От А до Я - Су-27

Принятая при Брежневе военная доктрина СССР вновь опиралась на классику военной науки, возвращая сухопутным войскам главную роль в достижении победы. Основным их качеством считалась способность наступать, взаимодействуя с другими родами войск, и прежде всего с авиацией. Первенец брежневской эпохи Су-24 должен был стать воздушным тараном, который проложил бы дорогу танковым клиньям к берегам Ла-Манша. Для прикрытия он нуждался в истребителе с соответствующим радиусом действия. Требования к такой машине – перспективному фронтовому истребителю (ПФИ) – впервые были сформированы в 30-м ЦНИИ авиационно-космической техники Минобороны.

К тому времени в США уже шла разработка F-15 – мощного истребителя с большой дальностью и сильным вооружением. Перед МАП была поставлена задача создать самолет, способный превзойти заокеанского конкурента на 10%. Задачу довели до всех истребительных КБ, но финансирование выделять не спешили. Между тем, технический риск проекта был весьма велик. В итоге П.О. Сухой не спешил санкционировать масштабные работы по ПФИ, однако подчиненные начали предэскизную проработку темы без его визы. Инициатором стал начальник отдела проектов О.С.Самойлович. На первом этапе ПФИ занимался лишь конструктор В.И.Антонов. Осенью 1969 г. Антонов выполнил первые эскизы его общего вида, применив интегральное сопряжение крыла с фюзеляжем, набранным из деформированных крыльевых профилей. Компоновка истребителя, получившего фирменный шифр Т-10, получилась необычно красивой. Однако в ЦАГИ, продвигавшем концепцию на базе МиГ-25, проект не встретил поддержки. Поэтому был разработан и такой вариант, названный Т10-2. В 1971 г. После согласования всех требований министерство официально объявило конкурс на создание нового истребителя, который в середине 1972 г. выиграл проект Т10-1.

Эскизное проектирование ПФИ было поручено бригаде Л.И.Бондаренко, но к тематике постепенно подключались другие подразделения. Главным конструктором по самолету стал Н.С.Черняков, а на уровне руководства тему курировал первый зам Сухого Е.А.Иванов. После напряженной работы весной 1977 года (главным конструктором Су-27 к тому времени стал М.П.Симонов) Т-10 поступил на летные испытания. В этой работе были свои успехи и неудачи, но главный вывод испытаний Т-10 с двигателями АЛ-31Ф оказался настолько удручающим, что звучал как приговор всей программе Су-27: добиться заданного превосходства в 10% над F-15 не удалось. Однако неожиданными эти результаты не были – из-за снижения по сравнению с расчетными характеристик двигателей, оборудования и самолетных систем. В это время группой специалистов ОКБ и СибНИА под руководством М.П.Симонова была разработана альтернативная компоновка Су-27, отличавшаяся плавным сопряжением крыла с предельно обжатым фюзеляжем, уменьшенной кривизной профиля крыла и раздвинутым вертикальным оперением. Это было возвратом к исходному варианту компоновки, измененному под давлением ЦАГИ. Благодаря настойчивости и энергии Симонова министерство согласилось на радикальный вариант изменения самолета. Новый вариант получил индекс Т-10С.

К 1985 г. основные компоненты вооружения, оборудования и силовой установки Су-27 уже были приняты на вооружение, но ГСИ самолета в целом не завершились. Однако отставание от США становилось серьезным, а полученные данные явно свидетельствовали: создан действительно выдающийся самолет, не имеющий равных в мире. Поэтому с конца 1984 г. началось массовое производство Су-27 и поступление его в войска. При этом работа по доводке машины продолжалась. Лишь после отладки всего комплекса оборудования Постановлением СМ СССР от 23 августа 1990 г. Су-27 был официально принят на вооружение ВВС и авиации ПВО Советского Союза.

Су-27 представляет собой одноместный моноплан, выполненный по интегральной аэродинамической схеме, при которой крыло с корневым наплывом и фюзеляж образуют единый несущий корпус, набранный из крыльевых профилей. В конструкции применены алюминиевые и титановые сплавы, стали и композиционные материалы. Силовая установка состоит из двух двухконтурных двухвальных турбореактивных двигателей с форсажными камерами АЛ-31Ф, воздухозаборников и систем запуска, управления, охлаждения и смазки, топливной, крепления и др. В зависимости от условий применения АЛ-31Ф может работать в боевом, учебно-боевом или особом режимах. Регулировка режима работы производится на земле.

Система управления самолетом включает системы продольного, поперечного и путевого управления, а также управление носками крыла. В продольном канале используется электродистанционная система управления СДУ-10С. СДУ обеспечивает требуемые характеристики устойчивости и управляемости во всех каналах управления самолетом. Пилотажно-навигационный комплекс ПНК предназначен для самолетовождения на всех этапах полета днем и ночью в ПМУ и СМУ. В состав комплекса входят следующие подсистемы: навигационный комплекс, информационный комплекс высотно-скоростных параметров и устройства управления, индикации и контроля. Система автоматического управления САУ-10 предназначена для автоматического и директорного управления истребителем. Бортовая аппаратура связи с наземными АСУ содержит каналы «Лазурь», «Бирюза» и «Радуга», обеспечивающие передачу наборов команд, свойственных данным НАСУ. Всего может передаваться 21 набор различных команд. Информация, полученная от НАСУ, поступает для обработки в систему автоматического управления самолетом, в систему управления вооружением и отображается на прицельно-пилотажном индикаторе системы единой индикации.

Система управления вооружением Су-27 включает в себя СУО-27М, РЛПК Н001, ОЭПС-27 и систему единой индикации «Нарцисс-М». Она предназначена для решения боевых задач по уничтожению воздушных целей при ведении групповых, автономных и полуавтономных боевых действий, а также применения вооружения самолета по наземным целям. Для защиты от поражения ракетами с полуактивными ГСН на Су-27 устанавливается бортовая система РЭП взаимно-групповой защиты «Ятаган» в составе съемных станций «Сорбция-С», устанавливаемых на каждый самолет, и «Смальта-СК» на самолете обеспечения. Артиллерийское вооружение состоит из встроенной пушечной установки 9А4071К с пушкой ГШ-301 и двух подвешиваемых под крыло СППУ-30 с аналогичными орудиями. В состав управляемого ракетного вооружения входят ракеты «воздух-воздух» средней дальности Р-27 или Р-27Э с РЛГСН (до 6) или ТГСН (до 2) и ближнего боя Р-73 с ТГСН (до 6). Неуправляемое вооружение включает НАР С-25 (до 6), С-13 (до 6 Б-13Л), С-8 (до 6 Б-8М1), авиабомбы и РБК калибром до 500 кг, ЗАБ и КМГУ.

По продолжительности и стоимости программа создания Су-27 оказалась беспрецедентной - с момента начала работ до поступления первых машин в войска прошло 14 лет. За этот сложный и трудный период сменились три Генеральных конструктора, самолет полностью поменял свой облик, несколько машин погибло на испытаниях. Но результат был достигнут выдающийся: при традиционных для советской конструкторской школы высоких летных характеристиках Су-27 впервые превзошел аналогичную американскую машину по мощи вооружения и дальности полета. При этом он остался простым в управлении и доступным для строевых летчиков. Важнейшую роль в достижении высокой боевой эффективности истребителя сыграли его бортовые комплексы, в первую очередь радиолокационный. Впервые в мировой практике прицельное оборудование Су-27, как и МиГ-29, включает два взаимодополняющих канала – радиолокационный и оптико-электронный. А широкое применение цифровой вычислительной техники для управления самолетом и комплексами его вооружения можно считать ничуть не меньшим «коньком» Су-27, чем вихревую аэродинамику. По боевым возможностям Су-27 может вести как всепогодный ракетный воздушный бой на больших дистанциях, так и маневренный поединок на «кинжальных» расстояниях, а вдобавок имеет невиданные ранее для советского истребителя дальность и продолжительность полета.

На сегодня Су-27 (и его модификации) – самый совершенный истребитель в вооруженных силах СНГ, а в России он еще и самый массовый. У летного состава самолет завоевал высокую репутацию и прозвище «самолет для летчика», а у многих пробудил самые высокие чувства, на которые способны только авиаторы. По своим боевым возможностям он далеко обошел своих зарубежных оппонентов, а так, как может летать Су-27, больше не способен летать никто.

Маневренность: скороподъемность 300 м/с, максимальная скорость разворота 23 град/с

Вариант «Воздух-Воздух» «Воздух-земля»
Левый внешний Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Левый средний Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Левый внутренний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77 Р-60(Р-73)
Левый под двигателем Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Центральный передний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Центральный задний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Правый под двигателем Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Правый внутренний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77 Р-60(Р-73)
Правый средний Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Правый внешний Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Вариант «Воздух-Земля»
Левый внешний
Левый средний
Левый внутренний 4 (О)ФАБ-500 2 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Левый под двигателем (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Центральный передний 4 (О)ФАБ-500 4 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Центральный задний 4 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Правый под двигателем (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Правый внутренний 4 (О)ФАБ-500
2 (О)ФАБ-500
6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Правый средний
Правый внешний
Вариант «Воздух-Земля»
Левый внешний
Левый средний
Левый внутренний КМГУ(ЗБ) 2 блока НАР 2 С-24(С-25) РБК-250..500
Левый под двигателем КМГУ(ЗБ) Блок НАР С-24(С-25) РБК-250..500
Центральный передний КМГУ(ЗБ) РБК-250..500
Центральный задний
Правый под двигателем КМГУ(ЗБ) Блок НАР С-24(С-25) РБК-250..500
Правый внутренний КМГУ(ЗБ) 2 блока НАР 2 С-24(С-25) РБК-250..500
Правый средний
Правый внешний

www.ot-a-do-ya.org

Су-27: лучший в мире истребитель

Опыт боев но Вьетнаме показал, что применение самолетов-истребителей с ограниченной маневренностью F-4 «Фантом», вооруженных только ракетами «Спарроу» и «Сайдуиндер», оказалось несостоятельным. Даже устаревшие МиГ-17 при энергичном маневрировании успевали уклониться от ракет, заходили «Фантомам» в хвост и расстреливали их из мощного пушечного вооружения. Не случайно ВВС США были вынуждены срочно довооружить F-4 пушкой М-61 «Вулкан» калибра 20 мм большой скорострельности.

Именно опыт вьетнамской войны подтолкнул США к скорейшей разработке концепции нового самолета-истребителя, обладающего повышенной маневренностью, вооруженного управляемыми всеракурсными ракетами и пушками, а также оснащенного новыми системами управления вооружением (увеличение дальности обзора и разрешающей способности, многоканалыюсть). ВВС США объявили конкурс на разработку самолета YF-15, в котором участвовали четыре фирмы. Это то, что мы называем сейчас истребителями четвертого поколения.

Аналогичный конкурс был объявлен и нашими ВВС. В нем участвовали фирмы МиГ, Су и Як. Вначале П.Сухой хотел отказаться от участия в конкурсе, мотивируя это тем, что наше отставание в радиоэлектронике не позволит нам создать относительно легкий самолет. Кроме того, в числе требований к перспективному фронтовому истребителю (ПФИ) содержалось и такое: оп должен быть единым для ВВС и авиации ПВО страны. Это вообще было практически невыполнимо, хотя бы потому, что РЛС ВВС работали в 2-см диапазоне, а РЛС авиации ПВО — в 4-сантиметровом.

Упорство П.Сухого продолжалось несколько месяцев, пока ему не «выкрутили руки», и он дал команду на начало работ. Честно сказать, мы начали не с пустого места: уже более года такая разработка в отделе проектов велась, правда занимался ею всего один конструктор — Владимир Иванович Антонов. Больше я выделить не мог, хотя уверенность, что нам этим заниматься придется, была.

В основу аэродинамической компоновки крыла была положена концепция так называемого «синусоидального крыла». В начале I960 г. в английском журнале «Aerocraft Engineering» были приведены результаты продувок такого крыла в аэродинамических трубах, причем с визуализацией его обтекания, которые показали, что на синусоидальном крыле с острой кромкой возникает присоединенный вихрь, практически не отрывающийся до самых концевых сечений. Французы получили аналогичные результаты на так называемом «готическом» крыле.

Таким образом, к тому моменту, когда в начале 1971 г. дали указание приступить к разработке, мы были уже отчасти готовы. В выходные (чтобы никто не мешал) на работу вышли три человека: Владимир Антонов, Валерий Николаенко и я. Так появилась на свет первая компоновка самолета Т-10 — будущего Су-27. При этом под влиянием самолета Т-4МС вся поверхность новой машины выполнялась набором деформированных аэродинамических профилей, а потом на нее надстраивалась головная часть фюзеляжа и подвешивались мотогондолы. Такая компоновка получила название «интегральной».

Кроме того, на основе летных испытаний самолета Т-4 было принято решение выполнять самолет статически неустойчивым на дозвуковых скоростях полета с электродистанционной четырехкратно резервированной системой управления.

Антонов и Николаенко проводили необходимые расчеты и прорабатывали наиболее ответственные узлы, а я вычерчивал компоновку. Не все у нас получилось сразу. В частности, никак не вписывалась схема с трехопорным шасси. Поэтому на этой, первой компоновке шасси было выполнено по велосипедной схеме с распределением нагрузок как при трехопорной схеме. Подкрыльные опоры убирались в обтекатели на крыле.


Аэродинамическая схема несущей поверхности первого варианта самолета Т-10.


Модель Т10 в самом первом компоновочном варианте.

В понедельник доложились П.Сухому. Он внимательно рассмотрел компоновку и велел делать продувочную модель для трубы Т-106 ЦАГИ. Результаты продувок были очень обнадеживающими — при умеренном удлинении, равном 3,2, мы получили значение максимального аэродинамического качества 12,6.

Несмотря на то, что работа по новой машине шла вовсю, не оставляли сомнения — а вдруг мы упустили еще какой-нибудь более выгодный вариант? В процессе проектирования мы имели достаточно подробную информацию из открытой зарубежной печати о компоновочных схемах, разрабатывавшихся в США по программе YF-15. Откровенно говоря, мне нравилась компоновочная схема фирмы Нортроп, которая была похожа на нашу, и я опасался, что конкурс выиграет именно этот их проект. И когда было объявлено, что конкурс выиграла фирма Мак Доннелл, я облегченно вздохнул.

Надо сказать, у нас к тому времени была разработана компоновка по типу МД F-15 и проведены продувки модели в ЦАГИ. Поэтому я приобрел уверенность, что F-15 никогда не догонит Су-27 по своим летно-техническим характеристикам. Не исключалось, правда, что в открытой печати нам подсовывали дезинформацию. Когда же в начале 1972 года самолет F-15 продемонстрировали журналистам и появились его фотографии и общие виды, я полностью успокоился. Кстати, в то время к П.Сухому приехал начальник ЦАГИ Георгий Петрович Свищ и, входя в кабинет, произнес знаменательные слова: «Павел Осипович! Наше отставание превратилось в наше преимущество. Самолет взлетел, и мы знаем, какой он есть».

Если говорить о фирме Мак Доннелл, то мне кажется, что при создании F-15 она находилась под влиянием компоновки самолета МиГ-25. Поскольку разработка аванпроекта требовала расширения фронта работ, я заручился согласием П.О. о передаче всех дел по самолету Су-27 в бригаду Л.Бондаренко — она в то время была загружена меньше всех.


Общий вид первого варианта компоновочной схемы самолета Су-27.


Общие виды и продувочные модели классической (вверху) и интегральной (внизу) схем, представленных в аванпроекте самолета Су-27.


В бригаде начались проработки альтернативных вариантов компоновочных схем.

Аванпроект у нас задумывался в шести книгах, но мы успели разработать только две. В них приводились общие виды и основные данные двух вариантов компоновочных схем: интегральной и классической, с обычным фюзеляжем. Главное, чему уделялось внимание в этой книге — это расчет градиентов взлетного веса самолета (их проводил лично я).

Было установлено, что увеличение веса покупного готового изделия бортового радиоэлектронного оборудования на 1 кг увеличивает взлетный вес самолета на 9 кг. Для сухого веса двигателя этот градиент был равен 4 кг, для механического оборудования — 3 кг.

Началась более глубокая проработка проекта самолета. Прежде всего, под нажимом технологов мы вынуждены были отойти от идеологии единого несущего корпуса, набранного из крыльевых профилей, и организовать, где это только возможно, особенно в нагруженных зонах, линейчатые поверхности. Спроектировали стойки главных опор шасси по типу самолета США F-14 «Томкэт». При этом стойка вылезала из корпуса и укладывалась в специальные обтекатели, которые увеличивали площадь поперечного сечения самолета. И вот здесь я допустил крупную ошибку — створки ниш шасси были выполнены в виде тормозных щитков (как на Су-24), открывавшихся поперек потока перед горизонтальным оперением, что, как потом выяснилось, приводило к снижению его эффективности и бафтингу.

Объединенные научно-технические советы проводились в 1972 г. Участвовали фирмы МиГ, Су и Як. П.О.Сухому удалось на этот НТС провести самую большую делегацию: меня и заместителей главных конструкторов И.Баславского и М.Симонова. Первым от КБ Микояна выступал Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский с компоновочной схемой истребителя МиГ-29, выполненной по образу и подобию самолета МиГ-25. Вторым выступал я с нашей интегральной компоновкой, доклад прошел спокойно. Яковлев выступил с самолетами Як-45 и Як-47.

Через полтора-два месяца состоялось второе заседание НТС. Я только немного уточнил состав плакатов, а фирма МиГ успела подготовить новый вариант компоновки. Это была уже интегральная схема, очень похожая на ныне существующий самолет МиГ-29. Что интересно — фирма МиГ получила авторское свидетельство на интегральную компоновку самолета-истребителя раньше КБ П.О.Сухого. Впоследствии нам пришлось затратить немало сил, чтобы получить авторское свидетельство на самолет Су-27.


Компоновочные схемы самолетов, представленные на первый объединенный НТС. Схема самолета F-15 приведена для сравнения.

По итогам двух заседаний КБ Яковлева выбыло из конкурса, и встал вопрос о проведении третьего тура, который не был нужен ни фирме МиГ, ни фирме Су — эта постоянная нервотрепка, попытка узнать, что делается на той, «другой» фирме. И тогда КБ МиГ вышла с радикальным предложением — разделить тему на две подтемы: тяжелый ПФИ — анти-F-15 и легкий ПФИ — анти-F-16.

В ГосНИИАС и 30 ЦНИИ АКТ было организовано математическое моделирование с целью определить целесообразность создания смешанного парка самолетов. Расчеты, проводившиеся из условия соотношения стоимостей Су-27:МиГ-29 — не менее 2:1, показали, что смешанный парк является наиболее оптимальным при условии, что он должен состоять из 1/3 Су-27 и 2/3 МиГ-29. На обсуждения приглашались представители промышленности.

В процессе разработки самолета Су-27 Е.Иванов возложил на свои плечи очень трудную и нервную задачу — выдерживание весовых лимитов и снижение веса конструкции планера. Он вникал буквально в каждую принципиальную схему, давал задания па дополнительную проработку. И такие совещания (отдел за отделом) он проводил не реже, чем два раза в неделю. Что касается прочности конструкции, то Е.Иванов приказал заместителю главного конструктора по прочности Николаю Сергеевичу Дубинин все нагрузки определять из условия 85 % расчетных нагрузок. Дубинин возражал, на что Иванов сказал: «Выполним конструкцию на 85% нагрузок, затем поставим ее на статические испытания, где сломается, только там и будем усиливать». Кроме того, Иванов требовал разработки программы запасов веса на основе новых технических решений, в частности — конструкций из углепластиков.

На заводе был построен цех по производству конструкций из композиционных материалов, был закуплен крупногабаритный западногерманский автоклав «Шольц». Однако «композиты» не нашли широкого применения на самолете Су-27, в основном — из-за нестабильности характеристик, много деталей и узлов отбраковывалось.

Когда самолет Су-27 строился, министр П.Дементьев все время ругал Иванова за слабое внедрение конструкций из углепластика и ставил в пример работу КБ Микояна над самолетом МиГ-29. Особенно удачными на МиГ-29 получились каналы подвода воздуха к двигателям и нижние капоты мотогондолы, за счет чего замена двигателей производится за рекордно малое время (двигатель снимается вниз без нарушения основной силовой схемы самолета).

Е.Иванов как мог отделывался от министра: «Петр Васильевич, мы и так получили очень хорошую весовую отдачу по конструкции и не хотим сейчас рисковать. Посмотрим, чего достигнет КБ Микояна. И если действительно получится выигрыш в весе, я немедленно начну заменять материал».

Итак, самолет Су-27 пошел в полномасштабную проработку, и сразу же полезли «мелочи», которые приводили к крупным изменениям в компоновке. Владимир Антонов вспоминает, что в КБ Су-27 прозвали «самолетом изменяемой компоновки». Всеми силами мы стремились оптимизировать график площадей поперечных сечений (в головной части существовал сильный провал). И здесь мной была допущена очень крупная ошибка, которая стоила потери двух месяцев работы: я решил сделать передний наплыв с толстой передней кромкой, примерно такой, какая есть на бомбардировщике США В-1. При этом как-то совершенно забылось, что это противоречило первоначальной и главной идее — повышению несущих способностей крыла за счет острой передней кромки наплыва.

Мы разработали новую математическую модель несущего корпуса, сделали смотровую деревянную модель головной части фюзеляжа в М1:10, пригласили Г.С.Бюшгенса. Он приехал, посмотрел модель и произнес всего только два слова, запомнившихся мне на всю жизнь: «Интегральная размазня». Когда я говорю о своей ошибке, употребляемое местоимение «я», конечно, не означает, что вместе со мной не работали другие, включая аэродинамиков, но, что интересно, никто меня не остановил.

К этому времени ВВС подготовило проект ТТТ на тяжелый перспективный фронтовой истребитель (ТПФИ). Надо сказать, что в СССР к тому времени уже знали о содержании требований ВВС США к F-15. Так вот военные, не мудрствуя лукаво, пошли самым простым путем: требования к ТПФИ они составили путем простого пересчета требований к F-15 на улучшение в среднем на 10%. Например, если дальность полета на высоте с внутренним запасом топлива (без подвесных баков) для F-15 составляла 2300 км, то от ТПФИ требовалась дальность 2500 км. Или, к примеру, время разгона с 600 до 1300 км/час для F-15 было не более 20 сек, а нам задавалось — 17 или 18.

В результате нам было необходимо только 5,5 т топлива, в то время как мы были в состоянии разместить 9 т (это особенности интегральной компоновки). Возникла пикантная ситуация. Что делать? Уменьшать самолет или «возить воздух»? Ни то, ни другое нас не устраивало. Тем более что по нашим нормам прочности за расчетный взлетный вес принимается вес с 80% топлива во внутренних топливных баках (за рубежом — с 50% топлива).

Решить проблему путем переписки было практически невозможно, пришлось бы задействовать очень большое число организаций. Оставалось одно: организовать круглый стол на уровне лиц, принимающих решение.

В конце концов, выход был найден. Мы подготовили новый вариант проекта требований, отличавшийся тем, что там формулировались раздельно требования к самолету с нормальным и с максимальным запасом топлива во внутренних баках. Эксплуатационная перегрузка при максимальном запасе топлива уменьшалась из условия, что произведение «вес X перегрузка» является постоянной величиной. П.Сухой одобрил это предложение и дал мне санкцию на встречу с руководством ВВС.

Нам повезло в том смысле, что в то время во главе инженерно-технической службы ВВС находились очень грамотные, высокообразованные, интеллигентные люди: заместитель Главкома по вооружению генерал-полковник М.Н.Мишук, начальник научно-технического комитета генерал-лейтенант Г.С.Кириллин и начальник управления заказов генерал-майор В.Р.Ефремов. С ними было приятно работать. Они быстро разобрались в чем дело и согласились. В итоге мы четверо подписали оба экземпляра этого документа, и он стал основой для дальнейшей разработки ТТТ. Никто на этом совещании больше не присутствовал, хотя М.Мишук вполне мог пригласить еще восемь-десять генералов для получения согласующих подписей.



Варианты компоновки Су-27.

Одновременно удалось решить еще одну проблему — заручиться поддержкой ВВС в вопросе о переходе на новых самолетах на единый, унифицированный для истребительной авиации ВВС и авиации ПВО страны диапазон волн для РЛС. С той же идеей выступило и КБ Микояна. Распределением частот и диапазонов между родами войск занимался Генеральный Штаб, и самостоятельно решить этот вопрос не могли ни ВВС, ни одна из фирм по отдельности. Только так, всем миром, но докладу-обоснованию нескольких министерств мы подвигли Генеральный Штаб к принятию решения. А уже оно повлекло за собой разработку новых РЛС и нового поколения ракет «воздух-воздух» К-27 и К-27Э.

Что касается распределения функций между самолетами МиГ-29 и Су-27, то:
— для Су-27 основная роль отводилась боевым действиям над территорией противника: изоляция фронтовой группировки, расчистка воздушного пространства (во время Второй Мировой войны это называлось «свободной охотой»), использование самолета в качестве ударного;
— для МиГ-29 основной задачей являлось завоевание превосходства в воздухе над полем боя и прикрытие с воздуха нашей фронтовой группировки, то есть функция «зонтика».

Такое распределение задач было основано на значительном различии в дальности полета и максимальном весе боевой нагрузки: Су-27 — дальность полета 4000 км без дозаправки, вес боевой нагрузки 8000 кг; МиГ-29 — дальность полета 1500 км, вес боевой нагрузки 4000 кг. Это означало, что самолет Су-27 имеет боевой радиус действия 1600 км, то есть может вести воздушные бои у побережья Атлантического океана, выполняя функции «воздушного рейдера». Эта функция особенно важна для корабельного истребителя, который должен в течение полутора часов барражировать на удалении 400 км. Первый летный экземпляр самолета имел крыло с сильно выраженной аэродинамической круткой и неподвижным сильно отогнутым вниз носком. Целью этой компоновки являлось достижение максимальной дальности полета.

Самолет Т10-1 совершил первый вылет в мае 1977 г., а через год к летным испытаниям был подключен второй самолет — Т10-2. Обе машины оснащались двигателями АЛ-21ФЗ. Основной целью летных испытаний являлось определение летных характеристик и отработка электродистанционной системы управления. Поначалу происходили отказы каналов вычислительной системы управления, которые военные пытались трактовать как предпосылку к летным происшествиям. Пришлось долго объяснять, что при четырехкратном резервировании предпосылка появляется только после третьего отказа.

Серьезный дефект обнаружился в гидросистеме самолета. Поскольку рабочее давление в этой системе составляло 280 атм., то для снижения веса трубопроводы были выполнены из высокопрочной стали ВНС-2. Значительная их часть прокладывалась через топливные баки с целью охлаждения гидрожидкости. И вот эти трубопроводы начали лопаться. Причину установили быстро — недостаточная чистота (гладкость) поверхности бужа, протягиваемого через трубу, приводила к образованию на внутренней поверхности трубы рисок, которые становились концентраторами напряжений.

Для нас же каждый разрыв трубопровода останавливал самолет на несколько дней: необходимо было снять верхние панели топливных баков, заменить трубопроводы, закрыть баки и испытать топливную систему на герметичность. В итоге мы были вынуждены заменить материал трубопроводов на пластичную нержавеющую сталь, то есть экономию в весе реализовать не удалось.

7 июля 1977 г. в КБ произошло несчастье — погиб заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза полковник Е.С.Соловьев. В то время В.Ильюшин и Е.Соловьев летали по одной и той же программе на подбор передаточных отношений в системе управления самолетом.

В предыдущем полете В.Ильюшин обнаружил легкую раскачку самолета, о чем он на словах и сообщил ведущему инженеру Р.Ярмаркову: «Что-то не понравился мне сегодня самолет. качался, наверно в болтанку попал». К сожалению, это никак не было отмечено в полетном листе. В следующем полете Е.Соловьев попал в аналогичную, но жестокую раскачку: три заброса, один из которых вывел самолет на разрушающую перегрузку — самолет развалился в воздухе.

В 1976 г. Главным конструктором темы Су-27 был назначен М.П.Симонов, и на его долю выпала основная тяжесть по разгребанию «мусора», накопившегося в процессе доводки самолета. А к тому моменту хлопот нам прибавилось и со стороны смежников.

Первый удар мы получили от ОКБ «Сатурн», разрабатывавшего двигатель АЛ-31Ф. В задании на двигатель было записано требование к значению минимального удельного расхода топлива 0,61+0,02 кг топлива на кг тяги в час — весьма трудно достижимая величина. Я несколько раз встречался с Генеральным конструктором А.М.Люлькой и уговаривал его согласиться. И уговорил.

Прошло два года. А.Люлька представляет эскизный проект, в котором 0,61 превратилось в 0,64 (то есть удельный расход увеличился на 5%). Кроме того, не были выполнены требования по значениям максимальной тяги у земли и на высоте. Но спрашивать-то в конечном итоге будут не с конструктора двигателя, а с конструктора самолета. Для нас же «недобор» характеристик двигателя означал, что самолет не доберет ни дальности, ни скорости полета на высоте и у земли. Возник большой скандал. Министр В.Казаков провел у нас на фирме специальное совещание, на котором присутствовали А.Люлька, военные и начальники институтов МАП.

Казаков «метал молнии». Он дошел до личных оскорблений в адрес А.Люльки, пообещав снять того с академиков. Архип Михайлович стойко выдержал атаку, потом встал и очень спокойно, с легким украинским акцентом произнес: «Василь Александрович! Не ты мне академика давал, не тебе это звание у меня и забирать. Ты, Василь Александрович, должен это знать. А если у тебя чешется, кого бы выгнать, то выгони вот этого академика (и повернулся к начальнику Всесоюзного института авиационных материалов Шалину). Он мне обещал монокристаллическую лопатку для турбины, не требующую отбора воздуха на ее охлаждение. Где лопатка? Нет лопатки! Так я был вынужден перейти на обычную стальную охлаждаемую, то есть отобрать часть рабочего тела на охлаждение. Вот вам и рост удельных расходов, вот вам и недобор тяги».

Но так уж повелось: за работу всех смежников отвечает Генеральный конструктор самолета. Не хватает дальности — доливайте топлива, не хватает тяги для получения заданной скорости — уменьшайте лобовое сопротивление самолета. После всех этих неурядиц с двигателями мы вынуждены были подвергнуть самолет коренной переделке. Уменьшили мидель, организовали дополнительные емкости на 800 кг топлива, разработали новую схему шасси, тормозной щиток перенесли с крыла на верхнюю поверхность фюзеляжа, а кили — с мотогондол на вновь организованные балки горизонтального оперения. С целью снижения лобового сопротивления была уменьшена кривизна крыла и введены отклоняемые носки.

В том, что новый вариант самолета довольно быстро увидел свет, — несомненная заслуга М.П.Симонова, проявившего в этом деле исключительную энергию. Созданию, мягко говоря, «сильно измененного Су-27» противился министр В.Казаков. И его тоже можно было понять: в серию уже запустили предыдущий вариант, произвели гигантские затраты (всего самолетов Су-27 в первом варианте было выпущено на серийном заводе 9 экземпляров). Однако энергия М.Симонова при поддержке заместителя министра И.Силаева сделали свое дело — новый вариант Су-27 получил право на жизнь.

Вторую неприятность нам преподнесло научно-производственное объединение «Фазотрон», разрабатывавшее радиолокатор. У них не получилась щелевая антенна. Снова совещание, итогом которого явилось решение о разработке РЛС с обычной косегреновской антенной. Внедрение РЛС со щелевой антенной предусматривалось уже только с самолета Су-27М. К слову, после всех этих совещаний с работы был снят Генеральный конструктор РЛС В.К.Гришин, за два месяца до того удостоенный звания Героя Социалистического труда за разработку радиолокатора «Заслон» для перехватчика МиГ-31.



Первый опытный самолет T10-I.

В декабре 1979 г. М.Симонов стал заместителем министра авиационной промышленности. Главным конструктором Су-27 назначили заместителя Главного конструктора нашего КБ, бывшего начальника отдела систем управления А.А.Колчина. Весной 1981 г. начались испытания первого экземпляра самолета новой компоновки — Т10-7. Полеты проходили успешно, но в сентябре того же года машина погибла.

В одном из вылетов на полигоне Белые Столбы неожиданно для летчика самолет остался без топлива. Летчик-испытатель В.Ильюшин впервые в жизни катапультировался. Кары, обрушившиеся на КБ, не соответствовали тяжести происшедшего: Главный конструктор А.Колчин был снят с работы, а ведущий инженер Р.Ярмарков уволен из КБ без права работать на других предприятиях авиапромышленности. Думаю, при П.Дементьеве такого быть не могло.

К этому времени я был загружен в КБ другими работами, не имевшими прямого отношения к Су-27, поэтому рассказывать об истории самолета больше не стану. Полагаю, что об этой великолепной машине и так уже немало написано — и у нас, и за рубежом.

Схемы — Л. Юргенсона и Н. Гордюкова. Фото — Л. Юргенсона и из архива автора.

/Олег Самойлович, topwar.ru/

army-news.ru

Военное дело - Су-27

Су-27 (по кодификации НАТО: FlankerФлэ́нкэ — англ. «Заходящий с фланга») — советский/российский многоцелевой высокоманевренный всепогодный истребитель четвёртого поколения, разработанный в ОКБ Сухого и предназначеный для завоевания превосходства в воздухе. Главными конструкторами Су-27 в разное время были Наум Семёнович Черняков, Михаил Петрович Симонов, А. А. Колчин и А. И. Кнышев.

Первый полёт прототипа состоялся в 1977 году, а в 1984 году самолёты начали поступать в авиационные части. На текущий момент является одним из основных самолётов ВВС России, его модификации состоят на вооружении в странах СНГ, Индии, Китае и других странах.

На основе Су-27 разработано большое количество модификаций: учебно-боевой Су-27УБ, палубный истребитель Су-33 и его учебно-боевая модификация Су-33УБ, многоцелевые истребители Су-30, Су-35, фронтовой бомбардировщик Су-34 и другие.

Начало разработок

В конце 1960-х в ряде стран началась разработка перспективных истребителей четвёртого поколения.

Первыми к решению этой проблемы приступили в США, где ещё в 1965 году был поставлен вопрос о создании преемника тактического истребителя F-4C «Фантом». В марте 1966 года была развёрнута программа FX (Fighter Experimental).

Проектирование самолёта по уточнённым требованиям началось в 1969 году, когда самолёт и получил обозначение F-15 «Игл»(англ. Eagle). Победителю конкурса по работе над проектом, фирме «Макдоннел Дуглас», 23 декабря 1969 был выдан контракт на постройку опытных самолётов, а в 1974 году появились первые серийные истребители F-15A «Игл» и F-15B.

В качестве адекватного ответа в СССР была развёрнута собственная программа разработки перспективного истребителя четвёртого поколения, к которой в 1969 году приступило ОКБ Сухого. Учитывалось, что основным назначением создаваемого самолёта будет борьба за превосходство в воздухе. Тактика воздушного боя предусматривала в том числе и ближний маневренный бой, вновь признанный на тот момент основным элементом боевого применения истребителя.


Прототипы


Т-10

В 1975—1976 годах стало ясно, что первоначальная компоновка самолёта обладает существенными недостатками. Тем не менее, опытный образец самолёта (получивший название Т-10-1) был создан и поднялся в воздух 20 мая 1977 (пилот — заслуженный лётчик-испытатель Герой Советского Союза Владимир Ильюшин).

В одном из полётов Т-10-2, пилотируемый Евгением Соловьёвым, попал в неисследованную область резонансных режимов и разрушился в воздухе. Лётчик погиб.

В это время стали поступать данные об американском F-15. Неожиданно выяснилось, что по ряду параметров машина не отвечает техническому заданию и значительно уступает F-15. Например, разработчики электронной аппаратуры не уложились в отведённые им массогабаритные рамки. Также не удалось реализовать заданный расход топлива. Перед разработчиками возникла нелёгкая дилемма — либо довести машину до серийного производства и сдать заказчику в существующем виде, либо предпринять радикальную переработку всей машины. Было принято решение начать создание самолета практически с нуля, не выпуская машину, отстающую по своим характеристикам от главного конкурента.


Т-10С

В кратчайшие сроки была разработана новая машина, в конструкции которой были учтены опыт разработки Т-10 и полученные экспериментальные данные. И уже 20 апреля 1981 года опытный самолёт Т-10-17 (другое обозначение Т-10С-1, то есть первый серийный), пилотируемый В. С. Ильюшиным поднялся в небо. Машина была значительно изменена, почти все узлы созданы «с нуля».

Полученные при испытаниях данные показали, что был создан действительно уникальный самолёт, по многим параметрам не имеющий аналогов в мире. Хотя и тут не обошлось без катастроф: в одном из полётов в критическом режиме из-за разрушения планера погиб Александр Комаров. Некоторое время спустя, на этом же режиме в аналогичную ситуацию попал Н. Садовников. Только благодаря большому мастерству летчика-испытателя, впоследствии Героя Советского Союза, мирового рекордсмена, полет завершился благополучно. Н. Ф. Садовников посадил на аэродром повреждённый самолёт — без большей части консоли крыла, с обрубленным килем — и тем самым предоставил бесценный материал разработчикам машины. В срочном порядке были проведены мероприятия по доработке самолёта: усилена конструкция крыла и планера в целом, уменьшена площадь предкрылка.

В дальнейшем самолёт подвергался многочисленным доработкам, в том числе и в процессе серийного производства.


Принятие на вооружение

Первые серийные Су-27 стали поступать в войска в 1984 году. Официально на вооружение Су-27 принят постановлением правительства от 23 августа 1990 года, когда были устранены все основные недостатки, выявленные в испытаниях. К этому времени Су-27 уже более 5 лет находились в эксплуатации. При принятии на вооружение в ВВС самолёт получил обозначение Су-27С (серийный), а в авиации ПВО — Су-27П (перехватчик).


Конструкция


Планер


Проекции Су-27.


Турбулентные потоки на Су-27.

Су-27 выполнен по нормальной аэродинамической схеме и имеет интегральную компоновку: его крыло плавно сопрягается с фюзеляжем, образуя единый несущий корпус. Стреловидность крыла по передней кромке составляет 42°. Для улучшения аэродинамических характеристик самолёта на больших углах атаки оно оснащено корневыми наплывами большой стреловидности и автоматически отклоняемыми носками. Наплывы также способствуют увеличению аэродинамического качества при полёте на сверхзвуковых скоростях. Также на крыле расположены флапероны, одновременно выполняющие функции закрылков на взлётно-посадочных режимах и элеронов. Горизонтальное оперение состоит из цельноповоротного стабилизатора, при симметричном отклонении консолей выполняющего функции руля высоты, а при дифференциальном — служащего для управления по крену. Вертикальное оперение двухкилевое.

Для уменьшения общего веса конструкции широко используется титан (около 30 %).

На многих модификациях Су-27 (Су-30, Су-33, Су-34, Су-35 и др.) установлено переднее горизонтальное оперение. Су-33, вариант машины морского базирования Су-27, кроме того, для уменьшения габаритов имеет складные консоли крыла и стабилизатора, а также оснащён тормозным гаком.

Су-27 — первый советский серийный самолёт с электродистанционной системой управления (ЭДСУ) в продольном канале. По сравнению с бустерной необратимой системой управления, применявшейся на его предшественниках, ЭДСУ обладает большим быстродействием, точностью и позволяет применять гораздо более сложные и эффективные алгоритмы управления. Необходимость её применения вызвана тем, что с целью улучшения маневренности Су-27 был сделан статически неустойчивым на дозвуковых скоростях.


Силовая установка

Базовый Су-27 оснащен парой широко разнесенных турбореактивных двухконтурных двигателей АЛ-31Ф с форсажными камерами, расположенными в мотогондолах под хвостовой частью фюзеляжа. Разработанные конструкторским бюро «Сатурн» двигатели отличаются низким расходом топлива как на форсаже, так и на режиме минимальной тяги. Масса двигателя составляет 1520 кг. Двигатели состоят из четырёхступенчатого компрессора низкого давления, девятиступенчатого компрессора высокого давления и одноступенчатых охлаждаемых турбины высокого и низкого давления, а также форсажной камеры. Разделение двигателей было продиктовано необходимостью уменьшить взаимное влияние, создать широкий внутренний туннель для нижней оружейной подвески и упростить систему всасывания воздуха; между двигателями находится балка с контейнером тормозного парашюта. Воздухозаборники снабжены сетчатыми экранами, которые остаются закрытыми до тех пор, пока носовое колесо не оторвется от земли при взлете. Концентрические сопла форсажных камер охлаждаются воздушным потоком, проходящим между двумя рядами «лепестков». На некоторых модификациях Су-27 в хвостовой балке предполагалось устанавливать РЛС заднего обзора (при этом тормозной парашют переносился под корпус самолёта).

На модернизированных истребителях Су-27СМ2 устанавливаются более мощные и экономичные двигатели АЛ-31Ф-М1, оснащенные управляемым вектором тяги. Тяга двигателей была повышена относительно базового двигателя АЛ-31Ф на 1000 кгс, расход топлива при этом был снижен с 0,75 до 0,68 кг/кгс*ч, а увеличение до 924 мм диаметра компрессора позволило поднять расход воздуха до 118 кг/с. АЛ-31ФП (на некоторых модификациях Су-30) и более совершенные «Изделие 117С» (на Су-35С), оснащенные поворотным соплом с отклоняемым на ±15° вектором тяги, что значительно увеличивает маневренность самолёта.

На других модификациях истребителя также устанавливаются модернизированные двигатели с управляемым вектором тяги АЛ-31Ф-М1, АЛ-31ФП и Изделие 117С. Ими оснащаются глубоко модернизированные самолеты Су-27СМ2, Су-30 и Су-35С соответственно. Двигатели значительно повышают маневренность и, прежде всего, позволяют управлять самолетом на околонулевых скоростях и выходить на большие углы атаки. Сопла двигателей отклоняются на ±15°, что позволяет свободно менять направление полета как по вертикальной, так и по горизонтальной оси.

Большой объём топливных баков (около 12 000 л) обеспечивает дальность полёта до 3680 км и боевой радиус до 1500 км. Размещение подвесных топливных баков на базовых моделях не предусмотрено.


Бортовое оборудование и системы

Бортовое оборудование самолёта условно делится на 4 независимых, функционально связанных комплекса — система управления вооружением СУВ, пилотажно-навигационный комплекс ПНК, комплекс связи КС и бортовой комплекс обороны БКО.


Оптическая система поиска и прицеливания

Являющаяся частью комплекса вооружения базового Су-27 электрооптическая система ОЭПС-27 включает в себя лазерный дальномер (эффективная дальность до 8 км) и инфракрасную систему поиска и прицеливания (ИРСТ) (эффективная дальность 50-70 км). В этих системах применяется та же оптика, что и в зеркальных перископах, сочлененных с координирующим стеклянным шаровым сенсором, который перемещается по высоте (10° при сканировании, 15° при наведении) и азимуту (60° и 120°), что позволяет датчикам оставаться «направленными». Большим преимуществом ОЭПС-27 является возможность скрытного наведения на цель.


Интегрированная система управления вектором тяги и контроля над полетом

Управление соплами двигателя АЛ-31ФП интегрированы в систему контроля над полетом (СКП) и программное обеспечение. Управление соплами производится через цифровые компьютеры, которые являются частью всей СКП в целом. Поскольку движение сопел полностью автоматизировано, пилот не занят управлением отдельными векторами тяги, что позволяет ему полностью сосредоточиться на управлении самолетом. Система СКП сама реагирует на любое действие пилота, работающего, как обычно, ручкой и педалями. За время существования Су-27 система СКП претерпела существенные изменения. Первоначальная СДУ-10 (радиоуправляемая система дистанционного управления), которая устанавливалась на ранних Су-27, имела ограничения по углу атаки, отличалась вибрацией ручки управления вектором тяги. На современных Су-27 установлена цифровая СКП, в которой функции контроля тяги продублированы четырёхкратно, а функции контроля отклонения от курса — трехкратно.


Кабина


Кабина Су-27

Кабина имеет двухсекционный фонарь, состоящий из неподвижного козырька и открывающейся вверх-назад сбрасываемой части. Рабочее место летчика оборудовано катапультируемым креслом К-36ДМ-. В базовой модели СУ-27 кабина была оборудована обычным набором аналоговых циферблатов и маленьким дисплеем радара (последний был снят с самолетов группы «Русские витязи»). Поздние модели оснащены современными многофункциональными жидкокристаллическими дисплеями с пультами управления и индикатором отображения навигационной и прицельной информации на фоне лобового стекла. Рычаг рулевого управления имеет на передней стороне кнопки управления автопилотом, джойстики триммирования и целеуказания, переключатель выбора оружия и кнопку стрельбы на обратной стороне.


voinanet.ucoz.ru

От А до Я - Су-33

Начиная с 1940-х гг. в Советском Союзе неоднократно поднимался вопрос о необходимости пополнения корабельного состава флота авианосцами. Однако лишь по прошествии четверти века после окончания Второй Мировой войны эта идея стала воплощаться в жизнь. По настоянию курировавшего вопросы обороны секретаря ЦК КПСС Д.Ф.Устинова дальнейшее развитие отечественного авианосного флота решили вести на основе кораблей пр.1143. К апрелю 1978 г. НПКБ подготовило техническое предложение по тяжелому авианосному крейсеру пр.1143.5 Изначально в авиагруппу должны были входить СВВП Як-41, вертолеты Ка-27 и самолеты катапультного взлета типа Су-27К и Су-25К. Однако ММЗ им. А.И.Микояна выступил с предложением создать палубную машину на базе МиГ-29 для дополнения более дорогих и тяжелых Су-27К, и предложение было принято. Позже из-за уменьшения водоизмещения катапульты из проекта были убраны и для истребителей был принят взлет с трамплина.

18 апреля 1984 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, которым ММЗ «Кулон» им. П.О.Сухого поручалась разработка, постройка и испытания корабельного истребителя с большой дальностью полета Су-27К. Он предназначался для обеспечения противовоздушной обороны авианосной корабельной группировки в любых погодных условиях, днем и ночью, в диапазоне высот от 30 м до 27 км, борьбы с самолетами и вертолетами противолодочной обороны, транспортной авиацией, самолетами радиолокационного дозора, а также сопровождения авиации берегового базирования и ведения воздушной разведки. Самолет создавался на базе истребителя Су-27 с сохранением на первом этапе существующей системы вооружения. В дальнейшем его предполагалось оснастить управляемым оружием класса «воздух-поверхность», предназначенным для модернизированного Су-27М.

В ОКБ корабельный истребитель получил шифр Т-10К. Все работы по нему возглавлял Генеральный конструктор Михаил Симонов. Руководителем темы был назначен Константин Марбашев. В феврале 1985 г. эскизный проект Су-27К был утвержден Главнокомандующими ВВС и ВМФ, после чего ОКБ Сухого приступило к рабочему проектированию корабельного истребителя. Постройка опытных машин велась ОКБ в кооперации с КнААПО им. Ю.А.Гагарина. в то же время начались испытания по программе Су-27К на комплексе «Нитка». Летом 1987 г. первый опытный самолет Т-10К-1 был готов к полетам. В целом, начавшиеся испытания подтвердили, как и ожидали конструкторы, что летные характеристики потяжелевшего после всех доработок более чем на 3 т самолета несколько ухудшились по сравнению с серийным Су-27. однако новая механизация крыла и ПГО позволили уменьшить скорость захода на посадку до 240 км/ч – на 30 км/ч. Осенью 1989 г. был проведен первый этап летно-конструкторских испытаний (ЛКИ) Су-27К непосредственно на ТАКР «Тбилиси». 1 ноября 1989 г. Виктором Пугачевым была осуществлена первая посадка на палубу. Параллельно с началом морской части ЛКИ на КнААПО началось освоение серийного производства корабельных истребителей. ЛКИ самолета Су-27К были завершены 28 декабря 1990 г. В ходе испытаний были определены основные технические, эксплуатационные, летно-тактические и боевые характеристики Су-27К и установлено их соответствие основным требованиям ВВС. Государственные испытания, начавшиеся в марте 1991 г., затянулись на несколько лет и были успешно завершены 30 декабря 1994 г. к тому времени в Комсомольске-на-Амуре построили уже 24 серийных Су-27К, которые были перебазированы в Североморск. 31 августа 1998 г., после отработки всех испытательных программ, Президент РФ Борис Ельцин подписал указ о принятии Су-33 на вооружение. Этим событием был подведен итог многолетней работы тысяч специалистов: инженеров, конструкторов, ученых, рабочих, летчиков по созданию первого в стране серийного корабельного истребителя.

Самолет Су-33 построен по интегральной аэродинамической схеме с дополнительным передним горизонтальным оперением. Среднерасположенное трапециевидное крыло небольшого удлинения, оснащенное развитыми наплывами, плавно сопрягается с фюзеляжем, образуя единый несущий корпус. Крыло самолета для уменьшения габаритов при хранении на корабле выполнено складным. Консоли горизонтального оперения тоже выполнены складными на половине размаха. Переднее горизонтальное оперение служит для повышения несущих свойств планера и улучшения характеристик на больших углах атаки. Силовая установка включает два двухконтурных форсажных двигателя АЛ-31Ф серии 3 и необходимые системы. Самолет оборудован системой дозаправки в воздухе, а при оснащении УПАЗ-1 сам может становиться танкером. Система управления образована трехканальной системой электродистанционного управления, механической частью и системой автоматического управления, входящей в состав пилотажно-навигационного комплекса. САУ обеспечивает стабилизацию угловых положений самолета, его приборной скорости и высоты полета, приведение по команде летчика к горизонтальному полету, наведение и атаку воздушной цели по командам пунктов наведения или сигналам бортовой системы управления вооружением, полет по маршруту и автоматический заход на посадку.

Пилотажно-навигационный комплекс ПНК-10 обеспечивает автономное вычисление координат самолета в пространстве по данным инерциальной навигационной системы, автоматическую коррекцию вычисленных координат на основе информации системы ближней навигации и спутниковой навигационной системы, полет по маршруту и возвращение на корабль (аэродром) по кратчайшему пути, определение местоположения корабля, вычисление дальности по расходу и остатку топлива, предпосадочный маневр, заход на посадку и посадку, встречу и сближение с самолетом-заправщиком. Бортовой комплекс обороны предназначен для предупреждения летчика об облучении самолета РЛС противника и постановки пассивных и активных помех. На самолете используются станция предупреждения об облучении СПО-15ЛМ «Береза» и блоки ложных целей АПП-50. На законцовках крыла могут размещаться станции активных помех Л005 «Сорбция».

Система управления вооружением СУВ-27К обеспечивает обнаружение, сопровождение и поражение воздушных, наземных и морских целей днем и ночью в любых метеоусловиях. В состав СУВ входят радиолокационный прицельный комплекс РЛПК-27К с РЛС Н001К, оптико-электронная прицельная система ОЭПС-27К с ОЛС-27К, запросчик системы госопознавания, а также системы управления оружием, единой индикации и объективного контроля. РЛПК-27К предназначен для всепогодного всеракурсного обнаружения, сопровождения и обеспечения поражения воздушных и радиоконтрастных наземных (надводных) целей. ОЭПС-27К отличается большей точностью и лучшей помехозащищенностью, но работает только в простых метеоусловиях. Она позволяет обнаруживать и сопровождать воздушные цели по их инфракрасному излучению, определять координаты линии визирования на цель, измерять дальность и решать задачи прицеливания по воздушным и наземным целям. Вооружение Су-33 включает встроенную одноствольную 30мм пушку ГШ-301 с боекомплектом 150 снарядов и ракеты. Для подвески ракет и бомб предусмотрено 12 пилонов. Управляемое ракетное вооружение включает УР средней дальности типа Р-27 и Р-27Э с РЛГСН (до 8) и с ТГСН (до 2) и УР с ближнего боя Р-73 с ТГСН (до 6). Для ударов по наземным и морским целям самолет может вооружаться НАР С-8 (до 6 Б-8М1), С-13 (до 6 Б-13Л) или С-25ОФМ (до 6), а также авиабомбами и РБК калибром до 500 кг, зажигательными баками ЗБ-500. Проработана возможность использования на самолете тяжелой управляемой противокорабельной ракеты 3М80 «Москит», размещаемой на катапультном устройстве под фюзеляжем между гондолами двигателей. Максимальная масса ракетно-бомбардировочного вооружения – 6500 кг. Типовой вариант вооружения самолета состоит из 6 ракет Р-27Э и 4 ракет Р-73.

Наряду с корабельной модификацией истребителя МиГ-29, Су-33 стал первым отечественным боевым самолетом, способным осуществлять взлет с палубы корабля и посадку на нее обычным способом, и первым в мире серийным самолетом, который выполнен по схеме «интегральный неустойчивый триплан». До этого в составе ВМФ страны не было ни летательных аппаратов подобного типа, ни кораблей, способных их принимать. Отличные летные характеристики, унаследованные им от Су-27, вместе с современным комплексом вооружения сделали его сильнейшим среди палубных истребителей всего мира. Су-33 - самый мощный и дальнобойный в мире истребитель корабельного базирования, причем практически непобедимый в ближнем маневренном бою.

Маневренность: скороподъемность 300 м/с, максимальная скорость разворота 23 град/с

Вариант «Воздух-Воздух» «Воздух-земля»
Левый внешний Р-60(Р-73)
Левый внешн. средний Р-27(Э)Р / 77 Р-60(Р-73) Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Левый внутр. средний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Т / 77 Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Левый внутренний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77 Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Левый под двигателем Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Центральный передний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77 3М80
Центральный задний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Правый под двигателем Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77
Правый внутренний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Р / 77 Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Правый внутр. средний Р-27(Э)Р / 77 Р-27(Э)Т / 77 Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Правый внешн. средний Р-27(Э)Р / 77 Р-60(Р-73) Р-60(Р-73) Р-60(Р-73)
Правый внешний Р-60(Р-73)
Вариант «Воздух-Земля»
Левый внешний
Левый внешн. средний
Левый внутр. средний
Левый внутренний 4 (О)ФАБ-500 2 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Левый под двигателем (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Центральный передний 4 (О)ФАБ-500 4 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Центральный задний 4 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Правый под двигателем (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Правый внутренний 4 (О)ФАБ-500 2 (О)ФАБ-500 6 (О)ФАБ-250 3 (О)ФАБ-250
Правый внутр. средний
Правый внешн. средний
Правый внешний
Вариант «Воздух-Земля»
Левый внешний
Левый внешн. средний
Левый внутр. средний
Левый внутренний КМГУ(ЗБ) 2 блока НАР 2 С-24(С-25) РБК-250..500
Левый под двигателем КМГУ(ЗБ) Блок НАР С-24(С-25) РБК-250..500
Центральный передний КМГУ(ЗБ) РБК-250..500
Центральный задний
Правый под двигателем КМГУ(ЗБ) Блок НАР С-24(С-25) РБК-250..500
Правый внутренний КМГУ(ЗБ) 2 блока НАР 2 С-24(С-25) РБК-250..500
Правый внутр. средний
Правый внешн. средний
Правый внешний

www.ot-a-do-ya.org

Су-27 - истребитель-перехватчик | Блог Саня Наумов

Су-27 (заводской шифр Т-10С; по кодификации НАТО: Flanker-B, народное название «Сушка», «Сухарь» подходит для всех модификаций на базе Су-27) — советский/российский многоцелевой всепогодный истребитель четвёртого поколения, разработанный в ОКБ Сухого и предназначенный для завоевания превосходства в воздухе.

Истребитель Су-27 - видео

Главными конструкторами Су-27 в разное время были Наум Семёнович Черняков, Михаил Петрович Симонов, А. А. Колчин и А. И. Кнышев.

Первый полёт прототипа состоялся в 1977 году. В 1982 году самолёты начали поступать в авиационные части, с 1985 года началась их эксплуатация. Су-27 является одним из основных самолётов ВВС России, его модификации состоят на вооружении в странах СНГ, Индии, Китае и других. На основе Су-27 разработано большое количество модификаций: учебно-боевой Су-27УБ, палубный истребитель Су-33 и его учебно-боевая модификация Су-33УБ, многоцелевые истребители Су-30, Су-27М, Су-35, фронтовой бомбардировщик Су-34 и другие.

Начало разработок

В конце 1960-х в ряде стран началась разработка перспективных истребителей четвёртого поколения. Первыми к решению этой проблемы приступили в США, где ещё в 1965 году был поставлен вопрос о создании преемника тактического истребителя F-4C «Фантом». В марте 1966 года была развёрнута программа FX (Fighter Experimental).

Проектирование самолёта по уточнённым требованиям началось в 1969 году, когда самолёт и получил обозначение F-15 «Игл» (англ. Eagle). Победителю конкурса по работе над проектом, фирме «Макдоннел Дуглас», 23 декабря 1969 был выдан контракт на постройку опытных самолётов, а в 1974 году появились первые серийные истребители F-15A «Игл» и F-15B.

В качестве ответа в СССР была развёрнута программа разработки перспективного фронтового истребителя (ПФИ) на конкурсной основе. К теме были подключены три конструкторских бюро. Первоначально ОКБ Сухого в программе не участвовало, однако ещё в 1969 году в ОКБ Сухого были выполнены первичные проработки по теме ПФИ, и в начале 1971 года было принято официальное решение о начале работ над изделием Т-10.

Техническое задание на вновь создаваемую машину было ориентировано на превосходство над F-15. Тактика воздушного боя предусматривала в том числе и ближний маневренный бой, вновь признанный на тот момент основным элементом боевого применения истребителя. В 1972 году состоялись два научно-технических совета с представителями «фирм» Сухого, Яковлева и Микояна, по результатам которых проекты Як-45 и Як-47 выбыли из конкурса. Руководство КБ МиГ вышло с предложением разделить программу ПФИ и создавать параллельно два истребителя — тяжёлый и лёгкий, с максимальной унификацией оборудования, что ускорит и удешевит производство и позволит иметь в стране парк двух типов самолётов, ориентированных каждый на свои задачи.

Прототипы

Т-10

Для повышения манёвренных качеств самолёт имеет заднюю центровку, предполагающую продольную статическую неустойчивость и электродистанционную систему управления (ЭДСУ). Была выбрана схема с интегральной компоновкой. В прототипе применено крыло с криволинейной передней кромкой (без отклоняемых носков) и развитым корневым наплывом, что дает преимущество для крейсерского полета на сверхзвуке. Кили размещены на верхних поверхностях мотогондол.

Опытный образец самолёта (получивший название Т-10-1) был построен с двигателями АЛ-21Ф-З и поднялся в воздух 20 мая 1977 (пилот — заслуженный лётчик-испытатель Герой Советского Союза Владимир Ильюшин). На самолёте проводились испытания на общую работоспособность, на устойчивость и управляемость. Выполнено 38 полетов, произведены доработки, в частности, на законцовки консолей и кили установлены противофлаттерные грузы в виде штырей. Система вооружения на него не устанавливалась.

Самолёт Т-10-2 был построен в 1978 году. В одном из полётов на проверку передаточных коэффициентов продольного управления пилотируемый Героем Советского Союза Евгением Соловьёвым самолёт попал в продольную раскачку и разрушился. Лётчик погиб. На Т-10-3 уже были установлены двигатели АЛ-31Ф, пока с нижним расположением агрегатов. Первый полёт выполнен в августе 1979 года. На Т-10-4 установили ещё и опытную РЛС «Меч».

В 1979 году в опытной эксплуатации находилось три самолёта, а также было начато производство установочной партии самолётов на заводе в Комсомольске-на-Амуре. Были построены пять самолётов, которые именовались «Су-27 тип Т-105» и использовались для лётных испытаний и отработок оборудования и вооружения.

В это время стали поступать данные об американском F-15. Выяснилось, что по ряду параметров машина не отвечает техническому заданию и значительно уступает F-15. Тенденция к ухудшению ЛТХ нового самолёта наметилась ещё в 1976 году при продувке моделей Т-10 в аэродинамической трубе в СибНИА. При проектировании не удалось в полной мере реализовать теоретические разработки в области аэроупругости, включая флаттер, уже апробированные в ЦАГИ, из-за отсутствия высокопроизводительной вычислительной техники. Результаты исследований значительно отставали от темпа постройки самолёта. Кроме того, разработчики электронной аппаратуры не уложились в отведённые им массогабаритные рамки, и самолёт получил бы переднюю центровку. Не удалось реализовать заданный расход топлива. Не работала нормально РЛС.

Возникла нелёгкая дилемма — либо довести машину до серийного производства и сдать заказчику в существующем виде, либо предпринять радикальную переработку всей машины. Было принято решение начать создание самолёта практически с нуля, не выпускать в серию машину, отстающую по своим характеристикам от главного конкурента.

Т-10С

В кратчайшие сроки была разработана новая машина, в конструкции которой были учтены опыт разработки Т-10 и полученные экспериментальные данные. И 20 апреля 1981 года опытный самолёт Т-10-7 (другое обозначение Т-10С-1, то есть первый серийный), пилотируемый В. С. Ильюшиным поднялся в небо. Машина была значительно изменена, почти все узлы созданы «с нуля». На Т-10 законцовки крыла и корневые наплывы были скруглёнными (как на МиГ-29), на Т-10С крыло полностью трапециевидной формы с отклоняемыми носками, с остроугольными корневыми наплывами, флаперонами вместо закрылков и элеронов. Роль противофлаттерных грузов на консолях играют пусковые устройства ракет «воздух-воздух». Количество узлов подвески увеличилось с 8 до 10[8]. На Т-10 кили располагались над двигателями, теперь двигатели АЛ-31Ф расположены по бокам, как на F-15 и имеют верхнее расположение агрегатов.

Носовая стойка шасси отодвинута на 3 метра назад, чтобы брызги с колеса не попадали в воздухозаборники. Ранее тормозные щитки находились в нижней части фюзеляжа, но при их выпускании на самолёте начиналась тряска. На Т-10С тормозной щиток установлен за кабиной лётчика, фонарь кабины не сдвигается назад, а открывается вверх-назад, как на F-15. Изменены обводы носовой части самолёта.

Полученные при испытаниях данные показали, что создан самолёт, не уступающий, а по некоторым параметрам превосходящий F-15. Хотя не обошлось без катастроф: во время полёта 23 декабря 1981 года на скорости 2300 км/ч в критическом режиме из-за разрушения носовой части самолёта погиб лётчик-испытатель Александр Сергеевич Комаров.

16 июля 1983 года под Ахтубинском при прочностных испытаниях, на высоте 1000 м и при максимальной приборной скорости свыше 1000 км/час, разрушился носок и часть консоли крыла самолёта, который пилотировал Н. Садовников. Только благодаря большому мастерству лётчика-испытателя, впоследствии Героя Советского Союза (1988 г.), мирового рекордсмена (1987—1988 гг.), полёт завершился благополучно. Н. Ф. Садовников, удерживая самолёт на скорости 350 км/час, которая превышает посадочную почти на 100 км/час, посадил на аэродром повреждённый самолёт, — без большей части консоли крыла, с обрубленным килем, — и тем самым предоставил бесценный материал разработчикам машины (в схожих обстоятельствах 25.05.84 был потерян Т-10-21 в ЛИИ, лётчик катапультировался). Причиной был большой шарнирный момент предкрылка. Самолёт был доработан: усилена конструкция крыла и планера в целом, уменьшена площадь предкрылка.

В дальнейшем самолёт подвергался многочисленным доработкам, в том числе и в процессе серийного производства.

Принятие на вооружение

Производство серийных Т-10С было начато в 1981 году на 126 заводе в г. Комсомольске-на-Амуре. Серийный выпуск двигателей АЛ-31Ф был освоен на двух авиамоторных заводах — Московском машиностроительном производственном предприятии (ММПП) «Салют» и Уфимском моторостроительном производственном объединении (УМПО). Официально на вооружение Су-27 принят постановлением правительства от 23 августа 1990 года, когда были устранены все основные недостатки, выявленные в испытаниях. К этому времени Су-27 уже более 5 лет (с 1985 года) находились в эксплуатации. При принятии на вооружение в ВВС самолёт получил обозначение Су-27С (серийный), а в авиации ПВО — Су-27П (перехватчик). Последний имел на борту несколько упрощённый состав оборудования и не мог использоваться в качестве ударной машины (по наземным целям).

Конструкция

Планер самолёта

Планер Су-27 выполнен по интегральной аэродинамической схеме и имеет интегральную компоновку: его крыло плавно сопрягается с фюзеляжем, образуя единый несущий корпус. Стреловидность крыла по передней кромке составляет 42°, по задней — 15°. Удлинение крыла 3,5, сужение — 3,4. Для улучшения аэродинамических характеристик на больших углах атаки крыло оснащено корневыми наплывами большой стреловидности и автоматически отклоняемыми носками. Наплывы способствуют увеличению аэродинамического качества при полёте на сверхзвуковых скоростях. На крыле расположены флапероны, выполняющие функцию элеронов и функцию закрылков на взлётно-посадочных режимах.

Горизонтальное оперение состоит из цельноповоротных консолей. При равном и одинаково направленном отклонении консолей, они выполняют функцию руля высоты, а при разнонаправленном — обеспечивают управление по крену. Вертикальное оперение — двухкилевое.

Технологически планер состоит из:

— носовой части фюзеляжа по 18-й шпангоут, представляющей собой полумонококовую конструкцию;

— средней части фюзеляжа, состоящей из бака-отсека № 1, с 18-го по 28-й шпангоут; центропланного бака-отсека № 2 с 28-го по 34-й шпангоут; гаргрота и передних отсеков центроплана, правого и левого;

— хвостовой части фюзеляжа, состоящей из центральной балки, мотогондол и хвостовых балок. Самолет имеет характерный вид из-за торчащей далеко назад, за сопла двигателей, центральной балки.

Для уменьшения общего веса конструкции широко используется титан (около 30 %), в то же время почти не используются композитные материалы — практически только радиопрозрачные обтекатели антенн. На многих модификациях Су-27 (Су-27М, Су-30, Су-33, Су-34 и др.) установлено переднее горизонтальное оперение (ПГО). Су-33 — вариант Су-27 морского базирования, для уменьшения габаритов имеет складные консоли крыла и заднего горизонтального оперения, а также оснащён тормозным гаком.

Су-27 — первый советский серийный самолёт с электродистанционной системой управления (ЭДСУ) в продольном канале. По сравнению с бустерной необратимой системой управления, применявшейся на его предшественниках, ЭДСУ обладает бо́́льшим быстродействием и точностью и позволяет применять гораздо более сложные и эффективные алгоритмы управления. Необходимость её применения вызвана тем, что с целью улучшения манёвренности Су-27 был сделан статически неустойчивым на дозвуковых скоростях.

Усредненная по диапазону углов ±30° ЭПР планера — 10—20 м2.

Силовая установка

Базовый Су-27 оснащен парой турбореактивных двухконтурных двигателей АЛ-31Ф с форсажными камерами. Масса двигателя — 1488 кг, тяга — 12500 кгс. Двигатели расположены в широко разнесенных мотогондолах под хвостовой частью фюзеляжа. Двигатели АЛ-31Ф, разработанные конструкторским бюро «Сатурн», отличаются низким расходом топлива как на форсаже, так и на режиме минимальной тяги. В настоящее время производятся в Уфимском Моторостроительном Производственном Объединении (УМПО).

Двигатель АЛ-31Ф состоит из четырёхступенчатого компрессора низкого давления, девятиступенчатого компрессора высокого давления и одноступенчатых охлаждаемых турбин высокого и низкого давления, а также форсажной камеры. АЛ-31Ф имеет верхнее расположение двигательных агрегатов. Между последним шпангоутом центроплана (№ 34) и двигательными агрегатами, в «тени» центроплана, установлены выносные коробки двигательных агрегатов — по одной в каждом мотоотсеке; на каждой выносной коробке, соединенной карданным валом с редуктором двигательных агрегатов, установлены: турбо-стартер — автономный энергоузел типа ГТДЭ-117-1, генератор переменного тока, гидронасос и топливный насос. Энергоузел служит для раскрутки двигателя при запуске, а также выполняет функции вспомогательной силовой установки и может использоваться на земле для проверок самолётных систем. К силовому шпангоуту № 45, замыкающему мотоотсек, пристыковывается съемный кок. Регулятор двигателя электронный — КРД-99.

Разнесение двигателей продиктовано необходимостью максимального повышения живучести — при попадании ракеты в двигатель и его последующем разрушении вероятность повреждения соседнего исправного двигателя разлетающимися с огромной кинетической энергией лопатками и элементами конструкции значительно уменьшается. Разнесённые двигатели также уменьшают зависимость влияния фюзеляжа на воздухозаборники и упрощают конструкцию системы всасывания воздуха (применялось на МиГ-25 и на F-15), создаётся достаточно широкий внутренний туннель для нижней оружейной подвески; между двигателями может находиться балка с контейнером тормозного парашюта.

Воздухозаборники программно-регулируемые вертикальным клином и створками подпитки. Снабжены сетчатыми экранами для предотвращения попадания мусора в газовоздушный тракт двигателей, которые остаются закрытыми до тех пор, пока носовое колесо не оторвется от земли при взлете (на земле при стоянке самолёта сетчатые экраны самопроизвольно опускаются вниз из-за отсутствия давления в гидросистеме).

Концентрические сопла форсажных камер охлаждаются воздушным потоком, проходящим между двумя рядами «лепестков». Сопла автоматически регулируемые, в качестве рабочей жидкости регулятора сопла используется моторное топливо. Регулятор сопла и форсажа — РСФ-31.

Топливная система

Топливо в самолёте располагается в 5-ти (4 для варианта Су-27уб) баках — четырех фюзеляжных и двух крыльевых баках. Ёмкость переднего фюзеляжного топливного бака-отсека (бак № 1) — 4020 л, центропланного бака-отсека (бак № 2) — 5330 л, задних фюзеляжных баков-отсеков (бак № 4 и 5) — 1350 л, крыльевых баков-отсеков (бак № 3) — 1270 л. Полный запас топлива во внутренних баках составляет 9600 кг и 9300 кг для варианта Су-27уб. Помимо полного, предусмотрен основной (неполный) вариант заправки самолета, при котором баки № 1 и 4 не заправляются, а для Су-27уб и промежуточный. Запас топлива на самолете в этом случае составляет 5600 кг, а для Су-27уб 6300 кг и 7400 кг соответственно. В качестве топлива применяется авиакеросин РТ, Т-1 или ТС или их смеси. Заправка производится через клапан централизованной заправки на правом борту самолета, вариант заправки выставляется на пульте заправки, допускается заправка раздаточным пистолетом через верхние горловины баков.Для правильной заправки и выработки топлива на самолёте установлена топливная автоматика, насосы расхода, датчики уровня. Внутреннее пространство баков заполнено пенополиуретаном.

Гидравлическая система

Состоит из двух независимых систем с давлением нагнетания 280 кг/см2 гидравлического масла АМГ-10. Маслонасосы НП-112 г/с установлены по одному на каждом двигателе. Гидросистема обеспечивает работу рулевых приводов системы управления, стоек шасси и их створок, тормозов колёс, воздухозаборников (клина и сетки), тормозного щитка.

Пневмосистема

Заряжается техническим азотом и служит для аварийного выпуска шасси, а также для пневмопривода фонаря кабины пилота.

Шасси

На самолёте трехопорное шасси с передней опорой. На основных опорах со стойками телескопического типа установлено по одному тормозному колесу КТ-15бД размером 1030×350 мм. Стойки имеют пространственные косые оси подвески в зоне шпангоутов № 32-33. В выпущенном положении стойки фиксируются механическими замками, установленными на силовом шпангоуте гондол двигателей. Угол наклона стоек относительно вертикали 2°43'.

На передней опоре со стойкой полурычажного типа установлено одно управляемое нетормозное колесо КН-27 размером 680×260 мм. Управление поворотом переднего колеса от педалей путевого управления.

База шасси 5.8 м, колея — 4.34 м, стояночный угол самолета — 0°1б'. Амортизаторы стоек газомасляные.

Электроснабжение

Первичная сеть переменного тока 208/115 вольт 400 герц стабильной частоты, двухканальная. На двигателях установлены привод-генераторы ГП-21. Вторичная сеть 27 вольт также двухканальная, запитывается от 3-х выпрямительных устройств ВУ-6М. В качестве аварийного источника электроэнергии в нише передней стойки устанавливаются две никель-кадмиевые батареи 20НКБН-25 и 2 преобразователя ПТС-800БМ в отсеке приборного оборудования.

Система управления самолётом

Включает системы продольного, поперечного и путевого управления, а также систему управления носками крыла. В продольном канале самолёт управляется цельноповоротным горизонтальным оперением. Продольный канал не имеет жёсткой механической связи с ручкой.

На Су-27 установлена электродистанционная система управления (ЭДСУ) СДУ-10С, которая передаёт отклонения ручки на привод. При этом система решает следующие задачи:

- управление статически неустойчивым самолетом в продольном канале

- обеспечение требуемых характеристик устойчивости и управляемости самолета в продольном, поперечном и путевом каналах

- повышение аэродинамических характеристик самолета при маневрировании

- ограничение допустимых значений перегрузки и угла атаки

- снижение аэродинамических нагрузок на конструкцию планера самолета

СДУ имеет два рабочих режима — «полёт» и «взлёт-посадка», и аварийный режим «жёсткая связь». В последнем случае отключаются все цепи коррекции и сигнал с РУС напрямую подаётся на сервоприводы, а передаточный коэффициент меняется лётчиком вручную с помощью задатчика.

Ограничитель предельных режимов (ОПР) решает задачу предотвращения вывода самолёта на запредельные режимы. Вычислитель ОПР ограничивает ход РУС и вызывает тряску ручки, непрерывно отслеживая углы атаки и перегрузки.

Поперечное отклонение ручки управления через механическую проводку передается на рычажный смеситель и вызывает дифференциальное отклонение флаперонов. На второй вход смесителя поступает либо перемещение электромеханизма МПФ, выпускающего флапероны как закрылки, либо перемещение электрогидравлической рулевой машины РМ-130, которому соответствует синхронное отклонение флаперонов для изменения профиля крыла в зависимости от угла атаки самолета. Электрические сигналы датчика ручки управления поступают в вычислитель СДУ, корректируются в зависимости от угла атаки, высоты и скоростного напора и поступают на входы приводов. Этот же сигнал поступает на рулевой агрегат ПМ-15, который через дифференциальную качалку подключен к механической проводке, соединяющей педали с гидромеханическими приводами рулей направления. Носки крыла также отклоняются автоматически, в зависимости от текущего угла атаки, по сигналам СДУ.

Для повышения надёжности продольный канал СДУ выполнен четырёхканальным, по крену и

cont.ws

Персональный сайт - Су-27

Су-27 (по кодификации НАТО: Flanker, Флэ́нкэ — англ. Удар во фланг) — советский/российский многоцелевой высокоманевренный всепогодный истребитель, разработанный в ОКБ Сухого и предназначеный для завоевания господства в воздухе. Главными конструкторами Су-27 в разное время были Наум Семёнович Черняков, Михаил Петрович Симонов, А. А. Колчин и А. И. Кнышев.

Первый полёт прототипа состоялся в 1977 году, а в 1984 году самолёты начали поступать в авиационные части. На текущий момент является одним из основных самолётов ВВС России, его модификации состоят на вооружении в странах СНГ, Индии, Китае и других странах.

На основе Су-27 разработано большое количество модификаций: учебно-боевой Су-27УБ, палубный истребитель Су-33 и его учебно-боевая модификация Су-33УБ, многоцелевые истребители Су-30, Су-35, фронтовой бомбардировщик Су-34 и другие.

Начало разработок

В конце 1960-х в ряде стран началась разработка перспективных истребителей четвёртого поколения.

Первыми к решению этой проблемы приступили в США, где ещё в 1965 году был поставлен вопрос о создании преемника тактического истребителя F-4C «Фантом». В марте 1966 года была развёрнута программа FX (Fighter Experimental).

Проектирование самолёта по уточнённым требованиям началось в 1969 году, когда самолёт и получил обозначение F-15 «Игл» (англ. Eagle). Победителю конкурса по работе над проектом, фирме «Макдоннел Дуглас», 23 декабря 1969 был выдан контракт на постройку опытных самолётов, а в 1974 году появились первые серийные истребители F-15A «Игл» и F-15B.

В качестве адекватного ответа в СССР была развёрнута собственная программа разработки перспективного истребителя четвёртого поколения, к которой в 1969 году приступило ОКБ Сухого. Учитывалось, что основным назначением создаваемого самолёта будет борьба за превосходство в воздухе. Тактика воздушного боя предусматривала в том числе и ближний маневренный бой, вновь признанный на тот момент основным элементом боевого применения истребителя.

Прототипы

Т-10

В 1975—1976 годах стало ясно, что первоначальная компоновка самолёта обладает существенными недостатками. Тем не менее, опытный образец самолёта (получивший название Т-10-1) был создан и поднялся в воздух 20 мая 1977 (пилот — заслуженный лётчик-испытатель Герой Советского Союза Владимир Ильюшин).

В одном из полётов Т-10-2, пилотируемый Евгением Соловьёвым, попал в неисследованную область резонансных режимов и разрушился в воздухе. Лётчик погиб.

В это время стали поступать данные об американском F-15. Неожиданно выяснилось, что по ряду параметров машина не отвечает техническому заданию и значительно уступает F-15. Например, разработчики электронной аппаратуры не уложились в отведённые им массогабаритные рамки. Также не удалось реализовать заданный расход топлива. Перед разработчиками возникла нелёгкая дилемма — либо довести машину до серийного производства и сдать заказчику в существующем виде, либо предпринять радикальную переработку всей машины. Было принято решение начать создание самолета практически с нуля, не выпуская машину, отстающую по своим характеристикам от главного конкурента.

Т-10С

В кратчайшие сроки была разработана новая машина, в конструкции которой были учтены опыт разработки Т-10 и полученные экспериментальные данные. И уже 20 апреля 1981 года опытный самолёт Т-10-17 (другое обозначение Т-10С-1, то есть первый серийный), пилотируемый В. С. Ильюшиным поднялся в небо. Машина была значительно изменена, почти все узлы созданы «с нуля».

Полученные при испытаниях данные показали, что был создан действительно уникальный самолёт, по многим параметрам не имеющий аналогов в мире. Хотя и тут не обошлось без катастроф: в одном из полётов в критическом режиме из-за разрушения планера погиб Александр Комаров. Некоторое время спустя, на этом же режиме в аналогичную ситуацию попал Н. Садовников. Только благодаря большому мастерству летчика-испытателя, впоследствии Героя Советского Союза, мирового рекордсмена, полет завершился благополучно. Н. Ф. Садовников посадил на аэродром повреждённый самолёт — без большей части консоли крыла, с обрубленным килем — и тем самым предоставил бесценный материал разработчикам машины. В срочном порядке были проведены мероприятия по доработке самолёта: усилена конструкция крыла и планера в целом, уменьшена площадь предкрылка.

В дальнейшем самолёт подвергался многочисленным доработкам, в том числе и в процессе серийного производства.

Принятие на вооружение

Первые серийные Су-27 стали поступать в войска в 1984 году. Официально на вооружение Су-27 принят постановлением правительства от 23 августа 1990 года, когда были устранены все основные недостатки, выявленные в испытаниях. К этому времени Су-27 уже более 5 лет находились в эксплуатации. При принятии на вооружение в ВВС самолёт получил обозначение Су-27С (серийный), а в авиации ПВО — Су-27П (перехватчик).

Конструкция

Планер

Проекции Су-27. Турбулентные потоки на Су-27.

Су-27 выполнен по нормальной аэродинамической схеме и имеет интегральную компоновку: его крыло плавно сопрягается с фюзеляжем, образуя единый несущий корпус. Стреловидность крыла по передней кромке составляет 42°. Для улучшения аэродинамических характеристик самолёта на больших углах атаки оно оснащено корневыми наплывами большой стреловидности и автоматически отклоняемыми носками. Наплывы также способствуют увеличению аэродинамического качества при полёте на сверхзвуковых скоростях. Также на крыле расположены флапероны, одновременно выполняющие функции закрылков на взлётно-посадочных режимах и элеронов. Горизонтальное оперение состоит из цельноповоротного стабилизатора, при симметричном отклонении консолей выполняющего функции руля высоты, а при дифференциальном — служащего для управления по крену. Вертикальное оперение двухкилевое.

Для уменьшения общего веса конструкции широко используется титан (около 30 %).

На многих модификациях Су-27 (Су-30, Су-33, Су-34, Су-35 и др.) установлено переднее горизонтальное оперение. Су-33, вариант машины морского базирования Су-27, кроме того, для уменьшения габаритов имеет складные консоли крыла и стабилизатора, а также оснащён тормозным гаком.

Су-27 — первый советский серийный самолёт с электродистанционной системой управления (ЭДСУ) в продольном канале. По сравнению с бустерной необратимой системой управления, применявшейся на его предшественниках, ЭДСУ обладает большим быстродействием, точностью и позволяет применять гораздо более сложные и эффективные алгоритмы управления. Необходимость её применения вызвана тем, что с целью улучшения маневренности Су-27 был сделан статически неустойчивым на дозвуковых скоростях.

Силовая установка

Базовый Су-27 оснащен парой широко разнесенных турбореактивных двухконтурных двигателей АЛ-31Ф с форсажными камерами, расположенными в мотогондолах под хвостовой частью фюзеляжа. Разработанные конструкторским бюро «Сатурн» двигатели отличаются низким расходом топлива как на форсаже, так и на режиме минимальной тяги. Масса двигателя составляет 1520 кг. На двигателях имеется четырёхступенчатый компрессор низкого давления, девятиступенчатый компрессор высокого давления и одноступенчатые охлаждаемые турбины высокого и низкого давления с камерой дожига. Разделение двигателей было продиктовано необходимостью уменьшить взаимное влияние, создать широкий внутренний туннель для нижней оружейной подвески и упростить систему всасывания воздуха; между двигателями находится балка с контейнером тормозного парашюта. Воздухозаборники снабжены сетчатыми экранами, которые остаются закрытыми до тех пор, пока носовое колесо не оторвется от земли при взлете. Концентрические сопла форсажных камер охлаждаются воздушным потоком, проходящим между двумя рядами «лепестков». На некоторых модификациях Су-27 в хвостовой балке предполагалось устанавливать РЛС заднего обзора (при этом тормозной парашют переносился под корпус самолёта).

На модернизированных истребителях Су-27СМ2 устанавливаются более мощные и экономичные двигатели АЛ-31Ф-М1, оснащенные управляемым вектором тяги. Тяга двигателей была повышена относительно базового двигателя АЛ-31Ф на 1000 кгс, расход топлива при этом был снижен с 0,75 до 0,68 кг/кгс*ч, а увеличение до 924 мм диаметра компрессора позволило поднять расход воздуха до 118 кг/с. АЛ-31ФП (на некоторых модификациях Су-30) и более совершенные «Изделие 117С» (на Су-35С), оснащенные поворотным соплом с отклоняемым на ±15° вектором тяги, что значительно увеличивает маневренность самолёта.

На других модификациях истребителя также устанавливаются модернизированные двигатели с управляемым вектором тяги АЛ-31Ф-М1, АЛ-31ФП и Изделие 117С. Ими оснащаются глубоко модернизированные самолеты Су-27СМ2, Су-30 и Су-35С соответственно. Двигатели значительно повышают маневренность и, прежде всего, позволяют управлять самолетом на околонулевых скоростях и выходить на большие углы атаки. Сопла двигателей отклоняются на ±15°, что позволяет свободно менять направление полета как по вертикальной, так и по горизонтальной оси.

Большой объём топливных баков (около 12 000 л) обеспечивает дальность полёта до 3680 км и боевой радиус до 1500 км. Размещение подвесных топливных баков на базовых моделях не предусмотрено.

Бортовое оборудование и системы

Бортовое оборудование самолёта условно делится на 4 независимых, функционально связанных комплекса - система управления вооружением СУВ, пилотажно-навигационный комплекс ПНК, комплекс связи КС и бортовой комплекс обороны БКО.

Оптическая система поиска и прицеливания

Являющаяся частью комплекса вооружения базового Су-27 электрооптическая система ОЭПС-27 включает в себя лазерный дальномер (эффективная дальность до 8 км) и инфракрасную систему поиска и прицеливания (ИРСТ) (эффективная дальность 50-70 км). В этих системах применяется та же оптика, что и в зеркальных перископах, сочлененных с координирующим стеклянным шаровым сенсором, который перемещается по высоте (10° при сканировании, 15° при наведении) и азимуту (60° и 120°), что позволяет датчикам оставаться «направленными». Большим преимуществом ОЭПС-27 является возможность открытого наведения на цель.

Интегрированная система управления вектором тяги и контроля над полетом

Управление соплами двигателя АЛ-31ФП интегрированы в систему контроля над полетом (СКП) и программное обеспечение. Управление соплами производится через цифровые компьютеры, которые являются частью всей СКП в целом. Поскольку движение сопел полностью автоматизировано, пилот не занят управлением отдельными векторами тяги, что позволяет ему полностью сосредоточиться на управлении самолетом. Система СКП сама реагирует на любое действие пилота, работающего, как обычно, ручкой и педалями. За время существования Су-27 система СКП претерпела существенные изменения. Первоначальная СДУ-10 (радиоуправляемая система дистанционного управления), которая устанавливалась на ранних Су-27, имела ограничения по углу атаки, отличалась вибрацией ручки управления вектором тяги. На современных Су-27 установлена цифровая СКП, в которой функции контроля тяги продублированы четырёхкратно, а функции контроля отклонения от курса — трехкратно.

Кабина

Кабина Су-27

Кабина имеет двухсекционный фонарь, состоящий из неподвижного козырька и открывающейся вверх-назад сбрасываемой части. Рабочее место летчика оборудовано катапультируемым креслом К-36ДМ-. В базовой модели СУ-27 кабина была оборудована обычным набором аналоговых циферблатов и маленьким дисплеем радара (последний был снят с самолетов группы «Русские витязи»). Поздние модели оснащены современными многофункциональными жидкокристаллическими дисплеями с пультами управления и индикатором отображения навигационной и прицельной информации на фоне лобового стекла. Рычаг рулевого управления имеет на передней стороне кнопки управления автопилотом, джойстики триммирования и целеуказания, переключатель выбора оружия и кнопку стрельбы на обратной стороне.

Вооружение и оборудование

Бортовая РЛС Н001 оснащена антенной Кассегрена диаметром 1076 мм и способна обнаруживать воздушные цели класса истребитель(ЭПР=3м²) летящий на средней высоте (более 1000 м) на расстоянии 80-100 км в ППС, и 25-35 км в ЗПС. Минимальная скорость цели 210 км/ч,минимальная разница носителя и цели 150 км/ч. РЛС может одновременно сопровождать до 10 целей в режиме СНП (сопровождение на проходе) и управлять наведением двух ракет по одной цели. В дополнение имеется квантовая оптико-локационная станция (КОЛС) с лазерным дальномером 36Ш, сопровождающая цели в простых метеоусловиях с большой точностью. ОЛС позволяет вести цель на малых дистанциях, не излучая радиосигналы и не демаскируя истребитель. Информация от бортовой РЛС и от ОЛС выводится на индикатор прямой видимости (ИПВ) и рамку ИЛС (индикация на лобовом стекле).

Ракетное вооружение размещено на АПУ (авиационное пусковое устройство) и АКУ (авиационное катапультное устройство), подвешенных в 10 точках: 6 под крыльями, 2 под двигателями и 2 под фюзеляжем между двигателями. Основное вооружение — до шести ракет «воздух-воздух» Р-27, с радиолокационным (Р-27Р, Р-27ЭР) и двух с тепловым (Р-27Т, Р-27ЭТ) наведением. А также до 6 высокоманевренных ракет ближнего боя Р-73 оснащённых ТГСН с комбинированным аэродинамическим и газодинамическим управлением.

Тактико-технические характеристики

Источник данных: А.Фомин «Су-27», Gordon «Sukhoi Su-27»

ТТХ Су-27 различных модификаций

проект (Т10-1) Су-27П(С) Су-27СК Су-27СМК Су-27УБ
Технические характеристики
Экипаж 1 2
Длина, м 18,5 21,935
Размах крыла, м 12,7 14,698
Высота, м 5,2 5,932 6,537
Площадь крыла, м² 48 62,04
Коэффициент удлинения крыла 3,38 3,5
Коэффициент сужения крыла 6,57 3,4
Угол стреловидности 45° 42°
База шасси, м н/д 5,8
Колея шасси, м 1,8 4,34
Масса пустого, кг н/д 16 300 16 870 н/д 17 500
Нормальная взлётная масса, кг 18 000 22 500 23 400 23 700 24 000
Максимальная взлётная масса, кг 21 000 30 000 33 000 30 500
Масса топлива, кг н/д 9 400 / 5 240 9 400 / 6 120
Объём топлива, л н/д 11 975 / 6 680 11 975 / 7 800
Силовая установка 2 × ТРДДФ АЛ-31Ф
Бесфорсажная тяга,
кгс (кН)
н/д 2× 7 600
Форсажная тяга,
кгс (кН)
2× 10 300 2× 12 500
Лётные характеристики
Максимальная скорость
на высоте 11000 м, км/ч
2 500 (2,35М) 2 125 (2,0М)
Максимальная скорость
у земли, км/ч
1 400 1 380
Посадочная скорость, км/ч н/д 225—240 235—250
Скорость сваливания, км/ч н/д 200 н/д
Боевой радиус, км (у земли/на высоте) н/д 440 / 1 680 н/д
Практическая дальность, км (у земли/на высоте) 800 / 2 400 1 400 / 3 900 1 370 / 3 680 н/д / 3 790 1 300 / 3 000
Практический потолок, м 22 500 18 500 18 000 17 250
Скороподъёмность, м/с 345 285—300 н/д н/д н/д
Длина разбега, м 300 650—700 700—800 650 750—800
Длина пробега, м 600 620—700 620 650—700
Нагрузка на крыло, кг/м² 375 н/д
Тяговооружённость 1,12 1,2 н/д
Минимальный радиус виража, м н/д 450 н/д
Максимальная эксплуатационная перегрузка + 9 g
Вооружение
Стрелково-пушечное 1 × 30 мм пушка АО-17А 1 × 30 мм пушка ГШ-30-1
Боекомплект, сн. 250 150
Точек подвески 8 10 12 10
Боевая нагрузка, кг н/д 6 000 8 000 4 000
Ракеты «воздух-воздух» 2 × К-25 и 6 × К-60 6 × Р-27 и 4 × Р-73 8 × Р-27 или
8 × Р-77 и
4-6 × Р-73
6 × Р-27 и 4 × Р-73
Ракеты «воздух-поверхность» нет 6 × Х-29 или
6 × Х-31 или
2 × Х-59
нет
НАР н/д 80 × С-8 или 20 × С-13 или 4 × С-25
Авиабомбы н/д 8 × 500 кг или
31 × 250 кг или
38 × 100 кг
8 × 500 кг или
31 × 250 кг или
38 × 100 кг или
6 × КАБ-500 или
3 × КАБ-1500
10 × 500 кг или
31 × 250 кг или
50 × 100 кг
Авионика
РЛС Сапфир-23МР РЛПК-27
Диаметр антенны, мм н/д 975 н/д 975
Дальность обнаружения
воздушной цели, км
40-70 / 20-40 80-100 / 30-40 н/д 80-100 / 30-40
Количество одновременно
сопровождаемых целей
н/д 10 н/д 10
Количество одновременно
атакуемых целей
н/д 1 2 н/д 1
ОЭС + ОЭПС-27
Дальность обнаружения
воздушной цели, км
н/д 15 / 50
Зона обзора по высоте, км н/д -15°/+60°
Зона обзора по азимуту, км н/д ±60°
Нашлемная система целеуказания + «Щель-3УМ»

rpg-artist.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *