Раздел Польши 1939

1 сентября 1939 года. Это день начала величайшей катастрофы, которая унесла десятки миллионов человеческих жизней, разрушила тысячи городов и сел и в итоге привела к новому переделу мира. Именно в этот день войска гитлеровской Германии перешли западную границу Польши. Началась Вторая мировая война.

А 17 сентября 1939 года с востока, в спину оборонявшейся Польше ударили советские войска. Так начался последний раздел Польши, который стал результатом преступного сговора двух величайших тоталитарных режимов XX века – нацистского и коммунистического. Совместный парад советских и гитлеровских войск на улицах оккупированного польского Бреста в 1939 году, стал позорным символом этого сговора.

Перед грозой

Окончание Первой мировой войны и Версальский мирный договор породили еще больше противоречий и точек напряженности в Европе, чем было ранее. А если добавить к этому быстрое укрепление коммунистического Советского Союза, который, по сути, был превращен в гигантскую фабрику по производству оружия, то становится понятным – новая война на европейском континенте была практически неизбежной.

После Первой мировой войны Германия была раздавлена и унижена: ей было запрещено иметь нормальную армию и военный флот, она потеряла значительные территории, огромные репарации вызвали экономический коллапс и нищету. Такая политика государств-победителей была крайне недальновидной: было понятно, что немцы — талантливая, трудолюбивая и энергичная нация, не станет терпеть такого унижения и будет стремиться к реваншу. Так оно и получилось: в 1933 году в Германии к власти приходит Гитлер.

Польша и Германия

После окончания Великой войны Польша вновь получила свою государственность. Кроме того, польское государство еще серьезно «доросло» новыми землями. К Польше отошли часть Познани и поморских земель, которые ранее входили в состав Пруссии. Данциг получил статус «вольного города». В состав Польши вошла часть Силезии, поляки силой захватили часть Литвы вместе с Вильнюсом.

Польша вместе с Германией принимала участие в аннексии Чехословакии, что никак нельзя отнести к поступкам, которыми стоило бы гордиться. В 1938 году была аннексирована Тешинская область, под предлогом защиты польского населения.

В 1934 году между странами был подписан десятилетний Пакт о ненападении, а спустя год – договор об экономическом сотрудничестве. Вообще, следует отметить, что с приходом Гитлера к власти, германо-польские отношения значительно улучшились. Но это длилось недолго.

В марте 1939 года Германия потребовала у Польши вернуть ей Данциг, вступить в Антикоминтерновский пакт и обеспечить сухопутный коридор для Германии к побережью Балтики. Польша не приняла этот ультиматум и рано утром 1 сентября германские войска перешли польскую границу, началась операция «Вайс».

Польша и СССР

Отношения России и Польши традиционно были непростыми. После окончания Первой мировой войны Польша получила независимость и почти сразу началась советско-польская война. Фортуна была переменчива: сначала поляки дошли до Киева и Минска, а потом советские войска до Варшавы. Но потом было «чудо на Висле» и полный разгром Красной Армии.

Согласно Рижскому мирному договору, западные части Беларуси и Украины входили в состав польского государства. Новая восточная граница страны прошла по так называемой линии Керзона. В начале 30-х годов были подписаны договор о дружбе и сотрудничестве и соглашение о ненападении. Но, несмотря на это, советская пропаганда рисовала Польшу, как одного из главных врагов СССР.

Германия и СССР

Отношения СССР и Германии в период времени между двумя мировыми войнами были противоречивыми. Уже в 1922 году было подписано соглашение о сотрудничестве Красной Армии и рейхсвера. Германия имела серьезные ограничения согласно Версальскому договору. Поэтому часть разработка новых систем вооружений и подготовка личного состава проводилась немцами на территории СССР. Была открыта летная школа и танковое училище, среди выпускников которых были лучшие немецкие танкисты и летчики Второй мировой войны.

После прихода к власти Гитлера отношения двух стран ухудшились, военно-техническое сотрудничество было свернуто. Германия опять стала изображаться официальной советской пропагандой, как враг СССР.

23 августа 1939 года, в Москве был подписан Пакт о ненападении между Германией и СССР. По сути, в этом документе два диктатора Гитлер и Сталин разделили между собой Восточную Европу. Согласно секретному протоколу этого документа, территории прибалтийских стран, а также Финляндии, части Румынии включались в сферу интересов СССР. К советской сфере влияния относилась восточная Польша, а западная ее часть должна была отойти к Германии.

Нападение

1 сентября 1939 года немецкая авиация начала бомбардировки польских городов, а сухопутные войска перешли границу. Вторжению предшествовали несколько провокаций на границе. Силы вторжения состояли из пяти армейских групп и резерва. Уже 9 сентября немцы достигли Варшавы, и началась битва за польскую столицу, которая продолжалась до 20 сентября.

17 сентября, практически не встречая сопротивления, с востока в Польшу вошли советские войска. Это сразу же сделало положение польских войск почти безнадежным. 18 сентября польское верховное командование перешло румынскую границу. Отдельные очаги польского сопротивления оставались вплоть до начала октября, но это была уже агония.

Часть польских территорий, которые ранее бывших в составе Пруссии, отошли к Германии, а остальную часть поделили на генерал-губернаторства. Польские территории, захваченные СССР, вошли в состав Украины и Беларуси.

Польша понесла огромные потери во время Второй мировой войны. Захватчики запретили польский язык, были закрыты все национальные учебные и культурные заведения, газеты. Массово уничтожались представители польской интеллигенции и евреи. На территориях, оккупированных СССР, не покладая рук, работали советские карательные органы. Были уничтожены десятки тысяч пленных польских офицеров в Катыни и других подобных местах. Польша за время войны потеряла около 6 миллионов человек.

slawomirkonopa.ru

«Освободительный поход» РККА: польские силы

Когда 17 сентября 1939 года Красная армия пересекла советско-польскую границу, основная часть вооружённых сил Второй Речи Посполитой сражалась против вермахта на западе. Тем не менее, безвозвратные потери РККА (погибшие, умершие от ран и пропавшие без вести) за 2 недели боёв «освободительного похода» составили, по советским данным, почти полторы тысячи человек. С кем же столкнулись советские солдаты на западе современных Беларуси и Украины?

Разница в точке зрения

17 сентября 1939 года Рабоче-Крестьянская Красная армия силами Белорусского и Украинского фронтов, развёрнутых накануне на базе приграничных Белорусского особого и Киевского особого военных округов, вторглась на территорию Польши. В советской историографии эту операцию принято называть «Освободительным походом Рабоче-Крестьянской Красной Армии», и она принципиально обособляется от немецкого вторжения в Польшу, начавшегося 1 сентября.

При этом как в польской, так и в западной исторической литературе германское и советское вторжения часто считают частями единого целого. Общим названием для событий осени 1939 года в Польше является термин «Сентябрьская кампания» (наравне с ним могут использоваться «Польская кампания 1939 года», «Оборонительная война 1939 года», «Польская война 1939 года»). В англоязычной литературе нередко используется объединяющий немецкую и советскую операции термин «Вторжение в Польшу» (Invasion of Poland). Как это часто бывает, воззрения и взгляды очень сильно влияют на оценку произошедшего в прошлом и даже на его название.

С польской точки зрения между нападениями Германии и СССР действительно не было принципиальной разницы. И та и другая страна напали без официального объявления войны. У обоих государств нашлись и подходящие поводы для вторжения. Немцы обосновали свою агрессию неуступчивостью Польши в вопросе Данцигского коридора, ущемлением прав немецкого меньшинства и, в конце концов, организовали Гляйвицкую провокацию, позволившую Гитлеру заявить о польском нападении на Германию.

Один из сохранившихся ДОТов польской постройки в Беларуси
http://francis-maks.livejournal.com/47023.html

СССР, в свою очередь, оправдывал вторжение распадом польского правительства и государства, которые «не подают признаков жизни», заботой об «угнетавшихся» в Польше «единокровных украинцах и белорусах, брошенных на произвол судьбы» и даже о самом польском народе, который «был ввергнут» своими «неразумными руководителями» в «злополучную войну» (как указано в ноте, вручённой послу Польши в Москве утром 17 сентября 1939 года).

При этом следует помнить, что «не подающее признаков жизни» польское государство, правительство которого на тот момент ещё не находилось в эмиграции, продолжало сопротивление на своей земле. Польский президент, в частности, покинул страну только в ночь с 17 на 18 сентября, уже после того, как Красная армия пересекла границу. Впрочем, даже после полной оккупации Польша не прекратила сопротивления. Её правительство не капитулировало, а сухопутные подразделения, авиация и флот сражались на фронтах Второй мировой войны вплоть до самого её окончания в Европе.

Здесь следует сделать очень важную оговорку. Несомненно, ответственность за развязывание Второй мировой войны лежит на военно-политическом руководстве Германии. Советско-германский договор о ненападении, подписанный 23 августа 1939 года, являлся одним из многочисленных аналогичных договоров, подписанных в межвоенный период между европейскими государствами. И даже пресловутый дополнительный протокол к нему о разграничении сфер интересов не был чем-то уникальным.

Раздел мира на сферы влияния между великими державами к первой половине XX века был устоявшейся практикой в международных отношениях, уходящей корнями ещё в XV век, когда Испания и Португалия, заключив Тордесильясский договор, разделили всю планету по «папскому меридиану». Более того, иногда сферы влияния устанавливались безо всяких договоров, в одностороннем порядке. Так, например, поступили США со своей «доктриной Монро», согласно которой их сферой интересов определялись оба американских континента.

Ни советско-германский договор, ни секретный протокол не содержали обязательств со стороны заключавших его государств по развязыванию агрессивной войны или участию в ней. Пакт Молотова-Риббентропа лишь в какой-то степени развязал руки Германии, обезопасив её с одного из флангов. Но договоры о ненападении для того и заключаются. За то, каким образом Германия использовала появившиеся в результате возможности, Советский Союз никакой ответственности нести не может.

Воспользуемся уместной аналогией. В 1938 году при аннексии чехословацких Судет у Германии действовал договор о ненападении с Польшей. Более того, Польша и сама приняла участие в разделе Чехословакии, введя войска в Тешинскую Силезию. Такие действия, разумеется, не красят польское правительство. Но всё это ни в коей мере не опровергает того исторического факта, что именно Германия была инициатором раздела Чехословакии и что именно она несёт за него ответственность.

Но вернёмся к сентябрьским событиям 1939 года.

В знаменитом выступлении народного комиссара иностранных дел Вячеслава Михайловича Молотова 22 июня 1941 года есть такие слова о нападении Германии на СССР:

«Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключён договор о ненападении…»

К сожалению, подобное вероломство в истории цивилизованных народов было далеко не беспримерным. Договора между государствами нарушались с завидной регулярностью. Например, в XIX веке в Парижском и Берлинском трактатах европейские государства гарантировали территориальную целостность Османской империи. Но это не помешало впоследствии Франции захватить Тунис, Италии — Ливию и архипелаг Додеканес, а Австро-Венгрии — Боснию и Герцеговину.

Первые статьи Договора о ненападении между Польшей и Советским Союзом, подписанного 25 июля 1932 года и продлённого в 1934 году до конца 1945 года

В юридическом плане существенной разницей между нападением Германии и «освободительным походом» Советского Союза было следующее. На начало 1939 года Польша имела подписанные договора о ненападении и с СССР, и с Германией. Но 28 апреля 1939 года Гитлер разорвал договор с Польшей, используя этот демарш как рычаг для давления. Советско-польский договор о ненападении в мае 1934 года был продлён аж до 1945 года. И на сентябрь 1939 года он оставался в силе.

За рамки этой статьи выходит оценка целесообразности, правомерности и, тем более, моральной составляющей советского вторжения. Заметим лишь, что, как отметил в своём коммюнике от 17 сентября посол Польши в Великобритании Эдвард Рачинский,

«Советский Союз и Польша согласились на определение агрессии, согласно которому актом агрессии считается любое вторжение на территорию одной из сторон вооружённых воинских частей другой стороны. Было достигнуто также соглашение относительно того, что никакие [выделено автором] соображения политического, военного, экономического и иного характера ни в коем случае не могут служить предлогом или оправданием акта агрессии».

План обороны на востоке

Если состав сил РККА, принимавших участие в Польском походе, достаточно хорошо описан в отечественной литературе, с противостоящими им в Восточных Кресах польскими частями ситуация туманнее. Ниже будет рассмотрен состав польских частей, в сентябре 1939 года размещавшихся на восточной границе, а также (в следующих статях) описан характер боевых действий этих формирований при вступлении в соприкосновение с соединениями Красной армии.

Основная часть польских вооружённых сил к сентябрю 1939 года была развёрнута против Германии и её сателлита – Словакии. Отметим, что такая ситуация для польской армии 1930-х годов не была характерной – основную часть времени с момента обретения независимости Вторая Речь Посполитая готовилась к войне против СССР.

Польская железобетонная плотина на р. Щара, предназначенная для быстрого затопления территории. Деревня Миничи, Ляховичский р-н Брестской области, Беларусь
http://francis-maks.livejournal.com/48191.html

Вплоть до начала 1939 года Советский Союз расценивался поляками как наиболее вероятный источник военной опасности. На востоке проводилась большая часть военных учений и возводились долговременные укрепления, многие из которых неплохо сохранились до сих пор. Привычные ДОТы в болотистых низменностях Полесья дополнялись системой гидротехнических сооружений (дамб и плотин), позволявших быстро затопить значительные по площади территории и создать препятствия для наступающего противника. Впрочем, как и расположенные «напротив» укрепрайоны значительно более известной «линии Сталина» в 1941 году, польские укрепления на восточной границе в 1939 году встретили противника с предельно ослабленными гарнизонами и не смогли оказать на ход боевых действий существенного влияния.

Протяжённость границы Польши с СССР составляла 1412 километров (для сравнения – граница Польши с Германией имела длину 1912 километров). В случае войны с СССР поляки планировали развернуть на востоке страны пять армий в первой линии обороны («Вильно», «Барановичи», «Полесье», «Волынь» и «Подолье», всего 18 пехотных дивизий, 8 кавалерийских бригад). Ещё две армии («Лида» и «Львов», всего 5 пехотных дивизий и 1 кавалерийская бригада) должны были находиться во второй линии. Стратегический резерв должен был состоять из 6 пехотных дивизий, 2 кавалерийских и 1 бронетанковой бригады, сосредоточенных в районе Бреста-над-Бугом. Развёртывание в соответствии с этими планами требовало привлечения практически всей польской армии – 29 из 30 имевшихся к марту 1939 года дивизий, 11 из 13 (двух не хватало!) кавалерийских бригад и единственной бронетанковой бригады.

Только с начала 1939 года, когда Германия начала демонстрировать решимость довести вопрос Данцигского коридора до конца любыми способами, поляки в дополнение к плану обороны «Восток» начали разрабатывать план обороны «Запад». Они спешно перебрасывали соединения на западную границу, а в августе провели мобилизацию. В итоге к началу Второй мировой войны в Восточных Кресах самой значимой вооружённой структурой оказался Корпус охраны границы (KOP, Korpus Ochrony Pogranicza).

Всё, что осталось

Территориальными подразделениями Корпуса, примерным польским аналогом более привычных для нас пограничных отрядов, были полки и бригады. Всего на восточной границе после мобилизации 30 августа таких частей было восемь (перечисляются с севера на юг):

  • полк «Глубокое»,
  • полк «Вилейка»,
  • полк «Снов» (на приведённой ниже карте обозначен как «Барановичи»),
  • бригада «Полесье»,
  • полк «Сарны»,
  • полк «Ровно»,
  • полк «Подолье»
  • полк «Чортков».
Группа унтер-офицеров 24-го батальона «Сейны» польского Корпуса охраны границы, охранявшего границу с Литвой
wizajnyinfo.pl

Ещё один полк Корпуса, «Вильно», был развернут на польско-литовской границе. Учитывая географическое положение «вытянутого» узкой полосой на север относительно основной территории тогдашней Польши Виленского воеводства, он тоже находился в непосредственной близости от границы с Советским Союзом.

Полки и бригады KOP были переменного состава. Кроме того, с марта 1939 года отдельные подразделения Корпуса перебрасывались с восточной границы на запад. В результате к концу августа 1939 года полк «Вильно» состоял из четырёх пехотных батальонов, полк «Глубокое» и бригада «Полесье» — из трёх, полк «Снов» — из двух. Полк «Вилейка» и полк «Подолье» включали по три пехотных батальона и кавалерийскому эскадрону, полк «Сарны» — два пехотных, два специальных батальона и кавалерийский эскадрон. Наконец, полк «Чортков» имел в составе три пехотных батальона и инженерную роту.

Общая численность штаба (с началом войны переведённого из Варшавы в Пинск), восьми полков и бригады KOP на 1 сентября 1939 года составляла около 20 тысяч человек. Кадровых военнослужащих среди них было немного, поскольку таких в первую очередь «изымали» для комплектования новых дивизий. В основном пограничные части были укомплектованы резервистами, многие из которых относились к этническим меньшинствам Второй Речи Посполитой, главным образом – украинцам, белорусам, евреям и немцам.

Диспозиция польских, немецких, словацких и советских войск к началу Второй мировой войны и общий ход Сентябрьской кампании 1939 года. В восточной части обозначены районы дислокации полков и бригады польского Корпуса охраны границы и места важнейших боёв между польскими и советскими частями

Личный состав подразделений польских пограничников, находившихся на границе с Германией и Словакией, полностью пошёл на укомплектование вновь формировавшихся четырёх пехотных дивизий (33-й, 35-й, 36-й и 38-й) и трёх горных бригад (1-й, 2-й и 3-й).

Кроме Корпуса охраны границы, в боевые действия против советских частей в первые дни советского вторжения были вовлечены части, прибывшие на восток для переформирования после тяжёлых боёв с немцами, а также вновь формируемые территориальные дивизии. Их общая численность в Восточных Кресах на 17 сентября оценивается в 10 пехотных дивизий неполного состава. Впоследствии, с продвижением на запад, количество польских войск, с которыми пришлось столкнуться РККА, увеличивалось: на пути оказывались всё новые и новые польские части, отступавшие перед гитлеровцами.

Согласно данным, опубликованным Григорием Фёдоровичем Кривошеевым в статистическом исследовании «Россия и СССР в войнах XX века: потери вооружённых сил», безвозвратные потери Белорусского и Украинского фронтов во время «освободительного похода» составили 1475 человек. Эта цифра включает 973 убитых, 102 умерших от ран, 76 погибших в результате катастроф и происшествий, 22 умерших от болезней и 302 пропавших без вести. Санитарные потери РККА, согласно тому же источнику, составили 2002 человека. Польские историки считают эти цифры сильно заниженными, приводя цифры в 2,5–6,5 тысяч погибших и в 4–10 тысяч раненых. Например, профессор Чеслав Гжеляк в своих публикация оценивает советские потери в 2,5–3 тысячи убитых и 8–10 тысяч раненых.

Патруль польского Корпуса охраны границы у современной станции Колосово (Столбцовский р-н Минской области, Беларусь)

Небольшие, дезорганизованные и ослабленные польские подразделения, разумеется, не могли оказать серьёзного сопротивления многочисленным, свежим и хорошо оснащённым частям РККА. Тем не менее, как видно из приведённых выше цифр потерь, «освободительный поход» отнюдь не был лёгкой прогулкой.

О боевых столкновениях частей Корпуса охраны границы и Войска Польского с РККА в сентябре 1939 года будет рассказано в следующей статье.


Литература:

  • Paweł Piotr Wieczorkiewicz, Kampania 1939 roku, Krajowa Agencja Wydawnicza, Warszawa 2001
  • Rajmund Szubański, Plan operacyjny «Wschód», Warszawa 1994
  • Dr Jerzy Prochwicz, Walki oddziałów KOP na obszarach północno-wschodniej Polski http://kamunikat.fontel.net/www/czasopisy/bzh/13/13art_prochwicz.htm
  • Толанд, Джон. Адольф Гитлер. Глава «Бедствие, какого не знала история (24 августа – 3 сентября 1939 г.)»
  • Кривошеев Г. Ф. Россия и СССР в войнах XX века: потери вооружённых сил. Статистическое исследование. Освободительный поход в Западную Украину и Западную Белоруссию http://rus-sky.com/history/library/w/w04.htm#007
  • Газета ПРАВДА, 23 декабря 1939 г. и 25 декабря 1939 г. http://www.histdoc.net/history/ru/stalin60.htm
  • Потемкин В. П. История дипломатии. diphis.ru

warspot.ru

Миф об оккупации СССР Польши в 1939 и как русофобы садятся в лужу. | Блог KAMAS

Когда русофобы начинают обливать грязью Россию, то возникает сразу два чувства. Первое - удивление их непроходимой тупостью. Второе - недоумение от их патологической ненависти к России. Казалось бы миф о "четвертом разделе Польши" уже разобрали, но у русофобов он на удивление живуч. Еще бы, "злобный Сталин" хотел завоевать Европу! Ути-пути, всем стоять и ненавидеть СССР! Сталин оккупировал, разорвал и даже изнасиловал маленькую бедненькую Польшу. И еще Сталин оказывается дружил с Гитлером!

Самое смешное, что всей этой русофобской байде уже 77 лет в этом году исполнилось. Только подумайте, уже столько лет прошло и Берлин пал, и Гитлер отравился, и СССР уже нет, а русофобская заплесневелая пропаганда живет, точнее гниет словно зомби в навозе. Уже 77 лет русофобы как обкуренные дятлы твердят одно и тоже. И подкрепляют свой русофобский бред, правильно!, картинками, которым 77 лет, в основном карикатурами. Именно эти картинки должны нам доказать... Я так и не понимаю, что именно, это же просто карикатуры, часть газетной западной русофобской пропаганды. По логике русофобов всякий гопник, который называет тебя нехорошими словами, после того того как ты разбил ему рожу и не дал ему тебя ограбить, говорит про тебя чистую правду. Эти картинки означают всего навсего ту бессильную злобу Запада от срыва попытки втягивания СССР в войну в 1939 году. Запад сел в лужу и очень не любит об этом вспоминать.

Однако русофобы продолжают садиться в лужу вместе с этими картинками и полусгнившие мантрами об оккупации Сталиным Польши. Нас хотят уверить, что это реакция "цивилизованного мира". Тут сразу возникает недоумение: Хороша цивилизация, если выражается карикатурами. У русофобов даже не возникает мысли проверить, а что там за "цивилизованный мир" на 1939 год получается. Великобритания, США, Франция, в принципе, и всё (остальное так, по мелочи). Мелковато как-то для целого мира. У меня побольше будет - там несколько континентов помещается. А вот у русофоба "весь цивилизованный мир" - это полуостров Евразийского континента и Северная Америка с Австралией. Хотя как можно назвать цивилизованными народы, которые смотрят на мир через искажающую линзу карикатуры мне не понятно.

"Но Сталин хотел завоевать Европу!", - выпучив тупые глазёнки закричит русофоб. И ведь находятся люди, которые смущенно опустят глаза и даже начнут оправдываться, мол, никого не хотел завоевывать Сталин. Оправдываться не надо, потому что и здесь русофобы садятся в лужу.

Дело не в том, что Сталин хотел или не хотел завоевывать Европу. Сам вопрос задан не правильно. Задавать вопрос нужно так: Сталин хотел или не хотел воевать с Гитлером и фашистской Европой? Почему с фашистской Европой? Давайте вспомним, что представлял из себя "цивилизованный мир" в 1939 году.

Начнем с "изнасилованной" Прибалтики. Эстония - диктатура Пятса, Литва - диктатура Смятоны, Латвия - диктатура Ульманиса. Это я про вопли русофобов, что СССР подавил какую-то свободу и демократию в странах Прибалтики, которых там к 1940 году и на дух не было. Даже парламентов не было. Германия + Австрия + Чехия = фашистская диктатура Гитлера. Италия - фашистская диктатура Муссолини. Испания - фашистская диктатура Франко. Португалия - диктатура Салазара. Болгария - диктатура царя Бориса III. Румыния - диктатура Антонеску (правда, с 1940 года, просто путч 1938 года провалился). Венгрия - диктатура Хорти. В общем куда в 1939 году не плюнь в "цивилизованный мир" на 100% попадешь или в диктатора или в фашистского диктатора.

А теперь скажите мне, что плохого в том, чтобы завоевать фашистскую Европу? Именно здесь русофобы садятся в лужу по самые гланды, потому что иначе придется им признать, что фашизм - это хорошо, а Гитлер хороший парень. Собственно, выбор фашистская Европа оставила небольшой для СССР: либо сдаваться, либо драться. Англия и Франция (и США) драться не хотели, сдаваться тоже. Англичане спрятались за Каналом, французы за стенкой Мажино. Они считали себя самыми хитрожопыми в мире и думали, что люлей от братских цивилизованных народов в этом случае не получат.

А СССР решил драться. Причем драться всерьез, а не пару таймов в мяч погонять, чтобы сдаться по очкам, как голландцы, французы и поляки. СССР всем предлагал вместе отвесить люлей обнаглевшим арийцам со свастиками, однако все отказались. Даже Чехословакия отказалась. А поляки? Поляки так же гордо отказались.

"18 августа на запрос Боннэ польский посол в Париже Ю. Лукасевич ответил, что "Бек никогда не позволит русским войскам занять те территории, которые мы у них забрали в 1921 г. Пустили бы вы, французы, немцев в Эльзас-Лотарингию?" На замечание Боннэ, что угроза столкновения с Германией делает "для нас необходимой помощь Советов», Лукасевич заявил, что "не немцы, а поляки ворвутся вглубь Германии в первые же дни войны!" Тем не менее он обещал передать запрос в Варшаву. В свою очередь, Бек 19 августа заявил французскому послу, что "у нас нет военного договора с СССР; мы не хотим его иметь». Кроме того, Польша никого не уполномочивала обсуждать «вопрос использования части нашей территории иностранными войсками"".

Мельтюхов М. И. Советско-польские войны.

Замечательная цитата! Всем русофобам на прочтение. Оказывается, сами поляки тогда знали у кого и чьи земли украли в 1921 году. Это сейчас у пшеков память отшибло, как и у всех русофобов, а тогда знали прекрасно и не скрывали этого! А кого стесняться было польским панам? Не СССР же, который в то время "цивилизованный мир" даже за государство не считал. И даже помощь панам не требовалась - они себя уже в Берлине видели. Становится понятным кто украинцев перемогам научил.

Итак, к 1939 году перед СССР был фашистский "цивилизованный мир" с фашизмом, расизмом, антисемитизмом, геноцидом, концлагерями - светлое коричневое будущее всего человечества. Именно это "богатство" якобы Сталин спал и видел как бы завоевать. Кто-нибудь сейчас хочет завоевать фашистскую Украину? Даже американцы отказались от такого удовольствия. А вот русофобы уверены, что Сталин хотел завоевать европейское фашистское дерьмо.

Даже если бы и хотел, так что плохого в завоевании фашистской Европы? Не прекрасной демократической толерантной Европы (в 1939 году этой Европы в природе не было), а грязной фашистской Европы с еврейскими погромами и разделением народов на высшую и низшие расы? Здесь русофобы сели в лужу, потому что они крича про оккупацию Польши, открыто встали на сторону фашизма. По сути, Прибалтика, Польша и Финляндия для СССР в 1939-40 гг. - это решительные шаги человека, который идет на драку и, приближаясь к противнику, поднимает с земли обрезок трубы, кирпич или бутылку, чтобы зашибить этим врага. И если на пути встречается слабодушный человечек, который готов отдать твоему врагу нож или кастет, то чего с ним церемониться? Дать в ухо и отобрать нож. Именно это Сталин и сделал, чтобы сломать фашистской гадине хребет. Поэтому все русофобы, которые льют слезки по "оккупированным" Польше и Прибалтике фактически льют слезы по третьему Рейху и фашизму.

×

cont.ws

Советская оккупация и аннексия Западной Украины и Западной Беларуси - Оккупанты

1 сентября 1939 года началось военное вторжение гитлеровской Германии в Польшу. Формально, причиной была неуступчивая позиция Польши по «Данцигскому коридору», но на самом деле Гитлер хотел превратить Польшу в своего сателлита. Но у Польши были договорённости с Англией и Францией об оказании военной помощи, а также была уверенность в том, что СССР будет соблюдать нейтралитет. Поэтому Польша отказалась ото всех требований Гитлера. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Но до боевых действий дело так и не дошло. Франция и Англия, практически, отказались начинать войну. Польша отчаянно защищалась, но ситуация ещё более усугубилась после того, как Советский Союз 17 сентября ввел свои войска в Польшу, практически вступив в войну на стороне Германии. И 6 октября последнее сопротивление было подавлено. Польша была разделена между Германией, Словакией, СССР и Литвой.



Германия напала на Польшу 1 сентября, а еще в августе СССР и Рейхом был подписан пакт Молотова – Риббентропа о ненападении с секретным дополнительным протоколом к нему – о разграничении сфер обоюдных интересов в Восточной Европе на случай "территориально-политического переустройства". Cогласно пакту, восточные воеводства Польши отходили в советскую сферу интересов.




Секретный дополнительный протокол к договору о ненападении между Германией и СССР.

За три дня до Второй мировой войны 27 августа посол Германии выразил озабоченность тем, что советские войска отведены с советско-польской границы, и попросил Москву официально опровергнуть слухи об этом. В духе взаимного сотрудничества СССР не только разуверил посла, но и напечатал сообщение ТАСС о том, что советское командование решило усилить группировку советских войск на западной границе "ввиду обострения положения". По мнению руководства Рейха наличие советских войск на границе не только могло оттянуть с фронта часть польских частей, но и повлиять на позицию союзников Польши – Франции и Англии.


1 сентября Германия официально уведомила СССР о начале войны с Польшей, а также попросила настроить работу советской радиостанции в Минске так, чтобы она могла быть использована немецкой авиацией. Просьба была исполнена. В это время белорусские призывники в польской армии уже воевали с немецкими войсками на западе и севере Польши.



Английская карикатура 1939 года "Медовый месяц"

17 сентября с востока в Польшу вторглась Красная Армия с целью "освободить" белорусов и украинцев, проживающих в Восточной Польше. Это стало неожиданностью для польского командования и сделало перегруппировку оставшихся польских сил невыполнимой задачей. Советские силы вторжения состояли из двух фронтов: Украинский, под командованием Тимошенко и Белорусский, под командованием Ковалёва. Всего оба фронта включали в себя 1,5 миллиона человек, 6191 танк, 1800 самолётов и 9140 артиллерийских орудий.


Танк Т-28 форсирует вброд речку у местечка Мир в Польше (ныне поселок Мир Гродненской области, Беларусь).

Уже на следующий день Красная Армия захватила Вильно – современный Вильнюс. Затем были «освобождены» Гродно и Львов, а 23 сентября Красная Армия вышла на берега реки Буг.


Встреча русских и немецких солдат на Буге.



Встреча советского и немецкого патрулей в районе польского города Люблина.


Немецкие и советские офицеры в Западной Беларуси.


Комиссар 29-й танковой бригады Красной армии В. Ю. Боровицкий с немецкими товарищами по оружию.

22 сентября 1939 года во время официальной процедуры передачи города Бреста и Брестской крепости советской стороне прошел совместный парад сил вермахта и РККА. Участвовали: XIX моторизованный корпуса вермахта (командир корпуса — генерал танковых войск Гейнц Гудериан) и 29-й отдельная танковая бригада РККА (командир — комбриг Семён Кривошеин).


Немецкие солдаты 689-й роты пропаганды беседует с командирами 29-й танковой бригады Красной Армии в Брест-Литовске.

Немецкий генерал Гудериан вспоминал:

«В день передачи Бреста русским в город прибыл комбриг Кривошеин, танкист,
владевший французским языком; поэтому я смог легко с ним объясниться.
Все вопросы, оставшиеся неразрешенными в положениях министерства иностранных дел,
были удовлетворительно для обеих сторон разрешены непосредственно с русскими.
Мы смогли забрать все, кроме захваченных у поляков запасов, которые оставались русским,
поскольку их невозможно было эвакуировать за столь короткое время.
Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом
и церемонией смены флагов в присутствии комбрига Кривошеина».



Танки Т-26 из состава 29-й танковой бригады Красной Армии входят в Брест-Литовск. Слева — подразделение немецких мотоциклистов и офицеры вермахта у автомобиля Opel Olympia.


На трибуне — немецкий генерал Хайнц Гудериан и советский комбриг Семён Кривошеин.

Советско-фашистский парад в Бресте был заснят немецкой пропагандистской службой Die Deutsche Wochenschau:Совместные парады РККА и вермахта проходили и в других городах Польши. Так, согласно исследованию российского историка М. Семиряги, в Гродно, Бресте, Пинске и в ряде других городов еще до капитуляции Варшавы состоялись совместные парады (немцы их называли «парадами победы») с участием войск обеих стран. Парад в Гродно, при этом, принимал командующий армейской группой В. И. Чуйков. Историк А. Некрич пишет: "Завершение военных операций против Польши было отмечено затем совместными парадами вооруженных сил Германии и Советского Союза в Бресте и во Львове в первых числах октября [1939]. По информации немецкого командования эти города немецкие части оставили 22 и 21 сентября соответственно."


В речи 31 октября 1939 года перед Верховным Советом СССР Молотов резюмирует советскую политику по отношению к нацизму:


"Идеологию гитлеризма, как и всякую другую идеологическую систему,
можно признавать или отрицать - это дело политических взглядов.
Но любой человек поймет, что идеологию нельзя уничтожить силой,
нельзя покончить с нею войной. Поэтому не только бессмысленно,
но и преступно вести такую войну, как война за "уничтожение гитлеризма"...
Наши отношения с Германией, как я уже сказал, улучшились коренным образом.
Здесь дело развивалось по линии укрепления дружественных отношений,
развития практического сотрудничества
и политической поддержки Германии в ее стремлениях к миру".

В дальнейшем СССР снабжал Германию ресурсами и обеспечивал транзит для германской торговли, согласовал дипломатические шаги – вплоть до лета 1941 года, и многими другими способами сотрудничал с Гитлером на фоне уже идущей Второй мировой войны.

Потребность "осуществить чаяния белорусского и украинского народов о воссоединении" возникла в советских дипломатических документах только в момент, когда потребовалось как-то обосновать введение советских войск в Польшу. До этого СССР неоднократно признавал польские границы, а в 1932 году заключил с Варшавой договор о ненападении, который и был разорван 17 сентября 1939 года. Аналогичным образом уже в отношении СССР поступит Германия 22 июня 1941 года. Более того, еще по Рижскому договору 1921 года московская делегация отказалась от любых претензий на земли к западу от установленной польско-советской границы, таким образом четко озвучив свое мнение по этому поводу.


Согласно советскому пропагандистскому мифу, население Западной Украины и Западной Белоруссии в подавляющем большинстве приветствовалои приход Красной Армии и единодушно высказалось за вхождение в состав СССР. В действительности национальный состав населения присоединенных территорий был таким, что он исключал возможность того, что большинство жителей высказалось бы за вхождение в состав СССР. В 1938 году в Польше, согласно официальной статистике, из 35 млн жителей поляков было 24 млн, украинцев – 5, а белорусов – 1,4 млн. Однако по указанию Сталина «Правда» писала о 8 млн украинцев и 3 млн белорусов в занятых Красной Армией украинских и белорусских воеводствах. Там состоялись выборы в Народные собрания Западной Украины и Западной Белоруссии. Выборы проводились по принципу: один человек на одно место. В депутаты выдвигались только коммунисты и их союзники, а какая-либо агитация против них была запрещена. В октябре 1939 года Народные собрания провозгласили Советскую власть и обратились в Верховный Совет СССР с просьбой о воссоединении с Украиной и Белоруссией, которая в ноябре была удовлетворена.



Танки БТ-7 советской 24-й легкотаноковой бригады входят в город Львов.

Встреча советских и германских войск в польском городе Стрый (ныне Львовская область Украины).

Проводить плебисцит о присоединении к СССР в Западной Украине и Западной Белоруссии Сталин не стал. Не было никакой уверенности, что большинство населения освобожденных территорий проголосует за вхождение в состав СССР, а явно фальсифицированные итоги его в мире вряд ли бы кто признал. Согласно переписи 1931 года, на территории Западной Украины и Западной Белоруссии проживало 5,6 млн поляков, 4,3 млн украинцев, 1,7 млн белорусов, 1,1 млн евреев, 126 тыс. русских, 87 тыс. немцев и 136 тыс. представителей других национальностей. В Западной Белоруссии поляки преобладали в Белостокском (66,9 %), Виленском (59,7 %) и Новогрудском (52,4 %) воеводствах, белорусы – только в Полесском (69,2 %). В Западной Белоруссии проживало 2,3 млн поляков, 1,7 млн белорусов и 452 тыс. евреев. В западноукраинских воеводствах поляки преобладали в Львовском (57,7 %) и Тарнопольском (49,7 %) воеводствах (в Тарнопольском воеводстве украинцы составляли 45,5 %), украинцы – в Волынском (68,4 %) и Станиславовском (68,9 %). В Западной Украине проживало 3,3 млн поляков, 4,3 млн украинцев и 628 тыс. евреев.


В Западной Украине была популярна нелегальная Организация украинских националистов (ОУН), выступавшая за независимость Украины. Оуновцы боролись против польских властей, в том числе и с использованием террористических методов. Нападали они и на советских представителей. Не менее враждебно, чем к полякам, украинские националисты относились к Советской власти. В Западной Белоруссии отсутствовало сколько-нибудь заметное белорусское национальное движение. Но значительную часть белорусского населения Западной Белоруссии составляли белорусы-католики, которые в культурном и политическом отношении ориентировались на поляков. Да и поляки составляли около половины населения Западной Белоруссии.


Украинское и белорусское население в Польше (в основном крестьяне) боролось за свои национальные права, но присоединяться к СССР не собиралось, наслышанное о терроре и голоде. Да и жили украинцы и белорусы в Польше зажиточнее нищих советских колхозников. Тем не менее вторжение Красной Армии было воспринято спокойно, а евреями, которым грозил геноцид Гитлера, – даже с энтузиазмом. Однако мероприятия Советской власти быстро привели к тому, что в 41-м украинцы и белорусы встречали немцев хлебом-солью, как освободителей от большевиков.


Польский генерал Владислав Андерс привел в мемуарах рассказы жителей Львова о том, как большевики «грабили имущество не только частное, но и государственное», как НКВД проник во все сферы жизни, о толпах беженцев, которые, узнав, каково жить при большевиках, несмотря ни на что, хотят уйти на земли, оккупированные немцами». Было немало фактов мародерства и самочинных расстрелов со стороны бойцов и командиров Красной Армии. Никакого серьезного наказания командиры, виновные в самочинных расстрелах, не понесли. Нарком обороны Климент Ворошилов всего лишь объявил им выговор, указав, что в поступках виновных в незаконных действиях не было преднамеренной злой воли, что все это происходило «в обстановке боевых действий и острой классовой и национальной борьбы местного украинского и еврейского населения с бывшими польскими жандармами и офицерами».


Нередко убийства поляков совершались местным украинским и белорусским населением. Секретарь Брестского обкома КП(б)Б. Киселев говорил в апреле 1940 года: «Таких убийств заклятых врагов народа, совершенных в гневе народном в первые дни прихода Красной Армии, было немало. Мы оправдываем их, мы на стороне тех, кто, выйдя из неволи, расправился со своим врагом».


На западноукраинских и западнобелорусских землях еще до 22 июня 1941 года началась массовая насильственная коллективизация. Интеллигенцию обвинили в «буржуазном национализме» и репрессировали. До начала войны Германии против СССР на территории Западной Украины и Западной Белоруссии было арестовано 108 тыс. человек, преимущественно поляков. Значительная часть их была расстреляна накануне и в первые недели войны. Только по приговорам трибуналов и Особого совещания было расстреляно 930 человек. Еще около 6 тыс. заключенных было расстреляно в начале войны при эвакуации тюрем в Западной Украине и более 600 человек – в Западной Белоруссии.


В декабре 1939 года была проведена грабительская денежная реформа. Злотые по счетам и вкладам населения обменивались на рубли по курсу 1:1, но на сумму не более 300 злотых.


Поведение многих представителей новой власти не вызывало симпатий у населения. Так, как отмечалось в партийных документах, в Дрогобычской области «начальник РО НКВД Новострелецкого района Кочетов 7 ноября 1940 года, напившись пьяным, в сельском клубе в присутствии начальника РО милиции Псеха тяжко избил наганом батрака Царица, который в тяжелом положении был доставлен в больницу». В Богородчанском районе Станиславской области коммунист Сыроватский «вызывал крестьян по вопросу налога ночью, угрожал им, понуждал девушек к сожительству». В Обертынском районе этой же области «имелись массовые нарушения революционной законности».


В письме на имя Сталина помощник Ровенского областного прокурора Сергеев отмечал: «Казалось бы, что с освобождением Западной Украины сюда для работы должны были быть направлены лучшие силы страны, кристаллически честные и непоколебимые большевики, а получилось наоборот. В большинстве сюда попали большие и малые проходимцы, от которых постарались избавиться на родине».


Советские кадры, заменившие польскую администрацию, зачастую не могли наладить хозяйство. Один из делегатов волынской областной партконференции в апреле 1940 года возмущался: «Почему при поляках ежедневно поливали улицы, подметали метелками, а сейчас ничего нет?»


В 1939–1940 годах из западных областей Украины и Белоруссии в восточные регионы СССР было депортировано около 280 тыс. поляков, в том числе 78 тыс. беженцев из оккупированных немцами районов Польши. Около 6 тыс. человек умерло в пути. В июне 1941 года, перед самым началом войны, с Западной Украины депортировали также 11 тыс. «украинских националистов и контрреволюционеров». С началом войны многие уроженцы западных областей Украины и Белоруссии дезертировали из Красной Армии или уклонились от мобилизации.


Вопрос о международно-правовом признании советской аннексии Западной Украины и Западной Белоруссии был окончательно решен Договором о советско-польской государственной границе, который 16 августа 1945 года СССР заключил с прокоммунистическим правительством Польши. Советско-польская граница прошла в основном по линии Керзона, но с возвращением Польше городов Белосток и Пшемысль (Перемышль).


Источники:
http://www.e-reading.link/chapter.php/1005568/7/Sokolov_-_Mificheskaya_voyna._Mirazhi_vtoroy_mirovoy.html
http://news.tut.by/society/415857.html
http://www.istpravda.ru/pictures/10657/
http://tverdyi-znak.livejournal.com/1351494.html
http://photochronograph.ru/2013/03/10/napadenie-na-polshu-v-1939-godu/
http://photochronograph.ru/2014/09/24/germano-sovetskij-voennyj-parad/#more-12046

serzzze.livejournal.com

79. Начало II мировой войны. Оккупация Польши Германией и ссср.

1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу. 3 сентября Франция и Англия объявили войну Германии. Началась Вторая мировая война. Несмотря на мужество польских солдат и офицеров, немецкие войска стремительно двигались вглубь польской территории. Несмотря на то, что Франция, Великобритания и страны Британского содружества сразу же объявили войну Германии, они так и не оказали Польше эффективной и реальной помощи. 28 сентября 1939 г. первая кампания Второй мировой войны была завершена. Польша перестала существовать. В тот же день в Москве был заключен новый советско-германский договор "О дружбе и границе", закрепивший раздел Польши. Руководство Германии, начиная военную кампанию, подталкивало Советский Союз быстрее выступить против Польши и занять те территории, которые входили в сферу интересов СССР, в том числе часть территории коренной Польши вплоть до Варшавы, чтобы потом возложить ответственность за развязывание войны и на Советский Союз. Однако советское руководство не поддалось на эту провокацию. 07.12.1941 нападением на американскую ВМБ Перл-Харбор Япония развязала войну против США. 11.12.1941 к войне Японии против США присоединились Германия и Италия.

80. Включение Западной Беларуси и Западной Украины в состав бсср и усср и его последствия.

В 1939 году, когда немецкие войска уже подходили к границам западной Беларуси, Красная Армия начала поход на Западную Беларусь и Западную Украину, в результате чего в конце сентября полностью заняла территорию Западной Беларуси. В октябре 1939 состоялись выборы в народное собрание западной Беларуси, которое единогласно приняло решение об установлении в Западной Беларуси советской власти. В ноябре были приняты законы Верховного Совета СССР и Верховного Совета БССР о включении Западной Беларуси в состав СССР и воссоединении с БССР.

На территории бывших Западной Украины и Западной Беларуси были начаты различные преобразования, сопровождавшиеся массовыми репрессиями в отношении «классово-чуждых» и «врагов советской власти» и затронувших значительное число этнических поляков проживавших на этих территориях. Воссоединение Западной Беларуси с СССР и БССР имело историческое значение. Был положен конец разделению белорусского этноса и белорусской этнической территории. Включение западнобелорусских земель в состав СССР и БССР содействовало ускорению их социально-экономического и культурного развития.

81. Начало Великой Отечественной Войны. Оккупация территории Беларуси.

Готовясь к нападению на СССР, фашисты в конце 1940 г. разработали план «Барбаросса», по которому рассчитывали еще до наступления зимы разгромить основные силы Красной Армии и победоносно закончить войну. На рассвете 22 июня 1941 г. германские войска пересекли границу СССР.

28 июня 1941 г. немецкие войска заняли Минск. За первые три недели армии агрессора продвинулась вглубь страны на 300 - 600 км. На северо-западном направлении немецко-фашистские войска подошли к Ленинграду. Но взять город штурмом не удалось, и враг предпринял блокаду, длившуюся 900 дней. Отступая на восток, части Красной Армии вели тяжелые оборонительные бои. Несмотря на тяжелые потери, советские воины самоотверженно сражались, совершали беспримерные подвиги. До конца июня 1941 г. стойко сражался гарнизон Брестской Крепости. В первые дни войны экипаж капитана Н.Д. Гастелло направил свой подбитый самолет на скопление вражеской техники и живой силы. В июне 1941 г. работник пинского обкома партии В. Корж сформировал партизанский отряд. с зимы 1941г. создаются партизанские отряды из местных жителей, а уже весной 1942г. возникают целые партизанские формирования. Захватив территорию Беларуси, гитлеровцы установили здесь оккупационный режим, так называемый «новый порядок».

Одной из причин этой катастрофы была некомпетентность, самоуверенность партийного, государственного аппарата в центре и на местах. Руководство БССР в первые дни войны призывало население сохранять спокойствие, убеждало людей, что враг не пройдет.

studfiles.net

Военные операции Германии и СССР. Оккупация Польши и стран Балтии


Раздел Польши и оккупация Прибалтийских стран. 1940 год


1939 год. Брест. Союзники. Парад нацистов и красной армии

28 сентября 1939 года подписанным в Москве Риббентропом и Молотовым в качестве составной части договора Завершение военных операций против Польши было отмечено затем совместными парадами вооруженных сил Германии и Советского Союза в Бресте во Львове в первых числах октября. Дабы ни у кого не было сомнений в том,Красная Армия активно участвовала в боевых операциях наряду с вермахтом, Молотов специально подчеркнул этот факт на сессии Совета СССР 31 октября 1939 года. Депутаты бурно аплодировали, - "Мы на горе всем буржуям Мировой пожар раздуем"

В течение Второй Мировой войны, по указанию Германского правительства, выпускались версии нескольких немецких документальных фильмов на иностранных языках для показа за пределами государства. Эти фильмы поставлялись зарубеж с целью объяснить миру "свою точку зрения", а также в качестве ответа на союзническую пропаганду. Одним из первых среди "экспортных" фильмов стал "Польский поход" - своеобразный отчет о событиях германо-польской войны 1939 года. Кто виноват в этой войне? Согласно немецкой трактовке событий - вероломные заговорщики поляки, их трусливая тактика, их бессмысленная оборона окруженной Варшавы.

Как Гитлер и Сталин делили Восточную Европу

28 сентября 1939 года СССР и Германия окончательно поделили сферы своего влияния в Восточной Европе.

Семьдесят пять лет тому назад, когда Польша уже была оккупирована Германией и СССР, народный комиссар по иностранным делам Вячеслав Молотов и министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп подписали новый договор, ставший своего рода дополнением к заключенному в конце августа того же 1939 года пакта. Переговоры продолжались на протяжении трех дней в Москве и были инициированы по просьбе советской стороны. Формальным поводом для их начала стала оккупация Польши и дальнейший ее передел. В то же время продолжался освободительный поход Красной армии по Западной Украине и Западной Белоруссии.

Однако подлинной причиной ведения новых переговоров стало предложение советской стороны об отказе Германии от любых претензий на Литву. В ответ на это Советский Союз был готов отказаться от Варшавского и Люблинского воеводств, занятых незадолго до этого.

Некоторые государства, например Эстония, уже сами осознавали безысходность сложившейся ситуации. Так, официальный Таллин 28 сентября 1939 года согласился на размещение на территории страны советских военных баз.

«Польша была великой державой. Где теперь Польша?» — сказал Иосиф Сталин министру иностранных дел Эстонии Карлу Сельтеру, когда стороны договорились о заключении Пакта о взаимопомощи, который помимо размещения советских военных баз подразумевал оказание эстонской армии «помощи на льготных условиях вооружением и прочими военными материалами».

28 сентября успешно завершились и советско-германские переговоры, а в газетах был опубликован текст договора. К нему прилагалась соответствующая карта.

Тем не менее, стороны также заключили один доверительный и два секретных протокола. Доверительный протокол подразумевал, что Германия не будет мешать переселению «лиц украинского или белорусского происхождения» из сферы своих интересов в сферу интересов советских. В свою очередь СССР обещал не препятствовать переселению «лиц германского происхождения» в Германию или в сферу ее интересов. Под сферами интересов двух стран при этом понималась граница, которая была очерчена на новой карте.

Первый секретный протокол касался запрета всяческой агитации на подконтрольных СССР и Германии территориях Польши, если она направлена против одной из сторон соглашения.

Перед отъездом из Москвы министр иностранных дел Германии Риббентроп сделал сотруднику ТАСС следующее заявление: «Мое пребывание в Москве опять было кратким, к сожалению, слишком кратким. В следующий раз я надеюсь пробыть здесь больше».

Во втором секретном протоколе говорилось как раз о разделе сфер влияния: «Как только правительство СССР предпримет на литовской территории особые меры для охраны своих интересов, то с целью простого и естественного проведения границы настоящая германо-литовская граница исправляется так, что литовская территория, которая лежит к юго-западу от линии, указанной на карте, отходит к Германии».

Таким образом, раздел Восточной Европы был фактически завершен. До начала Великой Отечественной войны оставалось чуть меньше двух лет. А до создания Эстонской, Латвийской и Литовской ССР и того меньше.

А вот совместное заявление советского и германского правительств осуждало совсем другие страны — будущих союзников СССР во Второй мировой войне: «Правительства в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны и Англией и Францией с другой стороны отвечала бы интересам всех народов. Поэтому оба правительства направят свои общие усилия в случае нужды в согласии с другими дружественными державами, чтобы возможно скорее достигнуть этой цели. Если, однако, эти усилия обоих правительств останутся безуспешными, то таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причем в случае продолжения войны правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом о необходимых мерах».

По теме:

Виктор Суворов: " Никакой Великой Отечественной войны не было"Близнецы и братья - Диагностика фашизма
Документы и материалы о советско-германских отношениях с апреля по октябрь 1939 года
Вторжение в Польшу
Сотрудничество между НКВД и СС
Главные советские мифы о великой войне. Документы и материалы
«Надо становиться на колени посреди России и просить у своего народа прощение», - письма В.Астафьева — о войне, правде о ней и цене Победы
The Soviet Story - Советская история
Рассказы агитпрома Кремля про плохих бандеровцов, это на самом деле расказы про переодетых НКВДистов
Diagnostyka faszyzmu. Operacje wojskowe w Niemczech i ZSRR
Изуверы советской армии - Про зверства советских «освободителей» в Европе
Убийственные мемуары российского ветерана
Как убивали наших отцов и дедов
1939 год. Парад перемоги у Бресті - Нацисти і комуністи разом
Преступления советских партизан в Беларуси, Прибалтике и Финляндии
Супраціўленне. Лясныя браты
Правда о ветеранах и участниках второй мировой войны
Фото и видео хроника военных операций по "освобождению народов"
Правда о Катыни
ГУЛАГ
Геноцид в СССР. Как убивали заключенных в тюрьмах в 1941 году
Смертельный таран - Правда о Николае Гастэлло

Автор-составитель  ©Czesław List

Назад    →   Диагностика фашизма   История России   Historia Polski   Гiсторыя Беларусi  

czeslaw-list.livejournal.com

Оккупация Польши (01.09.1939 г.)





Блицкриг в Европе

Вторжение Германии в Польшу послужило началом самой кровопролитной войны XX века – Второй Мировой войны.

План германского командования и стратегическое развёртывание германских вооружённых сил.

На требование Гитлера к Польше о передаче Германии Данцига, Польского коридора и Верхней Силезии английский дипломат вручил Гитлеру меморандум, в котором говорилось о проведении мирных переговоров по решению германо-польского вопроса и если этого не произойдет. То начнется война между Англией и Германией, которая впоследствии охватит весь мир. На меморандум Гитлер ответил 29 августа 1939 года, письменно подтвердив свои требования к Польше, и после утраты Польшей затребованных Германией территорий остаток Польши вряд ли будет самостоятельным государством.

Боевые действия по отношению к Польше Гитлер хотел провести уже давно. Еще 3 апреля 1939 г. верховное командование германских вооруженных сил (ОКВ) издало директиву “О единой подготовке вооруженных сил к войне”, содержащую следующие основные положения: “Задача вооруженных сил Германии заключается в том, чтобы уничтожить польские вооруженные силы. Для этого необходимо стремиться и готовиться к внезапному нападению. О проведении скрытой или открытой общей мобилизации будет дан приказ только в день наступления, по возможности в самый последний момент... Планирование военных приготовлений должно проводиться с таким расчетом, чтобы осуществление операции было возможно в любое время, начиная с 1 сентября 1939 г.”.

На основании этой директивы было подготовлено и осуществлено стратегическое развертывание германских вооруженных сил против Польши.

В географическом и военном отношении имелись все предпосылки для быстрой победы над Польшей. Восточная Пруссия и другие области Третьего Рейха окружали большую часть Польши с севера и запада. Распад Чехословакии расширил район стратегического развертывания германских вооруженных сил, позволив использовать для этой цели Словакию. С западной границы Германии можно было снять крупные силы, а начертание восточной границы использовать для наступления по сходящимся направлениям достаточно большого количества войск, превосходивших противника в вооружении и оснащении. В этом случае Польша не могла бы рассчитывать на благоприятный исход воины, если бы она стала вести борьбу только своими собственными силами. Быстрый успех немцев мог оказаться сомнительным лишь при условии, что окружить польскую армию не удастся, и она своевременно отойдет, укрывшись за Наревом и Вислой. Но полякам с их образом мышления такое отступление казалось невероятным. Тщательно замаскированное стратегическое развертывание немецких войск и внезапный прорыв крупных и подвижных соединений в самом начале войны помешали осуществить отход в последний момент.

В результате ряда мероприятий, которые проводились в июле и внешне могли показаться летними маневрами, удалось перебросить в намеченные районы сосредоточения или стратегического развертывания большое количество кадровых войск, укомплектованных по штатам военного времени, не объявляя при этом мобилизации. Таким образом, кадровые дивизии были передислоцированы из Германии на учебные плацы в Восточную Пруссию якобы для “учебных целей”, а также под тем предлогом, что они должны были принять участие в праздновании 25-летней годовщины битвы под Танненбергом. Кроме того, развернутые до штатного состава военного времени соединения провели “окопные работы” на польско-германской границе; танковые, легкие и моторизованные дивизии были стянуты в центральную часть Германии для “осенних маневров”. Незадолго до 25 августа дивизии, предназначенные для наступления против Польши и не участвовавшие в этих маневрах, были полностью отмобилизованы и переброшены в районы стратегического развертывания. 25 августа германская сухопутная армия была готова к наступлению.

Группа армий “Юг” под командованием генерал-полковника фон Рундштедта включала 14-ю, 10-ю и 8-ю армии и должна была, сконцентрировав крупные силы в полосе 10-й армии, наступать из района Силезии в общем направлении на Варшаву, разгромить стоящие против нее польские войска и по возможности раньше и как можно более крупными силами форсировать Вислу по обе стороны Варшавы с тем, чтобы во взаимодействии с группой армий “Север” уничтожить польские силы, которые к тому времени еще останутся в Западной Польше. Для этого 14-я армия (под командованием генерал-полковника Листа), наступавшая на южном крыле группы армий, должна была сначала рассеять польские части, находившиеся в восточной части Верхней Силезии, а затем, не останавливаясь, развивать успех в направлении на Краков и, кроме того, подвижными силами по возможности скорее захватить переправы через Дунаец. Удар 14-й армии поддерживался особой группировкой, наступавшей с территории Словакии через горы Бескиды. Главный удар в направлении на Варшаву наносила 10-я армия под командованием генерал-полковника фон Рейнхенау, располагавшая большим количеством танковых и моторизованных соединений.

8-я армия генерал-полковника Бласковица должна была как можно быстрее продвигаться на Лодзь с задачей обеспечить левый фланг стремительно наступающей 10-й армии от возможных действий поляков. В группу армий “Север” под командованием генерал-полковника фон Бока входили 4-я и 3-я армии. Перед ней была поставлена задача совместными ударами из Померании и Восточной Пруссии установить связь между Восточной Пруссией и Германией. Впоследствии она должна была согласованными действиями всех сил разгромить противника, обороняющегося в районе севернее Вислы, и затем во взаимодействии с группой армий “Юг” уничтожить польские части, которые еще останутся в западной части Польши. Из излучины рек Одера и Варты наступали лишь небольшие силы, чтобы ввести противника в заблуждение и сковать его войска.

Для осуществления этой цели 4-я армия генерал-полковника фон Клюге наносила удар из Восточной Померании и при содействии частей 3-й армии, наступающей из Восточной Пруссии, захватывала восточный берег Вислы в районе Кульм и ниже. Затем, не теряя времени, она должна была продолжать наступление из района восточнее Вислы в юго-восточном направлении.

Задача 3-й армии генерал-полковника фон Кюхлера заключалась в том, чтобы частью сил помочь 4-й армии форсировать Вислу, основными же силами, сосредоточенными вокруг Нейденбурга, нанести удар по войскам противника, расположенным севернее реки Нарев, разгромить их и, переправившись через реку, развивать наступление на Варшаву и Седлец (Седльце). Планировалось, что переправа через Вислу у Диршау (Тчев) будет захвачена в результате внезапного нападения. На границах Восточной Пруссии с Польшей и Литвой германское командование предполагало оставить только самые минимальные силы. Для наступления против Польши были развернуты 44 дивизии, в основном кадровые, в том числе все танковые и моторизованные дивизии. Кроме того, с 1 сентября должны были отмобилизовать еще 10 дивизии, которые, однако, в военных действиях участия не принимали.

Германские военно-воздушные силы сосредоточили против Польши около 2 тыс. современных самолетов. Они были объединены в 1-й воздушный флот под командованием генерала авиации Кессельринга, поддерживавший северную группу армий, и в 4-й воздушный флот генерала авиации Лёра, который поддерживал южную группу армий. Немецкая авиация должна была прежде всего уничтожить технику и аэродромы польских военно-воздушных сил. После этого ее задачей являлось помешать мобилизации польской армии, налетами на железные дороги сорвать сосредоточение польских войск в Западной Галиции и западнее Вислы, особенно перед 10-й армией, и, наконец, выделить части для непосредственной поддержки наступающих соединений сухопутных войск.

На немецкий военно-морской флот была возложена задача уничтожить или парализовать польский флот, перерезать морские пути, ведущие к польским базам, в частности в Гдыню, нарушить морскую торговлю Польши с нейтральными странами. Наряду с этим он охранял коммуникации между Германией и Восточной Пруссией, а также обеспечивал морское сообщение со Швецией и Прибалтийскими странами. Не могло подлежать сомнению, что осуществление такого плана должно было привести к быстрой победе над польскими вооруженными силами.

В ночь с 31 августа на 1 сентября в пограничном германском городе Глейвиц группой эсэсовцев в польской форме под руководством Науйокса, и вооруженных заключенных, изъятых из концлагерей и знавших польский язык, также переодетых в форму польских солдат и офицеров, была проведена спецоперация "Гиммлер" по захвату радиостанции. После захвата радиостанции в ее помещении, перед включенным микрофоном, было сделано несколько выстрелов и произнесены фразы на польском языке. По соображениям безопасности все участники нападения на радиостанцию были в последующем уничтожены. Эту провокацию радио и газеты Германии преподнесли как акт не спровоцированного нападения поляков, вызвавшего немедленные ответные действия вермахта, сообщения информационных служб Германии звучало вполне убедительно и начало войны воспринималось оправданным.

План польского командования и стратегическое развертывание польских вооруженных сил.

Несмотря на заверения дружбы со стороны Германии, в январе 1939 года маршал Рыдз-Смиглы распорядился начать разработку плана оборонительных мероприятий для отражения угрозы нападения со стороны Третьего Рейха, которая к тому времени стала реальностью. Маршал Рыдз-Смиглы поставил перед собой неразрешимую с военной точки зрения задачу. Он хотел удержать всю территорию Польши, а против Восточной Пруссии предпринять даже наступательные действия. Если бы он решил действовать совершенно иначе, то есть вести только оборонительные действия, используя водные преграды — реки Нарев, Вислу и Сан, — и предотвратить всякую попытку ударами из Восточной Пруссии, Силезии и Словакии окружить польские войска, то тогда, по крайней мере, имелась бы возможность вынудить противника вести позиционную войну. Польская армия смогла бы продержаться до тех пор, пока натиск западных держав не заставил бы германское командование снять значительные силы с востока и перебросить их на запад. Конечно, такой план означал бы добровольное оставление противнику индустриального района Верхней Восточной Силезии, большинства заводов вооружения и боеприпасов в Западной Польше и лодзинского текстильного района.

Большое значение имела заблаговременная организация обороны за названными выше водными рубежами. Если бы она оказалась неподготовленной хотя бы с точки зрения тылового обеспечения, то вскоре всякое снабжение обороняющихся войск прекратилось бы. Но ничего подобного не произошло. Предусмотренное стратегическое развертывание, которое, однако, еще не было закончено к 1 сентября, скорее может быть объяснено следующими намерениями польского командования.

Далекую южную границу Польши должна была оборонять Карпатская армия, состоявшая главным образом из резервных соединений, расположенных уступом между Тарнувом и Львовом. По плану эта армия заканчивала развертывание к 6 сентября. Далее, в районе между Ченстоховом и Неймарктом создавалась группировка (армия “Краков” в составе шести дивизий, одной кавалерийской бригады и одной моторизованной бригады), которая должна была оборонять Верхнюю Силезию и во взаимодействии с группировкой в районе Велюнь (армия “Лодзь” в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад) воспрепятствовать продвижению германских частей на Варшаву. Позади этих сил в районе Томашув-Мазовецки, Кельце была предусмотрена еще одна группировка (армия “Пруссия” в составе шести дивизий и одной кавалерийский бригады).

Крупные силы (армия “Познань” — четыре дивизии и две кавалерийские бригады) были расположены в районе Познани, с тем, чтобы нанести удар с фланга по немецким войскам, наступающим из Померании или Силезии.

На границе с Восточной Пруссией одна небольшая группировка (две дивизии, две кавалерийские бригады) развертывалась в районе Сувалки, другая, более крупная (армия “Модлин” в составе четырех дивизий и двух кавалерийских бригад) — вдоль южной окраины Восточной Пруссии и третья (армия “Помереллен” — шесть дивизий) — в Польском коридоре. Такое распределение сил указывает на замысел предприняв наступление по сходящимся направлениям против немецких войск в Восточной Пруссии. Между тем возможности польской группировки, расположенной в “коридоре”, были весьма ограниченными, так как она могла быть быстро скована немецкими войсками, занимавшими исходные позиции в северо-восточной части Померании.

Небольшие резервы (в общей сложности три дивизии и одна кавалерийская бригада) находились у Вислы в районе Варшавы и Люблина.

Такое распыление армии, которая хотела все прикрыть и нигде не была сильной, не могло привести к успеху в войне против превосходящего, целеустремленно наступающего противника. Если вообще стоит говорить о какой-то стратегической ценности этого плана, его следует объяснить только совершенно явной недооценкой сил и возможностей противника. К тому же поляки жили еще отжившими представлениями о способах и формах ведения войны. Они полагали, что по примеру прошлых войн лишь после окончания стратегического развертывания и следующего за ним соприкосновения подвижных частей постепенно развернутся пограничные бои, в ходе которых должны возникнуть необходимые решения и изменения оперативных планов. Однако германское командование не собиралось начинать войну в такой устаревшей форме.

Боевые действия.

1 сентября Гитлер обратился к немецким солдатам со следующими словами: "Польское государство отказалось от мирного урегулирования конфликта, как это предлагал сделать я, и взялось за оружие... Несколько нарушений границы, которые нестерпимы для великого государства, доказывают, что Польша не намерена с уважением относиться к границам Рейха. Чтобы прекратить это безумие, у меня нет другого выхода, кроме как отныне и впредь силе противопоставить силу".

В 4:30 немецкая авиация нанесла бомбовые удары по аэродромам, узлам коммуникаций, экономическим и административным центрам Польши. А в 4 часа 45 минут, линейный корабль "Шлезвиг-Голштейн" ("Schleswig-Holstein") прибывший в бухту Гданьска заблаговременно, открыл огонь из артиллерийских орудий (четыре 280-мм пушки, десять 150-мм и четыре 88-мм орудия) по казармам и складам пригорода Вестерплятте. Сухопутные силы Германии вторглись в Польшу с севера, с запада и с юга. Германия осуществила массированное нападение, по всему периметру государственных границ Польши. Так началась война, которая переросла в мировую охватив 19 государств Европы, 10 - Азии, 11 - Африки и 4 - Америки. Степень боевого использования вооруженных сил различных государств была неодинаковой. Главная же тяжесть борьбы легла на советско-германский фронт. 3 сентября Англия, Франция объявила войну Германии, а за ними - Австралийский Союз, Новая Зеландия, Индия, Южно-Африканский Союз и Канада. США заявило о своем нейтралитете, к ним присоединились Мексика, Чили, Уругвай, Аргентина и Гватемала. Италия заявила, что не возьмет на себя инициативу участия в военных действиях. Японское правительство 7 сентября заявило, что оно будет придерживаться политики невмешательства в европейскую войну. Но объявив войну Германии Англия и Франция на помощь Польше не пришли. В день нападения Германии на Польшу 1 сентября 1939 года генерал Гамелен предоставил правительству план контрнаступления на линию "Зигфрида" между Рейном и Мозелем, при сдерживающих операциях на Верхнем Рейне и в секторе Люксембурга, но по политическим соображениям ему не было придано серьезного значения. К 10 сентября французы довели до штатной численности личный состав бронетанковых войск и артиллерии, они имели все, кроме желания нанести удар. Союзники имея преимущество в силах и средствах могли нанести решительный удар на западе и изменить ход войны в свою пользу. Генерал Йодль в связи с этим сказал: "Если мы еще в 1939 г. не потерпели поражения, то это только потому, что примерно 110 французских и английских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными".

В момент нападения Германии, Польские вооруженные силы не были готовы к войне. Завязались жестокие бои. Немецкое наступление развивалось на трех фронтах. Группа армий "Север" (Nord) под командованием генерал-полковника Федора фон Бока в составе 3-й и 4-й армий наносила удар из северо-западных районов Германии и Восточной Пруссии. Группа армий "Юг" (Sud) под командованием генерал-полковника Герда фон Рунштедта в составе 8-й, 10-й и 14-й армий, поддержанная 1-й и 2-й словацкими дивизиями атаковала с юго-востока Германии и из северной Словакии. В приграничных районах польские войска оказали сопротивление, но под ударами немецких войск вынуждены были отступить. В приграничных сражениях поляки потеряли до 100 единиц бронетанковой техники, но сохранили боеспособность. Выиграв, в течении пяти дней, приграничные сражения немецкая армия приступила к проведению дальнейших операций. Они привели к окружению и уничтожению почти всех еще державшихся западнее Вислы сил противника. Президент Польши Мосцицкий скрылся из Варшавы в первый же день войны. Муссолини с целью приостановить войну послал письмо на имя Гитлера. В ответном письме Гитлер писал: "В настоящее время превосходство германских вооруженных сил в Польше является таким огромным во всех областях, что польская армия будет разбита в скором времени. Я сомневаюсь, чтобы этот быстрый успех мог быть достигну, через год или два. Англия и Франция вооружили бы своих союзников настолько, что подавляющее техническое превосходство германских вооруженных сил не было бы столь очевидным. Я понимаю, дуче, что я вступаю в борьбу не на жизнь, а на смерть. Моя собственная судьба не имеет никакого значения, но я также знаю, что нельзя вечно избегать такой борьбы и нужно после холодного расчета выбрать момент для сопротивления с тем, чтобы обеспечить успех. Я твердо верю в этот успех, дуче". Преодолевая сопротивление польских войск, немцы к 8 сентября подошли к Варшаве, началась оборона Варшавы.

Восточнее Вислы 14-я и 3-я армии предприняли новую операцию. Глубокими ударами с юга и с севера они стремились окружить все польские соединения, находящиеся восточнее Вислы или отходящие в этот район. Словакия, ставшая после захвата Чехословакии суверенной, также участвовала в нападении на Польшу. Для ведения боевых действий было выделено две оперативные группы, в которую входило 6 пехотных батальона. 2 артиллерийские батареи и инженерная рота и конно-механизированная бригада состоящая из 2-х кавалерийских батальонов и 9 мобильных артиллерийских батарей. Словаки, совершив прорыв через Дукельский перевал и Нови-Сад, овладели Тарнувской областью на юго-западе Польши. Действие словацких войск поддерживали 358 боевых самолетов ВВС Словакии. Польские войска, пытаясь спасти Варшаву, в районе реки Бура 9 сентября 1939 года начали наступление в стык оголенным флангам, наступающих 8-й и 10-й немецких армий. Сражение развернулось в районе ограниченного с севера р. Висла, с юга ее притоком Бзура, с запада и востока городами Кутно и Сухачево. Не имея крупных резервов отражение контрудара возложили на авиацию. В течении двух суток 273 немецких самолета разрушили мосты через р. Бузуру. Под Прагой, предместье Варшавы, немецкая авиация уничтожила батареи тяжелой польской артиллерии, сдерживающих продвижение немецких войск.

В районе Гдыни и Хеля польские войска, около 18000 человек, продолжали оборону военно-морской базы польского флота, будучи отрезанной, еще 3 сентября. В районе Гдыни 13 сентября польские войска капитулировали. Гарнизон Хеля сражался и капитулировал только 2 октября.

Командующий польской армией маршал Польши Эдвард Рыдз-Смиглы, оставив свой пост в Варшаве и уехал в Брестскую крепость 7 сентября, а 10 сентября, оставив на произвол свои войска, убежал в Румынию. Представитель французской армии при польском генштабе 10 сентября доложил в Париж, что "здесь царит полнейший хаос. Главное польское командование почти не имеет связи с воюющими армиями и крупными частями. Не имеет ровно никакой информации о продвижении неприятеля и даже о положении своих собственных войск информировано очень неполно или вовсе не информировано. Генеральный штаб распался на две части. Польская армия собственно была разгромлена в первые же дни". 14-я немецкая армия, захватив Краков продвигалась по обе стороны верхнего течения Вислы, в направлении на восток, в районе Рава-русская, Томашув столкнувшись с отходившими войсками польской армии, под командованием генерала Пистора были остановлены. К 16 сентября польские войска были окружены и уничтожены. 10-я армия продвигаясь на Радом 13 сентября окружила и уничтожила остатки пяти польских дивизий. Затем продолжила наступление соединилась с частями 14-й армии, достигли реки Буг в районе Влодава и 16 сентября установили там связь с передовыми частями 3-й армии, подтягивающимися с севера через Брест. Внешнее кольцо окружения было сомкнуто. Польские части армии "Познань" восточнее Варшавы были окружены, в ночь 21 сентября остатки польских войск капитулировали. В боях на реке Бзура поляки потеряли около 170 танков и бронеавтомобилей. Немцами было захвачено 120000 пленных, 320 артиллерийских орудий, 40 танков, 130 самолетов. После разгрома польских войск под Бзурой, со второй половины сентября польское верховное командование управлять действиями вооруженных сил было не в состоянии. Основная часть территории Западной Польши до Вислы и Саны была захвачена немецкими войсками.. Продвигаясь на юго-восток, подвижные части Гудериана 14 сентября подошли к крепости Брест, и 17 сентября крепость была захвачена. Продолжив наступление в южном направлении, в обход Брест-Литовска и у Влодавы установили связь с передовыми частями 10-й армии.

К 16 сентября немецкие войска вышли на линию, в 150-250 км. от границы с Советским Союзом, Люблин - Осовец - Белсток - Бельск - Каменец-Литовск - Брест-Литовск - Влдова - Владимир-Волынск - Замосц - Львов - Самбор. Немецкие танковые и моторизованные войска могли в течение 4-8 суток занять всю восточную Польшу, так как перед ними не существовало организованного польского фронта. В 2 часа ночи 17 сентября Сталин лично пригласил к себе Шуленбурга и сообщил ему: что в 6 часов того же утра, Красная Армия перейдет польскую границу. 17 сентября в 6 часов утра Советские войска, включающие в себя шесть армий и конно-механизированную группу. Советские войска имели в своем составе: 16 танковых и 2 мотострелковых бригады, всего 6190 танков, 9140 артиллерийских орудий, 800 самолетов, 1 500000 человек, вошли в Польшу, с целью освобождения западных областей Белоруссии и Украины. Глубина действий войск фронтов устанавливалась по линии латвийской, литовской и германской границ, далее по рекам Писса, Нарев, Висла и Сан, по венгерской и румынской границ.

Ближайшей задачей войск было уничтожение и пленение вооруженных сил Польши, действующих восточнее литовской границы и линии Гродно - Кобрин. 17 сентября СССР, вступил в войну, но не на стороне Германии, а в качестве третьей силы, действующей в собственных интересах. Основные силы польской армии сражались с немецкими войсками, когда Советские войска вошли в Польшу. На восточной границе Польши находилось 25 батальонов и 7 эскадронов пограничной охраны, около 12000 человек. Сильные бои вспыхнули восточнее Белостока и Бреста, в районах Ковеля и Львова, под Гродно. Танковые и мотострелковые бригады, как правило, действовали самостоятельно в отрыве от стрелковых войск, имея в отдельных случаях до батальона пехоты, посаженной на танки. Захватив Вильно, Гродно и Львов, советские войска подошли к реке Буг. Советские армии продолжали наступать к линии, предусмотренной соглашением с Германией. 28 сентября 1939 года состоялось официальное подписание русско-германского договора о разделе Польши.

На 23 сентября. Красная Армия захватила: пленными 217 000 человек, 900 артиллерийских орудий, 10 тысяч пулемётов, 1 миллион снарядов. Потери Красной Армии в ходе военных действий составили 734 человека убитыми и 1 862 ранеными.

Начиная с 9 сентября попытки немецких войск овладеть столицей Польши Варшавой, наталкиваясь на величайшую стойкость и героизм поляков неоднократно терпели провал. С 25 сентября немецкое командование приступило к массированному артиллерийскому обстрелу Варшавы. Штурм города 25 и 27 сентября также провалился. Из-за отсутствия снабжения Варшава, брошенная правительством и армейским командованием, капитулировала. Польское правительство 6 сентября покинуло Варшаву. К 13 сентября оно разместилось в Залещики - город у самой румынской границы, а 16 сентября оно ушло в Румынию. После падения Варшавы и из-за отсутствия снабжения 29 сентября капитулировала крепость Модлин. Страна с населением в 35 миллионов перестала существовать на карте Европы. После поражения Польши Уинстон Черчилль, замечая о тогдашнем польском руководстве, резюмировал: "Храбрейшими из храбрых руководили гнуснейшие из гнусных". К началу октября Германо-Польская война, продолжавшаяся чуть больше месяца, закончилась. Немецкие потери составили 8400 человек погибших и около 4500 пропавших без вести, около 30000 раненых, до 993 танков и бронемашин, из них 400 танков типа Pz.Kpfw I, около 400 артиллерийских орудий и около 900 самолетов сбитых или поврежденных. Польские потери составили 66300 погибших, 133700 раненных и 694 000 пленных. Около 100000 спаслись бегством через границы Литвы, Венгрии, Румынии. В меморандуме для военному кабинету 25 сентября 1939 года Уинстон Черчиль отмечал: "...Разница фактически не так велика, как могло показаться. Русские мобилизовали очень большие силы и показали, что они в состоянии быстро и далеко продвинуться от своих довоенных позиций. Сейчас они граничат с Германией, и последняя совершенно лишена возможности, обнажить Восточный фронт. Для наблюдения за ним придется оставить крупную германскую армию. Насколько мне известно, генерал Гамелен определяет ее численность, по меньшей мере в 20 дивизий, но их вполне может быть 25 и даже больше. Поэтому Восточный фронт потенциально существует".

1 октября 1939 года выступая по радио. Черчилль заявил: "Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть...".

В Польше, Норвегии и Франции оттачивалась концепция "блицкрига", молниеносной войны. Схема "артиллерия и пехота прорывают оборону противника" заменена схемой "авиация и танки прорывают оборону", затем танки устремляются вперед, совершая глубокий обходной маневр по сходящимся направлениям, согласно канонам советского военного искусства. Командующий советскими войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д. Г. Павлов в своем докладе "Использование механизированных соединений в современной наступательной операции и ввод механизированного корпуса в прорыв" так оценивал боевые действия немцев в Польше:

"...Во время германо-польской войны немцы развернули на своей границе 5 подвижных групп на фронте до 600 км, всего 12 танковых, 7 легких и 5 мотодивизий. В пограничном сражении подвижные группы действовали с пехотой, среднесуточное продвижение составляло 10-12 км. Глубина проникновения 20-40 км. Только группа Гудериана, не встретив сопротивления, сразу вышла на глубину до 100 км. Этот этап длился 3-4 дня. Сломив сопротивление поляков, и быстро приведя себя в порядок, подвижные группы начали преследование. Глубина оперативного маневра достигала 200-400 км, суточные переходы составляли 50-60 км. Продолжительность отрыва от пехоты достигала 2-5 суток. Этот этап закончился на р. Висла. Третий этап (преследование) закончился на р. Буг, когда организованного сопротивления уже не было. Такое использование мехсоединений привело к тому, что в 16-17 дней Польша была разгромлена. Однако наши взгляды в отношении применения танков оказались наиболее правильными, и нашли себе подтверждение в действиях немецких танковых соединений в Польше и на Западе... Немцы ничего нового не выдумали. Они взяли то, что у нас было, немножко улучшили и применили. Если посмотрите вот на эту схему, на массовую атаку танков, а вы знаете, что Красная Армия была за массовое применение их, то вы увидите, что здесь используются 4 эшелона.

Первый эшелон для самостоятельных действий в глубине. Он идет, не обращая внимания на противника, находящегося в обороне, и только своими фланговыми частями решает задачу по уничтожению или разрушению целей, мешающих продвижению.

Второй эшелон действует в районе огневых позиций артиллерии. Вы помните, что это у нас именовалось танками ДД.

Третий эшелон непосредственно поддерживает пехоту во все время преодоления ею глубины обороны противника.

И, наконец, четвертый эшелон. Это резерв, который используется, смотря по обстановке, или для расширения прорыва, или для уничтожения тех огневых средств, которые остались нетронутыми. Этот прием против противника в полевой обороне немцы применяли всегда там, где перед оборонительной полосой не было водной преграды или сильно укрепленного рубежа". Артиллерия, в этой компании, в основном применялась для борьбы с танками и отдельными огневыми точками противника. Немцы в ходе артиллерийской подготовки атаки вела огонь по батареям противника, пехотным орудиям и противотанковым средствам. Иногда, в ходе огневой поддержки наступающих войск, применялся огневой вал, но в результате несогласованных действий наступающих и артиллерии результат был минимальным. Так описывает действия немецких войск при штурме Брестской крепости Гудериан: "20-я мотодивизия и 10-я танковая дивизия 16 сентября начали совместное наступление на цитадель. Штурмом взяли гребень вала, но атака захлебнулась, так как пехотный полк 10-й танковой дивизии не выполнил приказа наступать непосредственно за огневым валом артиллерии. Когда полк, в передовые подразделения которого я тотчас же направился, с опозданием и уже без приказа вновь предпринял атаку, он понес, к сожалению, тяжелые потери, не достигнув успеха". Немецкая артиллерия в в ходе наступления вела огонь по отдельным целям, препятствующим наступлению своих войск. Противотанковая артиллерия успешно боролась бронетехникой и бронепоездами противника. Большая часть польских бронепоездов была подбита немецкой противораковой артиллерией. Воздействие польской артиллерии на противника была незначительной. Прежде всего, из-за господства в воздухе немецкой авиации. Кроме того, одной из главных задач немецких танковых войск был стремительный прорыв в районы расположения артиллерии противника и уничтожение артиллерии. В результате артиллерия не успевала выполнять задачи по огневой поддержке своих обороняющихся войск.

Польская противотанковая артиллерия успешно боролась с немецкими танками, но она была малочисленна. Огнем 37 мм противотанковых пушек было уничтожено 78 немецких танков Pz.Kpfw II, из 1200. Польскими танками 7ТР было уничтожено около 200 немецких танков.

27 сентября на совещании главнокомандующих видами вооруженных сил и их начальников штабов Гитлер приказал готовить наступление на западе с целью разгромить Францию, операция получила название "Гельб".

Показать источник
Автор: Олег Бегинин и Самардак Вячеслав Андреевич
Просмотров: 20680

В представленой статье изложена точка зрения автора, ее написавшего, и не имеет никакого прямого отношения к точке зрения ведущего раздела. Данная информация представлена как исторические материалы. Мы не несем ответственность за поступки посетителей сайта после прочтения статьи. Данная статья получена из открытых источников и опубликована в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав информация будет убрана после получения соответсвующей просьбы от авторов или издателей в письменном виде.

Сотрудничество
Реклама на сайте


army.lv

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о