол, кургана 9 у с. Михайловка, захоронение 109/3 могильника Мамай-Гора, кургана 6 у Любимовки и захоронения 6/2 у Днепрорудного.

Третий отдел – дволезвийные топоры – необходимость выделять такие уже отмечали исследователи (Bukowski 1977; Черненко 1980). Это стало возможным после раскопок кургана Малая Офирна (Петровская 1968, с. 164; Максимов, Петровская 2008, с. 7) и проявления аналогий топоре из него в зарубежных публикациях скифских старожит ностей как, например, из погребения у м. Ґрабонуґ. Можно предположить другие культурные корни дволезвийных топоров, поскольку они широко представлены в памятниках ранних саков (Bukowski 1977, s. 187). В этом отделе в перспективе можно выделить два типа: симметричные и асимметричные топоры. Сейчас в пределах Украины известно лишь два двулезвийных топора: курган Малая Офирна и захоронения 3 кургана Перепятиха.

Группа ІІ

Группа II (чеканы) разделена на два отдела.

Первый отдел – это собственно чеканы, то есть образцы с прямым профилем боевой части. В Северном Причерноморье известна лишь одна случайная находка возле с. Орехово Донецкой обл. - биметаллический чекан с бронзовой втулкой и железным бойком, что имеет многочисленные аналогии среди древностей за пределами Причерноморья. Б.Б. Пиотровский очертил круг подобных артефактов, разбросанных в Евразии от Алтая до Малой Азии (Пиотровский 1954, с. 156). Предполагается, что такие изделия маркируют древнейший пласт скифских древностей периода первых вторжений в Восточную Европу и Переднюю Азию (Подобед 1994, с. 181).

Второй отдел

– клевцы, то есть образцы изогнутого профиля. Они разделены на три типа.

II.1 – клевец с лопастью на тыльной стороне представлен только экземпляром с Трахтемировского городища. Исключительность находки обусловлена привнесенным ее характером. Прямой аналогией трахтемировскому клевцу является изделие из кургана Цукур Лиман (Вахтина 1989, с. 52). В целом же подобная форма тяготеет к культурам Западной Сибири (Ильинская 1961, с. 36).

II.2 – грацильные клевцы изогнутого профиля, ромбические в сечении. Известно 4 экз. – из кургана 1 у Вовковцев, Гаймановой Могилы, Мелитопольского и Бердянского курганов.

II.3 – массивные клевцы изогнутого профиля, тоже ромбические в сечении. Известно 6 экз. – четыре происходят из Бердянского кургана и по одному из Первой Завадской Могилы и могильника Скельки.

Рис. 2. Типология ударно-рубящего оружия. Группа II – чеканы:
1 – Орехово; 2 – Трахтемировское городище; 3 – Мелитопольский курган; 4 – Первая Завадская

Из-за значительного распространения клевцы в западносибирских культурах возникло предположение об их происхождении от Ананьинская прототипов (там же). Но это правомерно только в отношении экземпляров VII-VI вв. до н. э. С конца VI в. до н. э. скифская материальная культура теряет характерные черты, роднящие ее с средне- и переднеазийскими памятниками. Но несмотря на это у исследователей утвердилась мысль о Ананьинском происхождения всех без исключения клевцов (Петренко 1961, с. 70). По нашему мнению, нет твердой генетической связи между клевцами всех трех типов. Ведь экземпляры первого типа датированы только раннескифским временем и представлены спорадическими находками, вероятно, привнесенными из другой культурной среды. Зато клевцы второго и третьего типов, хотя и малочисленные, представляют более позднюю группу, хронологически оторванную от раннескифского образцов и компактно распространенную только в скифской среде. Аналогии им не найдены в синхронных родственных культурах, поэтому можно предположить, что последние являются продуктом собственно скифского происхождения.

Датировка и хронология

Из-за изменений в представлениях о датировке скифских древностей и использования различных категорий опорных хроноиндикаторив имеем противоречивые взгляды относительно даты определенных экземпляров боевых топоров. Есть построения, в которых топоры фигурируют в иллюстрациях хронологической шкалы (Медведская 1992; Смирнова 1993; Могилов, Диденко 2009). Особого внимания они заслуживают при рассмотрении раннескифской хронологии, ведь в тот период и появились инновационные для Восточной Европы категории вещей (Боковенко 1989, с. 79). Сами топоры нельзя считать четким хронологическим маркером. Но, поскольку некоторые образцы происходят из закрытых комплексов, датированных по разным показателям, хронологическая позиция каждого образца может быть определена с определенной вероятностью (Горбунова 2005, с. 22).

Группа І

Среди боевых топоров, что вписываются в общую картину развития скифской материальной культуры, выделены две хронологические группы. Они определенным образом соотносятся с представленным типологическим распределением.

Середина VII - третья четверть VI в. до н. э. Так можно датировать 4 экз. клиновидных (отдел I) – курган 9 Куцеволовка, Луки, два топора со Старшей Могилы; 14 экз. отдела II типа 1 (грацильного с прямой спинкой) – Круглик, Ленкивцы, Репяховатая Могила, два топора с Бельского городища, Новоселка Гримайловская, Перебыковцы, курган 1 Скоробор, курганы 3 и 468 и 2 экз. из кургана 5 Оксютинцы, курган 12 Вовковцы, Дуплинское; единственный образец отдела III – дволезвийный топор с Малой Офирны.

В конце первого периода, в середине VI в. до н. э., появляются образцы отдела II типа 2 (грацильного с изогнутой спинкой, 3 экз.) – курган возле пгт. Шумейко, Осняги и курган 448 у Журовка.

Во второй половине V-IV вв. до н. э. наблюдаем спад топоров отдела II типа 1: известно 3 экз. - курган 485 Капитонивка, Желтокаменка, захоронение 4/2 группы Страшная Могила. Есть также 4 экз. отдела II типа 2 - курган 9 возле с. Михайловка, захоронение 109/3 могильника Мамай-Гора; курган 6 у Любимовка, захоронения 6/2 у Днепрорудного и курган 2 у с. Красный Подол.

Таким образом, прослеживается определенная закономерность в хронологической изменчивости скифских боевых топоров. Клиновидные и двулезвийные образцы присущие только погребением раннескифского периода. Легкие топоры также демонстрируют некоторые изменения. В раннескифское периоде распространены преимущественно образцы с прямой спинкой, а с изогнутым профилем появляются только в середине VI в. до н. э. В промежутке от последней четверти VI и к середине V в. до н. э. топоры отсутствуют, особенно учитывая то, что экземпляр, известный за публикацией дореволюционных раскопок Ольвийского некрополя (Скуднова 1960, рис. 4), вызывает сомнения в его принадлежности к скифскому оружию. После появления в конце VI в. до н. э. топоров с изогнутым профилем изделия первого и второго отделов сосуществовали до конца IV в. до н. э.

Отдельно стоят топоры, происходящие с территорий, прямо или косвенно связанных с переднеазийской походами скифов. Оттличие их от восточноевропейских комплексов объясняется в значительной типологической однородностью хронологических групп, чего нет в Северном Причерноморье. Все образцы, за редким исключением, относятся к отделу II типа 1. единичные находки представлены образцами отдела I и отдела II типа 2. Зато набор вариаций отражает все разнообразие, на которое были способны тогдашние мастера.

Находки, традиционно считаются непосредственными прототипами собственно скифских топоров (Ильинская 1961, с. 50; Есаян, Погребова 1985, с. 81), не рассматриваются вместе с севернопричерноморскими изза того, что не всегда можно назвать их владельцами именно скифов (Техов 1972 , с. 218; Погребова 1981, с. 44; Махортых 1991, с. 63). Значительное количество захоронений с железными проушными топорами скифского типа осуществлено с кобанским обрядом: покойника в скорченном состоянии вкладывали в почвенную яму с каменной конструкцией, а топор клали у черепа (Техов 1980, с. 222; Погребова 1981, с. 44; Эрлих 2007 , с. 188). Но некоторые аналогичные образцы происходят из погребений, устроенных по кочевническому обряду (Техов 1980, с. 219). Но даже эти топоры из захоронений, удаленных от основного этнического массива кочевых скифов, и найденные в другом этнической среде нецелесообразно рассматривать, не учитывая первоначальный ареал их изготовления и распространения. Но подробный обзор топоров кавказских культур выходит за пределы нашего исследования. Поэтому ограничимся лишь описанием их подобных и расходящихся рис с образцами из Северного Причерноморья.

Напомним, что основная масса захоронений с топорами приходится на регионы, где происходили непосредственные контакты кочевников с населением кобанской и колхидской культур – южную Абхазию и Колхиду (Пиотровский 1954, с. 141; Погребова 1969, с. 179; 1981, с. 44; Есаян , Погребова 1985, с. 21; Махортых 1991, с. 7, 9), не совпадает с рассуждениями Е.И. Крупнова о путях вторжения в Закавказье вдоль побережья Каспийского моря (Крупнов 1954, с. 193; 1960, с. 66; противоположное мнение см.: Погребова 1984, с. 41).

Есть почти синхронные параллели между формами с Кавказа и Приднепровского Лесостепи, например, захоронение 70, 99 и 212 Самтаврского могильника, Келермеса и, соответственно, Старшая Могила и курган 12 у Вовковцев (Мелюкова 1964, с. 66; Есаян, Погребова 1985, с. 81; Галанина 1991, с. 15), захоронения 103 и 173 Тлийського могильника и курган 485 у Оксютинцив (Ильинская 1961, с. 36; Техов 1980, с. 219). Но заметим, что эти параллели не является полным аналогиями (Погребова 1969, с. 187; Есаян, Погребова 1985, с. 82), а подавляющее большинство топоров в захоронениях Украинской Лесостепи появляется несколько позже.

Группа ІІ

Массив чеканов распадается на две неравноценные хронологические группы.

VII - первая половина VI в. до н. э. Так датируется биметаллический чекан с Орехово и железные клевцы с Трахтемирова и два с Цукур Лимана.

V-IV вв. до н. э. Тогда в Северном Причерноморье появляются принципиально новые формы, а именно, массивные изогнутые клевцы (Первая Завадская Могила, могильник Скельки и четыре клевца с Бердянского кургана) и грацильные (курган 1 Вовковцы, Мелитопольский, курганы Шпола, в уроч. Дарьевка, биметаллический клевец Бердянского кургана и Гайманова Могила).

В общем наблюдаем такую картину. В начальный период скифской истории произошло механическое привнесение новых элементов в материальной культуре кочевых скифов и оседлых племен со скифоидной культурой. Некоторые редкие образцы (биметаллические чеканы и железные клевцы с лопастью) не имели продолжения в новой среде. Зато топоры с лопастью и молоточковидные обухом, привнесенные в Северное Причерноморье в середине VII в. до н. э., были подхвачены и использованы местными мастерами для изготовления таких образцов. Можно предположить, еще под влиянием нововведений, начиная от границ VII-VI вв. до н. э., была предпринята попытка развить боевые топоры на основе местных массивних клиновидных прототипов.

В дальнейшем, в середньоскифський период, произошло резкое сокращение такого вида вооружения. Топор из кургана Желтокаменка больше напоминает дериват раннескифских массивных экземпляров чем инновационный продукт. В курганах 448 у Журовка и пгт. Шумейко отмеченны разновидности топоров, которые станут характерными для последующего периода скифской истории (Полин 1984).

Рис. 3. Распространение ударно-рубительной оружия на территории Северного Причерноморья. Нумерация подана согласно каталога

Следовательно, в свете последних исследований этнокультурной истории скифов изменение в наборе вооружения может возникнуть как отражение продвижения новой волны кочевников в Северное Причерноморье (Алексеев 2003, с. 192) и определенных трансформаций в материальной культуре (Алексеев 1992, с. 117). Но можно предполагать, что подобные изменения связаны с затуханием в скифской культуре относительно архаичных кавказских элементов. Ведь из-за перемещения главного очага кочевой орды скифов с Прикубанья до Поднепровья культурные контакты с племен кобанской культуры переключились на население Украинской Лесостепи и греческие полисы.

В позднескифский период, после лакуны конца VI - первой половины V в. до н. э., начался новый виток в развитии материальной культуры скифов. В то время заметны дальнейшее развитие и преобладание грацильным форм топоров и чеканов. Можно предположить, что топоры того времени являются произведениями только местных мастеров, поскольку для них нет прототипов ни в соседних культурах, ни в кругу синхронных культур ираноязычных кочевников.

В памятниках Крыма боевые топоры представлены единичными находками – с Талаевського кургана и захоронения 3/2 некрополя Неаполя Скифского. От рассмотренных образцов они отличаются тем, что симметричное лезвие расположено на тонкой вытянутой шейке. В.А. Ильинская относила эти изделия к чисто скифским, а их необычную форму объясняла индивидуальными чертами (Ильинская 1961, с. 39, рис. 7, 8, 9). Однако стоит отметить, что в вооружении поздних скифов Крыма произошли значительные трансформации (Высотская 1972, с. 149), которые заключались, в частности, в широком заимствовании сарматских и латенських вещей (Симоненко 2005, с. 91, рис. 5). Но появление новых форм топоров сложно объяснить культурным влиянием. Если учитывать, что количество оружия в захоронениях поздних скифов довольно ограничена, можно предположить, что указанные образцы выполняли роль лишь церемониального оружия.

Можно также предположить местные корни топоров отдела I. Большие клиновидные с массивным обухом топора появились в погребениях и поселенческих комплексах на полвека позже по сравнению с легкими. Вероятно, подобные изделия были продуктом местных кузнецов и демонстрируют или попытку трансформировать рабочие образцы в боевые, или же есть реминисценцией новочеркасской традиции изготовления боевых топоров. На это указывают схожие черты их – клиновидная форма, выемка в основе и проух, смещенный к обухом. В пользу мнения о местном изготовления массивных топоров в то время свидетельствует и тот факт, что несмотря на незначительное их количество в Северном Причерноморье разнообразие их форм шире чем на Кавказе (Вознесенская 1975, с. 82). В этом регионе они представлены совсем редко – например, захоронение 70 Самтаврского могильника, а в Средней Европе совсем неизвестные (Скорый 1983, с. 8).

Пространственное распределение скифских боевых топоров показывает (рис. 3), что в течение VII-VI вв. до н. э. они «оседали» в основном в памятниках Лесостепи. Это можно связать и со следами военных набегов кочевников (Фиалко, Болтрик 2003, с. 76), и с местным производством по скифскими образцами (Шрамко И.Б. 1994, с. 43). Находки боевых топоров V-IV вв. до н. э. концентрируются в Нижнем Поднепровье – центральной части Европейской Скифии. Здесь заметна и концентрация захоронений с набором признаков тяжеловооруженного воина. В 75% захоронений с топорами произошли детали железного панциря, а в 72% – конского снаряжения. Это может быть дополнительным аргументом в пользу предположения о выделении в скифском среде института дружинников (Черненко 1986, с. 85; 1992, с. 101; Бессонова 1998, с. 57). Такая тенденция, вероятно, отражает трансформацию кочевой орды в сложный политический организм. Касательной составляющей того процесса является концентрация захоронений тяжеловооруженных воинов в полосе так наз. Золотого пояса Скифии.

Дополнение

Каталог находок боевых топоров и чеканов и территории Украины (порядковый номер в каталоге соответствует пунктам на карте)

Западное Подолье

1, 2. Перебыковцы, курган 2. Последняя четверть VII в. до н. э. (Смирнова 1993, с. 112, рис. 7, 2, 10).

3. Круглик, курган 1. Последняя четверть VII в. до н. э. (там само, с. 109, рис. 4, 7).

4. Ленкивцы, курган 1. Первая половина VTI ст. до н. э. (Мелюкова 1953, с. 60).

5. Дуплинське, курган 1. Первая половина VI в. до н. э. (Sulimirski 1936, s. 70, tab. IX, 6).

6. Новоселка Грималовская, курган. Первая половина VI в. до н. э. (Ор. сії., tab. XI, 1).

Лесостепное Правобережья

7. Трахтемировское городище. Первая половина VI в. до н. е. (Ковпаненко 1971, с. 116, рис. 2, 41).

8. Малая Офирна, курган. Конец VII в. до н. е. (Петровская 1968, с. 173, рис. 4, 10).

9. Перепятиха, захоронение 3. Последняя четверть VTI ст. до н. е. (Скорый 1990, с. 106).

10. Репяховатую Могила, захоронение 2. Конец VII в. до н. е. (Ильинская, Мозолевский, Тере-Ножкин 1980, с. 42, рис. 11, 1).

11. Куцеволовка, курган 9. Третья четверть VI в. до н. е. (Бокий, Ольховский 1994, с. 156, рис. 2).

12. Журовка, курган 448. Вторая половина VI в. до н. е. (Ильинская 1975, с. 102, табл. Х, 28).

13. Дарьевка, курган. IV в. до н. е. (Ильинская 1961, с. 34, рис. 5, 1).

14. Михайловка, курган 9. IV-III вв. до н. е. (Ковпаненко, Бессонова, Скорый 1989, с. 122, рис. 37, 13).

Лесостепное Левобережье

15, 16. Бельское городище. VII-VI вв. до н. е. (Шрамко И.Б. 1994, с. 45, рис. 1, 5а, 5б).

17, 18. Луки, курган. Первая половина VI в. до н. е. (Ильинская 1968, с. 152, рис. 1, 1, 2).

19 20. Старшая Могила. Первая половина VI в. до н. е. (Ильинская 1951, с. 198, табл. И, 6, 7).

21. Оксютинци, курган 3. VI в. до н. е. (Ильинская 1961, с. 36, рис. 6, 8).

22, 23. Оксютинци, курган 5. VI в. до н. е. (там же, рис. 6, 6, 11).

24. Оксютинци, курган 489. VI в. до н. е. (там же, с. 38, рис. 6, 12).

25. Скоробор, курган 1. VI в. до н. е. (Ковпаненко 1967, с. 148, рис. 44, 2).

26. Хут. Шумейко, курган. VI в. до н. е. (Ильинская 1961, с. 36, рис. 6, 1).

27. Вовковцы, курган 12. VI в. до н. е. (там же, с. 38, рис. 6, 14).

28. Вовковцы, курган 1. IV в. до н. е. (там же, с. 34, рис. 5, 3).

29. Люботинский могильник, разрушенный курган (Бандуровский, Буйнов 2000, с. 88, рис. 59, 6).

Степное Причерноморье

30. Орехово, случайная находка. VII в. до н. э. (Подобед 1994, с. 181, рис. 1).

31. Курганская группа Страшной Могилы, захоронение 4/2. V-IV вв. до н. э. (Тереножкин и др. 1973, с. 114, рис. 28, 12).

32. Первая Завадская Могила. V-IV вв. до н. э. (Мозолевский 1980, с. 104, рис. 43, 5).

33. Любимовка, курган 6. IV в. до н. э. (Лесков 1968, с. 253).

34. Красный Подол, захоронения 1/1. Конец первой - начало второй четверти IV в. до н. э. (Полин 1984, с. 112, рис. 13, 3).

35. Гайманова Могила. Середина IV в. до н. э. (Бидзиля, Мозолевский 1969, с. 118).

36. Желтокаменка, курган. Первая половина IV в. до н. э. (Мозолевский 1982, с. 208, рис. 34, 22).

37. Мамай Гора, захоронение 109/3. IV в. до н. е. (Андрух 2004, с. 17).

38. Днепрорудный, захоронение 6/2. Вторая половина IV в. до н. е. (Елагина, Кузнецова, Кузнецов 2004, с. 142, рис. 3, б).

39. 40. Бердянский курган. Вторая четверть IV в. до н. е. (Мурзин, Фиалко 1998, с. 107, рис. 5, 6).

41. Могильник Скельки. Клевец подобный серии изделий из Бердянского кургана. IV в. до н. э. (Попандопуло 2011, с. 22, рис. 3, 4).

42. Мелитопольский курган. Третья четверть IV в. до н. э. (Тереножкин, Мозолевский 1988, с. 115, рис. 129).

Образцы сомнительного происхождения

43. Заклятэ, курган 3, топор известна по рисунку В. Хвойки. VI в. до н. э. (Ильинская 1968, с. 158, рис. 8, 2).

44. Капитонивка, курган 485, топор известна по рисунку А.А. Спицына. IV в. до н. э. (Ильинская 1961, с. 38, рис. 7, 6).

45. Ладыжичи, курган 1, топор не сохранилась, известна по упоминанию в публикации. IV в. до н. э. (Ковпаненко Бессонова, Скорый 1989, с. 122).

46. 47. Топоры из сборника НМИУ, известные под публикацией (Ильинская 1961, с. 36, рис. 6, 5, с. 39, рис. 7, 4). 48. депаспортизированы экземпляр, известный по рисунку из архива Е. Черненко (информацию любезно предоставил Ю.В. Болтрик).

 

Автор: Шелехань О.В. Бойові сокири скіфського типу з Північного Причорномор'я // Археологія, 2012, № 2. Оригинальную украинскую версию, включая библиографию, опубликовано тут.

загрузка...

swordmaster.org

Копья, дротики и топоры скифов

Скифы широко применяли копья и дротики. Рядом с каждым захороненным воином всегда находили по одному-два копья. В некоторых могилах из было больше двух: например, в царском кургане возле города Бердянска на Азовском море находилось более 10 копий и дротиков.

До недавнего времени историки полагали, что у скифов были только короткие копья и дротики, которые можно было использовать лишь в ближнем бою. Этот вывод они делали из того простого факта, что могилы скифов невелики в длину и в них навряд ли могло поместиться более длинное оружие. До тех пор, пока они не обратили внимание на то, что древко в могиле лежит отдельно от наконечника, никому не приходило в голову, что копья перед захоронением могли просто-напросто ломаться надвое. Тогда стало ясно, что скифское копье правомернее называть пикой, так как оно было более трех метров в длину и явно предназначалось для конного боя.

Обшитый золотом боевой скифский топор VI века до н.э. из захоронения возле станицы Келермесская на Кубани. На верхнем рисунке вид топора сбоку, на нижнем – увеличенное изображение обуха. Показанное здесь железное лезвие, ныне разрушившееся, имело такие же украшения, как и золотые пластины.

Более короткие копья, по 1,7-1,8 метра длиной, использовались как метательное и как колющее оружие. По рисункам и фотографиям находок, извлеченных из скифских курганов, можно сделать вывод, что короткие копья применялись как в бою, так и на охоте. Брошенное умелой рукой, такое копье могло ранить или убить на расстоянии до 30 метров. Наконечники как длинных, так и коротких копий были разных форм. Чаще они имели форму листа с острием посередине и в них было углубление для древка. Длина наконечника варьировалась в широких пределах: от 30 до 72 см. Более длинные наконечники изготавливали, по-видимому, для увеличения пробивной силы оружия.

Дротики были исключительно метательным оружием. Их наконечники были совсем другой формы. У них был длинный железный черенок с небольшой пирамидальной головкой, снабженной зазубринами. Ясно, что такая форма придавалась наконечнику специально, чтобы его было труднее извлечь из раны или пробитого щита.

Около сотни боевых топоров различных типов было извлечено из захоронений на бывшей территории Скифии. Один великолепный экземпляр был найден в знаменитом кургане рядом со станицей Клермесская. Весь он, за исключением узкого лезвия, был покрыт золотой пластиной. Внимательно присмотревшись к украшениям на топоре, можно заметить влияние нескольких стилей. На лезвии выгравированы горный козел и олень. Изображения коз украшают обух топора. На покрытой золотом рукоятке можно видеть настоящих и мифических животных, птиц и насекомых.
Небольшие булавы являлись не только оружием, но и символом власти. Великолепный образец такой булавы был найден в кургане Солока.

Подводя итоги, можно с уверенностью утверждать, что скифы в период своего расцвета изготавливали высококачественное оружие всех видов, известных в эпоху до изобретения пороха; а также доспехи для пешего и для конного боя, в которых скифский воин мог противостоять любому противнику. У скифов не было лишь сабли и кольчуги. Однако, есть некоторые данные, свидетельствующие о том, что скифы все-таки использовали кольчугу.
Большая часть скифских доспехов и оружия изготавливалась местными кузнецами. Они расходовали огромное количество как местного, так и привозного железа и бронзы, которое обрабатывали с большим мастерством. Для самых богатых скифов греческие мастера изготавливали великолепное ритуальное оружие. Греки, будучи непревзойденными мастерами в обработке золота и серебра, создавали настоящие шедевры. Уцелевшее внутри могил своих бывших владельцев богато украшенное оружие, а также панцири и щиты преодолели разрушающее действие времени и ныне являются достоянием лучших мировых музейных коллекций.

Полагают, что достижения скифов в изготовлении оружия оказали значительное влияние на его развитие в соседних землях. Греки понтийских колоний переняли у скифов почти все существующие виды оружия. Множество экземпляров скифского оружия было найдено за тысячи километров к северу, западу и востоку от Скифии: за Полярным кругом, в Германии и Монголии.

Скифы

1. Молодой скифский воин IV века до н.э.
Молодой воин незнатного происхождения приносит голову первого убитого им врага своему царю, от которого получает в награду ритуальную чашу с вином. Он вооружен типичным для скиф оружием – луком со стрелами. В руках у него голова македонского военачальника. Рядом с молодым воином лежат отнятые им у врага доспехи и оружие. Греко-македонский шлем и поножи были найдены в тайнике под Олонештами в Молдавии, щит – в Курджипском захоронении на Кубани, а обломки меча – в Ольвии. Обратите внимание на длинные волосы воина. По обычаю, он имел право состричь их лишь после того, как убьет первого врага.

2. Скифский вождь IV века до н.э.
Вождь одного из племен, признававших власть Босфорского царя. Облик вождя восстановлен по находкам, обнаруженным в царском захоронении Кул Оба под Керчью на Крымском полуострове. Многие железные чешуйки доспехов позолочены. Пояс состоит из позолоченных железных полос. Поножи греческого изготовления. Обратите внимание на богатые золотые пластинки, украшающие головной убор и одежду вождя; на крученое металлическое ожерелье, браслеты и кольца, изготовленные греческим мастером;на рукоятку и ножны меча, покрытые золотыми пластинами; на нож и точильный камень оправленные в золото. Деревянный щит, покрытый кожей и украшенный золотым изображением оленя, также изготовлен греческим мастером, работавшим по заказу скифов.

3. Молодой знатный воин IV века до н.э.
Личная охрана царя, состоявшая из воинов благородного происхождения, носила доспехи греко-скифского типа, состоявшие из чешуек и полосок. Изготавливали такие доспехи, скорее всего, мастера Босфорского царства. Изображенные на этом рисунке поножи извлечены из захоронения “семи братьев” на Кубани. Меч найден в кургане рядом с деревней Большая Белозерка возле Запорожья.

              

ciwar.ru

Боевые топоры: экскурс в историю


Боевые топоры: экскурс в историю

Дата публикации: 14 марта 2015 в 18:23

Боевые топоры найденные автором

Воодушевленный недавней находкой боевого топора, решил написать просторную статью про боевые топоры: их характеристики и использование в разные эпохи времени. А вам уже решать: является ли такая находка для кладоискателя раритетом или просто "мусором"?

Как появились боевые топоры

Что бы написать о боевых топорах, давайте разберемся в таком понятии как топор, а уже потом перейдем непосредственно к боевым топорам. Думаю, если спросить любого человека на нашей планете, что такое топор, ответ даст каждый, так как топор используется по нынешнее время на всех континентах нашей планеты, от цивилизованных стран до племён, проживающих в Африке или Австралии.

Первые топоры эпох палеолита и неолита

История топора берет свое начало еще с времен палеолита, когда появились первые каменные топоры. Древние люди придавали камню подобие клинка и использовали его в разных целях. Если разделывать убитую живность можно было примитивным топором, то срубить дерево или пойти на охоту с таким орудием было трудно.

И древний человек придумал способ закрепить каменный топор к палке с помощью крепкой лианы или высушенных жил животного. Вот так и появились первые боевые топоры, с помощью которых древний человек мог пойти на охоту или защитить свое племя.

В период неолита, с развитием древнего человека, развивался и боевой топор. Камень шлифовался, что давало ему более ровные поверхности и проделывались отверстия в камне, для лучшего закрепления топора.

Новый толчок в развитии боевых топоров дал медный век, который включает приблизительно период времени от IV до III тысячелетия до нашей эры. Подбирая камни для обработки, человек впервые столкнулся с медью.

Питаясь обработать камень, ударяя по нему камнем, от него не откалывались куски, а наоборот, камень деформировался, менял свою форму, так появилась первая "холодная ковка". Хотя и была найдена первая медь в необработанном виде, каменные топоры использовались очень долго, даже в эпоху бронзового века.

Читайте на "Е-КЛАД": Коп зимой: скифский топор

Боевой топор

Боевые топоры разных эпох

 

Боевой топор это одно из ответвлений от простого топора и предназначен он для нанесения ран или увечий живому организму, будь то человек или животное. Боевой топор можно разложить на две части: лезвие и топорище. Так как воину приходилось в бою очень долго сражаться, вес боевого топора был сравнительно не тяжёлым.

Вес лезвия варьируется от 150 грамм до 500 грамм, а древко или топорище около 400 грамм. Приблизительный вес топора был около одного килограмма. В зависимости от длины топорища, боевые топоры делились на одноручные и двуручные. Если одноручные топоры имели рукоять от 50 см. до 120 см., то двуручные достигали роста среднего человека.

Из  за своей многофункциональности боевые топоры были как односторонними, так как тыльная сторона была плоской, и двусторонними, лезвие было с двух сторон. Для пешего воина боевой топор был основным оружием в ближнем бою, но также воин мог и бросать в противника топор, все зависело от искусства владения орудием.

Всадники использовали боевой топор, как второстепенное оружие, так как на скаку, было тяжело нанести удар противнику. Имея малую площадь поражения, боевой топор дал жизнь таким боевым оружиям как: алебарда, бердыш, полэкс и другие. Во время сражений воины компенсировали малую площадь лезвия, силой пробивного удара за счет малого веса топора.

Так как металл в древнее времена был редкостью, то боевые топоры преобладали перед таким оружием как мечи, поэтому топор было легче изготовить, меньше шло затрат металла и топор был намного функциональней меча. За свою функциональность боевые топоры били востребованы по всему миру, что дало много их разновидностей, таких как например:

Валашка
Сагарис
Франциска
Чекан
Кельт
Томагавк
Лохаберакст
Секира
Бродэкс и другие

Читайте на "Е-КЛАД": Боевой топор, редкая находка

Валашка

Боевой топор Валашка, Карпатских племен

Корни  Валашки берут из Карпатского региона. В переводе с Словацкого - Валашка; с Гуцульского - Бартка; с Венгерского - Фокош; в горцев гурали - Цюпаги. И это еще не весь перечень проживающих племен в Карпатском регионе, у которых соответственно свои названия боевого топора. Боевой топор похож очень на трость, он легкий, тонкий, длиной около метра.

Лезвие у топора Валашки составляет всего 7 сантиметров с одной стороны, а с другой плоская, тупая поверхность как у молотка. Многофункциональность Валашки позволяла бить, как простой палкой, плоскую поверхность часто использовали как молоток, а самим лезвием рубили как дерево, так и врагов.

За свою функциональность топор Валашка был на вооружении многих местных разбойников, обитавших в Карпатском регионе. На многие топоры наносились резные рисунки, украшались и инкрустировались благородными металлами, что символизировало богатство и достоинство обладателей такого топора.

С развитием технологий, Валашку начали усовершенствовать разными приспособлениями, например: внутри топорища был спрятан кинжал, так как рукоять была длиной и пустотелой, то туда помещалась даже шпага и если сильно встряхнуть, то она вылетала как дротик. Но самим лучшим приспособлением к Валашке считается крикет, смесь пистолета и топора, где древко использовалось как ствол, а в торце лезвия находилось дуло.

Сагарис

Боевой топор Сагарис, любимый топор скифов и Персидской империи

Сагарис берет свое происхождение из Ближнего Востока. Многие считают, что Сагарис в первую очередь скифский по происхождению, но и не соврет, если скажет что он персидский топор. Как и все боевые топоры, Сагарис состоит из  лезвия и древка.

Лезвие топора с одной стороны вытянутое, а с другой заостренный изогнутый тяжелый обух, так же действовал как противовес, и древко было тонким и длинным. У лезвия было очень много разнообразных форм. Вес  Сагариса позволял использовать его одной рукой очень эффективно, нанося удары Сагарисом, воин пробивал любую броню или защитный шлем, использовавшийся в то время. Из за своего веса боевой топор использовала как кавалерия, так и пехота.

Для более знатных скифов на лезвие топора наносились изображения с разными животными. Ведя кочевой стиль жизни, скифы в большинстве своей жизни проводили в набегах и сражениях на другие племена, что позволило им усовершенствовать свое оружие с каждым походом. Функциональность Сагариса и постоянная кочевая жизнь, распространила очень быстро топор по всему Ближнему Востоку, и стал неотъемлемой частью персидского воина.

Со временем, чем больше захватывалось новых территорий, персидская империя распространила использование Сагариса на сармато-аланские племена. Которые, в свою очередь распространили боевой топор на Запад, а дальше Восточную, Центральную и Северную Европу.

Франциска

Боевой топор Франциска, неотъемлемый атрибут германских и франкских племен

Историю своего происхождения Франциска берет от франкских и германских племен. Так как эти племена практически не использовали конницу, то Франциска применялся двумя способами.

Первый способ позволял надевать лезвие с удлиненным носиком на метровое древко, что бы можно было рубить противника, держа боевой топор, как в одной, так и двумя руками.На окончании древка было утолщение, что позволяло при интенсивной рубке не выскальзывать боевому топору из рук. Варвар с Франциском был очень манёвренным и быстрым, что позволяло ему наносить большое количество ударов, крошащих как головы, так и отсекание конечностей противнику.

Второй способ позволял бросать Франциска в противника, для этого лезвие надевалось на древко, не превышающие длины руки и на окончании древка привязывалась веревка. В случае неудачи топор можно было вернуть и снова бросить. Такой топор носили на поясе для удобства, что позволяло бистро его достать и бросить. Зона поражения от таких летательных топоров равнялась 12 метрам.

Мощь Франциска ощутили на себе воины Римской империи, столкнувшись впервые с этими варварскими племенами. Еще не столкнувшись щитами, друг с другом, многие римские воины падали на землю от умело брошенных в них  Францисков, что заставило Римскую империю пересмотреть свою концепцию в использовании боевых топоров.

За свою функциональность, Франциска стал основным оружием франков и германцев, так как изготовление не требовало использовать дорогую на то время сталь. Раскопки многих захоронений доказали что Франциска был на вооружении не только рядового воина, а также многих вождей и военноначальников.

Чекан

Боевой топор Чекан, попавший на Русь из Востока

Топор Чекан имеет славянские корни, хотя достался по наследству из Востока. Чекан разделяется на древко, не превышающее 100 сантиметров и лезвие в виде клюва с одной стороны и плоского обуха, вытянутого в виде молоточка.

Такое размещение лезвия имело хороший баланс, что позволяло воину наносить очень точные удары. Благодаря своему клюву, чекан пробивал броню, и из за характерной формы легко вытаскивался даже с деревянного щита, а не застревал как большинство боевых топоров.

Конструкция Чекана позволяла ему не соскальзывать и не рикошетить при ударе по доспехах воина, а максимально наносить урон. Такая конструкция боевого топора позволяла ему не согнуться, и не сломится при нанесении ударов по металлической защите врага. При весе до 400 грамм воин легко использовал Чекан, как и в бою, так и в рубке деревьев, если надо было пройти через густые заросли. Из за скошенной части лезвия книзу, Чекан использовали, как и рубящими, так и режущими ударами.

Топор Чекан служил знаком отличия на Руси, позволяя определить, что владелец топора относится к военноначальницкому сословию. Также у Чекана были "братья", очень похожие на него, такие как польский Наджак и Клевец, распространенный также на Руси и Европе. Разница между Чеканом и Клевецом поле гала в том, что Клевец застревал во всем, во что был загнан.

Бродэкс

Боевой топор Бродэкс, любимый топор викингов

Бродэкс  считают детищем Франциска, который использовали германские и франкские племена. Больше всего Бродэкс был распространен на Северной Европе. Если Франциск использовался в V - VII веках, то Бродэкс намного позже X - XI веках.

Топор Бродэкс очень похож на секиру с широким трацепеевыдным лезвием на одной стороне, а на другой, прямоугольными бойком и бородкой. Отсюда и пошло название широколезвийный или бородовидный топор, так как лезвие было похоже на бороду у мужчин. Само лезвие шло с закругленными углами, переход между полотном и обухом топора был очень тонким.

Но были Бродексы и такие, у которых лезвие находилось с двух сторон, но такие боевые топоры били малоэффективны, так как имели узкий круг специализации из за своей не удобности и получил название датский топор. Многие считают что Бродэкс был любимым боевым топором викингов. С применением в боях конницы, применение топора снижается, так как он был малоэффективным против кавалерии.

Но позже с появлением хорошо защищенных рыцарей Бродэкс опять стает актуальным, так как мечем не можно было сразить рыцаря, а тяжелый Бродекс делал это с легкостью. Для того чтобы видели что хозяин топора состоятельный человек, на Бродэкс наносились украшения серебряной инкрустацией. Так как племена вели кочующий способ жизни, переселялись  и торговали с другими племенами, то на Руси Бродэкс стал предшественником Бардыша.

Современные боевые топоры

Использование современных боевых топоров в повседневной жизни

Дожили ли боевые топоры до современного времени? Ответ: да! Даже в современном мире у каждого государства есть армия, и многие используют боевой топор по назначению. С современными технологиями появились и возможность сделать боевой топор, в первую очередь острим, как бритва, легким, чтобы не утруждал своим весом, хорошо сбалансированным, чтоб можно было легко попадать в цель на больших расстояниях.

Также военные используют боевой топор как инженерный инструмент. С помощью топора можно многое чего сделать, например:

Разбить стекло, дверь, если она деревянная, если нет, то можно отжать;

Перерубить кабель, не каждый нож сможет это сделать, если кабель в диаметре несколько сантиметров;

Вскрыть замок автомобиля или также разбить стекло.

В условиях боевых действий боевой топор используют еще разнообразней, например:

Надо быстро замаскировать какой то объект, топор легко на рубает как мелких веток так и повалит дерево.

Разрубить или разделать убитое крупное животное.

Ну и самое главное: применить как в старину боевой топор по назначению и нанести смертельный удар издалека.

Читайте на "Е-КЛАД": Боевой топор: 800 лет под землей

К слову, в процессе написания статьи я понял, что боевых топоров было в истории настолько много, что про каждого из них, можно сделать неплохой обзор. Очень много информации есть практически про любой топор из разных эпох. Эти данные частично классифицированы в Википедии, но все же множество данных остаются разрозненными.


Ваш Александр Максимчук!
Лучшая награда для меня как автора - Ваш лайк в социальные сети (расскажите друзьям об этой статье), также подписывайтесь на мои новые статьи (просто укажите в форме ниже свой адрес электронной почты и Вы будете первыми читать их)! Не забывайте комментировать материалы, а также спрашивайте любые интересующие Вас вопросы по поводу кладоискательства! Я всегда открыт к общению и стараюсь отвечать на все Ваши вопросы, просьбы и замечания! Обратная связь на нашем сайте работает стабильно - не стесняемся!

e-klad.com

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО СКИФОВ

ВОЕННОЕ ИСКУССТВО СКИФОВ

и социальный уклад жизни.

По работам Г.В.Вернадского и других историков 19-21 веков.

Военное дело скифов можно восстановить по находкам в курганах.

Бог войны Арей обладает громоподобным голосом, и раненый Афиной Палладой, он кричит, как десяти тысяч воинов. Упав на землю, он простирается на семь десятин.

Бог войны Арей сам вступал в бой, смешиваясь с простыми воинами на поле боя, и издавал вопль, подобный крику, десяти тысяч воинов. Слыша это, воины приходили в неистовство и кричали «Ура!»

Как уже было сказано в предъидущей части повествования:

«…Кавалерия была главным оружием скифской военной организации. Скифские всадники, как позднее сарматские, использовали седло, которое давало им очевидное преимущество над западной кавалерией, поскольку ни греки, ни римляне не использовали седел.

Скифы были вооружены акинаками — короткими мечами, небольшими деревянными луками, использовали стрелы с бронзовыми наконечниками. Форма и размер скифского лука были приспособлены как для стрельбы с коня, так и для пешего боя. Лук и стрелы помещались в горите — специальном футляре для лука с отдельным карманом для стрел. Многие знатные всадники имели доспехи, которые состояли из бронзового шлема, наборного панциря из нашитных на кожаную основу бронзовых или железных чешуек. Воина защищал овальный или прямоугольный щит из дерева, обтянутый толстой кожей, украшенный золотыми эмблемами в виде зверей.В снаряжение воинавходил кожаный пояс, украшенный железными или бронзовыми пластинками, часто в виде животных, слева к нему подвешивался горит(Горит — деревянный футляр для лука и стрел, использовавшийся, в основном, скифами в конце VI — начале II веков до н. э.), справа — ножны с мечом, а иногда и секира. В воинском деле также использовались дротики, копья с массивными железными

Мастерство верховой езды и стрельбы из лука превратило скифов из кочевого степного племени в мощную военную силу. В разное время они воевали против ассирийцев, мидийцев, персов и македонцев. Во время своего расцвета они господствовали на огромной территории, которую занимал Советский Союз. Однако, скифы сохранили обычаи кочевого племени: они устанавливали постоянные отношения с оседлыми земледельцами и скотоводами, с которых регулярно собирали дань.

Громадное значение лошади в военном быту скифов способствовало тому, что конскому снаряжению уделялось не меньше внимания, чем оружию. Сложный по своему составу набор конской сбруи украшался не хуже, чем оружие, и, так же как оружие, занимал достойное место в кургане. Погребение коня вместе с воином было обязательной частью скифского погребального ритуала. В богатых курганах находят скелеты десятков, а иногда и сотен коней. В рядовых могилах, правда, конские погребения встречаются не всегда. Видимо, не все скифы могли позволить себе такую жертву. Но элементы конской сбруи, символически заменяющие коня, являются неизменной частью погребального инвентаря.

1. Скифский царь начала VI века до н.э.
Облик скифского царя конца эпохи войн на Среднем Востоке. Внешний вид восстановлен по находкам из захоронений возле кубанской станицы Келермесская. Щит извлечен из могилы возле станицы Костромская. Топор царя, рукоятка и ножны его меча обшиты золотом с гравировкой, выполненной мастером из Урарту (Армении) в присущем скифам стиле. Он также вооружен копьем и луком со стрелами, которые находятся в «горритосе» (футляр для лука и стрел), украшенном золотой пластиной с гравировкой. Золотой замок «горритоса», вероятно, греческой работы. Отлитый из бронзы шлем скифского происхождения. Доспехи из нашитых на кожу железных чешуек типично скифские. В центре обитого железом щита находится изображение леопарда. Украшенная золотом уздечка и нагрудная перевязь скифской работы. На седле типично скифская накидка.

2. Знатный воин из Урарту
Оружие и доспехи воссозданы благодаря находкам, обнаруженным при раскопках в крепости Тешебани на территории современной Армении (древнего государства Урарту). На воине шлем, типичный для мастеров из Урарту. Доспехи чешуйчатой конструкции состоят из бронзовых пластинок. Рядом с воином мы видим бронзовый колчан с гравировкой и железный меч с резной ручкой из слоновой кости. Одежда воина реконструирована исследователями по настенным росписям и керамическим изделиям из Урарту.

Не ясно, имели ли скифы шпоры. На вазе, найденной в кургане Чертомлык, имеется картинка оседланного коня, а ремень, свисающий с подпруги, выглядит как кожаная шпора. В скифских могилах не было обнаружено, однако, никаких железных шпор. Между прочим, что касается западных народов, лишь после прихода аваров в шестом веке н.э. шпоры стали использоваться франкской кавалерией.

Защитные доспехи скифов

С середины второго тысячелетия до новой эры на Среднем Востоке носили гибкие кожаные доспехи – корсеты, покрытые мелкими бронзовыми или железными чешуйками, перекрывавшими друг друга. Поняв, что чешуйчатые доспехи хорошо защищают от ударов копья и меча, скифы после нескольких лет проб и ошибок нашли наиболее эффективный способ расположения чешуек. Чешуйчатые доспехи в военном деле явились такой важной вехой, как открытие и использование бронзового и железного оружия, пороха и артиллерии.

С отличие от кузнецов Среднего Востока, которые изготавливали чешуйчатыми лишь корсеты, защищавшие туловище, скифы покрывали небольшими металлическими пластинами и другие доспехи: шлемы, щиты, пояса и матерчатую одежду.Скифские мастера, изготавливавшие доспехи, вырезали чешуйки из листа металла с помощью ножниц или заостренного инструмента. Для изготовления корсета с длинными рукавами требовалось несколько дюжин чешуек, которые прикреплялись к мягкой кожаной основе тонкими кожаными же ремешками или сухожилиями животных. Каждая чешуйка располагалась таким образом, что перекрывала расположенную рядом на одну треть или наполовину. Верхний ряд чешуек перекрывал нижний ряд. Таким образом, на большей части поверхности доспехов перекрывавшие друг друга чешуйки образовывали три-четыре слоя металла, которые непросто было пробить копью или стреле. Корсет не стеснял движений конного воина – лишь в кольчуге можно было двигаться еще свободнее.

Доспехи были различными по внешнему виду и по конструкции. У облегченных доспехов чешуйки располагались только вокруг шеи и верхней части груди и только спереди. Корсет, защищавший туловище, напоминал рубашку с короткими рукавами, покрытую железными чешуйками. До нас дошло очень мало образцов корсетов с длинными рукавами. В конном бою особенно важна была защита плеч. Часто пластинками покрывали верхнюю часть спины, плечи и верхнюю часть груди с левой и правой стороны. Для облегчения движения разные части корсета покрывали пластинами разных размеров: на плечах и локтях располагались мелкие чешуйки, а на спине и животе – пластинки побольше, которых было меньше по количеству. Чешуйки изготавливались из одного вида металла, как правило железа. Но у нас также есть образцы комбинированных корсетов, на которых можно видеть как железные, так и бронзовые чешуйки. Должно быть, отряд скифских воинов таких доспехах являл собой великолепное зрелище. Можно представить, как сверкала полированная бронза множества корсетов в солнечных лучах! В курганах знатных воинов и царей находили доспехи с позолоченными чешуйками, а также бронзовые чешуйки с изображением львов, оленей и лосиных голов.

1. Скифский воин V века до н.э.
Облик богатого воина восстановлен по находкам из захоронения возле деревни Волковцы Полтавской области. Кожаные доспехи с нашитыми на них чешуйками напоминают доспехи воинов со знаменитого гребня Солока. Щит типичного вида с окантовкой из кожи по контуру обит железными полосками, которые прикреплены проволокой друг к другу и к деревянному основанию. Широкий пояс состоит из узких железных полосок. Обратите внимание на длину меча. Воин вооружен также копьем, кинжалом и луком со стрелами, находящимися в горитосе. Одежда воина скопирована с изображения на чаше из захоронения «Гиаманова могила». Изображенная здесь уздечка была найдена в могиле почти целой.

2. Знатный скифский воин IV века
Облик этого воина восстановлен по находкам из захоронения возле деревни Волковцы. Шлем воина греческого «аттического» стиля. Бронзовые чешуйки нагрудных доспехов и костяные пластинки наплечников были найдены в могиле. Дополнительной защитой туловища является широкий пояс из бронзовых пластинок. Воин вооружен заостренным боевым топором, рукоятку которого обвивает спиральное золотое украшение, а также копьем, дротиком и луком со стрелами. Горитос украшен золотыми пластинами. Похожие золотые пластины нашиты на рукава жакета. Украшенная золотом уздечка сохранилась почти полностью. На ремнях нагрудной упряжки мы видим декоративные бронзовые пластины.

Лук был самым опасным оружием скифских всадников. Короткий (около 2,5 фута), с двойным искривлением скифский лук, был хорошо приспособлен для стрельбы с коня. Стрелы изготовлялись из дерева или тростника; наконечники стрел были бронзовыми, хотя иногда в курганах обнаруживаются каменные, костяные и железные наконечники. Дальность полета стрел составляла около 400 футов. Колчан для стрел или gorytus, как его называли греки, делался из дерева или кожи, и обычно богато украшался. Колчан скифского предводителя покрывался золотыми или серебряными пластинками и крашенными – врезным путем и барельефом – рисунками, представлявшими военные сцены.

Лук и стрелы скифов

Для дальнего боя скифы использовали лук и пращу. Для сражения на средней дистанции применяли копья и дротики. В рукопашной схватке в ход шли мечи, топоры, булавы и кинжалы.

У каждого скифского воина был лук со стрелами. Во всех мужских могилах – как царей, так и простых воинов; в одной из трех женских могил и даже во многих детских могилах найдено множество наконечников от стрел. Лук сопровождал скифа от колыбели до могилы и даже далее – в загробный мир, так как скифы верили, что оружие обязательно понадобится воину в потусторонней жизни для охоты и боя. Луки скифской модели были широко распространены как в Восточной и Западной Европе, так и в Центральной Азии. Наконечники от стрел находили в степных курганах на всей территории Евразии.

В дошедших до нас описаниях скифский лук сравнивается с греческой буквой «сигма». Аммиан Марселин пишет: «В то время как другие народы изготавливали луки из гибких ветвей, скифские луки напоминают полумесяц с загнутыми внутрь концами». Это описание соответствует изображениям скифских луков на золотых и серебряных чашах, найденных в могилах царей в Кул Оба и под Воронежем. В могилах некоторых знатных воинов сохранились лишь концы лука и то место, за которое держали оружие при стрельбе. Судя по рисункам и длине стрел, лук был достаточно коротким – до 80 см. Однако, максимальное расстояние полета стрелы у всех видов классического восточного «составного» (усиленного) лука больше зависело от упругости материала, чем от длины перекладины. Древние авторы сообщают, что тетиву такого лука изготавливали из конского волоса или из сухожилий животных

На великолепном золотом сосуде из царского захоронения в Кул Оба можно различить детали одежды скифов. Воин привязывает тетиву к своему луку, оперев его на колено. Обратите внимание на типичный головной убор, с заостренной верхней частью, длинный жакет с меховой отделкой по краям, шаровары с украшениями и короткие сапоги, перевязанные у лодыжки. Волосы у скифов были, как правило, длинными. Бороды присутствовали у всех взрослых мужчин.

Во время перехода лук носили в специальном чехле, из которого его извлекали лишь для боя и охоты. Киммерийцы, населявшие Причерноморские степи до скифов, использовали чехлы очень простой формы. Скифский футляр, называемый греками «горитосом», помимо самого лука, вмещал еще до 75 стрел. Жаль, что ни один такой экземпляр полностью не сохранился до наших дней – в курганах были найдены лишь полусгнившие остатки кожи. Однако, нам известно, что длина футляра составляла две трети лука, а отделение для стрел имело крышку с металлическим замком. В ранних скифских захоронениях было найдено множество таких замочков из бронзы, кости и даже золота.

Встроенный в футляр колчан для стрел часто покрывали золотом, украшенным изображениями оленей. Но так как эта пластина покрывала лишь часть «горитоса» , раскопки ранних захоронений не могут дать нам сведений, необходимых для восстановления его полного вида. Лишь в IV веке до н.э. весь «горитос» стали покрывать пластинами различных металлов. Первый экземпляр такого футляра для лука был извлечен из царской могилы под Чертомлюком. Его большая золотая пластина покрыта растительным орнаментом, изображениями животных, а также мужчин, женщин и детей в одежде греческого стиля. На ней также есть предметы домашней утвари, оружие и даже архитектурные строения. В течение десятилетий продолжалась дискуссия о том, что это за изображения. Ныне установлено, что золотая пластина украшена иллюстрациями к «Илиаде» Гомера; в частности, там есть сцена посещения Ахиллом острова Скирос.

В течение 50 лет «горитос» из чертомлюкского захоронения оставался уникальной находкой. Потом было найдено еще три золотых пластины, аналогичных первой. По-видимому, кузнец по металлу, возможно, грек по происхождению, имел мастерскую в одном из скифских торговых центров. В ней он, должно быть, изготовил по заказу скифских царей и знатных воинов не одну такую золотую пластину. Некоторые пластины были украдены из могил и переплавлены. Нам кажется, что не так уже много подобных реликвий, ожидающих своих открывателей, осталось ныне в земле.

Совсем недавно была сделана находка, подтверждающая существование других золотых пластин, которыми были покрыты «горитосы» удачливых военачальников. На территории Греции, возле поселения под названием Вергина, была вскрыта очень богатая могила македонского царя. Среди прочих археологических находок находились остатки «горитоса», идентичного найденному 100 лет в скифском захоронении на Северном Кавказе. Скифский футляр для лука со встроенным в него колчаном для стрел не использовался ни греками, ни македонцами. Совершенно непонятно, каким образом мог попасть скифский «горитос» в могилу знатного македонского воина – вероятно, самого Филиппа II.

Золотая пластина с горитоса IV века до н.э., найденная в царском захоронении под Чертомлюком. На изображении, выполненном в классическом стиле, мы можем видеть сцену из «Илиады» Гомера: посещение Ахиллом острова Скирос. Пластина окаймлена фризом с изображением диких зверей и чудовищ. Подобные изображения были обнаружены на многих произведениях искусства, изготовленных греческими мастерами, работавшими по скифским заказам.

Облицовочная пластина горитоса из захоронения Солока, изготовлена из позолоченного серебра. На ней изображена сцена сражения юных скифов с бывалыми воинами.

Мечи и кинжалы скифов

Другим важным оружием скифов были меч и кинжал. Записи древнегреческого путешественника, историка и географа Геродота, сделанные им в V веке до н.э. при наблюдении за жизнью народов Причерноморья, остаются для нас главным письменным документом для изучения культуры и быта той эпохи. Геродот пишет, что Арес – бог войны, был единственным божеством, которому поклонялись скифы и в чью честь они сооружали алтари. Согласно их верованиям, от этого божества зависела удача на войне. В каждом отдельном регионе скифского царства сооружали холм из собранного в большую кучу хвороста. На вершину такого холма помещали железный меч. Это был алтарь богу войны, которому ежегодно здесь приносили в жертву скот и лошадей.

Сказанное Геродотом подтверждают результаты археологических раскопок возле Запорожья. Скифам было нелегко сооружать алтари из хвороста, как того требовала традиция – ведь они обитали в степях, почти лишенных леса. Вместо этого они чаще делали насыпи из песка. Одна из таких насыпей была обнаружена возле Запорожья. Вокруг нее находились могильные курганы IV века до н.э. Сам алтарь оказался «старше» могил на 100 лет, так как меч, найденный на его вершине, датируется V веком до н.э.

Происхождение скифского меча не совсем ясно, но материал, из которого он изготовлен, свидетельствует о том, что скифы заимствовали его у киммерицев, населявших до них Причерноморские степи. К концу VII века до н.э. скифский меч имел заточенное с обеих сторон лезвие, сужающееся к концу. Длина его была, как правило, 60-70 см, хотя однажды в Крыму был найден огромный меч VI века до н.э. метровой длины. Кинжалы такой же формы, как и меч, были 35-40 см в длину.

Самые древние находки начала VII-VI веков до н.э. были извлечены из курганов в районе станиц Мельгуновская и Келермесская. Этими находками являются два меча, различающиеся лишь второстепенными деталями.

Скифский меч и ножны

Копья, дротики и топоры скифов

Скифы широко применяли копья и дротики. Рядом с каждым захороненным воином всегда находили по одному-два копья. В некоторых могилах из было больше двух: например, в царском кургане возле города Бердянска на Азовском море находилось более 10 копий и дротиков.

До недавнего времени историки полагали, что у скифов были только короткие копья и дротики, которые можно было использовать лишь в ближнем бою. Этот вывод они делали из того простого факта, что могилы скифов невелики в длину и в них навряд ли могло поместиться более длинное оружие. До тех пор, пока они не обратили внимание на то, что древко в могиле лежит отдельно от наконечника, никому не приходило в голову, что копья перед захоронением могли просто-напросто ломаться надвое. Тогда стало ясно, что скифское копье правомернее называть пикой, так как оно было более трех метров в длину и явно предназначалось для конного боя.

Более короткие копья, по 1,7-1,8 метра длиной, использовались как метательное и как колющее оружие. По рисункам и фотографиям находок, извлеченных из скифских курганов, можно сделать вывод, что короткие копья применялись как в бою, так и на охоте. Брошенное умелой рукой, такое копье могло ранить или убить на расстоянии до 30 метров. Наконечники как длинных, так и коротких копий были разных форм. Чаще они имели форму листа с острием посередине и в них было углубление для древка. Длина наконечника варьировалась в широких пределах: от 30 до 72 см. Более длинные наконечники изготавливали, по-видимому, для увеличения пробивной силы оружия.

Дротики были исключительно метательным оружием. Их наконечники были совсем другой формы. У них был длинный железный черенок с небольшой пирамидальной головкой, снабженной зазубринами. Ясно, что такая форма придавалась наконечнику специально, чтобы его было труднее извлечь из раны или пробитого щита.

Около сотни боевых топоров различных типов было извлечено из захоронений на бывшей территории Скифии. Один великолепный экземпляр был найден в знаменитом кургане рядом со станицей Клермесская.

1. Молодой скифский воин IV века до н.э.
Молодой воин незнатного происхождения приносит голову первого убитого им врага своему царю, от которого получает в награду ритуальную чашу с вином. Он вооружен типичным для скиф оружием — луком со стрелами. В руках у него голова македонского военачальника. Рядом с молодым воином лежат отнятые им у врага доспехи и оружие. Греко-македонский шлем и поножи были найдены в тайнике под Олонештами в Молдавии, щит — в Курджипском захоронении на Кубани, а обломки меча — в Ольвии. Обратите внимание на длинные волосы воина. По обычаю, он имел право состричь их лишь после того, как убьет первого врага.

2. Скифский вождь IV века до н.э.
Вождь одного из племен, признававших власть Босфорского царя. Облик вождя восстановлен по находкам, обнаруженным в царском захоронении Кул Оба под Керчью на Крымском полуострове. Многие железные чешуйки доспехов позолочены. Пояс состоит из позолоченных железных полос. Поножи греческого изготовления. Обратите внимание на богатые золотые пластинки, украшающие головной убор и одежду вождя; на крученое металлическое ожерелье, браслеты и кольца, изготовленные греческим мастером;на рукоятку и ножны меча, покрытые золотыми пластинами; на нож и точильный камень оправленные в золото. Деревянный щит, покрытый кожей и украшенный золотым изображением оленя, также изготовлен греческим мастером, работавшим по заказу скифов.

3. Молодой знатный воин IV века до н.э.
Личная охрана царя, состоявшая из воинов благородного происхождения, носила доспехи греко-скифского типа, состоявшие из чешуек и полосок. Изготавливали такие доспехи, скорее всего, мастера Босфорского царства. Изображенные на этом рисунке поножи извлечены из захоронения «семи братьев» на Кубани. Меч найден в кургане рядом с деревней Большая Белозерка возле Запорожья.

Армия скифов

Сегодня трудно точно установить порядок организации скифской армии. Письменные источники утверждают, что она подразделялась на кавалерию и пехоту. Это же подтверждают археологические раскопки. Кавалерия составляла главную силу скифской армии, что было типичным для кочевых народов. Геродот пишет, что каждый скифский воин был конным лучником. С другой стороны, Диодор Сикул утверждает, что в одном из сражений у скифов было в два раза больше пехотинцев, чем кавалеристов. В этом нет ничего удивительного, ведь Диодор описывает события конца IV века до н.э., когда среди скифов наметился переход к оседлой жизни. А большинство участников описываемого сражения было набрано из областей, где этот процесс шел особенно быстро.

В течение почти всей истории скифов подавляющее большинство их воинов были конниками. Пехотинцами были беднейшие из скифов, а также рекруты из оседлых племен, проживающие на подчиненных скифам территориях. Простые воины этих племен, обязанные нести воинскую провинность, служили пехотинцами, а их более зажиточные военачальники – кавалеристами.

Основную часть кавалерии составляли легко вооруженные воины, одетые лишь в звериные шкуры. Ударной силой скифского войска была тяжелая кавалерия. И кони, и всадники были хорошо защищены. Кавалеристы были дисциплинированы, имели определенный боевой порядок и владели некоторыми приемами ведения боя. В начале сражения скифы забрасывали противника стрелами и камнями из пращей. Приблизившись, они пускали в ход дротики; затем, сомкнув ряды в более плотном боевом порядке, наносили основной удар по центру вражеского войска. Скифы были способны к маневрам во время сражения: пробиваясь через ряды противника, они перестраивались на ходу, меняя, если надо, направления движения, чтобы нанести удар в нужном месте в нужное время. Когда строй противника был прорван, в бой вступала легкая кавалерия, которая доводила дело до конца.

В сражении участвовали почти все взрослое население Скифии, включая множество женщин. Мы не можем даже примерно подсчитать, сколько воинов могли скифы вывести на поле боя одновременно. А вот скифские цари знали численный состав своей армии. Геродот пишет, что скифский царь Ариант приказал каждому скифу принести по одному наконечнику от стрелы и положить их в кучу. В результате было собрано так много наконечников, что царь решил изготовить из них памятник. Известно, что сосуд, отлитый из этих наконечников, имел стенки толщиной в шесть пальцев и вмещал в себя 600 амфор. Согласно принятой в Аттике системе мер, это составляло 23 400 литров.

Фисидид пишет, что в скифской армии было более 150 000 воинов. Ни один народ Европы и Азии не мог противостоять скифам в одиночку, особенно когда скифы объединялись. А действовали они, как правило, на редкость единодушно, что вообще-то не было характерно для кочевых племен, состоявших из более или менее независимых групп, которые едва ли можно было объединить даже на поле боя. Этому факту есть два объяснения. Прежде всего – это характер данного народа. К тому же, Скифия была военным государством, вся социальная структура которого была нацелена на военные нужды. Здесь можно вспомнить слова велико

1. Воин V века до н.э., полностью облаченный в доспехи.
Облик этого воина восстановлен по археологическим находкам, извлеченным из захоронения рядом с селом Стайкин Верх, расположенном в лесостепной зоне северной Украины.Тяжелые железные чешуйчатые доспехи прекрасно защищают туловище, руки и ноги. Изображение щита скопировано с гребня из захоронения Солока и с рисунка на вазе из-под Кул Оба; также использовались другие источники. У этого воина полный комплект вооружения: меч, боевой топор, копье и лук со стрелами.

2. Воин конца V — начала IV века до н.э. в полном облачении.
Археологи полагают, что этот воин был рядовым солдатом. Несмотря на это у него были прекрасные чешуйчатые доспехи скифской работы, прекрасно сохранившиеся в захоронении возле деревни Новорязановка. Покрытый чешуйками шлем сделан в форме шапки. Уши и затылок воина защищены железными полосками. Обратите внимание на типичный пояс из бронзовых полос. Гамаши прикреплялись к бронзовым пуговкам, установленным на внутренней поверхности доспехов, с помощью специальных петель. У воина мы видим типичный комплект вооружения.

Типичная скифская тактика состояла в атаке врага в различных местах одновременно маленькими кавалерийскими отрядами. После первого столкновения скифские всадники бежали, с тем чтобы завлечь армию врага на свою территорию, где было легко его окружить и уничтожить. Неудачная кампания персидского царя Дария, описанная Геродотом, может рассматриваться как классический пример скифской военной тактики. Скифская империя социологически может быть описана как власть кочевой орды над соседними земледельческими племенами. Хазарское государство (VII -X вв. н.э.), как и монгольская Золотая Орда (XIII – XV вв. н.э.), были устроены по одному образцу. Скифы основной орды являлись типичными кочевниками.

Разведение лошадей было фундаментом их образа жизни. Они жили в кибитках на колесах. Такая подвижная телега имела четыре или шесть колес и приводилась в движение двумя или тремя парами быков. Вареное мясо и кобылье молоко составляли основу их рациона питания. Одежда состояла из кожуха, кафтана и брюк. Большое внимание уделялось кожаному и украшенному орнаментированными металлическими пластинками поясу. Женщины носили просторное платье (сарафан) и высокий головной убор (кокошник). В то время как большинство скифов были скотоводами и кочевниками, местные племена под их контролем занимались в основном земледелием. Известно, что зерно экспортировалось из Скифии в Грецию в больших количествах. Одежда сельскохозяйственных народов была, возможно, того же типа, что и у скифов. Что же касается религиозных верований скифов, то они представляли смесь иранских и алародианских культов.

Геродот описывает и религию скифов. «Они были язычниками и почитали многих богов: прежде всего Гёстию, затем Зевса и Гёю. Этих богов признают все скифы, а так называемые царские скифы приносят жертвы ещё и Посейдону. На скифском языке Гестия называется Табйти, Зевс - Папай, Гея - Апи».

Табити

Это божество скифы почитали «более всего». Клятва этой богине считалась важнейшей, нарушивших её казнили. Культ Табити, как и культ греческой богини Гестии, был связан с огнём и очагом, которые почитались. Табити считалась также подательницей пищи и благополучия.

Папай

Папай - прародитель скифов и скифских царей. Его имя иранского происхождения и означает «отец», «защитник». Папай - олицетворение неба, творец мира и людей.
Апи считалась супругой Папая. В скифской мифологии её представляли змеедевой, «рождённой землёй девой», прародительницей скифов. Её образ связан и с водой, питающей землю, подземными водами. На Кубани найдено довольно много изображений Апи-змеедевы - в курганах Большая Близница на Таманском полуострове, возле станицы Ивановской и Усть-Лабинска. На золотой бляшке из станицы Ивановской, украшавшей деревянную чашу, изображена крылатая богиня в хитоне, складки которого завершаются головками змей и грифонов. На голове богини - высокий головной убор, в её руке - мужская голова. Интересно, что в этом же погребении были найдены золотые бляшки (украшения одежды) с изображениями Геракла.

Геракл

Его скифского имени Геродот не приводит. Но ему близок образ Таргитая - первого человека скифской мифологии, победителя чудовищ, отца Липоксая, Арпоксая и Колаксая, ставших родоначальниками скифских племён. Геракл-Таргитай одновременно человек и бог, создатель мирового порядка, олицетворение силы и доблести. В отличие от Папая-Зевса его образ ближе к людям и потому был очень популярен на Боспоре и в среде варварских племён. На ритоне из кургана Карагодеуашх он изображён в виде всадника в сцене божественной передачи власти. О популярности образа Таргитая говорит использование его имени. Так, известная меотская царица носила имя Тиргатао.
Другие скифские боги также связаны с греческими: Аргимпаса - с греческой Афродитой Уранией (Небесной). Она почиталась как божество плодородия, заступница и покровительница.

Арей

Арей - близок греческому богу войны Аресу. В его честь сооружали алтари, жертвоприношения ему отличались особой пышностью и жестокостью. «В каждой скифской области по округам воздвигнуты святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другую... Наверху устроена четырёхугольная площадка. На каждом таком холме водружён древний железный меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу ежегодно приносят в жертву коней и рогатый скот...»

Тагимасад - Посейдон

Глубоко почитался скифами Тагимасад - Посейдон, бог плодоносящей воды (морей, рек) и покровитель лошадей.
Сведения Геродота о скифских культах и святилищах подтверждаются археологическими находками.

Высший мужской бог скифов соответствует персидскому Ахуромазде; он обычно изображался на коне. С другой стороны

объектом почитания было женское божество – Великая Богиня или Мать Богов. Геродот также упоминает скифский культ меча.

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

nethistory.su

Древние боевые топоры . Малая энциклопедия холодного оружия

Древние боевые топоры 

Открытие процессов добычи и обработки металлов — первоначально меди, а впоследствии бронзы и железа — стало важнейшим фактором развития цивилизации. Именно в этот момент образуются первые государства, развивается военная организация, появляются профессиональные армии. Трудно переоценить появление оружия из металла в комплекте вооружения древнего воина. Металлическое оружие было гораздо более прочным, легким и эффективным по сравнению с каменным. С открытием металлов боевое оружие еще больше отделяется от рабочих инструментов.

Бронза как материал получается в результате смешения меди и олова. Бронзовые изделия были на порядок эффективнее изделий из меди.

90. Бронзовый боевой топор, Древний Египет

91. Бронзовый боевой топор, Древний Египет, около XX в. до н. э.

92. Скифский железный боевой топор, VII в. до н. э.

93. Бронзовый церемониальный двойной топор — лабрис, Греция, XV в. до н.э.

94. Бронзовый втульчатый топор — кельт (пальштаб), Северная Европа, поздний бронзовый век 

Железо как материал было открыто человеком примерно в то же время, что и бронза. Но только после освоения технологии закалки железо смогло составить конкуренцию бронзе, а затем и вытеснить ее. Процесс этот, как и в случае с заменой каменных орудий на бронзовые, происходит неравномерно в разных регионах земного шара. Впоследствии, благодаря обогащению железа углеродом, человечество получило сталь — наиболее подходящий материал для изготовления оружия и орудий труда.

Боевой топор — достаточно распространенное оружие в древности, хотя и сравнительно дорогостоящее. Боевые топоры широко применялись еще в Древнем Египте, в качестве оружия военачальников, а впоследствии как оружие ближнего боя пехотинцев (рис. 90, 91).

Были широко распространены небольшие боевые топорики у кочевых народов Евразии, в частности у скифов, в качестве оружия всадника (рис. 92).

В Древней Греции большой популярностью пользовался двусторонний бронзовый топор — лабрис (рис. 93). Судя по рисункам на древних вазах, лабрис использовался в качестве оружия и в качестве хозяйственно-бытового инструмента. Богато декорированные образцы использовались как церемониальное оружие, лабрис считался атрибутом верховного греческого божества — Зевса.

Отдельного упоминания заслуживает группа топоров под общим названием «втульчатые» топоры, или, как их еще называют, «кельты», или «пальштабы» (рис. 94). Главное отличие подобных орудий от привычных нам топоров проушинного типа — загнутое под прямым углом топорище, вставленное в полый конец железки — ударной части. Подобная конструкция часто встречалась на территории Европы, в конце бронзового века. Однако даже с освоением железа и появлением проушинного крепления топоры «втульчатого» типа продолжали существовать еще долгое время.

* * *

Пеший воин, Древний Египет, XV в. до н. э.

Древний Египет был одним из центров зарождения мировой цивилизации. В 5—4-м тысячелетиях до н. э. в долине Нила уже существовало несколько мелких государств, ведущих между собой постоянные междоусобные войны. Войны эти привели к созданию двух крупных держав — Верхнего и Нижнего Египта. С течением времени Верхний и Нижний Египет были объединены в единое государство. Впоследствии, в результате завоевательных походов, Египтом были подчинены Палестина, Сирия, Ассирия, Вавилон, государства хеттов, эфиопов, ливийцев. Египет занял территорию от Евфрата до Судана, превратившись в могущественную мировую державу. 

В отличие от первобытно-общинного общества, где каждый мужчина при необходимости вступал в бой, военным делом в Египте стали заниматься специально подготовленные люди. Так появилась профессиональная армия и сформировался новый класс — класс воинов. Именно в это время появляются основы военного искусства, понятия стратегии, тактики. Образуются основные формы ведения боевых действий — марши, маневры, полевые сражения, осады, штурмы крепостей. Армия Древнего Египта одной из первых начала использовать боевые построения воинов.

Искусство верховой езды на тот момент не было освоено человеком достаточно хорошо, всадники не знали стремян и седел. Поэтому главной боевой силой армий Древнего Египта и его соседей были боевые колесницы. Колесница запрягалась обычно парой лошадей и кроме возницы несла на себе одного-двух воинов, вооруженных луками, дротиками и копьями.

Но большую часть армии составляла все-таки пехота. Египетская пехота состояла как из египтян, так и наемников — нубийцев, ливийцев, сирийцев. Пехота делилась на легкую и тяжелую. Легкая пехота вооружалась луками, дротиками, пращами и предназначалась для боя на дистанции. Защитного снаряжения у легкой пехоты, как правило, не было. Тяжелая пехота использовалась для ближнего боя. Вооружение тяжелого пехотинца состояло из копья с бронзовым наконечником и палицы либо боевого серпообразного тесака-кхопеша или бронзового топора и кинжала для боя на ближней дистанции. Главным предметом защитного вооружения был щит. Щит обычно плели из тростника и обтягивали кожей либо промасленным полотном. Кроме щита тяжелая пехота могла использовать кожаные или холщовые панцири на мягкой подкладке для защиты туловища. Однако в силу климатических условий доспехи использовались, по всей видимости, редко — в них было слишком жарко.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Сагарис - мифы и легенды

Здравствуйте! Сегодня в продолжение темы боевого топора , хотелось бы рассмотреть еще одного яркого представителя этого вида холодного оружия, под названием – сагарис .

Во многих источниках можно найти информацию о том, что сагарис – персидский боевой топор. Геродот в своих писаниях относит сагарис напрямую скифам. Что ж, давайте узнаем обо всем по порядку.

Сагарис — это легкое холодное оружие, созданное специально для того, чтобы было удобно пользоваться им в бою, который ведет как конница, так пехота. Своим внешним видом и способом применения сагарисы сродни еще одному, но более позднему виду оружия — средневековым топорикам-чеканам . Их широко применяли скифы и сарматы — кочевые ираноязычные племена.

История и споры о происхождении сагариса

Сагарис, как и любой топор, как известно, стоит среди видов холодного оружия вне конкуренции и состязается по популярности, разве что, с ножом. Оба вида относятся к одним из самых полезных изобретений человечества. На протяжении многих веков топор и нож были неизменными спутниками и верными помощниками людей во всех странах мира.

Первые топоры , как все мы, дорогой читатель, помним из школьной программы, древние люди начали изготавливать еще в каменном веке, конечно, из камня. С тех пор топор неизменно использовали и для защиты, и для добывания пропитания, и в быту для самых разных целей. У многих цивилизаций встречаются даже религиозные и церемониальные изделия, в частности, у нас — россиян.

Воин с сагарисом

Многочисленные археологические находки топоров, которые с трудом поддаются идентификации, не позволяют уверенно утверждать, который из вариантов был первым и какой народ можно считать изобретателем топора – прообраза сагариса . Дело в том, что это рубящее холодное оружие в том или ином месте появлялось неожиданно, т.е. привносилось из другой местности. Воин или земледелец мог запросто оказаться не в том месте, да и время его появления определить достаточно трудно.

Любая «топорная» археологическая находка, сделанная в Азии, по своим характеристикам может полностью соответствовать европейским образцам лишь потому, что один из отважных воинов Чингиз-хана в свое время, прихватил с собой образчик в качестве трофея, а таможня в то время легко давала добро на подобный конфискат. В Крыму было найдено много топорищ, которые и вовсе не поддаются идентификации. Все это привело к появлению легенд и мифов, усложнив работу ученых, став причиной ошибок и не состыковок.

Несмотря на все проблемы и перипетии путешествия топора по миру, ученые утверждают, что сагарис имеет либо персидское, либо скифское (сакское) происхождение. О нем упоминает легенда, на основании которой установили, собственно, и происхождение самих скифов .

В найденных захоронениях скифов встречаются самые разнообразные сагарисы , в том числе — украшенные изображениями животных. Такое происхождение топорика не удивляет, ведь большую часть своей жизни скифские племена проводили в походах и сражениях, а потому, запросто могли распространить свое изобретение на любых, даже самых отдаленных территориях.

По описанию и гравюрам скифов очевидно, что у сагариса были:

  • тонкая, хоть и очень длинная ручка, вес которой не мешал, а длина позволяла эффективно использовать топорик одной рукой;
  • вытянутое лезвие, по форме изогнутое или заостренное;
  • тяжелый обух, одновременно исполняющий роль боевой части и противовеса.

Они были весьма разнообразны, но при том оружие всегда было легким по весу и могло использоваться и конницей, и пехотой. С помощью сагариса скифский воин был способен запросто пробить металлический шлем или броню защиты противника.

Сагарис в Европе и России

У Геродота описываются скифы, которые всегда носили при себе «луки, кинжалы и топоры-сагарии «, но он же упоминает об использовании персами такого топора в битве при Марафоне. Кстати, именно от удара сагарисом погиб Каллимах. Плутарх, описывая жизнь Александра, рассказывает о том, что персы едва не убили его сагарисом в битве при Гранике, но для Персии все-таки такое холодное оружие не слишком характерно, а вот на территории ближневосточных государств, которые в те времена находились под властью персов, боевой сагарис применялся повсеместно.

Сагарис

Скифский топорик

Сагарис

Этот удобный сагарис по Ближнему Востоку распространился очень быстро, в связи со своим удобством применения. Именно персы взяли его на вооружение своей армии для продолжения борьбы с зависимыми от них государствами и защиты завоеванных территорий. Возможно, поэтому некоторые античные авторы называют данный вид топорика персидским .

В более поздние времена это оружие по достоинству оценили сармато-аланские племена. От них сагарис проник на Запад. Кочевники распространили его в Восточную Европу – Румынию, Чехию, Волжскую Булгарию, Венгрию, а затем сагарис пошел дальше — в Центральную и Северную Европу. Там-то он и прошел эволюцию до средневекового топорика-чекана , имеющего полотно треугольной формы, а лезвие — почти прямое, лишь слегка скругленное в центре. В любом случае, кому бы ни принадлежал по происхождению сагарис, по своей сути это боевой топор , т.е. рубящее холодное оружие.

Скифские топорики

Сагарис

Еще один вариант

В Древней Руси такая форма лезвия, обуха и топорища описывается в разных источниках 13-19 веков. Обоюдоострая славянская секира Перуна , которая также имела названия лабрис или сагарис , у наших предков была не просто холодным оружием. Это был культовый топорик. Иметь его было разрешено жрецам, воеводам и князьям, да и то не всем. В качестве оберега секира Перуна давала защиту от посягательств на статус носившего ее человека. Она была символом жизненных достижений, духовного просветления хозяина, олицетворяла его власть над смертными и честь.

Секиру Перуна стремились иметь все русичи, достигшие больших жизненных успехов, дабы не потерять результат этих достижений. Стоит ли упоминать о том, что в наши дни такой российский сагарис продолжают производить некоторые компании для аналогичных целей своих покупателей? В принципе, это не сложно проверить на собственном опыте.

Из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что сагарис все-таки имеет больше отношения к скифам, но применялся шире персами, а уже они распространили его по Европе.

Подписывайтесь на новостную рассылку по RSS , группы в социальных сетях – twitter , Facebook и ВКонтакте .

spiculo.ru

Боевой топор Сагарис – универсальное орудие, использовавшееся пехотой

История боевого оружия сагариса полна загадок и неясностей. С одной стороны, это боевой топор, предназначавшийся для продуктивных наземных военных кампаний, с другой стороны – сакральный предмет, предназначавшийся для упокоения душ павших на войне солдат. Нам предстоит выяснить правду о его происхождении, сфере использования и специфике конструкции.

История возникновения

Боевые топоры могут соревноваться в распространённости с кинжалами или скрытым холодным оружием. Первые разновидности рубящего орудия были изготовлены в каменном веке. Найденные археологами экземпляры свидетельствовали о том, что каменные орудия стали прародителями множества топоров, включая сагарис.

Останки рубящего инструмента находили в Азии. У исследователей бытует мнение, что сагарис был боевым предметом кочевых племен и неоднократно отмечался у воинов Чингиз-хана. На территории нынешнего Крыма, бывшего поселения коренных татарских племен, были найдены останки оружия, не поддающегося классификации, но конструкционно напоминающих рубящий клинок. Столь несопоставимое географическое расположение побудило ученых разобрать множество мифов и легенд, связанных с возникновением сагариса.

Страной происхождения орудия выступает Персия или Сакс. У скифов и персов присутствовали аналогичные рубящие предметы, со схожей конструкцией.

Производя археологические раскопки на территории бывшего поселения скифов, были найдены останки сагариса. Лезвие украшали узоры и рисунки, присущие скифам. Эта версия о происхождении топора наиболее приближенная к правде, ведь скифские кочевники вели бродячий образ жизни и отметились в истории как боевые племена. Кочевое племя скифом присутствовало по всей Азии. Этот факт объясняет географическую разбросанность орудия.

Особенности конструкции

Сохранившиеся экземпляры топора позволяют установить, что орудие относилось к разряду дробящего-рубящего типа. Массивный обух, заостренное лезвие и удобная рукоять предназначались для использования одной или двумя руками. Сагарис классифицируется как универсальное боевое оружие, предназначавшееся для продуктивного наступления пехотинцев.

Рассмотрим детально конструкцию. Рукоять достигала в длину 40-60 сантиметров. Изготовляли по предпочтениям владельца, предпочитающим одноручный или двуручный стиль боя. Именно у скифов были воины, способные одновременно орудовать двумя топорами.

Рукоять изготавливали из дерева, иногда из того же материала, что и набалдашник. У двуручных разновидностей длина рукояти достигала 70 сантиметров, что позволяло нанести сильный удар, пробивающий даже прочные латы.

Лезвие было вытянутым, заостренным с двух сторон. В длину, лезвие достигало 12-14 сантиметров. Благодаря остроте и длинной ручке, оружие использовалось пехотинцами и конными всадниками, вышибающими вражескую конницу из седла.

На набалдашнике присутствовал массивный обух, выступающий одновременно заменой молота или противовесом. По сохранившимся записям, скифы часто использовали орудие в качестве молота, не только на поле боя, но и в хозяйственных целях.

Орудие изготавливали разномастное, по длине рукояти и весу. Считалось, что у воина должно присутствовать индивидуальное оружие, становившееся надежным «боевым товарищем».

Самые «свежие» останки были найдены в Средней Азии. Найденный экземпляр датировали 8 столетием нашей эры. Помимо скифов, боевым топором не пользовались другие племена, из-за недостатка опытности оружейников, отсутствия требуемых материалов или иных причин.

oruzhie.guru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *