Закон о ЧВК вызвал спор

Удар армии США, нанесенный 7 февраля по проасадовским войскам в районе сирийского Дейр-эз-Зора, в результате которого, погибло так до конца и не установленное число россиян, воевавших, как сообщают СМИ, в рядах частной военной компании (ЧВК), с новой силой поднял вопрос о необходимости легализации деятельности подобных структур в России. Так совпало, что на данный момент в Госдуме как раз идет работа над подготовкой законопроекта на эту тему.

С такой инициативой еще в январе этого года выступила группа депутатов от «Справедливой России», которые уже несколько лет безуспешно пытаются добиться принятия соответствующего закона. Внести очередной законопроект о легализации ЧВК (уже четвертый по счету), «эсеров» подтолкнуло недавнее заявление главы МИД Сергея Лаврова, призвавшего вывести частные военные компании из «серой зоны».

Депутаты уже разработали концепцию проекта и направили его для получения отзыва в правительство. Они рассчитывают, что чиновники выскажут свою позицию до конца февраля, а уже в марте законопроект может быть официально внесен на рассмотрение Госдумы.

Кто погиб в Сирии?

Разработать свой вариант законопроекта на эту тему планируют также в «Единой России». На прошлой неделе публичный интерес к теме проявили сразу несколько видных представителей партии власти. Среди них первый замруководителя фракции ЕР Андрей Исаев, глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов, первый зампред комитета Госдумы по экономполитике Владимир Гутенев и депутат Дмитрий Саблин, известный также как один из лидеров всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство».

Единороссы не называют конкретных сроков подготовки своего законопроекта: кто-то говорит чуть ли не о ближайших месяцах, другие указывают, что эта работа растянется как минимум на год. Так, Шаманов намерен для начала созвать экспертную комиссию и проанализировать уже имеющиеся материалы по этой теме. А Гутенев заявлял о планах собрать межведомственную рабочую группу для разработки проекта.

С заявлениями по вопросу легализации ЧВК выступили и в Совете Федерации. Но, в отличие от депутатов, сенаторы проявляют гораздо меньше энтузиазма и предпочитают пока осторожнее высказываться на эту тему. А некоторые из них, как, например, Франц Клинцевич, и вовсе отказываются от общения с журналистами. Хотя он явно в курсе обсуждаемых инициатив, так как в свое время сам готовил проект закона на эту тему и неформально считается одним из главных лоббистов интересов ЧВК в России.

«То, что ЧВК надо контролировать, уже напрягает»

Между тем, по данным «Росбалта», против принятия закона о ЧВК выступают в ФСБ, большие риски также видят и в Минобороны. Что касается позиции Кремля по этому вопросу, то таковой у него нет, как ранее заявлял пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Один из авторов нового «эсеровского» варианта закона о ЧВК, депутат Госдумы Михаил Емельянов, в беседе с корреспондентом «Росбалта» также признался, что его проект не был согласован с представителями силовых ведомств. Хотя в его разработке активное участие все же принимали несколько бывших сотрудников Минобороны, рассказал депутат. С высокой долей вероятности Емельянов допускает, что законопроект «эсеров» не встретит поддержки в правительстве. «Но потом может оказаться, что наш хоть и отклонят, а примут свой или само правительство внесет свой вариант», — предположил он.

Принятие закона о легализации ЧВК лоббируют ветеранские сообщества, заметил в беседе с «Росбалтом» собеседник, знакомый с ситуацией. Известно, что сейчас в России насчитывается более пяти миллионов отставников из числа бывших военнослужащих (при общей численности регулярной армии в 1,2 млн человек). После увольнения из армии люди часто оказываются неустроенными в жизни, поэтому возможность продолжения службы в легальных ЧВК позволила бы решить, в том числе, многие социальные проблемы. Однако есть и другие заинтересованные лица, которым принятие закона принесет выгоду и позволит выйти на международный рынок, заключив, например, контракты с российскими компаниями, работающими за рубежом.

Сирийская империалистическая

Так что в ближайшие время на Охотном ряду, судя по всему, развернется непубличная борьба между теми, кто отстаивает интересы частных структур, и противниками принятия закона из числа силовиков.

Люди в погонах выступают против легализации ЧВК хотя бы потому, что не заинтересованы в разрушении монополии государства на применение силы и возникновении неких параллельных «частных армий», обладающих боевым оружием. К тому же нынешнее положение дел, когда ЧВК работают в «серой» зоне, бывает выгодно и по политическим соображениям, особенно при проведении военных операций за рубежом, как, например, сейчас в Сирии.

«В России главное назначение ЧВК — обеспечивать проведение наземных операций под лозунгом „Ихтамнет“ и идти в первой линии с голой грудью на пулеметы и артиллерийские орудия. И тем самым дать свободу Кремлю для маневра, чтобы при необходимости можно было сказать: „А мы тут причем? Наших военнослужащие там нет!“, — описывает суть происходящего бывший депутат Госдумы Виктор Алкснис. Он напомнил, что в самом начале сирийской кампании было публично обещано, что „российского участия в наземных операциях не будет и это абсолютно исключено“. И тогда, по его словам, „придумали ход с ЧВК, ‚которыхунаснет‘.

По данным Алксниса, ряды ‚солдат удачи‘ ежегодно пополняют до тысячи россиян. При этом, в отличие от военнослужащих, у этих людей нет никаких социальных гарантий, зато есть перспектива подпасть под уголовную статью о наемничестве. Кстати, ‚эсеры‘ в своем законопроекте о легализации ЧВК предлагают эту статью в Уголовном кодекса все же сохранить.

Елена Земскова

www.rosbalt.ru

Что принесет России легализация наемников? Интервью автора законопроектов о ЧВК

https://www.znak.com/2018-02-15/avtor_proektov_zakona_o_chvk_rasskazal_chto_prineset_rossii_legalizaciya_naemnikov

2018.02.15

Минобороны РФ/Global Look Press

Глава комитета Госдумы по обороне Владимир Шаманов 14 февраля заявил о том, что в свете последних событий в Сирии проект закона о легализации частных военных компаний (ЧВК) обрел дополнительную актуальность. Документ недавно был внесен в Госдуму и направлен сейчас в Правительство РФ для получения отзыва. Подобные законопроекты, начиная с 2012 года, направлялись в Госдуму четыре раза, но были отклонены. Об этом Znak.com сообщил сегодня один из их авторов — директор Независимого научного фонда «Институт проблем безопасности и устойчивого развития», член экспертного совета комитета по безопасности и противодействию коррупции Госдумы РФ Виктор Ананьев. О том, что будет в случае легализации в России ЧВК, Ананьев рассказал в интервью Znak.com.

— Текст законопроекта, о котором сказал Шаманов, пока не раскрывается. Вы участвовали в подготовке подобных проектов дважды — в 2015 и 2016 годах. Каковы их базовые принципы? 

— Когда мы готовили первую редакцию закона «О частной военно-охранной деятельности», то отмечали, что частные вооруженные подразделения появились почти 60 лет назад по инициативе частных лиц. Потом на них обратили внимание спецслужбы и другие государственные структуры, которые поняли, что ЧВК можно использовать неофициально для решения определенных задач. 

Сегодня некоторые частные вооруженные подразделения зарабатывают деньги для государственных элит, другие решают крупные политические вопросы для надгосударственных структур согласования и управления. Власти ряда стран увидели в ЧВК механизмы своей большой политики, направленной на ликвидацию национальных государств. Все понимают, что приход ЧВК в ту или иную страну может изменить внутренний политический климат.

В связи с этим над ЧВК нужен контроль. Считаю, что контроль должен быть тройной: соответствие нормам международного права, законодательства государства-происхождения и законодательства того государства, где ЧВК осуществляет свою деятельность. В России официально ЧВК отсутствуют.

Alexey Sukhorukov/Xinhua/GlobalLookPress

— Будете участвовать в обсуждении озвученного Шамановым проекта закона?

— Думаю, да. Мы поучаствуем на экспертном уровне и постараемся сделать все, чтобы документ соответствовал интересам нашего государства. Пока я не видел документа. Но предполагаю, что он основан на вариантах законопроектов, редакции которых ранее готовились нашим институтом.

— Вы можете сказать, сколько сегодня действует частных военных компаний в России?

— Никто из них не афиширует свою деятельность. Мы знаем некоторых бизнесменов, которые работают за рубежом. Но они не говорят о численности своих компаний. Это коммерческая тайна, и я их понимаю. Официально они осуществляют консалтинговые услуги, и если обнародуют истинную информацию, то подпадут под статью уголовного кодекса. Только безответственные люди не стесняются и заявляют: «Мы — ЧВК!» Кричите — вероятно, вами скоро заинтересуются компетентные органы.

Если говорить в глобальном смысле, то в мире насчитывается огромное количество крупных и мелких ЧВК. Думаю, счет идет на тысячи. Под международным документом Монтрё (о регулировании деятельности ЧВК. — Прим. ред.) в настоящее время подписалось около 70 стран. Это достаточно много. 

ЧВК стали своеобразной самостоятельной международной отраслью, объем этого рынка оценивается от 150 млрд до 250 млрд долларов в год. Игнорировать такие факты нельзя. 

— Кому должны подчиняться российские ЧВК — Минобороны, ФСБ?

— Будучи коммерческими организациями, ЧВК должны содержать хотя бы минимальную численность своего штата, поэтому в нашем проекте закона они на законном основании должны были охранять объекты Минобороны. Это позволяет разграничить сферы деятельности ЧВК и частных охранных организаций. С другой стороны, по команде правительства РФ и в соответствии с договором ЧВК может набирать людей для выполнения иных задач. Лицензирование деятельности ЧВК за рубежом может вести и Минпромторг, курирующий внешнеэкономическую деятельность. Использовать правоохранительные органы и иные силовые структуры неразумно, так как они выполняют свои специфические задачи. 

Если брать зарубежный опыт, США, то там ЧВК контролируют Пентагон и Госдепартамент. Мы по ряду причин не можем проводить аналогии США с Россией, поэтому считаем, что бенефициаром ЧВК должно стать Правительство РФ. При этом таких компаний в России должно быть не более 10–15.

Matt Cetti-Roberts/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

— О каких конкретных «иных задачах» может идти речь?

— Основная задача — это защита собственности и интересов государства за рубежом. За границей у нас, к слову, много собственности. Возьмем, к примеру, «Газпром» или «ЛУКОЙЛ». Кто должен обеспечивать безопасность внутреннего периметра их объектов за границей? У ФСБ свои задачи, у Минобороны — свои…

— Наверное, службы безопасности этих компаний…

— А службы собственной безопасности у нас тоже не легализованы. И нет ни одной службы безопасности компании, готовой обеспечить безопасность ее объектов за границей. У них могут быть специалисты, но нет оружия. Кстати, ЧВК получают необходимое оружие в стране пребывания. Важно отметить, что подготовка работника для частных охранных структур не соответствует уровню требований ЧВК. Слишком многое нужно знать и уметь.

В итоге кто охраняет объекты ОАО «ЛУКОЙЛ» в Ираке? Англичане! А если нужно построить в Сирии, к примеру, железную дорогу протяженностью 500 километров? Кто будет заниматься ее охраной, если у правительства Сирии не хватает для этого сил и средств? После того, как власти Сирии обретут уверенность в своих силах, ЧВК могут возвращаться на родину.

При этом у России есть еще интересы по строительству за рубежом портов, атомных станций… Опять же, ЧВК могут охранять нефтяные месторождения, трубопроводы и многие другие объекты. 

Виктор АнаньевИнститут проблем безопасности и устойчивого развития

— Хорошо, возьмем в качестве примера Сирию. Там официально находятся подразделения Минобороны РФ. Зачем нужны ЧВК?

— ЧВК нужны для того, чтобы подразделения Минобороны РФ занимались своими прямыми обязанностями. Охранять нефтяные поля накладно. А если Правительство РФ заключит с Сирией соответствующий договор и направит туда ЧВК, то проблема будет решена. 

— Получается, что принятие закона о ЧВК — это исключительно правовой вопрос.

— Конечно. Хочу обратить внимание на то, что нахождение любого военнослужащего за рубежом — это присутствие чужой армии. Это вряд ли может восприниматься в позитивном ключе. ЧВК — другое дело, если имеются официальные договоренности сторон. С их помощью с учетом международного права можно легче решать определенные вопросы. 

Yoshio Tsunoda/AFLO/GlobalLookPress

— Однако последние новости о ЧВК носят другой характер. Им приписывают участие в боевых действиях. Опять же, есть мнение, что легализация ЧВК в России — это своего рода благодарность ЧВК Вагнера за участие в войне на Донбассе.

— Об этом можно много говорить и писать. Мне сложно об этом судить, потому как я не был свидетелем участия ЧВК в боевых действиях. Я знаю потребности страны как эксперт, но не могу проводить логические параллели с Донбассом. Говорят, что в СССР запретили карате, потому что избили родственника члена Политбюро. А может быть, другие причины были?

Что касается задач, то ЧВК не готовят для военных действий. Да, сотрудники таких компаний умеют обращаться с оружием. Но и наши военные полицейские тоже носят оружие. 

Ни у одной иностранной ЧВК, например, не прописано, что она должна участвовать в боевых действиях. Об этом говорит и доктрина Монтрё. Если ЧВК отправляется за рубеж, должно прописываться, как и что ее представители должны защищать с оружием в руках. 

ЧВК должны строго соблюдать требования гуманитарного права, нельзя с оружием в руках творить, кто что хочет. Должна быть ответственность — об этом также должно говориться в законе о ЧВК.

— Считается, что гибель бойцов ЧВК не несет такого политического напряжения, как гибель штатных сотрудников оборонных ведомств. И это якобы еще одна причина для легализации частных военных компаний в России.

— Я так не думаю. Если закон о ЧВК будет принят и в России кто-то воспользуется этим инструментом для ведения боевых действий, то это будет также конфликтно и проблемно. Введение ЧВК не решает проблем обеспечения воюющих сторон ресурсами. Они решают специфические задачи.

— Вы при этом почему-то не признаете наличие российской ЧВК Вагнера, о деятельности которой не высказался только ленивый.

— Я много чего видел, знаю и достаточно неплохо информирован. Да, существует некое формирование. Но отличить тут правду от неправды очень тяжело. А заниматься домыслами не очень хочется. 

Yoshio Tsunoda/AFLO/GlobalLookPress

— Закон о ЧВК должен проговаривать вопрос финансирования этих компаний? Только ли это частный капитал или еще господдержка?

— Я думаю, финансирование может быть смешанным. Но суть в том, что у нас практически нет ни одной организации, которая бы смогла с нуля все сама сделать. По мнению очень авторитетных экспертов, чтобы подготовить 30 тысяч сотрудников ЧВК, нужен окружной полигон, один год и приблизительно 100 миллионов долларов. Поэтому государство будет вкладываться в это дело. Это не означает, что ЧВК будет только потреблять и ничего не возвращать. Я думаю, будут отработаны все финансовые механизмы и проблем тут никаких не будет. 

— В документе прописываются условия заключения контрактов, страховки?

— Конечно, оговаривается зона ответственности, социальные и правовые гарантии.

— А что касается вооружения?

— Здесь нет никаких проблем, и вопрос провоза оружия через границу тоже не стоит. Приезжая в другую страну, будь то Ливия, Сирия, Ирак, Марокко или Венесуэла, сотрудник ЧВК получает любое вооружение на основании официального договора с правительством этой страны. 

Aasif Shafi/ZUMAPRESS.com/GlobalLookPress

— Но если нет оружия, которым привыкли пользоваться бойцы ЧВК?

— Если для вас как журналиста основное оружие — блокнот с ручкой, то для сотрудника ЧВК нет необходимости иметь самолеты, вертолеты и танки, ему достаточно стрелкового оружия. А оно не является дефицитом нигде. Опять же, если задача — строительство форта или другого объекта, для этого оружия не нужно.

— Подводя итог, вы возлагаете на ЧВК роль мирного защитника интересов РФ за рубежом?

— Конечно, нужно защищать свои интересы за рубежом. Мы в свое время задавали вопросы всем силовым ведомствам, и никто из них, как выяснилось, не хочет заниматься этой тематикой. У всех свои задачи, как я уже говорил.

Российские ЧВК должны иметь одного бенефициара — правительство страны, и при этом они должны быть вписаны в мобилизационную готовность наших Вооруженных сил. Но говорить о том, что ЧВК — это своего рода резервы для ВС РФ, не стоит. Мы всегда найдем людей для боевых действий, и частные военные компании для этого не нужны. ЧВК — дорогое удовольствие, и использовать их нужно с умом.  

Гибель российских наемников в Сирии, уголовные дела и другие ЧВК

12 февраля стало известно об авиаударе, который международная коалиция во главе с США нанесла по российским наемникам из так называемой ЧВК Вагнера. Данные об обстоятельствах военного конфликта, случившегося в провинции Дейр-эз-Зор, разнятся. По одной из версий, сторонники Башара Асада, среди которых были бойцы ЧВК Вагнера, атаковали штаб «Сирийских демократических сил», где находились американские военные советники. Силы коалиции нанесли по нападавшим авиаудар, в результате которого были убиты, по разным оценкам, от 100 до 300 человек. При этом в социальных сетях распространялись слухи о гибели под Дейр-эз-Зором «от 200 до 600 бойцов» ЧВК Вагнера. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова 15 февраля заявила о пяти погибших в результате авиаудара в Сирии.

По утверждению источника газеты «Коммерсантъ», причиной инцидента в провинции Дейр-эз-Зор стала попытка местных «крупных предпринимателей» захватить нефтяные и газовые месторождения, находящиеся под контролем союзников США. 

В Минобороны опровергли присутствие российских военнослужащих в районе атаки, и добавили, что силы коалиции действовали в порядке самообороны. При этом Bloomberg со ссылкой на два источника сообщил, что получившие травмы российские наемники доставлены в госпитали Минобороны РФ в Москве и Санкт-Петербурге.

После первых сообщений о гибели россиян в интернете появилось несколько видеоматериалов, снятых с беспилотников, якобы демонстрирующих авиаудары по ЧВК Вагнер. Однако их подлинность пока подвергается сомнениям.

Законопроекты, легализующие деятельность частных военно-охранных компаний, вносились на рассмотрение Госдумы четыре раза, начиная с 2012 года, но были отклонены как противоречащие Конституции. Официально создание и участие в частных военных компаниях в России сейчас подпадает под действие статьи УК РФ «Наемничество».

«Новая газета» рассказывала, как в октябре 2013 года сразу 267 россиян из ЧВК «Славянский корпус» одномоментно могли получить тюремные сроки за наемничество. Они по контракту с министерством нефти и минеральных ресурсов Сирии должны были отбить ряд объектов у террористов. В ходе боев наемники потеряли свои документы и были экстренно вывезены в Россию и поставлены на учет. Для руководителей «Славянского корпуса» Вадима Гусева и Евгения Сидорова «контакт» с ФСБ завершился уголовными делами, приговорами и реальными сроками по статье 359 УК. С тех пор, как заявил сегодня Znak.com Ананьев, в России больше не было подобных громких уголовных дел. 

В январе 2018 года первый зампред Комитета по госстроительству и законодательству Михаил Емельянов сообщал, что в закон о ЧВК планируется прописать ограничения для частных военных компаний — им запретят нарушать суверенитет и изменять границы государств, свергать законные органы власти, вести подрывную деятельность, разрабатывать, покупать или хранить оружие массового поражения. Закон позволит привлекать сотрудников ЧВК к участию в контртеррористических операциях за рубежом, к защите суверенитета союзнических государств от внешней агрессии. При этом предполагается участие ЧВК в защите разных объектов, включая месторождения нефти и газа, железные дороги.

Что касается ЧВК Вагнер, то, согласно данным из открытых источников, финансирование бойцов осуществляется через российское ООО «Евро Полис», которое, как писала «Фонтанка» в июне 2017 года, якобы аффилировано с известным петербургским бизнесменом Евгением Пригожиным, которого в околокремлевских кругах называют не иначе как «кремлевским поваром». По данным Reuters, за 9 месяцев 2017 года в Сирии погибли более 130 россиян, не являющихся действующими российскими военнослужащими. 

Зарубежные СМИ среди известных крупных ЧВК называют Custer Battles, Blackwater Security Consulting, ErinysIraq Ltd, Hart Group, Kroll, Military Professional Resources, Inc., Titan Corporation. 

www.znak.com

Закон о ЧВК и незаконные "ихтамнеты"

Закон о ЧВК и незаконные "ихтамнеты"

Этих людей в форме могут называть по-разному - "дикие гуси", "солдаты удачи", "вежливые люди", наконец, "ихтамнеты", пишет Руслан Горевой на страницах "Нашей версии". Их история в нашей стране пишется со времён Ивана Грозного: совсем не случайно покорять Сибирь самодержец отправил не стрелецкий отряд с воеводой во главе,а формально гражданского Ермака Тимофеевича – пращура нашего с вами современника Вагнера. Кое-кто пытается выдать их за наёмников и настойчиво требует поместить "ихтамнетов" в прокрустово ложе закона – мол, они же бандиты! Да только надо ли власти?

Фамилия Ермака Тимофеевича, положившего Сибирь к ногам грозного царя, так до сих пор и не установлена. А вот знаменитый Вагнер, который воевал со своим "Славянским корпусом" в Сирии, затем участвовал в "крымской весне" и помогал ополченцам Донбасса, не так давно «спалился», прибыв в Кремль на приём в честь Дня героев Отечества. Так стало известно его имя – Дмитрий Уткин.

Нужно отдать должное руководству российского государства – волею случая попавших в кадр героев (а в том, что они герои, никаких сомнений, полные кавалеры ордена Мужества и Герои России) окончательно "легализовали" посредством фотосессии с главой государства в кремлёвских интерьерах.

Кажется, теперь все вопросы должны бы отпасть сами собой. Совместное фото с Владимиром Путиным может считаться окончательным признанием несомненных заслуг. Однако тут же последовали обвинения – мол, в Кремле привечают наёмников. А потому поскорее бы Госдума приняла закон о частных военных компаниях. Ведь формально "человек с ружьём", если он действует вне правовых рамок, – бандит и убийца. Наёмник. И точка.

Будет закон – будет ответственность. Но зачем?

По российским законам наёмничество – уголовно наказуемое деяние, предусмотренное 359-й статьёй УК. А есть ещё 208-я статья – организация незаконного вооружённого формирования. При этом либералы намекают: вот если бы депутаты приняли закон о частных военных компаниях (ЧВК), легализовав тем самым Вагнера и ему подобных, тогда другое дело. Желающие повоевать в Донбассе могли бы в установленном порядке получить свои "лицензии на убийство". В том-то и кроется подвох: если ЧВК утрамбовать в прокрустово ложе закона, то в их существовании более не будет никакого смысла. По сути, "солдаты удачи" превратятся в военных, и тонкая грань, позволяющая им делать то, что не могут военные, испарится сама собой. Данной тонкости, кажется, и не понимают политики, подобные эсеру Геннадию Носовко – застрельщику этой инициативы, упорно пробивающему принятие закона о ЧВК. "Мы же хотим, как лучше, хотим, чтобы наших ребят не воспринимали как наёмников, воюющих вне закона!" 

Однако что там гласит международное право? Статья 47 (2) первого дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года определяет наёмника как лицо, принимающее "участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду". А если человек воюет за идею, то какой же он, в самом деле, наёмник? Есть и другая тонкость: "Согласно международному праву и национальному законодательству ЧВК не могут принимать участие в боевых действиях в составе регулярных вооружённых формирований, – говорит директор независимого научного фонда "Институт проблем безопасности и устойчивого развития" Виктор Ананьев.

– Но они имеют право применять оружие при оказании военных услуг, оговорённых в договоре с заказчиком, для самозащиты и обеспечения безопасности вверенных им объектов, имущества и людей". Крючкотворство?

Таким же крючкотворством занимаются и американцы, и англичане. Последние создали более сотни успешных военных компаний, но закона о ЧВК у них как не было, так и нет, хотя о его принятии британские парламентарии судачат уже полвека. В самом деле, к чему им этот закон, когда его принятие лишь подрежет "диким гусям" крылья?! "Не случайно на внутригосударственном уровне деятельность ЧВК законодательно регулируется лишь в некоторых странах, да и то поверхностно, – отмечает Виктор Ананьев. – В большинстве же случаев ЧВК действуют исключительно в рамках корпоративных кодексов поведения, соблюдения которых от компании требуют при оказании военных услуг, но не законодательства".

"Всё, что пишет российская пресса о частных военных компаниях, часто досужие домыслы, - говорит генерал-майор запаса, ветеран ГРУ Сергей Канчуков. - Подозреваю, что точными данными на сей счёт не располагают даже в Мин­обороны. Вот пример: недавно на свет просочились данные, что российская группировка ЧВК только в сирийской провинции Латакия может насчитывать до 20 тысяч человек. Часть экспертов возмутились – невозможно, мол, набрать в России такое количество сотрудников! Но мой анализ показывает, что набрать можно и в разы больше.

Многое зависит от подхода к данной проб­леме прежде всего со стороны государства. Сегодня у нас едва начали обсуждать вопрос о целесообразности или нецелесообразности иметь ЧВК. Нет закона, регламентирующего деятельность ЧВК, недостаточно понимания, как всё это контролировать, откуда финансирование и т.п. Нужен ли закон о ЧВК? Практичнее было бы на первых порах установить хоть какой-то контроль Минобороны над ЧВК, я считаю".

Международные организации подобный расклад не устраивает, и они пытаются переломить ситуацию, но пока без особого успеха. К примеру, в 2005 году комиссия ООН по правам человека учредила рабочую группу по вопросу об использовании военных наёмников, и к лету 2009 года эта группа породила проект некой международной конвенции о контроле, надзоре и мониторинге за частными военными и охранными предприятиями. Теоретически этот документ устанавливал некие стандарты в области регулирования деятельности ЧВК и их персонала, а также в формировании международного надзорного механизма. Да только с тех пор прожект засунули под сукно – никому он ко двору не пришёлся, а менее прочих – Вашингтону и Лондону. И сегодня, резюмирует Виктор Ананьев, ни на национальном, ни на международном уровне "нет правового механизма, способного осуществлять контроль за деятельностью ЧВК". Так что наши "ихтамнеты" формально никаких законов не нарушают. Не за что, стало быть, и наказывать. Во всяком случае, пока.

Тем не менее депутаты Госдумы не унимаются и в ближайшее время обещают протащить закон о ЧВК. Хотя, как отмечают эксперты, от депутатов, в общем-то, мало что зависит. "Одобрить принятие такого закона должны в первую очередь силовики, которые неоднозначно воспринимают перспективу его принятия, – разъясняет эксперт Центра стратегической конъюнктуры Владимир Неёлов. – Но с 2012 года – с того момента, как о законе впервые заговорили с подачи вице-премьера Дмитрия Рогозина, – особых подвижек нет. И правительство, прямо скажем, на его принятии особенно не настаивает".

"Можно предположить, что на данном этапе использование такого инструмента ведения гибридных войн, как ЧВК, более выгодно в рамках неопределённого статуса, нежели в режиме полноценной правовой регламентации деятельности, – предполагает руководитель Центра военно-политической журналистики Борис Рожин. – И пока неизвестно, как история с "развиртуализацией" Вагнера-Уткина отразится на принятии закона о ЧВК".

"Дикий гусь" "ихтамнету" не товарищ

Кстати, самого Вагнера-Уткина и его структуру российские профессионалы из ЧВК отнюдь не считают своими коллегами. К примеру, Олег Криницын, возглавляющий одну из наиболее известных российских ЧВК, "РСБ-Групп", разъясняет: "ЧВК Вагнера" – вовсе не частная военная компания, а военизированная организация без официального статуса. И к ней, таким образом, неприменимы стандарты и неписаные законы ЧВК.

Между тем это не мешает отряду Вагнера выполнять самые деликатные задачи в Сирии и на Украине. А вот ту же "РСБ-Групп" в Донбассе не задействуешь – опасаются профи лишиться своих зарубежных контрактов. При этом агентство РБК уверяет, что негласно "группу Вагнера" курирует ГРУ – куда там тем же "РСБ" или "Моран Секьюрити"! Впрочем, это может быть совпадением: база Вагнера находится в Краснодарском крае на хуторе Молькино, буквально бок о бок с отдельной бригадой спецназа ГРУ. Просто соседи?

"Военизированную организацию без официального статуса" легко и просто задействовать в любых условиях. В конце декабря западные издания растиражировали фотоснимки бойцов ливанской "Хезболлы", осматривающих поле боя в Алеппо. При ближайшем рассмотрении на камуфляже "ливанцев" обнаружились нашивки с надписями на чистом русском: "Плохой", "Роджер" и т.п. А на рукавах – узнаваемые шевроны "вежливых людей" с автоматчиком, гладящим котика. Впрочем, американцы действуют точно так же, только рядятся не под "Хезболлу", а под курдских ополченцев. Раз уж речь зашла об американцах – год назад ВВС США заключили контракты с 15-ю ЧВК на проведение "операций по борьбе с глобальными угрозами национальной безопасности" страны как непосредственно в Штатах, так и за рубежом. Совокупная сумма контрактов – 975 млн долларов. Срок договоров истекает в январе 2025 года. И никакой, заметьте, законодательной базы под это не подбивают. При этом у американцев имеется чуть ли не самая оснащённая и боеспособная армия в мире, на которую тратят сотни миллиардов долларов, – зачем им ещё и ЧВК?

Дело в том, что война во Вьетнаме выявила одну нехорошую зависимость: как только солдаты начинают массово погибать на какой-то далёкой войне, население перестаёт доверять власти. У России есть свой пример – Афганистан. Пока жертв было сравнительно немного, народ с этим мирился. Но, как только счёт погибшим пошёл на тысячи, ситуация в корне изменилась. Американцы, надо признать, первыми сделали выводы, начав задействовать в самых кровопролитных конфликтах не солдат и офицеров, а "диких гусей". Кто там станет считать, сколько их погибло, да и вообще, сколько их слетелось в очередную горячую точку? А военных пересчитают и собственное начальство, и дотошные правозащитники. "Потеря солдат и офицеров во внешних операциях всегда будет болезненно восприниматься общественным мнением, которое уверено в возможности войны без погибших", – пишет в журнале "Политико" Вальтер Брюйер-Остельс, научный сотрудник Сорбонны и один из самых авторитетных французских военных экспертов. Родственники погибших военнослужащих подают судебные иски и отсуживают у государства баснословные отступные, в то время как за гибель "дикого гуся" не взыскать ни цента. Это ли положение дел не выгодно государству? "Объяснить растущее применение наёмных контрактников можно тем, что их потенциальная гибель не вызовет ни судебных тяжб, ни реакции прессы, ни общественных волнений". К тому же задействовать ЧВК намного дешевле, чем армию. "История показывает, что для решения проблем за границей проще использовать не военных, а добровольцев, – соглашается с французским экспертом Олег Криницын. – От них, если что, всегда можно откреститься".

А вот какие любопытные вещи французский эксперт поведал о законодательной базе "ихтамнетов": оказывается, во Франции, как и в России, есть законы, карающие за наёмничество. Но их действие, как отмечает Вальтер Брюйер-Остельс, "носит избирательное действие" – прямо как у нас в России. Скажем, раньше Париж навязывал французским судовладельцам для защиты от пиратов морских пехотинцев. Хочешь быть в безопасности – нанимай военных. Но с 2014 года вместо военных разрешено привлекать ЧВК, хотя часть французов и считают сотрудников этих компаний "бандитами и убийцами". Ничего не напоминает?

Беспризорные вояки

Вероятно, регламентировать деятельность частных военных компаний каким-то образом всё-таки необходимо, но для этого совершенно необязательно принимать «гражданский» закон. Можно сделать как в США. За океаном "диких гусей" традиционно контролирует Пентагон, а именно центральное командование (USCENTCOM). Заодно это центральное командование ведёт счёт своим "солдатам удачи" по всему миру. Вот относительно свежие данные: из 43 781 "ихтамнета", действующего по всему миру, 17 564 – американцы. Россиян они отдельно не пересчитывают, но вместе с другими гражданами стран СНГ наших насчитывается порядка 15 тысяч.

Кстати, поговаривают, что российские "ихтамнеты" вскоре появятся и в Ливии – во всяком случае, слухи о военной поддержке ливийской национальной армии фельд­маршала Халифы Хафтара российскими "отпускниками" циркулируют уже около месяца.

Справка Есть подозрение, что закон о частных военных компаниях лоббируется крупными российскими корпорациями в собственных интересах – хозяевам многих из них наверняка хотелось бы обзавестись на законных основаниях своими собственными армиями. Впрочем, как показывает практика, те, кто хотел создать такие армии, уже их создали, не дожидаясь принятия законодательной базы. К примеру, у ЛУКОЙЛа имеется подразделение "Луком-А". "Засветилось" оно в Ираке – его бойцы, как правило, ветераны спецслужб, в частности знаменитого "Вымпела", занимаются охраной месторождений и трубопроводов, доставкой грузов и сопровождением конвоев. Поговаривают, что принятие закона о ЧВК на руку и тем, кто хотел бы, занимаясь этим непростым бизнесом, избежать излишних контактов с силовиками. Известно, что именно силовики контролируют сегодня практически все вопросы, связанные с функционированием ЧВК. Но если будет принят соответствующий закон, то действие частных военных структур будет определять законодательство, а вовсе не заинтересованные представители МВД, ФСБ и т.д. Не так ли? Сегодня же подавляющее большинство ЧВК имеет "кураторов" в силовых структурах. У E.N.O.T. Corp и ЧВК МАР это, предположительно, ФСБ, "Антитеррор-Орёл" и "РСБ-Групп", возможно, опекает ГРУ, а у "Редут-Антитеррора", вероятно, имеются высокие покровители в Минобороны.

chvk.info

Частные военные компании: разрешать ли их в России

Сейчас ЧВК работают в «серой» зоне


Вчера в 20:37, просмотров: 1302

Методы и ресурсы ведения войн в конце XX — начале XXI века существенно отличаются от тех, что применялись нашими дедами и прадедами. Одним из ноу-хау ушедшего века стало официальное появление частных военных компаний.

В России подобная деятельность запрещена и подпадает под действие двух статей Уголовного кодекса, хотя в мире использование ЧВК в зонах вооруженных конфликтов уже давно обычная практика. А сейчас, когда Россия расширяет свое присутствие в других регионах, ЧВК могли бы стать хорошими помощниками армии и проводниками интересов государства. Конечно, как у любого явления, тут есть и плюсы, и минусы. Нужны ли России официально частные военные компании, сейчас существующие в стране в очень зыбком правовом статусе, «МК» решил узнать у специалистов.

BlackWater — самая известная американская частная военная компания. После скандала, связанного с их деятельностью в Ираке, провела ребрендинг и теперь называется Academy.

Предыстория вопроса

«Предками» ЧВК условно можно считать «солдат удачи», которые начали действовать уже в 50-х годах. Это были организованные группы наемников, которые за хорошие деньги уезжали в горячие точки и выполняли приказы тех, кто дал им больше денег. Как правило, это были бывшие военные или просто интересующиеся военным делом люди. После выполнения миссии такие отряды обычно расформировывались. Первая ЧВК появилась в Британии в 60-х годах. Ее создатель, полковник британской армии, проанализировав действия наемников, решил, что их деятельность можно, грубо говоря, поставить на конвейер. Занимались они в основном охраной и обеспечением безопасности объектов нефтяных компаний в нестабильных регионах. До 90-х годов такие организации работали в «серой» зоне. Правительства западных стран использовали их для реализации своих целей там, где применение регулярных войск было невозможно.

Постепенно из тени ЧВК начали выходить после окончания «холодной войны». Неоднократно их деятельность пытались загнать в какие-то юридические рамки. После скандала с небезызвестной Blackwater в Ираке (убийства мирных жителей и пр.) вопрос об ответственности ЧВК встал совсем остро.

17 сентября 2008 года был принят «документ Монтрё» — некий свод скорее рекомендаций, чем жестких правил. Он определил, что ответственность за деятельность ЧВК должны нести и «страна происхождения» компании, и страна, с которой ЧВК заключали контракт. Согласно данному документу: «ЧВК — это частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги, независимо от того, как они себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».

В России же деятельность ЧВК попадает под действие двух статей УК: «Наемничество» и «Организация незаконного вооруженного формирования». Плюс покупка боевого оружия у нас вне закона. Однако, принимая во внимание общемировую тенденцию передачи некоторых функций государства в частные руки, вопрос о возможности легализации деятельности частных военных компаний все чаще поднимают в нашей стране.

Об актуальности вопроса говорят многократные попытки протолкнуть в России закон, который регулировал бы действия ЧВК. Сейчас же статус их весьма размыт — и официально они существовать не могут, ведь законом это не разрешено, однако де-факто структуры, очень похожие по своим функциям на ЧВК, уже есть, только действуют в «серой» зоне.

«Если явление имеет место, то и контролироваться оно должно»

Мы задались главным вопросом: нужны ли России частные военные компании и кто должен регулировать и контролировать их деятельность? За ответами на этот вопрос мы обратились к Владимиру Неелову, эксперту Центра стратегической конъюнктуры.

— Вы говорили о нескольких законопроектах о деятельности ЧВК. Почему же ни один не был принят?

— Думаю, что начать нужно с небольшого исторического экскурса. Этот вопрос обсуждается в России уже на протяжении 6 лет. Первая попытка принять похожий закон была предпринята еще в 2012 году. Будучи премьер-министром, в послании Совету Федерации Владимир Путин сказал, что подобный законопроект своевременен. Поэтому в 2012 году его вынесли на обсуждение. Публично законопроект поддержал и Дмитрий Рогозин. После нескольких месяцев блуждания по коридорам Госдумы законопроект завернули, указав на то, что он «противоречит Конституции». Следующая попытка «пропихнуть» похожий законопроект была предпринята в 2014 году, после событий на Украине. В ноябре 2014 года законопроект не прошел дальше стадии предварительного рассмотрения Советом Государственной думы: он был также отклонен все по той же причине — противоречие Конституции. В 2015–2016 годах были предприняты две попытки, которые тоже успехом не увенчались. Я думаю, что дело здесь в позиции основных силовых структур, да и события на Украине подлили масла в огонь. Во-первых, встанет вопрос об обороте оружия. Впрочем, существует мировой опыт, как данная проблема может решаться. Например, сотрудники британских ЧВК вообще не имеют права ходить вооруженными на территории Великобритании. Как это будет регулироваться у нас — вопрос. Плюс, как было сказано выше, Украина продемонстрировала всем, что, обладая деньгами, человек может создать собственную армию, которая при должном уровне подготовки сможет противостоять правительственным силам.

— Действительно ли в России назрела необходимость в юридическом регулировании деятельности ЧВК?

— Я сторонник принципа, что если явление уже имеет место, то и контролироваться оно должно. В России в некой «пограничной» зоне работают, скажем, «РСБ-Групп», «Моран секьюрити групп» и некоторые другие подобные компании. То есть в России точно есть смысл в регулировании деятельности ЧВК. Тут еще должен ставиться вопрос целеполагания: если что-то в государстве создается, то нужно понимать зачем. В США, например, такие компании занимаются широким спектром видов деятельности. Это и охрана судов, объектов энергокомплекса, дипломатических и других миссий, логистика, обучение. В общем, ЧВК могут использоваться там, куда нет смысла оттягивать основные силы. Зачем, скажем, оставлять в тылу группу для охраны нефтяной инфраструктуры и тем самым ослаблять основную группировку?

В том виде, в котором частные военные компании существуют в западных странах, это довольно эффективное средство решения конкретных задач, спектр которых значительно шире, чем принято представлять широкой общественности. Но и проблем, как показывает западный опыт, возникает большое количество. Нельзя забывать, что владельцы частных военных компаний, как в любом бизнесе, ставят своей главной целью извлечение прибыли, что в известном смысле противопоказано в таком деле, как военная безопасность.

В России большое количество военных специалистов, которые по разным причинам ушли из силовых структур. И многие хотели бы продолжать заниматься военным делом. И ЧВК для таких людей — прекрасная альтернатива. В Британии, например, нередко такие компании заключают договоры с большими нефтяными компаниями на охрану объектов в горячих точках. Мы могли бы действовать по тому же принципу — это не оттянет регулярные части и деньги останутся в стране. Более того, крупные отечественные корпорации, работающие в нестабильных регионах мира, могли бы на законной основе нанимать для обеспечения безопасности российские ЧВК. Их услуги, в свою очередь, пользовались бы неплохим спросом у многих государств и зарубежного бизнеса, то есть приносили бы некоторый доход в российскую казну (при условии, что они не будут выведены в офшоры).

Но в кадровом вопросе есть и обратная сторона — может произойти отток кадров из силовых структур. Ведь на примере западных ЧВК платят в частных компаниях больше. Помимо финансового есть и другие мотивы. Например, в частных военных компаниях нет столь жесткой иерархической структуры, как в вооруженных силах, где зачастую профессионалам, которые хотят реализовать свой потенциал, это сделать сложнее, чем в частной организации.

— Каким образом должно государство контролировать деятельность ЧВК?

— Деятельность ЧВК, естественно, должна контролироваться. Во-первых, для этого есть механизм лицензирования. Любая ЧВК, перед тем как выйти на рынок, должна пройти эту процедуру. Плюс любая деятельность, которая связана с оборотом оружия, должна находиться под контролем государства.

— Какие функции могут выполнять ЧВК в зоне боевых действий?

— Охрана объектов, высокопоставленных лиц, сопровождение конвоев, консалтинг, притом в самом широком смысле — от оперативно-тактического до стратегического. Есть примеры, когда ЧВК помогают государству, в котором работают, в разработке военной доктрины. На Украине, скажем, привлекались сотрудники ЧВК для проведения полицейской реформы. Кроме того, в число функций могут входить и тыловое обеспечение, и логистика, и обучение. Под обучением тоже нужно понимать очень широкий спектр — здесь обучение личного состава и основам тактики, и обращению с новыми видами вооружений. Нередко сотрудники ЧВК привлекаются и как военные переводчики. Для сбора разведданных могут привлекать частных специалистов. В целом спектр широкий.

— Какие виды вооружений, на ваш взгляд, могут использовать ЧВК?

— Ну прежде всего легкое стрелковое оружие, легкую бронетехнику, бронированные машины. Вертолеты и транспортную авиацию. А вот использование тяжелой бронетехники — прерогатива армии.

— Кто должен нести ответственность за деятельность ЧВК? Сама компания, государство или наниматель?

— Опять же легче объяснить на примере. Была в 2012 году довольно показательная история с нашей «Моран секьюрити групп». Они заключили контракт в Нигерии. А эта страна находится в зоне интересов Британии, и делиться своим «куском пирога» подданные королевы не хотели. Поэтому судно, на котором сотрудники компании направлялись на задание, было задержано за контрабанду оружия. Полтора года наши граждане не могли вернуться домой. И вот в подобных случаях нужно действовать исходя из соображения, что это наши граждане. Идеальная модель поведения в таких ситуациях у США — они сначала вывозят своих граждан на свою территорию, а потом уже разбираются с ними (либо не разбираются, как это часто случалось в Ираке). Есть еще один вариант ситуации — если ЧВК нанимает какая-либо корпорация. Тогда получается, что ответственность должна нести компания-наниматель.

Наши граждане Роман Заболотный и Георгий Цурканов сейчас находятся в плену у «ИГ» (запрещена на территории РФ). Что с ними, не известно — ровно так же, как и путь их попадания в Сирию. Возможно, если бы в России узаконили ЧВК, то судьба искателей приключений сложилась бы по-другому.

«У нас есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд»

На Западе ЧВК — это уже давно привычные организации. Посмотреть на то, как они устроены, какие задачи выполняют и как живут, вполне реально. Бывший сотрудник западной ЧВК, просивший не называть фамилии, рассказал «МК» о своей службе.

— Чья это была компания?

— Это британская компания.

— Это была компания широкого профиля или специализировалась на чем-то конкретном?

— Мы занимались только охраной судов. Компания на этом специализировалась.

— По сравнению с официальными структурами в ЧВК платили больше?

— Я не могу судить о всех, но когда я пришел туда в 2010 году, зарплата у нас была довольно большая — 10 000 долларов в месяц. Ну и тогда, если вспомнить ситуацию с пиратством, наш вид услуг был востребован. Пираты были плохо вооружены, и всего нескольких человек на судне было достаточно для его охраны. В то время в основном сотрудниками компании были граждане стран Западной Европы. Много было британцев, французов.

Однако через какое-то время и оружие у пиратов стало более современное, и они получили возможность выходить в море. Но к этому моменту появилось достаточно компаний на рынке, которые конкурировали за заказы. Поэтому постепенно зарплата начала падать. Сначала ее урезали в 2 раза — и из компании начали уходить наиболее квалифицированные кадры, зато от желающих из стран Восточной Европы, с Балкан, Украины не было отбоя. Воевали они так себе, зато были нетребовательны. Потом денег стало еще в два раза меньше, и вот тогда я ушел.

— Нужно ли в России регулировать деятельность ЧВК?

— Я считаю, что если явление имеет место, то и юридическую базу надо под него подогнать. В России, насколько я понимаю, все, что явно не запрещено, то разрешено. Поэтому появляются некие охранные компании, которые по сути своей являются и ЧВК, по крайней мере спектр услуг их примерно схож. Но действуют они в так называемой серой зоне. Если грамотно разработать законопроект, четко прописать функции ЧВК, их обязанности и права, то проблем с этим не будет. Плюс это вливание в экономику государства — налоги-то они платить будут.

— Ты в курсе ситуации с «Моран групп» в 2012 году? На твой взгляд, в подобного рода конфликтах сотрудники ЧВК — это прежде всего граждане страны или наемники?

— Очень странно, что освобождение людей заняло так много времени. Понятно, что такие ситуации вполне реальны, но для этого заключаются официальные контракты. Был ли этот документ на руках у задержанных, неизвестно. Однако он вполне мог быть доказательством того, что люди не просто так с оружием пришли сюда убивать мирных граждан, а что они выполняют определенную миссию по просьбе правительства страны или крупной компании. Но если инцидент уже произошел, то государство, чьи граждане оказались в такой ситуации, должно, на мой взгляд, приложить все усилия, чтобы они как можно скорее вернулись домой. А уже потом разбираться с ними по внутренним законам. Более скользкая ситуация с Ираком и Academy (так сейчас называется та самая Blackwater). Там имело место нарушение международного законодательства, гуманитарного права, были убиты гражданские, которые не представляли опасности для сотрудников ЧВК. В данном случае это конфликт уже, по сути, межгосударственный и разбираться в нем должен Международный трибунал.

— Есть ли у нас шанс догнать в плане развития ЧВК Запад?

— Я думаю, что у нас все шансы. У нас прекрасные военные специалисты, много тех, кто имеет реальный боевой опыт, но по каким-то причинам не может служить в Вооруженных силах или уволен в запас — почему не дать возможность людям как-то передать свой опыт. Фигурально выражаясь, есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд.

Читайте материал: «Откровения бойца частной военной компании в Сирии: «С оружием беда»

www.tech24news.ru

легализовать или продолжать делать вид, что их нет? » Военное обозрение

Уже много лет в прессе с некоей периодичностью проходит кампания за разрешение-запрет ЧВК. Важность вопроса заключается в том, что ЧВК есть. Но их нет. Правовой статус таких компаний размыт и непонятен большинству россиян. Солдаты удачи? Дикие гуси? Охранная структура? А может, бандиты?
В принципе, ЧВК используются давно. И начало такого использования заложено если не сотни, то десятки лет назад. Если чуть-чуть поразмыслить, то становится ясно, что в России целая прослойка населения или, как тогда говорили, сословие, была ЧВК. Казаки. Официального статуса воинских частей они не имели. Однако в случае необходимости выполняли военные задачи по охране и обороне территории государства. И, заметим, успешно.

Более того, знаменитый атаман Ермак присоединил Сибирь к Руси тоже не как представитель войска царя Ивана, а как частное лицо. История деликатно говорит — "отряд атамана Ермака". Не рать, не полк, не войско. Просто отряд. А по сути своей, частная военная компания, если выражаться современным языком. Снаряженная с определенной целью.

Но расцвет ЧВК начался в конце прошлого века и продолжается сегодня.

Какие же задачи выполняют ЧВК? Разговор будет вестись пока об официальных моментах. О том, что прописано в контрактах.

Прежде всего, ЧВК необходимы бизнесу. Транснациональные корпорации работают сразу в нескольких государствах. Современное оборудование стоит приличных средств. А предприятия не всегда находятся в мирных зонах. Понятно, что использовать ЧВК в Европе или Америке глупо. Государство может обеспечить охрану объектов самостоятельно. Там достаточно собственного вооруженного подразделения компании. А в Африке? Сирии? Ираке?

Следующий важный момент — транспортировка грузов. Многие помнят пиратов из Сомали. Когда действия небольших групп вооруженных бандитов стало приносить огромные убытки транспортным компаниям. Пираты пользовались тем, что гражданские суда не вооружены даже стрелковым оружием и брали в плен танкеры и другие суда без всякого сопротивления.

Защита кораблей на государственном уровне, даже с использованием военного флота, хоть и снизила активность пиратов, но полностью не ликвидировала. Да и стоило это огромных денег. А затраты легли на несколько ведущих государств мира.

Задачу успешно решили ЧВК. Хорошо вооруженные и подготовленные бойцы своими действиями отбили охоту у пиратов к легкой наживе. Более того, по некоторым данным, ЧВК даже могли отбивать захваченные суда у пиратов.

Ещё одна официальная задача ЧВК — сопровождение ВИП-персон. Компании, а иногда и государства, не всегда могут обеспечить охрану своих хозяев и руководителей. Официально глава компании для государства — никто. Частное лицо. А если у компании миллиардные обороты? Такое лицо становится лакомым куском для криминальных структур. Частные военные быстро охлаждают бандитский пыл.

ЧВК официально работают в прифронтовой зоне, но, согласно международным законам, участвовать в боевых действиях на какой-либо стороне не имеют права. Именно потому ЧВК специализируются на медицинском обслуживании, на логистике, на строительстве военных объектов, тыловом обеспечении армии, разминировании минных полей.

Есть ещё одна задача, не связанная с реальными боевыми действиями. Разведка. Часть ЧВК специализируются на поиске и анализе разведывательной информации для армии.

Дело в том, что современная армия, особенно западных государств, сегодня практически не может обойтись без ЧВК. Так, в ходе иракской компании США заплатили десяти частным военным компаниям за логистику, разведку и прочие услуги более 60 миллиардов долларов только за первые 6 лет войны. Согласитесь, масштаб деятельности "частников" впечатляет.


А что же в России? Почему российские ЧВК не на слуху? Все знают, что такие структуры есть, но никто не может точно сказать, какие и чем занимаются.

Причин такой "дымовой завесы" над российскими ЧВК, по нашему мнению, две. Прежде всего это отрицательное отношение россиян к наёмничеству как таковому. В России считается преступлением быть наемником. Закон! Для нас более понятно и даже почетно быть добровольцем.

Вторая причина чисто корпоративная. Россия имеет достаточное количество бывших военнослужащих, прошедших через горнило войны. Практически каждое ведомство сегодня имеет свой спецназ. Причем достаточно хорошо подготовленный.

А главными "поставщиками" кадров для ЧВК были и остаются Министерство обороны и ФСБ. Понятно, что корпоративные связи в этих ЧВК сохраняются. А потому, в зависимости от того, кто находится во главе компании, компании негласно курируются одним из этих ведомств.

Вопрос о необходимости принятия Закона о ЧВК ещё в 2012 году озвучил В. Путин. Он потребовал легализовать деятельность ЧВК, назвав их "инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства".

В 2014 году партия "Справедливая Россия" внесла в Думу проект закона о ЧВК. Однако проект был успешно "убит" в комитете по обороне. Депутаты решили, что закон не актуален, непонятен и бесполезен. Более того, представители и МО, и ФСБ в один голос выступили против этого закона. Причина?

Официальный статус ЧВК приведет к тому, что в стране появятся компании, способные противостоять официальным силовым ведомствам. Частные "Рембо" напугали силовиков.

Итак, правового статуса ЧВК в России не получили. Но они есть. Почему? Да просто потому, что российское законодательство в этом вопросе построено так, что нет четких формулировок. А "размытость" и дает возможность существовать " на законных основаниях".

Наиболее известной, а может быть, и наиболее серьезной ЧВК в России является "РСБ-Групп". Именно эта компания предлагает весь спектр услуг классической ЧВК. В прайс-листе компании есть охрана объектов, в том числе и нефтегазовых, охрана аэропортов, сопровождение конвоев в зоне конфликтов, сопровождение гражданских судов и прочее. Кроме этого, специалисты компании предлагают услуги по разминированию объектов, разведке и контрразведке, анализу данных.

Появились компании, которые предлагают услуги по освобождению заложников и возврату грузов. Проще говоря, рынок требует услуги, ЧВК их предоставляют. Конечно, часто компании выполняют работу государственных структур. Но, согласитесь, как часто пострадавшие остаются недовольны действиями таких структур.

Но большинство ЧВК с участием россиян работают вне России. Чаще всего это небольшие компании. Известно о нескольких ЧВК в Африке. Эти компании не просто успешно конкурируют со "старыми" западными компаниями, но и уже потеснили эти компании. Кроме этого, есть данные о работе наших ЧВК в Сирии, Ираке, Иране.

Как ни парадоксально, но именно эти ЧВК мешают принятию закона. Российские ЧВК в зонах конфликтов благодаря прошлой специализации своих бойцов достаточно закрыты. Сведения о них чаще всего на уровне частного общения, редких сообщений в местных СМИ и соцсетей. А это, в свою очередь, порождает множество слухов.

В статье о ЧВК, как бы ни хотелось не касаться этой темы, нельзя обойтись без украинской темы. В российских СМИ было множество материалов о западных, особенно польских и прибалтийских ЧВК. Встречались материалы и об американских ЧВК. Но вот российская упоминается только одна.

Многие помнят череду убийств видных командиров республиканцев в прошлом году. Когда непонятным образом те, кто выступал против руководителей республик или имел независимую позицию по вопросам государственного строительства в республиках, погибали при обстоятельствах, которые показывали действия профессионалов.

Именно тогда и всплыла ЧВК Вагнера. Компания серьезная, хотя и не особо "светившаяся" на Донбассе. Таинственная структура, которая не вписывается в "классическую" ЧВК. Назвать компанию ЧВК можно только с натяжкой. Это скорее военизированная организация с непонятной структурой. Некоторые аналитики говорят о некоей "батальонной тактической группе". Согласитесь, что без определенной поддержки в "верхах" такая компания существовать не может.

Более того, сегодня есть сведения о существовании у ЧВК Вагнера тренировочного лагеря в Краснодарском крае. А на вооружении появилась бронетехника и тяжелое вооружение.

Кстати, многие думают, что такие компании, как ЧВК Вагнера, появились в последнее время. Увы, но история этой компании начинается ещё в 2013 году. А по большому счету и раньше. Известный "Славянский корпус", который воевал в Сирии, стал основой этой компании.

Сегодня западные аналитики говорят, что ЧВК Вагнера активизировалась в Сирии. Причем она участвует в боевых действиях как самостоятельно, так и в составе сирийской армии. Кроме этого, пишут о взаимодействии ЧВК с российской армией. Но официальных подтверждений этому нет. И, понятное дело, не будет.

В начале этого года в Думе опять поднимался вопрос о ЧВК. 28 января его стали обсуждать. Однако результата такое обсуждение не принесло. Депутаты опять испугались ответственности, нашли кучу причин. До сего времени закон о ЧВК дискутируется на различных уровнях.

Появления публикаций по этому вопросу — явно результат начала избирательной компании. Сейчас можно найти тех, кто "протолкнет" закон в новой Думе. Можно включить этот вопрос в список проблем, которые необходимо решить в ближайшее время. Кандидаты сегодня гораздо более чувствительны к проблемам страны, чем депутаты завтра.

Естественно, возникает вопрос: а нужен ли нам этот закон?

Ответ однозначен. Нужен. И действительно срочно. Существование мелких компаний, типа ЧВК Вагнера, не всегда законно. И не только по российским законам, но и по международным. Прямое участие в боевых действиях этому пример. Классическое "ничего личного — просто бизнес". Нужно зарабатывать. А деньги не пахнут.

Крупные компании более подконтрольны государству. Им есть что терять. Даже имидж таких компаний дорого стоит. А вот для маленьких компаний наоборот. Чем "мутнее", тем доходнее. Та же ЧВК Вагнера, повторюсь, создана на основе распущенного "Славянского корпуса". Для мелкой компании потери в случае ликвидации минимальны. Есть бойцы, и все. Материальных потерь не особо много. Хотя бронетехника и тяжелое вооружение стоят много, доходы компании позволяют быстро компенсировать потери.

Необходим закон ещё и потому, что сегодня Россия вынуждена тратить огромные средства на перевооружение армии и флота. А это, в свою очередь, ведет к уменьшению затрат на другие сферы жизни. ЧВК, согласно проекту закона, будут работать не только за рубежом, но и в России. А значит, решать задачи по охране объектов (многие просто забыли, что большинство "государственных" компаний на самом деле ООО, ЗАО и прочее), по сопровождению важных грузов, по обеспечению безопасности граждан.

То есть делать то, чем в Советском Союзе занималась такая организация, как ВОХР — военизированная охрана, существовавшая как подразделение службы вневедомственной охраны милиции, а также как ведомственная охрана предприятий и учреждений.

Таким образом, те затраты, что сегодня несет государство, будут перенесены на плечи частного сектора экономики.

События на Украине показали, что добровольцы, которые участвуют в конфликте (с обеих сторон) политически выгоднее государству. Да и нам тоже. От них всегда можно откреститься. Сами поехали, сами участвуют. Сами отвечают за свою жизнь и смерть.

Но ведь задача государства, в том числе, состоит в защите интересов своих граждан. Не только в наказании за наемничество, но и в защите. Те, кто по зову сердца пошли воевать, такие же граждане, как и остальные. Так почему государство не должно их защищать?

ЧВК обычный бизнес-проект. И, как любой бизнес, будут платить налоги в казну страны. Ведь ранения и болезни бойцов сегодня лечат точно так же, как и болезни работников других сфер. Так пусть компании за свой риск платят.

В целом же проблему ЧВК надо решать уже сегодня. Стыдливо прятать глаза и говорить об отсутствии у нас этих компаний уже неприлично. Решение назрело. Или мы четко регламентируем деятельность ЧВК, и тогда устанавливаем контроль за этим бизнесом, или "загоняем" их ещё в большую "тень" — и тогда любой доброволец может быть признан наемником со всеми дальнейшими "прелестями", любой боец — тоже.

Размытость в существующих законах играет сегодня против государства. Необходимо внести полную ясность в понятия и формулировки. Существование лазеек — это путь к созданию больших проблем в дальнейшем.

topwar.ru

Частные военные компании: разрешать ли их в России |

Сейчас ЧВК работают в «серой» зоне
Методы и ресурсы ведения войн в конце XX — начале XXI века существенно отличаются от тех, что применялись нашими дедами и прадедами. Одним из ноу-хау ушедшего века стало официальное появление частных военных компаний.
В России подобная деятельность запрещена и подпадает под действие двух статей Уголовного кодекса, хотя в мире использование ЧВК в зонах вооруженных конфликтов уже давно обычная практика. А сейчас, когда Россия расширяет свое присутствие в других регионах, ЧВК могли бы стать хорошими помощниками армии и проводниками интересов государства. Конечно, как у любого явления, тут есть и плюсы, и минусы. Нужны ли России официально частные военные компании, сейчас существующие в стране в очень зыбком правовом статусе, «МК» решил узнать у специалистов.

BlackWater — самая известная американская частная военная компания. После скандала, связанного с их деятельностью в Ираке, провела ребрендинг и теперь называется Academy.

Предыстория вопроса
«Предками» ЧВК условно можно считать «солдат удачи», которые начали действовать уже в 50-х годах. Это были организованные группы наемников, которые за хорошие деньги уезжали в горячие точки и выполняли приказы тех, кто дал им больше денег. Как правило, это были бывшие военные или просто интересующиеся военным делом люди. После выполнения миссии такие отряды обычно расформировывались. Первая ЧВК появилась в Британии в 60-х годах. Ее создатель, полковник британской армии, проанализировав действия наемников, решил, что их деятельность можно, грубо говоря, поставить на конвейер. Занимались они в основном охраной и обеспечением безопасности объектов нефтяных компаний в нестабильных регионах. До 90-х годов такие организации работали в «серой» зоне. Правительства западных стран использовали их для реализации своих целей там, где применение регулярных войск было невозможно.
Постепенно из тени ЧВК начали выходить после окончания «холодной войны». Неоднократно их деятельность пытались загнать в какие-то юридические рамки. После скандала с небезызвестной Blackwater в Ираке (убийства мирных жителей и пр.) вопрос об ответственности ЧВК встал совсем остро.
17 сентября 2008 года был принят «документ Монтрё» — некий свод скорее рекомендаций, чем жестких правил. Он определил, что ответственность за деятельность ЧВК должны нести и «страна происхождения» компании, и страна, с которой ЧВК заключали контракт. Согласно данному документу: «ЧВК — это частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги, независимо от того, как они себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например транспортных колонн, зданий и других мест; техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов; содержание под стражей заключенных; консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников».
В России же деятельность ЧВК попадает под действие двух статей УК: «Наемничество» и «Организация незаконного вооруженного формирования». Плюс покупка боевого оружия у нас вне закона. Однако, принимая во внимание общемировую тенденцию передачи некоторых функций государства в частные руки, вопрос о возможности легализации деятельности частных военных компаний все чаще поднимают в нашей стране.
Об актуальности вопроса говорят многократные попытки протолкнуть в России закон, который регулировал бы действия ЧВК. Сейчас же статус их весьма размыт — и официально они существовать не могут, ведь законом это не разрешено, однако де-факто структуры, очень похожие по своим функциям на ЧВК, уже есть, только действуют в «серой» зоне.
«Если явление имеет место, то и контролироваться оно должно»
Мы задались главным вопросом: нужны ли России частные военные компании и кто должен регулировать и контролировать их деятельность? За ответами на этот вопрос мы обратились к Владимиру Неелову, эксперту Центра стратегической конъюнктуры.
— Вы говорили о нескольких законопроектах о деятельности ЧВК. Почему же ни один не был принят?
— Думаю, что начать нужно с небольшого исторического экскурса. Этот вопрос обсуждается в России уже на протяжении 6 лет. Первая попытка принять похожий закон была предпринята еще в 2012 году. Будучи премьер-министром, в послании Совету Федерации Владимир Путин сказал, что подобный законопроект своевременен. Поэтому в 2012 году его вынесли на обсуждение. Публично законопроект поддержал и Дмитрий Рогозин. После нескольких месяцев блуждания по коридорам Госдумы законопроект завернули, указав на то, что он «противоречит Конституции». Следующая попытка «пропихнуть» похожий законопроект была предпринята в 2014 году, после событий на Украине. В ноябре 2014 года законопроект не прошел дальше стадии предварительного рассмотрения Советом Государственной думы: он был также отклонен все по той же причине — противоречие Конституции. В 2015–2016 годах были предприняты две попытки, которые тоже успехом не увенчались. Я думаю, что дело здесь в позиции основных силовых структур, да и события на Украине подлили масла в огонь. Во-первых, встанет вопрос об обороте оружия. Впрочем, существует мировой опыт, как данная проблема может решаться. Например, сотрудники британских ЧВК вообще не имеют права ходить вооруженными на территории Великобритании. Как это будет регулироваться у нас — вопрос. Плюс, как было сказано выше, Украина продемонстрировала всем, что, обладая деньгами, человек может создать собственную армию, которая при должном уровне подготовки сможет противостоять правительственным силам.
— Действительно ли в России назрела необходимость в юридическом регулировании деятельности ЧВК?
— Я сторонник принципа, что если явление уже имеет место, то и контролироваться оно должно. В России в некой «пограничной» зоне работают, скажем, «РСБ-Групп», «Моран секьюрити групп» и некоторые другие подобные компании. То есть в России точно есть смысл в регулировании деятельности ЧВК. Тут еще должен ставиться вопрос целеполагания: если что-то в государстве создается, то нужно понимать зачем. В США, например, такие компании занимаются широким спектром видов деятельности. Это и охрана судов, объектов энергокомплекса, дипломатических и других миссий, логистика, обучение. В общем, ЧВК могут использоваться там, куда нет смысла оттягивать основные силы. Зачем, скажем, оставлять в тылу группу для охраны нефтяной инфраструктуры и тем самым ослаблять основную группировку?
В том виде, в котором частные военные компании существуют в западных странах, это довольно эффективное средство решения конкретных задач, спектр которых значительно шире, чем принято представлять широкой общественности. Но и проблем, как показывает западный опыт, возникает большое количество. Нельзя забывать, что владельцы частных военных компаний, как в любом бизнесе, ставят своей главной целью извлечение прибыли, что в известном смысле противопоказано в таком деле, как военная безопасность.
В России большое количество военных специалистов, которые по разным причинам ушли из силовых структур. И многие хотели бы продолжать заниматься военным делом. И ЧВК для таких людей — прекрасная альтернатива. В Британии, например, нередко такие компании заключают договоры с большими нефтяными компаниями на охрану объектов в горячих точках. Мы могли бы действовать по тому же принципу — это не оттянет регулярные части и деньги останутся в стране. Более того, крупные отечественные корпорации, работающие в нестабильных регионах мира, могли бы на законной основе нанимать для обеспечения безопасности российские ЧВК. Их услуги, в свою очередь, пользовались бы неплохим спросом у многих государств и зарубежного бизнеса, то есть приносили бы некоторый доход в российскую казну (при условии, что они не будут выведены в офшоры).
Но в кадровом вопросе есть и обратная сторона — может произойти отток кадров из силовых структур. Ведь на примере западных ЧВК платят в частных компаниях больше. Помимо финансового есть и другие мотивы. Например, в частных военных компаниях нет столь жесткой иерархической структуры, как в вооруженных силах, где зачастую профессионалам, которые хотят реализовать свой потенциал, это сделать сложнее, чем в частной организации.
— Каким образом должно государство контролировать деятельность ЧВК?
— Деятельность ЧВК, естественно, должна контролироваться. Во-первых, для этого есть механизм лицензирования. Любая ЧВК, перед тем как выйти на рынок, должна пройти эту процедуру. Плюс любая деятельность, которая связана с оборотом оружия, должна находиться под контролем государства.
— Какие функции могут выполнять ЧВК в зоне боевых действий?
— Охрана объектов, высокопоставленных лиц, сопровождение конвоев, консалтинг, притом в самом широком смысле — от оперативно-тактического до стратегического. Есть примеры, когда ЧВК помогают государству, в котором работают, в разработке военной доктрины. На Украине, скажем, привлекались сотрудники ЧВК для проведения полицейской реформы. Кроме того, в число функций могут входить и тыловое обеспечение, и логистика, и обучение. Под обучением тоже нужно понимать очень широкий спектр — здесь обучение личного состава и основам тактики, и обращению с новыми видами вооружений. Нередко сотрудники ЧВК привлекаются и как военные переводчики. Для сбора разведданных могут привлекать частных специалистов. В целом спектр широкий.
— Какие виды вооружений, на ваш взгляд, могут использовать ЧВК?
— Ну прежде всего легкое стрелковое оружие, легкую бронетехнику, бронированные машины. Вертолеты и транспортную авиацию. А вот использование тяжелой бронетехники — прерогатива армии.
— Кто должен нести ответственность за деятельность ЧВК? Сама компания, государство или наниматель?
— Опять же легче объяснить на примере. Была в 2012 году довольно показательная история с нашей «Моран секьюрити групп». Они заключили контракт в Нигерии. А эта страна находится в зоне интересов Британии, и делиться своим «куском пирога» подданные королевы не хотели. Поэтому судно, на котором сотрудники компании направлялись на задание, было задержано за контрабанду оружия. Полтора года наши граждане не могли вернуться домой. И вот в подобных случаях нужно действовать исходя из соображения, что это наши граждане. Идеальная модель поведения в таких ситуациях у США — они сначала вывозят своих граждан на свою территорию, а потом уже разбираются с ними (либо не разбираются, как это часто случалось в Ираке). Есть еще один вариант ситуации — если ЧВК нанимает какая-либо корпорация. Тогда получается, что ответственность должна нести компания-наниматель.

Наши граждане Роман Заболотный и Георгий Цурканов сейчас находятся в плену у «ИГ» (запрещена на территории РФ). Что с ними, не известно — ровно так же, как и путь их попадания в Сирию. Возможно, если бы в России узаконили ЧВК, то судьба искателей приключений сложилась бы по-другому.

«У нас есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд»
На Западе ЧВК — это уже давно привычные организации. Посмотреть на то, как они устроены, какие задачи выполняют и как живут, вполне реально. Бывший сотрудник западной ЧВК, просивший не называть фамилии, рассказал «МК» о своей службе.
— Чья это была компания?
— Это британская компания.
— Это была компания широкого профиля или специализировалась на чем-то конкретном?
— Мы занимались только охраной судов. Компания на этом специализировалась.
— По сравнению с официальными структурами в ЧВК платили больше?
— Я не могу судить о всех, но когда я пришел туда в 2010 году, зарплата у нас была довольно большая — 10 000 долларов в месяц. Ну и тогда, если вспомнить ситуацию с пиратством, наш вид услуг был востребован. Пираты были плохо вооружены, и всего нескольких человек на судне было достаточно для его охраны. В то время в основном сотрудниками компании были граждане стран Западной Европы. Много было британцев, французов.
Однако через какое-то время и оружие у пиратов стало более современное, и они получили возможность выходить в море. Но к этому моменту появилось достаточно компаний на рынке, которые конкурировали за заказы. Поэтому постепенно зарплата начала падать. Сначала ее урезали в 2 раза — и из компании начали уходить наиболее квалифицированные кадры, зато от желающих из стран Восточной Европы, с Балкан, Украины не было отбоя. Воевали они так себе, зато были нетребовательны. Потом денег стало еще в два раза меньше, и вот тогда я ушел.
— Нужно ли в России регулировать деятельность ЧВК?
— Я считаю, что если явление имеет место, то и юридическую базу надо под него подогнать. В России, насколько я понимаю, все, что явно не запрещено, то разрешено. Поэтому появляются некие охранные компании, которые по сути своей являются и ЧВК, по крайней мере спектр услуг их примерно схож. Но действуют они в так называемой серой зоне. Если грамотно разработать законопроект, четко прописать функции ЧВК, их обязанности и права, то проблем с этим не будет. Плюс это вливание в экономику государства — налоги-то они платить будут.
— Ты в курсе ситуации с «Моран групп» в 2012 году? На твой взгляд, в подобного рода конфликтах сотрудники ЧВК — это прежде всего граждане страны или наемники?
— Очень странно, что освобождение людей заняло так много времени. Понятно, что такие ситуации вполне реальны, но для этого заключаются официальные контракты. Был ли этот документ на руках у задержанных, неизвестно. Однако он вполне мог быть доказательством того, что люди не просто так с оружием пришли сюда убивать мирных граждан, а что они выполняют определенную миссию по просьбе правительства страны или крупной компании. Но если инцидент уже произошел, то государство, чьи граждане оказались в такой ситуации, должно, на мой взгляд, приложить все усилия, чтобы они как можно скорее вернулись домой. А уже потом разбираться с ними по внутренним законам. Более скользкая ситуация с Ираком и Academy (так сейчас называется та самая Blackwater). Там имело место нарушение международного законодательства, гуманитарного права, были убиты гражданские, которые не представляли опасности для сотрудников ЧВК. В данном случае это конфликт уже, по сути, межгосударственный и разбираться в нем должен Международный трибунал.
— Есть ли у нас шанс догнать в плане развития ЧВК Запад?
— Я думаю, что у нас все шансы. У нас прекрасные военные специалисты, много тех, кто имеет реальный боевой опыт, но по каким-то причинам не может служить в Вооруженных силах или уволен в запас — почему не дать возможность людям как-то передать свой опыт. Фигурально выражаясь, есть шанс запрыгнуть в уходящий поезд.
Читайте материал: «Откровения бойца частной военной компании в Сирии: «С оружием беда»

Комментарии

society-news.25mk.ru

«Мы поднимем имидж страны»: основатель первой российской частной военной компании дал интервью

Я не знаю, как на Западе устроен отбор в частные военные компании. На основе нашей компании могу сказать, что идеальный сотрудник — это офицер 30—45 лет, прошедший службу в оперативных подразделениях и имеющий за плечами боевой опыт.

Тех, кому в мирной жизни скучно и хочется повоевать, я в компанию не беру. Наша задача — выйти без потерь из любой ситуации.  

— Стоит ли предоставлять сотруднику ЧВК социальные гарантии? Как насчёт выплаты компенсаций родственникам в случае гибели?

— Чем сотрудник частной военной компании хуже врача, спасающего человеческую жизнь? Он защищает других людей вдалеке от Родины, рискует собой, выполняет важную миссию, возможно, государственного значения. Конечно, он должен чувствовать, что находится под социальной защитой.

— Скорее всего, жалованье сотрудников российских ЧВК будет выше оклада военнослужащего Министерства обороны. Не кажется ли вам, что представители силовых ведомств начнут увольняться и выстраиваться в очередь в ЧВК?

— Все военнослужащие находятся на гособеспечении. В частности, государство тратит большие деньги на обучение и содержание срочников. Не проще ли принимать на службу готовых профессионалов и использовать их для решения стоящих перед страной задач?

Конечно, государство будет платить больше сотрудникам частных военных компаний, но их и не надо обучать. Я не назову вам точную сумму, которую может зарабатывать сотрудник частной военной компании, но могу сказать, что зарплата в таких структурах дифференцирована. Заработок зависит от квалификации и опасности прохождения службы.

России можно взять на вооружение методы (не суммы) расчёта зарплат, принятые в США. Сотрудник, находящийся вне зоны боевых действий, получает существенно меньше, чем тот, кто работает в агрессивной среде. В Ираке пребывающий на базе сотрудник американской ЧВК зарабатывал $250—300 в сутки, а сопровождавший колонну — $1,5—2 тыс.

— Что Россия может позаимствовать у западных ЧВК и каких ошибок ей стоит избегать? 

— Первое, что необходимо перенять у западных коллег, — это система спасения военнослужащих. Я общался с американцами. Это нормально, когда для спасения одного бросают 30—40 человек, а в воздух поднимаются вертолёты.

Второе — это временный иммунитет в первоначальный этап военной операции, которым должны наделяться сотрудники ЧВК. Так делали американцы в 2003 году, когда вторглись в Ирак. Как бы это цинично ни звучало, но в экстремальной ситуации нет возможности следить за соблюдением закона страны пребывания. Нужно делать только то, что отвечает интересам твоей страны.

В то же время западные ЧВК, пожалуй, слишком обласканы опекой своих государств. Они уверовали в собственную безнаказанность и легко переступают черту закона, зная, что их прикроют. Хамское поведение по отношению к местным и уж тем более необоснованное применение оружия должны наказываться.  

Но у нас, русских, другая ментальность. Я думаю, нас подобные проблемы обойдут стороной. В этом и будет главная особенность российских ЧВК.

defence.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *