Советские летчики-асы в Корейской войне

12 апреля 1951 года американцы назвали «чёрным четвергом». В воздушном бою над Кореей советским лётчикам удалось сбить 12 американских бомбардировщиков В-29, носивших название «сверхкрепостей» и считавшихся до того практически неуязвимыми.

Всего же за годы Корейской войны (1950-1953гг.) советскими асами было сбито 1097 самолётов американцев. Ещё 212 уничтожили наземные средства ПВО.
Сегодня коммунистическая Северная Корея воспринимается, как некий рудимент Холодной войны, некогда разделившей мир на советский и капиталистические лагеря.
Однако шесть десятилетий назад за то, чтобы это государство сохранилось на карте мира, отдали жизнь сотни советских лётчиков.

Если точнее, согласно официальной версии во время Корейской войны погиб 361 советский военнослужащий. Ряд специалистов считает, что это заниженные данные, так как в список потерь не были включены те, кто скончался от ран в госпиталях СССР и Китая.

Данные о соотношении потерь американской и советской авиации сильно разнятся. Однако даже историки США безоговорочно признают, что потери американцев на порядок выше.

Объясняется это, во-первых, превосходством советской военной техники. Командование ВВС США, в конце концов, вынуждено было признать, что бомбардировщики В-29 очень уязвимы перед огнём 23 и 37-мм пушек, которые находились на вооружении советских истребителей МиГ-15. Всего несколько попавших в бомбардировщик снарядов могли погубить его. Пушки, которыми вооружались «миги» (калибра 37 и 23-мм) имели значительно большую дальность эффективного огня, а также разрушительную мощь по сравнению с крупнокалиберными пулеметами В-29.

Кроме того, пулеметные установки, установленные на крылатых «крепостях», не могли обеспечить эффективный огонь и прицеливание по самолетам, которые атаковали на скорости сближения на уровне 150-160 метров в секунду.
Ну, и, конечно, значительную роль сыграл «человеческий фактор». Большинство советских лётчиков, принимавших участие в воздушных схватках, имели огромный боевой опыт, полученный в годы Великой отечественной войны.

Да, и в послевоенные годы обучению боевых лётчиков в СССР придавалось огромное значение. В результате, к примеру, генерал-майор авиации Николай Васильевич Сутягин за три года Корейской войны сбил 19 самолётов противника. Не считая трёх, гибель которых подтвердить не удалось. Столько же (19 подтверждённых побед) сбил Евгений Георгиевич Пепеляев.

Советских асов, сбивших 10 и более американских машин, было 13 человек.
Средняя общая численность личного состава корпуса по состоянию на 1952 год составляла 26 тысячи человек. Поочередно сменяясь, в Корейской войне приняли участие 12 советских истребительных авиационных дивизий, 4 зенитных артиллерийских дивизии, 2 отдельных (ночных) истребительных авиационных полка, 2 зенитных прожекторных полка, 2 авиационные технические дивизии и 2 истребительных авиационных полка ВВС ВМФ. Всего в Корейской войне приняли участие около 40 тысяч советских военнослужащих.

Долгое время героизм и даже просто участие советских лётчиков в ожесточённых воздушных схватках в небе над Кореей тщательно скрывались.
Все они имели китайские документы без фотографий, носили форму китайских военнослужащих.

Маршал авиации, прославленный советский истребитель Иван Кожедуб признавался в одном из интервью, что «вся эта маскировка была шита белыми нитками» и, смеясь, говорил, что на три года его фамилия стала ЛИ СИ ЦЫН. Однако во время воздушного боя лётчики говорили по-русски, в том числе с помощью «идиоматических выражений». Поэтому у американцев не оставалось никаких сомнений в том, кто воюет с ними в небе над Кореей.

Интересно, что официальный Вашингтон хранил молчание все три года войны о том, что за штурвалами большинства МиГов, в пух и прах разносивших «летающие крепости» — русские.

Спустя много лет после окончания горячей фазы Корейской войны (официально мир между Северной и Южной Креей до сих пор не заключён) военный советник президента Трумэна Пол Нитце признался, что им был подготовлен секретный документ. В нём анализировалось, стоит ли разглашать прямое участие советских лётчиков в воздушных схватках. В итоге правительство США пришло к выводу о том, что делать этого нельзя. Ведь большие потери американских ВВС тяжело переживались всем обществом и возмущение от факта, что «виноваты в этом русские» могло привести к непредсказуемым последствиям. В том числе, к ядерной войне.

Фото: airaces.ru
koreanwaronline.com

russian7.ru

Какие боевые потери СССР понес в Корейской войне — Рамблер/новости

Конфликт на Корейском полуострове стал первым серьезным противостоянием СССР и Запада в рамках «холодной войны». Крайне острожное поведение руководства страны позволило свести количество жертв среди советских военных до минимума.

Победить нельзя

Ранним утром 25 июня 1950 года 10 южнокорейских дивизий вторглись на территорию своего северного соседа. Контрудар Пхеньяна последовал незамедлительно. Так началась Корейская война. Американское правительство под предлогом борьбы с «коммунистической чумой» вынудило 53 государства принять резолюцию, оправдывающую военное вмешательство в корейский конфликт. 15 стран, включая США, Великобританию и Канаду, решили вступить в войну на стороне Южной Кореи, к Северной Корее присоединились СССР и Китай.

Особенностью Корейской войны было столкновение больших группировок на ограниченном пространстве, что повлекло за собой многочисленные жертвы. К примеру, более 80% потерь армии США пришлось на сухопутные силы. Отсутствие явного перевеса у какой-либо из противоборствующих сторон (примерно по 1 млн военных в составе Северной и Южной коалиций) привело к невозможности разрешить конфликт военным путем. Применить тогда атомное оружие американцы так и не решились.

Па самым скромным подсчетам, американские войска убитыми потеряли в Корее около 54 тысяч солдат и офицеров, свыше семи тысяч американцев оказались в плену, почти 400 человек пропали без вести, 22 человека предпочли не возвращаться на родину. Обе Кореи на этой страшной войне недосчитались около 9 миллионов своих граждан, 80% из которых оказались мирными жителями.

Людские потери СССР

Вплоть до середины 70-х годов партийное руководство отрицало участие советских военных в корейском конфликте. В различных документах, наградных листах и похоронках речь шла об «особо важном задании партии и правительства». Возможно вследствие такой скрытности статистические данные о погибших долгое время разнились — в диапазоне от 200 до 1500 человек.

Советский Союз в Корейской войне был представлен преимущественно военно-воздушными силами. В конфликте принимало участие около 26 тысяч советских летчиков, все они входили в ударную группу трех авиадивизий 64-го истребительного авиационного корпуса.

Советские летчики совершили в корейское небо более 63 тысяч вылетов, принимая участие примерно в двух тысячах воздушных боев. Современные данные свидетельствуют, что за все время боевых действий наш авиационный корпус потерял 120 летчиков. Практические все они были похоронены на русском кладбище в китайском городе Далянь (в прошлом Дальний) — там, где покоятся жертвы Порт-Артура. Для сравнения, американские ВВС потеряли 1609 человек, из них 1097 были уничтожены советскими летчиками.

Общие боевые потери Советского Союза в Корейской войне — 466 человек, из них 299 погибших (146 офицеров) и 167 раненых (преимущественно из наземного персонала). При этом ни один из советских граждан так или иначе учувствовавших в конфликте не попал в плен. Потери китайских солдат в этой войне оказались несравнимо больше: 60 тысяч погибших, 383 тысячи раненых, 21 тысяча пленных, 4 тысячи пропавших без вести. Общее число погибших в коммунистическом блоке превысило 170 тысяч человек.

Историк и публицист Евгений Норин низкие потери советской стороны в боевых действиях объясняет в первую очередь осторожностью командования, а также тем, что советские летчики воевали преимущественно над территорией Северной Кореи.

Потери в технике

Советский 64-й истребительный авиакорпус вступил в войну в ноябре 1950 года, на его вооружении находились новейшие на то время реактивные истребители МиГ-15. Эта модель по многим характеристикам превосходила участвовавшие в боях над Кореей американские машины F-80 и F-84. По мнению специалистов, даже поступившие на вооружение F-86 («Сейбр») с трудом могли соперничать с советскими истребителями.

МиГ-15 был лучше «Сейбров» по многим параметрам: высота полета, разгон, скороподъемность, маневренность, а также вооружение — 3 пушки против 6 пулеметов. Впрочем, буквальное техническое сравнение советской и американской машин некорректно, так как они были призваны решать разные боевые задачи. Цели МиГов — тяжелые бомбардировщики В-29, а F-86 охотились непосредственно за самими МиГами.

Согласно советским данным МиГи над небом Кореи сбили 69 самолетов B-29, американцы считают, что было уничтожено всего 16 «Боингов». Что касается МиГов, то по информации советской стороны было сбито 335 таких машин, американцы заявляют от 792 истребителях.

Согласно данным военного писателя Михаила Барятинского расклад по потерям бронетехники такой: в боях было подбито 97 танков Т-34-85, которым удалось уничтожить только 34 американские бронемашины. Всего в Корее за 1950-53 годы было выведено из строя 239 Т-34-85 и СУ-76. Такие потери во многом объясняются тем, что средний советский танк Т-34-85 являлся уже устаревшей моделью, заметно уступая по своим боевым характеристикам новейшим танкам армии США.

Имея примерно одинаковое бронирование, американский «Шерман» все же превосходил советский танк в точности и скорострельности орудия. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что советской бронетехникой управляли корейцы, тогда как в «Шерманах» находились американские или британские экипажи.

Несмотря на минимальные людские потери СССР в Корейской войне, считается что итоги для нашей страны были менее успешными, чем для США. Ведь главной цели — создания объединенной коммунистической Кореи — достигнуть так и не удалось. Кроме того, если США по итогам войны в лице Японии и Германии приобрели новых союзников, то СССР наоборот на долгое время испортил отношения с Китаем. Среди плюсов этого конфликта — демонстрация всему миру эффективности советской истребительной авиации и бесценный боевой опыт для военных.

Читайте также

news.rambler.ru

Сколько на Корейской войне погибло советских военных — Рамблер/новости

Конфликт на Корейском полуострове стал первым серьезным противостоянием СССР и Запада в рамках «холодной войны». Крайне острожное поведение руководства страны позволило свести количество жертв среди советских военных до минимума.

Победить нельзя

Ранним утром 25 июня 1950 года 10 южнокорейских дивизий вторглись на территорию своего северного соседа. Контрудар Пхеньяна последовал незамедлительно. Так началась Корейская война. Американское правительство под предлогом борьбы с «коммунистической чумой» вынудило 53 государства принять резолюцию, оправдывающую военное вмешательство в корейский конфликт. 15 стран, включая США, Великобританию и Канаду, решили вступить в войну на стороне Южной Кореи, к Северной Корее присоединились СССР и Китай.

Особенностью Корейской войны было столкновение больших группировок на ограниченном пространстве, что повлекло за собой многочисленные жертвы. К примеру, более 80% потерь армии США пришлось на сухопутные силы. Отсутствие явного перевеса у какой-либо из противоборствующих сторон (примерно по 1 млн военных в составе Северной и Южной коалиций) привело к невозможности разрешить конфликт военным путем. Применить тогда атомное оружие американцы так и не решились.

Па самым скромным подсчетам, американские войска убитыми потеряли в Корее около 54 тысяч солдат и офицеров, свыше семи тысяч американцев оказались в плену, почти 400 человек пропали без вести, 22 человека предпочли не возвращаться на родину. Обе Кореи на этой страшной войне недосчитались около 9 миллионов своих граждан, 80% из которых оказались мирными жителями.

Людские потери СССР

Вплоть до середины 70-х годов партийное руководство отрицало участие советских военных в корейском конфликте. В различных документах, наградных листах и похоронках речь шла об «особо важном задании партии и правительства». Возможно вследствие такой скрытности статистические данные о погибших долгое время разнились — в диапазоне от 200 до 1500 человек.

Советский Союз в Корейской войне был представлен преимущественно военно-воздушными силами. В конфликте принимало участие около 26 тысяч советских летчиков, все они входили в ударную группу трех авиадивизий 64-го истребительного авиационного корпуса.

Советские летчики совершили в корейское небо более 63 тысяч вылетов, принимая участие примерно в двух тысячах воздушных боев. Современные данные свидетельствуют, что за все время боевых действий наш авиационный корпус потерял 120 летчиков. Практические все они были похоронены на русском кладбище в китайском городе Далянь (в прошлом Дальний) — там, где покоятся жертвы Порт-Артура. Для сравнения, американские ВВС потеряли 1609 человек, из них 1097 были уничтожены советскими летчиками. [С-BLOCK]

Общие боевые потери Советского Союза в Корейской войне — 466 человек, из них 299 погибших (146 офицеров) и 167 раненых (преимущественно из наземного персонала). При этом ни один из советских граждан так или иначе учувствовавших в конфликте не попал в плен. Потери китайских солдат в этой войне оказались несравнимо больше: 60 тысяч погибших, 383 тысячи раненых, 21 тысяча пленных, 4 тысячи пропавших без вести. Общее число погибших в коммунистическом блоке превысило 170 тысяч человек.

Историк и публицист Евгений Норин низкие потери советской стороны в боевых действиях объясняет в первую очередь осторожностью командования, а также тем, что советские летчики воевали преимущественно над территорией Северной Кореи.

Потери в технике

Советский 64-й истребительный авиакорпус вступил в войну в ноябре 1950 года, на его вооружении находились новейшие на то время реактивные истребители МиГ-15. Эта модель по многим характеристикам превосходила участвовавшие в боях над Кореей американские машины F-80 и F-84. По мнению специалистов, даже поступившие на вооружение F-86 («Сейбр») с трудом могли соперничать с советскими истребителями.

МиГ-15 был лучше «Сейбров» по многим параметрам: высота полета, разгон, скороподъемность, маневренность, а также вооружение — 3 пушки против 6 пулеметов. Впрочем, буквальное техническое сравнение советской и американской машин некорректно, так как они были призваны решать разные боевые задачи. Цели МиГов — тяжелые бомбардировщики В-29, а F-86 охотились непосредственно за самими МиГами.

Согласно советским данным МиГи над небом Кореи сбили 69 самолетов B-29, американцы считают, что было уничтожено всего 16 «Боингов». Что касается МиГов, то по информации советской стороны было сбито 335 таких машин, американцы заявляют от 792 истребителях. [С-BLOCK]

Согласно данным военного писателя Михаила Барятинского расклад по потерям бронетехники такой: в боях было подбито 97 танков Т-34-85, которым удалось уничтожить только 34 американские бронемашины. Всего в Корее за 1950-53 годы было выведено из строя 239 Т-34-85 и СУ-76. Такие потери во многом объясняются тем, что средний советский танк Т-34-85 являлся уже устаревшей моделью, заметно уступая по своим боевым характеристикам новейшим танкам армии США.

Имея примерно одинаковое бронирование, американский «Шерман» все же превосходил советский танк в точности и скорострельности орудия. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что советской бронетехникой управляли корейцы, тогда как в «Шерманах» находились американские или британские экипажи.

Несмотря на минимальные людские потери СССР в Корейской войне, считается что итоги для нашей страны были менее успешными, чем для США. Ведь главной цели — создания объединенной коммунистической Кореи — достигнуть так и не удалось. Кроме того, если США по итогам войны в лице Японии и Германии приобрели новых союзников, то СССР наоборот на долгое время испортил отношения с Китаем. Среди плюсов этого конфликта — демонстрация всему миру эффективности советской истребительной авиации и бесценный боевой опыт для военных.

Читайте также

news.rambler.ru

Русские летчики против американских в Корейской войне. Истребление

Согласно советской статистике соотношение потерь составляло 1:3,4 в пользу советской авиации, то есть на один сбитый советский истребитель приходилось 3,4 сбитых самолёта всех типов (истребители, штурмовики, бомбардировщики, разведчики) авиации США и ООН

Обломки B-29, сбитого 9 ноября 1950 года советскими МиГ-15

Коре́йская война́ — конфликт между Северной Кореей и Южной Кореей, длившийся с 25 июня 1950 по 27 июля 1953 года (хотя официального окончания войны объявлено не было). Часто этот конфликт времён холодной войны рассматривается как опосредованная война между США c их союзниками и силами КНР и СССР.

12 апреля 1951 года полковник Кожедуб повел в бой советскую истребительную авиадивизию

В небе над корейским полуостровом советские летчики воевали под чужими именами. Форма на них была китайская, а личные документы не имели никаких фотографий. Вот что рассказывает о тех давних событиях Герой Советского Союза Сергей Макарович Крамаренко.

Командование отобрало 32 летчиков, в основном из числа участников Великой Отечественной войны. Добровольцев собрали в три эскадрильи. Я был назначен заместителем командира 3-й эскадрильи, которую возглавлял Герой Советского Союза Александр Васько.

Командиром нашей группы, которая получила наименование 324-я истребительная авиадивизия, был назначен блестящий летчик, выдающийся ас Второй мировой войны, Трижды Герой Советского Союза полковник Иван Кожедуб.

ПЕРВЫЙ БОЙ

2 апреля 1951 года в составе авиационного звена (две пары самолетов) я вылетел на перехват реактивного разведчика Б-45. Звено подняли слишком поздно, и мы увидели группу противника в составе разведчика Б-45 и 8 самолетов Ф-86 «Сейбров», идущую на встречно-пересекающихся курсах на 1000–1500 метров выше нас. Но несмотря на то, что мы находились в невыгодном положении, я решил атаковать американцев. Ведущему нашей второй пары капитану Лазутину удалось занять удобное положение в пятистах метрах снизу и сзади разведчика. Но атака по разведчику не получилась, самолет, увидев нас, прибавил газу и ушел к себе домой.

На нас набросились «Сейбры». Мне пришлось дать по ним очередь издалека, чтобы не дать сбить Лазутина, который после неудачной попытки атаковать Б-45 оказался далеко внизу. Самолеты резко ушли вверх. В этот момент мою пару атаковало второе звено «Сейбров». Ведущий группы зашел в хвост моему ведомому Сергею Родионову и стал быстро с ним сближаться, готовясь в любую секунду открыть огонь из всех своих шести крупнокалиберных пулеметов. Понимая, что не успеваю отбить атаку, даю Родионову команду сделать переворот. Родионов немедленно выполнил команду и ушел буквально из-под носа «Сейбра». Сделав правый разворот со снижением, я оказался в выгодном положении сзади этого «Сейбра» и с дистанции 400–500 метров открыл по нему огонь. Трасса прошла перед «Сейбром» и несколько снарядов разорвалось на фюзеляже. Сейбр сразу прекратил преследование, развернулся под меня и ушел вниз.

В этот момент на меня свалилась сверху вторая пара «Сейбров», но я правым разворотом ушел из-под атаки. Они попытались последовать за мной, но Родионов оказался сзади этой пары и открыл по американцам огонь, чем вынудил их прекратить атаку. После этого «Сейбры» ушли за разведчиком. Мы стали преследовать до береговой черты, за которую нам запрещалось заходить.


В прицеле советского МиГа американский бомбардировщик Б-29

«ВСЕМ ВЗЛЕТ!»

12 апреля мы, как обычно, с рассветом прибыли на аэродром. Осмотрели самолеты. Дежурное звено было в готовности № 1 (4 летчика в самолете в готовности к немедленному вылету), остальные летчика расположились у самолетов или отдыхали в непосредственной близости от аэродрома. Внезапно поступила команда: всем быть готовыми к взлету. Не успели сесть в самолеты, как последовала команда: «Всем запуск и взлет».

Один за другим «МиГи» начали выруливать на взлетную полосу. Взлетела первая эскадрилья, затем вторая, потом наша, третья. Я во главе шести самолетов находился в группе прикрытия. Наша задача – не дать вражеским истребителям атаковать две передние эскадрильи, составляющие ударную группу, основная задача которой – атаковать бомбардировщики и штурмовики противника.

Вслед за нашим полком, который возглавлял подполковник Вишняков, поднялся в воздух и полк подполковника Пепеляева. Это был первый случай, когда Кожедуб поднял в воздух все боеспособные самолеты нашей дивизии. На земле осталась только дежурная пара.

Впоследствии полковник Кожедуб рассказывал, что в тот день с радиолокационных станций поступило сообщение об обнаружении большой группы самолетов противника, направлявшихся в сторону нашего аэродрома. Он обратил внимание, что скорость полета этой группы была небольшой – около 500 км/час. Ориентируясь на скорость (у истребителей скорость обычно была 700–800 км/час), он понял, что летит большая группа бомбардировщиков, и поэтому решил, что для отражения этого массированного налета необходимо поднять в воздух все истребители дивизии. Решение было рискованным, но, как оказалось, совершенно правильным.

Набрав высоту, стремясь догнать переднюю эскадрилью, я увеличил обороты. Идем с набором высоты на север. Под нами горы, справа – узкая голубая лента воды. Это река Ялуцзян. За ней – Северная Корея. Высота 5000 метров. Полк начинает плавный разворот вправо. Я увеличиваю крен, срезаю разворот, за счет меньшего радиуса догоняю переднюю группу и занимаю свое место примерно в 500–600 метрах сзади ударной группы.

Пересекаем реку и идем на юг. С командного пункта передают, что навстречу в 50 км идет большая группа самолетов противника. Высота 7000 метров. Я набираю на всякий случай еще 500 метров над ударной группой. Боевой порядок занят.

Вскоре ведущий нашего полка передал: «Впереди слева внизу противник». Смотрю влево вниз. Навстречу, слева и ниже, летят бомбардировщики – две группы огромных серых машин. Это знаменитые американские «летающие крепости» Б-29. Каждая такая машина берет на борт 30 тонн бомб, имеет на вооружении 8 крупнокалиберных пулеметов. Бомбардировщики летят ромбами из 4 звеньев по 3 самолета, всего 12 самолетов в группе. Затем еще 3 ромба. За ними сзади на 2–3 км и чуть выше нас летят десятки истребителей, целая туча серо-зеленых машин. Около сотни «Тандерджетов» и «Шутинг Старов».

ОГНЕННАЯ КАРУСЕЛЬ

Командир полка дает команду: «Атакуем, прикрой!» – и начинает левый разворот с резким снижением. Ударные группы – восемнадцать «МиГов» – устремляются за ним вниз. Истребители противника оказываются сзади и выше наших атакующих самолетов. Самый опасный момент. Настало время и нам вступить в бой.

Группе прикрытия надо сковать истребителей противника и, связав их боем, отвлечь от защиты своих бомбардировщиков. Даю команду ведомым: «Разворот влево, атакуем!» – и начинаю резкий разворот влево с небольшим набором высоты. Оказываюсь сзади и ниже ведущего группы американских истребителей, в самой их гуще. Быстро прицеливаюсь и открываю огонь по переднему самолету группы. Первая очередь проходит чуть сзади, вторая накрывает его. Он переворачивается, из сопла его самолета идет сизо-белый дым. «Тандерджет», крутясь, уходит вниз.

Американцы от неожиданности, не понимая, кто их атакует и какими силами, опешили. Но это продолжалось недолго. Вот один из них дает по мне очередь, трасса проходит выше самолета, но устремившиеся за мной Родионов и Лазутин со своими ведомыми, видя, что я в опасности, открывают по нему и другим самолетам огонь. Видя перед собой трассы, американцы отворачивают, и я получаю возможность стрельбы по следующему самолету, но в этот момент впереди меня проходит трасса. Смотрю назад: один из «Тандерджетов» стреляет метров со ста. В этот момент через него проходит трасса снарядов авиапушки Лазутина. Несколько снарядов взрывается на самолете. «Тандерджет» перестает стрелять, переворачивается и уходит вниз.

Перед носом самолета новая трасса. Я резко хватаю ручку на себя. Самолет выполняет что-то немыслимое, то ли виток скоростного штопора, то ли бочку, и я оказываюсь внизу и сзади под «Тандерджетом». Атакую этот «Тандерджет» снизу, но он уходит резким разворотом влево. Проскакиваю мимо двух «американцев». Родионов стреляет по ним. Они резко разворачиваются и уходят вниз. Мы выходим над ними вверх. Смотрю вниз. Находимся как раз над бомбардировщиками. Наши «МиГи» расстреливают «летающие сверхкрепости». У одной отвалилось крыло, и она разваливается в воздухе, три или четыре машины горят. Из горящих бомбардировщиков выпрыгивают экипажи, десятки парашютов висят в воздухе. Такое впечатление, что выброшен воздушный десант.

А бой только набирал обороты. Вишняков выбрал себе целью самолет ведущего группы, но при сближении со строем бомбардировщиков попал под огонь пулеметных установок шедших сзади нескольких ведомых бомбардировщиков. Его самолет буквально столкнулся со стеной из трасс, и он вынужден был выйти из атаки. Между тем отвлечением огня всей группы бомбардировщиков по самолету Вишнякова воспользовалась пара «МиГов» Щеберстова и Геся, следовавшая за парой Вишнякова. Их «МиГи» почти беспрепятственно сблизилась с ведомыми бомбардировщиками первого звена, и с дистанции примерно 600 метров Щеберстов открыл огонь из всех трех пушек по крайнему бомбардировщику. Разрывы снарядов накрыли бомбардировщик. Поскольку это были снаряды фугасного действия, то их взрывы причиняли большие разрушения самолетам. Особенно огромными, по несколько квадратных метров, были дыры в плоскостях от снарядов 37-миллиметровых пушек.

Несколько снарядов попали в моторы бомбардировщика. Из них потянулись длинные языки пламени и дыма. Бомбардировщик резко развернулся, вышел из строя со снижением и, объятый пламенем, начал снижаться на юг. Из него стали выпрыгивать люди. Вторая пара Геся атаковала крайний самолет второго звена. Несколько очередей прошили «крепость». Самолет загорелся и устремился вниз.


Чёрный день американской авиации.12 апреля 1951 года наши лётчики сбили 14 американских самолётов

ИСТРЕБЛЕНИЕ

Вторая эскадрилья атаковала замыкающие самолеты первой группы бомбардировщиков. Действовала она в более благоприятных условиях, так как строй бомбардировщиков был нарушен. Два самолета Б-29 горели на глазах у летчиков всей группы. Сучков, эскадрилья которого шла немного правее командира, атаковал правое звено. Стараясь открыть огонь с минимальной дистанции, Сучков не торопился и нажал на гашетку, когда крылья бомбардировщика почти закрыли весь прицел, и сразу начал резкий отворот. Бомбардировщик вспыхнул, начал переворачиваться. От него отлетела часть крыла, и он, горящий, ушел вниз.

Милаушкин, следовавший парой за основной группой, несколько отстал, и в этот момент был атакован подошедшим к бомбардировщикам звеном «Сейбров». Пропустив начало атаки нашей группы, они теперь пытались отыграться на замыкающих. Выйдя косой петлей из-под огня «Сейбров», Милаушкин продолжал преследовать группу «крепостей» и, увидев, что одно из звеньев отстало от группы, атаковал его, передав ведомому – Борису Образцову:

– Атакую ведущего, ты бей правого.

Сближение происходило стремительно, в прицеле быстро вырастал бомбардировщик. После открытия огня на фюзеляже и моторах «крепости» появились разрывы снарядов. «Крепость» задымилась и стала снижаться. Вторая «крепость», по которой стрелял Образцов, загорелась также.

Экипажи подбитых самолетов стали выпрыгивать, остальные повернули назад. Потом еще 4 подбитые «летающие крепости» упали по дороге домой или разбились на аэродромах. Тогда были взяты в плен около 100 американских летчиков.

После боя почти в каждом нашем «МиГе» нашли по 1, 2, 3 пробоины. У одного было 100 пробоин. Но больших повреждений не было, в кабину ни одна пуля не попала.

Этот день, 11 апреля, американцы назвали «черным вторником» и потом месяца три не летали. Попробовали сделать еще один налет, но если в первом бою было сбито 12 Б-29, то во втором мы уничтожили уже 16 «летающих крепостей».

Всего же за три года войны в Корее было сбито 170 бомбардировщиков Б-29. Американцы потеряли основные силы своей стратегической авиации, находящиеся на Юго-Восточном театре военных действий. Днем они больше не летали, только ночью одиночными самолетами. Но мы били их и ночью.

У американцев потом еще долго не проходил шок от того, что их бомбардировщики, которые считались самыми мощными, самыми неуязвимыми, оказались беззащитными перед советскими истребителями. А мы после первых боев стали называть «летающие крепости» «летающими сараями» – так быстро они загорались и ярко горели.

На фронтах Великой Отечественной войны с августа 1942 года Сергей Макарович Крамаренко сбил 3 вражеских самолета лично и 10 – в составе группы. Уничтожил аэростат-корректировщик. Участник Корейской войны с апреля 1951-го по февраль 1952 года. Совершил 149 боевых вылетов, в воздушных боях сбил лично 13 самолетов противника. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1951 года за успешное выполнение заданий командования и проявленное при этом мужество и отвагу гвардии капитану Крамаренко Сергею Макаровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 9283). В 1970 году он работал военным советником в Ираке и Алжире. С 1981 года генерал-майор авиации Крамаренко – в запасе. Заслуженный ветеран продолжает вести активную общественную работу. Он почетный профессор Российской академии естественных наук, заместитель председателя правления Клуба Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы, член Народно-патриотического объединения «Родина».


Три F-86 «Сейбр» в небе над Кореей

ВЫПИСКА ИЗ ВИКИПЕДИИ

Корейская война стала последним вооружённым конфликтом, в котором заметную роль играли поршневые самолёты, такие как, с северной стороны, Як-9 и Ла-9 и с южной стороны — P-51 «Мустанг», F4U «Корсар», AD «Скайрейдер», а также использовавшиеся с авианосцев Супермарин «Сифайр», Фэйри «Файрфлай» и Хокер «Си Фьюри», принадлежавшие Королевскому флоту и австралийскому Королевскому флоту. Позже они стали заменяться на реактивные F-80 «Шутинг Стар» и F-84 «Тандерджет», палубные — на F2H «Баньши» и F9F «Пантера».

Осенью 1950 года в войну вступил советский 64-й истребительный авиакорпус, вооружённый новыми самолётами МиГ-15. МиГ-15 был наиболее современным советским самолётом и превосходил американские F-80 и F-84, не говоря уже о старых поршневых машинах. Даже после того, как в Корею американцами были посланы новейшие самолёты F-86 «Сейбр», советские машины продолжали оказывать ожесточенное сопротивление над рекой Ялуцзян. МиГ-15 имели больший практический потолок, хорошие разгонные характеристики, скороподъёмность и вооружение (3 пушки против 6 пулемётов), хотя скорость была практически одинаковой. Войска ООН брали численным преимуществом и вскоре это позволило им уравнять положение в воздухе до конца войны — определяющий фактор в успешном первоначальном наступлении на север и противостоянии китайским войскам. Китайские войска также были оснащены реактивными самолётами, однако качество подготовки их пилотов оставляло желать лучшего.

По воспоминаниям Бориса Сергеевича Абакумова, изложенным в книге «Взгляд из кабины МиГа», в период когда авиационной группировкой командовал И.Н. Кожедуб, советские летчики спокойно выходили парой против десятки «Сейбров», а F-80 с F-84 и не были соперниками МиГам.
Лучшими асами войны считаются советский пилот Евгений Пепеляев и американец Джозеф Макконнел.

Среди других факторов, которые помогали южной коалиции удерживать паритет в воздухе, была удачная радарная система (из-за которой на МиГи начали устанавливать первые в мире системы радарного предупреждения, разработанные советским изобретателем-одиночкой В. Мацкевичем), лучшая устойчивость и управляемость на высоких скоростях и высотах, а также использование пилотами специальных костюмов. Прямое техническое сравнение МиГ-15 и F-86 неуместно, ввиду того, что основными целями первых были тяжёлые бомбардировщики B-29, а задача вторых — ведение быстрого маневренного воздушного боя. По американским данным, от действий истребителей противника потеряно 16 B-29, по советским данным, сбито 69 этих самолётов, по данным ACIG, за первые два года конфликта, советскими летчиками сбито 44 B-29, с учетом списанных самолетов. Кроме этого 2–3 B-29 было сбито китайцами и северокорейцами на поршневых самолетах Як-9. Американская сторона заявляла о том, что было сбито 792 МиГов и 108 других самолётов, при потере всего 78 F-86. Советская же сторона заявляла о 1106 воздушных победах и 335 сбитых МиГах. Число побед и потерь воздушных сил Северной Кореи остаётся неизвестным. Так как каждая из сторон приводит свою статистику, трудно судить о реальном положении вещей. Общие потери в войне авиации Южной Кореи и сил ООН (боевые и небоевые) по официальным данным, составили 3046 самолётов всех типов. Известна воздушная победа северокорейского биплана По-2 над американским реактивным истребителем F-94.

В настоящее время российский исследователь Игорь Сейдов приводит советскую статистику воздушных боёв, согласно которой соотношение потерь составляло 1:3,4 в пользу советской авиации, то есть на один сбитый советский истребитель приходилось 3,4 сбитых самолёта всех типов (истребители, штурмовики, бомбардировщики, разведчики) авиации ООН. Согласно данным, собранным автором книги, капитан Сергей Крамаренко стал первым асом-реактивщиком корейского неба, а самым результативным асом той войны является майор советских ВВС Николай Сутягин, сбивший 22 самолета противника. По данным российских исследователей Юрия Тепсуркаева и Леонида Крылова — первым асом в Корее стал Степан Науменко, в то время как Крамаренко был лишь шестым.

Продолжение: Истребление американских летчиков 2 во Вьетнаме

znaigorod.ru

Интересные факты о Корейской войне: сколько погибло советских военных?

Конфликт на Корейском полуострове стал первым серьезным противостоянием СССР и Запада в рамках «холодной войны». Крайне острожное поведение руководства страны позволило свести количество жертв среди советских военных до минимума.

Победить нельзя

Ранним утром 25 июня 1950 года 10 южнокорейских дивизий вторглись на территорию своего северного соседа. Контрудар Пхеньяна последовал незамедлительно. Так началась Корейская война. Американское правительство под предлогом борьбы с «коммунистической чумой» вынудило 53 государства принять резолюцию, оправдывающую военное вмешательство в корейский конфликт. 15 стран, включая США, Великобританию и Канаду, решили вступить в войну на стороне Южной Кореи, к Северной Корее присоединились СССР и Китай.

Особенностью Корейской войны было столкновение больших группировок на ограниченном пространстве, что повлекло за собой многочисленные жертвы. К примеру, более 80% потерь армии США пришлось на сухопутные силы. Отсутствие явного перевеса у какой-либо из противоборствующих сторон (примерно по 1 млн военных в составе Северной и Южной коалиций) привело к невозможности разрешить конфликт военным путем. Применить тогда атомное оружие американцы так и не решились.

Па самым скромным подсчетам, американские войска убитыми потеряли в Корее около 54 тысяч солдат и офицеров, свыше семи тысяч американцев оказались в плену, почти 400 человек пропали без вести, 22 человека предпочли не возвращаться на родину. Обе Кореи на этой страшной войне недосчитались около 9 миллионов своих граждан, 80% из которых оказались мирными жителями.

Людские потери СССР

Вплоть до середины 70-х годов партийное руководство отрицало участие советских военных в корейском конфликте. В различных документах, наградных листах и похоронках речь шла об «особо важном задании партии и правительства». Возможно вследствие такой скрытности статистические данные о погибших долгое время разнились — в диапазоне от 200 до 1500 человек.

Советский Союз в Корейской войне был представлен преимущественно военно-воздушными силами. В конфликте принимало участие около 26 тысяч советских летчиков, все они входили в ударную группу трех авиадивизий 64-го истребительного авиационного корпуса.

Советские летчики совершили в корейское небо более 63 тысяч вылетов, принимая участие примерно в двух тысячах воздушных боев. Современные данные свидетельствуют, что за все время боевых действий наш авиационный корпус потерял 120 летчиков. Практические все они были похоронены на русском кладбище в китайском городе Далянь (в прошлом Дальний) — там, где покоятся жертвы Порт-Артура. Для сравнения, американские ВВС потеряли 1609 человек, из них 1097 были уничтожены советскими летчиками.

Общие боевые потери Советского Союза в Корейской войне — 466 человек, из них 299 погибших (146 офицеров) и 167 раненых (преимущественно из наземного персонала). При этом ни один из советских граждан так или иначе учувствовавших в конфликте не попал в плен. Потери китайских солдат в этой войне оказались несравнимо больше: 60 тысяч погибших, 383 тысячи раненых, 21 тысяча пленных, 4 тысячи пропавших без вести. Общее число погибших в коммунистическом блоке превысило 170 тысяч человек.

Историк и публицист Евгений Норин низкие потери советской стороны в боевых действиях объясняет в первую очередь осторожностью командования, а также тем, что советские летчики воевали преимущественно над территорией Северной Кореи.

Потери в технике

Советский 64-й истребительный авиакорпус вступил в войну в ноябре 1950 года, на его вооружении находились новейшие на то время реактивные истребители МиГ-15. Эта модель по многим характеристикам превосходила участвовавшие в боях над Кореей американские машины F-80 и F-84. По мнению специалистов, даже поступившие на вооружение F-86 («Сейбр») с трудом могли соперничать с советскими истребителями.

МиГ-15 был лучше «Сейбров» по многим параметрам: высота полета, разгон, скороподъемность, маневренность, а также вооружение — 3 пушки против 6 пулеметов. Впрочем, буквальное техническое сравнение советской и американской машин некорректно, так как они были призваны решать разные боевые задачи. Цели МиГов — тяжелые бомбардировщики В-29, а F-86 охотились непосредственно за самими МиГами.

Согласно советским данным МиГи над небом Кореи сбили 69 самолетов B-29, американцы считают, что было уничтожено всего 16 «Боингов». Что касается МиГов, то по информации советской стороны было сбито 335 таких машин, американцы заявляют от 792 истребителях. [С-BLOCK]

Согласно данным военного писателя Михаила Барятинского расклад по потерям бронетехники такой: в боях было подбито 97 танков Т-34-85, которым удалось уничтожить только 34 американские бронемашины. Всего в Корее за 1950-53 годы было выведено из строя 239 Т-34-85 и СУ-76. Такие потери во многом объясняются тем, что средний советский танк Т-34-85 являлся уже устаревшей моделью, заметно уступая по своим боевым характеристикам новейшим танкам армии США.

Имея примерно одинаковое бронирование, американский «Шерман» все же превосходил советский танк в точности и скорострельности орудия. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что советской бронетехникой управляли корейцы, тогда как в «Шерманах» находились американские или британские экипажи.

Несмотря на минимальные людские потери СССР в Корейской войне, считается что итоги для нашей страны были менее успешными, чем для США. Ведь главной цели — создания объединенной коммунистической Кореи — достигнуть так и не удалось. Кроме того, если США по итогам войны в лице Японии и Германии приобрели новых союзников, то СССР наоборот на долгое время испортил отношения с Китаем. Среди плюсов этого конфликта — демонстрация всему миру эффективности советской истребительной авиации и бесценный боевой опыт для военных.

Источник:

Поделиться ссылкой:

Похожие записи

nws24.xyz

Советские лётчики-асы в Корейской войне

12 апреля 1951 года американцы назвали «чёрным четвергом». В воздушном бою над Кореей советским лётчикам удалось сбить 12 американских бомбардировщиков В-29, носивших название «сверхкрепостей» и считавшихся до этого практически неуязвимыми.

 

Всего же за годы Корейской войны (1950-1953) советскими асами было сбито 1097 самолётов американцев. Ещё 212 уничтожили наземные средства ПВО.

Сегодня коммунистическая Северная Корея воспринимается, как некий рудимент Холодной войны, некогда разделивший мир на советский и капиталистические лагеря. Однако шесть десятилетий назад сотни советских лётчиков отдали жизни за то, чтобы это государство сохранилось на карте мира.

Согласно официальной версии, во время Корейской войны погиб 361 советский военнослужащий. Ряд специалистов считает, что это заниженные данные, так как в список потерь не были включены те, кто скончался от ран в госпиталях СССР и Китая.


 

 


Данные о соотношении потерь американской и советской авиации сильно разнятся. Однако даже историки США безоговорочно признают, что потери американцев на порядок выше.

Объясняется это, во-первых, превосходством советской военной техники. Командование ВВС США вынуждено было признать, что бомбардировщики В-29 очень уязвимы перед огнём 23 и 37-мм пушек, которые находились на вооружении советских истребителей МиГ-15. Всего несколько попавших в бомбардировщик снарядов могли погубить его. Пушки, которыми вооружались «миги» (калибра 37 и 23-мм) имели значительно большую дальность эффективного огня, а также разрушительную мощь по сравнению с крупнокалиберными пулеметами В-29.

Кроме того, пулемётные установки, установленные на крылатых «крепостях», не могли обеспечить эффективный огонь и прицеливание по самолётам, которые атаковали на скорости сближения на уровне 150-160 метров в секунду.
Ну, и, конечно, значительную роль сыграл «человеческий фактор». Большинство советских лётчиков, принимавших участие в воздушных схватках, имели огромный боевой опыт, полученный в годы Великой отечественной войны.


 

 


Да, и в послевоенные годы обучению боевых лётчиков в СССР придавалось огромное значение. В результате, к примеру, генерал-майор авиации Николай Васильевич Сутягин за три года Корейской войны сбил 19 самолётов противника. Не считая трёх, гибель которых подтвердить не удалось. Столько же (19 подтверждённых побед) сбил Евгений Георгиевич Пепеляев.

Советских асов, сбивших десять и более американских машин, было 13 человек.
Средняя общая численность личного состава корпуса по состоянию на 1952 год составляла 26 тысяч человек. Поочередно сменяясь, в Корейской войне приняли участие 12 советских истребительных авиационных дивизий, 4 зенитных артиллерийских дивизии, 2 отдельных (ночных) истребительных авиационных полка, 2 зенитных прожекторных полка, 2 авиационные технические дивизии и 2 истребительных авиационных полка ВВС ВМФ. Всего в Корейской войне приняли участие около 40 тысяч советских военнослужащих.

Долгое время героизм и даже просто участие советских лётчиков в ожесточённых воздушных схватках в небе над Кореей тщательно скрывались. Все они имели китайские документы без фотографий и носили форму китайских военнослужащих.

Маршал авиации, прославленный советский истребитель Иван Кожедуб признавался в одном из интервью, что «вся эта маскировка была шита белыми нитками» и, смеясь, говорил, что на три года его фамилия стала ЛИ СИ ЦЫН. Однако во время воздушного боя лётчики говорили по-русски, в том числе с помощью «идиоматических выражений». Поэтому у американцев не оставалось никаких сомнений в том, кто воюет с ними в небе над Кореей.

Интересно, что официальный Вашингтон хранил молчание все три года войны о том, что за штурвалами большинства МиГов, в пух и прах разносивших «летающие крепости», — русские.


 

 


Спустя много лет после окончания горячей фазы Корейской войны (официально мир между Северной и Южной Кореей до сих пор не заключён) военный советник президента Гарри Трумэна Пол Нитце признался, что им был подготовлен секретный документ. В нём анализировалось, стоит ли разглашать прямое участие советских лётчиков в воздушных схватках. В итоге правительство США пришло к выводу о том, что делать этого нельзя. Ведь большие потери американских ВВС тяжело переживались всем обществом и возмущение от факта, что «виноваты в этом русские», могло привести к непредсказуемым последствиям. В том числе, к ядерной войне.

Фото: airaces.ru
koreanwaronline.com

bazaistoria.ru

Как советские асы сбивали американские самолеты на Корейской войне

12 апреля 1951 года американцы назвали «чёрным четвергом». В воздушном бою над Кореей советским лётчикам удалось сбить 12 американских бомбардировщиков В-29, носивших название «сверхкрепостей» и считавшихся до того практически неуязвимыми.

Всего же за годы Корейской войны (1950-1953гг.) советскими асами было сбито 1097 самолётов американцев. Ещё 212 уничтожили наземные средства ПВО.
Сегодня коммунистическая Северная Корея воспринимается, как некий рудимент Холодной войны, некогда разделившей мир на советский и капиталистические лагеря.
Однако шесть десятилетий назад за то, чтобы это государство сохранилось на карте мира, отдали жизнь сотни советских лётчиков.

Если точнее, согласно официальной версии во время Корейской войны погиб 361 советский военнослужащий. Ряд специалистов считает, что это заниженные данные, так как в список потерь не были включены те, кто скончался от ран в госпиталях СССР и Китая.
Данные о соотношении потерь американской и советской авиации сильно разнятся. Однако даже историки США безоговорочно признают, что потери американцев на порядок выше.

Объясняется это, во-первых, превосходством советской военной техники. Командование ВВС США, в конце концов, вынуждено было признать, что бомбардировщики В-29 очень уязвимы перед огнём 23 и 37-мм пушек, которые находились на вооружении советских истребителей МиГ-15. Всего несколько попавших в бомбардировщик снарядов могли погубить его. Пушки, которыми вооружались «миги» (калибра 37 и 23-мм) имели значительно большую дальность эффективного огня, а также разрушительную мощь по сравнению с крупнокалиберными пулеметами В-29.

Кроме того, пулеметные установки, установленные на крылатых «крепостях», не могли обеспечить эффективный огонь и прицеливание по самолетам, которые атаковали на скорости сближения на уровне 150-160 метров в секунду.
Ну, и, конечно, значительную роль сыграл «человеческий фактор». Большинство советских лётчиков, принимавших участие в воздушных схватках, имели огромный боевой опыт, полученный в годы Великой Отечественной войны.
Да, и в послевоенные годы обучению боевых лётчиков в СССР придавалось огромное значение. В результате, к примеру, генерал-майор авиации Николай Васильевич Сутягин за три года Корейской войны сбил 19 самолётов противника. Не считая трёх, гибель которых подтвердить не удалось. Столько же (19 подтверждённых побед) сбил Евгений Георгиевич Пепеляев.

Советских асов, сбивших 10 и более американских машин, было 13 человек.
Средняя общая численность личного состава корпуса по состоянию на 1952 год составляла 26 тысячи человек. Поочередно сменяясь, в Корейской войне приняли участие 12 советских истребительных авиационных дивизий, 4 зенитных артиллерийских дивизии, 2 отдельных (ночных) истребительных авиационных полка, 2 зенитных прожекторных полка, 2 авиационные технические дивизии и 2 истребительных авиационных полка ВВС ВМФ. Всего в Корейской войне приняли участие около 40 тысяч советских военнослужащих.

Долгое время героизм и даже просто участие советских лётчиков в ожесточённых воздушных схватках в небе над Кореей тщательно скрывались.
Все они имели китайские документы без фотографий, носили форму китайских военнослужащих.

Маршал авиации, прославленный советский истребитель Иван Кожедуб признавался в одном из интервью, что «вся эта маскировка была шита белыми нитками» и, смеясь, говорил, что на три года его фамилия стала ЛИ СИ ЦЫН. Однако во время воздушного боя лётчики говорили по-русски, в том числе с помощью «идиоматических выражений». Поэтому у американцев не оставалось никаких сомнений в том, кто воюет с ними в небе над Кореей.

Интересно, что официальный Вашингтон хранил молчание все три года войны о том, что за штурвалами большинства МиГов, в пух и прах разносивших «летающие крепости» — русские.
Спустя много лет после окончания горячей фазы Корейской войны (официально мир между Северной и Южной Кореей до сих пор не заключён) военный советник президента Трумэна Пол Нитце признался, что им был подготовлен секретный документ. В нём анализировалось, стоит ли разглашать прямое участие советских лётчиков в воздушных схватках. В итоге правительство США пришло к выводу о том, что делать этого нельзя. Ведь большие потери американских ВВС тяжело переживались всем обществом и возмущение от факта, что «виноваты в этом русские» могло привести к непредсказуемым последствиям. В том числе, к ядерной войне.

russian7.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о