Римская армия. Подготовка к бою

При императоре Адриане (117–138 гг. н.э.) когортное построение римской армии в походе стало традиционным. Армия потеряла в гибкости, но в условиях отсутствия серьёзных внешних врагов проблемой это не стало: Римская империя стремилась разгромить противника в одном решающем сражении. Поэтому во время боевых действий она двигалась плотной армейской колонной. Такой порядок упрощал задачу по развёртыванию войск для построения перед битвой.

Традиционной основой римского боевого порядка были легионы, состоявшие из десяти когорт, примерно до 500 человек в каждой. Со времён правления Октавиана Августа применялся строй acies duplex — две линии по пять когорт. Глубина строя когорты равнялась четырём воинам, а легиона — восьми. Такое построение обеспечивало хорошую устойчивость и эффективность войск в бою. Старый, трёхлинейный строй (acies triplex) вышел из употребления, так как в годы империи у Рима не осталось противника с высокоорганизованной армией, против которой он мог бы понадобиться. Строй легиона мог быть сомкнутым или разомкнутым — это давало возможность, в зависимости от ситуации, занимать больше или меньше места на поле сражения.

Важным аспектом построения легиона была защита фланга — традиционно уязвимого места любой армии во все времена. Чтобы сделать фланговый обход затруднительным для противника, можно было растянуть строй или прикрыться естественными препятствиями — рекой, лесом, оврагом. Лучшие войска — как легионы, так и вспомогательные — римские полководцы ставили на правый фланг. С этой стороны воины не были прикрыты щитами, а значит, становились более уязвимыми для вражеского оружия. Защита фланга, помимо практического, имела большой моральный эффект: солдат, который знал, что ему не грозит обход, сражался лучше.

Построение легиона во II в. н.э.

Согласно римским законам, служить в легионе могли исключительно граждане Рима. Вспомогательные части набирались из числа свободных людей, желавших получить гражданство. В глазах полководца они имели меньшую ценность, чем легионеры, в связи с трудностью набора пополнений, а потому использовались для прикрытия, а также первыми вступали в бой с противником. Так как они были легче вооружены, то и подвижность у них была выше, чем у легионеров. Они могли завязать бой, а в случае угрозы поражения отступить под прикрытие легиона и перестроиться.

Римская конница также относилась к вспомогательным войскам, за исключением малочисленных (всего 120 человек) кавалеристов легиона. Набирались они из самых разных народов, поэтому построение конницы могло быть различным. Кавалерия играла роль застрельщиков битвы, разведчиков, могла использоваться в качестве ударного подразделения. Причём все эти роли зачастую возлагались на одно и то же подразделение. Наиболее распространённым типом римской кавалерии были контарии, вооружённые длинной пикой и одетые в кольчуги.

Римская конница была неплохо подготовленной, но малочисленной. Это мешало по-настоящему эффективно использовать её в битве. На протяжении III веков нашей эры римляне постоянно увеличивали количество конных подразделений. Кроме того, в это время появлялись и новые их разновидности. Так, во времена Августа появились конные лучники, а позднее, при императоре Адриане — катафрактарии. Первые отряды катафрактариев были созданы на основе опыта войн с сарматами и парфянами и являлись ударными подразделениями. Насколько эффективными — трудно сказать, так как данных об их участии в сражениях сохранилось мало.

Общие принципы подготовки армии Римской империи к сражению могли меняться. Так, например, в случае если противник рассредоточивался и уклонялся от генерального сражения, то римский полководец мог направить часть легионов и вспомогательных войск на разорение вражеской территории или захват укреплённых поселений. Действия эти могли привести к капитуляции противника ещё до большой битвы. Подобным образом ещё во времена Республики действовал против галлов Юлий Цезарь. Более 150 лет спустя аналогичную тактику избрал император Траян, захвативший и разграбивший столицу даков Сармизегетузу. Римляне, кстати, были одним из древних народов, которые сделали процесс грабежа организованным.

Строй римской центурии

Если враг всё-таки принимал бой, то римский командующий имел ещё одно преимущество: временные лагеря легионов представляли собой отличную защиту, так что римский полководец сам выбирал, когда ему начать бой. Кроме того, лагерь давал возможность измотать противника. Например, будущий император Тиберий при завоевании области Паннония, видя, что орды его противников вышли на поле боя с рассветом, отдал приказ не покидать лагерь. Паннонцы были вынуждены провести день под проливным дождём. Затем Тиберий напал на уставших варваров и разгромил их.

В 61 году н.э. полководец Светоний Паулин вступил в решающую битву с войсками Боудикки — предводительницы восставшего бриттского племени иценов. Легион и вспомогательные войска, всего около 10 000 человек, были загнаны в угол превосходящими силами противника и вынуждены принять бой. Чтобы защитить фланги и тыл, римляне заняли позицию между лесистыми холмами. Бритты вынуждены были нанести фронтальный удар. Отразив первый натиск, Светоний Паулин выстроил легионеров клиньями и обрушился на иценов. Правильная тактика и превосходство римлян в вооружении принесли Риму победу. Примечательный момент: обычно легионы старались беречь, но из-за малых сил именно они вынесли основную тяжесть этого сражения. Нехарактерный момент для Рима.

В 84 году н.э., сражаясь у Граупийский гор, Гней Юлий Агрикола выстроил свои войска так, что в результате получилась хорошо эшелонированная оборона. В центре находилась вспомогательная пехота, прикрытая с флангов тремя тысячами всадников. Легионы располагались перед лагерным валом. С одной стороны, из-за этого воевать должны были именно вспомогательные войска, «без пролития римской крови». С другой стороны, если бы они потерпели поражение, то у Агриколы оставались бы войска, на которые можно было в этом случае опереться. Вспомогательные войска бились разомкнутым строем во избежание флангового обхода. У полководца даже был резерв:

«Четыре конных отряда, прибережённых… на случай возможных в сражении неожиданностей».

Сражение с даками (Колонна Траяна)

Глубокое эшелонирование войск на широком участке местности применил Луций Флавий Арриан во время сражений против кочевников в 135 году н.э. Впереди он поставил отряды галлов и германцев, за ними — пеших лучников, затем четыре легиона. С ними был император Адриан с когортами преторианской гвардии и отборной конницей. Затем следовали ещё четыре легиона и легковооружённые войска с конными лучниками. Построение обеспечило римлянам устойчивость в бою и своевременный подход подкреплений. Арриан, кстати, строил легионы фалангой из двух линий по пять когорт (восемь человек в глубину, как было описано ранее). Девятым рядом построения служили лучники. По флангам на возвышенностях расположились вспомогательные войска. А слабая римская конница, не способная противостоять кочевникам-аланам, укрылась позади пехоты.

Что было в то время слабым в армии Рима, так это тактическое маневрирование. Оно использовалось либо выдающимися полководцами, либо когда не было другого выхода, например — из-за численного перевеса противника. Вместе с тем, взаимодействие подразделений в бою стало сложнее из-за увеличения количества их разновидностей.


Источники и литература:

  1. Арриан. Тактическое искусство/Пер. с греч. Н. В. Нефёдкина. М., 2004.
  2. Арриан. Диспозиция против Аланов/ Пер. с греч. Н. В. Нефёдкина. М., 2004.
  3. Вегеций Флавий Ренат. Краткое изложение военного дела/Пер. с лат. С. П. Кондратьева.— ВДИ, 1940, № 1.
  4. Тацит Корнелий. Анналы. Малые произведения. История/Издание подготовили А. С. Бобович, Я. М. Боровский, Г. С. Кнабе и др. М., 2003.
  5. Флавий Иосиф. Иудейская война/Пер. с греч. Я. Л. Чертка. СПб., 1900.
  6. Цезарь Гай Юлий. Записки Юлия Цезаря/Пер. и коммент. М. М. Покровского; Гай Саллюстий Крисп. Сочинения/Пер., статья и коммент. В. О. Горенштейна. М., 2001.
  7. Голыженков И. А. Армия императорского Рима. III вв. н.э. М., 2000.
  8. Ле Боэк Я. Римская армия эпохи ранней империи/Пер. с фр. М., 2001.
  9. Рубцов С. М. Легионы Рима на Нижнем Дунае. М., 2003.
  10. Вэрри Дж. Войны античности от Греко-персидских войн до падения Рима. Иллюстрированная история/Пер. с англ. М., 2004.

warspot.ru

Неожиданные факты из жизни римских легионеров (25 фото)

Подборка интересных и неожиданных фактов из жизни легионеров Древнего Рима.

1.Возраст.
Традиционно все римские граждане мужского пола в возрасте от 17 до 46 лет были военнообязанными. Большинство солдат набиралось в легионы в возрасте от 17 до 23 лет. Основной возраст для вступления в армию был 20 лет, но известны случаи, когда в войска попадали в возрасте 13—14 или 36 лет.

2.Происхождение.
Говоря о своем происхождении, большинство легионеров называли небольшие городки или крупные города. На самом деле лишь немногие из них прибывали из городских центров. Большинство городов были торговыми центрами сельскохозяйственной округи и имели прикрепленные сельские территории. Некоторые части Империи были практически не затронуты урбанизацией. Во многих случаях происхождение, указываемое при вступлении в армию, было просто вымышленным. Его получали при вступлении в армию вместе с римским гражданством.

Крестьяне-фермеры составляли основу гражданского ополчения в период Республики, а сельская местность оставалась основной для набора рекрутов вплоть до периода Поздней Империи. Солдатам из сельской местности отдавали предпочтение из-за их выносливости, а также потому, что они не были испорчены развлечениями городской жизни.

3.Рост.
Идеальным для легионера считался рост в шесть римских футов (177 см). Солдаты, рост которых был не ниже 172 см, подбирались для первой когорты. I легион Италика Нерона получил известность по двум причинам. Во-первых, за то, что состоял из итальянских рекрутов, а во-вторых, за то, что входившие в него солдаты имели рост не меньше шести римских футов. Заслуживают внимания утверждения, что солдаты, рост которых был ниже, принимались в другие легионы.

Скелет солдата, погибшего в Помпее в 79 г. н.э., показал, что его рост достигал 170 см, а солдат из форта при Вельсене в Голландии имел рост 190 см. Он мог быть из Фризии. Свидетельства IV в. н.э. говорят о том, что солдаты ростом 165 см принимались в элитные подразделения армии. Следовательно, для сельского населения, из которого и набирались рекруты, это был самый высокий рост.

4.Воинская повинность.
Многие легионеры, если не большинство их, попадали в армию по призыву и не всегда были в достаточной степени подготовлены. «Дилектус» (призыв) был необходим в связи с частыми гражданскими войнами и завоеваниями, осуществлявшимися при Августе. В армию предпочитали принимать добровольцев, но со временем призыв вошел в обычную практику.
Предполагалось, что рекрут-легионер является римским гражданином, однако гражданские войны и завоевательная политика приводили к тому, что легионы были рассеяны по всей территории империи, что, в свою очередь, вынуждало командиров набирать рекрутов на местах.Единственным принципиальным требованием для призывников и добровольцев при вступлении в легионы было их свободное рождение, а не римское гражданство. Гражданство же могло предоставляться или сразу при вступлении в армию, или в какой-то момент во время несения службы.

5.Подготовка.
В течение четырех изнурительных месяцев набранных в легионы рекрутов ежедневно тренировали. Подготовка начиналась с отработки военного шага.
От новобранцев требовалось, чтобы за пять часов они могли проходить обычным шагом 29 км и ускоренным шагом — 35 км, притом, что на себе им приходилось нести снаряжение весом в 20,5 кг.
По возможности, новобранцев также старались обучить плаванию, чтобы в ходе наступления реки не были для них непреодолимым препятствием. Новобранцев также обучали стрельбе из лука, метанию пращи и верховой езде, чтобы они могли обращаться с любым оружием.
Когда рекрут уже мог передвигаться на марше с требуемой скоростью и разбирать команды, подаваемые с помощью горнов и знамен, начинались бесконечные маневры по отработке этих навыков. Отрабатывались различные построения: каре, клин, круг и «тестудо» («черепаха» — мобильное построение, в котором группа солдат была полностью закрыта со всех сторон щитами).

6.Их учили преодолевать препятствия при наступлении и отступлении, менять строй и замещать те или иные подразделения в ходе боя. Новобранцев учили также рассеивать боевую линию, поскольку этот навык мог пригодиться в бою.
В тренировках с оружием использовались изготовленные из дерева и прутьев мечи, дротики и щиты, вес которых вдвое превышал вес настоящего оружия. Приемы с оружием отрабатывались на тренировочных столбах высотой 180 см.
Главное внимание инструкторы уделяли отработке умения эффективно прикрываться щитом и наносить мечом колющие, а не рубящие удары, поскольку этим способом противнику можно было нанести более глубокие раны.
Тренировки с оружием могли проводиться два раза в день.

7.Тренировки продолжались и после того, как новобранец становился регулярным солдатом. Ежемесячно солдаты могли совершать по три марш-броска с полной выкладкой.
В конце каждого марш-броска солдатам приходилось возводить укрепленный лагерь, обнесенный рвом и земляным валом. Все это, вместе с упорядоченной внутренней структурой подразделений, являлось основой римской военной практики.

8.Подготовка римских солдат перед военной кампанией и ежедневная отработка приемов по владению оружием, по мере их приближения к зоне боевых действий, имели решающее значение. При этом необходимо учитывать, что в мирное время многие подразделения были недоукомплектованы и их численность не соответствовала стандарту.
Многим солдатам приходилось выполнять разнообразные обязанности по всей провинции, комплектуя гарнизоны и выполняя функции полиции («стационарии»), принимая участие в возведении различных построек, собирая налоги или выполняя поручения провинциальной администрации.
Только в тех случаях, когда легиону предстояло принять участие в крупномасштабных боевых действиях, большая часть личного состава собиралась вместе, и структурные подразделения начинали отрабатывать приемы, которые им предстояло выполнять в сражении.

9.Срок службы.
В I в. до н.э.,служба в легионах продолжалась 6 лет, но Август значительно увеличил этот срок.
Обычно самый большой срок службы в легионах во II — III вв. до н.э. достигал 16 лет. В 13 г. до н.э. эта ситуация
была формализована: теперь легионерам предстояло служить в течение 16 лет и по окончании этого срока получать
крупную денежную премию, чтобы избежать разногласий, связанных с земельными наделами. Однако, прослужив 16 лет, солдат должен был провести еще четыре года в корпусе ветеранов легиона — «вексиллум ветеранорум».

10.К 5—6 гг. н.э. Август увеличил срок службы до 20 лет, но при этом и «премия милитаре» (выплата при демобилизации) также была увеличена до 12 тыс. сестерций (3 тыс. динариев).
Обширные завоевания в Центральной Европе,начиная с 16 г. до н.э., приводили к тому, что солдат задерживали на службе значительно дольше установленных сроков.
К середине I в. н.э. легионерам был установлен срок службы 25 лет, а военная служба ветеранов стала постепенно сокращаться. Некоторым легионерам приходилось служить 26 лет, потому что демобилизация происходила раз в два года и выпадала на «четные» года.

11.Оплата.
В 14 г. н.э. годовое жалование легионера составляло 900 сестерций (225 динариев). Демобилизационная выплата составляла около 12 тыс. сестерций (3 тыс. динариев).
Офицеры получали полуторную или двойную оплату («сескуипликари» и «дупликари»). Из жалования удерживалась стоимость снаряжения, одежды, еды, похоронных услуг.
Кроме того, определенная сумма поступала в «полковой сберегательный банк», надзор за которым осуществлял «сигнифер». Размер жалования не повышался до правления императора Домициана (81—96 гг. н.э.), притом, что жалование, даже после вычетов, никогда не выплачивалось полностью.
Демобилизационные выплаты также не всегда выплачивались, и солдат могли обмануть, наделив их участками земли плохого качества. «[Фермы], которыми их наделяли, часто были просто болотами или каменистыми горными склонами».

12.Командование.
Римский легион часто описывают как безотказную военную машину. Но легион мог хорошо проявлять себя лишь тогда, когда боевой дух воинов был на должном уровне. Легионеры могли впадать в панику и терпеть поражения точно так же, как и солдаты любых других армий.
Легионеры добивались больших успехов при умелом руководстве своих офицеров. Цезарь, Антоний, Германий, Цецина и Веспасиан были командирами, способными повести за собой личным примером и разделявшими тяготы и лишения солдатской службы.
Центурионы, которых отличал Цезарь и упоминает Иосиф Флавий, были храбрыми и стойкими офицерами, способными проявить свой авторитет в кризисных ситуациях и погасить панические настроения среди личного состава. Но не все
офицеры обладали достаточной уверенностью, храбростью и талантом, чтобы умело вести за собой солдат.
Многие из них были жестокими и продажными. При отсутствии справедливого руководства, легионеры в бою действовалнеслаженно, и они часто проявляли склонность к бунтам и мятежам.

13.Четверть солдат каждой центурии могла находиться в отпуске или слоняться по лагерю без дела, заплатив за это центуриону.
Никого не волновало, каким образом они добывали деньги. Для того чтобы купить себе временное освобождение от военной службы, солдаты добывали деньги грабежом на дорогах, мелким воровством или занимаясь грязной работой.
Самым богатым солдатам могли специально давать наиболее утомительную работу, пока они не купят себе право на передышку.
Затем обнищавший и деморализованный от безделья солдат возвращался в свою центурию, променяв богатство на бедность, а энергичность на лень. Так, развращаясь один за другим от нищеты и отсутствия дисциплины, они были готовы бунтовать, проявлять неповиновение и, в конце концов, принимать участие в гражданской войне.
Но Отон пообещал, что оплата ежегодных отпусков будет осуществляться за счет императорской казны. Это было, безусловно, полезное нововведение, которое позднее, при мудрых императорах, стало обязательным правилом службы».

14.Идентификация подразделения.
Легионы традиционно обозначались номерами и названиями.С середины I в. до н.э., когда срок нахождения легионов в боевой готовности был увеличен, им стали присваивать почетные титулы в дополнение к номерам.
Легионеров также обозначали по номерам и названиям их легионов. Вместе с этим каждый легион имел собственную эмблему, связанную, вероятно, с его основателем. Для III легиона Галлика это бьш бык Цезаря, для XIIII легиона Гемина — козерог Августа. Иногда эти эмблемы были связаны с боевыми заслугами легиона.
Так, эмблемой V легиона Алауда был слон, а X легиона Фретенсис — дельфин и боевой корабль. Ежегодный пир в честь основания легиона («наталис аквилэ» — день рождения орла), парады и показательные учения имели важнейшее значение для поддержания боевого духа, поскольку в мирное время это мог быть единственный период, когда все подразделение собиралось вместе.

15.Групповая идентификация.
Тем, что действительно заставляло легионера эффективно сражаться, было его ощущение принадлежности к своей центурии и, особенно, к своему «контуберниуму».
Такое отождествление с подразделением и преданность своим товарищам по службе имело решающее значение в сражении. В первую очередь легионер сражался за своих товарищей, свою центурию и легион, затем за добычу и славу, и, наконец, за находившихся далеко императора и Рим.
Тесные узы между восьмеркой солдат из «контуберниума» были тем крепче, что им приходилось жить вместе в одном бараке или в одной палатке во время военной кампании. Другим фактором сближения был общий прием пищи. В римской армии не было ни общих трапез для всех солдат, ни общих столовых, расположенных на территории лагеря. Во время военных кампаний не было организации крупных поставок продовольствия.
Предполагалось, что римские солдаты будут сами готовить себе еду и расплачиваться за продукты с помощью вычетов из жалования.

16.Легионеры центурии сражались эффективно потому, что хорошо знали друг друга и были друзьями. Центурия была не настолько крупным подразделением, чтобы они чувствовали себя безликими и отчужденными.
Более того, легионеры испытывали чувство гордости, отождествляя себя со своей центурией. Связанные узами товарищества, они старались уберечь своих друзей от гибели в бою, прикрывая их и сражаясь за них.

17.Термины «манипуларис» или «комманипуларис» (солдаты одной манипулы) выражали готовность центурий и отдельных легионеров полагаться друг на друга, чтобы победить и остаться живыми в сражении.
Наиболее выразительным термином, часто встречающимся в надписях на могильных плитах, был термин «фратер» (брат). Разные фамилии погибших на таких памятниках говорят о том, что они не были настоящими братьями, но этим термином выразительно и просто обозначалась основополагающая связь между товарищами.
Если легион может быть описан как общество, то «контуберниум» был семьей легионеров.

18.Солдаты предпочитали умирать вместе со своими товарищами, чем сдаваться на милость врага.
В военное время чувство братства усиливалось, и солдаты поддерживали другие подразделения так же,
как и своих ближайших товарищей.

19.Военная присяга.
Военную присягу — «сакраментум» — произносили все римские солдаты. Эта клятва имела религиозное значение и связывала солдата с императором и государством. Ее повторяли каждый год в день новогоднего праздника. Вегеций представляет христианскую версию этой присяги, относящуюся к IV в. н.э.
«Они клялись Богом, Христом и Святым Духом, а также Величеством Императора, который вслед за Богом должен был быть самым любимым и почитаемым всеми людьми…”
Эти солдаты клялись, что будут неуклонно выполнять все приказы императора, никогда не дезертируют и не откажутся умереть за Римское государство».
До введения установленной официальной присяги в 216 г. до н.э. легионеры должны были произносить две добровольных клятвы.
Первая клятва была обязательством повиноваться консулу. Во второй клятве солдаты манипулы обещали друг другу не покидать товарищей в трудном положении ради спасения своей жизни и никогда не оставлять свое место в строю во время сражения, за исключением тех случаев, когда необходимо вернуть себе оружие, атаковать противника или спасти товарища.

20.Награды.
Высшей наградой, доступной легионеру вне зависимости от его звания, был гражданский венок из дубовых листьев — «corona civica», которым награждали за спасение товарища в бою.
Наиболее ценным проявлением мужества и самоотверженности в сражении было оттеснить противника для спасения упавшего товарища. Это было высшим проявлением товарищества, когда легионеры вели сражение друг за друга. Это была основа эффективности римской армии.

21.Полибий отмечает, что римляне награждали доблестных солдат наградами в виде украшений (медалей). Они следили за тем, чтобы такие солдаты были заметны своим командирам на поле боя и носили для этого шкуры животных или гребни и перья.
Среди наград за доблесть, которыми награждали легионеров всех званий, были «торквесы» (шейные обручи-гривны), «фалеры» (медали), носимые на доспехах, и «армиллэ» (наручи-браслеты) из драгоценных металлов.
Кроме того, легионеров могли поощрять денежными премиями и продвижением по службе. Награды в виде венков, «копий» и «знамен»были предназначены для центурионов и офицеров высшего ранга.

22.Наказания.
В легионах поддерживалась суровая дисциплина. Трусость в бою и такие дисциплинарные нарушения, как сон на посту, наказывались посредством «фустиариум» (когда солдата забивали до смерти его товарищи, жизни которых он подверг опасности), бичеванием или понижением в звании.
Если трусость в сражении проявляло все подразделение, тогда по жребию каждого десятого солдата этого подразделения казнили. Это наказание применяли редко и в самых крайних случаях.
Другие наказания носили более символический характер. Их целью было пристыдить нарушителей дисциплины.
Нарушителя могли посадить на ячменную диету или исключить из общей военной жизни, разместив его за пределами военного лагеря.
Их могли лишить военных поясов (т.е. звания военного) и заставить маршировать перед штаб-квартирой в тяжелых шлемах и с тяжелыми палками или кусками дерна в руках. Эти наказания могли быть отменены только тогда, когда солдату удавалось реабилитировать себя в бою.

23.Храбрость и инициатива.
Несмотря на то внимание, которое уделялось дисциплине и сохранению сплоченного строя в бою, в римской армии терпимо относились и иногда даже поощряли отчаянную храбрость и проявление личной инициативы.

24.Вероятно, солдаты могли действовать самостоятельно или вопреки приказам из-за плохой связи с командирами на поле боя.
Ясно, что такие независимые действия могли сильно влиять на исход сражения. Во время осады Гамалы в 67 г. н.э. три солдата из XV легиона Аполли-нарис, действуя на свой страх и риск, сумели выломать пять опорных камней из
основания угловой башни и разрушить ее, обеспечив римлянам захват города (Иосиф Флавий. «Иудейская война», 4, 63-66).
Во втором сражении при Кремоне два легионера императора Флавия, прикрывшись щитами убитых солдат из вителлианского XV легиона Примигения, ввели в заблуждение солдат Вителлия и, подойдя на близкое расстояние, смогли вывести из строя огромную торсионную катапульту, которая препятствовала наступлению флавианцев.
Все эти солдаты погибли, осуществляя свою операцию. Полководец Светоний Паулин утверждал, что исход целого сражения мог зависеть иногда от действий нескольких легионеров


ribalych.ru

Военная история: манипулярная тактика римских легионов

Автор: Strateg, 01 Июль 2013

В продолжении темы римских легионов 4 в. до н.э. попробуем разобраться, что же из себя представляла манипулярная тактика. Есть большие сомнения, что историки когда нибудь придут к единому мнению по этому вопросу.  Римская манипулярная тактика и римская дисциплина позволили использовать расчлененный боевой порядок легиона, оказавшийся универсальным для различных типов местности и различных армий противников. Мы обзорно рассмотрим разные точки зрения на манипулярную тактику и соответствующую аргументацию, уделив основное внимание смене линий легиона.

В отличие от монолитной фаланги римский легион в 4 в. до н.э. был расчленен как вдоль, так и поперек. Несколько линий легиона располагались в глубину на определенном расстоянии друг за другом. В легионе, описываемым Титом Ливием было 5 линий – гастаты, принципы, триарии, рорарии и акцензы. Возможно это исключительный случай, рорарии вместе с левисами были легкой пехотой, а акцензы вышли на поле боя в момент крайней необходимости. Во времена Полибия легион состоял из трех линий гастатов, принципов и триариев и легкой пехоты – велитов. Триариев иногда оставляли охранять лагерь, тогда на поле боя фактически стояли две линии и застрельщики. Между линиями легиона могли быть различные дистанции в зависимости от используемой тактики. Задние линии могли служить непосредственной поддержкой передних и меняться с ними местами. Тогда линии стояли близко друг к другу. Если задние линии служили резервом для возможного выполнения самостоятельных задач, дистанция могла быть большей. Каждая линия была расчленена по фронту на небольшие отряды – манипулы, которые состояли из двух центурий. Каждый манипул в различные периоды мог состоять от 60 до 160 легионеров. Расчлененный боевой порядок позволял римским легионам не расстраиваться на пересеченной местности, заменять уставшие манипулы на свежие, использовать манипулы задних линий в качестве резерва для фланговых маневров. Кроме этого римские застрельщики имели возможность сражаться не только на флангах, но прикрывать завесой весь фронт. В случае необходимости они всегда могли отойти в промежутки между манипулами, что нельзя было выполнить в сплошной фаланге. (Наличие промежутков между таксисами фаланги не входят в предмет обсуждения данной статьи.)

Тактическими боевыми единицами римской армии до когортной тактики можно назвать именно линии легиона, потому что манипулы были малы для выполнения самостоятельных тактических задач в сражениях (стычки – отдельный разговор), а легионы были скорее административными единицами. Ливий, 10.14, битва с самнитами у Тиферна (297 г. до н.э.): “…Фабий решил, если сила не поможет, прибегнуть к хитрости. Он приказывает легату Сципиону вывести из боя гастатов первого легиона и кружным путем, как можно незаметней, идти с ними к ближним горам; затем незаметно взобраться на горы и внезапно показаться в тылу у врага. Стремительному натиску конных турм противостоял неколебимый строй самнитов, и нигде не удавалось ни потеснить его, ни прорвать; когда эта попытка осталась безуспешной, всадники, отступив за знамена, покинули поле боя. Тут враги приободрились и не выстоять передовому отряду в столь длительном противоборстве, не заступи по приказу консула второй ряд место первого. Свежие силы сдержали перешедших уже в наступление самнитов, и в это самое время знамена показались на горе и раздался боевой клич. Страх, не сообразный с опасностью, охватил самнитов” Во Второй Пунической войне римляне иногда выстраивали не линии гастатов, принципов и триариев, а линии из легионов. И тогда резервами служила задняя линия свежих легионов.

Наибольшее количество споров по римским легионам вызывает тема: – как именно сражались и менялись местами манипулы в линиях? Наиболее подробно смена линий легионов описана Ливием в битве при Везувии. Но и это описание оставляет слишком много вопросов.

(Здесь Л – левисы, Г – гастаты, П – принципы, Т – триарии, Р – рорарии, А – акцензы)

Версия Г. Дельбрюка, “История военного искусства”: Обе центурии стоят в манипуле рядом друг с другом. Между манипулами одной линии промежутки небольшие. В этом Дельбрюк, вероятно, ориентировался на текст Ливия, 8.8 ” Первый ряд – это гастаты, пятнадцать манипулов, стоящих почти вплотную друг к другу.” Небольшие промежутки нужны для движения в сторону неприятеля. В случае замешательства в строю, расстраивается не вся линия легиона, а отдельный манипул, который может сместиться в сторону. В случае возникновения слишком большого промежутка его закроет манупул из задней линии. При столкновении с противником промежутки смыкаются сами собой. Легионеры рассредотачиваются равномерно по фронту и бой ведет сплошная линия. Таким образом манипулы задних линий служат только в качестве резервов для передней линии, затыкая бреши. Смены линий происходить не может, так как в рукопашной если один из противников начнет отходить назад, то второй усилит натиск и не даст произвести перестроение. Битва при Везувии со сменой линий выдумана Ливием, который выдал за битву описание маневров на плацу.

Разберем эту версию. Тит Ливий, конечно, не самый надежный источник. Однако, если подвергать сомнению его описание смены линий в битве при Везувии, тогда нужно поставить под сомнение и все описание легиона середины 4 в. до н.э.. Дельбрюк этого не делает. В пользу его версии о подкреплениях из задней линии может служить такой эпизоды, Ливий, 6.23: “Распорядитель битвы (Луций Фурий) выстроил передовой строй, Камилл разместил подкрепления и поставил мощный заслон перед лагерем”; в битве при Сентине, 9.13: “И не было здесь надобности в военном искусстве с его умением располагать ряды и резервы, все здесь сделала ярость воинов, бросившихся вперед, как одержимые.”; 10.29: “Пока римляне восстанавливали боевой строй, к ним подоспели Луций Корнелий Сципион и Гай Марций, посланные товарищу на подмогу по приказу Квинта Фабия с подкреплениями из задних рядов войска.” Такие примеры с подкреплениями можно трактовать по разному. Их можно принять и за смену линий. Если Ливий и выдумал смену линий в битве при Везувии, то достаточно других примеров, указывающих на то, что смена линий происходила. Ливий, 9.32: “Битва шла с переменным успехом, многие пали с обеих сторон, и все – самые храбрые, и тогда лишь решился исход сражения, когда измотанные передовые отряды были заменены свежими силами второго ряда (линии) римского войска. Этруски же, у которых передовые воины не были поддержаны свежими подкреплениями, все полегли перед знаменами и вокруг.” Описание битвы у Вадимонского озера с этрусками можно интерпретировать и как подвод резервов для затыкания дыр, так и смену линий, Ливий, 9.39: “Обе стороны даже не помышляют о бегстве: падают передовые бойцы, и чтобы знамена не лишились защитников, из второго ряда образуется первый; потом вызывают воинов из самых последних резервов; наконец, положение стало настолько тяжелым и опасным что римские всадники спешились и через горы оружия и трупов проложили себе путь к первым рядам пехотинцев. И, словно свежее войско посреди утомленных битвою, они внесли смятение в ряды этрусков. За их натиском последовали и остальные, как ни были они обескровлены, и прорвали вражеский строй.” Но мы видим и примеры четких указаний на смену линий, Ливий, 10.29: “Тут враги приободрились и не выстоять передовому отряду в столь длительном противоборстве, не заступи по приказу консула второй ряд (линия) место первого.”  Кроме Ливия о смене линий упоминает и Полибий, 2.33: “Что касается консула Фламиния, то в этом сражении он, как кажется, поступил неправильно, именно: выстроив войско вплотную у высокого берега реки, он поставил римлян в невозможность вести сражение в привычном для них порядке, так как за недостатком места в тылу манипулы их не могли отступать шагом.” Приводит примеры смены линий и более поздний автор, сам Гай Юлий Цезарь.

Теперь посмотри на размеры промежутков между манипулами. Опровергают версию Дельбрюка следующие примеры, Ливий, 10.40: “Говорил он (консул) это с коня и приказывал трибунам и центурионам открыть дорогу коннице;… между рядами открываются проходы, вылетает вперед конница и врывается, выставив копья, в гущу вражеских рядов…” Полибий, 15.9 (битва при Заме): “Публий (Сципион) построил свои войска в следующем порядке: впереди поставил манипулы hastat ‘ ов в некотором расстоянии один от другого, за ними principes ‘ ов, но не против промежутков в передних рядах, как бывает у римлян обыкновенно, а за самыми манипулами, в некотором расстоянии от них, ибо у неприятеля было множество слонов.” Как видим, промежутки были достаточными, что бы могла пройти конница и слоны и обычным для римлян было расположение манипулов задней линии как раз напротив промежутков передней линии.

Отличную от Дельбрюка версию манипулярной тактики римских легионов предлагают Питер Коннолли, “Греция и Рим” и Джон Вэрри, “Войны античности”. В манипуле одна центурия стоит за другой. Разрывы между манипулами достаточно большие, позволяющие в момент соприкосновения с неприятелем вывести заднюю центурию рядом с передней и образовать непрерывный фронт. При отходе передней линии вторая центурия манипула возвращается в тыл первой центурии  и весь манипул отходит в промежутки манипулов второй линии. Авторы версии никак не объясняют момент отрыва от противника для того, что бы совершить достаточно сложные перестроения.

Интересную версию выдвигает В. Тараторин, “История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века”. Он считает, что в битве легион не имел сплошной фронт, а манипулы так и сражались в шахматном порядке. Некоторым основанием такой версии могут служить упоминания Ливием римских клиньев. Например, Ливий, 7.23: “И воины, снова ободренные этими словами, заставили дрогнуть передовые манипулы галлов, а потом клиньями врезались в середину вражеского строя.” Тараторин предполагает, что враг не мог вклиниться в промежутки между манипулами, так как окажется зажатым с флангов, а во фронт врага ударит манипул второй линии. Боевая линия по такой версии будет напоминать сцепившиеся шестеренки. Автор никак не объясняет, что будет с манипулами передней линии, которые могут так же подвергнуться атаке с разных сторон. Кроме того, автор забывает, что в случае выхода второй и третьей линии легионов на фланги, как это практиковал Сципион Африканский, римский строй превращается в решето. Некому будет сдерживать врага, вклинившегося в промежутки первой линии.

Достаточно подробно анализировал манипулярную тактику легионов Александр Жмодиков, “Тактика римской пехоты IV-II вв. до н.э.”. Жмодиков критикует Дельбрюка за маленькие промежутки между манипулами, за то, что Дельбрюк сводит роль задних линий только к подкреплениям, затыкающим разрывы по фронту в передней линии. Жмодиков настаивает на том, что промежутки были большими, через них могли осуществляться смены линий и рассказ Ливия о битве при Везувии реалистичен. Но одновременно он соглашается с Дельбрюком в том, что смена линий манипул не может происходить непосредственно в рукопашном бою. Враг усилит натиск и ворвется в глубину легиона вслед за отступающими манипулами. Кроме того, есть описания битв, которые длятся значительное время, а это не представляется возможным в рукопашном бою. Наличие пауз в рукопашном бою, когда противники расходятся для передышки Жмодиков категорически отвергает. Для того, что бы избежать противоречий, Жмодиков выдвигает гипотезу о том, что представление о римском бое – “легионеры метнули пилумы, а потом атакуют расстроенного противника с мечами” – не единственное. В рукопашном бою менять линии нельзя, а вот при длительной перестрелке с противником это вполне возможно. Перестрелка была преобладающим способом боя. Рукопашный бой не исключается, но имеет место в особых случаях, например, когда противника можно быстро опрокинуть первым натиском. Строго говоря, рамки теории Жмодикова ограничиваются переходом от манипулярной тактики к построениям легиона когортами во времена Гая Мария. Однако в дискуссиях с автором временные рамки раздвигаются до Гая Юлия Цезаря, во времена которого так же происходила смена линий легионов.

Основные источники, на которые опирается Жмодиков – это Ливий и Аппиан, кабинетные ученые. Примеры практиков –  Полибия и Цезаря, приводящих примеры решительных атак “бросил пилум, атаковал с мечом, напирая на противника щитом”, автор старается игнорировать под различными предлогами. У того же Ливия есть много примеров рукопашных битв, которые Жмодиков знает, но всяческим образом пытается исключить из рассмотрения.

Например, Камилл против вольсков, Ливий, 6.12-13: “«Воины!– сказал он.– Победа за нами… Сложим копья ( ? Неточный перевод.  В латинском тексте pilis – дротики) у ног и обнажим мечи, как подобает мужам, твердо уверенным в победе и идущим в рукопашный бой с противником, их недостойным. Итак, я велю: неукоснительно блюсти строй, ни на шаг не сходить с места и твердо встретить натиск врага. А когда, тщетно метнув дротики и копья (missilia – метательное оружие), они кинутся на вас, неподвижно стоящих, тут пустите в дело мечи…Полчища врагов, на глаз сравнив оба строя и полагаясь только на свою численность, безрасчетно вступили в бой и безрасчетно же отступили. Лихие только в метании копий, в кличе и первом натиске битвы, они не сумели устоять перед мечами, рукопашною схваткой, перед видом одушевленного яростью неприятеля. Первые ряды нападавших были отражены, и ужас достиг даже обозных отрядов, а тут добавила страху конница. Боевые порядки нарушились во многих местах, все пришло в движение, и строй уподобился мятущимся волнам.” 9.13: “И вот римляне идут в бой, торопя знаменосцев, а чтоб не было задержки, когда, сойдясь с врагом, должны будут бросить дротики и уже после браться за мечи, они, будто по условному знаку, разом пускают дротики и, обнажив мечи, бегом кидаются на неприятеля.” Таких примеров много, однако они не устроят Жмодикова, потому что бой в них, с его точки зрения, носят скоротечный характер, в котором и используют принцип “метнул, напал с мечом”. Ливий, 9.39: “Бой был настолько жестоким, что никто даже не стал метать дротики: бились сразу мечами, и при таком жарком начале воины еще больше ожесточались в течение битвы, так как исход ее долго был не ясен.” Этот пример боя с этрусками при Вадимонском озере трудно назвать скоротечным. Бились мечами и бились долго. Ливий, 7.33, Марк Валерий Корвин против самнитов: “Воины, там дело для нас, пехотинцев. Глядите же: как я, где ни ступлю, мечом проложу себе путь сквозь вражий строй, так и вы тоже, кто как может, рубите встречных и поперечных: где щетинятся сейчас воздетые копья, скоро всюду вы увидите простор, расчищенный сечей!”

Вот пример боя с самнитами, Ливий, 8.38-39: “И впрямь, в тот день от третьего часа до восьмого противоборствующие стороны были, как говорят, столь равносильны, что клич, раздавшийся при первом столкновении, ни разу не возобновлялся, знамена не двинулись с места ни вперед, ни назад и ни одна сторона не отступила. Вросши в землю и напирая щитом, каждый на своем месте дрался без передышки и не оглядываясь по сторонам… И тогда, почти полностью истребив вражескую конницу, Марк Фабий лишь разворачивает свои алы и с тыла нападает на строй пехотинцев. Боевой клич, неожиданно донесшийся оттуда, вселяет ужас в самнитов, а диктатор, заметив, что вражеские передовые бойцы оглядываются назад, что знамена в беспорядке и строй колеблется, то с призывом, то с ободреньем обращается к своим воинам и, окликая по имени трибунов и центурионов, зовет их вместе с ним вновь броситься в бой. Опять раздался боевой клич и знамена двинулись вперед. По мере продвижения стали замечать, что среди врагов нарастает смятение. Идущим впереди видно уже свою конницу, и Корнелий, оборотясь к манипулам, размахивает руками и кричит во все горло, что видит знамена и щиты своих всадников. Когда это услыхали, да еще и увидели, то настолько позабыли вдруг и о тяготах, выпавших на их долю за целый день, и о своих ранах, что кинулись на врага, словно свежие бойцы, только что вышедшие из лагеря и получившие знак сражаться.”

“Напирать щитом” очень сложно интерпретировать как перестрелку. Идет рукопашный бой и в нем возникают паузы. После одной из таких пауз передохнувшие бойцы повторяют атаку.

Художник Н.Зубков

Характерный пример из битвы при Фарсале. “…после небольшой передышки они (легионеры) снова побежали, пустили копья и, как им было приказано Цезарем, обнажили мечи… В то же время Цезарь приказал третьей линии, которая до сих пор спокойно стояла на месте, броситься вперед. Таким образом, уставших сменили здесь свежие и неослабленные силы”. Четко описана смена линий. Легионеры перед этим ринулись в бой, обнажив мечи. А. Жмодикова это совершенно не смущает, потому что “неизвестно, что именно легионеры делали мечами. Ведь не указано, что они ими сражались в рукопашной.” В противовес Цезарю, который участвовал лично в этом сражении, Жмодиков приведет пример описания этой битвы Аппианом, у которого стрелы и дротики свищут со всех сторон.

Хорошо, обратимся к так любимым Жмодиковым Аппиану и Ливию и посмотрим, существуют ли паузы в рукопашном бою и можно ли менять в рукопашном бою линии легиона. Аппиан, “Гражданские войны”, 3.68, битва при Форум Галлорум: “Так они ринулись друг на друга, разгневанные, обуреваемые честолюбием, больше следуя собственной воле, чем приказу полководцев, считая эту битву своим личным делом. Наученные опытом, они воздержались от боевых криков, так как это никого бы не испугало; никто не издавал звука во время сражения, ни при победе, ни при поражении. Не будучи в состоянии ни обходить противника, ни бежать, так как они сражались на болотах и рвах, они крепко стояли, как вкопанные, друг против друга, никто не мог ударить другого мечом; они сцепились как в борьбе. Не было ни одного напрасного удара, поэтому много было ранений и убийств, и вместо крика раздавались стоны. Кто падал, того выносили сразу, и другой незаметно становился на его место. Увещеваний или приказаний не понадобилось, каждый руководился своим большим опытом. Когда противники уставали, они расходились на короткое время для передышки, как это бывает при состязаниях, а затем опять шли в бой. Вновь прибывшие новобранцы были поражены, видя такие проявления доблести, совершавшиеся в образцовом порядке и в полной тишине.” И Ливий, все та же битва при Везувии, по которой мы и знаем о смене линий: “… (Тит Манлий) приказал акцензам из задних рядов выйти вперед. Едва они вышли, латины тотчас вызвали своих триариев, полагая, что противник уже это сделал, и спустя какое-то время, утомленные жестокой схваткой, переломав или притупив копья, они все-таки начали теснить римлян, мня, что исход сражения близок и что они дошли до последнего ряда. Тут-то консул и воззвал к триариям…” В этом эпизоде триарии и акцензы сражаются копьями в рукопашной! При этом происходит смена линий. Почему Жмодиков в упор не замечает общеизвестные примеры остается загадкой. Не вписываются они в тезис “пауз в рукопашной не было, значит смена линий возможно только при перестрелке”. Еще один пример пауз в рукопашной, когда Сципион выводит принципов и триариев на фланги перед атакой третьей линии Ганнибала в битве при Заме, Полибий, 15.13-14.

Нужно отметить, что еще Е. Разин в свое время уделял большое внимание стрелковой составляющей римского боя. По его версии каждый легионер манипула метал пилум и отходил в заднюю шеренгу, совершая “караколирование” наподобие поздних мушкетеров. Рискованный вариант, требующий высокой выучки и способный вызвать расстройство собственной боевой линии под носом врага.

В заключение остановлюсь на версии манипулярной тактики, которая кажется наиболее правдоподобной. Расчлененный боевой порядок легиона с большими промежутками между манипулами позволяет приближаться к противнику без расстройства,  менять линии, высылать подкрепления и при перестрелке и в рукопашном бою во время пауз. Паузы в битве происходят, когда сражение затягивается и врага не удается опрокинуть первым натиском. С этим соглашаются современные исследователи римского боя Филипп Сабин и Адриан Голдсуорси. Непосредственно в бою промежутки заполняются задними центуриями манипулов. Римские легионеры – универсальные бойцы, использующие перестрелку или рукопашный бой в зависимости от обстоятельств.

Рубрики: Военная История
Метки: военная история

strategwar.ru

Железная Пехота (Римские легионы)

Железная Пехота (Римские легионы)
Греческая фаланга [1]

Ранняя Римская армия очень отличалась от того, что многие считают классической Имперской Армией. При Этрусских королях практически все народы использовали в битвах модель греческой фаланги. Соответственно римские солдаты облачались в доспех схожий с тем, что использовался греческими гоплитами.

Ключевым моментов в Римской истории считается внедрение ценза [2] введенного Сервием Тулием [3]. В соответсвие с цензом все граждане делились на пять классов, в зависимости от которого зависело их звание в армии. Самые богатые, первый класс, являли собой тяжеловооруженных воинов экипированных как греческие гоплиты (шлем, круглый щит, поножи, панцирь, длинное копье и меч). Чем ниже был класс гражданина, тем меньшим вооружением он обладал. Самый бедный, пятый класс, сражался без доспехов и был вооружен пращами.
Офицеры, также как кавалерия, набирались из самых богатых и влиятельных граждан и причислялись к эквитам [4].
Текущий состав римской армии в те времена был таков: 18 центурий [5] эквитов, 82 центурии первого класса (две из которых являлись инженерными частями), 20 центурий второго, третьего и четвертого классов и 32 центурии пятого класса (две из которых являлись трубачами).
В четвертом веке до нашей эры, Рим практически полностью был разграблен галами. Это серьезно подорвало его авторитет в центральной Италии. Но это событие повлекло за собой практически полную реорганизацию армии. Считается, что автором реформ , был герой Флавиус Камиллус, но многие историки сходятся во мнении, что реформы принимались централизованно на протяжении четвертого века до нашей эры.
Несомненно самым главным изменением в армии был отказ от использования греческой фаланги. Италия не управлялась городами-государствами как в Греции, где армии встречались на больших равнинах, одинаково подходящими для обоих сторон в решении конфликта. Напротив, рельеф Италии представлял собой холмистую местность, где местные племена использовали особенности рельефа для достижения превосходства в битве. Нужно было создать другое, более подвижное боевое построение для противостояния врагам, чем медлительная и неповоротливая фаланга.

[1] Фаланга (греч. φάλαγξ) — боевой строй пехоты в Древней Македонии, Греции и ряде других государств.

[2] Термин ценз (лат. census от лат. censeo — делаю опись, перепись) имеет несколько значений и берёт своё первоначальное происхождение из Древнего Рима, под этим словом подразумевалась периодическая перепись граждан с оценкой их имущества с целью разделения их на социально-политические, военные и податные разряды.

[3] (Servius Tullius) — согласно римскому преданию, предпоследний, шестой царь Древнего Рима в 578—534 г. до н. э. Ему приписываются реформы государственного строя и большая строительная деятельность.).

[4] Эквиты (лат. equites, от лат. equus, «конь») — всадники — одно из привилегированных сословий в Древнем Риме.
Первоначально — в эпоху древнеримских царств и в раннереспубликанский период — это была сражавшаяся верхом патрицианская знать.
По реформе Сервия Туллия (VI век до н. э.) всадники, выделенные в 18 центурий, составляли часть высшего цензового разряда римских граждан.
Впоследствии, в связи с образованием в Риме нобилитета (III век до н. э.), всадники превратились во второе после сенаторов сословие. С развитием торговли и ростовщичества в разряд всадников стали вступать (по цензу) владельцы крупных мастерских, ростовщики.
К концу 20-х гг. II века до н. э. всадники превратились в особое сословие римского общества — денежную аристократию, материальной базой которой было владение крупными денежными средствами и движимым имуществом. Обычными занятиями всадников были торговля и откуп налогов с провинций. Они образовали верхний слой общества в муниципиях, имели крупные поместья, занимали административные должности, были юристами и т. п. Хотя политическое влияние всадников было менее значительным, чем сенаторов, в их руках сосредотачивались огромные капиталы. Особое значение всадники приобрели в период гражданских войн поздней Республики как судьи.

[5]Центурия (лат. centuria, от centum — сто) - единица имущественно-возрастной классификации граждан в Древнем Риме, на основе которой комплектовалось римское войско.
Введена царём Сервием Туллием (VI век до н. э.). Все граждане были разделены на 5 имущественных разрядов, выставлявших определённое количество центурий и имевших соответствующее количество голосов в центуриатных комициях.
В эпоху Империи центурия сохраняла значение военного подразделения, являясь частью когорты в составе легиона. Центурия состояла примерно из ста (обычно — 80) воинов и подчинялась центуриону. Центурион выбирался из опытных солдат или назначался полководцем. Звание центуриона примерно соответствует капитану, но по социальному положению центурионы принадлежали к солдатам.
Первоначальные легионы (4й век до н.э.)

Отказавшись от фаланги, Римляне внедрили новый боевой порядок. Теперь солдаты строились в три линии:
- гастаты [6] в первой линии
- принципы [7] во второй линии
- и триарии [8] в третьей

Гастаты, которые были копейщиками второго класса в предыдущей формации, фаланги, стояли впереди. Туда набирали молодых людей облаченных в доспех и несущих прямоугольный щит, скутум, который оставался на вооружении Римских легионеров на протяжении всей истории. Гастаты были вооружены 2мя 1,2-метровыми дротиками (пилумами) и традиционным коротким мечом гладием/гладиусом. В каждую манипулу гастатов входили легковооружённые воины (leves). В системе фаланги они приписывались к четвертому и пятому классу.
Солдаты, прежде приписываемые к первому классу делились на два типа: принципы и триарии. Вместе они образовывали тяжелую пехоту.
Гастаты и принципы формировали манипулу состоящую из 60ти людей каждая, и 20ти легковооруженными воинами при каждой манипуле гастатов. Триарии формировали группу из трех манипул, по 180 человек.
По сведениям историка Ливия, можно представить себе, что являл легион в то время:

15 групп легковооруженных воинов 300
15 манипул гастатов 900
15 манипул принципов 900
45 манипул триариев 2700
Всего воинов (без конницы) 4800

Тактика ведения боя была следующей:
Гастаты первыми ввязывались в бой. Если их начинали сминать, они могли отступить между рядами тяжелой пехоты принципов и перестроится для контратаки. За принципами на некотором расстоянии находились триарии, которые, при отступлении тяжелой пехоты выходили вперед и вносили смятение в ряды врагов внезапным появлением, тем самым давая принципам возможность перестроится. Триарии обычно были последней линией защиты, которые при неудачном исходе сражения прикрывали отступающих гастатов и принципов.

Вооружение легионеров претерпело значительные изменения. Бронзовые шлемы не предоставляли хорошей защиты против длинных мечей варваров, и римляне заменили их на железные шлемы с полированной поверхностью по которой мечи соскальзывали (хотя позднее бронзовые шлемы были опять введены в обращение).
Также, принятие на вооружение скутума, большого прямоугольного щита сильно сказалось на эффективности легионеров.

В начале 3 века до н.э. римские легионы отлично себя зарекомендовали в боях против хорошо обученных македонских фаланг и боевых слонов. В том же веке Первая Карфагенская война закалила римские легионы в боях еще больше, и к концу века легионы пресекли попытку галов пройти на юг из долины реки По [9] доказав всем, что римские легионы не ровня для варваров, которые разорили их город.
В начале Второй Пунической войны, историк Полубиус пишет, что Рим обладал самой большой и лучшей армией в Средиземноморье. 6 легионов состоящих из 32 000 людей и 1 600 кавалерии, совместно с 30 000 союзнической пехоты и 2 000 кавалерии. И это только регулярная армия. Если Рим объявлял сбор войск союзников, то он мог расчитывать на 340 000 пехоты и 37 000 кавалерии.

[6] Гаста́ты (от лат. hastati — букв. «копейщики», от hasta — «гаста») — воины авангарда тяжёлой пехоты римского легиона в IV—II вв. до н. э.

[7] Принципы (от лат. princeps) — в армии Древнего Рима — воины второй линии тяжёлой пехоты римского легиона в IV—II вв. до н. э. Состояли из мужчин в возрасте до 40 лет, уже побывавших в боях.

[8] Триарии (от лат. triarius) — в армии Древнего Рима — воины последней, третьей линии тяжёлой пехоты римского легиона в IV—II вв. до н. э. Состояли из ветеранов римского войска, составляли его резерв и имели самое лучшее вооружение.

[9] По (итал. Po, лат. Padus) — река в Италии, берущая начало в Коттских Альпах и впадающая в Адриатическое море.

Реформа Сципиона [10]

Одним из людей сделавших большой вклад в процветание и выживание Рима был Сципион Африканский (Публий Корнелий Сципион). Считается что он присутствовал при разгроме на Треббии [11] и Каннах [12] откуда он вынес урок, что Римской армии нужно срочно менять тактику. В 25 лет он стал командующим войсками в Испании и стал тренировать их более усиленно. Несомненно Римские легионеры были лучшими воинами того времени, но им необходимо было быть готовыми к тактическим уловкам, которые использовал Ганнибал на поле боя. Сципион шел по правильному пути и его победа над войсками Ганнибала при Заме [13], полностью это доказало.
Реформа Сципиона кардинально изменила концепцию легионов. Теперь они полагались на тактическое превосходство, а не на физическую силу легионеров. С этого времени римские солдаты шли в бой под предводительством умных офицеров, которые пытались перехитрить противника, а не просто выстраиваться в линию и маршировать на врага.
У Рима были лучшие солдаты, теперь у него появились лучшие генералы.

[10] Пу́блий Корне́лий Сципио́н Эмилиа́н Африка́нский Ста́рший (Publius Cornelius Scipio Africanus Maior, ? 236 до н. э., Рим — 184 до н. э., Литерн, Кампания) — римский полководец Второй Пунической войны, победитель Ганнибала, цензор c 199 до н. э., с 189 до н. э. — трижды принцепс сената, консул 205 и 194 гг. до н. э.

[11]Битва при Треббии - сражение Второй Пунической войны, в которой карфагенский полководец Ганнибал Барка одержал победу над римской армией консула Тиберия Семпрония Лонга.

[12] Канны (древнее селение в юго-восточной Италии, место знаменитой битвы римлян с карфагенянами во время 2-й Пунической войны)

[13] Битва при Заме - последнее сражение Второй Пунической войны, закончившееся полным разгромом армии Ганнибала.

Римский Легион (второй век до н.э.)

Во втором веке до н.э. формация легионов немного изменилась.
Гастаты все еще были на первой линии, носили бронзовые нагрудники, наиболее богатые из них носили кольчуги. Шлемы были украшены пурпурными и черными плюмажами, высотой 18 дюймов, чтобы создалось впечатление того, что они выше ростом и казаться более устрашающими для врагов. Они были вооружены пилумом, копьем с железным наконечником. Метательные копья стали короче, с 9-ти дюймовым наконечником, который при ударе деформировался и его невозможно было метнуть обратно.
Другие части легиона были вооружены практически также, за исключением того, что они носили гасту [14], а не короткий пилум.

Появились также велиты [15]. Они не имели своего боевого построения, т.е. были разделены поровну между всеми манипулами. Теперь только они остались самыми подвижными войсками, метающими во врагов копья и отступающими за новыми вглубь войска.

Подразделение теперь состоял из 10 манипул, куда входили гастаты, принципы и триарии. Точные цифры неизвестны, но предположительно манипула гастатов состояла из 120 людей. По другим данным, манипулы состояли из 160 человек каждая. Такое расхождение в цифраз вызвано, скорее всего тем, что многие не учитывают велитов. Полная манипула состояла из, например, 120 гастатов + 40 велитов = 160 человек =1 манипула.
Солдаты использовали гладиус, также известный как «Испанский меч». Железные шлемы были опять заменены на бронзовые, но сделанные из более толстого слоя металла. Каждой манипуой командовали 2 центуриона [16], первый центурион командовал правой частью манипулы, второй – левой частью.
Кавалерия, составляющая 300 человек, делилась на 10 эскадронов (турма [17]), которыми командовали 3 декуриона.

По мере того, как Рим завоевывал восток, все больше людей становилось вовлеченными в производство и пожизженная служба в армии становилась непреемлимой. Рим больше не мог полагаться на непрерывный поток легионеров из деревень в провинциях. Военная служба в Испании вызвала недовольство мирного населения, и привела к серии местных войн и востаний. Людские потери, увечья и низкий приток денег в казну заставили пересмотреть проверенный временем метод призыва в армию. В 152 году до н.э. было решено призывать в армию граждан методом жеребьевки на срок не более 6-ти лет службы.

 Более активно стало использование войск союзников. В 133 г до н.э Сципион взял Нумантию, две трети его войска составляли иберийские отряды. На востоке, во время битвы при Пидне, которой закончилась Третья Македонская Война, союзные Риму войска, используя боевых слонов, разгромили левый фланг войска Персея, тем самым дав легионерам возможность подойти с флангла к македонской фаланге и растроить ее ряды.
Экспансия также оказывала влияние на граждан правящего сословия. Новые способы обогащения и растущая корупция значительно снизила количество адекватных лидеров в Римской армии. Братья Грацци пытались остановить снижение количества военнопригодных граждан, расширяя использование союзнических войск и раздавая землю гражданам в центральных провинциях. Когда эта затея провалилась, братья были убиты, назревала Гражданская война и возвышение Мария [18].

[14] Гаста (неправильно «хаста», от лат. «hasta») — в широком смысле — древнеримское, изначально сабинское, копьё; значение названия, как и рядa других видов римского оружия, в различные периоды было разным

[15] Вели́ты (лат. velites) — разновидность лёгкой пехоты, сражавшейся в армии Римской Империи.

[16] Центурион (кентурион) — член младшего командного состава, командующий центурией (кентурией) в римской армии.

[17] Турма — подразделение эскадрона (ala) римской армии. В императорский период кавалерии была выделена из состава легиона и набиралась исключительно из неримлян.

[18] Гай Марий (лат. Gaius Marius) (около 157 до н. э., Арпинум — 86 до н. э., Рим) — римский полководец и политический деятель, вождь популяров. Семь раз был избран в консулы. Провел реорганизацию римской армии.

Реформа Мария

Именно Марию приписывают полную реформу армии, хотя он структурировал и внес последние штрихи в процесс, который начался намного раньше. Рим вообще, и Римская армия в частности, всегда противились быстрым реформам, считая преемлимым, постепенное изменение. Реформа Гая Грация заключалась в том, что легионерам выдавалось снаряжение за счет государства и запрещалось призывать в армию лиц не достигших семнадцати лет. Марий же, сделал армию доступной для всех, даже для самых бедных, главное, чтобы у них было желание служить. Они записывались в армию, на срок службы более чем 6 лет. Для этих людей служба в армии стала профессией, возможностью сделать карьеру, а не просто отдача долга Риму. Таким образом, Марий стал первым правителем в Римской истории, кто создал профессиональную армию. Марий также предлагал специальные льготы для ветеранов, и тем самым привлекал их на службу. Именно новая армия Мария спасла Италию от массированного вторжения варварских племен, победив сначала германцев в битве при Экс-ан-Прованс, на юге Франции, а затем разгромив кимбров [19] в битве при Верцеллах.
Марий также изменил конструкцию пилума, заменив металлическое древко на деревянное. При ударе оно переламывалось, и его невозможно было метнуть обратно (как упоминалось ранее, острие пилума сгибалось при ударе, но было очень сложно сделать металлический наконечник, который деформируется и в тоже время причиняет значительный урон).
Марий начал раздавать землю легионерам после демобилизации – давая гарантии ветеранам, на так называемую пенсию, в конце срока службы.
Изменения коснулись и боевого порядка легиона. Были упразднены линии боевого порядка в зависимости от вооружения. Теперь все солдаты имели одинаковое снаряжение. Активно применялась тактика когорт [20].

К слову сказать, когорты появились еще при Сципии Африканском, так что тут сложно сказать, было ли это заслугой Мария. Хотя никто не отрицает, что когортная тактика стала главенствующей в армии Мария, благодаря тому, что стиралась граница между сословиями, т.к. все воины были вооружены одинаково.
В период со времени правления Мария до правления первого императора Августа, армия практически не претерпевала изменений. Теперь правители провинций могли сами восполнять потери в людской силе в подвластных провинциях, не обращаясь за разрешением к консулу, который до этого обладал правом последнего слова по этому вопросу. Например так поступил Юлий Цезарь набирая войска для своих кампаний в Цизальпийской Галии [21]. И наконец, самое важное. Солдаты теперь были преданы не Риму, а своему командиру. Неримляне не имели большой лояльности к Риму как к таковому, но теперь они составляли большую часть армии. Изначально армия комплектовалась людьми, владеющими землей, у которых были обязательства перед государством, то теперь набирались бедные, которым нечего было терять. Имел значение только командир, который вел их к победам и обеспечивал трофеями.

[19] Кимвры, кимбры (лат. Cimbri) — древнегерманское племя, заселявшее первоначально север Ютландского полуострова.
[20] Кого́рта (лат. cohors, букв. «огороженное место») — однo из главных тактических подразделений римской армии, с конца II века до н. э. ставшее составлять основу когортной тактики. С этого времени когорт в легионе стало 10. В Третью Пуническую войну одна когорта включала 2 манипулы, из-за чего каждый ряд составляли не 10 манипул, а 5 когорт с соответствующими промежутками.
[21] Цизальпинская Галлия (часть Галлии к юго-востоку от Альп)

«Классический легион».

Армия, которая существовавала во время правления Августа, часто называется – «классическим» легионом Это то, что люди представляют себе при слове «легион».
При правлении Юлия Цезаря [22], армия стала высокоэффективной, профессиональной, отлично обученной и замечательно управляемой.
Всего существовало 28 легионов, по 6 000 человек в каждом. В добавление к ним существовало примерное такое же количество призываемых солдат. Было также увеличено время службы, с 6-ти до 20-ти лет (16 лет полной службы, 4 года облегченной).
Штандарт легиона, aquila (орел), являлся символом славы отряда. Штандартоносец имел звание соответствующее званию центуриона. Его привелигированная позиция делала его также казначеем, ответственным за сохранность денег и выплат жалования легионерам.

На марше, легион расчитывал только на свои собственные запасы. Для постановки лагеря каждую ночь, каждый солдат нес инструменты и две жерди. В добавление к этому, он нес свое оружие, доспехи, котелок, походный рацион, одежду и личные вещи. Из-за это легионеры получили прозвище «Мулы Мария»

  Непрекращаются споры о том, сколько в действительности нес на себе легионер. В современной армии боец несет 30 кг на себе. По расчетам, включая все оборудование и 16-ти дневный рацион легионера, получается, что один солдат нес на себе 41 кг. Легионеры несли с собой сухой паек, который из расчета нормы потребления железа солдатом обеспечивал его на 3 дня. Вес пайка составлял 3 килограмма. Для сравнения, раньше солдаты носили с собой зерновой паек весом 11 кг.
Т.к. перед легионом часто ставились специальные задачи, такие как построение мостов, создание осадных машин, то в рядах существовали специалисты. Они освобождались от каждодневных повинностей. Среди них были медики, землемеры, плотники, ветеринары, охотники, кузнецы, даже предсказатели и священники.
Когда легион находился на марше, основной задачей землемера, было идти впереди отряда, часто с конным разъездом и искать место для ночевки.
В фортах вдоль имперской границы находилось также большое количество невоенного персонала, которые обеспечивали нормальное бюрократическое существование армии. Писари, экономы, казначеи, начальники проводольственной службы, таможенники и военная полиция.
Легион состоял из 10-ти когорт, каждая из которых делилась на 6 центурий состоящей из 8-ми человек и которой командовал центурион.
Командующий легионом, легат, обычно оставался на должности в течение 3-4 лет, в качестве подготовки на должность управляющего провинцией. У легата в подчинении было 6 офицеров. Обычно это были военные трибуны, которые, по усмотрению легата, могли командовалть отдельной частью легиона в битве.

Еще один человек, который входил в состав свиты легата, был centurio primus pilus. Это был самый старший из центурионов, он командовал первой центурией первой когорты, был представителем легиона, и воином с самым обширным боевым опытом.
1 контуберий - 8 человек
10 контуберий 1 центурия 80 человек
2 центурии 1 манипула 160 человек
6 центурий 1 когорта 480 человек
10 когорт + 120 всадников 1 легион 5240 человек *
(*1 легион = 9 нормальных когорт (9 x 480 человек) + 1 "Первая когорта" из пяти центурий (каждая центурия численностью в манипулу итого 5 x 160 человек) + 120 всадников = 5240 человек)

Всего, вместе с гражданскими специалистами при армии, легион насчитывал порядка 6 000 человек.
120 всадников при каждом легионе использовались в качестве разведчиков и гонцов. Они относились к вспомогательному гражданскому персоналу и были прикреплены к определенным центуриям, а не образовывали отдельный эскадрон.
Старшим профессиональным солдатом в легионе был префект лагеря (praefectus castrorum). Он был солдатом с более чем тридцатью годами непрерывной службы, и отвечал за организацию лагеря, тренировку солдат и обмундирование.
Центурионы имели одно неоспоримое превосходство перед простыми легионерами на марше. Они ехали верхом. Также имели право бить своих солдат. Для этого у ним имелся посох, примерно двух-трех футов в длину. Посох вместе с броней центуриона был отличительным признаком его власти.

Одна из отличительных черт центурионов было то, что их переводили из легиона в легион, и из провинции в провинцию. Центурионы не уходили в отставку, они находились на службу до смерти. Таким образом, для центуриона, его армия была его жизнью. У каждого центуриона был опцион (optio), по званию он приравнивался к штандартоносцу и получал двойное жалование. Звание optio ad spem ordinis давалось опциону который получал направление в центурионат и ожидал своего назначение на свободную позицию.
Еще одним офицером в центурии был тесерарий. В его обязанности входили организация караулов и передача паролей. Последним офицером в легионе был custos armorum, который отвечал за оружие и обмундирование.

Первая когорта любого легиона, была элитной. Все шестые когорты состояли из «лучших молодых людей», восьмые включали в себя «отборные войска», десятые когорта «надежные войска».
Самыми слабыми когортами были вторая, четвертая, седьмая и девятая. В седьмой и девятой когортах проходили обучение рекруты.

[22] Гай Ю́лий Це́зарь Октавиа́н А́вгуст (лат. Gaius Iulius Caesar Octavianus, при рождении — Гай Октавий Фурин, Gaius Octavius Thurinus; 23 сентября 63 год до н. э., Рим — 19 августа 14 год, Нола) — римский политический деятель, основатель принципата (с именем Imperator Caesar Augustus, с 16 января 27 года до н. э.), Великий понтифик с 12 года н. э., Отец отечества со 2 года до н. э., ежегодный консул с 31 года до н. э., цензор 29 до н. э., внучатый племянник Цезаря, усыновлённый им в завещании.

Римская армия в период с 250 по 378 г н.э.

В период между правлением Августа и Траяна [23] римская армия достигла вершины своего развития. Это армия под которой понимают «классическую» римскую армию. Не стоит однако заблуждаться, что именно эта армия была побеждена северными варварами.
Римская армия с течением времени постоянно эволюционировала, адаптировалась к требованиям реальности. В течение длительного времени она не имела достойных соперников на поле боя и не нуждалась в сильных переменах. До 250 г н.э. в ней господствовала тяжелая пехота.
Но дни гладиуса и пилума были сочтены. Причиной тому была большая разбросанность легионов и отдельных когорт вдоль границы Империи.

Именно во время гражданской войны и варварских нашествий были созданы новые типы пеших и конных войск. Одним из основных различий новой системы от старой было то, что Каракалл [24] даровал в 212 году н.э. римское гражданство всем провинциям. Исчезло древнее различие между легионерами и союзническими войсками, все теперь были равны в правах. Но не стоит полагать, что Рим отказался от найма иностранных войск. Воинственные Римские императоры третьего века нанимали любые военные отряды. Германские племена, Сарматы [25], Арабы, Армяне, Персы, Мавры [26]; все они не являлись субъектами Империи, и теперь находились на правах которыми обладали ранее войска союзников.
Император Галлиен [27] проводил реформы с целью улевичить пропорцию кавалерии и легкой пехоты все менее расчитывая только на тяжелую пехоту легионов.
Император Диоклетиан [28] проводил активные реформы армии в бурном третьем веке. Он избавился от главной слабости римских войск, создав центральный резерв. Обычно, когда варварские племена прорывались через защитные сооружения вглубь страны, их уже никто не мог остановить, из-за того что все легионы базировались вдоль границ. Центральный резерв (comitatenses) имел наивысший статус в римской армии. Эти новые мобильные подразделения, делились на легионы по 1 000 человек в каждом.

В четвертом веке переход от тяжелой пехоты к кавалерии продолжался. Кавалерия старых легионов почти исчезла, замененная тяжелой германской кавалерией.
Во время правления императора Константина Великого [29], пехота оставалась основной военной силой римской армии. С введением регулярной кавалерии, Константин отменил пост префекта преторианцев [30] и ввел вместо нее две новые должности: командующий пехотой и командующий кавалерией.

Рост значения кавалерии связан с двумя основными причинами. Многие варварские племена избегали открытого вторжения, а просто ограничивались набегами. Для перехвата варварских отрядов пехота была просто напросто недостаточно быстра.

Другая причина была в том, что превосходство римского легиона над любым соперником было уже не таким явным как раньше. Варвары многому научились за прошедшие века. Тысячи германцев служили наемниками и перенимали опыт римских военноначальников и применяли его по возвращению домой. Римской армии пришлось перенимать новые тактические решения и предоставить надежную поддержку тяжелой пехоте с помощью кавалерии. В период с третьего по четвертый век римская армия поспешно наращивала количество кавалерии, когда в конце этого периода произошла ужасная катастрофа.

В 378 г н.э. тяжелая готическая кавалерия уничтожила полностью восточную армию под предводительством императора Валента [31] в битве при Адрианополе [32].
Теперь ни у кого не было сомнений, что тяжелая кавалерия способна победить тяжелую пехоту.

[23] Марк Ульпий Нерва Траян, больше известный как Траян (Marcus Ulpius Nerva Traianus) (15 сентября 53, Италика, Бетика — 8/9 августа 117, Селинунт, Киликия) — римский император из династии Антонинов (Caesar Nerva Traianus Augustus, c 28 января 98). Великий понтифик с 98. Почётные титулы: Germanicus (с октября/ноября 97), Pater patriae (с 98), Dacicus Maximus (с 31 декабря 102), Optimus (с весны 114), Parthicus (с 21 февраля 116). После смерти обожествлён (Divus).

[24] Септимий Бассиан Каракалла (лат. Septimius Bassianus Caracalla; 186—217) — римский император с 211 по 217 гг. н. э. Сын императора Люция Септимия Севера от второго брака с Юлией-Домной, род. в Дионе в 188 г. Первоначальное имя его — Бассиан — в 196 г., когда отец провозгласил его Цезарем, изменено было в М. Aurelius Antoninus; прозвище же Каракалла, или Каракалл (Caracallus), взято от введенной им галльской одежды — длинного халата, ниспадавшего до щиколоток.

[25] Сарматы (греч. Σαρμάται, лат. Sarmatae) — общее название кочевых скотоводческих ираноязычных племён (аланы, роксоланы, савроматы, языги и др.), расселившихся в III веке до н. э. — IV веке н. э. в степях от Тобола на востоке до Дуная на западе

[26]"Мавр" Самоназвание этнической группы, образовавшейся в результате смешения индейцев (алгонкино-ритванской семьи [ Algonquian-Ritwan ]), белых и негров на юге Делавэра (около 400 человек в 1980). "Мавры" считают себя потомками моряков, потерпевших кораблекрушение в колониальный период

[27] Публий Лициний Эгнатий Галлиен (лат. P. Licinius Egnatius Gallienus) — римский император с августа 253 г. по март 268 г.

[28] Гай Авре́лий Вале́рий Диоклетиа́н (лат. C. Aurelius Valerius Diocletianus, 245—313 н. э.) (имя при рождении — Диокл, лат. Dioclus) — римский император с 20 ноября 284 по 1 мая 305. Воцарение Диоклетиана завершило т. н. кризис третьего века в Риме. Он установил твердое правление и устранил фикцию, согласно которой император был лишь первым из сенаторов (принцепсом), и объявил себя полновластным правителем. С его правления начинается период Римской истории, называемый доминат.

[29] Флавий Валерий Аврелий Константин, Константин I, Константин Великий (лат. Flavius Valerius Aurelius Constantinus, 27 февраля, 274 — 22 мая, 337) — римский император, сын Констанция Хлора, по смерти его в 306 г. избран войском в августы, после победы над Максенцием в 312 г. в битве у Мильвийского моста и над Лицинием в 323 стал единодержавцем римского государства, христианскую религию сделал господствующей, в 330 г. перенёс столицу государства в Византий (Константинополь), организовал новое государственное устройство. Константин на двадцатом году своего правления умертвил сына своего Криспа ядом, а жену Фаусту — горячим паром в бане за то, что их подозревали в заговоре против него.
В 337 году Константин Великий умер. Его деятельность нашла редкую в истории оценку: римский сенат, по свидетельству историка IV века Евтропия, счел Константина достойным возведения в боги, история признала его Великим, а Церковь Святым и Равноапостольным.

[30] Преторианская гвардия (преторианцы, лат. praetoriani) - личные телохранители императоров Римской империи. Преторианцы были одними из самых умелых и прославленных воителей древнего мира. Преторианцы - "лейб-гвардия" римских цезарей, развившаяся из отборного отряда (ablecti) союзников, служившего в республиканский период для охраны главнокомандующего и его претория, откуда и название - cohorspraetoria. Сципион Африканский организовал, под тем же именем, охрану из римских всадников. Кроме того, штаб, канцелярия и вся ближайшая свита полководца или правителя области (квестор, писцы, легаты, трибуны,префект и переводчики, ликторы, герольды, курьеры, наконец знакомые и друзья - comites) составляли его cohors praetoria. Для охраны порядка в Италии Октавиан Август создал 9 преторианских когорт, по 1000 человек каждая. Вне службы преторианцы носили гражданскую одежду (cob. togalae). Три когорты были размещены на постое у граждан в самом Риме, остальные - в других частях Италии. Вместе с гвардейской кавалерией (equites praetoriani), они составляли ядро вооруженных сил зарождающейся империи. Вплоть до правления Септимия Севера в гвардию зачисляли лишь уроженцев Италии. Усиленное жалование, почетное положение и 16-летний срок службы (вместо 20-летнего простых легионеров) составляли привилегии гвардии. Впоследствии городская полиция (cohortesurbanae) слилась с гвардией в один корпус, разделенный на 14 когорт. Преторианцы подчинялись особому префекту - praefectus praetorio. Самый знаменитый из них, Сеян, сосредоточил всю гвардию в Риме, построив для неё специальный лагерь - castra praetoria. Так как преторианцы были замешаны во всех политических революциях империи, то организация их неоднократно подвергалась изменениям (например при Вителлии). Константин Великий совершенно уничтожил преторианскую гвардию , заменив её новой, и разрушил преторианский лагерь - "это (по его словам) постоянное гнездо мятежей и разврата".

[31] Флавий Юлий Валент (Flavius Julius Valens) (328 — 9 августа 378) — римский император (28 марта 364 — 9 августа 378). Был возведён старшим братом своим Валентинианом I в сан соправителя для Востока.

[32] Эдирне (также Адрианополь, греч. Αδριανούπολις) — город в Турции. Находится на западе страны в европейской части, на границе с Болгарией. Основан римским императором Адрианом (как Адрианополь) на месте фракийского поселения. 9 августа 378 г. близ Адрианополя произошло сражение римской армии под командованием императора Валента с готами. Римляне были полностью разгромлены, император Валент убит.

totalwars.ru

Битва при Аскулуме: римские «манипулы» против фаланг

Далеко не всегда бывает так, что новое слово в военном деле начинает «работать» буквально с первого сражения. И для того, чтобы выработать достойный ответ греческому и македонскому военному искусству, ушло несколько веков. К началу III в. до н.э. ответ был найден римлянами — именно их подвижные легионы, выстроенные по хитрой и продуманной схеме, в будущем сметут македонские и восточные фаланги. Первый «звоночек» прозвучал в знаменитой битве при Аскулуме (или Аускуле) в 279 г. до н.э., где римская армия сошлась с войсками греческого царя Пирра. Новая тактика римлян в то время еще не была достаточно проработана, в итоге их армия была разбита, но этот выигрыш дался Пирру такой ценой, что выражение «Пиррова победа» (с потерями, сопоставимыми с поражением) стало «крылатым» по сей день.


Царь Пирр, невольный герой выражения "Пиррова победа"

Первый вопрос, который возникает в этой связи: почему римская армия пошла по другому пути развития, отвергнув более перспективный, казалось бы, на то время греко-македонский вариант? Дело, судя по всему, в противниках Рима. До поры, до времени они не сталкивались с греками, зато им пришлось немало воевать с племенами Аппенинского полуострова, а также кельтами (галлами) и — чуть позже — с предками нынешних испанцев. Все «варварские» армии (в число которых до определенного момента можно занести и самих римлян) широко применяли тактики внезапных ударов, засад, не гнушались притворным отступлением и постоянно использовали укрытия на местности. Понятно, что в подобных условиях тяжелой фалангой не особенно развернешься (хотя отмечу, что в VI-V веках до н.э. строй, напоминавший фалангу, у римлян, несомненно, был). Это стало толчком к изобретению новой тактики, которая получила название «манипулярной».

Главное отличие этой тактики от фаланги — даже не вооружение (короткие мечи и метательные копья-пилумы вместо сарисс), а принцип построения. Фаланга, как мы помним, занимала сплошной линией всё поле боя, растягиваясь порой на несколько километров. Вместо этого римляне стали использовать «манипулы» - небольшие группы воинов в пешем строю, стоявшие на определенном расстоянии друг от друга. Казалось бы, более проигрышный вариант, ведь в эти промежутки легко врывается враг, но... Во-первых, римляне смогли обучить своих легионеров так, что каждое подразделение могло, по сути, действовать самостоятельно. А во-вторых разрывы закрывались весьма хитрым способом, о котором — чуть ниже.

К моменту описываемых событий (войны Пирра с Римом первой четверти III века до н.э.) ранние римские легионы уже приобрели более-менее законченные очертания. В каждом легионе насчитывалось 30 манипул, в общей сложности он включал 4200 воинов. Из 1200 наиболее бедных, которые не могли позволить себе дорогостоящего вооружения, формировались отряды легких застрельщиков-велитов. Их роль современные историки расценивают по-разному. Например, А.Махлаюк в своей реконструкции утверждает, что велиты выделялись в отдельное подразделение. А П.Коннолли пишет, что некоторое число велитов входило в состав каждой из манипул. Я склонен верить последнему, и вот почему: отряд из тысячи с лишним подвижных стрелков, действуя самостоятельно, неизбежно внес бы сумятицу в действия всего легиона. Итак, согласно Коннолли, по 40 велитов входили в состав каждой из 30 манипул. Но основную силу этой боевой «мини-единицы», разумеется, составляли не они.

Легион строился в три линии. В первой находились манипулы молодых тяжеловооруженных воинов — гастатов (соответственно, 10 манипул, по 120 гастатов+40 велитов в каждой). Вооружением гастатов были короткие мечи-гладиусы и метательные копья — пилумы, защитой служили большие прямоугольные щиты. Вторая линия — принципы (с той же пропорцией — 120 принципов на 40 велитов), воины более «матерые» и закаленные в боях. Их вооружение, впрочем, практически не отличалось от гастатов. И, наконец, третью линию составляли копейщики-ветераны — триарии (в одной манипуле — 60 тяжелых пехотинцев и 40 велитов). Они вступали в бой лишь в самых тяжелых ситуациях.

А теперь — о секрете построения: какие образом закрывались разрывы между манипулами? Лучше всего это будет видно на схеме:


Примерная схема построения трёх основных линий легиона.

Как видим, манипулы принципов второй линии стояли за гастатами таким образом, что прикрывали те самые «дыры», в которые мог проникнуть враг. В наше время такой порядок назвали бы «шахматным». Получалось, что противник, который пытался пролезть в промежутки между манипулами гастатов, оказывался атакован со всех сторон.

В целом организация римской армии, в которую входили в том числе войска союзников, в битве при Аксулуме в 279 г. до н.э. могла выглядеть примерно так:


Оговорюсь — эта схема нуждается в паре уточнений. Во-первых, римлян при Аксулуме было вдвое больше, во-вторых — на ней присутствует уже упомянутая нелепица с отдельным отрядом велитов.

Отмечу также, что римляне изначально развивали в первую очередь искусство пешего боя. Конница у них никогда не была особенно многочисленной и считалась скорее отрядом поддержки.

И два слова о предыстории событий при Аскулуме (Аускуле). Пирр, царь Эпира и Македонии — двух северных греческих государств - вторгся в Италию, которую небезосновательно считал выгодным стратегическим «плацдармом» в Средиземном море. Силы самих эпиротов были невелики (историк Р. Светлов в труде, посвященном походам Пирра, называет цифру в 16 тысяч человек), но эпирскому царю удалось привлечь на свою сторону давних противников Рима: племена самнитов, луканов, а также италийских греков — потомков первой волны греческой колонизации Средиземноморья. Кроме того, в распоряжении Пирра имелся отряд из 20 слонов. Первое сражение при Гераклее (июль 280 г. до н.э.) закончилось победой Пирра, но уже оно показало, что римляне - «крепкий орешек»: потери завоевателя были куда выше, чем, например, у Александра Македонского в сражениях с персами. Замечу, что римские войска впервые столкнулись с безупречно отработанной военной машиной греков, так что полностью проваленным этот первый «экзамен» считать нельзя.


Итальянские походы Пирра в 280-275 гг. до н.э.

А уже во втором сражении, при Аскулуме, римская армия имела все шансы склонить чашу весов в свою пользу. Численность армий была примерно равной — по 40 тысяч человек в каждой. Но римская армия имела преимущество в том плане, что ее составляли в основном «родные» легионы (численность их союзников — латинов, сабин, умбров и других — оценивается примерно в 10 тыс. человек). Эпироты, как уже было сказано, в собственной армии были в меньшинстве. А против слонов Пирра римляне выставили около 300 специальных устройств для метания огня.

К сожалению, в сочинениях древних авторов осталось слишком мало сведений для того, чтобы попробовать выстроить схему сражения. Из сведений, сохранившихся о битве, можно предположить, что между обоими враждующими лагерями протекала река с довольно топкими берегами. Но неподалеку от римского лагеря находилось широкое поле, удобное для действий фаланги Пирра. Именно туда стремился эпирский царь, однако римляне нарушили его планы. Войска консула Публия Деция Муса атаковали авангард Пирра прямо на марше. Эпироты и их союзники были вынуждены принять бой в топкой, крайне неудобной для них местности. Римляне, привыкшие драться в любых условиях и располагавшие своими маневренными соединениями, сразу получили перевес. Яростное сражение продолжалось до вечера, войска Пирра понесли серьезные потери, но всё-таки сказалась вековая боевая выучка греков — римлянам так и не удалось ни уничтожить их, ни банально загнать в реку. Ночь прекратила атаки, и римский консул, не решившись располагаться на ночлег под боком у врага, отвел войско обратно в лагерь.

Но на следующий день Пирр, учтя свои ошибки, уже не преподнес своим врагам столь великодушного подарка, как бой в топких берегах. Еще до рассвета эпироты начали выдвигать главные силы к лагерю римлян. И на второй день манипулярный строй римских легионов был атакован мощной фалангой на открытом пространстве, идеально подходящем для ее действий. В ожесточенной схватке сариссофоры постепенно теснили легионеров, а появление на поле отряда слонов окончательно переломило ход битвы — римские войска были отброшены к собственному лагерю. Верная победа, казалось бы, одержанная накануне, уплыла из рук.

Однако Пирр, обеспокоенный потерями своей армии, не стал штурмовать укрепленный лагерь римлян. Эпироты потеряли не меньше 3500 человек убитыми (римляне — около 6000), но это были лучшие бойцы Пирра, его земляки, оказавшиеся в самых жарких местах схватки. Посчитав потери, эпирский царь мрачно произнес: «Еще одна такая победа — и мы погибнем». Слова оказались пророческими. Четыре года спустя, в 275 г. до н.э., в битве при Беневенте (о ней известно очень немного) римлянам, судя по всему, удалось добиться «ничьей» с войсками Пирра, и на этом итальянская кампания знаменитого полководца была закончена.

Любопытный факт. Похожим образом развивались события в другой знаменитой и гораздо более поздней битве — при Маренго, 14 июня 1800 года, где сошлись армии австрийцев под командованием Меласа и французов, которых возглавлял будущий император Наполеон. Несколько часов французам пришлось отступать под натиском неприятеля, и около 3 часов дня Мелас отправил своему императору известие о победе, сдал командование начальнику штаба и уехал, считая битву выигранной. А тем временем к французам подоспели свежие войска и бой закипел с новой силой. Уже к шести вечера его итог оказался прямо противоположным: австрийцы потерпели сокрушительное поражение.


Битва французов с австрийцами при Маренго в 1800 году. Картина художника Л.Ф.Лежена.

artofwars.livejournal.com

Военная история: римская армия ранней империи в бою

Автор: Strateg, 20 Авг 2014

Римская армия ранней империи является наследницей боевых традиций армий гражданских войн 1 в. до н.э. Ее мощь достигает вершины в 1-2 в. и начинает идти на убыль к середине 3 в., когда Империя пребывала в длительном кризисе. Тактика римской армии в бою не изменилась принципиально по сравнению с предыдущим периодом, но стала многообразнее, впитывая в себя военное искусство многочисленных народностей, являвшихся союзниками или противниками Римской Империи.

События 1 в. достаточно подробно описывает Тацит. На Рейне римские легионы сражаются с германцами, в Британии соответственно с бриттами. Есть достаточно подробное описание битвы при Идиставизо. Много интересного можно почерпнуть из битв гражданских войн – Первой битве при Бедриаке (Кремоне) и Второй битве при Бедриаке (Кремоне). На востоке римляне действуют с переменным успехом. Полководец Нерона Корбулон не смог закрепить успех против парфян в Армении.

Художник Angel Garcia Pinto

Военные действия в Дакии и Парфии императора Траяна подробно не отражены в литературных первоисточниках. Это были последние серьезные завоевания Римской Империи. Дакия превращена в римскую провинцию. На востоке Траян завоевывает Армению и берет столицу парфян Ктесифон. Образована новая провинция Ассирия. После удачного восточного похода Траян умирает от болезни. Его наследник, император Адриан, понимая, что новые провинции на востоке не удержать, отказывается от них. Империя переходит к обороне.

Художник Angel Garcia Pinto

Описания боевых действий римской армии во 2 – начале 3 века не так подробны, как описания Тацита. Некоторые подробности битв и особенности римской тактики можно найти у Диона Кассия “Римская история” и Геродиана “История императорской власти после Марка”. Тяжелейшие войны на Дунае против германских племен маркоманов  и квадов, а так же против сарматов – язигов пришлось вести Марку Аврелию. В 174 г. состоялась битва на льду Дуная с язигами, интересная своеобразными боевыми приемами, примененными римлянами.

Художник Angus McBride

Битва на льду Дуная

Дион Кассий, 72.7: “В это время римляне разгромили язигов на суше, а после этого и на реке. Я имею в виду не сражение на кораблях, но то, что [римляне], преследуя [варваров], убегавших по замерзшему Истру, сражались [на льду], словно на земле. Дело в том, что язиги, увидев, что [римляне] следуют за ними по пятам, остановились, рассчитывая легко их опрокинуть, поскольку те были непривычны [к движению] по льду. И часть варваров стремительно бросилась прямо на них, другие поскакали, чтобы окружить их с флангов, ибо кони [язигов] были хорошо приучены скакать и по такой  [поверхности]. Римляне же, увидев это, не испугались, но, сомкнув строй и одновременно развернувшись во все стороны лицом к врагам, в большинстве своем положили свои щиты [на лед] и, упираясь на них одной ногой, чтобы меньше скользить, встретили нападение [врагов]; одни хватались за уздечки [их коней], другие за щиты и копья атакующих, тянули их на себя и, сойдясь таким образом врукопашную, опрокидывали и людей, и коней, которые при  столкновении не могли удержаться и скользили. Римляне тоже скользили, но, если кто-то из них падал на спину, он тянул на себя противника и затем ногами толкал его назад, как в борцовском поединке, и таким образом садился на него сверху; если же кто-то падал лицом вниз, он хватал зубами своего противника, упавшего раньше. Непривычные к такого рода борьбе и имевшие более легкое вооружение варвары были не в состоянии сопротивляться, так что лишь немногие из их множества смогли ускользнуть.”

Художник Николай Зубков

Сын Марка Аврелия Коммод практически не занимался государственными делами. После его убийства нашлось несколько претендентов на трон. Победителем в гражданской войне оказался Септимий Север, талантливый полководец и организатор, опиравшийся на иллирийские легионы и захвативший Рим. Его противниками были наместник Сирии Нигер и наместник Британии Альбин. Геродиан пишет, что Нигер смог набрать большое войско, пополнив его молодежью Антиохии. 3.4: “У этого войска не было недостатка в рвении, но оно очень уступало иллирийцам в опыте и силе.” Нигер встретился с полководцами Севера в 194 г. в битве при Иссе (той самой, где Александр сражался с Дарием).

Битва при Иссе

Дион Кассий, описывая эту битву, не обошелся без “божественного вмешательства”. 75.7-8: “…величайшая битва произошла при Иссе, около так называемых Ворот. Войском Севера командовали Валериан и Ануллин, тогда как Нигер лично присутствовал в своих боевых порядках и выстраивал их к битве. Этот проход — «Киликийские ворота» — называется так из-за своей узости, ибо с одной его стороны вздымается высокая гора, а с другой — крутые обрывы тянутся до моря. Итак, Нигер расположил здесь свой лагерь на  хорошо укрепленном холме и поставил впереди тяжеловооруженных пехотинцев, затем дротикометателей и метателей камней, а позади всех — стрелков из лука, с тем чтобы передние ряды, сражаясь врукопашную, могли сдерживать своих противников, в то время как остальные вели бы обстрел на расстоянии поверх их голов. Что касается его флангов, то слева он был защищен крутым обрывом, спускающимся к морю, а справа — непроходимым лесом. Таким вот образом выстроил он свою армию, а в тылу расположил обозы, с тем чтобы никто из его солдат не мог бежать, даже если бы захотел. Ануллин, видя это, поставил впереди тяжеловооруженные  отряды, а позади них — все свои легковооруженные силы, чтобы те, стреляя поверх голов первых, издалека удерживали неприятеля, давая возможность стоявшим впереди в безопасности наступать вверх по склону; свою конницу под началом Валериана он послал в обход, приказав любым путем обойти лес и внезапно обрушиться на войска Нигера с тыла.

Художник А. Аверьянов

Когда противники сошлись в рукопашной схватке, одна часть воинов Севера выставила свои щиты перед собой, а другая подняла над собой, образовав «черепаху», и таким образом они приблизились к врагу. Очень долгое время шла равная битва, но затем воины Нигера стали брать верх благодаря  численному перевесу и характеру местности. И они бы добились полной победы, если бы вдруг на ясном небе не собрались густые тучи, не задул яростный ветер, за которым последовали мощные раскаты грома, молнии и ливень, ударивший им прямо в лицо; и в то время как войскам Севера, у которых все это происходило за спиной, ничто не причиняло вреда, солдаты Нигера, видя это перед собой, пришли в сильное замешательство. Сама эта внезапно разразившаяся буря в одних вселила величайшую отвагу, как будто им на помощь пришло божество, а в других — страх, что боги обратились против них; одним это придало дополнительные силы, других  поразило ужасом, несмотря на всю их мощь. И когда солдаты Нигера уже обратились в бегство, появился Валериан. Увидев его, они вновь обернулись лицом к противнику, но затем, когда Ануллин отбросил их назад, опять повернулись кругом; так, бросаясь то в одну, то в другую сторону, они метались в поисках места, где могли бы прорваться. Это обернулось самыми большими за всю войну потерями, ибо погибло двадцать тысяч солдат Нигера.”

В 197 г. Септимий Север лично участвовал в упорной битве при Лугдуне против Альбина.

Художник Игорь Дзысь

Битва при Лугдуне

Геродиан, 3.7: “Сражение было очень упорным, и исход его долго оставался неясным. Ведь британцы храбростью и кровожадностью ничуть не уступают иллирийцам; так как оба войска сражались отважно, то одинаково трудно было обратить в бегство одно из них.” Дион Кассий, 76.6-7: “Схватка между Севером и Альбином близ Лугдуна происходила следующим образом. И у того, и у другого было по сто пятьдесят тысяч воинов (явное преувеличение), и оба они присутствовали на поле  сражения, так как борьба шла не на жизнь, а на смерть, хотя ни в одной из битв до сих пор Север личного участия не принимал. Альбин превосходил своего противника в знатности и образованности, но Север лучше знал военное дело и был превосходным полководцем… На сей раз картина сражения была весьма разнообразной, и успех неоднократно склонялся то на одну, то на другую сторону. В самом деле, войска Альбина, стоявшие на левом фланге, были разбиты и бежали в лагерь, а воины Севера, преследуя их, ворвались туда вместе с ними и стали убивать врагов и грабить их палатки. В то же самое время воины, поставленные Альбином на правый фланг, находились под защитой замаскированных рвов и ям, слегка прикрытых землей. Подойдя к ним вплотную, они стали метать дротики с большого расстояния, а затем перестали продвигаться вперед, но, напротив, повернули назад, словно охваченные страхом, чтобы побудить врагов устремиться за ними. Так оно и  произошло.

Воины Севера, раздраженные непродолжительным  наступлением противника и исполненные презрения к врагам из-за их скорого бегства, бросились на них, полагая, что расстояние между ними легко преодолимо, но, когда они достигли рвов, их постигло  страшное несчастье. Дело в том, что те, кто находился в передних рядах, стали падать в ямы, как только обрушились наземные перекрытия, а те, которые следовали за ними, стали спотыкаться о тела передних, терять равновесие и проваливаться вниз. Остальные в страхе  отступили назад, но внезапность поворота привела к тому, что они не только сбивали с ног друг друга, но и опрокинули тех, которые шли в арьергарде, столкнув их в глубокий овраг. Многие из них  погибли, как и многие из тех, которые провалились в ямы, кони и люди вперемешку. В этой сумятице погибали и те, которые находились между рвами и оврагом, осыпаемые стрелами и метательными  снарядами. Увидев это, Север с преторианцами бросился им на помощь, однако не только не выручил их, но и едва не погубил преторианцев, да и сам, потеряв коня, оказался в смертельной опасности. Когда он увидел, что все его люди обратились в бегство, то разорвал на себе плащ и, обнажив меч, ворвался в ряды бегущих, рассчитывая, что либо они, устыдившись, повернут обратно, либо он сам погибнет вместе с ними. Некоторые, видя его в таком состоянии,  действительно остановились и повернули обратно, но при этом внезапно  столкнулись лицом к лицу с теми, которые следовали за ними по пятам, и, обратив в бегство всех преследователей, перебили множество из них, полагая, что это люди Альбина. Тут им в подмогу появилась и пришедшая с фланга конница под командованием Лета, которая и довершила разгром. Дело было в том, что Лет, пока исход битвы был неясен, выжидал, надеясь, что оба соперника погибнут, а  оставшиеся в живых воины с обеих сторон передадут верховную власть ему; когда же он увидел, что перевес склонился на сторону Севера, то вступил в бой. Так Север одержал победу, но римская армия потерпела тяжелое поражение, поскольку с обеих сторон пало неисчислимое множество воинов.”

Септимий Север, так же как и Траян, совершил удачный поход в Парфию, но не смог удержать завоеваний. На востоке римляне традиционно попадали в ситуации, аналогичные битве при Каррах. Например, во времена Марка Аврелия, в 161 г., Дион Кассий, 71.2: “Вологез ведь начал войну [с того, что] окружил со всех сторон целый римский легион, размещенный под командованием  Севериана в Элегейе, местности в Армении, и, расстреляв из луков, уничтожил его полностью вместе с военачальниками, и теперь крупными силами грозно наступал на города Сирии.” В 232 г. во время похода Александра Севера против персов сасанидов, которые к тому времени покорили парфян ситуация повторилась. Геродиан, 6.5: “Армия же римлян продвигалась, не соблюдая порядка, так как никто не появлялся, никто не оказывал сопротивления… Перс, напав со всеми своими силами на ничего не подозревавшее войско, окружив его и как бы опутав сетью, поражая со всех сторон стрелами, истребил армию римлян, которые были слишком малочисленны, чтобы противостоять превосходящему противнику, и только беспрестанно прикрывали большими щитами незащищенные части своих тел, поражаемые стрелами; они довольствовались уже тем, что защищали свои тела, а не сражались. Наконец, все они, собравшись в одно место и устроив из выставленных вперед щитов подобие стены, отбивались в положении осажденных и, со всех стороны забрасываемые стрелами и получая ранения, отражали неприятеля со всей возможной храбростью до тех пор, пока все не были перебиты. Поражение это было величайшим и неслыханным для римлян, ибо погублена была великая сила, не уступавшая силой духа и мощью никакой из древних; персу же удача в столь великом деле внушила надежду на еще большие подвиги.”

У Геродиана, 4.14-15 есть интересное описание битвы при Нисибии в 217 г., в котором римляне упорно противостоят парфянам:

Битва при Нисибии

“После смерти Антонина (Каракаллы – сына Септимия Севера) воины оказались в растерянности и недоумении, как им быть дальше. Два дня они оставались без государя и раздумывали, кого выбрать правителем… Макрин стал государем не столько по расположению и доверию к нему войска, сколько под влиянием необходимости и момента. Между тем уже подходил Артабан с очень большим и сильным войском, ведя многочисленную конницу и множество лучников, а также латников на верблюдах…(??? пропуск)  сверху длинными копьями. Макрин: «Так возьмемся за оружие и станем в тот строй, которым славятся римляне. Ведь что касается боевого построения, то беспорядочное и как попало расположенное войско варваров может стать врагом самому себе; а наши стройные ряды, тесно сомкнутые и опытные в боях, станут спасением для нас и гибелью для врагов.»

Художник Mariusz Kozik

На рассвете показался Артабан с огромным своим войском. Поклонившись солнцу, как это у них принято, варвары с необыкновенно зычным криком бросились в атаку на римлян, несясь на конях и стреляя из луков. Римляне встретили варваров, четко и надежно построив фаланги, по обеим сторонам расположив конницу и мавританцев и заполнив промежутки воинами, которые могли легко и свободно выбежать вперед. Благодаря множеству лучников и длинным копьям латников варвары сначала действовали успешно, поражая римлян с коней и верблюдов. Зато римляне легко одолевали в рукопашном бою, а когда кони и верблюды, которые были у варваров в огромном количестве, стали давить их, римляне, сделав вид, что отступают, начали бросать на землю трезубцы (триболы) и другие железные предметы с острыми концами, которые не видны были в песке. С коней и верблюдов всадники не замечали их, себе на погибель: у коней и особенно верблюдов копыто мягкое: острия, на которые они ступали, ранили их, они начинали хромать и сбрасывали с себя седоков. А тамошние варвары дерутся хорошо, пока они на конях или верблюдах, а как сойдут или окажутся сброшенными с них, легко попадают в плен, не умея вести рукопашного боя. Если же приходится бежать или преследовать, их длинные, путающиеся в ногах одежды препятствуют этому.

Художник Игорь Дзысь

В первый и второй день сражались с утра и до вечера; пришла ночь и приостановила битву, и те и другие ушли к себе в лагерь, равно уверенные в своей победе. На том же поле они сошлись и на третий день. Имевшие значительное превосходство в числе варвары предприняли попытку окружить римлян и взять их в мешок. Тогда те перестали располагать свои фаланги в глубину, а растягивали их в ширину, тем самым предотвращая окружение. Здесь погибло столько людей и животных, что все поле было покрыто целыми горами трупов, особенно потому, что падали друг на друга верблюды. Это мешало сражающимся свободно передвигаться; невозможно было разглядеть врага, потому что посредине образовалось что-то вроде большого и непроходимого вала из тел; поэтому, не имея возможности идти друг на друга, те и другие вернулись в лагерь.”

Художник Mariusz Kozik

О боевых приемах римской конницы на рубеже 1-2 в. можно судить по описанию состязаний всадников в “Тактике” Флавия Арриана. Этот же автор приводит интересные данные по боевым порядкам римского войска, используемым против сарматов-аланов в “Диспозиции против аланов.” 

По имеющимся литературным первоисточникам можно сделать вывод о многообразии боевых приемов римской армии ранней империи. В 1-2 в. еще не стерлись различия между легионами и вспомогательными войсками из провинциалов, не имеющих римского гражданства. Некоторые полководцы стремились выставлять первую линию из вспомогательных войск, оставляя легионы сзади, как это сделали Германик при Идиставизо или Агрикола у горы Гравпий. Хотя применялась и традиционная расстановка вспомогательных войск на крыльях легионов, как это практиковалось во времена республики. Стрелков римляне могут выставлять как стандартно на флангах, так и в задние линии, как рекомендует Арриан против аланов или как это делали Нигер и Ануллин при Иссе. При Нисибии застрельщики занимают промежутки в строю. Сами легионеры могут как вести перестрелку дротиками, так и атаковать с мечами после первого залпа. Перед фронтом войска могут использоваться скрытые ямы, как при Лугдуне или применяться триболы, как при Нисибии. Враг заманивается в ловушку ложным отступлением. Под обстрелом легионы строят черепаху, например при Иссе или при Второй битве при Кремоне. В полевых сражениях используются метательные машины. Это рекомендует Арриан против аланов, это мы видим во Второй битве при Кремоне. Интересно отметить, что преторианская гвардия принимает участие в полевых сражениях, а не только расслабляется и интригует в Риме. Преторианцы отмечены при Идиставизо, в обеих битвах при Кремоне, в сражении при Лугдуне.

Художник Johnny Shumate

Несмотря на частые мятежи в войсках римская армия ранней империи все еще превосходит варваров обучением и дисциплиной в бою. Иосиф Флавий, оборонявший Йотопату против Веспасиана, в “Иудейской войне” писал, 2.20.6-7: “…он (Иосиф Флавий) набрал в Галилее войско из более чем ста тысяч молодых людей и снабдил их старым оружием‚ как только можно было его собрать. Убежденный в том‚ что римское войско обязано своей непобедимостью главным образом господствующему в нем духу дисциплины и постоянному обиходу с оружием‚ он должен был позаботиться об ознакомлении своего войска с практическим учением; но так как он считал‚ что строгую дисциплину можно поддержать лишь большим числом предводителей‚ то он сформировал свое войско больше по образцу римского и назначил над ним многочисленных начальников.

Художник Angus McBride

Солдат он разделил на маленькие корпусы и поставил их под команду предводителей каждого десятка‚ сотни и тысячи людей‚ а над этими предводителями стояли начальники больших отделений. Он обучал их передаче друг другу военных лозунгов‚ трубным сигналам к наступлению и отступлению‚ стягиванию и развертыванию флангов‚ дальше‚ – как побеждающая часть подает помощь другой части в случае стесненного положения последней‚ и всегда напоминал им о необходимости хранить присутствие духа и закалить себя телесно. Но чаще всего он для того‚ чтобы сделать их подготовленными к войне‚ рассказывал им при каждом удобном случае о прекрасном порядке в римском войске и ставил им на вид‚ что они будут иметь дело с людьми‚ которые благодаря своей телесной силе и мужеству покорили почти весь мир.”

Вооружение римской армии принципата так же превосходит варварское.

Рубрики: Военная История
Метки: военная история

strategwar.ru

Римские легионы - становой хребет величайшего древнего государства

Римская империя не раз воспринималась как модель для подражания. Элита многих государств провозглашала себя преемниками римлян, возлагая на себя божественную миссию воссоздания мировой империи. Она подражала государственным институтам, обычаям римлян, архитектуре. Однако мало кому удавалось довести до совершенства свою армию. Знаменитые римские легионы, создавшие крупнейшее государство Древнего мира, опирались на редкое сочетание высокого мастерства и безукоризненного умения каждого воина сражаться в любой ситуации, независимо от численности сторонников. В этом заключался секрет величайших побед римского оружия.

Римляне умели стремительно и четко перестраиваться во время сражений. Они могли рассыпаться на мелкие подразделения и вновь собраться воедино, перейти в атаку и закрыться в глухой обороне. На любом тактическом уровне они согласовано выполняли приказы командиров. Поразительная дисциплинированность и чувство локтя римских легионеров - результат тщательного отбора в войско физически развитых молодых людей, плод системы обучения совершенному воинскому искусству. В трактате Вегеция «О военном деле» описывается дисциплина, царившая среди римских легионеров. Он писал о доведенных до автоматизма навыках действия оружием, беспрекословном повиновении  и точности в выполнении приказа, о высоком уровне тактической грамотности каждого из легионеров, а также об их взаимодействии с другими воинскими частями. Это была величайшая армия, которая когда-либо существовала.

Первоначально легионом именовалась вся римская армия, представлявшая собой ополчение из свободных граждан, отобранных по имущественному принципу. Армия собиралась лишь для военного обучения и во время войны. Слово легион происходит от лат. legio - "военный призыв". Но подобная армия не могла обеспечить надежную защиту государства, постоянно ведущего захватнические войны. Ее реорганизация была проведена полководцем Гаем Марием. В профессиональную армию теперь призывались даже малоимущие римские граждане на срок службы 25 лет. Был определен порядок снабжения их оружием. В награду за службу ветераны получали земельные наделы и денежный пенсион. Союзникам за службу предоставлялось римское гражданство.

Римские легионы получили возможность обучаться по единым стандартам, иметь единую экипировку. Обучение легионеров проходило в течение года. Один легион включал около 6000 человек, 5200 из которых были солдатами. Он делился на 10 когорт из 6 центурий. Последние, в свою очередь, делились по 10 человек на декурии. Кавалерия делилась на турмы. Армия стала более мобильной, дисциплинированной. В республиканский период во главе легиона стоял военный трибун, в имперский - легат. Каждый легион имел свое название и номер. Согласно письменным источникам, сохранившимся до наших дней, их насчитывалось около 50.

Римские легионы благодаря реформам за достаточно короткий срок стали профессионально обученной непревзойденной армией, увеличившей военную мощь империи. Римская армия была превосходно вооружена, отличалась жесткой дисциплиной, ее полководцы в совершенстве владели военным искусством. Существовала особая система штрафов и наказаний, основанная на страхе потерять уважение своих сослуживцев, патрона, императора. У римлян применялась давняя традиция карания ослушавшихся воинов: практиковалась казнь каждого десятого из части, на которые делились воины. Для уклонявшихся от военной службы легионеров в III в. до н.э. был утвержден закон о смертной казни. Воинов, предпочитавших самоубийство пленению, прославляли.

В римской армии пехота была основным родом войск. Действия сухопутных войск обеспечивал флот. Но основной тактической и организационной единицей являлся легион, который с IV века до н. э. состоял из 10 турм (конница) и такого же количества манипул (пехота). В его состав также входили обоз, метательные и стенобитные машины. В некоторые исторические моменты численность легиона увеличивалась.

Тактика, боевое расписание, вооружение, редкие поражения и высочайшие победы описаны в книге Махлаюка А., Негина А. «Римские легионы в бою». Легионы недаром назвали становым хребтом величайшего древнего государства. Они завоевали для империи полмира и по праву считаются самой совершенной и мощной боевой машиной того времени. Превзойти легионеров до XVIII века н. э. не удалось никому.

История римских легионов во всем своем величии представлена в книге австрийского писателя Стивена Дандо-Коллинза «Легионы Рима. Полная история всех легионов Римской империи», где им были собраны и систематизированы уникальные сведения обо всех этих воинских подразделениях Древнего Рима. Каждое из них описано с момента создания, прослежен их боевой путь, успехи и поражения в битвах. Римские легионы были изучены от условий отбора до методов военной подготовки легионеров. Книга представляет описание вооружения, экипировки, воинских отличий, системы награждений и заработной платы, особенностей дисциплины и наказаний. Достаточно подробно проанализированы структура легионов, стратегия и тактика ведения боя. Это целый справочник по истории, включающий диаграммы, карты, планы сражений и фотографии.

fb.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *