Крейсер «Аврора». История корабля, ложь революции, мифы и легенды. Выстрел которого не было.: alkopona

На вечном приколе у берегов Петровской набережной уже более ста лет стоит живой символ «Великой Октябрьской Революции», который на основании различных исторических документов произвел тот самый роковой выстрел, полностью изменивший дальнейшую судьбу государства. Но а что если это не так? А что если крейсер «Аврора», на который один за одним выстраиваются очереди заблуждающихся туристов, не совершал приписываемого ему залпа? А что если выстрел был, но ни в коем случае не призывающий к активным действиям? А что если «Аврора» это удачно подвернувшийся под руку источник легенд, который в рамках пропаганды приобрел статус культового?

Начнем с начала, с тех моментов когда сталь плавилась в огромных печах. Удивительно, но многие историки до сих пор утверждают, что зарождалась наша революционерка «Аврора» в британских доках извечного противника империи. Но это в корне не верно, ибо корабль начал свою историю с ангаров «Нового Адмиралтейства» расположенного на Неве и под присмотром общества Франко-русских заводов. Так что ленинградская красавица была петербургской с самого рождения, по паспорту, плоти и бегущий по металлическим жилам угольной крови.

2.

Весь интерес к легендарному кораблю основан исключительно на одном очень спорном факте, на выстреле, который дал сигнал о начале революции. Туристы едут, наводят прицел своих камер на металлический корпус крейсера и восхищаются революционным духом, прикладываясь телесами к тем самым пушкам и верят что прикасаются к вехам истории. Но мало кто знает глубокую правду перемешанную с обилием легенд и мифов, ведь наш крейсер успел засветится в четырех войнах и двух революциях, а только потом стал памятником «фальшивого» выстрела.

3.

Некоторые поговаривают, что на корабле служили два брата. И вот накануне боевых действий, где-то в водах азиатского континента, один из них сказал что скоро отправиться на небеса. Другой брат естественно таким заявлениям удивился, спросил с какой койки тот рухнул и о какой корабельный угол ударился головой? Брат ответил, что где-то в районе угольного бункера встретил черную стальную кошку с горящими огнем глазами, а та увидев матроса зашипела и с голливудскими спецэффектами в виде искр, ударила по стене этого бункера.

4.

Братишка конечно постарался убедить своего родственника, что во всем виноват паленый алкоголь, но тот был непреклонен. Как и подобает таким легендам, в ходе Цусимского сражения он и правда погиб. Все бы ничего, но матросы поговаривают, что след от удара лапой действительно долгое время красовался на корпусе, пока его не залатали в доках Манилы. Но может это был след от шального снаряда? Ну и поговаривают, кошка приходила еще ни раз и каждый кто ее видел, в ближайшее время отправлялся в мир иной.

5.

Согласно другой легенде, после этого сражение корабль застрял в заложниках в порту Манилы под присмотром американцев, которые не проявляли демократических ценностей, не церемонились с нашими морками, заперли их в отсеках, вынуждая бравых служивых питаться гнилой пищей. Единственное, что по царившему на тот момент договору, несколько человек в день все-таки могли покидать импровизированную тюрьму, а остальные латали пробоины полученные в бою. Во время одной из таких вылазок матросы смогли поднять бунт, запустили фейерверк в небо, прибыла местная полиция, начались политические разборки и ситуация улучшилась.

6.

фото с сайта http://fontanka.ru

Моряки пожаловались на скотские условия и выдвинули ультиматум - раздачу удержанных писем от родственников, возможность переписываться дальше и улучшение питания. Почесав звездно-полосатые бороды, американцы приняли условия. Но тут же зародился второй бунт, потому что из наконец-то прочитанных писем, доблестные авроровцы узнали про ужасы «кровавого воскресенья». Революционный настрой потек по их венам и завел этот пламенный мотор.

7.

Вернувшись на родину состав корабля знатно проредили, кого-то списали на берег, других направили служить на другие корабли, а штат крейсера разбавили новыми служащими. Так высшее руководство хотело сбить революционный настрой воцаривший за все это время корабле. До 1917 года оставалось двенадцать лет...

8.

Советское правительство нам утверждало, что именно выстрел из орудий «Авроры» начал тот самый штурм зимнего дворца, поэтому корабль стал неотъемлемым символом Великой Октябрьской революции. Ведь именно такие памятники и нужны были новому правительству, как живое напоминание о свершенных подвигах, идеализируя некоторые моменты и подгоняя факты под легенду. Но вот беда, настоящая история с их рассказами расходится.

9.

Если верить мемориальной табличке и рассказам заинтересованных в пропаганде историков, то тот самый роковой залп раздался 25 октября 1917 года в 21 час 40 минут. А согласно подтвержденным историческим документам, первый штурм Зимнего Дворца начался в 21-00 после холостого выстрела с Петропавловской крепости. Временное правительство засевшее в Эрмитаже начатому штурму упорно сопротивлялось и дабы его хорошенько припугнуть, чтобы они наделали лужу под фирменные сапоги, раздался приказ произвести выстрел из орудий «Авроры». Но революционный корабль был в таком положении, что попасть по Зимнему не мог физически, так что дело ограничилось лишь холостым залпом в воздух, который не имел никакого отношения к призыву о революции.

10.

Кстати, согласно легенде залп раздался чуть раньше необходимого, потому что революционно настроенные матросы свернули шеи и закапали слюной всю палубу, глядя на появление некой дамы очень аппетитных форм в белом обтягивающем платье. Бледнолицая, высокая и стройная девушка неземной красоты отдала приказ «Пли!» и пропала с экранов матросских радаров. Участники тех событий утверждают, что это была Лариса Рейснер и на «Аврору» ее послали совсем не случайно, психологически рассчитывая, что такой красивой женщине, ну ни один моряк не откажет.

11.

Но вернемся к фактам, исторические документы идущие в разрез с политикой партии полностью разбивают всю теорию о том самом выстреле и делают памятник революции как минимум спорным. Не говоря уже про тот факт, что «Аврора» в принципе не настоящая. Нет, нет. Конечно она существует и это не голограмма, просто определенный уровень заговорщиков считает что это совсем не «Аврора», а «Диана».

12.

фото с сайта http://ursa-tm.ru/

Что же случилось после революции? Ну до конца второй мировой войны «Аврора» пылила в рядах военно-морских сил советской армии, а потом стала кинозвездой. Для съемок фильма «Крейсер «Варяг» очень нужен был подходящий корабль, который взял бы на себя геройскую славу и смог бы в кадре заменить ушедшего ко дну товарища.

13.

фото с просторов интернета

Инженерам-«гримерам» пришлось изрядно попотеть, на корабле установили четвертую фальш-трубу, дополнили орудиями, надстроили командирский балкон на корме и перестроили всю носовую часть. Несмотря на различия в устройстве кораблей, для непосвященного зрителя такая подделка прошла на ура. Поговаривают, что именно тогда корпус «Авроры» усилили бетоном, похоронив его армейское будущее.

14.

фото с сайта https://ammoussr.ru/

Так как корабль после таких съемок восстановлению не подлежал, то советское правительство вспомнило о заслугах крейсера перед отечеством и решило сделать из него не просто фальшивую звезду, а национальный символ свершенной революции. Ну а что, очевидцев тех далеких лет почти не осталось, если и были, то почти все полегли в войне с фашистами, поэтому в 1948 году корабль встал на вечную стоянку, как «памятник Великой Октябрьской Революции» и обрастая усиленной пропагандой рокового выстрела.

15.

Кстати, мы помним недавнюю реконструкцию, когда корабль бегал на ремонт в Кронштадт. Гораздо интереснее анализировать ремонт 1984 года. В то время заменили почти весь корабль, собрав его практически заново используя технологию сварных швов, вместо заклепок, который были в оригинальной версии.

16.

фото с сайта http://topwar.ru/

Снятые с крейсера орудия, отслужили свое на Дудергофских высотах во времена блокады Ленинграда и там же были уничтожены фашистами. Другое корабельное орудие навечно установили на легендарный бронепоезд «Балтиец». Так что об исторической пушке, возвестившей «новую эру пролетарской революции», матросы современного крейсера отвечают с легкой иронией: «Вы ж мои дорогие туристы, посмотрите внимательно на памятную табличку. Что там написано? Что из носового орудия крейсера был произведен исторический выстрел? А где сказано что стреляли именно из этого орудия? Теперь идите и живите с этим».

17.

Ну а особо упоротые защитники истории, уверены что оригинальный корабль и вовсе отбуксировали в район прибрежной полосы, распилили на части и затопили где-то в районе поселка Ручьи. Так что после всех этих чудесных открытий, как на «Аврору» не смотри, но в голову лезет фраза из одного гениального советского фильма: «Говорят, царь — ненастоящий!».

Следите за мной в инстаграме. Ну и во имя Святого Петербурга подписывайтесь на меня в набирающем обороты телеграм-канале, так вы точно не пропустите ничего интересного!


Подписаться на обновления
Я в других социальных сетях:

Все фотографии в этом посте сделаны мной, в противном случае указана ссылка на источник. Весь материал принадлежит автору, полная или частичная публикация без моего согласия запрещена. При подготовке статьи могли быть использованы различные источники, но слова и текст авторский. Разрешение на использование можно запросить по электронной почте. Если вы хотите разместить материал в своём личном блоге или социальных сетях, спрашивать разрешения не нужно, но пожалуйста, не забывайте ставить копирайт с активной гиперссылкой на оригинал.

По вопросам рекламы и предложений писать на почту [email protected]

Нажимаем на кнопочки ниже и делимся с друзьями. Вам не сложно, мне приятно. Можно просто оставить комментарий.

alkopona.livejournal.com

"Аврора --- крейсер революции": vtosha

Под катом глава, посвящённая 24 октября. Букв много. Я не сокращала ничего, даже связанное с предыдущими событиями в книге. Каждой главе предшествуют выдержки из реальных документов.

«Живое слово» №119
Выступление большевиков

Вчера в кабинете Министра-председателя состоялось в присутствии чинов штаба округа важное заседание. Возможное петроградское сражение с большевиками обсуждалось во всех подробностях. По слухам, для командования войсками будет вызван один из опытных генералов с фронта. Для борьбы с большевизмом предполагается выработать проект охраны в виде обязательной повинности всех мужчин определённого возраста, не взятых на военную службу. Пока что прибыли в Петроград части Дикой дивизии, которые отрядили патрули, восторженно приветствуемые публикой.


Телеграммы
ГЕЛЬСИНГФОРС, КОМФЛОТУ. 23 ОКТЯБРЯ СЕГОДНЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДОВОГО КОМИТЕТА ПОЛУЧИЛ ПРИКАЗАНИЕ ЦЕНТРОБАЛТА (ДЫБЕНКО) ВПРЕДЬ ДО ЕГО РАСПОРЯЖЕНИЯ НЕ ВЫХОДИТЬ ИЗ ПЕТРОГРАДА. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СУДКОМА ОСЛУШАТЬСЯ РАСПОРЯЖЕНИЯ ЦЕНТРОБАЛТА НЕ СЧИТАЕТ ВОЗМОЖНЫМ…
НР 16 ЛЕЙТЕНАНТ ЭРИКСОН

ПЕТРОГРАД, КРЕЙСЕР АВРОРА. 24 ОКТЯБРЯ ЦЕНТРОБАЛТ СОВМЕСТНО СУДОВЫМИ КОМИТЕТАМИ ПОСТАНОВИЛ: «АВРОРЕ», ЗАГРАДИТЕЛЮ «АМУР», 2-МУ БАЛТИЙСКОМУ И ГВАРДЕЙСКОМУ ЭКИПАЖАМ ВСЕЦЕЛО ПОДЧИНЯТЬСЯ РАСПОРЯЖЕНИЯМ РЕВОЛЮЦИОННОГО КОМИТЕТА ПЕТРОГРАДСКОГО СОВЕТА.
ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ДЫБЕНКО
ГЕЛЬСИНГФОРС, КОМФЛОТУ, 24 ОКТЯБРЯ …ОТЛОЖИЛ ПЕРЕХОД В КРОНШТАДТ НА СЕГОДНЯ. СТОЮ ПЕРЕД ОЧЕВИДНЫМ ФАКТОМ ВОЗМОЖНОГО НЕИСПОЛНЕНИЯ МОЕГО ПРИКАЗАНИЯ О ВЫХОДЕ ИЗ ПЕТРОГРАДА В БЛИЖАЙШИЕ ДНИ. МОРСКОЙ МИНИСТР ОТКАЗАЛ МНЕ В КАКОЙ-ЛИБО РЕАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКЕ И ПОСОВЕТОВАЛ ВО ИЗБЕЖАНИЕ ОСТРОГО КОНФЛИКТА ОТЛОЖИТЬ ПЕРЕХОД ДО ПОЛУЧЕНИЯ ОТ ВАС ИНСТРУКЦИИ. СУДОВОЙ КОМИТЕТ СОЗНАЁТ ВСЮ НЕЗАКОННОСТЬ ТРБЕОВАНИЯ ДЫБЕНКО, НО НЕ ИСПОЛНИТЬ ЕГО РАСПОРЯЖЕНИЯ НЕ СЧИТАЕТ ВОЗМОЖНЫМ И НАСТОЙЧИВО ХОДАТАЙСТВУЕТ ОБ ОТМЕНЕ ПОХОДА В БЛИЖАЙШИЕ ДНИ

НР 17 ЛЕЙТЕНАНТ ЭРИКСОН


Глава 12. Кое-что о приметах: добрых или дурных
Тучи задёрнули небо над Петроградом, укоротив и без того куцый световой день. Улицы выглядели по-ночному даже в дневные часы. Редкие прохожие, решившиеся в одиночку выйти на улицу, шарахались от топота кавалерийских коней либо от раскатистого винтовочного треска. По мостовым вместо подвод ломовиков ездили чаще всего броневики с пулемётом в крутящейся башенке. Выстрелы слышались отовсюду. Обыватели маялись от неизвестности, от слухов, от тусклоты дня. Не проясняли ничего и газеты.
«… В гвардейский полках настроение неопределённое. Выйдут ли они на защиту Временного правительства?.. Вне диктатуры нет спасения. Только она может спасти Россию…»
«… Выступление большевиков решено и подписано их вождями. На заводах и фабриках митинги. Вчера вечером на улицах появилась Красная гвардия и значительные группы вооружённых матросов…»
«С одной стороны контрреволюция и реставрация царизма, с другой большевики, — в панике вещала кадетская «Речь». — Одна сторона должна победить, другая — умереть…»
Одна. Но какая?..
Лейтенант Эриксон читал прессу, изо всех сил стараясь сохранить невозмутимость. 24 октября, после того как Судовой комитет вынудил его отменить переход «Авроры» в Кронштадт, Эриксон отпустил до следующего утра старшего инженера-механика Малышевича. После ужина сошёл с корабля также и мичман Поленов, который со следующего утра заступал на вахту, и, по традиции, имел право переночевать на берегу. Николай Адольфович Эриксон вообще распустил бы всю команду подальше от греха, но не ему принадлежало теперь на крейсере решающее слово, а судкому. По предложению депутата Петросовета Куркова комиссаром на «Авроре» был утверждён машинист Александр Белышев.
Чтобы быть в курсе событий, Судовой комитет отправил связных в Смольный институт, где размещался Военно-революционный комитет. Текущие новости на корабль доставлял юнга Чекин, которого без конца гоняли то за свежими газетами к Благовещенской площади, то за телеграммами на Главный почтамт. Бежать от завода было недалеко, но Яшке Чекину всё время чудилось, что в подворотнях узкой Галерной улицы притаились в засаде юнкера с броневиком. Несколько таких броневых моторов с пулемётами в башнях, по Яшкиному разумению, вполне были способны напасть на крейсер, притянутый толстыми верёвками-тросами к достроенной набережной.
— Ты, брат, не дрейфь, — сказал на это дядя Серёжа Захаров. — Наши снаряды расколют броневой автомобиль, как орех.
— Ещё надобно попасть, — возразил Чекин. — А бронемоторы юркие и шпарят из пулемётов. Кто тогда останется на палубе целым? Броня ведь на наших-то пушках не со всех сторон…
И правда, очередная депеша из Смольного института подтвердила Яшкины опасения.
«В случае нападения на петроградский гарнизон со стороны контрреволюционных сил, крейсеру «Аврора» надлежит обеспечить себя буксирами, пароходами и паровыми катерами…»
— Это для чего! — спросил Белышев.
— Без буксиров нам на Неве не развернуться, — объяснил Захаров, который как сигнально-рулевой специалист больше понимал в манёврах.
Как ни успокаивал юнгу Захаров, но сам-то понимал, для чего Керенский стягивает в столицу, кроме кавалерийской «Дикой» дивизии, ещё и полк «увечных воинов» из Царского Селва, Петергофскую школу прапорщиков, батарею гвардейской конной артиллерии, женский ударный батальон со станции Левашово.
К двум часам дня юнкера при поддержке броневиков захватили все мосты через Неву. Газеты «Рабочий путь» и «Солдат» вышли с опозданием из-за вооружённых налётов юнкеров на их редакции. Вдобавок Керенский приказал разыскать и снова посадить в тюрьму Антонова-Овсеенко, Дыбенко, Куркова — всех большевиков, недавно выпущенных из «Крестов» за недоказанностью обвинений. Новость встретили на «Авроре» спокойно: обойдётся. Газеты окончательно разгромить не удалось, и с арестами тоже не получится. Но от таких новостей у команды всё же появилась тревога. Кто же мог знать наверняка, чей будет верх: Керенского или большевиков? Разгром демократии в июле начали тоже юнкера и тоже с захвата мостов, с разбойного нападения на редакцию «Правды»…
Команда крейсера жаждала выступить с оружием в руках, но связные пока не приносили такого приказа Военно-революционного комитета. Яшка Чекин устал от беготни. А в командирском салоне «Авроры» было по-прежнему чинно и тихо.
Лейтенант Эриксон сидел за своим письменным столом, листая свежие выпуски «Речи»: «… Контрреволюция, если она победит, не остановится на полпути. Она сметёт всё, что напоминает собой революцию. Это должны бы понимать либерально-обывательские круги населения, которые ныне, утомлённые анархией, в тоске по покою и порядку, равнодушно и даже с сочувствием относятся к кандидатам в дикататоры…»
Мысль была здравая. Любая власть будет гнуть свою линию. А позиция посерёдке между властями похожа на положение зерна промеж двух жерновов. Однако Эриксон никак не мог решить, чьей стороны держаться. Как штурман, он привык послушно следовать мудрым советам, напечатанным в книге-лоции. Как человек, он не любил крайностей. Ему всегда претили жандармы и «драконы» типа Никольского, но большевиков он сторонился не менее.
Тихо было в салоне. Судком почему-то спокойно ждал, не требовал от Эриксона, чтобы он поспешил с решением. И не существовало никакой лоции, чтобы вычитать, что сие спокойствие означает. Признак ли это силы Судового комитета, или же слабости?
У судкома были свои проблемы: сидеть в бездействии, ждать у моря погоды стало невозможно. Боцманмат Захаров заперся в рубке с городским аппаратом и попросил телефонную барышню соединить с абонентом: «Группа Б, восемь — один, восемь — четыре».
Захаров начал разговор по секрету: «Команда «Аз-Веди-Рцы-Он-Рцы-Аз» готова действовать пешим порядком». — «Алло? Какой таз? Ничего не ясно!..» — «Потому что балдой уродился, — буркнул Захаров и, махнув рукой на секреты, пояснил: — Сложи слово по первым буквам…» — «Так бы и говорил — «Аврора», — обрадовалась трубка. — Вот теперь ясно, браток. Но обрадовать не могу, нет! «Авроре» приказано ждать…» — «Сколько ж можно»? — возмутился Захаров. «Сколько нужно! Балда вот целый год своего попа дожидался…» — сострила трубка в отместку.
По слухам, к вечеру удалось отбить у юнкеров и восстановить движение по Александровскому и Биржевому мостам, потом по мосту Петра Великого и, наконец, по Троицкому мосту. Однако самый ближний к «Авроре» Николаевский мост охранялся броневиками, которые пулемётным огнём отбивали атаки красногвардейцев. Истомившись в ожидании, боцманмат вновь решился напомнить о своём существовании.
«Не выйдет, господин хороший, — ответила телефонная барышня. — Все номера Смольного института отключены распоряжением командующего военным округом…» — «Права не имеете! А ну…» — заорал было Захаров, но трубка неожиданно отозвалась тонким сверлящим визгом.
Захаров подумал и снова нажал кнопку вызова, решив повторить попытку. Телефон вдруг отозвался спокойным басом: «Чего надо?» — «Скорее включайте там телефоны Смольного!» — нетерпеливо потребовал боцманмат. «Ясное дело! Для чего же ещё нас послали разворошить этот курятник?,,»
Битва за мосты ещё не закончилась, а отряды матросов и солдат по приказу ВРК штурмовали Петроградское телеграфное агенство, Центральную телефонную станцию, Главный почтамт..
Захаров досадовал: «Для всех нашлось дело, кроме аврорцев». Команда волновалась: чего ждём?
Незадолго до полуночи нарочный наконец доставил пакет. Александр Белышев, нетерпеливо вскрыв конверт, прочитал вслух:
— «Комиссару крейсера «Аврора». Военно-революционный комитет… постановил: поручить вам всеми имеющимися в вашем распоряжении средствами восстановить движение по Николаевскому мосту.
Секретарь Антонов-Овсеенко.»
Требовалось провести изготовленный к бою крейсер на несколько сотен метров выше по фарватеру Невы, стать на якорь, не доходя моста, и высадить на разводной пролёт матросский десант. Комиссар Белышев понёс в салон приказ ВРК показать лейтенанту Эриксону, но скоро вышел с хмурым лицом.
— Что? Отказывается? — закричала команда. — Ну-у, дракон!..
— Выставить часового и никого сюда не допускать! — распорядился комиссар.
Начали подготовку к действиям. Белышев поручил Захарову произвести со шлюпки промер глубин на пути следования крейсера.
— Зачем? — удивился Захаров. — Кто это додумался до такой глупости?
Бросить со шлюпки на дно реки специально размеченную верёвку с грузилом можно. Но в темноте было совершенно невозможно засечь местоположение шлюпки по береговым ориентирам. Промер фарватера бессмыслен, если точки измерений не будут нанесены точнейшим образом на карту. Это никак не обеспечивало безопасность корабля.
— Всё равно выполняй! — настаивал Белышев. — Иначе на мель сядем.
Комиссар по специальности был машинистом и потому не совсем понял лейтенанта Эриксона. А командира беспокоили речные наносы, которые могли образоваться под корпусом крейсера за год стоянки. Они вполне могли повредить лопасти гребных винтов при начале вращения.
— То есть требуется промер глубин вокруг борта, — уточнил Захаров, разобравшись, в чём дело. — Это совсем другой коленкор! Это сделаем.
— Слушай сюда, Серёга, — вдруг сказал Белышев. — Не верю я этому шведу. Веди корабль сам…
— Чего не могу, того не могу, — развёл Захаров руками. Наверняка тогда на мель сядем.
— Лучший рулевой и не можешь?
— Дядя Серёжа, соглашайся, — вмешался Яшка Чекин.
— На руле стоять — это одно дело, а командовать… Или не знаешь, что на «Авроре» боковые винты враскоряку и один посерёдке?
— Тогда, может, вызвать на мостик других офицеров?
— Все другие ещё молоды, а управлять «Авророй» надо учиться особо, — терпеливо вразумлял Белышева боцманмат. — Такой уж крейсер. Не каждого послушается…
Выходило, что приказ ВРК невозможно было исполнить без участия лейтенанта Эриксона. Но принужденьем вряд ли можно чего-нибудь от него добиться. Эриксона следовало убедить…
Вместе с темнотой на верхнюю палубу легла тишина. На корме поленницами были приготовлены дрова для разжига огня в топках новеньких паровых котлов. На брёвнах, как на деревенской завалинке, рядком умостились матросы. Никто не лясничал. Сидели тихо, дожидались возвращения комиссара. Но какой громкой казалась тишина! Где-то в неподвижной ночи таилась угроза. Так затихает море перед шквалом.
Наконец, из командирского салона поднялась на верхнюю палубу сутулая фигура в бушлате и с биноклем на шейном ремешке.
— По местам стоять! — послышался голос с едва заметным скандинавским акцентом. — Со швартовых сниматься!
Корма крейсера содрогнулась: винты начали тяжело вращаться — то вперёд, то назад. Мощные потоки размывали речные наносы, накопившиеся за долгую стоянку между корпусом и грунтом. Через четверть часа опять зазвенел машинный телеграф, вытянули на борт стальные швартовы, и «Аврора» неторопливо отошла от стенки завода.
Васильевский остров утонул в кромешном мраке. Напротив, на Английской набережной, различалось единственное освещённое окно. Тишину вспарывали отдельные выстрелы из винтовок. Не видно было ни блестящей воды, ни гранитных берегов. Корабельные надстройки, едва различимые в ночи на фоне неба, как бы сами по себе плыли навстречу судьбе.
Никто не знал о том, что этот короткий переход к новой стоянке открывал новую страницу в истории человечества. Многие события в первый момент выглядят буднично. И только осмысливая их значение в дальнейшем, люди называют эти события историческими.
— Правый канат из бухты вон! — скомандовал Эриксон, а Яшка вздрогнул от неожиданности.
Якорь канул в воду. Вслед раздался дробный лязг звеньев якорной цепи. Водная гладь, усиливая звуки, раскатывала их во тьме.
— На формарсе, — распоряжались с мостика, — по левому борту шестьдесят градусов. Осветить лучом в упор.
Судя по голосу, командовал уже не Эриксон. После отдачи якоря лейтенант поспешил спуститься в свой салон. Николай Адольфович, вероятно, не осознал ещё, что это ничего не изменило: выбор был сделан! Временное правительство никогда бы не простило лейтенанту Эриксону вывода «Авроры» на боевую позицию.
На площадке мачты, которая называлась формарсом, вспыхнул прожектор. Голубовато-дымный клинок света, рассекая ночь, опустился на разводной пролёт Николаевского моста. И стало видно, как там засуетились крохотные фигурки в серых шинелях. Луч выхватил из тьмы броневой автомобиль, такой мелкий и, казалось, безопасный в луче слепящего света.
— Тикай отсюдова, — ворчал комендор Огнев, выпроваживая юнгу в низы корабля.
— Не пихайся, дядя Евдоким, — сопротивлялся тот, — Будто мешаю?
— Как бы не сыпанули по нам с моста пулемётами, — объяснил комендор, но не угадал.
Броневичок поспешно откатился к Университетской набережной и спрятался за Академией художеств. В луче прожектора было видно, что юнкера бежали вслед за броневиком, не дожидаясь матросского десанта…
К рассвету 25 октября крейсер под красным флагом охранял движение по мосту. Кто-то из жителей столицы глядел на него с испугом, а рабочие — с радостью. «Вся наша мощь и наше оружие с вами», — рапортовал председатель Центробалта Дыбенко в свежем номере большевистской газеты «Рабочий путь» И боевая позиция крейсера «Аврора» стала наглядным подтверждением только что опубликованных слов.
Мичман Поленов, возвращаясь с берега, обнаружил свой корабль на середине реки. Невская вода вздувалась вокруг корпуса белыми вихрями.
«Сказано — сделано!» — подумал Лев Андреевич, вызывая семафором шлюпку с корабля.
Заступив вахтенным начальником, он принял на себя ответственность за всё, что произойдёт с кораблём дальше.
Пролетарское вооружённое восстание полыхало по всему городу, устремляясь с окраин к центру. К 14 часам дня у Николаевской набережной Васильевского острова ошвартовались минный заградитель «Амур», учебное судно «Верный», заградитель «Хопёр», яхта «Зарница»; прибыл трёхтысячный десант кронштадцев. Чуть позже к противоположной Английской набережной подошли из Гесингфорса быстроходные могучие эсминцы «Самсон» и «Забияка». Между мачтами головного корабля «Самсон» трепетало огромное кумачовое полотнище с лозунгом: «ВСЯ ВЛАСТЬ СОВЕТАМ!»
На обеих набережных строились бойцы-матросы. Над рекой разносились зычные команды, к реям кораблей поднялись цепочки разноцветных сигнальных флагов, матросы флажками с мостиков передавали распоряжения и донесения. Величавая река в гранитных берегах стала рейдом, местом стоянки боевой эскадры Балтийского флота. Только вот на мачтах эскадры не было видно адмиральского флага, присваемого командующему.
«Кому же все они подчиняются?» — размышлял мичман Поленов. Как военный специалист, он хорошо знал, что никакая победа в бою немыслима без продуманной системы управления войсками.
Паровой катер доставил на «Аврору» штатского человека в мягкой фетровой шляпе, в очках в металлической оправе.
— Антонов-Овсеенко, — басом представился он вахтенному начальнику Поленову и попросил проводить в Судовой комитет.
— А я знаю, кто вы, — похвастался вездесущий юнга Чекин. — С дядей Петей Курковым сидели вместе в «Крестах».
— Ишь ты! — удивился гость. — Отгадал. Как видишь, и там подружиться можно…
Кто бы мог подумать, что именно на этого скромного человека возложено командование революционной эскадрой.
ВРК поручал балтийцам нанести главный удар по резиденции Временного правительства — Зимнему дворцу. «Аврора» направила на дворец свои шестидюймовые пушки. В морском канале к пикету №114 у селение Лигово подошёл линкор «Заря свободы», вооружённый двенадцатидюймовыми пушками. Штурмана и комиссара с этого линкора Антонов-Овсеенко вызвал на «Аврору» для инструктажа.
В штурманской рубке расстелили карту Петрограда и обозначили на ней опорные пункты войск Временного правительства.
— Хотите разрушить Петроград? — ужаснулся лейтенант Эриксон, взглянув на карту. — Представляете вы себе мощь наших снарядов?
— Представляем, — кивнул Антонов-Овсеенко. — Поэтому для начала «Аврора» обозначит угрозу холостым выстрелом. Дальше всё будет зависеть от благоразумия противников. Как говорится, «а ля герр ком а ля герр»…
Лейтенант сдержано кивнул. Секретарь Судового комитета Захаров тоже понял французскую пословицу: «На войне как на войне!» То есть ВРК не хочет проливать кровь, но вместе с тем настроен весьма решительно — враг был ещё силён и хитёр. Враг изо всех сил цеплялся за власть, грозя повстанцам расстрелами. И то были не пустые слова. Народу прежде ни разу не удалось закрепить успех. Кровавыми расправами окончились и Парижская коммуна, и Красная пресня, и восстание в Свеаборгской крепости, и два восстания в Кронштадте.
— Всем всё ясно, гаюбчики? — вдруг спросил знакомый дребезжащий тенор.
Комендор Огнев склонил вдобавок голову по-птичьи, и в рубке будто возник старший офицер Огранович — тень прошлого. Сходство получилось поразительным, и в каюте грянул хохот.
Судовой комитет «Авроры» веселился от души. Ну, а смех следует понимать однозначно: смех никогда ещё не был признаком неуверенности в своих силах.

vtosha.livejournal.com

"Аврора --- крейсер революции": vtosha

25—26 октября 1917 года

Речь № 252
Выступление большевиков
От Временного правительства сообщается:
Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов объявил Временное правительство низложенным, потребовал передачи ему всей власти под угрозой бомбардировки Зимнего дворца пушками Петропавловской крепости и крейсера «Аврора»… Правительство постановило не сдаваться… Ставка ответила о посылке отряда (войск). Первое нападение на Зимний дворец отбито.


Известия Кронштадского совета рабочих и солдатских депутатов
№ 180

Последние известия
Совет Республики распущен. Крейсер «Аврора» в полной боевой готовности находится у Николаевского моста. Все мосты охраняются революционными войсками… Единственной властью является Военно-революционный комитет.
Будет объявлен декрет о перемирии и о переходе земли в ведение земельных комитетов.
Обстрел зимнего дворца
Вчера в 9 часов вечера по Зимнему дворцу с верков Петропавловской крепости и крейсера «Аврора» сделано несколько холостых орудийных выстрелов. Пушечные выстрелы послужили как бы сигналом для революционных войск и Красной гвардии, расположившихся на площади перед дворцом.


Глава 13. Даёшь Зимний!
Хлопотливый день мигнул и потух, будто его и не было. Из проходных дворов ручейками просочилась темень, поднялась и затопила улицы российской столицы. Во тьме выпятились шорохи, в каждом звуке чудился тревожный смысл. Не светилось ни одно окно — город притворялся пустым, но на улицах что-то шевелилось, шаркало и позвякивало.
Яшка Чекин шёл, напряжённо вслушиваясь, готовый в любую минуту отпрянуть. Ему для уверенности хотелось держаться поближе в дяде Серёже Захарову. Тот с флотским карабином на ремне ступал широко, однако сторожко. Рядом шли и другие аврорцы, из тех, кто в сентябре нёс караул в Зимнем дворце. Никакого строя на сей раз не держали. Если бы не оружие, можно было подумать, что матросы вышли пройтись после трудового дня.
До Сенатской площади двигались по набережной вместе с кронштадским морским десантом. Переговаривались, пошучивали, густо ржали в кулак — спокойные, уверенные бойцы в бушлатах, свои среди своих. У Медного всадника десант свернул направо к Александровскому саду, а Захаров повёл свою группу вдоль Невы к Дворцовому мосту. Куда и зачем идут, Яшка на радостях не спрашивал. И на том спасибо, что просьбу уважили, взяли с собой.
Шаги аврорцев на пустынной Адмиралтейской набережной показались юнге чересчур гулкими. Они теперь слились в унисон и звучали отчётливо, штучно, рождая в камне отзвуки, похожие на выстрелы. Ещё днём здесь видели вооружённых юнкеров, но теперь никто не помешал аврорцам подойти вплотную к высоченной ограде из красного песчаника, отделявшей от посторонних взглядов дворцовый сквер. Сквозные чугунные ворота сквера оказались замкнуты. Захаров ударил по ним прикладом.
— Вам, господа, кого надо? — вежливо осведомился молодой голос из темноты сквера.
— Сашку Керенского, — сострили аврорцы. — Мы с подмогой. Подпереть хотим. Или не слыхал, как в народе бают: «Керенский плут, моряков впрягал в хомут, в Питере бывал, во дворце спал, как бы не упал».
За каменной оградой сдержанно прыснули, а потом тот же ломкий голосок, пустив «петуха», отвечал:
— Министр-председатель принимает в присутственные часы…
— Ты, что ли, на приём записываешь? — загреготала братва.
— Никак нет. Мы стережём дворец от разграбления чернью.
— Кто же его собирается грабить? — возмутился Захаров.
— А зачем собираются морячки в Сашкином саду?
Кронштадскому отряду и на самом деле исходный рубеж для атаки назначили в Александровском саду около Адмиралтейства, но юнкерам вовсе не обязательно было об этом знать. Поэтому боцманмат ответил иносказательно:
— Они хотят смазать вам, барчукам пятки, чтобы легче было отсюда бежать, — крикнул он в тёмный сквер.
Ответ, однако, больше не последовало. Двинулись дальше. Дубовые двери парадного Иорданского подъезда дворца оказались замкнуты. Здесь был вход во дворцовые палаты, превращённые в госпиталь. Керенский как бы прикрывался тяжело раненными на фронте солдатами. Он, шельма, потому и охрану снял со стороны Невы, зная, что никто не станет штурмовать Зимний с этого фасада. У стены дворца почти на самом уголке возле сквера торчали два деревянных тамбура, на манер дубовых сундуков. Яшка наткнулся в темноте на тамбур, выпятившийся на панель, и вдруг вспомнил: это же «подъезды наследников»! И охрану там не выставляли! Узкие лестницы вели прямо на третий этаж дворца, в личные покои царской семьи, именно туда, где находился теперь кабинет министра-председателя Керенского.
— А я тут ход знаю! — возбуждённо хвастанул юнга и выложил свою идею.
Двери подъезда запирались на обычный французский замок, а он вполне поддавался штыку. Десять матросов, проникнув отсюда в кабинет Керенского, легко могли схватить голубчика, невзирая на многочисленную охрану дворца, на пушки и пулемёты, которыми глава Временного правительства спасался от народа. Главное, Яшка отлично запомнил путь, которым его вывела из дворца дочка служителя кастеляна!
— На словах — как на гуслях, а на деле — как на барабане, — подначил его Захаров.
У Яшки Чекина аж дыхание пресеклось: не верит! Со взрослыми всегда так… Но обижаться на Захарова было бессмысленно.. Какие могут быть обиды, когда такое кругом творится? Яшка сдержался. Только заметил:
— Конечно, можем нарваться на юнкеров. Но нас зато всего ничего. А если дворец штурмовать в лоб, могут погибнуть сотни людей.
— Во как заговорил! — поразился дядя Серёжа. — Молот хоть и молод, да бьёт наотмашь… Ну пошли, что ли!..
Сам Яшка в юнкерскую засаду не верил, сейчас не до осторожничания. Его распирала гордость: аврорцы не отвергли его план! Юнга понимал, конечно, что и он, в случае чего, не уцелеет. Но несчастья до сих пор обходили его стороной. Постепенно Яшка к везенью привык и даже уверовал, что так будет во веки веков. Он даже не удивился, когда за взломанными дверями тамбура обнаружили пустую переднюю.
Матросы дружно устремились по лестнице вверх. Бывшему караулу не требовалось объяснять, как разыскать кабинет Керенского среди тысяч комнат и залов Зимнего дворца…
Знакомые двери кабинета, бывшей спальни императора Александра III, оказались распахнутыми. Дорогой наборный паркет был забросан клочками бумаги и чёрного пепла, кресла опрокинуты. Зияли наполовину выдвинутые ящики письменного стола. На кушетке за ширмой лежало скомканное постельное бельё.
На хаос поспешных сборов глядел фотографический портрет, прислонённый к бронзовому письменному прибору. На фото был запечатлен хозяин кабинета: узкоглазый мужчина, стриженный бобриком, с конопатыми щеками и дулей вместо носа.
За ширмой аврорцы обнаружили потайной ход: узкую лесенку в толще капитальной стены, которая вела в дворцовый подвал.
— Нет его во дворце, — с досадой объявил Захаров. — Сбежал!
Вдруг сильно грохнуло. Дворец содрогнулся, а окна кабинета, хотя они и не выходили на Неву, окрасились мгновенной вспышкой, как от удара молнии.
— Прямое попадание, — спокойно пояснил Захаров. — Значит, начался штурм…
В окнах снова блеснуло и рявкнуло с удвоенной силой. Розовые оконные стёкла Зимнего дворца осыпались. Яшка почувствовал себя не очень-то бодро под огнём корабельной артиллерии.
— А вот это, слышь, наша «Аврора», — сказал Захаров.
— Тоже попадание? — спросил Яшка, и голос его дрогнул.
— Если бы Огнев попал, ты бы сразу догадался, парень. А это пока просто предупредительный холостой выстрел…
Вот это была сила: от одного звука вылетели стёкла! Сквозь пустые оконные рамы стало слышно «ура!», которое перекатывалось волнами. Сухим горохом просыпалась очередь станкового пулемёта. За Невой ахнула трёхдюймовая полевая артиллерия. Шрапнель рвалась на излёте над речным плёсом. Яшка загляделся: красиво! Вроде салюта. Разлетаясь веером из шрапнельного «стакана», раскалённые пули секли Неву.
— Пошли! Здесь нам больше делать нечего, — распорядился Захаров.
Уходя вслед за матросами из кабинета, Яшка сбросил на пол портрет бывшего главы Временного правительства. Упустили! С досадой он сжал в руке настоящую гранату — «лимонку».
Аврорцы решили не возвращаться обратно на набережную Невы. Гораздо важней казалось пройти дворцовыми переходами к Салтыковской лестнице и с тыла навести панику среди юнкеров. Пробегая по какой-то галерее, Яшка споткнулся о выступ. Перед ним лежала застеклённая рамам в мелкую клетку, похожая на корабельный световой люк. «Лежачее» окно днём освещало коридор второго эатжа. Сейчас через него Яшка увидел мельтешение ручных фонариков. Лучики выхватывали в нижнем коридоре то серые юнкерские шинели, то острый блеск воронёного штыка. Яшка понял, что внизу враги, они готовятся стрелять в тех, кто ворвётся во дворец.
— Ужо поглядим, кто кого, — пригрозил Яшка Чекин, вырывая из своей гранаты запальное кольцо. Он опустил гранату вниз через пустую клетку в раме, у которой было выбито стекло.
Взрыв по сравнению с пушечной пальбой прозвучал негромко. Будто дверью хлопнуло рядом с малой царской столовой, где совещались все министры Временного правительства. Но каждый министр своими ушами услышал близкий и грозный звук.
Тотчас начальник юнкеров явился с докладом: матросы проникли на третий этаж дворца и, видимо, готовятся к рукопашному бою.
— Разоружить, — наперебой командовали министры. — Арестовать!..
Только морской министр — контр-адмирал Вердеревский заметил:
— Все войска от нас откололись… Нет больше реальной силы. Не лучше ли сдать власть?
— В Петроград едут эшелонами верные войска с фронта, — нервно и громко убеждали его другие члены Временного правительства. — Есть телеграмма из Ставки!
— Телеграмма-то есть, а войск что-то не видно, — сомневался морской министр. — Зато видно «Аврору» с дальнобойными пушками, которая держит дворец под прицелом… Пока попал только один снаряд. Полюбуйтесь-ка»
Контр-адмирал поставил перед коллегами министрами стальной предмет, похожий на толстостенную кастрюлю без крышки — «шрапнельный стакан». Его нашли в кирпичных обломках на третьем этаже дворца. «Стакан» имел около пятнадцати сантиметров в поперечнике, что соответствовало калибру в шесть дюймов.
Министры очень боялись пушек «Авроры», и потому совсем забыли, что медные салютные орудия Нарышкинского бастиона Петропавловки могли выстрелить шрапнелью такой же величины. Снаряд влетел в окно со стороны, недоступной для пушек «Авроры». Цели своей он достиг: защитников дворца обуял страх… К тому же очень кстати добавила паники ручная граната, взорванная неизвестным лицом у самых дверей резиденции Временного правительства.
Яшка Чекин и не ведал о таком эффекте от взрыва «лимонки». Сбежав вниз по широченной и пологой «царицыной лестнице», он на площадке второго этажа столкнулся с народом, ворвавшимся с площади. Потоком по лестнице навстречу юнге хлынули люди в кепках, в серых папахах, в чёрных фуражках с белой выпушкой и золотым тиснением на ленточках. Поверх гневных лиц колыхались тонкие четырёхгранные штыки, все вместе напоминавшие стальную щётку. Только такой щёткой, наверное, и возможно было очистить, освободить дворец от многолетней накипи и ржавчины.
На площадке толпа замешкалась. Двери, белые с золотом, вели и прямо, и в стороны. Какую дверь выбрать? Не было здесь столба или камня с вещей надписью, как в былинах про русских богатырей. Вдруг возле левой двери возник сухонький служитель в тужурке мышиного цвета: «Сюда, пожалуйте, господа товарищи…»
Яшка подивился: «Как так — царский холуй, а указывает путь к министрам?! А может, это тот самый дворцовый кастелян?» Жаль, на бегу не успел его лицо разглядеть. Полутёмные двери одна за другой распахивались перед бегущими людьми, открывая парадные апартаменты.
Тогда никто из восставших не знал названий дворцовых покоев. Лишь годы спустя историки выяснят весь маршрут: Малый Фельдмаршалский зал, Белый зал, Золотая гостиная, Малиновая гостиная, Ротонда, Арапский зал. На пороге Арапского зала, где как раз полчаса назад взорвалась Яшкина граната, путь толпе преградила последняя цепочка юнкеров.
— Где Временное правительство? — раздался впереди голос, вроде бы негромкий, а услышали его все.
В звучном этом голосе не было властности, одна лишь отчётливость. Но юнкера, поспешно сложив винтовки, указали на последнюю закрытую дверь, которая вела в Малую столовую.
В половине третьего часа пополуночи красногвардейцы вывели на площадь через дворцовый двор и главные ворота семнадцать немолодых мужчин. И это — министры?! Временное правительство?! Яшка Чекин видел перед собой только испуганных старичков, которые не знают, как одолеть поленницу дров — баррикаду, сооружённую юнкерами. Из уважения к годам, юнга протянул руку и помог перелезть одному из арестованных.
— Спасибо, — неловко поблагодарил тот, и только тогда юнга заметил на рукаве его шинели три толстых золотых обруча от шва до шва, введённые недавно взамен погона с двуглавым орлом.
«Мать честная, ведь это же контр-адмирал Вердеревский!» — поразился Чекин.
Арестованных членов Временного правительства отвели пешком в каземат Петропавловской крепости.
Когда погасили прожектора на «Авроре» и на стрелке Васильевского острова, стало видно, как сереет небо. Медленно приближался рассвет.


Радиограмма морским силам балтийского моря. 26 октября. 19 час. 15 мин.
25 октября власть перешла в руки Советов. Временное правительство арестовано. Керенский сбежал. Принять все меры, задержать его и отправить в распоряжение петроградского ревкома. Всем бдительно следить за сохранением боевой мощи. Все постановления Центробалта исполнять точно, немедленно, соблюдать спокойствие, помня, что Центробалт стоит на страже революции. Дыбенко


Полный текст письма команды крейсера «Аврора» в редакцию газеты «Правда» («Рабочий путь»)(№ 170(101), 27 октября 1917 г.

Письмо в редакцию
Ко всем честным гражданам города Петрограда от команды крейсера «Аврора», которая выражает свой резкий протест по поводу брошенных обвинений, тем более обвинений не проверенных, но бросающих пятно позора на команду крейсера. Мы заявляем, что пришли не громить Зимний дворец, не убивать мирных жителей, а защитить и, если нужно умереть за свободу и Революцию от контр-революционеров.
Печать пишет, что «Аврора» открыла огонь по Зимнему дворцу, но знают ли г-да репортеры, что открытый бы нами огонь из пушек не оставил бы камня на камне не только Зимнего дворца, но и прилегающих к нему улиц. А разве это есть это на самом деле? Разве это не ложь, обычный прием буржуазной прессы забросать грязью и не основательностью фактов происшествий строить козни рабочему пролетариату? К вам обращаемся, мы рабочие и солдаты города Петрограда. Не верьте провокационным слухам. Не верьте им, что мы изменники и погромщики, а проверяйте сами слухи действительностью. Что же касается выстрелов с крейсера, то был произведен только один холостой выстрел из 6-дюймового орудия, обозначающий сигнал для всех судов, стоящих на Неве, и призывающих их к бдительности и готовности.
Просим все редакции перепечатать.
Председатель судового комитета А.БЕЛЫШЕВ.
Товарищ председателя П.АНДРЕЕВ.
Секретарь С. Захаров.

vtosha.livejournal.com

Крейсер "Аврора" - вестник революции

Образование 27 сентября 2013

Для советских людей крейсер «Аврора» был своеобразным символом. Ведь этот легендарный корабль своим залпом возвестил начало новой эры. Поэтому его часто называли вестником Октябрьской революции.

Но крейсер «Аврора», кроме этих высокопарных эпитетов, имеет и определенную историю. В конце позапрошлого века военный флот России все время пополнялся. Если говорить классификацией того времени, то это легендарное судно относилось к подклассу бронепалубных. Закладывали его в мае 1897 года, а местом его рождения был Петербург. Крейсер «Аврора» строился шесть лет и сразу же после спуска на воду оказался в составе Северного флота.

Особой уникальностью своих боевых качеств этот корабль не выделялся. Скорость его хода была всего в девятнадцать узлов, на борту находилось восемь основных шестидюймовых орудий.

Однако своему прямому предназначению - ведению разведки и уничтожению судов неприятеля, а также дозорной службе крейсер «Аврора» соответствовал достаточно хорошо. Кроме того, у него было солидное по тем временам водоизмещение - около семи тысяч тонн, а, значит, и хорошая мореходность и автономность. При полной зарядке углем корабль мог без бункеровок доплывать от Владивостока до Порт-Артура и обратно.

Крейсер «Аврора» предназначался для Тихого океана, в котором назревал конфликт с Японией. Там уже находилось несколько кораблей, когда легендарный броненосец принял курс на Дальний Восток.

Спустя месяц в водах Средиземного моря судно присоединилось к отряду нескольких миноносцев и броненосцев, однако к месту назначения опоздало. В порту Джибути командиру эскадры сообщили, что японцы уже напали на тихоокеанский флот. Началась война. Плыть дальше было опасно, поскольку Порт-Артур был блокирован, а встреча с мощным противником была очень рискованной. В конце концов командование предписало идти в порт Владивостока.

После войны крейсер «Аврора» был модернизирован. Он принял на борт минное оружие и зенитные пушки.

В гражданской войне крейсер "Аврора" участия не принимал. Многие из нас видели его только на фото. Крейсер «Аврора» для наших прадедов и дедов был символом революции, ведь именно его залп стал сигналом к штурму Зимнего дворца.

Нехватка топлива привела к сокращению Балтийского флота до размеров "действующего отряда", в распоряжении которого оставалось всего несколько боевых единиц. Легендарный корабль был выведен в резерв, а в 1918 году с него демонтировали часть его орудий для установки их на канонерские лодки, а также речные и озёрные флотилии.

В 1922 году "Аврора" - единственный корабль, оставшийся от императорского флота, было решено восстановить и использовать как в учебный. Корабль отремонтировали, установив на нём зенитки, пулемёты. Десять лет крейсер принимал на свой борт курсантов для прохождения практики. Однако годы делали свое дело. И после очередного ремонта стало ясно, что крейсер превратился в несамоходное плавсредство.

В годы Великой Отечественной легендарный крейсер был пришвартован в Ораниенбауме. А сегодня он стоит на Петроградской набережной в Санкт-Петербурге и принимает на свой борт экскурсии.

Источник: fb.ru

monateka.com

Аврора (крейсер) | Virtual Laboratory Wiki

Шаблон:Военный корабль «Авро́ра» — крейсер 1-го ранга (однотипные: «Диана») Балтийского флота, известный своей ролью в Октябрьской революции 1917 года. Заложен в 1897 году в Санкт-Петербурге на судостроительном заводе Новое Адмиралтейство. Назван в честь парусного фрегата «Аврора», прославившегося при обороне Петропавловска-Камчатского.

Корабль предназначался для выполнения функций крейсера-разведчика и борьбы с торговым судоходством противника на небольшом удалении от баз, а также для поддержки броненосцев в эскадренном бою. Фактически не мог решать ни одну из этих задач из-за недостаточной (на 1900-е гг.) для крейсера дальности плавания, малой скорости, слабого вооружения и защиты, поэтому с 1908 г. выполнял функции учебного крейсера.

Конструктивно относился к типу бронепалубных крейсеров, тактически — к крейсерам-истребителям торговли.

    Построен по кораблестроительной программе 1895 г.

    Зачислен в списки флота 6 апреля 1897 г. Заложен 23 мая 1897 г.

    Ирония истории — крейсер, который считался провозвестником революции, могильщиком Российской империи и Императорской фамилии, был торжественно спущен на воду 11 (24) мая 1900 года по личной команде императора всероссийского Николая Второго, в присутствии двух императриц (вдовствующей и жены царя) и многочисленных членов Императорской фамилии.

    18 сентября 1903 года «Аврора» вступила в строй.

    25 сентября (8 ноября) 1903 года «Аврора» вышла из Кронштадта на Дальний Восток, после захода в Портленд в начале октября прибыла в Средиземное море и 25 октября[1] прибыла в порт Специя (Италия), где присоединилась в море к отряду кораблей контр-адмирала А. А. Вирениуса (ЭБР «Ослябя», 3 крейсера, 9 миноносцев, 3 парохода ДФ), следующему на Дальний Восток для усиления Порт-Артурской эскадры. Совершила плавание по маршруту: Бизерта (Тунис, Франция) — Пирей — порт Суэц — Джибути. Во время стоянки в Джибути (Французское Сомали) в связи с началом русско-японской войны (!) весь отряд 2 февраля 1904 г. был отозван на Балтику.

    При подготовке к новому походу крейсер получил три пулемета системы «Максим», 25-мм бронещитки для орудий главного калибра и новую радиостанцию фирмы «Телефункен» с дальностью связи до 100 миль.

    Русско-японская война 1904—1905 гг Править

    17 апреля 1904 г. корабль был перечислен в состав 2-й эскадры флота Тихого океана[2]. 29 августа в составе этой эскадры под командованием вице-адмирала З. П. Рожественского вышел из Кронштадта в Тихий океан на театр военных действий Русско-японской войны. Шел по маршруту Ревель (30.08-28.09) — Либава (2.10) — Скаген (7.10). Далее следовал в составе 4-го отряда под командованием контр-адмирала О. А. Энквиста. Во время «Гулльского инцидента» ок. 1:00 10.10.1904 г. находился на траверзе русского отряда, обстреливавшего суда, принятые за японские миноносцы. При этом в крейсер попало несколько снарядов, от которых был смертельно ранен судовой священник отец Анастасий и легко ранен один комендор. Далее следовал с отрядом по маршруту Танжер (султанат Марокко, 16-23.10) — Дакар (30.10-3.11) — Габун (13-18.11) — Грейт-фиш-бей (Португальская Западная Африка, 23-24.11) — Ангра-Пеквена (Германская Юго-Западная Африка, 28.11-4.12) — бухта Носси-бе на о. Мадагаскар (колония Франции, 16.12.1904—3.03.1905). На Мадагаскаре вновь собрались все отряды эскадры, которая далее проследовала Малаккским проливом в бухту Камранг (французский протекторат Аннам, 31.03—13.04) — бухту Ван Фонг (французский Аннам, 13-26.04), где к эскадре З. П. Рожественского присоединилась эскадра контр-адмирала Н. И. Небогатова, — бухту Куа Бе (26.04). 1.05.1905 г. крейсер в составе объединенной эскадры вышел из бухты Куа Бе для следования во Владивосток Корейским проливом.

    Участвовал в Цусимском сражении 14-15 (27-28) мая 1905 г. 2-й эскадры флота Тихого океана вице-адмирала З. П. Рожественского (7 эскадренных броненосцев, 3 броненосца береговой обороны, 2 броненосных крейсера, 8 крейсеров, 1 вспомогательный крейсер, 9 миноносцев, 6 транспортов, 2 госпитальных судна) с японским флотом адмирала Х. Того (4 эскадренных броненосца, 2 броненосца береговой обороны, 8 броненосных крейсеров, 15 крейсеров, 3 канонерские лодки, 21 истребитель, 42 миноносца, 3 авизо). Входил в состав отряда крейсеров контр-адмирала О. А. Энквиста (крейсера «Олег», «Аврора», «Дмитрий Донской» и «Владимир Мономах»).

    В начале дневного боя 14 мая следовал вторым за флагманским крейсером отряда «Олег», прикрывал колонну транспортов с востока. В 14:30 в составе своего отряда вместе с разведывательным отрядом (2 крейсера, 1 всопмогательный крейсер) вступил в бой с 3-м (4 крейсера, вице-адмирал С. Дева) и 4-м (4 крейсера, контр-адмирал С. Уриу) японскими боевыми отрядами, а в 15:20 также с 6-м японским боевым отрядом (4 крейсера, контр-адмирал К. Того). Около 16:00 попал под огонь двух броненосных крейсеров 1-го японского боевого отряда, получил серьёзные повреждения и дополнительно вступил в бой с 5-м японским боевым отрядом (3 крейсера, 1 броненосец береговой обороны, вице-адмирал С. Катаока). Около 16:30 вместе с отрядом ушёл под защиту нестреляющего борта русских броненосцев, но в 17:30-18:00 принял участие в последней фазе крейсерского боя.

    В этом бою корабль получил около 10 попаданий снарядами калибра от 8 до 3-х дюймов, экипаж потерял 15 человек убитыми и 83 ранеными. Погиб командир корабля капитан 1 ранга Е. Р. Егорьев — он был смертельно ранен попавшим в боевую рубку осколком снаряда (похоронен в море в точке 15°00' с.ш., 119°15' в.д.). (В русско-японской войне участвовал и сын командира, служивший на Владивостокской эскадре крейсеров (на крейсере «Россия»), ставший в советское время контр-адмиралом и преподававший военно-морскую историю в Ленинградском институте точной механики и оптики — ЛИТМО.)

    После смерти капитана командование «Авророй» принял старший офицер капитан 2 ранга А. К. Небольсин, сам раненый. Крейсер получил 37 пробоин (из них 13 небольших вблизи от ватерлинии), но не выводивших его из строя. Серьёзно повреждены были дымовые трубы, затоплено отделение носового минного аппарата и несколько угольных ям передней кочегарки. На крейсере было потушено несколько пожаров. Вышли из строя все дальномерные станции, четыре 75-мм и одно 6-дм орудие.

    Ночью 14/15 мая, следуя за флагманом отряда, форсировал ход до 18 уз., в темноте оторвался от преследования противником и развернулся на юг. После нескольких попыток повернуть на север, отражая торпедные атаки японских миноносцев, два корабля отряда О. А. Энквиста — «Олег» и «Аврора» — с присоединившимся к ним крейсером «Жемчуг» 21 мая пришли в нейтральный порт Манила (Филиппины, протекторат США), где были интернированы 27 мая 1905 года американскими властями до конца войны. С команды была взята подписка о неучастии в дальнейших военных действиях. Для лечения заболевших и раненых как на переходе на Дальний Восток, так и в ходе и после боя на корабле использовался рентгеновский аппарат — это было первое в мировой практике применение рентгеноскопии в корабельных условиях.

    В 1906 году «Аврора» возвратилась на Балтику, став учебным судном Морского корпуса. Прошёл капитальный ремонт корпуса и механизмов в Санкт-Петербурге в 1906—1908 гг. с демонтированием торпедных аппаратов, установкой дополнительно двух 6-дм орудий вместо четырёх 75-мм, установкой рельс для постановки мин заграждения. 10.10.1907 г. переклассифицирован из крейсеров I ранга в крейсера.

    С осени 1909 по весну 1910 «Аврора» совершила дальнее плавание с «гардемаринским отрядом» в Средиземном море и Атлантическом океане. Посетила порты Виго, Алжир, Бизерту, Тулон, Вильфранш-сюр-Мер, Смирну, Неаполь, Мессину, Суду, Пирей, Порос, Гибралтар, Виго, Шербур, Киль. Во время этого плавания в составе отряда Маньковского (4 крейсера) находлся в портах Греции в связи с угрозой совершения там военного мятежа.

    С осени 1910 по весну 1911 года корабль находился во втором дальнем учебном плавании по маршруту Либава — Христианзанд — Виго — Бизерта — Пирей и Порос — Мессина — Малага — Виго — Шербур — Либава. С 1911 года состоял в бригаде крейсеров 1-го резерва.

    С осени 1911 по лето 1912 года «Аврора» ходила в третье дальнее учебное плавание для участия в торжествах по случаю коронации короля Сиама (16 ноября — 2 декабря 1911 года), посетила порты Атлантического океана, Средиземного моря, Индийского и Тихого океанов.

    Файл:Гранитная стела крейсеру Аврора на Набережной Кросного Флота. 1939 год..jpg

    Весной и летом 1912 года крейсер входил в состав международной эскадры «держав-покровительниц» Крита, стоял в качестве русского стационера в бухте Суда.

    Первая мировая война Править

    Крейсер принимал участие в Первой мировой войне 1914—1918 гг. С началом войны корабль, под командованием капитана 1 ранга Г. И. Бутакова (а с февраля 1916 г. — капитана 1 ранга М. И. Никольского), вошёл в состав 2-й бригады крейсеров Балтийского флота, нёс дозорную службу, прикрывал набеговые и минно заградительные действия легких сил флота. Базировался на Гельсингфорс (Свеаборг).

    Зимой 1914—1915 гг. прошёл модернизацию, количество 152-мм орудий было увеличено до 14 за счёт демонтирования всех 75-мм орудий противоминного калибра. Крейсер получил четыре 75-мм и одну 40-мм «аэропушки» (зенитных орудия). В кампанию 1915 года крейсер находился в дозорной службе к западу от центральной минно-артиллерийской позиции на Балтике, в охранении тральных работ, совершал походы по изучению скрытых шхерных фарватеров в Финляндии.

    С мая 1916 г. приписан к 6-й маневренной группе (броненосный крейсер «Громобой», крейсера «Аврора» и «Диана»). 1 и 2 августа проводил учебные стрельбы на полигоне у о-ва Хейнланд для выяснения возможности уничтожения прибрежных проволочных заграждений огнем корабельной артиллерии при проведении планируемой десантной операции. Результаты были неутешительны — из 209 6-дм снарядов в проволоку попало три и ещё один — в окоп. После окончания дноуглубительных работ на Моонзундском канале крейсер был 14 августа 1916 г. переведен этим каналом в Рижский залив и вошёл в состав Морских сил обороны Рижского залива; базировался на Куйваст.

    В ноябре 1916 г. корабль был отправлен для капитального ремонта в Петроград, на Франко-русский завод. За зиму 1916—1917 годов были капитально отремонтированы паровые машины, установлены новые паровые котлы системы Бельвиля—Долголенко. Артиллерия главного калибра модернизирована с увеличением дальности стрельбы с 53 до 67 каб. Были установлены 6 76,2-мм зенитных пушек системы Ф. Ф. Лендера (за счёт всех предыдущих «аэропушек»), смонтирована новая радиостанция, прибор звукоподводной связи.

    Революции 1917 года Править

    Стоящий в Петрограде крейсер оказался в центре событий двух революций в 1917 году. Находясь в тесном контакте с рабочими завода, матросы крейсера «Аврора» были вовлечены в революционную агитацию. Этому способствовала общая обстановка в России, которую война поставила на грань катастрофы. Взаимоотношения офицеров и команды на крейсере накалились до предела. 27 февраля (12 марта) экипаж потребовал от командира выпустить из-под ареста троих заключённых агитаторов. При разгоне последовавшего за этим митинга командир крейсера капитан 1 ранга М. И. Никольский и старший офицер П. П. Огранович открыли огонь по команде из пистолетов; были раненые. Когда 28 февраля (13 марта) 1917 года на крейсере стало известно о совершившейся Февральской буржуазно-демократической революции, матросы вместе с рабочими подняли на корабле красный флаг. Командир корабля был убит, старший офицер ранен, большая часть команды сошла на берег и присоединилась к восстанию.

    Для осуществления демократических прав матросов на «Авроре» был избран судовой комитет. По результатам тайного голосования 3 (26) марта по вопросу о форме правления в России единогласно было принято решение, что такой формой является демократическая республика. На протяжении весны-лета-осени 1917 года политическая обстановка на корабле характеризовалась постепенной потерей доверия к Временному правительству России как со стороны матросов, так и со стороны офицеров. Росло влияние партии большевиков на корабле. После кровавых событий 27-28 февраля (13-14 марта) отношения между судовым комитетом и офицерами стали сравнительно нормальными: офицеры не шли против команды в том, что касалось политических убеждений, а судовой комитет не чинил офицерам препятствий в части порядка службы, дисциплины и работы на корабле.

    Когда в октябре 1917 года вновь обострилась политическая обстановка в стране и конфликт между Временным правительством и Советами рабочих, крестьянских и солдатских депутатов зашёл в тупик, большая часть команды была на стороне РСДРП(б). По решению Центрального комитета Балтийского флота уже практически отремонтированная «Аврора» была оставлена в Петрограде и подчинена Петроградскому совету. Матросы крейсера приняли участие в Октябрьском вооружённом восстании в Петрограде 25 октября (7 ноября) 1917 года: в ночь на 25 октября 1917 года по приказу Военно-революционного комитета Петросовета команда «Авроры» захватила и свела Николаевский мост в Петрограде, соединявший Васильевский остров с центром города. 25 октября в 21:45 холостой выстрел носового орудия «Авроры», произведённый по приказу комиссара Белышева, подал сигнал к штурму Зимнего дворца, где располагалось Временное правительство[3].

    28 ноября (11 декабря) 1917 года «Аврора» после ремонта вернулась во 2-ю бригаду крейсеров в Свеаборге. После декрета о роспуске старого флота и организации нового РККФ на добровольных началах, большая часть команды демобилизовалась. На корабле осталось лишь 40 человек, необходимых для текущих работ и охраны. В 1918 году в России началась гражданская война. Летом 1918 года крейсер, который уже невозможно было поддерживать в состоянии боеготовности, был переведен в Кронштадт и выведен в резерв, как и большинство крупных кораблей флота. 152-мм орудия «Авроры» были сняты и отправлены в Астрахань для вооружения плавучих батарей. Большинство моряков крейсера ушло частью на фронты гражданской войны, частью просто по домам. В 1922 году корабль был передан Кронштадтскому порту на долговременное хранение (законсервирован).

    Межвоенный период и Великая Отечественная война 1941—1945 гг Править

    Файл:RUS Cruiser Aurora plate on front gun.jpg

    Когда в 1922 г. началось активное восстановление Морских сил России, было принято решение восстановить «Аврору», как учебный корабль, не в последнюю очередь из-за того, что она четыре года назад уже прошла капитальный ремонт. После восстановительного ремонта и укомплектования командой в 1922—1924 годах, крейсер «Аврора» в качестве учебного корабля вошёл в состав Морских сил Балтийского моря. На корабле теперь стояло 10х1 — новых 130-мм орудий и 2х1 — 76,2-мм зенитных орудий. В 1924—1930 годах корабль совместно с учебным кораблём «Комсомолец» совершил ряд учебных плаваний с курсантами высших военно-морских училищ, посетил порты Берген и Тронхейм (Норвегия, 1924,1925 и 1930), Мурманск и Архангельск (СССР, 1924 и 1925), Гётеборг (Швеция, 1925), Киль (Германия, 1926), Копенгаген (1928), Свинемюнде (Германия, 1929), Осло (1930). Заслуга «Авроры» в подготовке грамотных специалистов для флота молодого Советского государства была огромна. В 10-летнюю годовщину Революции учебный крейсер был награждён орденом Красного Знамени. В 1933 году было произведено обследование корабля и сделан вывод о необходимости второго капитального ремонта. С 1933 на судостроительном заводе им. А. Марти в Ленинграде велись ремонтные работы, но в связи с высокой загруженностью этого завода строительством новых кораблей в 1935 году ремонт был приостановлен и корабль стал служить в качестве несамоходной учебной базы для курсантов первых курсов военно-морских училищ. На зимний период крейсер служил плавучей базой для подводных лодок. Планировалось списание корабля.

    Файл:Order of the october revolution.png

    В годы Великой Отечественной войны личный состав и орудия «Авроры» участвовали в героической обороне Ленинграда. Всю войну крейсер провёл в Ораниенбауме под Ленинградом. Корабль был включен в систему противовоздушной обороны Кронштадта. С первых же дней блокады города он огнём своей зенитной артиллерии отражал атаки немецкой авиации. Зимой «Аврора» продолжала служить плавучей базой соединения подводных лодок. Моряки крейсера и учащиеся-курсанты уходили на действующие корабли Балтийского флота, на корабли вновь создаваемых речных флотилий, на сухопутный Ленинградский фронт. Из 9 130-мм орудий «Авроры» была сформирована артиллерийская батарея «А», огневые позиции которой располагались в районе Дудергофа к юго-западу от Ленинграда. Моряки крейсера, служившие на этой батарее, приняли неравный бой с немцами и пали смертью храбрых, до конца исполнив свой воинский долг 6 — 13 сентября 1941 года. Сам крейсер после полученных им 30 сентября 1941 года повреждений от попадания артиллерийских снарядов был посажен на грунт на ровном киле в Ораниенбаумской гавани. Оставшиеся орудия с него были выгружены, но до самого конца войны «Аврора» не спускала Военно-морской флаг СССР.

    Мемориальный корабль Править

    Ещё до окончания войны, в 1944 году, было принято решение о восстановлении крейсера как памятника активного участия моряков в Революции 1917 года. «Аврора» была поднята в 1944 году и в 1945—1947 годах прошла капитальный ремонт, в ходе которого внешний вид корабля был приближен к его виду в 1917 году. Были установлены 152-мм орудия Канэ, однотипные с теми, что стояли в 1917 году на корабле, но, к сожалению, в арсеналах удалось найти пушки только на сухопутных станках. Корабельные щиты для них были выполнены по рисункам ветеранов-авроровцев. Подводная часть корпуса была сделана водонепроницаемой при помощи бетонной «рубашки», одетой на внутреннюю поверхность обшивки корабля. Внутренние помещения были переоборудованы для жизни и службы курсантов и преподавателей. Энергетическая установка была снята, за исключением двух котлов для отопления и средней паровой машины, оставленной в качестве учебного пособия. Были восстановлены надстройки, в том числе полностью заменены дымовые трубы, сильно поврежденные во время войны. В итоге корабль стал полноценной учебной базой для воспитанников Нахимовского училища, против здания которого на реке Большой Невке в Ленинграде корабль торжественно занял свое место 17 ноября 1947 года. Будущие офицеры Военно-Морского Флота получали на «Авроре» первичные морские навыки: они участвовали в судовых работах, несли службу корабельных нарядов.

    При советской власти крейсер «Аврора» стал учебным и почитался как один из символов революции. О судьбе этого крейсера рассказывает одноимённый детский мультфильм (1976), песня из которого «Что тебе снится, крейсер Аврора?» завоевала популярность и стала прочно ассоциироваться с кораблём. Во время ремонта, в 1945—46 годах, крейсер участвовал в съёмках кинофильма «Крейсер Варяг», играя роль «Варяга».

    Музей на корабле начал создаваться с 1950 году силами личного состава, ветеранов-авроровцев, энтузиастов. В 1956 году было принято решение придать корабельному музею статус филиала Центрального военно-морского музея. С 1961 года в связи с постройкой для НВМУ нового жилого корпуса «Аврора» перестала быть учебной базой, и бывшие кубрики воспитанников училища были переданы музею, штат которого увеличен до 5 человек. Для простых посетителей были открыты верхняя палуба и полубак с 152-мм орудием, а также помещения корабельного музея. Остальные корабельные помещения были недоступны. Одновременно с музеем на судне была оставлена (и остаётся до настоящего дня) и команда из 50 матросов и офицеров для охраны корабля и обслуживания механизмов, так что сам крейсер и музей на крейсере — разные, хотя и дружественные, организации. Текущие ремонты корабля производились в 1957—1958 и 1966—1968 годах. В 1968 году крейсер «Аврора» был награждён орденом Октябрьской Революции.

    В конце 1980-х годов корпус корабля стал остро нуждаться в капитальном ремонте. В 1984—1987 годах на крейсере был произведены ремонтно-восстановительные работы и переоборудование. Работы производились на Ленинградском судостроительном заводе им. А. А. Жданова по проекту Северного проектно-конструкторского бюро. Работы сводились к следующему:

    Файл:"Aurora" kruiser.jpg Подводная часть корпуса корабля (1,2 м выше ватерлинии) была сочтена неремонтопригодной; её отрезали и передали в разделку. Отрезанная нижняя часть была отбуксирована на южный берег Финского залива на недостроенную военно-морскую базу Ручьи, затоплена вблизи побережья, где в настоящий момент растаскивается на металл[4]. Взамен была изготовлена новая сварная подводная часть (макет). Деревянная и медная обшивки не воссоздавались. Винты отсутствуют.
    • Надводная часть была разделена на четыре секции, которые были установлены на новой подводной части. В машинном отделении правой и левой машин сделали котельное отделение и поместили туда макеты двух котлов системы Бельвиля-Долголенко. Кормовая главная машина была приведена в порядок и установлена на своём месте. Карапасная палуба была изготовлена заново. На неё была возвращена большая часть старых броневых листов (кроме нижнего пояса).
    • Надстройки были установлены на свои места и в основном внешне декорированы под вид корабля, каким он был в 1917 году. Трубы и мачты были изготовлены заново, поскольку старые также были «новоделом». Орудия решили оставить на береговых станках.
    • Практически все внутренние помещения корабля перепланированы. На батарейной палубе размещается музей, отсек музейных сотрудников, пищеблок команды с камбузом, жилой блок офицеров, кают-компания и командирский салон. Ниже, на жилой палубе, расположены новые жилые помещения команды. Все жилые блоки оборудованы согласно требованиям обитаемости на современном военно-морском Флоте. В двух кормовых машинных отделениях организовано машинно-котельное отделение со вспомогательными механизмами и дополнительно размещенными боевыми пародинамо-машинами. Помещения котельных отделений занимают современные ПЭЖ (пост энергетики и живучести), электростанция, кондиционеры, водогрейные котлы для бытовых нужд, дизель-генераторы, водоотливная станция, система пожаротушения и другое оборудование. Неперепланированными остались румпельное отделение, отделение рефрижераторной машины и центральный пост.

    После ремонтно-восстановительных работ «Аврора» 16 августа 1987 года была возвращена на место своей стоянки — у Нахимовского ВМУ. В настоящее время на корабле, помимо научных сотрудников, служит команда из 6 офицеров, 12 мичманов и 42 матросов.

    Командиры крейсера Править

    Файл:Cruiser Aurora. The stand of commanders.jpg
    • Кап. 1 ранга ранга А. А. Мельницкий (ноябрь 1897 — октябрь 1898),
    • кап. 1 ранга П. П. Молас (октябро-ноябрь 1878, ноябрь 1898 — январь 1900),
    • ВРИД командира кап. 1 ранга А. П. Киткин (январь-июнь 1900),
    • кап. 1 ранга Н. К. Иениш (июнь-декабрь 1900),
    • кап. 1 ранга И. В. Сухотин (январь 1901 — июль 1904),
    • кап. 1 ранга Е. Р. Егорьев (июль 1904 — 14.05.1905, погиб),
    • ВРИД командира кап. 2 ранга А. К. Небольсин (14 мая — сентябрь 1905),
    • кап. 1 ранга В. Л. Барщ (сентябрь 1905 — май 1908),
    • кап. 1 ранга барон В. Н. Ферзен (май 1908 — январь 1909),
    • кап. 1 ранга П. Н. Лесков (январь 1909 — декабрь 1912),
    • кап. 1 ранга Л. Д. Опацкий (август-декабрь 1912),
    • кап. 1 ранга Д. А. Свешников (декабрь 1912 — апрель 1913),
    • кап. 1 ранга В. А. Карцев (апрель 1913 — июль 1914),
    • кап. 1 ранга Г. И. Бутаков (июль 1914 — февраль 1916),
    • кап. 1 ранга М. И. Никольский (февраль 1916 — 28.02.1917, убит матросами),
    • старший лейтенант Н. К. Никонов (выборный, март-август 1917),
    • лейтенант Н. А. Эриксон (выборный, сентябрь 1917 — июль 1918),
    • ВРИД командир РККФ М. Н. Зубов (с июля 1918),
    • командир РККФ Л. А. Поленов (ноябрь 1922 — январь 1928),
    • командир РККФ А. Ф. Леер (январь 1928 — сентябрь 1930),
    • командир РККФ Г. И. Левченко (сентябрь 1930 — июнь 1931),
    • командир РККФ А. П. Александров (июнь-декабрь 1931),
    • ВРИД командир РККФ К. Ю. Андреус (декабрь 1931 — март 1932),
    • командир РККФ А. А. Кузнецов (март 1932 — октябрь 1934),
    • кап. 2 ранга В. Е. Эмме (октябрь 1934 — январь 1938),
    • кап. 2 ранга Г. Н. Арсеньев (январь-сентябрь1938),
    • кап. 2 ранга Ф. М. Яковлев (сентябрь 1938 — август 1940),
    • кап. 3 ранга Г. А. Гладкий (август 1940 — март 1941),
    • кап. 3 ранга И. А. Саков (март-сентябрь 1941),
    • старший лейтенант П. С. Гришин (октябрь 1941 — июль 1943),
    • кап. 2 ранга П. А. Доронин (июль 1943 — август 1948),
    • кап. 1 ранга Ф. М. Яковлев (август 1948 — январь1950),
    • кап. 2 ранга В. Ф. Шинкаренко (январь 1950 — февраль 1952),
    • кап. 2 ранга И. И. Попадько (февраль 1952 — сентябрь 1953),
    • кап. 2 ранга Н. П. Епихин (снтябрь 1953 — август 1959),
    • кап. 1 ранга И. М. Гойлов (сентябрь 1959 — июль 1961),
    • кап. 2 ранга К. С. Никитин (июль 1961 — май 1964),
    • кап. 1 ранга Ю. И. Федоров (май 1964 — май 1985),
    • кап. 2 ранга А. А. Юдин (май 1985 — ноябрь 1989),
    • кап. 1 ранга А. В. Бажанов (с ноября 1989).

    Исторические изображения Править

    Интересные факты Править

    • Крейсер Аврора изображён на ордене Октябрьской Революции, которым сам же и награждён (в 1967 году).
    • В связи с тем, что большинство матросов были уроженцами Вятской губернии, знамя Авроры было передано на вечное хранение в город Киров (Вятка) и ныне находится в музее Диорамы.
    • При съёмке фильма «Крейсер Варяг» на «Авроре» закрепили ещё одну трубу.

    Полезная информация Править

    • Адрес: 197046, Санкт-Петербург, Петровская наб., крейсер «Аврора»; тел. 230-8440
    • Проезд: Ст. м. «Горьковская», трамв. 2, 6, 30, 63
    • Режим работы: Ежедневно с 10.30 до 16.00, кроме понедельника и пятницы
    • Экскурсии: вход на крейсер бесплатный; тематические экскурсии в подводную часть корпуса и машинно-котельное отделение оплачиваются отдельно.
    1. ↑ Здесь и далее: если не оговорено специально, даты указываются по старому стилю.
    2. ↑ Флот Тихого океана был учрежден 5.02.1904 г. указом Е. И. В. Николая II одновременно с назначением на должность командующего этим флотом вице-адмирала С. О. Макарова.
    3. ↑ В ряде современных исторических публикаций сам факт организованного штурма Зимнего дворца отрицается, соотвественно главной целью холостого выстрела бакового орудия «Авроры» указывается оказание психологического воздействия на немногочисленных оставшихся защитников дворца.
    4. ↑ Останки «Авроры» растаскивают на металлолом
    • Материалы Центрального военно-морского музея.
    • «Аврора». — БСЭ. Изд. 2-е, т. 41. С. 117—118.
    • «Аврора»: альбом — Л.: Сов. художник, 1967.
    • Аммон Г. А., Бережной С. С. Героические корабли российского и советского военно-морского флота. — М.: Воениздат, 1981. С. 57.
    • Андреев В. Революционный держите шаг. — М., 1973. С.168-177.
    • Асеев Н. Земля и люди. — М.: 1961. С. 203.
    • Бадеев А. «Аврора».- В кн.: Отчий дом: сборник. — М.: «Мол. гвардия», 1978.
    • Балтийский флот. Исторический очерк. — М., Воениздат, 1960.
    • Бартев Г. П. Балтийские зори. — Ярославль: Верхне-Волжское кн. изд-во, 1987.
    • Бартев Г. П. и др. Крейсер «Аврора»: путеводитель по музею. — Л.: Лениздат, 1983.
    • Бартев Г. П., Мясников В. А. Страницы летописи «Авроры»: Документальный очерк. — Ярославль: Верхне-Волжское кн. изд-во, 1975.
    • Белкин С. И. Рассказы о знаменитых кораблях. — Л.: Судостроение, 1979.
    • Белышев А. Балтийская слава. — Калининград, 1959. С. 41-46.
    • Белышев А. Как это было (Воспоминания первого комиссара крейсера «Аврора»). — В кн.: Корабли-герои. — М., 1976. С. 106—107.
    • Березов П. Залп с «Авроры». — М.: Политиздат, 1967.
    • Бурковский Б. В., Кулешов И. М. Крейсер «Аврора»: путеводитель по музею. — Л., Лениздат. 1967.
    • Бурковский Б. В. и др. Крейсер «Аврора»: путеводитель по музею. — Л.: Лениздат, 1979.
    • Буров А. В. Блокада день за днем. — Л., 1979. С. 55, 63, 67, 388.
    • Буров В. Н., Юхнин В. Е. Крейсер «Аврора»: памятник отечественного кораблестроения. — Л.: Лениздат, 1987.
    • Великий Октябрь. Сборник документов. — М.: 1961. С. 52</FONT>, 53, 327, 340, 351, 352.
    • Годунов М. Н. Крейсер «Аврора»: путеводитель по музею. — Л.: Лениздат, 1988.
    • Грищинский К. К. Герои рядом с нами. — Л.: Лениздат, 1982. С. 70-84.
    • Дубинкин В. Е. Комендор с крейсера «Аврора»: Документальная повесть. Воронежское кн.изд-во, 1936.
    • Козлов И. А., Шломин В. С. Северный флот. — М., 1966. С. 78, 83.
    • Крестьянинов В. Я. Цусимское сражение 14 — 15 мая 1905 г. — СПб.: «Галея Принт», 1998. — ISBN 5-8172-0002-3.
    • Летов Б. Корабли-герои. — М.-Л.: Детгиз</FONT>, 1950.
    • Максимихин И. А. Легендарный корабль. — М.: «Мол.гвардия», 1977.
    • Мельников Р. М. Корабли-памятники // «Человек. Море. Техника». — Л.: Судостроение, 1987. Сс. 301—321.
    • Моисеев. И. И. Список кораблей русского парового и броненосного флота (с 1861 по 1917 г.). — М.: Воениздат, 1948. С. 76.
    • Неволин А. С. Авроровцы. — М.: Воениздат, 1987.
    • Поленов Л. Л. Крейсер «Аврора». Л.: Судостроение, 1987.
    • Поленов Л. Л. «Аврора»: тайны столетней истории. — СПб.: «Нордмед-Издат», 1997. — (События, корабли, люди).
    • Пронин М. П. Легендарный крейсер. Л.: Лениздат, 1957.
    • Тихоокеанский флот. — М.: Воениздат, 1966. С. 59, 62, 63, 134, 270.
    • Чернов Б. М. Судьба высокая «Авроры». — М.: Политич. лит., 1983.
    • Харченко В. И. На «Авроре» бьют склянки. — М.: Изд. ДОСААФ, 1967.
    • Холодняк А. «Аврора». — Л., 1925.
    • Юнга Е. С. Крейсер «Аврора». — М.: Воениздат, 1949. </UL>

    Крейсер в искусстве Править

    Литература
    Фильмы
    Стихи и музыка

    Координаты: 59°57′19″ с. ш. 30°20′17″ в. д. / 59.955278° с. ш. 30.338056° в. д. (G)59.955278, 30.338056 Шаблон:Достопримечательности Санкт-Петербурга


    Эта страница использует содержимое раздела Википедии на русском языке. Оригинальная статья находится по адресу: Аврора (крейсер). Список первоначальных авторов статьи можно посмотреть в истории правок. Эта статья так же, как и статья, размещённая в Википедии, доступна на условиях CC-BY-SA .


    ru.vlab.wikia.com

    правда и вымысел / Назад в СССР / Back in USSR

    Аврора — Крейсер 1-го ранга Балтийского флота, известный благодаря своей роли в Октябрьской революции 1917 года. Но, какова же в действительности история крейсера «Аврора»?
    Аврора возвестила своим залпом наступление новой эры в истории России. Существует множество малоизвестных фактов об Авроре, о которых и пойдет речь ниже…
    Постройка корабля растянулась более, чем на 6 лет — «Аврору» спустили на воду 11 мая 1900 года в 11 часов 15 минут, а в состав флота (после завершения всех достроечных работ) крейсер вошёл только 16 июля 1903 года.

    Каким-то уникальным по своим боевым качествам этот корабль отнюдь не являлся. Ни особой скоростью хода (всего 19 узлов — эскадренные броненосцы того времени развивали скорость 18 узлов), ни вооружением (8 шестидюймовых орудий главного калибра — далеко не потрясающая огневая мощь) крейсер не мог похвастаться.
    Корабли типа бронепалубных крейсеров («Богатырь») были гораздо быстроходнее и в полтора раза мощнее. И отношение офицеров и команд к этим «богиням отечественного производства» было не слишком хорошим — крейсера типа «Диана» имели массу недостатков и постоянно ломались

    Тем не менее, своим задачам — ведение разведки, уничтожение торговых судов неприятеля, прикрытие линейных кораблей от атак вражеских миноносцев, дозорная служба — эти крейсера вполне соответствовали, обладая солидным (около семи тысяч тонн) водоизмещением и хорошей мореходностью. При полном запасе угля (1430 тонн) «Аврора» могла дойти от Порт-Артура до Владивостока и вернуться назад.

    Все крейсера предназначались для Тихого океана, где назревал военный конфликт с Японией, и первые два из кораблей уже находились на Дальнем Востоке. 25 сентября 1903 года «Аврора» с экипажем в 559 человек под командованием капитана 1-го ранга И. В. Сухотина покинула Кронштадт.
    В Средиземном море «Аврора» присоединилась к отряду контр-адмирала А. А. Вирениуса, состоявшего из эскадренного броненосца «Ослябя», крейсера «Дмитрий Донской» и нескольких миноносцев и вспомогательных судов. Однако на Дальний Восток отряд опоздал — в африканском порту Джибути на русских кораблях узнали о ночном нападении японцев на порт-артурскую эскадру и о начале войны.
    Следовать дальше было рискованно, так как японский флот блокировал Порт-Артур, и существовала большая вероятность встречи с превосходящими силами противника ещё на подходе к нему. Высказывалось предложение выслать навстречу Вирениусу отряд владивостокских крейсеров в район Сингапура и идти вместе с ними во Владивосток, а не в Порт-Артур, но это вполне разумное предложение принято не было.

    5 апреля 1904 года «Аврора» вернулась в Кронштадт, где её включили в состав 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала Рожественского, готовившейся к походу на Дальневосточный театр боевых действий.
    Здесь на ней шесть из восьми орудий главного калибра прикрыли броневыми щитами — опыт боев артурской эскадры показал, что осколки фугасных японских снарядов буквально косят незащищённый личный состав.
    Кроме того, на крейсере сменился командир — им стал капитан 1-го ранга Е. Р. Егорьев. 2 октября 1904 года в составе эскадры «Аврора» вторично отправилась в путь — к Цусиме.

    Адмирал Рожественский был личностью довольно нестандартной. Среди уймы «причуд» адмирала была следующая — он имел привычку давать вверенным ему боевым кораблям прозвища, весьма далёкие от образчиков изящной словесности.
    Так, крейсер «Адмирал Нахимов» именовался «Идиотом», броненосец «Сисой Великий» — «Инвалидным убежищем», и так далее. В составе эскадры были два корабля с женскими именами — бывшая яхта «Светлана» и «Аврора». Первый крейсер командующий обозвал «Горничной», а «Аврора» удостоилась титула «Проститутка подзаборная». Знал бы Рожественский, что за корабль он так называет…

    «Аврора» состояла в отряде крейсеров контр-адмирала Энквиста и в ходе Цусимского боя добросовестно выполняла приказ Рожественского — прикрывала транспорты. Задача эта была явно не по плечу четырём русским крейсерам, против которых действовали сначала восемь, а потом шестнадцать японских.
    От геройской гибели их спасло только то, что к ним случайно подошла колонна русских броненосцев, отогнавших наседавшего неприятеля. Чем-то особенным крейсер в бою не отличился — автором приписываемых «Авроре» советскими источниками повреждений, которые получил японский крейсер «Идзуми», на самом деле был крейсер «Владимир Мономах».

    В начале Цусимского сражения 14мая Аврора следовала второй за флагманским крейсером отряда «Олег», прикрывая колонну транспортов с востока.
    В 14:30 в составе своего отряда вместе с разведывательным отрядом (2 крейсера, 1 всопмогательный крейсер) вступил в бой с 3-м (4 крейсера, вице-адмирал С. Дева) и 4-м (4 крейсера, контр-адмирал С. Уриу) японскими боевыми отрядами, а в 15:20 также с 6-м японским боевым отрядом (4 крейсера, контр-адмирал К. Того).
    Около 16:00 корабль попал под огонь двух броненосных крейсеров 1-го японского боевого отряда, получил серьёзные повреждения и дополнительно вступил в бой с 5-м японским боевым отрядом (3 крейсера, 1 броненосец береговой обороны, вице-адмирал С. Катаока).
    Около 16:30 вместе с отрядом ушёл под защиту нестреляющего борта русских броненосцев, но в 17:30-18:00 принял участие в последней фазе крейсерского боя.

    В этом бою корабль получил около 10 попаданий снарядами калибра от 8 до 3-х дюймов, экипаж потерял 15 человек убитыми и 83 ранеными.
    Погиб командир корабля капитан 1 ранга Е. Р. Егорьев — он был смертельно ранен попавшим в боевую рубку осколком снаряда (похоронен в море в точке 15°00' с.ш., 119°15' в.д.). (В русско-японской войне участвовал и сын командира, служивший на Владивостокской эскадре крейсеров (на крейсере «Россия»), ставший в советское время контр-адмиралом и преподававший военно-морскую историю в Ленинградском институте точной механики и оптики — ЛИТМО.)

    После смерти капитана командование «Авророй» принял старший офицер капитан 2 ранга А. К. Небольсин, также раненый. Крейсер Аврора получил 37 пробоин, однако не вышел из строя. Серьёзно повреждены были дымовые трубы, затоплено отделение носового минного аппарата и несколько угольных ям передней кочегарки.
    На крейсере было потушено несколько пожаров. Вышли из строя все дальномерные станции, четыре 75-мм и одно 6-дм орудие.

    Ночью 14/15 мая, следуя за флагманом отряда, форсировал ход до 18 уз., в темноте оторвался от преследования противником и развернулся на юг.
    После нескольких попыток повернуть на север, отражая торпедные атаки японских миноносцев, два корабля отряда О. А. Энквиста — «Олег» и «Аврора» — с присоединившимся к ним крейсером «Жемчуг» 21 мая пришли в нейтральный порт Манила (Филиппины, протекторат США), где были интернированы 27 мая 1905 года американскими властями до конца войны.
    С команды была взята подписка о неучастии в дальнейших военных действиях. Для лечения заболевших и раненых как на переходе на Дальний Восток, так и в ходе и после боя на корабле использовался рентгеновский аппарат — это было первое в мировой практике применение рентгеноскопии в корабельных условиях.

    В 1906 году «Аврора» возвратилась на Балтику, став учебным судном Морского корпуса. Прошёл капитальный ремонт корпуса и механизмов в Санкт-Петербурге в 1906—1908 гг. с демонтированием торпедных аппаратов, установкой дополнительно двух 6-дм орудий вместо четырёх 75-мм, установкой рельс для постановки мин заграждения. 10.10.1907 г. переклассифицирован из крейсеров I ранга в крейсера.

    С осени 1909 по весну 1910 «Аврора» совершила дальнее плавание с «гардемаринским отрядом» в Средиземном море и Атлантическом океане. Посетила порты Виго, Алжир, Бизерту, Тулон, Вильфранш-сюр-Мер, Смирну, Неаполь, Мессину, Суду, Пирей, Порос, Гибралтар, Виго, Шербур, Киль. Во время этого плавания в составе отряда Маньковского (4 крейсера) находился в портах Греции в связи с угрозой совершения там военного мятежа.
    С осени 1910 по весну 1911 года корабль находился во втором дальнем учебном плавании по маршруту Либава — Христианзанд — Виго — Бизерта — Пирей и Порос — Мессина — Малага — Виго — Шербур — Либава. С 1911 года состоял в бригаде крейсеров 1-го резерва.
    С осени 1911 по лето 1912 года «Аврора» ходила в третье дальнее учебное плавание для участия в торжествах по случаю коронации короля Сиама (16 ноября — 2 декабря 1911 года), посетила порты Атлантического океана, Средиземного моря, Индийского и Тихого океанов. Весной и летом 1912 года крейсер входил в состав международной эскадры «держав-покровительниц» Крита, стоял в качестве русского стационера в бухте Суда.

    Первую Мировую войну «Аврора» встретила в составе второй бригады крейсеров Балтийского флота (вместе с «Олегом», «Богатырём» и «Дианой»). Русское командование ожидало прорыва мощного германского Флота Открытого моря в Финский залив и удара по Кронштадту и даже по Санкт-Петербургу.
    Для парирования этой угрозы спешно ставились мины, и оборудовалась Центральная минно-артиллерийская позиция. На крейсера же возлагалась задача несения дозорной службы в устье Финского залива с тем, чтобы своевременно известить о появлении германских дредноутов.
    Крейсера выходили в дозор парами, и по истечении срока патрулирования одна пара сменяла другую. Первого успеха русские корабли добились уже 26 августа, когда у острова Оденсхольм сел на камни германский лёгкий крейсер «Магдебург».
    Подоспевшие крейсера «Паллада» (старшая сестра «Авроры» погибла в Порт-Артуре, и эта новая «Паллада» была построена после русско-японской войны) и «Богатырь» попытались захватить беспомощный корабль противника. Хотя немцы и сумели взорвать свой крейсер, на месте аварии русские водолазы нашли секретные германские шифры, которые в ходе войны сослужили добрую службу и русским, и англичанам.

    Но русские корабли ждала новая опасность — с октября на Балтийском море начали действовать германские подводные лодки. Противолодочная оборона на флотах всего мира находилась тогда в зачаточном состоянии — никто не знал, как и чем можно поразить скрывающегося под водой невидимого врага, и как избежать его внезапных атак.
    Ни ныряющих снарядов, ни, тем более, глубинных бомб и гидролокаторов ещё и в помине не было. Надводные корабли могли рассчитывать только на старый добрый таран — ведь не принимать же всерьёз разработанную анекдотическую инструкцию, в коей предписывалось накрывать замеченные перископы мешками и сворачивать их кувалдами.
    11 октября 1914 года на входе в Финский залив германская подводная лодка «U-26» под командованием капитан-лейтенанта фон Беркхейма обнаружила два русских крейсера: заканчивающую дозорную службу «Палладу» и подошедшую ей на смену «Аврору». Командир германской субмарины с немецкой педантичностью и скрупулёзностью оценил и классифицировал цели — по всем статьям новый броненосный крейсер представлял собой куда более заманчивую добычу, нежели ветеран русско-японской войны.
    Попадание торпеды вызвало на «Палладе» детонацию погребов боезапаса, и крейсер затонул вместе со всем экипажем — на волнах осталось только несколько матросских бескозырок… «Аврора» развернулась и укрылась в шхерах.
    И снова не стоит обвинять русских моряков в трусости — как уже говорилось, бороться с подводными лодками ещё не умели, а русское командование уже знало о случившейся десятью днями раньше трагедии в Северном море, где немецкая лодка потопила сразу три английских броненосных крейсера. «Аврора» вторично избежала гибели — судьба явно хранила крейсер

    На роли «Авроры» в событиях октября 1917 года в Петрограде особо задерживаться не стоит — об этом сказано более чем достаточно. Заметим только, что угроза расстрелять Зимний дворец из орудий крейсера была чистой воды блефом.
    Крейсер стоял в ремонте, и потому весь боезапас с него выгрузили в полном соответствии с действовавшими инструкциями. А штамп «залп „Авроры“ неверен чисто грамматически, поскольку „залп“ — это одновременно произведённые выстрелы из как минимум двух стволов. Отсюда следует вывод, что легенды об авроре как о символе революции – миф.

    В 1918 году «Аврора» находилась в отстое, а с весны 1919 года — в консервации. В сентябре 1922 года специальная комиссия обследовала корабль и сделала заключение: «Внешнее состояние корабля и характер приведения его на долговременное хранение дают возможность после сравнительно несложных ремонтных работ привести корабль в готовность для использования в качестве учебного корабля».

    В 1940—1945 годах «Аврора» стояла в Ораниенбауме. В 1948 году крейсер поставили на «вечную стоянку» у причальной стенки Большой Невки, где в настоящее время находится корабль-музей. Однако современный крейсер представляет собой лишь реплику, поскольку при последней реконструкции 1984 года было заменено более 50 % корпуса и надстроек.
    Из самых заметных отличий от оригинала — применение сварных швов на новом корпусе вместо технологии заклепок. Само же судно было отбуксировано на военно-морскую базу ВМФ в прибрежной полосе Финского залива у поселка Ручьи, где распилено на части и затоплено. Части корабля, торчавшие из воды, в конце 80-х растащили на стройматериалы металлолом жители поселка…

    back-in-ussr.com

    116 лет назад на воду спустили легендарный крейсер Аврора

    В 11:15 24 мая 1900 года в присутствии императора Николая II и императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны, наблюдавших за церемонией из Императорского павильона, состоялся торжественный спуск «Авроры» на воду. Своё название он унаследовал от одноимённого парусного фрегата, т.к. в те времена была такая традиция.

    Под залпы артиллерийского салюта стоявших на Неве кораблей крейсер благополучно сошёл на воду, «без перегиби и течи», как докладывал впоследствии К. М. Токаревский. «По мере выхождения судна из эллинга, на нём были подняты флаги, а на грот-мачте штандарт Его Величества». Во время спуска на верхней палубе корабля в составе почётного караула находился 78-летний матрос, служивший на фрегате «Аврора». Кроме того, на спуске присутствовал бывший офицер прославленного парусника, а теперь вице-адмирал К. П. Пилкин. На следующий день новый крейсер был отбуксирован к стенке Франко-русского завода для установки главных машин. Водоизмещение корабля на момент спуска составило 6731 тонну.

    История крейсера

    Крейсер Аврора большинство людей живших при советской власти знают, как символ социалистической революции. Легендарным крейсер стал после того, как гром его орудий возвестил о государственном перевороте в России и о приходе к власти большевиков.

    Каким-то уникальным по своим боевым качествам этот корабль отнюдь не являлся. Ни особо резвой скоростью хода (всего 19 узлов — эскадренные броненосцы того времени развивали скорость 18 узлов), ни вооружением (8 шестидюймовых орудий главного калибра — далеко не потрясающая огневая мощь) крейсер не мог похвастаться. Корабли другого принятого тогда на вооружение русского флота типа («Богатырь») бронепалубных крейсеров были гораздо быстроходнее и в полтора раза сильнее. И отношение офицеров и команд к этим «богиням отечественного производства» было не слишком тёплым — крейсера типа «Диана» имели массу недостатков и постоянно возникающих технических неполадок.

    Тем не менее, своему прямому назначению — ведение разведки, уничтожение торговых судов неприятеля, прикрытие линейных кораблей от атак вражеских миноносцев, дозорная служба — эти крейсера вполне соответствовали, обладая солидным (около семи тысяч тонн) водоизмещением и, вследствие этого, хорошей мореходностью и автономностью. При полном запасе угля (1430 тонн) «Аврора» могла без дополнительной бункеровки дойти от Порт-Артура до Владивостока и вернуться обратно.

    Все три крейсера предназначались для Тихого океана, где назревал военный конфликт с Японией, и первые два из них уже находились на Дальнем Востоке к моменту вступления «Авроры» в строй действующих кораблей. Третья сестра тоже спешила к родственницам, и 25 сентября 1903 года (всего через неделю после укомплектования, закончившегося 18 сентября) крейсер Аврора с экипажем в 559 человек под командованием капитана 1-го ранга И. В. Сухотина покинула Кронштадт.

    В Средиземном море крейсер присоединился к отряду контр-адмирала А. А. Вирениуса, состоявшего из эскадренного броненосца «Ослябя», крейсера «Дмитрий Донской» и нескольких миноносцев и вспомогательных судов. Однако на Дальний Восток отряд опоздал — в африканском порту Джибути на русских кораблях узнали о ночном нападении японцев на порт-артурскую эскадру и о начале войны. Следовать дальше было признано слишком рискованным, поскольку японский флот блокировал Порт-Артур, и существовала высокая вероятность встречи с превосходящими силами противника ещё на подходе к нему. Высказывалось предложение выслать навстречу Вирениусу отряд владивостокских крейсеров в район Сингапура и идти вместе с ними во Владивосток, а не в Порт-Артур, но это вполне разумное предложение принято не было.

    5 апреля 1904 года «Аврора» вернулся в Кронштадт, где был включен в состав 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием вице-адмирала Рожественского, готовившейся к походу на Дальневосточный театр боевых действий. Здесь на ней шесть из восьми орудий главного калибра прикрыли броневыми щитами — опыт боев артурской эскадры показал, что осколки фугасных японских снарядов буквально косят незащищённый личный состав. Кроме того, на крейсере сменился командир — им стал капитан 1-го ранга Е. Р. Егорьев. 2 октября 1904 года в составе эскадры «Аврора» вторично отправилась в путь — к Цусиме.

    «Аврора» состояла в отряде крейсеров контр-адмирала Энквиста и в ходе Цусимского боя добросовестно выполняла приказ Рожественского — прикрывала транспорты. Задача эта была явно не по плечу четырём русским крейсерам, против которых действовали сначала восемь, а потом шестнадцать японских. От геройской гибели их спасло только то, что к ним случайно подошла колонна русских броненосцев, отогнавших наседавшего неприятеля.

    Чем-то особенным крейсер в бою не отличился — автором приписываемых «Авроре» советскими источниками повреждений, которые получил японский крейсер «Идзуми», на самом деле был крейсер «Владимир Мономах». Сама же «Аврора» получила около десятка попаданий, имела ряд повреждений и серьёзные потери в людях — до ста человек убитыми и ранеными. Погиб командир — его фотография экспонируется ныне в музее крейсера в обрамлении пробитого осколком японским снарядом стального листа обшивки и обгорелых досок настила палубы.

    Ночью же, вместо того, чтобы прикрыть израненные русские корабли от бешеных минных атак японцев, крейсера «Олег», «Аврора» и «Жемчуг» оторвались от своих главных сил и направились на Филиппины, где и были интернированы в Маниле. Впрочем, обвинять команду крейсера в трусости нет никаких оснований — ответственность за бегство с поля боя лежала на растерявшемся адмирале Энквисте. Два из этих трёх кораблей впоследствии погибли: «Жемчуг» был потоплен в 1914 году германским корсаром «Эмден» в Пенанге, а «Олега» в 1919 году потопили английские торпедные катера в Финском заливе.

    На Балтику Аврора вернулась в начале 1906 года вместе с несколькими другими кораблями, уцелевшими от японского разгрома. В 1909-1910 годах «Аврора» вместе с «Дианой» и «Богатырём» входила в состав отряда заграничного плавания, специально предназначенного для прохождения практики гардемаринами Морского корпуса и Морского Инженерного училища, а также учениками Учебной команды строевых унтер-офицеров.

    В спасении жителей Мессины от последствий землетрясения 1908 года команда «Авроры» не участвовала, но медаль за этот подвиг от благодарных жителей города получили русские моряки с «Авроры» при посещении крейсером этого сицилийского порта в феврале 1911 года. А в ноябре 1911 года авроровцы принимали участие в торжествах в Бангкоке в честь коронации сиамского короля.

    Крейсер Аврора в Первую Мировую Войну

    Первую Мировую войну «Аврора» встретила в составе второй бригады крейсеров Балтийского флота (вместе с «Олегом», «Богатырём» и «Дианой»). Русское командование ожидало прорыва мощного германского Флота Открытого моря в Финский залив и удара по Кронштадту и даже по Санкт-Петербургу. Для парирования этой угрозы спешно ставились мины, и оборудовалась Центральная минно-артиллерийская позиция. На крейсера же возлагалась задача несения дозорной службы в устье Финского залива с тем, чтобы своевременно известить о появлении германских дредноутов.

    Крейсера выходили в дозор парами, и по истечении срока патрулирования одна пара сменяла другую. Первого успеха русские корабли добились уже 26 августа, когда у острова Оденсхольм сел на камни германский лёгкий крейсер «Магдебург». Подоспевшие крейсера «Паллада» (старшая сестра «Авроры» погибла в Порт-Артуре, и эта новая «Паллада» была построена после русско-японской войны) и «Богатырь» попытались захватить беспомощный корабль противника. Хотя немцы и сумели взорвать свой крейсер, на месте аварии русские водолазы нашли секретные германские шифры, которые в ходе войны сослужили добрую службу и русским, и англичанам.

    Но русские корабли ждала новая опасность — с октября на Балтийском море начали действовать германские подводные лодки. Противолодочная оборона на флотах всего мира находилась тогда в зачаточном состоянии — никто не знал, как и чем можно поразить скрывающегося под водой невидимого врага, и как избежать его внезапных атак. Ни ныряющих снарядов, ни, тем более, глубинных бомб и гидролокаторов ещё и в помине не было. Надводные корабли могли рассчитывать только на старый добрый таран — ведь не принимать же всерьёз разработанную анекдотическую инструкцию, в коей предписывалось накрывать замеченные перископы мешками и сворачивать их кувалдами.

    11 октября 1914 года на входе в Финский залив германская подводная лодка «U-26» под командованием капитан-лейтенанта фон Беркхейма обнаружила два русских крейсера: заканчивающую дозорную службу «Палладу» и подошедшую ей на смену «Аврору». Командир германской субмарины с немецкой педантичностью и скрупулёзностью оценил и классифицировал цели — по всем статьям новый броненосный крейсер представлял собой куда более заманчивую добычу, нежели ветеран русско-японской войны.

    Попадание торпеды вызвало на «Палладе» детонацию погребов боезапаса, и крейсер затонул вместе со всем экипажем — на волнах осталось только несколько матросских бескозырок…

    «Аврора» развернулась и укрылась в шхерах. И снова не стоит обвинять русских моряков в трусости — как уже говорилось, бороться с подводными лодками ещё не умели, а русское командование уже знало о случившейся десятью днями раньше трагедии в Северном море, где немецкая лодка потопила сразу три английских броненосных крейсера. «Аврора» вторично избежала гибели — судьба явно хранила крейсер.

    На роли «Авроры» в событиях октября 1917 года в Петрограде особо задерживаться не стоит — об этом сказано более чем достаточно. Заметим только, что угроза расстрелять Зимний дворец из орудий крейсера была чистой воды блефом. Крейсер стоял в ремонте, и потому весь боезапас с него выгрузили в полном соответствии с действовавшими инструкциями. А штамп «залп «Авроры» неверен чисто грамматически, поскольку «залп» — это одновременно произведённые выстрелы из как минимум двух стволов.

    В гражданской войне и в боях с английским флотом «Аврора» участия не принимала. Острая нехватка топлива и прочих видов снабжения привела к тому, что Балтийский флот сократился до размеров ДОТа, — «действующего отряда» — состоявшего всего из нескольких боевых единиц. «Аврору» вывели в резерв, а осенью 1918 года часть орудий с крейсера сняли для установки на самодельных канонерских лодках речных и озёрных флотилий.

    В конце 1922 года «Аврору» — единственный, кстати, корабль старого императорского российского флота, сохранивший своё данное ему при рождении имя, — решено было восстановить в качестве учебного корабля. Крейсер отремонтировали, установили на нём десять 130-мм орудий вместо прежних 6-дюймовых, две зенитки и четыре пулемёта, и 18 июля 1923 года корабль вышел на ходовые испытания.

    Крейсер Аврора в Советское время

    В советские годы, естественно, основное (да, пожалуй, и единственное) внимание уделялось революционному прошлому крейсера. Изображения «Авроры» присутствовали везде, где только можно, и силуэт трёхтрубного корабля сделался таким же символом города на Неве, как Петропавловская крепость или Медный всадник. Всячески превозносилась роль крейсера в Октябрьской революции, и существовала даже шутка-анекдот: «Какой корабль в истории имел самое мощное вооружение?» — «Крейсер «Аврора»! Один выстрел — и целая держава рухнула!».

    my-cccp.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *