Российские ПВО отбили у Израиля желание летать в Сирии

Израильские ВВС подлетели к сирийской границе со стороны Ливана в надежде прощупать ПВО Сирии после поставок С-300. Израиль и США уверены в неуязвимости истребителей F-35 перед С-300. Эксперты сомневаются в этом

Привыкшие каждый день бомбить шиитских ополченцев, израильские ВВС заметно снизили активность в сирийском воздушном пространстве. И связано это с поставками Москвой Дамаску систем ПВО С-300. Хотя в Израиле не устают повторять, что С-300 им не страшны, но пока Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) не спешит с авианалетами.

«Страшно бомбить русских»

Проблему для Тель-Авива осложняет не только сам факт присутствия С-300, а то, что ими управляют не сирийцы, которым нужно минимум три месяца на обучение, а русские.

«Сейчас российские военные объекты в Латакии, имея в виду Хмеймим и Тартус, достаточно надежно прикрыты тремя поставленными дивизионами С-300 ПМ. Надо понимать, что пока сирийские специалисты не прошли обучение, сейчас эти комплексы обслуживаются российскими военнослужащими. Поэтому я не считаю, что Израиль рискнет действовать в этом районе», — сказал член Экспертного совета коллегии военно-промышленной комиссии, военный эксперт Виктор Мураховский. Он уверен, что снижение активности Израиля прямо связано с поставками С-300.

С другой стороны, авторитетный американский военно-политический журнал The National Interest, также как и министр регионального сотрудничества Израиля Цахи Ханегби, выражает уверенность в том, что С-300 никак не ограничат эффективность истребителей пятого поколения F-35 в сирийском воздушном пространстве. Камень преткновения лишь в том, что С-300 управляют русские военные.

США и Израиль ищут бреши в С-300 и С-400

При этом нельзя сказать, что Израиль совсем смирился с частичным закрытием неба над Сирией. Ведь иранские ополченцы никуда не ушли – а значит, у Тель-Авива остается raison d’etre («разумное обоснование») для ведения боевых операций. Скорее всего, сейчас ЦАХАЛ сконцентрировался на оценках рисков и корректирует тактику ведения боев.

Сегодня израильские истребители F-16 вторглись в воздушное пространство Ливана и, долетев до сирийской границы, развернулись обратно. Наблюдатели связывают эти полеты с попытками ЦАХАЛ «тестировать» готовность ЗРК С-300 отражать возможные израильские авиаудары.

Проблема С-300 всерьез заботит и американцев. Бизнес-издание Bloomberg со ссылкой на замглавы Пентагона по закупкам и тыловому обеспечению Эллена Лорда сообщило, что в ноябре США приступят к полномасштабным испытаниям F-35 Lightning II, в том числе на предмет их эффективности против ЗРК С-300 и С-400.

Мураховский сомневается в неуязвимости F-35. «F-35 – это самолет со сниженной заметностью по сравнению с истребителями предыдущего поколения, но это не значит, что он не виден. В некоторых диапазонах радиолокаторов он очень хорошо виден, в оптико-локационном (диапазоне) прекрасно виден», — отметил военный эксперт.

Сирия и Россия объединяют усилия

Вторым сдерживающим моментом для Израиля станет повышение эффективности противовоздушной обороны Сирии за счет когерентности между сирийскими и российскими ПВО.

По словам министра обороны России Сергея Шойгу, управление переданных Сирии С-300 будет связано единой автоматизированной сетью с российскими С-400 в Хмеймиме. Это будет гарантировать «идентификацию всех российских воздушных судов сирийскими средствами ПВО». С-400 будут помогать обнаруживать цели, а С-300 — их сбивать.

«Мы также создаем единый контур управления в системе ПВО: на восточном побережье Средиземного моря делаем зону радиоэлектронной борьбы, закрытую зону. То есть любой самолет, попавший в эту зону, будет отключен, у него также будет отключена электронная система, потеряется его связь со спутниками, и он окажется дезориентированным в пространстве», — прокомментировал ситуацию военный эксперт, полковник в отставке Виктор Литовкин.

Таким образом, сложившиеся обстоятельства существенно осложнили жизнь Израилю в Сирии.

Однако в Тель-Авиве никто не собирается отказываться от иранского присутствия. Чем позже израильтяне вернутся к дипломатическому формату решения своих проблем, как это было с отводом с помощью России иранцев от Голанских высот, тем хуже для них. Теперь летать в сирийском небе стало совсем небезопасно для израильских летчиков.

tsargrad.tv

www.discred.ru

Пять целей Израиля в Сирии — Детали

Один из крупнейших американских «мозговых центров» Rand corporation опубликовал исследование на тему «Интересы и возможные действия Израиля в Сирии».

Автор исследования Ларри Ханауер выделяет пять ключевых целей Израиля в сирийском конфликте и формулирует возможности для их достижения.

Прежде всего, он обращает внимание на принципиальную разницу между интересами США, Европы и других игроков, таких как Россия, Иран, Турция, преследующих региональные или глобальные цели в этом конфликте, и интересами и возможностями Израиля.

В то время как США и Европа вначале были обеспокоены угрозой террора со стороны джихадистов, (а теперь, добавим — и конфронтацией с Россией), Израиль, главным образом стремится помешать закреплению Ирана на южных границах Сирии.

В стремлении достичь этой цели Израиль оказывается в ситуации выбора между двумя мало приятными альтернативами. Или Сирия с победившим Асадом, контролирующим всю территорию страны при поддержке Ирана, или страна, разделенная на анклавы, контролируемые разными группировками, в том числе исламскими боевиками и внешними силами, воюющими между собой.

Как полагает исследователь, Израиль склоняется ко второй опции, предпочитая, чтобы исламисты и проиранские силы уничтожали друг друга.

Специалист » Рэнд » анализирует конкретные цели, вытекающие из главной.

Первая цель — сдерживание Ирана и предотвращение передачи иранского оружия «Хизбалле».

Израиль рассматривает Иран, как экзистенциальную угрозу, и всеми силами стремится не допустить его свободы действий в Сирии. Ось Тегеран — Дамаск- Бейрут представляет стратегическую угрозу, где Сирия — ключевое звено. Она будет означать появление нового объединенного фронта на северной границе Израиля, где «Хизбалла», вооруженная иранским и российским оружием, сможет действовать с территории Ливана, в то время как шиитская милиция будет атаковать Израиль с Голанских высот.

Американский эксперт считает, что на практике Израиль весьма ограничен в выборе средств противодействия этим планам. Максимум, что он в состоянии сделать — это атаковать конвои с оружием, поставляемым «Хизбалле», предотвращать попытки иранцев приблизиться к границе и укреплять оборону со своей стороны Голанских высот.

Вторая цель — минимизация влияния России. Российское участие в конфликте беспокоит Израиль по ряду причин. Превращение России в политического и военного патрона победившего режима Асада, опирающегося на «Хизбаллу» и Иран, закрепление её в регионе на долгое время уменьшит возможности Израиля противодействовать Ирану.

Недавняя поставка Россией новейших средств ПВО ослабляет возможности Израиля свободно наносить воздушные удары. К тому же присутствие российских войск на постоянной основе усиливает риск непреднамеренного столкновения российских и израильских войск.

Максимум, что может реально сделать Израиль в этом отношении — это совершенствовать имеющийся механизм координации и деконфликтных действий в воздухе, на суше и на море.

Третья цель — содействовать установлению режима слабого Асада.

Израиль не заинтересован в победе Асада, благодаря поддержке Ирана и «Хизбаллы», что дает им свободу действий против еврейского государства. Но ему также невыгодно падение дамасского режима — развитии событий, при котором выиграет одна из групп или коалиция, поддержанная внешней силой, неважно Россией, Турцией или даже США.

Такая группа с большой долей вероятности вскоре может начать конфликтовать с Израилем, чтобы обрести легитимацию в мусульманском мире.

Наилучшим вариантом для Израиля является ситуация продолжающегося тупика, при котором Асад контролирует Дамаск или даже определенную часть страны, но не имеет влияние в других районах. Тогда Иран будет больше озабочен поддержкой своего союзника или укреплением в регионе, чем угрозами Израилю.

Четвертая цель — делегитимация требований Асада о возврате Голан.

Израиль должен воспользоваться данной ситуацией и не допускать возрождения требований о возвращении Голанских высот.

Пятая цель — сдерживание суннитских милицией на границах Израиля. Израилю небезразлично, кто контролирует ситуацию на его границах. Но он не рассматривает джихадистов, как стратегическую угрозу, полагая, что в данном случае он сможет гораздо свободнее применять военную силу для их нейтрализации.

Американский аналитик приходит к уже упомянутому заключению: у Израиля весьма ограниченный выбор вариантов стратегических действий в Сирии. Выживание Асада чревато усилением иранского влияния. Коллапс режима приведёт к балканизации страны с непредсказуемыми последствиями.

Вооружение сирийских друзов — идея, которая симпатична многим, чревата превращением Израиля в одну из сторон конфликта. То же самое можно сказать про установление гуманитарной зоны вдоль границы Израиля, что будет расцениваться, как захват территории арабской страны.

Таким образом, спектр действий Израиля ограничивается следующими возможностями:

Израиль может продолжать курс на активную самооборону. Это означает продолжение бомбардировок для предотвращения вооружения «Хизбаллы»; жесткая реакция на попытки нанесения ударов по территории Израиля; поддержание тесных с связей с Москвой; негласная поддержка друзских и иных группировок, враждебных Асаду, Ирану, «Хизбалле» и джихадистам.

Судя по последним данным, кроме вышеперечисленных вариантов, Израиль также возможно подготовил создание в районе Голан пояса безопасности, базирующегося на зоне деэскалации, в районах Дераа, Ас- Сувейда и Аль-Кунейтра, где гарантами выступают США, Россия и Иордания.

Владимир Поляк, «Детали», по материалам «World Affairs».
Фото: Sputnik Photo Agency, Reuters; Эмиль Сальман, «ХаАрец».

detaly.co.il

хроника самых непростых отношений на Ближнем Востоке


Израильские военные собирают гуманитарную помощь для жителей Сирии. Звучат слова благодарности на арабском языке. Этот ролик Армии обороны Израиля — не столько реклама, сколько объявление: программа «Доброе соседство» завершена.

Фотография:

скриншот из видео пресс-службы Армии обороны Израиля

С 2016 по 2018 годы еврейское государство официально оказывало поддержку сирийским гражданам, пострадавшим в ходе боевых действий в непосредственной близости от границы с Израилем. Больше семи тысяч сирийцев получили медицинскую помощь. Теперь, говорят в Армии обороны, с возвращением в эти районы режима Асада, в гуманитарной программе нет необходимости.

Еще в марте 2011 года, когда в Сирии начались полномасштабные боевые действия, в Израиле официально заявили о политике невмешательства в этот конфликт. Некоторые даже шутили, мол, «евреи желают победы обеим сторонам». И ведь правда, говоря спортивным языком, болеть было не за кого. С одной стороны — радикальные исламистские группировки ИГИЛ, «Аль-Каида» и прочие, с другой стороны — Иран, «Хезболла» и сын непримиримого врага израильтян Хафеза Асада — врач-офтальмолог Башар Асад.

Хафез Асад, бывший президент Сирии (по центру)
Фотография:

Peter Turnley / Getty Images

В 2013 году премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху проводит оперативное совещание на Голанских высотах. В соседней Сирии к этому моменту уже два года продолжается мясорубка. Боевики вплотную подбираются к границам еврейского государства. В Иерусалиме предупреждают, что готовы пойти на крайние меры, вплоть до наземного вторжения в Сирию. Военная разведка ежедневно докладывает, что режим Асада на грани краха.

Вплоть до сентября 2014 года кольцо вокруг Асада сжимается. Под угрозой столица — Дамаск. Тревожная ситуация и на спорных Голанских высотах. Против президента Сирии выступает Запад, обвиняя его в преступлениях против человечности — последовательном уничтожении собственного населения. В этот период в Израиле слышны голоса, требующие вмешаться в конфликт и остановить кровопролитие.

Но Нетаньяху принимает неожиданное стратегическое решение. Ограничившись дежурным осуждением Асада, израильский премьер берет курс на сближение с Москвой. Встречи Нетаньяху и Путина становятся настолько обыденным делом, что в Израиле многие недоумевают: как можно дружить с Россией, которая дружит с врагами евреев — «Хезболлой», Ираном и Асадом?

Очень быстро визиты в российскую столицу приносят результат. Израиль продолжает беспрепятственно действовать в небе над Сирией, а Москва заранее предупреждает Иерусалим о начале военной кампании на сирийской территории. Едва российские войска входят в Сирию в сентябре 2015 года, как разговоры о скором падении режима Башара Асада внутри Израиля прекращаются.

Бывший глава Совета национальной безопасности Яаков Амидрор в интервью RTVI отмечает, что этому есть очень простое объяснение.

Яаков Амидрор, генерал запаса, бывший глава СНБ Израиля: «Из-за желания сохранить отношения с Москвой Израиль воздерживался от резких действий против Асада. Если бы мы хотели свалить сирийский режим, мы бы это сделали».

Ложкой дегтя в российско-израильских отношениях на минувшей неделе стал инцидент в районе сирийской Латакии. В результате действий сирийских военных, открывших огонь по израильским самолетам, был сбит российский самолет-разведчик Ил-20. Российское Министерство обороны всю вину возложило на Израиль, обвинив израильских летчиков в умышленных действиях, подставивших по удар российский самолет. В Иерусалиме полностью отвергли утверждение, заявив, что виновными данного инцидента следует считать армию Асада. 

Профессор Тель-Авивского университета Эяль Зисер — один из ведущих израильских специалистов по Сирии. Башара Асада он называет преступником, заслужившим Гаагский трибунал. Но в политике, как и в дипломатии, подчеркивает Зисер, на первом месте всегда стоят национальные интересы государства.

Эяль Зисер, профессор Тель-Авивского университета: «Асад, при всей нелюбви к нему, понимает правила игры. Граница между Сирией и Израилем была самой спокойной на протяжении десятков лет. Мы хорошо знаем Асада, неужели для нас предпочтительнее чтобы у границ было Исламское Государство? Наверное, нет».

Бывший посол Израиля в США Дани Аялон отмечает, что между Израилем и Россией существуют четкие договоренности о безопасности режима Асада. И обе стороны их тщательно соблюдают.

Дани Аялон, бывший посол Израиля в США: «Израиль смирился с тем фактом, что Башар Асад останется лидером Сирии. Несмотря на все преступления, которые он совершил прежде всего в отношении собственного народа. Но это часть большой сделки с Россией. Для нас главная проблема в Сирии — это Иран, а не Асад».

В последнюю неделю года по иудейскому календарю в Центре стратегических исследований INSS при Тель-Авивском университете прошла масштабная конференция под названием «Израиль-Иран: на пороге войны». Среди гостей форума видные политологи, дипломаты, бывшие военные. «Год заканчивается, а конфликт только начинается», говорит один из докладчиков.

Эяль Бен-Реувен, генерал-майор запаса: «Иранское присутствие в Сирии представляет реальную опасность для всего региона, включая самого Асада и я очень рад, что именно сейчас американцы начали менять свою политику на Ближнем Востоке».

Таким изменением американской политики в Израиле назвали недавний визит в Иерусалим спецпосланника Трампа по Сирии Джеймса Джеффри. Высокопоставленный источник в окружении премьера тут же дал понять журналистам: в рамках будущего урегулирования в Сирии Иерусалим рассчитывает на международное признание израильского суверенитета над Голанскими высотами. И в этом еврейское государство надеется на американскую поддержку.

Очень надеются на такое признание и в Кацрине — городе, который называют столицей Голанских высот. Он находится в 230 километрах от Тель-Авива и всего в 20 километрах от границы с Сирией. С 1967 года эта территория находится под контролем Израиля. Последний раз сирийцы пытались вернуть ее силой 45 лет назад во время войны Судного дня — тогда у них это не получилось. Война закончилась созданием буферной зоны, известной как «линия прекращения огня».  

Город Кацрин
Фотография:

Staselnik / WIkiCommons

Мэр Кацрина Дмитрий Апарцев вспоминает, как в 2000 году тогдашний премьер-министр Эхуд Барак пытался заключить мирный договор с Асадом-отцом. Взамен предполагалось вернуть Голанские высоты. Тогда это вызвало бурю негодования в обществе и многотысячные демонстрации по всей стране. Переговоры прекратились, не успев толком начаться. 

Дмитрий Апарцев, мэр Кацрина: На сегодняшний день это оправдывает себя во всех отношениях. Вы видите, что происходит на сирийской части Голанских высот, где уничтожаются сотни тысяч людей. 

Ведутся ли подобные переговоры с Асадом-сыном сегодня? Мэр Кацрина уверен, что нет. Аппарцев полагает, что все как раз наоборот: если Израиль, договорившись с Россией, позволил Асаду сохранить свой режим, то последний должен как минимум забыть о Голанах. Правда, шансы на это не очень велики. Совсем скоро Асад вновь почувствует себя и свое кресло вечными. 

За этим последуют напоминания о национальных интересах Дамаска. Чего Башар Асад точно не будет делать, так это благодарить израильтян за невмешательство и уж тем более — за гуманитарную помощь гражданам Сирийской Арабской Республики. 

rtvi.com

ООН, Израиль и Сирия договорились открыть погранпереход 15 октября

10:2313.10.2018

(обновлено: 10:24 13.10.2018)

1210102

МОСКВА, 13 окт — РИА Новости. Постоянный представитель США в ООН Никки Хейли заявила, что всемирная организация, Израиль и Сирия достигли соглашения об открытии пограничного перехода «Кунейтра» на сирийско-израильской границе в понедельник, 15 октября, сообщило американское постпредство.

Шульгин обвинил миссию ОЗХО в Сирии в нарушении порядка работы с вещдоками»ООН, Израиль и Сирия договорились вновь открыть переход «Кунейтра» между Израилем и Сирией на Голанских высотах 15 октября», — говорится в заявлении миссии США.

Хейли подчеркнула, что США приветствуют открытие погранперехода и надеются, что «и Израиль и Сирия предоставят миротворцам ООН необходимый доступ и гарантии их безопасности».

В начале октября заместитель командующего группировкой российских войск в САР генерал-лейтенант Сергей Кураленко сообщил, что пограничный переход «Кунейтра» между Сирией и Израилем готов к открытию с сирийской стороны. Ранее министр обороны еврейского государства Авигдор Либерман заявил, что Израиль готов открыть переход «Кунейтра» — единственный официальный пункт пересечения своей границы с Сирией — отметив, что теперь «мяч находится на сирийской стороне».

Условия для возобновления работы КПП появились с восстановлением контроля правительственных войск над южными районами Сирии и возвращением миротворцев ООН на линию разъединения с Израилем. Переходом «Кунейтра» в прошлом пользовались в первую очередь друзы, чья община после арабо-израильских войн оказалась по разные стороны границы.

ria.ru

Что стоит за «агрессивностью» Израиля в Сирии » Военное обозрение

Итак, ситуация на Ближнем Востоке «закручивается» стремительно. Терроризм, которым долго «славился» регион, терпит поражения по всем фронтам. Вопросы, по которым ещё год-два назад даже разговаривать никто не желал, сегодня начинают решаться. И решаться достаточно быстро. В Астане уже стало привычным видеть заклятых врагов за одним столом. Люди, уставшие от войны с обеих сторон, стали задумываться не только о собственных претензиях к противнику, но и о претензиях противника к ним. А это многого стоит.

Но есть государство, которое в этой ситуации может многое потерять. И территориально, и в морально-политическом плане. Я пишу об Израиле. Многие читатели задаются вопросом о том, зачем сегодня Израиль наносит удары по сирийским позициям? Зачем, к примеру, была уничтожена батарея сирийских С-200? Уничтожена просто так. Никакой особой военной необходимости в этом не было. А между тем батарея, если посмотреть на карту, находилась всего в 50 км от Дамаска.

И тут же другой вопрос. Зачем израильские политические и военные руководители зачастили с визитами в Москву? У меня создается впечатление, что израильтяне теперь летают по этому маршруту «на работу». Зачем? Что понадобилось еврейскому государству от Кремля? Да и те, с кем встречаются израильские руководители, явно не экономикой занимаются. В частности, в понедельник в Москве встречались главы военных ведомств, Сергей Шойгу и Авигдор Либерман.

Сама встреча интересна уже тем, что Россия и Израиль в событиях на Ближнем Востоке находятся по разные стороны баррикад. Мы поддерживаем президента Асада, Израиль же активно выступает на стороне тех, кто добивается его свержения. И даже сейчас, пример я привел выше, пакостит по-мелкому сирийской армии. Почему по-мелкому?

Да просто потому, что для сирийской армии уничтожение той же батареи неприятно, но не критично. Президент Асад прекрасно понимает, что дальше израильтяне не пойдут. Дальше им придется столкнуться с российскими С-400. Для России такие налеты тоже больше комариный писк напоминают. Пищит комар. Неприятно слушать. Но, стоит комару попробовать укусить, за его жизнь уже никто не даст и ломаного гроша. Прихлопнут.

Более того, в понедельник Сергей Шойгу в ходе встречи с Либерманом заявил о скором окончании операции в Сирии. «Отдельно хотелось бы обсудить все, что связано с Сирией. Операция там идет к завершению. Есть несколько моментов, которые требуют срочного решения и требуют обсуждения перспективы дальнейшего развития ситуации в Сирии». Так в чем же дело? Что нужно сегодня Израилю от Москвы?

Ответ на этот вопрос тоже прозвучал в выступлении российского министра обороны: «Помимо вопросов нашего военного и военно-технического сотрудничества, конечно, главным и основным является вопрос, связанный с борьбой с терроризмом и с ситуацией в регионе». Причем я бы обратил особое внимание на последние слова. О ситуации в регионе. Давайте попробуем разобраться в распределении сил сегодня.

То, что происходит сейчас на линии соприкосновения сирийской армии и боевиков, напоминает пресс. Асад «поджимает» террористов в сторону Идлиба. «Умеренные», понимая это, идут на переговоры и постепенно выходят из войны. Остальные, наиболее одиозные и воинственные, сирийской армией собираются в кучку, для полного уничтожения в одном месте.

В этом есть рациональное зерно. Зачем распылять силы и средства, если можно ударить кулаком? Некоторые аналитики сегодня говорят о поддержке боевиков США. Не спорю, такая поддержка существует. Об этом неоднократно заявляло наше министерство обороны. И не просто заявляло, но и приводило факты такой поддержки.

Однако сейчас уже очевидно, что влияние США в регионе падает. Причем остановить это падение почти невозможно. Единственный вариант для Америки состоит в том, чтобы полностью, на 100%, изменить свои взгляды на Сирию. Признать законность избрания Асада и власти в Дамаске. Чего, понятно, Трамп сделать просто не сможет. При всем своем желании.

Но вернемся к Израилю. К истокам израильской политики по отношению к Сирии. Те удары, которые периодически наносил Израиль раньше, производились как раз в интересах США. Западная коалиция для еврейского государства была единственным вариантом собственной безопасности. Многие забыли, но Сирия и Израиль все ещё находятся в состоянии войны. С 1948-го года! Многие забыли, что в 1967 году Израиль оккупировал Голанские высоты и в 1981 году аннексировал их.

Кроме этого, как мне кажется, израильтяне не хотели «остаться при своих» после разгрома армии Асада американцами. Очень уж им хотелось получить собственный гешефт после раздела Сирии на зоны влияния. Иерусалим никогда не тратит собственные шекели просто так. Еврейский практицизм уже стал притчей во языцех.

В принципе, все бы так и произошло, не вмешайся в сирийскую войну Россия. А те два года, что идет российская операция, в корне изменили расклад сил в регионе. Сегодня Израиль уже не может похвастаться силой собственной армии. Нет, никто не умаляет возможностей израильтян. Просто возможности противников возросли в разы.



Сирийская армия два года назад и сирийская армия сегодня — это две совершенно разные армии. Это касается и армии Ирана. Хорошо вооруженные и «осовремененные» с помощью России армии, имеющие многолетний боевой опыт, мотивированные и злые. И главное, армии, которые помнят свои поражения в 1967 году. Иерусалим прекрасно понимает, что ответственность за те жертвы, которые понесли сирийские семьи в ходе гражданской войны, лежит и на Израиле. Именно Израиль поддерживал террористов. А ведь есть ещё и Ливан. Войну 1982 года там тоже не забыли. Да и Ирак все помнит.

Асад сегодня не высказывает своих намерений в отношении Израиля. Освобождение страны необходимо завершить. А Иран? Хасан Рухани не скрывает своего желания уничтожить еврейское государство как таковое. Причем это официальная позиция.

Не думаю, что после уничтожения террористов Иран и Сирия распустят собственные армии. Но и держать их без дела нельзя. Все прекрасно понимают, что в этом случае возможны любые эксцессы. Солдат должен либо воевать, либо отправляться домой. Восстанавливать разрушенное войной. На сокращение армии Асад и Рухани не пойдут. Просто потому, что такое сокращение даст затаившимся сегодня террористам возможность вновь начать бузу. А врага искать им не надо. И войска мотивировать не надо. Вот он, враг!

Мрачный расклад для Израиля? Увы, мрачновато, но не критично. Учитывая остальные «сопутствующие факторы». В начале статьи я не просто так рассказывал об участившихся поездках в Москву. Израильское руководство сегодня начинает разыгрывать другую карту. В эту игру вполне вписываются и совершенно не нужные никому авиаудары.

Вспомним Астану. Кто представлен на переговорах там? И, самое главное, кого там нет! А нет там Израиля. От слова нет совсем. А это означает, что Иерусалим исключен из числа тех, кто решает судьбу региона. Следовательно, для региональной политики этого государства нет. Со всеми вытекающими последствиями. Вот потому-то и «проявилась агрессивность» Израиля. «Эй, мы тоже воюем. Мы тоже значимая военная сила, которая может зажечь Ближний Восток. Значит, мы тоже должны решать судьбу региона. Быстро подвиньтесь и дайте нам стул за вашим столом!». Примерно так.

А кто может «замолвить словечко» за евреев в Астане? Ну, про Сирию и Иран понятно. Турция? Ну да. Особенно после того, как израильтяне разругались с Эрдоганом в пух и прах. США? Так американцы собственные интересы в регионе не могут защитить. Не до Израиля им сегодня. «Дело пахнет керосином». Как бы самим США не вылететь из Ближнего Востока. Так кто остается?

Понятно, что уничтожить Израиль мы не позволим. Мы — это не только Россия, но и другие страны. Еврейское государство состоялось, оно выстрадано народом. Да и с точки зрения большой политики оно сегодня необходимо всем. Про баланс сил никто не забывает. Израиль является противовесом арабским государствам. Что бы мы ни говорили об Иране, усиление позиций Тегерана сегодня очевидно. После победы в Сирии, усилятся позиции и Дамаска. И в перспективе, мы можем получить достаточно серьезную коалицию арабских государств. А там… Восток — дело темное.

То, что сегодня происходит в верхах, говорит лишь об одном. Москва ведет свою партию очень рационально и с дальним прицелом. Мы постепенно становимся необходимыми не только арабам, но и израильтянам. Да и туркам. А это означает, что планы Запада по организации блокады России терпят крах. Запад так и остается на западе. А там мы справимся.

Не зря израильские политики приезжают. Ой, не зря. Москва опять станет спасителем Израиля. Инициатором создания были. Теперь станем ещё и спасителями. Остается один важный вопрос. Что делать с аннексированными Голанскими высотами? Сумеем мы повлиять на Дамаск и Тегеран, или нет? Честно скажу, я не уверен в этом. А значит, не уверен в сохранении мира в этом регионе. Но это частное мнение, о котором можно спорить…

topwar.ru

Сирия предупреждает Израиль

Обмен ракетными ударами между Сирией и Израилем не является лишь ответом Сирии на вражеские израильские самолеты. Последствия этих ударов не измеряются лишь количеством ракет, выпущенных каждым из них, а также военными результатами ударов этими ракетами. Настоящим критерием является практическое значение сирийского послания и израильской ответ, выданный на том же языке и с той же интенсивностью. Обе стороны намеренно передают друг другу и всем заинтересованным сторонам подобные сообщения. Эти сообщения являются комплексным военным мероприятием с более чем одним аспектом, они связанны с характером, целью, местоположением и временем, а также с региональным и международным контекстом.

Каковы были военные последствия сирийского удара ракетой «земля-воздух» по израильским военным самолетам, пролетавшим над Ливаном, и какими были последующие оперативные шаги обеих сторон (Сирия и ее противник)? Несомненно, что решение сирийского руководства о запуске зенитной ракеты в то время, когда израильские самолеты летели над ливанской территорией, означает, что Дамаск хотел отправить срочное послание Тель-Авиву. Это связано с тем, что противник начал новую фазу нападений после совершенного более месяца назад рейда в районе Хама. Израильский авиаудар увеличил масштаб агрессии Тель-Авива. Он пытается расширить и навязать свое влияние в противовес победам, достигнутым сирийской армией и ее союзниками в борьбе с террористическими группировками. Об этом прямо заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, когда он рассказывал о красных линиях, проведенных после провала всех израильских ставок в Сирии.

Сирийское послание соответствует непростой ситуации в регионе, особенно после оглашения президентом США Дональдом Трампом его позиции по вопросу о борьбе с иранским влиянием. Эта позиция значит для Израиля больше, чем американский «зеленый свет» для наращивания агрессивной политики в Сирии. С другой стороны, кажется, что Дамаск хотел, чтобы в его послании читалось, что Сирия полна сюрпризов для тех в Тель-Авиве, кто принимает там решения.

Сирийское послание усилит израильские опасения по поводу влияния побед «Оси сопротивления» на конфигурацию конфликта с Израилем, поскольку это послание отражает высокий уровень мужества в принятии решений в Сирии. Послание подтверждает обоснованность вражеских оценок тех последствий, которые могут возникнуть в результате победы «Оси сопротивления» в Сирии над угрозой такфира. Сирийские удары по израильским самолетам подтверждают то, что было объявлено несколько дней назад министром обороны Израиля Авигдором Либерманом: что любая война на северном фронте будет включать в себя сирийский и ливанский фронты. В свою очередь, это подразумевает официальное признание Израилем того факта, что, несмотря на «истощение» сирийской армии, она не лишена возможности участвовать в подобной конфронтации, тем более что сирийский ответ в основном будет осуществляться ракетными установками, нацеленными на израильскую территорию.

Сила сирийского послания заключается также в предъявлении Израилю того факта, что ракеты предназначались для израильских самолетов, пролетавших в воздушном пространстве Ливана — а это означает, что Израиль не нарушал воздушное пространство Сирии и не осуществлял новую атаку. И еще это означает, что сирийское воздушное пространство включает и воздушное пространство Ливана и, следовательно, Сирия под предлогом принятия «профилактических мер» защищает свои позиции. Кроме того, сирийские ответные меры угрожают полетам израильских самолетов над Ливаном, что может привести к огромным потерям для разведывательных служб Израиля, которые для выполнения своих задач полагаются, в основном, на воздушные силы ВВС. Таким образом, по израильским стандартам действия Сирии означают некую оперативную инициативу.

Для израильского истеблишмента показательным является тот факт, что сирийское послание совпало с визитом в Израиль министра обороны России Сергея Шойгу. Тель-Авиву видится два возможных варианта: первый — это произошло без согласования с Москвой и без ее одобрения, а второй — все сделано координации с русскими. В первом варианте Израиль решит, что его ставка на Россию для сдерживания Сирии неуместна. Это может подтолкнуть Тель-Авив к более активным действиям в регионе, которые затронут и Тегеран. Прямым результатом стало бы и решение сократить перечень договоренностей, которые могут быть достигнуты с российской стороной. Во втором варианте — из-за возможной координации действий Сирии с Москвой — Тель-Авиву придется «покрывать» Россию в обмен на любые договоренности. И поэтому необходимо упредить любые предполагаемые результаты переговоров между сторонами, особенно в нынешний период кризиса, который переживает Сирия и регион. В обоих случаях Израиль обязан продолжать координировать свои действия с Россией, которая стала, по-мнению Израиля, «владельцем дома» и обязательно входит в любые политические соглашения или соглашения о безопасности в Сирии.

Израильский ответ не соответствует действиям Сирии. Первый серьёзный комментарий, касающийся сирийской ракеты, был дан израильским военным майором Авихаем Эдраи примерно через два часа после ее запуска. Это означает, что были проведены консультации и оценки относительно характера, размера и степени адекватности израильского ответа. Сам Израиль объявил, что ответил на сирийский ракетный удар после того, как россияне были проинформированы об израильском решении. Это отражает признание Израилем того факта, что Тель-Авив не может игнорировать позицию Москвы в таких случаях, хотя он и понимает последствия отказа от ограничений, налагаемых российским военным присутствием — в частности, когда атака направлена на сирийскую армию в глубине сирийской территории.

Согласно израильским источникам, израильский удар был нанесен по территории в 50 километрах к востоку от Дамаска. Израиль стремится сообщить Сирии о том, что любая угроза израильскому воздушному судну столкнется с немедленной атакой, и упреждающие удары Дамаска не удержат противника от продолжения его атак. И ему не помешает российское военное присутствие на земле.

Таким образом, обе стороны на доступном языке передали свои сообщения о желании воздержаться от перехода к широкомасштабной конфронтации, которая приведет к непредсказуемому развитию событий.

С израильской точки зрения, сирийский ракетный удар является не только игрой с огнем в Сирии, но и очередной провокацией. Согласно сирийским взглядам, это традиционный ответ на израильское вторжение в их воздушное пространство, которое несет предупреждение о серьезных последствиях повторных агрессивных попыток.

www.inosmi.info

Планы Израиля в Сирии | Политика | ИноСМИ

Изменение баланса сил в сирийском кризисе сбило с толку израильских политиков. Возможно, большинство из них было смущено существенным сдвигом в пользу режима Башара Асада и его союзников после российской военной интервенции, начавшейся около двух лет назад. По этой причине им пришлось скорректировать свои оценки результатов кризиса в свете нового расклада сил, и важнейшее изменение касается мнения, что режим Асада скоро падет.

Однако наибольшая трудность, с которой они столкнулись и для которой не могут найти решение, — как иметь дело с последствиями произошедших перемен, в частности, с расширением иранского влияния в израильско-сирийской пограничной зоне. Такая возможность не была просчитана в их предыдущих оценках. По мере того, как иранские войска и ополченцы приближались к границе, это заставляло израильтян пересмотреть почти все свои расчеты. Важность южного региона Сирии начала возрастать впервые с окончания войны Судного дня 1973 года. Транспортировка оружия «Хезболле» через сирийско-ливанскую границу становится наибольшей опасностью, с которой они могут столкнуться. Израиль не ожидал, что иранские ополченцы приблизятся к границе, уровень угрозы, исходящей от доставки оружия, возрастет, а производство некоторых видов орудий в приграничных районах Сирии выйдет на новый уровень.

 

Поэтому расчеты Израиля изменились даже в плане его приоритетов в отношении сирийского кризиса. Его первая цель состояла в выведении военных сил и ополченцев, зависимых от Ирана, из Сирии. Поскольку это задача труднодостижима в краткосрочной перспективе, а, возможно, и в среднесрочной тоже, Израиль фокусируется на двух целях, достижение которых, как надеются израильские политики, приблизит выполнение третьей, более далекой цели.

Первая из этих целей — сдерживать лояльные Ирану силы на достаточно большом расстоянии от своих границ. Вторая — предотвратить создание иранских военных баз и любой другой инфраструктуры в Сирии. Чтобы достичь первой цели, Израиль выступает против соглашения о зонах деэскалации на юго-западе Сирии, несмотря на то, что оно не предусматривает размещения несирийских сил на этих территориях, и, как следствие, вывод боевиков, поддерживающих Иран, на расстояние от 8 до 32 км.

Однако этой дистанции недостаточно, чтобы успокоить Израиль, который тревожится по поводу второй причины: соглашение ограничивает его возможности противостоять угрозам вблизи Голанских высот, хотя это не помешало ему трижды за пять недель нанести удар по разным позициям с дальнего расстояния. Первый раз — 9 сентября, удар по хранилищу ракетных боеприпасов и исследовательскому центру в провинции Хама, по израильским данным, приспособленному под изготовление оружия. Второй раз — 22 числа того же месяца по складу боеприпасов в непосредственной близости от международного аэропорта Дамаска, а третий — 16 октября по ракетной батарее к востоку от сирийской столицы.

Manar

Dagsavisen

Le Figaro

The National Interest

Возможно, первая проблема для Израиля в этом плане — его сомнение в том, что Россия выполнит свое обещание вывести иностранные войска из Сирии. В то же время он хочет поддерживать хорошие отношения с Москвой и не желает подвергать их опасности. Израиль не может возражать на ответ, который он получает от России на свои постоянные высказывания озабоченности по поводу присутствия Ирана, а именно: приоритетом является борьба с терроризмом, а полный вывод иностранных сил произойдет на более позднем этапе.

Позиция России кажется логичной, но Израиль опасается того, что Иран закрепит свое военное присутствие таким образом, чтобы лояльные ему силы не могли быть выведены, даже если Россия выполнит свои обещания. Израиль также боится того, что в конце концов интересы Москвы одержат верх над интересами Тегерана, особенно в свете усиливающегося развития экономических и военных отношений между ними.

Таким образом, планы Израиля по-прежнему остаются запутанными, в независимости от того, примет ли он позицию России и будет ждать окончания войны с терроризмом в Сирии или прибегнет к маневрированию между продолжающимся поддерживанием отношений с ней и одновременно оказанием на нее некоторого давления. Наиболее вероятно то, что выбор Израиля будет связан с ответом России на конкретные требования, переговоры по которым, как представляется, не прекращаются со времени августовского визита Беньямина Нетаньяху в Москву. Самые важные из этих требований включают удаление про-иранских сил на расстояние 40 км от границы и установление жесткого контроля над их передвижением. Израиль же получает полную свободу передвижения на сирийской территории с обязательством не эксплуатировать ее, за исключением случаев транспортировки оружия в Ливан или возведения военных объектов, принадлежащих иранской стороне. Израиль также требует ввести его в курс дела в переговорах урегулированию ситуации в Сирии, для того чтобы он мог разрабатывать и корректировать свои планы в свете обновленной информации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о