Содержание

Бердыш. Русская алебарда | Военная история

Этот большой боевой топор стал не просто оружием, но символом русской армии 16-17 веков. Бердыш появился на Руси ещё в 15-м веке, но в широкий обиход вошёл только во времена Ивана Грозного. Причём сражались им не только знаменитые стрельцы — в лихие времена бердыш на всякий случай держал под рукой почти каждый крестьянин.

Бердыши считались самым страшном оружием стрельцов!

Образ русского стрельца, закрепившийся в массовом сознании, включает в себя несколько элементов: красный расшитый кафтан, высокая шапка или шлем, пищаль и обязательно массивный топор на длинном древке — бердыш. По иронии судьбы, именно бердыши стали главным символом стрельцов, хотя своё название этот род войск получил все же потому, что вооружался «огненным боем». Но пищали, мушкеты и ружья были во всех армиях Нового времени. А вот массовое использование бердышей — это сугубо русское «ноу-хау».

Турецкий гость

В первую очередь, стоит сказать о том, что бердыш не был исключительно стрелецким оружием. Устойчивый миф, согласно которому топоры на длинном древке специально выдавались стрельцам для использования в качестве сошки (подставки) при стрельбе из тяжёлых пищалей, давно уже опровергнут многочисленными фактами. Во-первых, бердыши пришли на Русь в 15-м веке, когда родов войск с огнестрельным оружием у русских ещё не было. Похожие длинные топоры использовались и в Европе (в Швейцарии, Шотландии, Польше и так далее), и в Османской империи.

Как полагают историки, именно от турок они и перекочевали в наши края. Турецкое название «тирпан» превратилось в «бердыш» (это слово, скорее всего, заимствовано из верхненемецкого, где barda означало «широкий топор»). Впервые бердыш упоминается в русских летописях в 1468 году. Правда, ни одного столь раннего образца археологи пока что не нашли. Хранящиеся в музеях экземпляры, главным образом, относятся к 16-му веку или даже к более позднему периоду — Смутному времени.
Во-вторых, существует масса свидетельств того, что бердышами вооружались обычные пехотинцы и даже ополченцы. Крестьянам полагалось хранить определённый запас оружия на случай начала войны. В сохранившихся перечнях этих арсеналов встречаются и бердыши.

А вот подробных описаний того, как действовать бердышом, увы, не сохранилось. Так что это учёным приходится реконструировать самостоятельно. Проведённые эксперименты показали, что бердыш действительно довольно удобен, если использовать его как подставку под пищаль. Это сильно повышает качество стрельбы (пищали были тяжёлыми, и хорошо прицелиться, держа их на весу, было практически невозможно). Однако говорить о том, что это было его главным предназначением, неправильно.


В документах стрелецкого войска есть записи о закупках подсошков — специальных лёгких подпорок для огнестрельного оружия. Они были гораздо эффективнее в этой роли, чем бердыш. Лёгкие подсошки вешались на запястье и были готовы к использованию моментально. Бердыш же сначала нужно было достать из-за спины (он носился на специальном ремне, прикреплённом к древку). К тому же острое лезвие (а оттачивали их весьма тщательно, ведь известно, что бердышами наносили не только рубящие, но и секуще-режущие удары) создавало лишнюю опасность для стрелка. Скорее всего, поначалу бердыш в качестве упора для пищали использовали самые опытные и умелые стрельцы, которым не хотелось таскать с собой лишний элемент снаряжения (подсошек). А уже потом, вполне вероятно, эта практика стала широко распространённой.

Останавливающий атаку

Но всё-таки в первую очередь бердыш оставался холодным оружием. Техника боя им была крайне разнообразна. Разумеется, основу составляли рубящие удары. Но длинное «полулунное» лезвие с плавным изгибом позволяло также эффективно колоть. А режущие удары были направлены, в первую очередь, против кавалерии — лошадям подсекали ноги. Кстати, русские конные стрельцы и драгуны тоже пользовались бердышами, но укороченными, чтобы ими можно было сражаться в седле.
Приёмы боя были в основном похожи на те, что использовали европейские алебардисты или воины, сражавшиеся глевиями (длинное лезвие, поставленное торчком на древке). Древко бердышей называли ратовищем. Его конец практически всегда заостряли, а зачастую оковывали железом или даже насаживали туда копейный наконечник. Это называлось «подток», или «копейцо». Впрочем, предназначался подток, в первую очередь, для того, чтобы втыкать бердыш в землю. Но, в крайнем случае, им можно было и неожиданно нанести удар врагу.


Укреплять в земле бердыши было нужно для создания эффективного заграждения, призванного, прежде всего, останавливать конную атаку. Для этого в лезвиях бердышей имелось множество отверстий. В эти отверстия продергивалась бечева, сами бердыши переворачивались изгибом лезвия вверх и втыкались в землю под углом, навстречу наступающему неприятелю. Под обух подставлялся короткий деревянный кол. Такой импровизированный частокол возводился умелыми воинами очень быстро, а преодолеть его было крайне нелегко, особенно когда навстречу велась плотная меткая стрельба из пищалей.

Топор с косицей

Верхняя часть лезвия бердыша, которой наносились колющие удары, называлась пером. Она могла быть двух типов. У ранних бердышей перо имеет равномерный плавный изгиб. Потом перо стали отковывать более сложной формы, со скосом, в результате чего образовывались как бы два острия.
Нижняя часть, которая прилегала к ратовищу, называлась косицей. Именно наличие этой детали позволяет безошибочно определить, что перед вами именно бердыш, а не просто секира, алебарда или боевой топор. Косица крепилась к ратовищу мелкими коваными гвоздями, а потом обматывалась кожаным ремешком. Иногда, наоборот, гвозди забивали сквозь ремешок. Кроме этого, надёжное крепление лезвия обеспечивали от трёх до семи заклёпок, которые вгонялись в специальные отверстия в обухе.
Длина лезвия бердышей постепенно увеличивалась. Если в 16-м веке она составляла всего около 50 сантиметров и меньше, то за следующее столетие увеличилась до 80-100 сантиметров. Общая длина оружия вместе с ратовищем в среднем была в рост среднего человека — порядка 170 сантиметров.
Общий вес боевых бердышей, которыми сражались стрельцы, был около 1,5 килограмма. Со временем бердыш приобрёл статус церемониального оружия, и для придворной стражи лучшие оружейники стали отковывать специальные образцы с очень широкими лезвиями, изукрашенными различными узорами — переплетающимися листьями и цветами, драконами,единорогами и фантастическими животными. Вес таких бердышей достигал уже трёх килограммов, но вот для настоящего боя они подходили гораздо меньше.
Постепенно исчезать из арсенала стрельцов бердыши начали со второй половины 17-го века. В 1660 году царь Алексей Михайлович приказал начать перевооружение. Теперь стрельцы, солдаты и драгуны должны были иметь шпаги, а вместо бердышей — короткие пики «с копейцы на обоих концах». Окончательно сошёл с арены боевых действий бердыш в начале 18-го века.

Против пешего и конного

Что такое бердыш в умелых руках, можно представить, почитав мемуары тех, кому приходилось испытать его на себе. Вот как описывал схватку со стрельцами польский шляхтич Ян Пасек, участвовавший в русско-польской войне 1654-1667 годов: «Жестокая тут настала резня в этой толпе, а наиболее ужасны были бердыши; через четверть часа, однако, не вышел из них из этого смешения, а высекли их так, что и один не ушёл, поскольку остались в чистом поле, говорили, их было около 100. Из наших тот, кто полег, тот лежал, а кто остался — тот страдал от ран; подо мной коня гнедого пулей ранили в грудь, порезали бердышом лоб, а также колено. Ещё бы он мне послужил, если бы не эта коленная рана, поскольку я был удачлив до коней в войске».

maxpark.com

Загадки истории. Рубрика «История оружия». Русская алебарда

Этот большой боевой топор стал не просто оружием, но символом русской армии XVI-XVII веков. Бердыш появился на Руси еще в XV веке, но в широкий обиход вошел только во времена Ивана Грозного. Причем сражались им не только знаменитые стрельцы — в лихие времена бердыш на всякий случай держал под рукой почти каждый крестьянин.

Образ русского стрельца, закрепившийся в массовом сознании, включает в себя несколько элементов: красный расшитый кафтан, высокая шапка или шлем, пищаль и обязательно массивный топор на длинном древке — бердыш. По иронии судьбы, именно бердыши стали главным символом стрельцов, хотя свое название этот род войск получил все же потому, что вооружался «огненным боем». Но пищали, мушкеты и ружья были во всех армиях Нового времени. А вот массовое использование бердышей — это сугубо русское «ноу-хау».

Турецкий гость

В первую очередь, стоит сказать о том, что бердыш не был исключительно стрелецким оружием. Устойчивый миф, согласно которому топоры на длинном древке специально выдавались стрельцам для использования в качестве сошки (подставки) при стрельбе из тяжелых пищалей, давно уже опровергнут многочисленными фактами. Во-первых, бердыши пришли на Русь в XV веке, когда родов войск с огнестрельным оружием у русских еще не было. Похожие длинные топоры использовались и в Европе (в Швейцарии, Шотландии, Польше и так далее), и в Османской империи. Как полагают историки, именно от турок они и перекочевали в наши края. Турецкое название «тирпан» превратилось в «бердыш» (это слово, скорее всего, заимствовано из верхненемецкого, где barda означало «широкий топор»). Впервые бердыш упоминается в русских летописях в 1468 году. Правда, ни одного столь раннего образца археологи пока что не нашли. Хранящиеся в музеях экземпляры, главным образом, относятся к XVI веку или даже к более позднему периоду — Смутному времени.

Во-вторых, существует масса свидетельств того, что бердышами вооружались обычные пехотинцы и даже ополченцы. Крестьянам полагалось хранить определенный запас оружия на случай начала войны. В сохранившихся перечнях этих арсеналов встречаются и бердыши.

А вот подробных описаний того, как действовать бердышом, увы, не сохранилось. Так что это ученым приходится реконструировать самостоятельно. Проведенные эксперименты показали, что бердыш действительно довольно удобен, если использовать его как подставку под пищаль. Это сильно повышает качество стрельбы (пищали были тяжелыми, и хорошо прицелиться, держа их на весу, было практически невозможно). Однако говорить о том, что это было его главным предназначением, неправильно.

В документах стрелецкого войска есть записи о закупках подсошков — специальных легких подпорок для огнестрельного оружия. Они были гораздо эффективнее в этой роли, чем бердыш. Легкие подсошки вешались на запястье и были готовы к использованию моментально. Бердыш же сначала нужно было достать из-за спины (он носился на специальном ремне, прикрепленном к древку). К тому же острое лезвие (а оттачивали их весьма тщательно, ведь известно, что бердышами наносили не только рубящие, но и секуще-режущие удары) создавало лишнюю опасность для стрелка.

Скорее всего, поначалу бердыш в качестве упора для пищали использовали самые опытные и умелые стрельцы, которым не хотелось таскать с собой лишний элемент снаряжения (подсошек). А уже потом, вполне вероятно, эта практика стала широко распространенной.

Останавливающий атаку

Но все-таки в первую очередь бердыш оставался холодным оружием. Техника боя им была крайне разнообразна. Разумеется, основу составляли рубящие удары. Но длинное «полулунное» лезвие с плавным изгибом позволяло также эффективно колоть. А режущие удары были направлены, в первую очередь, против кавалерии — лошадям подсекали ноги. Кстати, русские конные стрельцы и драгуны тоже пользовались бердышами, но укороченными, чтобы ими можно было сражаться в седле.

Приемы боя были в основном похожи на те, что использовали европейские алебардисты или воины, сражавшиеся глевиями (длинное лезвие, поставленное торчком на древке). Древко бердышей называли ратовищем. Его конец практически всегда заостряли, а зачастую оковывали железом или даже насаживали туда копейный наконечник. Это называлось «подток», или «копейцо». Впрочем, предназначался подток, в первую очередь, для того, чтобы втыкать бердыш в землю. Но, в крайнем случае, им можно было и неожиданно нанести удар врагу.

Укреплять в земле бердыши было нужно для создания эффективного заграждения, призванного, прежде всего, останавливать конную атаку. Для этого в лезвиях бердышей имелось множество отверстий. В эти отверстия продергивалась бечева, сами бердыши переворачивались изгибом лезвия вверх и втыкались в землю под углом, навстречу наступающему неприятелю. Под обух подставлялся короткий деревянный кол. Такой импровизированный частокол возводился умелыми воинами очень быстро, а преодолеть его было крайне нелегко, особенно когда навстречу велась плотная меткая стрельба из пищалей.

Топор с косицей

Верхняя часть лезвия бердыша, которой наносились колющие удары, называлась пером. Она могла быть двух типов. У ранних бердышей перо имеет равномерный плавный изгиб. Потом перо стали отковывать более сложной формы, со скосом, в результате чего образовывались как бы два острия.

Нижняя часть, которая прилегала к ратовищу, называлась косицей. Именно наличие этой детали позволяет безошибочно определить, что перед вами именно бердыш, а не просто секира, алебарда или боевой топор. Косица крепилась к ратовищу мелкими коваными гвоздями, а потом обматывалась кожаным ремешком. Иногда, наоборот, гвозди забивали сквозь ремешок. Кроме этого, надежное крепление лезвия обеспечивали от трех до семи заклепок, которые вгонялись в специальные отверстия в обухе.

Длина лезвия бердышей постепенно увеличивалась. Если в XVI веке она составляла всего около 50 сантиметров и меньше, то за следующее столетие увеличилась до 80-100 сантиметров. Общая длина оружия вместе с ратовищем в среднем была в рост среднего человека — порядка 170 сантиметров.

Общий вес боевых бердышей, которыми сражались стрельцы, был около 1,5 килограмма. Со временем бердыш приобрел статус церемониального оружия, и для придворной стражи лучшие оружейники стали отковывать специальные образцы с очень широкими лезвиями, изукрашенными различными узорами — переплетающимися листьями и цветами, драконами, единорогами и фантастическими животными. Вес таких бердышей достигал уже трех килограммов, но вот для настоящего боя они подходили гораздо меньше.

Постепенно исчезать из арсенала стрельцов бердыши начали со второй половины XVII века. В 1660 году царь Алексей Михайлович приказал начать перевооружение. Теперь стрельцы, солдаты и драгуны должны были иметь шпаги, а вместо бердышей — короткие пики «с копейцы на обоих концах». Окончательно сошел с арены боевых действий бердыш в начале XVIII века.

Иван БАЙКАЛОВ

Против пешего и конного

Что такое бердыш в умелых руках, можно представить, почитав мемуары тех, кому приходилось испытать его на себе. Вот как описывал схватку со стрельцами польский шляхтич Ян Пасек, участвовавший в русско-польской войне 1654-1667 годов: «Жестокая тут настала резня в этой толпе, а наиболее ужасны были бердыши; через четверть часа, однако, не вышел из них из этого смешения, а высекли их так, что и один не ушел, поскольку остались в чистом поле, говорили, их было около 100. Из наших тот, кто полег, тот лежал, а кто остался — тот страдал от ран; подо мной коня гнедого пулей ранили в грудь, порезали бердышом лоб, а также колено. Еще бы он мне послужил, если бы не эта коленная рана, поскольку я был удачлив до коней в войске».

zagadki-istorii.ru

холодное оружие, аналог топора, алебарды или секиры, тактика боя против пехоты и конницы, история появления

Бердыш – это холодное оружие, разновидность двуручной секиры с широким массивным лезвием характерной изогнутой формы. Оно напоминает полумесяц и насаживается на длинное древко, именуемое ратовищем. Бердыш относится к группе рубяще-режущего холодного оружия.

Для нашей страны этот боевой топор – не просто еще один вид средневекового оружия, а настоящий символ России XVI—XVII столетия и ее вооруженных сил – стрелецкого войска. Бердыш иногда называют «русской алебардой», именно с этим оружием наши далекие предки атаковали янычар или отражали натиск летучих польских гусар и татарской конницы.

Происхождение бердыша не совсем понятно. Вероятно, что это оружие пришло в Московское царство с Запада. В польском языке berdysz – это название боевой секиры, которое, скорее всего, берет свое начало от немецкого слова barda, обозначавшее топор с широким лезвием. Есть и другая версия, согласно которой это оружие пришло на Русь с Востока, а именно из Оттоманской Порты. Примерно в этот же исторический период османы нередко пользовались двуручными топорами с длинным закругленным лезвием – тирпанами.

Учитывая, что восточнославянские земли на протяжении долгих столетий являлись своеобразным перекрестком, на котором встречались оружейные традиции Востока и Запада, рыцарской Европы и кочевого Дикого Поля, подобное предположение кажется очень правдоподобным. Доказательством этой теории может служить тот факт, что стрелецкое войско вообще много чего переняло (организация, снаряжение, вооружение) у янычар. Возможно, что бердыш был просто одним из заимствований.

Так или иначе, но на несколько столетий топор-бердыш стал самым «русским» длиннодревковым оружием. О нем упоминается в многочисленных письменных источниках – различных списках военного имущества, описях оружейных палат и даже перечнях трофеев, конфискованных у повстанцев или лихих людей. Присутствует бердыш и в дошедших до нас воспоминаниях современников, причем как русских, так и иностранцев. В настоящее время с этим оружием любой желающий может познакомиться в музейных экспозициях России, Украины и Белоруссии.

История

Человек использовал боевые топоры с незапамятных времен палеолита. Они стояли на вооружении древних шумер, египтян, персов, скифов, греков… В Европе топоры особенно пришлись по душе германским племенам. Можно сказать, что варвары «постучали» в ворота Рима обухом своего боевого топора. Позже топор и секира стали излюбленным оружием викингов, несколько столетий терроризировавших весь европейский континент.

Затем эволюция пехотного боевого топора пошла по пути удлинения его древка и создания комбинированного оружия, в состав которого также входило копейное острие, молот, крюк и др. Так появились алебарды и полэксы, благодаря которым во многом и была разрушена многовековая гегемония тяжелой рыцарской кавалерии.

Российским аналогом алебарды считается бердыш, но в истории этого оружия до сих пор существует много белых пятен.

Историки спорят о том, когда именно бердыш появился на русских землях. Вероятно, что это случилось во второй половине XVI столетия, во время царствования одного из самых неоднозначных правителей в российской истории — Ивана Грозного. Мало кто знает, что при этом государе была проведена серьезная военная реформа, в Московском царстве появилось первая регулярная армия – стрелецкое войско. До этого основной вооруженной силой страны была поместная конница, набираемая из дворян. Однако в планах царя был бросок на Запад, к Балтике, а для противоборства с Литвой, Польшей, Швецией и Данией необходима была армия, построенная на европейский манер.

В 1558 году началась длительная и тяжелая для России Ливонская война, в которой стрельцы приняли самое активное участие. Сегодня ученые не располагают доказательствами, что бердыши использовались российскими войсками в начале этого конфликта, вероятно, оно вошло в обиход уже в 70-х годах XVI столетия, то есть ближе к его завершению.

Хотя, надо сказать, что существует и другое мнение на счет появления этого оружия. Некоторые авторы указывают, что первые упоминания о бердышах относятся еще к середине XV столетия (1468 год, если быть точным). Но никаких археологических доказательств этой версии пока что не найдено.

Надо отметить, что лезвия некоторых европейских алебард XIV-XV столетий очень похожи на бердышные.

Наиболее ранние экземпляры этого оружия, которые сегодня хранятся в музеях, относятся уже к концу XVI века или вообще к эпохе Смутного времени.

Топор под таким названием на протяжении XVI–XVII веков использовался в Речи Посполитой, причем применяли его и поляки, и украинские козаки. Существует известный бердыш Богдана Хмельницкого. Правда, не совсем понятно, отличалось ли это оружие от экземпляров, принятых на вооружение в российском стрелецком войске. В 1674 году бердыши был взят на вооружение польских пехотных подразделений, но уже в начале следующего столетия они полностью вышли из употребления.

В российской армии «звездным часом» бердыша можно назвать XVII век. Пехота, вооруженная этими топорами, на равных могла сражаться с пикинерами и копейщиками противника, а также постоять за себя в случае кавалерийской атаки. В 1656 году в России была проведена стандартизация бердыша. Согласно специальному царскому указу, это оружие должно было иметь древко длиной 1,42 метра и иметь снизу стальной наконечник («копейцо»), с помощью которого бердыш можно было воткнуть в землю.

Есть информация и о кавалерийских бердышах, которые от пехотных отличались меньшими размерами.

Существуют свидетельства о том, что вбивать бердыш в землю было весьма распространенной практикой, потому как это оружие использовалось и в виде подпорки для мушкета во время стрельбы. Однако непонятно, насколько он был удобен в таком качестве. Сохранились документы о закупках стрелецким войском специальных подпорок для огнестрельного оружия (подсошок). Так что, возможно, бердыш был не слишком удобен в виде подставки для пищалей.

Известно множество случаев использования бердышей русскими воинами, описанные современниками. Об этом, например, рассказывает польский шляхтич Ян Хризостом Пасек. Он описывает жесткую стычку русских стрельцов с польскими кавалеристами. Победа осталась за всадниками, но «резня была жестокая», и больше всего полякам досталось от бердышей. Также они отлично зарекомендовали себя и во время обороны Чигирина в 1678 году. Есть множество свидетельств о том, что бердыши были популярны не только в войске или среди городской стражи, использовали их и простые граждане, особенно те, кто проживал у южных кордонов Московского государства, рядом с беспокойным Диким полем.

Правда, сохранились и другие отзывы о боевом использовании этих топоров. Так, например, хорватский миссионер Юрий Крижанич, посещавший Московию в середине XVII века, писал, что бердыши взяты на вооружение из-за недостатка качественного железа для мечей или сабель. По его мнению, строй бердышников был неэффективным, а конструкция этого оружия не позволяла наносить колющие удары.

Форма бердыша менялась со временем. Оружие XVI века имело сравнительно небольшое лезвие, позже оно значительно увеличилось.

Бердышами поначалу были вооружены и полки нового строя, так как это было привычное и хорошо известное бойцам оружие. Но уже во второй половине XVII столетия значение бердышей стало уменьшаться. В 1660 году царь Алексей Михайлович начал перевооружение российской армии, в ходе которого бердыши заменили короткими пиками. Однако окончательно из употребления бердыш исчез только в первой четверти XVIII века.

Описание и классификация

Бердыш – это классическая двуручная секира, с широким и вытянутым лезвием, загнутым в форме полумесяца. Как и любой боевой топор, бердыш предназначался в основном для нанесения рубящих и режущих ударов. Почему «в основном»? Потому что, благодаря уникальной конструкции лезвия бердыша, этим топором можно было и колоть противника в ближнем бою.

Верхняя часть лезвия бердыша называлась пером, венчало его острие. Причем форма пера со временем менялась. Если на ранних образцах оно имело плавный равномерный изгиб, то на бердышах XVII столетия перо уже имело сложную форму с дополнительным скосом (елманью), в результате чего у оружия образовывались как бы два острия.

Оттянутая нижняя часть лезвия, которая прилегала к древку-ратовищу, называлась косицей. Именно этот элемент отличал бердыш от других видов ударно-рубящего оружия: секир, алебард, боевых топоров. Дополнительная точка крепления лезвия к древку обеспечивала бердышу большую жесткость и прочность.

Часть клинка, которая насаживалась на древко, как и у других топоров, называлась обухом, а край, противоположный режущей кромке, – тупьем. Для дополнительной фиксации ратовища использовались гвозди-заклепки, которые вбивались в специальные отверстия в обухе. Косица крепилась к древку также с помощью гвоздей, сверху место фиксации дополнительно обматывалось кожаными ремешками.

Ратовище имело овальное или восьмигранное сечение и общую длину от одного до двух метров. На его нижней части размещался острый металлический наконечник, называемый копейцом или втоком. В первую очередь он предназначался для втыкания оружия в землю, но, естественно, что при необходимости копейцо можно было использовать и в бою.

Вес стрелецкого бердыша составлял примерно 1,5 кг. Позже появились более массивные церемониальные бердыши, их масса могла доходить до 3 кг.

Тыльная сторона лезвия нередко имела большое количество небольших отверстий, предназначение которых понятно не до конца. Есть мнение, что они служили для облегчения оружия, согласно другой версии, с их помощью на лезвие крепился специальный чехол, выполняющий функцию ножен. Также существует гипотеза, что эти отверстия предназначались для продевания в них шнуров и веревок. Мол, таким образом из бердышей устраивали заграждение против кавалерии на поле боя или же ограничивали проход в определенное пространство, создавая из этих топоров что-то похожее на нынешние полицейские заграждения. Не следует забывать, что, кроме участия в сражениях, стрельцы нередко выполняли функции современного ОМОНа.

В отверстия на лезвии нередко продевали металлические кольца, зачем это делалось, также не совсем понятно.

Классификация бердышей построена на разнообразии форм их боевой части. Выделяется два основных типа:

  • с обычным лезвием полулунной формы и пером, которое имело одно острие;
  • с пером, которое имеет два острия.

Каждый из этих видов оружия имеет собственные подвиды. Они отличаются длиной режущей кромки, размерами и формой пера, расположением обуха. Кроме того, следует понимать, что хоть власти и пытались стандартизировать оружие, но каждый кузнец изготавливал его по своему усмотрению.

В отдельный вид обычно выделяют парадные или церемониальные бердыши, которые весьма сильно отличались от боевых. Это оружие украшалось прорезным орнаментом, а иногда и сложными рисунками: изображениями единорогов, драконов, цветов и др.

Особенности применения

В целом техника использования бердыша в бою напоминала приемы работы глевией, алебардой или японской нагинатой, однако имела и некоторые особенности. Взявшись двумя руками за нижнюю часть древка, бердышом можно было наносить мощные круговые рубящие и режущие удары, которые благодаря его значительной массе, были сокрушительны. Для этого даже не нужна была особая подготовка, возможно, поэтому бердыш пользовался большой популярностью не только у профессиональных воинов, но и среди «гражданских».

Считается, что бердышом можно было и колоть, но это соответствует действительно только отчасти. Форма лезвия некоторых бердышей исключала нанесение колющих ударов.

Бердыш можно было использовать и для ближнего боя. Для этого оружие второй рукой брали за верхнюю часть ратовища, между обухом и косицей.

Как и европейская алебарда, российский бердыш был весьма эффективен при отражении кавалерийской атаки. Излюбленным приемом бердышников было подсечение лошадиных ног. В бою против вражеской пехоты этим длинным массивным топором можно было отсекать наконечники вражеских копий, отводить их или прижимать к земле.

Массивное лезвие бердыша отличалось значительной прочностью, поэтому его можно было изготавливать даже из стали не самого высокого качества. Это было еще одной причиной популярности этого оружия среди простого российского люда. Хотя, конечно, существовало и оружие, изготовленное из хорошей, качественной стали.

Как уже отмечалось выше, бердыши использовались в качестве подставки для огнестрельного оружия при стрельбе. Правда, неизвестно, насколько подобная практика была распространена.

В походе бердыш носили за спиной, используя для этого специальный ремень.

warways.ru

Китайская и Глефа, Отличия от Секиры, Топора и Копья, Оружие Средневековой Пехоты, История Появления

Алебарда – это разновидность древкового холодного оружия с комбинированным наконечником, в состав которого входило копейное острие и лезвие топора (секиры) с острым обухом. Это колюще-рубящее холодное оружие, по сути, его создатели хотели соединить лучшие свойства боевого топора и копья. Алебарда была мегапопулярным оружием средневековой пехоты, ее «звездным часом» стали европейские войны XIV—XVI столетий, она позволяла пешим воинам весьма эффективно противостоять кавалерии неприятеля.

После появления и широкого распространения огнестрельного оружия и отказа от тяжелых металлических доспехов боевое значение алебарды стало стремительно уменьшаться. Однако этот вид холодного оружия еще долго использовался во время парадов и церемоний. Швейцарская гвардия Ватикана до сих пор вооружена алебардами. В России вплоть до середины XIX столетия алебардами вооружались нижние полицейские чины (будочники).

По своему назначению к алебарде очень близок еще один вид средневекового древкового оружия – полэкс. Однако его конструкция имела некоторые отличия.

Существовало большое количество разновидностей алебарды, они отличались формой топора, размерами и формой копейного острия, наличием или отсутствием обуха. На некоторых алебардах вместо острого обуха топора имелись крючья, с помощью которых были удобно стаскивать всадника с лошади. Как правило, алебарды разных стран имели свои особенности: существовали немецкие, тирольские, нидерландские и русские алебарды.

Аналоги этого оружия существовали и на Востоке. Хорошо известна китайская алебарда Гуань дао, которой владел легендарный герой Гуань Юя. Она имела длинное древко с боевой частью в виде изогнутого клинка. Общие размеры оружия составляли примерно два метра. Иногда обух клинка оснащали пробойником, который можно было использовать для поражения тяжелых доспехов или парирования ударов противника. Общий вес этого китайского оружия мог достигать пяти килограммов.

Следует отметить, что многие специалисты в области исторического холодного оружия вовсе не относят Гуань дао к алебардам. Своим внешним видом Гуань дао больше напоминает средневековую европейскую глефу или японскую нагинату, эта китайская алебарда до сих пор используется в ушу.

История развития алебарды

Появление первых алебард, скорее всего, стало ответом на широкое распространение пластинчатых доспехов, которые практически невозможно было пробить мечом. После возникновения латных доспехов ситуация ухудшилась еще более. Удар топора на длинном древке вполне мог нанести серьезный урон даже хорошо защищенному противнику. Когда именно алебарды появились на полях европейских сражений, мы доподлинно не знаем, но они использовались как минимум с начала XIV столетия.

Ранние алебарды не дошли до современных исследователей, увидеть их можно только на исторических рисунках или гравюрах. Так, например, алебарду держит жандарм периода правления короля Иоанна I (1350—1364), изображенный на барельефе церкви Св. Льва в Париже. Вместо обуха топора у нее молот.

Изначально это оружие носило название Helmbarte (с немецкого «топор с крюком»). Позже это слово было заимствовано в другие европейские языки и претерпело значительные искажения: французы называли алебарду hallebarde, англичане halbert, а итальянцы allabarda. В XVI–XVII веках при обратном переводе на немецкий оно стало звучать как hellebarte.

Ранние образцы алебард, скорее всего, представляли собой топор или секиру, посаженную на более длинное древко. Наконечник копья, видимо, появился у этого оружия позже. После этого алебарда превратилась в универсальное оружие, которым можно было не только рубить тяжелые доспехи, но и наносить колющие удары.

В конце XV столетия ту разновидность алебарды, которая в нашем представлении является классической (с топором и острием копья), называли «немецкой», также существовали итальянские, французские и швейцарские алебарды. Итальянские алебарды не имели топора, но в целом их наконечник имел более сложную и изящную форму.

Еще большую популярность получила алебарда в качестве средства защиты пехоты против кавалерии.

Плотный пехотный строй, ощетинившийся копьями и алебардами, вполне мог отразить даже массированную атаку всадников. Поэтому в определенный исторический период алебарды были куда популярнее двуручных мечей, боевых молотов и других видов холодного оружия. От алебард не сразу отказались даже после появления огнестрельного оружия, некоторые разновидности алебард использовали в качестве подставок для мушкетов и аркебуз. Это значительно повышало точность стрельбы.

Самыми известными алебардщиками Европы были, без сомнения, швейцарские пехотинцы. В построении знаменитой швейцарской пехоты алебардщики обычно находились в третьей линии, первые две состояли из пикинеров. В задачу воинов, вооруженных алебардами, входило уничтожение противников, прорвавшихся к пикинерам. Подобное построение и такую тактику швейцарцы с большим успехом использовали на протяжении более сотни лет.

В некоторых исторических источниках утверждается, что каждый швейцарский мужчина, достигший совершеннолетия, должен был владеть алебардой на довольно высоком уровне. Швейцарская пехота, вооруженная пиками и алебардами, сплоченная строжайшей национальной дисциплиной, в Средние века считалась одной из лучших в Европе.

Существовали и так называемые морские или абордажные алебарды. Их использовали для стягивания двух кораблей в абордажном бою.

Только в XVI веке из-за широкого распространения огнестрельного оружия боевое значение алебард начало уменьшаться. Тяжелые доспехи стали уже не нужны, соответственно, пропала необходимость и тяжелой секире для их пробивания. Зато алебарды стали одним из самых распространенных видов парадного и церемониального оружия. Еще в XVIII веке в России алебарды использовались в качестве знака отличия младших офицеров, полностью с вооружения они были сняты только в XIX веке.

Разновидности алебарды и проблемы классификации этого оружия

Классификация алебард весьма сложна и запутана, впрочем, то же самое можно сказать и о классификации холодного древкового оружия в целом. Основной проблемой является отсутствие какой-либо унификации при производстве оружия в Средние века: каждый кузнец-оружейник делал продукцию по своему разумению. Эта эпоха подарила нам десятки типов алебард – самых причудливых сочетаний лезвий топоров, копейных наконечников, чеканов, крючьев и других элементов. Многие из них имеют собственные названия.

К этому следует добавить национальные оружейные особенности и традиции, которые существовали в разных странах и регионах.

Даже классификация обычного копья весьма непроста, хотя, казалось бы, что может быть проще обычной палки с металлическим наконечником. Однако и здесь не все так однозначно: существовали копья метательные, пики длиною до пяти метров, рыцарские копья и другие разновидности этого оружия. Алебарды можно назвать «двоюродными» братьями копья и ситуация с ними еще сложнее.

 

Некоторые авторы причисляют к алебардам только оружие «классической» формы, с топором и копейным наконечником. Другие относят к этой группе практически любое древковое оружие, оснащенное клинком самой разной формы и размера. В этом случае к алебардам относят глефы, протазаны, русские бердыши, гвизармы и многие другие виды оружия.

Если просто сложить копье и топор, то получится не алебарда, а полэкс – еще одно древковое оружие, которое было весьма популярно в Средневековье. Полэкс обычно был короче алебарды, его длина, как правило, не превышала человеческого роста. В состав его «боевой части» входил топор, копейное острие, а также боевой молот. Причем наконечник полэкса, как правило, имел разборную конструкцию. Алебарда обычно была длиннее (до 2,5 метра) и ее наконечник был цельным. Лезвие топора алебарды, как правило, имело небольшую длину, что способствовало увеличению силы удара. Еще можно добавить, что полэксы также были весьма распространены, причем их использовали не только на поле боя, но и на турнирах.

В бою классическая алебарда была страшным оружием. Ее копейный наконечник без труда мог проколоть практически любой доспех, а топор на длинном древке наносил ужасные раны. Крюком на обухе было весьма удобно стаскивать противников с лошади или крепостных укреплений.

Если говорить о классической алебарде, то их часто классифицируют по форме лезвия топора. Ранние виды этого оружия имели выпуклое лезвие, которое максимально близко к обычному топору или секире. Позже режущая кромка утратила свой изгиб и стала плоской, что сделало удар более мощным. Наиболее продвинутым видом этого оружия является алебарда с топором в форме полумесяца, она отличалась наиболее высокими боевыми качествами и могла справить практически с любым доспехом.

Протазан. Это разновидность древкового оружия, которое также причисляют к алебардам. Протазаны имели длинный и широкий наконечник, посаженный на древко значительного размера (до 2,5 метра). По своей форме он был похож на обоюдоострый меч, которым можно было наносить мощные колющие удары. В нижней части наконечника располагались два лепестка, направленные в стороны, перпендикулярно продольной оси оружия. С их помощью можно было блокировать удары оружия противника и отбрасывать его в сторону.

Бердыш. Разновидность алебарды с топором (секирой) в форме полумесяца без копейного острия. Древко бердыша (ратовище) имело длину примерно 1,5 метра, наконечник часто имел вторую точку крепления у нижнего конца лезвия. Бердыши были очень популярны на Руси, в Московии, в Польше. Этим оружием в основном наносили рубящие удары, однако верхней острой частью топорища можно было и колоть. В отличие от большинства видов древкового оружия, бердыш можно было использовать и в ближнем бою. Кроме того, московские стрельцы часто использовали его в качестве подставки для огнестрельного оружия.

Глефа. Древковое оружие с наконечником в форме широкого лезвия, которое надевалось с помощью втулки. Глефой можно было наносить и колющие, и режущие удары, лезвие могло дополняться шипами или крюками. На Руси имелся практически полный аналог европейской глефы, он назывался совней.

Гвизарма. Разновидность алебарды с наконечником в форме крюка с наточенной внутренней стороной. Считается дальнейшим развитием боевой косы и глефы. Некоторые гвизармы имели тонкий копьеобразный наконечник, которым можно было наносить и колющие удары. Этим оружием было особенно удобно перерезать сухожилия лошадям и стаскивать с них всадников.

В заключение можно сказать, что мир средневекового древкового оружия весьма богат и разнообразен. Причем настолько, что четко систематизировать его не представляется возможным. Ситуацию можно наглядно проиллюстрировать «анекдотом», популярным среди специалистов в этой области.

Что представляет собой японская нагината? Это оружие типа русской совни, которая, в свою очередь, является видом глефы. Последнюю считают разновидностью алебарды, при этом совню или нагинату специалисты никогда не причисляют к алебардам. Вот так все запутанно.

militaryarms.ru

Алебарда

Алебарда относится к контактному среднедревковому рубяще-режущему и колющему холодному оружию пехоты с комбинированным наконечником, сочетающим в своей конструкции секиру и копье. Обух боевого топора имел либо острую плоскую треугольную форму, часто изгибаясь к низу наподобие крюка, либо был в виде молотка (иногда с острым шипом четырехугольного сечения). По мнению большинства исследователей, слово «алебарда» имеет немецкие корни и произошло от германских слов Halm (посох, древко) и Barte (топор), окончательно сформировавшись под влиянием итальянского и французского языков. Многие исследователи считают прародителем алебарды двуручный датский боевой топор, имевший острие для нанесения колющих ударов. Среднедревковое оружие наподобие алебарды иногда называют также словом «полеакс».

Из древних источников, дошедших до наших дней, известно, что алебарды использовались швейцарцами с XIII века. Швейцарские военачальники очень удачно дополняли шеренгами алебардщиков боевые порядки пикинеров, ставя воинов с алебардами в третий или четвертый ряд для усиления защиты.

Это оружие эффективно применялось как против тяжелой пехоты, так и против тяжелой конницы. Нанесенные с огромным размахом удары топором сокрушали не только шлемы, щиты и доспехи противников, но и ломали их древковое оружие.

Пехота могла успешно использовать алебарды при противостоянии напору кавалерии по типу рогатины, уперев нижний край древка в землю и выставив острый наконечник вперед. Лезвием топора наносились удары по незащищенным участкам лошадиных ног.

Острый и немного загнутый обух лучше всего подходил для атаки всадников в тяжелых доспехах. Пробивая их, он позволял нападающему стащить раненого кавалериста с коня на землю.

Некоторые представители европейской аристократии даже предлагали запретить это оружие, дающее возможность рядовому воину эффективно противостоять хорошо оснащенным и подготовленным благородным рыцарям, понижая их значимость и авторитет. Несмотря на это, многие дворяне охотно применяли алебарды в сражениях и пеших турнирных поединках. Известные фехтовальные школы разрабатывали и описывали в своих руководствах приемы владения алебардой.

Длина древка алебард составляла 1,8 – 2,5 м., вес всего оружия был в пределах 2,5 – 5,5 кг. На судах применялись абордажные модификации этого оружия, использовавшиеся для притягивания корабля противника к своему борту, с длиной древка около 3 метров и увеличенным крюком. Древко имело восьмигранное сечение и обмотку крест-накрест из тонких ремешков. Это давало воину возможность надежно контролировать положение комбинированного наконечника, крепившегося к древку с помощью короткой трубки с отходящими длинными стальными привинчивающимися полосками.

В период с XIII по XVII века оружейники непрерывно экспериментировали над конструкцией алебард, пытаясь улучшить их боевые качества.

У ранних образцов алебард XIII – XIV века, известных под названием «вульж» или «вуж», полотно топора прямоугольной либо закругленной формы в верхней части плавно переходило в вытянутое острие. Алебарды привычного нам вида, которые принято называть «немецкими», получили распространение в Европе в конце XIV века. Так называемые «итальянские» алебарды отличаются от алебард немецкого типа необычными фигурными формами наконечника и обуха. Иногда итальянской алебардой называют оружие, более известное как «гизарма» или «гвизарма».

Постепенно качество железа, из которого делали доспехи всех типов, улучшалось, а их стоимость снижалась. Самые обеспеченные воины могли себе позволить двухслойные варианты доспехов, сделанные лучшими мастерами, становясь практически непробиваемыми для многих видов холодного оружия. Для усиления пробивающего эффекта многие оружейники, начиная с XVI века, стали изготавливать лезвие топора алебарды более коротким, а по форме вогнутым, в виде полумесяца или волнистым. Острие начали все чаще делать тонким, иглоподобным, круглого или граненого сечения, а острый обух более массивным. В XIV и XV столетиях в некоторых странах Европы алебарда считалась едва ли не самым распространенным оружием пехоты, а также городской и дворцовой стражи. В Париже на барельефе церкви Святого Льва середины XIV века изображен жандарм, в руке которого алебарда с молотком на обухе.

Со второй половины XVI века алебарду стали активно вытеснять пика и мушкет. С этого времени и до XVIII столетия алебарда применялась в основном младшими командирами, постепенно исчезая из обихода.

О степени популярности этого оружия в русском войске XIV – XVII веков точных сведений не имеется. Известно только, что в XVII веке алебарда, также как и бердыш, состояла на вооружении царской охраны. С XVIII века это древковое оружие использовалось в российской армии как знак отличия сержантов, а также различных младших офицерских чинов. В начале XIX века алебарда в России полностью была снята с вооружения, оставаясь еще в течение полувека оружием нижних полицейских чинов. Поздние алебарды русских полицейских сильно видоизменились, приняв форму фигурного топора на древке средней длины. В наши дни алебарду можно увидеть в качестве парадного оружия в руках у швейцарской гвардии Ватикана.

holodnoeorugie.ru

Алебарда — с русского

  • АЛЕБАРДА — (бердыш) старинное вооружение, копье с топориком в виде полумесяца. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Павленков Ф., 1907. АЛЕБАРДА длинное копье с топориком в виде полумесяца. Полный словарь иностранных слов, вошедших в… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • алебарда — а, ж. hallebarde f. 1400. Лексис. Оружие с широким и длинным лезвием на длинном древке. Сл. 18. А будет он <сержант> идет протянутыми шеренгами, и он несет алебард свой на правом плече. 1647. Учен. ратн. строения 223. В казенных погребах …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • алебарда — топорик, протазан Словарь русских синонимов. алебарда сущ., кол во синонимов: 5 • бердыш (5) • интрепе …   Словарь синонимов

  • АЛЕБАРДА — (франц. hallebarde) холодное оружие длинное копье с насаженным боевым топором. Была на вооружении пехоты ряда европейских стран в 14 16 вв., как парадное оружие до 18 в. См. также Бердыш …   Большой Энциклопедический словарь

  • АЛЕБАРДА — АЛЕБАРДА, алебарды, жен. (франц. hallebarde). Старинное оружие секира на длинном древке. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • АЛЕБАРДА — АЛЕБАРДА, ы, жен. Старинное оружие фигурный топорик на длинном древке. | прил. алебардный, ая, ое. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • АЛЕБАРДА — жен., нем. пешее оружие: топор и копье на длинном древке; протазан, бердыш. Алебардный, алебардовый, к ней относящийся; алебардник, алебардщик, алебардовщик муж. кто вооружен алебардою. | Алебардником назвали у нас растение Xiphidium. Толковый… …   Толковый словарь Даля

  • алебарда — Контактное среднедревковое колющее и рубяще режущее оружие с крепящейся к древку насадом боевой частью, включающей в себя наконечник, широкое и длинное железко, часто в форме полумесяца, и иногда крюк. [ГОСТ Р 51215 98] Тематики оружие холодное… …   Справочник технического переводчика

  • Алебарда — АЛЕБАРДА. См. Бердышъ …   Военная энциклопедия

  • Алебарда —         Название этого оригинального оружия Helmbarte, по всей видимости, произошло от немецких слов: Helm (шлем) и Barte (бородка топора), но затем это слово попало в другие языки и было искажено (фр. hallebarde, англ. halbert, лат., hellemparta …   Энциклопедия средневекового оружия

  • Алебарда — Классические наконечники алебард …   Википедия

  • translate.academic.ru

    Алебарда — Википедия (с комментариями)

    Материал из Википедии — свободной энциклопедии

    Алеба́рда (нем. Hellebarde) — древковое холодное оружие с комбинированным наконечником, состоящим из игольчатого (круглого или гранёного) копейного острия и лезвия боевого топора с острым обухом. Находилась на вооружении пехоты ряда европейских стран с XIII по XVII век, получив наибольшее распространение в XV—XVI веках как эффективное оружие против хорошо защищённой кавалерии (в XIV—XV вв. с этой целью использовался годенбак[1]). Позднее использовалась как парадно-церемониальное оружие, в таком качестве и по сей день состоит на вооружении Швейцарской гвардии Ватикана. В России в 1700-1807 гг. алебарды, протазаны, эспонтоны неоднократно вводились в качестве строевого оружия офицеров и унтер-офицеров пехоты (эта же практика, судя по сохранившимся изображениям, бытовала и в XVII в.). До 1856 г. алебарда была оружием нижних чинов русской полиции (будочников).

    Близким подобием алебарды является полэкс.

    Устройство и принципы действия алебарды


    Алебарда представляла собой сочетание копейного острия и лезвия секиры с острым обухом на длинном (2-2,5 метра) древке общей массой 2,5-5,5 килограммов. Наконечник алебарды мог оснащаться крюком. Алебарды различались главным образом формой и размерами топора (широкое и узкое; полумесяцем и плоское; выпуклое и вогнутое; секира или чекан) и количеством крюков. Существовали также алебарды без копейного острия. Классическим типом (сформировался к XV веку) является алебарда с узким топориком различной формы, игольчатым остриём и треугольным, слегка искривлённым книзу обухом. Абордажные алебарды оснащались большим крюком и более длинным (около 3 метров) древком. Алебардами протыкали при помощи острия все виды доспехов, стаскивали всадников с коней, стягивали корабли при абордаже, наносили рубяще-дробящие удары лезвием или обухом топора.

    Виды топора алебарды

    • Выпуклое — стандартный вид алебарды, позаимствованный собственно от топора. Был характерен для раннего средневековья.
    • Плоское — более продвинутый вид алебарды, который перешел на смену обычному, отличался более мощным ударом и лучшим пробиванием брони по сравнению с выпуклым топорищем. Был характерен для середины средневековья.
    • Полумесяц — конечная стадия алебарды, который перешел на смену плоскому. Отличался еще более мощным ударом и лучшим пробиванием брони по сравнению с плоским топорищем. Был характерен для позднего средневековья.

    В живописи

    В западноевропейском искусстве атрибутом апостолов Иуды Фаддея и Матфея является анахронистичная алебарда, а также богини Минервы[2].

    Напишите отзыв о статье «Алебарда»

    Примечания

    Литература

    К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

    Отрывок, характеризующий Алебарда

    – Mot d’ordre? [Отзыв?] – Долохов придержал лошадь и поехал шагом.
    – Dites donc, le colonel Gerard est ici? [Скажи, здесь ли полковник Жерар?] – сказал он.
    – Mot d’ordre! – не отвечая, сказал часовой, загораживая дорогу.
    – Quand un officier fait sa ronde, les sentinelles ne demandent pas le mot d’ordre… – крикнул Долохов, вдруг вспыхнув, наезжая лошадью на часового. – Je vous demande si le colonel est ici? [Когда офицер объезжает цепь, часовые не спрашивают отзыва… Я спрашиваю, тут ли полковник?]
    И, не дожидаясь ответа от посторонившегося часового, Долохов шагом поехал в гору.
    Заметив черную тень человека, переходящего через дорогу, Долохов остановил этого человека и спросил, где командир и офицеры? Человек этот, с мешком на плече, солдат, остановился, близко подошел к лошади Долохова, дотрогиваясь до нее рукою, и просто и дружелюбно рассказал, что командир и офицеры были выше на горе, с правой стороны, на дворе фермы (так он называл господскую усадьбу).
    Проехав по дороге, с обеих сторон которой звучал от костров французский говор, Долохов повернул во двор господского дома. Проехав в ворота, он слез с лошади и подошел к большому пылавшему костру, вокруг которого, громко разговаривая, сидело несколько человек. В котелке с краю варилось что то, и солдат в колпаке и синей шинели, стоя на коленях, ярко освещенный огнем, мешал в нем шомполом.
    – Oh, c’est un dur a cuire, [С этим чертом не сладишь.] – говорил один из офицеров, сидевших в тени с противоположной стороны костра.
    – Il les fera marcher les lapins… [Он их проберет…] – со смехом сказал другой. Оба замолкли, вглядываясь в темноту на звук шагов Долохова и Пети, подходивших к костру с своими лошадьми.
    – Bonjour, messieurs! [Здравствуйте, господа!] – громко, отчетливо выговорил Долохов.
    Офицеры зашевелились в тени костра, и один, высокий офицер с длинной шеей, обойдя огонь, подошел к Долохову.
    – C’est vous, Clement? – сказал он. – D’ou, diable… [Это вы, Клеман? Откуда, черт…] – но он не докончил, узнав свою ошибку, и, слегка нахмурившись, как с незнакомым, поздоровался с Долоховым, спрашивая его, чем он может служить. Долохов рассказал, что он с товарищем догонял свой полк, и спросил, обращаясь ко всем вообще, не знали ли офицеры чего нибудь о шестом полку. Никто ничего не знал; и Пете показалось, что офицеры враждебно и подозрительно стали осматривать его и Долохова. Несколько секунд все молчали.
    – Si vous comptez sur la soupe du soir, vous venez trop tard, [Если вы рассчитываете на ужин, то вы опоздали.] – сказал с сдержанным смехом голос из за костра.
    Долохов отвечал, что они сыты и что им надо в ночь же ехать дальше.
    Он отдал лошадей солдату, мешавшему в котелке, и на корточках присел у костра рядом с офицером с длинной шеей. Офицер этот, не спуская глаз, смотрел на Долохова и переспросил его еще раз: какого он был полка? Долохов не отвечал, как будто не слыхал вопроса, и, закуривая коротенькую французскую трубку, которую он достал из кармана, спрашивал офицеров о том, в какой степени безопасна дорога от казаков впереди их.

    wiki-org.ru

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о