гексоген — Блог Авака Авакяна

ФСБ взрывает Россию — новые факты

 

Авак Авакян

 

В

зрывы жилых домов в России в сентябре 1999, использованные в качестве повода для начала Второй чеченской войны, и так называемый «Рязанский инцидент», когда на попытке взорвать очередной жилой дом попались сотрудники ФСБ, обсуждаются до сих пор. Я предоставляю информацию, которая, с моей точки зрения, должна поставить точку в этом вопросе и стать неопровержимым обвинением.

 

 

В

 телепередаче НТВ про «Рязанский инцидент» («Независимое расследование» от 24 марта 2000 гòда) Алексей Картофельников — свидетель, видевший мешки со взрывчаткой, — даёт публичные показания: описывает, что содержимое мешков было, дословно, «желтоватого цвèта» и имело «такой вот мелкий–мелкий, как, скажем, вермишель, такой порез, какие–то вот такие “гранулы”, так будем называть»; «какие–то гранулы желтоватого цвèта». Далее в этой телепередаче звучало описание: «типа сечёной вермишели». Так вот: так выглядят ТРОТИЛ ЧЕШУИРОВАННЫЙ и ТРОТИЛ–ГЕКСОГЕНОВАЯ СМЕСЬ! Именно в таком облике ТРОТИЛ выпускают российские оборонные заводы (например, Бийский олеумный завод, вот смотрите: http://fkpboz.ru/products/explosives/tnt-flaked-a-b/ ). В вышеуказанной телепередаче в роли «экспертов» выступали невежды: обвинители В.В. Путина пытались доказать, что «желтоватый, как сечёная вермишель» — это гексоген, а их оппоненты пытались доказать, что «желтоватым, как сечёная вермишель» может быть сахар. Констатирую: в действительности гексоген бесцветен и внешне как раз
ПОХОЖ
на сахар как две капли воды; смотрите сами; вот, как выглядит гексоген:
http://ic.pics.livejournal.com/avak_avakyan/19476380/33994/33994_original.jpg
А вот, как выглядит ТРОТИЛ ЧЕШУИРОВАННЫЙ производства российских оборонных заводов:
http://ic.pics.livejournal.com/avak_avakyan/19476380/33753/33753_original.jpg

 

С

удя по всему, в Рязанских

avakyanus.wordpress.com

Взрывчатое Вещество, Его Характеристики, Состав и Формула, Обзор Аналогов по Мощности Взрыва

Гексоген или циклотриметилентринитрамин (C

3H6N6O6) – это мощное взрывчатое вещество с высоким уровнем бризантности и приемлемым уровнем чувствительности. Гексоген относится к вторичным (бризантным) видам взрывчатых веществ (ВВ). В настоящее время является одной из наиболее используемых видов взрывчатки. Относится к группе бризантных веществ повышенной мощности.

Чаще всего гексоген применяется для различных военных нужд: снаряжения снарядов, авиабомб, мин, торпед и других боеприпасов. Кроме того, это взрывчатое вещество используется и во время проведения взрывных работ в промышленности, в шахтном деле, для прокладывания туннелей и выполнения других инженерных работ. Также гексоген используется в качестве одного из компонентов твердого ракетного топлива.

Впервые гексоген был синтезирован в конце позапрошлого века в Германии, однако масштабное промышленное производство этого взрывчатого вещества было налажено только в период Второй мировой войны. За время этого конфликта только в Германии было изготовлено более 100 тыс. тонн гексогена.

Данное взрывчатое вещество имеет отличные фугасные и бризантные свойства, достаточную химическую стойкость и приемлемую чувствительность. Поэтому неудивительно, что гексоген является второй по «популярности» взрывчаткой после тротила. Кроме того, технологии производства этого ВВ сравнительно просты и довольно дешевы. Исходным сырьем для гексогена служит азотная кислота и уротропин, которые получают из угля, воды и воздуха. Поэтому производство этой взрывчатки довольно легко может наладить практически любое государство. Исходя из вышесказанного, становится понятно, что найти аналог гексогена не так уж и просто.

В середине 90-х годов один фунт гексогена стоил от восьми до двенадцати долларов США.

В России название этой взрывчатки стало широко известным после трагических событий 1999 года, когда именно гексоген использовался для подрыва жилых домов в Москве и Волгодонске.

Сегодня известно более пяти способов получения гексогена, все они пригодны для крупномасштабного производства этой взрывчатки.

Химические и физические свойства

Гексоген – это твердое вещество, в нормальном агрегатном состоянии представляющее собой белый кристаллический порошок. Не имеет ни вкуса, ни запаха. Сильный яд: это вещество поражает нервную систему человека, главным образом мозг и способно вызывать малокровие и различные нарушения кровообращения.

Удельный вес данного взрывчатого вещества составляет 1,816 г/см³, а молярная масса — 222,12 г/моль.

Плотность гексогена равняется 1,8 г/куб. см., температура вспышки – 220-230 °C, скорость детонации достигает 8380 м/сек, а энергия взрывчатого превращения – 1290 ккал/кг. Объем газообразных продуктов для гексогена составляет 908 л/кг, а давление во фронте ударной волны – 34,7 ГПа. Бризантность данного вида ВВ – 24 мм, фугасность – 470 мл.

Тротиловый эквивалент гексогена – 1,6, из чего становится понятным, что это взрывчатое вещество гораздо мощнее тротила.

Гексоген негигроскопичен, практически не растворяется в воде, химически активен мало. С металлами не реагирует, плохо растворяется в эфире, спирте, толуоле, бензоле и хлороформе, чуть лучше — в ДМФА, ацетоне, и концентрированных кислотах, уксусной и азотной.

Серной кислотой, щелочами гексоген разлагается, то же самое происходит с ним и при нагревании. Температура плавления этого взрывчатого вещества составляет 204,1 °C. Во время этого процесса сильно повышается чувствительность ВВ, поэтому гексоген не плавят, а прессуют. Хотя и прессуется эта взрывчатка также плохо, поэтому перед обработкой ее флегматизируют в ацетоне.

Гексоген хорошо горит, на открытом огне сгорает без остатка, при быстром нагревании взрывается. Имеет высокую чувствительность к механическим воздействиям, особенно к удару. Для снижения чувствительности это взрывчатое вещество обычно флегматизируют.

Это взрывчатое вещество особенно чувствительно к детонации. Гексоген обладает значительной химической стойкостью, гарантийный срок его хранения в условиях склада составляет 20 лет.

История создания

Первым взрывчатым веществом, с которым познакомилось человечество, стал черный дымный порох. Точная дата его изобретения неизвестна, но считается, что он появился в Китае уже в VII веке нашей эры. Если исходить из этой даты, то следует признать, что человечеству понадобилось чуть больше тысячи лет для изобретения второго вида взрывчатки.

Бурное развитие химии и других точных наук уже в конце XVIII века позволили получить пикриновую кислоту и гремучую ртуть. Наиболее успешным для химиков, которые работали над созданием новых типов ВВ, стало XIX столетие. В 1847 году был впервые синтезирован нитроглицерин, на основе которого чуть позже Альфред Нобель создал динамит. В 1863 году была получена самая распространенная в наши дни взрывчатка – тротил.

Гексоген был открыт в самом конце XIX века – в 1899 году немецким химиком Гансом Геннингом. Причем это открытие было сделано совершенно случайно. Ученый искал лекарство, которое бы помогало людям при воспалениях мочевыводящих путей, аналог уже известного в те времена уротропина. Геннинг надеялся, что его вещество будет лечить людей еще более эффективно. Однако вышло немного по-другому.

Вещество, синтезированное немецким химиком, не годилось для лечения, ибо обладало серьезными побочными эффектами, и медики очень быстро отказались от него. Однако через двадцать лет (в 1920 году) выяснилось, что гексоген – это сильнейшая взрывчатка, которая прекрасно подходит для военных целей. По мощности он превосходил тротил, а скорость его детонации превышала все известные на тот момент виды ВВ. Поначалу даже не могли определить бризантность этой взрывчатки, потому что она просто разрывала стандартный свинцовый столбик, который используется для определения этой характеристики. Взрыв гексогена массой в один килограмм приводит к таким же разрушениям, как и детонация 1,25 кг тротила.

После этого новым веществом заинтересовались военные сразу нескольких стран: Великобритании, Германии, США и СССР. В начале 30-х годов в этих странах уже существовали установки непрерывного действия для производства гексогена. Во время Второй мировой войны оно достигало сотен тонн в сутки, были придуманы несколько новых способов синтеза этой взрывчатки.

Следует отметить, что кустарное производство гексогена довольно затруднительно, поэтому террористы или криминальные структуры не так часто используют эту взрывчатку в своих целях. То, что для взрывов жилых домов, которые произошли в Москве и Волгодонске, а также для других терактов в российских городах в конце 90-х годов был использован гексоген, говорит либо о причастности к этим событиям спецслужб или о полном разрушении системы контроля над оборотом взрывчатых веществ.

Способы получения

В настоящее время известно несколько способов получения гексогена, все они пригодны для промышленного производства этого взрывчатого вещества.

Непосредственным сырьем для производства гексогена служит уротропин – лекарство и вещество, которое у нас многие ошибочно называют «сухим спиртом».

По методу Герца уротропин просто обрабатывали (нитрировали) концентрированной азотной кислотой. У этого способа были некоторые недостатки, главным из которых является сравнительно небольшой выход взрывчатки (примерно 40%) и значительный расход азотной кислоты. Хотя, надо сказать, что метод Герца применяется и сегодня. Он позволяет получать гексоген очень высокого качества.

Позже были разработаны другие методы получения гексогена:

  • Метод «К». Этот способ впервые применен в Германии. Он позволяет значительно повысить количество взрывчатки. От метода Герца отличается добавлением в азотную кислоту аммиачной селитры, которая нейтрализует побочный продукт реакции – формальдегид;
  • Метод «КА». В этом случае гексоген получается в присутствии уксусного ангидрида. В него добавляется раствор аммиачной селитры в азотной кислоте и динитрат уротропина;
  • Метод «Е». Этот метод также связан с уксусным ангидридом. Гексоген получается при взаимодействии аммиачной селитрой с формальдегидом в уксусном ангидриде;
  • Метод «W». Этот способ был разработан Вольфрамом в 1934 году. В результате реакции формальдегида с калиевой солью сульфаминовой кислоты получается «белая соль», которая затем обрабатывается смесью серной и азотной кислоты. Этот метод дает весьма высокий выход взрывчатого вещества – около 80%;
  • Метод Бахмана-Росса. Этот метод предложен американскими химиками. Он похож на «КА», но более удобен и технологичен.

Использование

Следует отметить, что в чистом виде этот вид ВВ практически не используют, так как он может быть опасен для самих саперов. Исключением являются только некоторые виды детонаторов. Для снаряжения боеприпасов, а также использования в ходе взрывных работ используют смеси на основе гексогена. Чаще всего его мешают вместе с тротилом, но могут быть и другие варианты.

Например, ТГ-50 – это сплав, в состав которого входит 50% гексогена и 50% тротила, ТГ-40 содержит 40% тротила и 60% гексогена, а ТГА-16 – 60% тротила, 24% гексогена, 13% алюминия и 3% алюминиевой пудры. По своим свойствам (бризантности и фугасности) эти смеси находятся между гексогеном и тротилом, недотягивая до чистого гексогена. Если говорить о теплоте взрыва, то ближе всего к гексогену находится смесь ТГА-16, а по фугасному действию – смесь ТГ-50.

Одной из самых удачных смесей на основе гексогена считается гексал А-lX-2. Это ВВ содержит 73% гексогена, алюминиевую пудру и воск, который используется в качестве флегматизатора. Любопытно, но это взрывчатку изобрел простой советский матрос Евгений Ледин, который еще до войны был отправлен на одну из фабрик по производству ВВ. По своим фугасным характеристикам гексал превосходит чистый гексоген. Более того, эта взрывчатка не детонирует даже от сильного удара, что позволяет использовать ее для снаряжения бронебойных снарядов корабельной артиллерии. Снаряд, начиненный гексалом, не взрывался при ударе о корабельную броню, детонация происходила уже после ее пробития.

Гексоген также является одним из компонентов пластической взрывчатки или, как ее еще называют, пластита. Это взрывчатое вещество представляет собой смесь гексогена и пластификатора, который делает его мягким, пластичным, а иногда даже липким. Пластиты – это целая группа ВВ, в которую входят смеси, отличающиеся содержанием пластификатора и его видом. Например, есть пластит, состоящий из 88 частей гексогена и 12 частей смазочного масла, в другом распространенном пластите содержится 78% гексогена и 12% смолистого связывающего пластификатора. Пластит – довольно дорогая взрывчатка, он не используется для снаряжения боеприпасов, как правило, его применяют для подрыва различных объектов: мостов, дотов, железнодорожных путей, металлоконструкций. К пластитам относится американская взрывчатка С-4, которая хорошо известна нашим гражданам благодаря многочисленным голливудским боевикам.

В последние годы в нескольких странах мира налажено масштабное производство IRDX – так называемого малочувствительного гексогена, восприимчивость к ударно-волновому воздействию у которого гораздо ниже, чем у стандартного взрывчатого вещества.

militaryarms.ru

взрывчатое вещество, аналоги и мощность в тротиловом эквиваленте, история изобретения и формула, физические и химические свойства, применение

Среди огромного количества химических веществ имеется группа специфических веществ, обладающих особым химическим свойством — при определенных изменениях физического состояния вещества начинается мгновенная и активная взрывная реакция. Процесс происходит стремительно, в течение 1-5 миллисекунды. Именно такое описание характеризует взрывчатые вещества — продукты, появившиеся в результате осознанной человеческой деятельности. Одним из самых мощных взрывчатых вещества является гексоген. На первый взгляд это белое и безобидное, порошкообразное вещество, не имеющее ни вкуса, ни запаха. На деле этот порошок способен произвести колоссальные разрушения.

Банальная и типичная история изобретения

Конец XIX века можно охарактеризовать одним коротким и емким выражением – период великих изобретений. Однако, как и в большинстве случаев, величайшие открытия, сделанные человеком, сразу обретали угрожающее направление. Все, что создавала человеческая мысль, сразу же использовалось для последующего изобретения человеком самых страшных и самых мощных средств уничтожения себе подобных. Не обошла стороной эта участь и область химии. Эта наука дала возможность человеку успешно бороться со страшными недугами и одновременно с этим, позволила получить средства для безжалостного уничтожения друг друга на полях сражений.

Химики относятся к разряду тех ученых, которые поверхностно задумываются над тем, что они делают. Так было и в случае с изобретением гексогена. Немецкий химик Ганс Геннинг сумел создать в конце XIX века сложное химическое вещество, обладающее лечебными свойствами. Ученый, уверенный в своих благих намерениях, пытался создать эффективный лекарственный препарат, способный сделать в медицине настоящий научный прорыв. Мочекаменная болезнь, воспаление мочеполовой системы стали новым бичом современного человеческого общества. Отсутствие эффективных терапевтических средств для лечения недугов толкало ученых на поиск и создание новых медикаментозных средств.

Немцу удалось создать гексоген, который в 1899 году был запатентован как лекарственный препарат. Следует отметить, что аналог гексогена — лекарственный препарат уротропин или гексаметилентетрамин, был открыт еще в 1859 году русских химиком А.М. Бутлеровым. С медицинской точки зрения изобретение немецкого химика в те годы не привело к заметному прорыву в урологии. Применение препарата сопровождалось большим количеством опасных побочных эффектов, которые на тот момент не имели четкого научного объяснения.

Гексоген(научное название триметилентринитроамин) получается в результате химической реакции из уротропина и азотной кислоты. Эти компоненты в свою очередь можно легко получить, используя уголь, воздух и воду. Из этого вытекает, что по своей химической природе новое вещество имеет неограниченный ресурс. В процессе первых опытов удалось получить мелкокристаллическое вещество белого цвета, которое отличалось абсолютно аморфным состоянием. Гексоген не растворяется в воде, негигроскопичен и в нормальном агрегатном состоянии не проявляет агрессивных реакций. К тому же, как выяснилось, вещество не взаимодействует с металлами.

Химические и физические свойства гексогена

Несмотря на свои уникальные свойства, гексоген оставался для военных темным и неизвестным пятном в военной науке. Ни русско-японская война, ни Первая Мировая не стали детонатором в области развития взрывчатых веществ. Только в 20-х годах военные обратили внимание на уникальные химические свойства этого химического вещества.

Основные химические свойства гексогена, которые привлекли внимание военных, заключались в стойкости вещества и в его высокой бризантности. К тому же вещество было просто и доступно в получении. Технологию изготовления гексогена можно было освоить даже при слабо развитой химической отрасли. В 1920 году усилиями британских химиков стало возможным получать вещество более простым способом – нитрование концентрированной азотной кислотой уротропина. В результате опытов стали ясно видны взрывчатые свойства гексогена. С этого момента за работу взялись специалисты – пиротехники.

Оказалось, что вещество способно под воздействием определенных внешних факторов перейти из спокойного агрегатного состояния к быстрому химическому превращению, сопровождающемуся интенсивным выделением горючих газов. Тем более что этот процесс происходит мгновенно в течение тысячной доли секунд. Обнаружилось, что гексоген при детонации порождает ударную волну сверхзвуковой скорости. Давление газов за считанные мгновения вырастает до больших величин, образуя область огромной разрушительной силы. Такой тип взрыва характерен для аммонита и тротила.

Для того, чтобы привести механизм химической реакции в действие необходимо обеспечить внешнее воздействие. Для случая с гексогеном такими внешними факторами могут стать:

  • кинетическая энергия, передаваемая в результате удара или трения;
  • тепловое воздействие, оказываемое на вещество в результате нагревания, искры или под воздействием открытого пламени;
  • химическая реакция, возникшая в результате взаимодействия с другими химическим веществом;
  • детонационное воздействие, вызванное взрывной волной другого взрывчатого вещества.

Зафиксированные данные об опытах наглядно продемонстрировали, что безобидный кристаллический порошок белого цвета, призванный лечить людей от заболеваний мочеполовой системы, обладает колоссальной разрушительной силой.

Пиротехники сумели высчитать фугасность и бризантность гексогена. Эти два параметра характеризуют все взрывчатые вещества. Оказалось, что у гексогена фугасность вдвое выше, чем у тротила. Другими словами, 10 г. гексогена в момент взрыва выделяют 480 см3 горючих газов, тогда как тротил при детонации способен образовывать всего 285 куб. см. газов. Что касается бризантности, то в данном случае новое вещество в 1,26 раза превышает показатели, получаемые при подрыве тротила. Скорость детонации гексогена составляет 8360 м/с, при этом выделяется объем газов, равный 908л/кг.

Взрыв гексогена создает по фронту ударной волны давление 33,8 ГПа.

Такие превосходные с точки зрения разрушительности параметры не могли пройти мимо военных. В начале 30-х годов, сначала в Англии, а позже и в континентальной Европе начинается массовое производство гексогена, только уже в качестве взрывчатого вещества. На химических производствах налажен непрерывный цикл нитрования уротропина, что позволило в кратчайшие сроки добиться больших объемов выпуск ВВ нового типа.

Примечательно обратить внимание на экономические показатели выпуска гексогена перед началом Второй Мировой войны по странам. В Англии за сутки получали 360 тонн гексогена, в США и в Германии эти показатели были ничуть не меньшими — по 350 и по 345 тонн соответственно. Всего за годы Второй Мировой войны Третий Рейх выпустил на своих заводах 110 тыс. тонн гексогена.

Практическая плоскость применения гексогена

Следует отметить, что взрывчатое вещество, к которым относится гексоген, несмотря на свои высокие показатели фугасности и бризатности, никогда не применялся самостоятельно в качестве взрывчатки. Единственный случай непосредственного применения этого взрывчатого вещества в военно-технологических целях – начинка в капсюлях к патронам и к снарядам. Случаи практического применения этого ВВ в качестве самостоятельной взрывчатки носят прикладной характер. В технологических целях гексоген используется только в компании с другими взрывчатыми веществами, вместе с которым он образует взрывчатку определенного вида и типа.

Обычная практика изготовления взрывчатки предполагала смешивание гексогена с тротилом. Пропорция в данном случае составляла 50 на 50. Выпускаются ВВ, в которых процент содержания гексогена был выше на 10-20%.

На сегодняшний день производство гексогена значительно упростилось. Его стали получать не из уротропина, а из промежуточного продукта динитрата уротропина и 35% азотной кислоты. Выход гексогена в данном случае составлял уже не 10-35%, а вдвое больше. Процентный состав определяет наличие поражающих факторов взрывчатого вещества. Так, к примеру, взрывчатка ТГ-50, в которой тротил и гексоген присутствуют в равных пропорциях, обладает большим фугасным действием. Максимальная теплота выделяется в момент взрыва у взрывчатки ТГА-16 и А-IX-2, в которых к тротилу и гексогену добавляются алюминиевый пудра и алюминиевый порошок и воск.

Гексоген во второй половине XX века стал использоваться при изготовлении пластита, пластичной взрывчатки ППВ-4. Такие смеси в виде замазки обладают хорошей пластичностью и клейкой основой. В составе таких смесей гексоген содержится в пропорции 4 к 1 или 5 к 1 по отношению к связывающему веществу. Самая известная пластическая взрывчатка, в состав которой входит 94% гексогена, является С-4.

Гексоген сегодня

Современное производство гексогена происходит на закрытых химических предприятиях. Самостоятельное соединение этого взрывчатого вещества с другими компонентами осуществляется только в промышленных условиях с использованием специального оборудования. При изготовлении взрывчатки гексоген окрашивается в оранжевый цвет и прессуется. На сегодняшний день выпускаются следующие типы взрывчаток, применяемые в военных целях. Взрывчатки ЭВВ, ТГА. МС и ТГ-50 идут на снаряжении боевых боеприпасов определенного вида. К примеру, ТГ-50 составляет заряд в кумулятивных снарядах. Морские мины оснащаются взрывчаткой МС.

В отличие от тринитротолуола (тротил) производство гексогена отличается низкой рентабельностью, что делает его самым массовым взрывчатым веществом на сегодняшний день. Высокие показатели фугасности и бризантности делают гексоген очень удобным и эффективным ВВ для изготовления боеприпасов специального назначения.

warways.ru

ГЕКСОГЕН. ФСБ. РЯЗАНЬ.

В деле о взрывах в России появляются новые доказательства причастности спецслужб к трагическим событиям Осенью 1999 года рядовой воздушно-десантных войск Алексей П. и его сослуживцы были командированы из Подмосковья в Рязань. Место...


В деле о взрывах в России появляются новые доказательства причастности спецслужб к трагическим событиям
       
       Осенью 1999 года рядовой воздушно-десантных войск Алексей П. и его сослуживцы были командированы из Подмосковья в Рязань. Место назначения — 137-й Рязанский полк ВДВ. Сам город солдаты практически не видели — занимались боевой учебой на базе для подготовки разведывательно-диверсионных отрядов. Десантников готовили к заброске в Чечню.
       Помимо стрельб и прыжков с парашютом Алексей выполнял обычные для рядового обязанности: ходил в наряд, дневалил по роте, стоял в карауле.
       Пост Алексею доверили ответственный: «Будешь охранять склад с оружием и боеприпасами», — инструктировали на разводе. Но охранять оружие, так ни разу его и не увидев, было для десантников делом немыслимым.
       Зайти на склад довольно просто, особенно если сам его охраняешь. Открыв небольшую железную дверь, Алексей с приятелем проникли в помещение. Но вместо ожидаемого оружия увидели интерьер, живо напоминающий закоулок продовольственного склада. На полу лежало несколько штабелей обычных пятидесятикилограммовых дерюжных мешков, украшенных фабричным ярлычком с надписью «Сахар».
       Разочарование было горьким. Но и уходить с пустыми руками не хотелось, поэтому воины-десантники штык-ножом проделали дырку в одном из мешков и отсыпали в пластиковый пакет немного казенного сахара.
       Чай с халявным сахаром оказался неожиданно противным и совершенно несладким. А вдруг селитра какая-нибудь? Перепуганные бойцы отнесли злополучный кулек командиру взвода. Тот, вспомнив занятия по подрывному делу и заподозрив неладное, решил проверить добытые подчиненными «сладости» у специалиста-подрывника. Вердикт сапера был категоричным: представленное на проверку вещество является гексогеном.
       Начальство на сообщение о солдатской находке отреагировало весьма оперативно. В часть нагрянула бригада чинов ФСБ. Делом о краже кулька гексогена занимались приезжие чекисты из Москвы и Тулы (?). По словам десантников, полковых особистов к расследованию не допустили.
       Виновников ЧП освободили от повседневных обязанностей и начали тягать на регулярные допросы. Ругали вовсе не за то, что вскрыли склад, а за «раскрытие государственной тайны»:
       — Вы даже не догадываетесь, ребята, в какое серьезное дело влезли...
       Сослуживцы советовали ребятам приготовиться провести долгие годы за решеткой. По крайней мере дисбат был гарантирован.
       Однако худшие опасения не оправдались. После длительных засекреченных разбирательств дело было замято. Прибывшие из столицы сотрудники ФСБ настоятельно посоветовали виновникам происшествия навсегда забыть о складе «спецсахара». А чтобы совет запомнился, весь караул вместе с командиром отправили восстанавливать российскую законность в ходе антитеррористической операции в Чечне. Там как раз к этому времени наступили довольно жаркие дни.
       Рассказ десантника многое объясняет, но вызывает и множество дополнительных вопросов, выходящих за рамки рязанских событий.
       Первый вопрос мы уже задали: зачем? Зачем на базе по подготовке разведывательно-диверсионных отрядов хранился гексоген, расфасованный в мешки из-под сахара?
       По словам специалистов-саперов, взрывчатку так и в таких количествах не упаковывают ни для перевозки, ни для хранения — слишком опасно. Ведь чтобы разнести небольшое строение, вполне достаточно полкило... Дерюжные мешки тоже не имеют никакого отношения к технике безопасности при хранении взрывчатых веществ.
       Зато для террористических актов подобная расфасовка идеальна. Количество взрывчатки вполне соответствует цели, а стандартные мешки не вызовут подозрений у случайных свидетелей перевозки, разгрузки и закладки.
       (Напомним, что в цокольном этаже дома в Рязани, где было найдено три очень похожих мешка, располагался продовольственный магазин. Кто заподозрит диверсантов в обычных грузчиках, разгружающих мешки с сахаром?)
       Действительно, очень трудно поверить в такое невероятное совпадение: в подвале рязанского жилого дома обнаружены мешки из-под сахара, начиненные гексогеном, и в это же время подобные же мешки лежат на складе базы по подготовке разведывательно-диверсионных отрядов в тридцати километрах от Рязани. А что если найденный «имитационный заряд» до учений хранился именно там?..
       Чтобы предположить обратное, должны быть получены веские основания и четкие объяснения, которых мы, собственно говоря, и ждем от наших спецслужб.
       Но дело не только в этом совпадении. Интересно и другое: а зачем такое количество мешков из-под сахара, набитых гексогеном, хранилось на военной базе? Еще где-то предполагались учения? Или уже были проведены?
       Ведь лежали эти мешки, судя по всему, на складе еще до приезда на учения подмосковных десантников. Больная фантазия тут же рисует версию: выбор места «очередных учений» именно в Рязани объясняется просто. После московских взрывов перевозить что-либо подобное не удастся — бдительность автоинспекторов достигла небывалых прежде высот. Проверяются все грузовики, и утаить несколько мешков с гексогеном практически невозможно. Недавнее задержание на въезде в Петербург машины с грузом взрывчатки — лучшее тому подтверждение. Гораздо удобнее устроить провокацию прямо близ места хранения взрывчатки.
       Еще меньше теперь приходится сомневаться и в содержимом «мешков с сахаром», найденных в рязанском подвале. Судя по всему, приборы рязанских саперов действительно не врали: «имитационный заряд» был изготовлен из самого настоящего гексогена с добавлением сахара в качестве флегматизатора, как это и положено. Потому-то и не оглашены результаты экспертизы.
       Из-за этого Центр общественных связей ФСБ не комментирует судьбу возбужденного в Рязани по факту обнаружения взрывчатки уголовного дела.
       Спрашивать чекистов, куда делись мешки с гексогеном после проведенных «учений», бесполезно. Все равно не скажут. Эти мешки могут быть просто выброшены на свалку, как был кем-то выброшен обнаруженный в лесу под Тамбовом гексоген, расфасованный в мешки, как и содержимое склада на рязанской разведывательно-диверсионной базе.
       Официальные же лица ФСБ, чтобы доказать свою версию происшедшего, оперируют только заверениями, не предав гласности ни одного факта, не ответив ни на один из вопросов и аргументированно не опровергнув ни одной версии.
       Почему?
       
       P.S.
       Недавно в СМИ промелькнула информация, что враждебные России силы готовят новую серию террористических актов в российских городах. Не значит ли это, что именно сейчас где-нибудь в российской глубинке ни о чем не подозревающий солдат охраняет очередной склад с «имитационными» мешками сахара-рафинада?

       

www.novayagazeta.ru

Что было в Рязани: сахар или гексоген?

Расследование «Новой газеты» ставит под сомнение версию «учебной тревоги» Начало материала на первой странице номера. В тот вечер, 23 сентября, Алексей Картофельников, один из жильцов дома по улице Новоселов, заметил возле своего подъезда...


Расследование «Новой газеты» ставит под сомнение версию «учебной тревоги»

   Начало материала на первой странице номера.
   
       В тот вечер, 23 сентября, Алексей Картофельников, один из жильцов дома по улице Новоселов, заметил возле своего подъезда подозрительные «Жигули» с номерами, заклеенными бумагой. Несколько мужчин перегружали из легковушки в подвал дома какие-то мешки. Вызванный Картофельниковым наряд милиции обнаружил в подвале мешки и прикрепленный к ним часовой механизм.
       Жильцы были эвакуированы, а взрывное устройство обезврежено саперами инженерно-технического отделения милиции общественной безопасности Рязани. Экспресс-анализ, проведенный с помощью газового анализатора специалистами-взрывотехниками Рязанского УВД, показал наличие в обнаруженном веществе паров гексагена. Найденная взрывчатка была немедленно отправлена в Москву, а местное руководство ФСБ отрапортовало об успешном предотвращении трагедии.
       Радость сотрудников ФСБ Рязани по поводу победы над терроризмом продолжалась недолго. Через два дня руководство ФСБ России заявило, что на самом деле в Рязани проводились организованные этой спецслужбой учения по проверке боеготовности местных силовых структур и бдительности граждан. Мешки, обнаруженные в доме по улице Новоселов, оказывается, содержали обычный сахар-рафинад, а показания приборов, зафиксировавших пары гексагена, — не более чем ошибка экспертов. В некоторых комментариях руководство ФСБ упоминало о недостаточной квалификации рязанских саперов и ненадлежащем уходе за приборами.
       По результатам учений подготовка рязанских спецслужб к предотвращению терактов была оценена как восьмидесятипроцентная, а наиболее отличившиеся участники награждены денежными премиями и ценными подарками.
       Всё?
       
       Приказ — молчать?
       Сегодня провинциальная Рязань по количеству иностранных журналистов на душу населения скоро сравняется с Москвой. Номера «люкс» местных гостиниц занимают корреспонденты «Балтимор сан» и «Лос-Анжелес таймс», а репортеры «Индепендент» и «Фигаро» в компании со съемочной бригадой CBS осаждают местную милицию и ФСБ.
       Спецслужбы Рязани держат глухую оборону. Сотрудники ФСБ вздрагивают от слова «интервью». Распоряжением из Москвы всякие контакты с прессой запрещены. Пресс-служба УФСБ Рязанской области получила указания не комментировать события прошлой осени. Более того, подобное же распоряжение получили рязанские милиционеры и сотрудники МЧС. Распоряжение выполняется — на все журналистские запросы глава пресс-службы ФСБ Рязани Юрий Блудов отвечает категорично: «Без комментариев».
       Тогда труд откомментировать возьмем на себя мы. Потому что как-то уж слишком не складываются имеющиеся в наличии факты в оптимистичную официальную картину.
       
       Учения?
       Итак. 23 сентября в Рязани были проведены учения. Тогда почему же в таком замешательстве было центральное руководство ФСБ? Напомним, только через два дня была высказана официальная версия.
       Далее. Ни одни учения в нашей стране (разве что первые ядерные испытания) никогда не были окружены такой завесой секретности. И тем не менее вся информация по проводившимся учениям закрыта, даже та, которую закрывать бессмысленно.
       Например, материалы уголовного дела, возбужденного местными чекистами по факту обнаружения взрывчатых веществ.
       Просто так открыть дело следователь УФСБ Рязани не мог. Для этого нужны веские основания — например, результаты экспертизы. Для закрытия дела тоже нужны веские основания. Московское руководство ФСБ заявило, что дело закрыто, представители Рязанского УФСБ подтверждать это отказались.
       Но основной вопрос, как представляется, скрыт не в юридических тонкостях, а в данных экспертизы: сахар или гексаген?
       На самом деле вероятен третий вариант: и сахар, и гексаген, поскольку продукт питания в этом случае играет роль необходимой добавки (флегматизатор) для изготовления взрывчатки. Так было и в Москве.
       
       Что было в мешках?
       Как известно, во время их обнаружения газовый анализатор специалистов-взрывников Рязанского УВД показал наличие паров гексагена. Начальник инженерно-технического отделения отдела милиции общественной безопасности Юрий Ткаченко, лично производивший обезвреживание, в исправности прибора полностью уверен. А доказательств того, что в мешках содержался сахар, опубликовано не было.
       Могла ли произойти ошибка? Да. В нескольких случаях. Устаревшая техника и методика. Но отделение специалистов-взрывотехников — подразделение уникальное не только для Рязани, но и для всех близлежащих областей. Такого нет ни в УФСБ, ни в МЧС. Мало того что здесь работают исключительно саперы-профессионалы (тринадцать человек), накопившие огромный опыт работы. Кроме того, все они не раз проходили курсы повышения квалификации на базе НТЦ «Взрывиспытание» в Москве, а каждые два года сдавали экзамены.
       О технике. Техника в Рязани, как ни странно, — мирового уровня. Один только газовый анализатор для обнаружения паров взрывчатых веществ (тот самый) стоит около 20 тысяч долларов. В своих людях начальник инженерно-технического отделения милиции общественной безопасности Рязани Юрий Ткаченко уверен. Уверен он и в технике. Иначе просто и быть не может — от исправности приборов зависит их жизнь.
       Ошибка могла произойти в том случае, если за техникой был ненадлежащий уход и газовый анализатор «сохранил» следы прежнего исследования.

       Газовый анализатор — не клизма, его не промывают, а для профилактики осуществляют комплекс плановых мероприятий. Поэтому «следы» остаться ну никак не могли. Не могли еще и потому, что никто из местных спецов уже и не помнит, когда в последний раз (кроме 23 сентября) они исследовали пары гексагена. Это — редкий случай в практике любой лаборатории.
       Далее. Почему учения так и не были доведены до конца? Почему рязанским специалистам не дали возможности провести полное исследование содержимого мешков, а груз был срочно отправлен в Москву сотрудниками центрального аппарата ФСБ? Отправлен, удивительное дело, в Экспертно-криминалистический центр МВД. Зачем, если и так было ясно, что в Рязани нашли залежи сахара? Пытались успеть к утреннему чаепитию? Или все-таки не были уверены?
       Экспертиза взрывчатых веществ — дело сложное. Чтобы написать комплексное заключение, необходимо провести минимум пять тестов, а это — время. Но еще до окончания исследования руководство ФСБ объявило, что найденное вещество — безобидный сахар с добавлением гексагена «для запаха». Проверить результаты экспертизы невозможно — работа московских криминалистов засекречена. Наш вывод: рязанцы не ошиблись. Техника и люди сработали профессионально. В «учебных» мешках был гексаген.
       
       Зачем боевой взрыватель?
       Второй «вещдок» — взрыватель. По свидетельству обезвредивших найденный заряд специалистов, прикрепленный к мешкам детонатор муляжом не являлся и был изготовлен на вполне профессиональном уровне (см. фото).
       Непонятно тогда: а для чего муляж взрывного устройства снаряжать боевым взрывателем?
       Еще. Если в учениях использовалась настоящая взрывчатка, то насколько это было безопасно для жителей дома? Для транспортировки по трассам, улицам в обычных «Жигулях»?
       Много вопросов вызывают и выбор места для учений, и форма их проведения. Свидетельствует прапорщик милиции Андрей Чернышев, первым вошедший в заминированный подвал:
       — Около десяти поступил сигнал от дежурного: в доме на улице Новоселов, 14/16, видели выходящих из подвала подозрительных людей. Возле дома нас встретила девушка, которая и рассказала о человеке, вышедшем из подвала и уехавшем на машине с заклеенными номерами.
       Одного милиционера я оставил у подъезда, а с другим спустился в подвал. Подвал в этом доме глубокий и полностью залит водой. Единственное сухое место — маленький закуточек, такой каменный чулан. Посветили фонариком — а там несколько мешков из-под сахара, сложенных штабелем. Верхний мешок надрезан, и виднеется какое-то электронное устройство: провода, обмотанные изолентой, часы... Конечно, с нами сразу шок небольшой был. Выбежали из подвала, я остался охранять вход, а ребята пошли жителей эвакуировать.
       Минут через пятнадцать подошло подкрепление, приехало начальство из УВД. Мешки со взрывчаткой доставали сотрудники МЧС в присутствии представителей ФСБ. Конечно, после того как наши взрывотехники их обезвредили.
       Никто не сомневался, что ситуация была боевая. У меня до сих пор сохранилась уверенность, что это были не учения. И выбор дома для теракта характерен: он на виду и место людное.
       
       Почему именно дом 14/16?
       К первому этажу дома 14/16 по улице Новоселов пристроен круглосуточный магазин, торгующий продуктами питания. По меньшей мере странно рассчитывать, что жильцы заподозрят в терроризме людей, разгружающих мешки из-под сахара вблизи люка склада круглосуточного гастронома. К тому же поблизости есть несколько жилых домов, по всем показателям более подходящих для проведения учений. Да и окраина — не центр города.
       Зато для теракта дом по улице Новоселов подходит как нельзя лучше. Особенно если цель взрыва — максимальное количество жертв.
       Площадь на окраине Рязани, прозванная в народе Старый круг. Улица Новоселов. На небольшой возвышенности — одноподъездная желтая башня, двенадцатиэтажка из силикатного кирпича, по проекту похожая на разрушенный ранее дом на Каширке. В случае взрыва у жильцов шансов на выживание не оставалось. Пострадали бы и посетители расположенного на первом этаже магазина. По словам одного из жильцов дома, строителя по специальности, соседний дом также взрыва бы не выдержал. Просто съехал бы по склону, словно по ледяной горке. Грунт в этом месте слабый, песчаный.
       Выбор подготовленного к взрыву дома — такой же, как в столице: малопрестижная окраина, типовой дом, населенный простыми людьми — рабочими простаивающих заводов и безденежными инженерами. (Кстати, казалось бы, террористам выгоднее запугать российскую элиту. Ан нет. Престижные дома почему-то не взрывают — общественный резонанс будет не тот. Народ не испугается.) Сходны и масштабы подготовленного в Рязани взрыва: чем дальше от центра Москвы, тем больше разрушений. Манеж — минимальное количество, Гурьянова — половина дома, Каширка — дом целиком, в Волгодонске пострадал целый микрорайон. Трагедия в Рязани могла затмить все случившееся ранее.
       
       Если что-то взорвали — теракт. Разминировали — учения
       И последнее. Очень странным кажется поведение высоких чинов ФСБ. В Волгодонск такой синклит не выезжал, в Москве высокие чины с жильцами не разговаривали.
       Свидетельствует жительница злополучного дома Марина Витальевна Северина:
       — Приходили к нам из ФСБ — несколько человек во главе с полковником. Извинялись. Говорили, что сами ничего не знали.
       Кроме извинений, чины из ФСБ просили еще об одном: уговаривали пострадавших от игр спецслужб не подавать в суд.
       А Алексей Картофельников, самый бдительный жилец дома по улице Новоселов, кому, быть может, соседи обязаны своими жизнями, теперь знает:
       — Если что-то взорвали — значит теракт. Если разминировали — учения...
       
       На все вопросы жителей Рязани и журналистов просто обязано ответить руководство ФСБ и страны. Хотя бы для того, чтобы развеять сомнения. В этом прежде всего должны быть заинтересованы сами спецслужбы государства.
       Защитить официальную версию могут только ее авторы. Это нетрудно — достаточно опубликовать, например, приказ о проведении учений в Рязани и внятно объяснить: чья идея, под чьим руководством проводилась операция и по какому сценарию. Назвать исполнителей — тех самых загадочных террористов, которые разгружали мешки из «Жигулей» с заклеенными номерами. Дать им возможность рассказать о своем «подвиге разведчика», пусть и спиной к телекамере. Предать гласности приказ об окончании учений и их результатах. Допустить журналистов к экспертам в Москве и Рязани, снять гриф секретности, который позволит давать интервью непосредственным участникам событий. Показать вещдоки: мешки, вещество, в них содержавшееся, и взрыватель, объяснив, что к чему.
       И тогда им, быть может, поверят.
       А пока мы, придерживаясь официальной версии, просим Генеральную прокуратуру объяснить: насколько такие учения законны? Особенно если выяснится, что использованная для проверки бдительности рязанцев взрывчатка была настоящей...
       
       P.S.
        Комментарий специалиста
       Чтобы хоть сколько-нибудь рассеять туман вокруг «рязанских учений», мы обратились к армейскому специалисту в чине полковника с просьбой прокомментировать ситуацию. Проводятся ли учения с применением реальных взрывчатых веществ, существуют ли инструкции и постановления, которые регламентируют подобную активность?
       — Мощные взрывные устройства не используют даже в учениях с боевой стрельбой. Обходятся взрыв-пакетами. Если же нужно проверить умение находить и обезвреживать взрывное устройство, к примеру, мину, используют макеты, в которых нет ни взрывателя, ни тротила.
       Занятия по подрывному делу, конечно, включают реальный подрыв достаточно сильных взрывных устройств (специалисты должны уметь их уничтожать). Но не более двух-трех для обучения группы в 20—30 человек. Они имеют ясное представление о том, что взрывают. И, разумеется, проводятся такие учения локально, без посторонних. Присутствуют исключительно подготовленные люди. О вовлечении гражданского населения и речи не идет.
       Все это строго регламентировано. Есть наставления по инженерному обеспечению, наставления по разминированию, соответствующие инструкции и приказы. Безусловно, для армии и спецслужб они сходные...
      
      
Павел Волошин

www.novayagazeta.ru

Рязанский сахар Путина

• Хроника путинского вранья про Боинг
• Как Путин врёт про Боинг
• Путин и «Сургутнефтегаз»
• Зятёк Путина
• ОПГ «Озеро»
• Как Путин мыл деньги в Лихтенштейне
• Ленинградские дружки Путина
• Подвиги Володи Путина

1.Учения.

22 сентября 1999 г. произошел т.н. «инцидент в Рязани», когда группа террористов была застукана за закладкой гексогена в жилой дом по ул. Новоселов, 14/16.

Три мешка, верхний надрезан и таймер на 5:30 утра.


Вполне достаточно, чтобы большинство жителей утром уже не проснулись…

Но им повезло. Благодаря бдительности вот этого человека, Алексея Картофельникова, одного из жильцов дома


Были замечены три подозрительных личности, которые вечером таскали какие-то мешки в подвал.

На месте их поймать не удалось, но мешки нашли. Жителей в считанные минуты, буквально в нижнем белье, выгнали из квартир. Ночь они провели в соседнем кинотеатре. Одна из женщин, Алла Савина, билась в истерике: в квартире у неё осталась парализованная мать. Её не пускали. «Дом заминирован!».


На следующий день, 23.09.1999 г., пресс-центр МВД РФ сообщил, что экспресс-анализ вещества в мешках показал присутствие гексогена. Это был шок. Только что в Москве (8 и 13 сентября) гексоген-тротиловой смесью были подорваны еще два дома, так же ночью, более 200 чел. погибло.

Новость тут же прогремела на всю страну. Областное УВД и ФСБ стояли на ушах и через пару дней вычислили местонахождение подозреваемых (те жили на съемной квартире в Рязани). И тут… головная контора ФСБ на Лубянке выступила с заявлением: это был не теракт, а учения, не гексоген – а сахар, а подозреваемые – сотрудники ФСБ. Они «проверяли бдительность» в стране. С тех пор выражение «рязанский сахар» стало крылатым.

2.Маленькая победоносная война.

А началась эта история еще за полтора месяца до того. Летним днем 9 августа 1999 г. (примерно в 12-40 по Москве) президент Ельцин выступил с неожиданным телеобращением:


В нем он сообщил дорогим россиянам, что, наконец, выбрал себе преемника. Им стал малоизвестный чекист В.В.Путин, который до того трудился у Ельцина директором ФСБ. «Я в нём уверен», — заявил Ельцин и назначил Путина премьер-министром. До выборов президента оставалось 7 месяцев. Преемник должен был проявить себя, завоевать рейтинг и популярность.

Но как? – Страна переживала тяжелый экономический кризис, связанный с падением цен на нефть в 1998 г. Сам Ельцин, некогда народный любимец, к концу своего правления был непопулярен и полностью себя дискредитировал. Его рекомендация Путину была скорее негативным фактором.

На чем за 7 месяцев раскрутить никому неизвестного человека, который был призван гарантировать Ельцину спокойную жизнь на пенсии? – Рецепт еще в 1904 году озвучил царский министр МВД Вячеслав фон Плеве: маленькая победоносная война. Правда, тогда речь шла о войне с Японией, которая оказалось не маленькой, и не победоносной. Но теперь противник был выбран другой: Чечня.

За 2 дня до назначения Путина (7 августа 1999 г.) обострилась обстановка в Дагестане. Из Чечни туда вторглись около 400 боевиков Басаева и Хаттаба, которые захватили 5 сел в удаленном Ботлихском районе в горах.


10 августа 1999 г., на следующий день после назначения Путина, «Исламская шура Дагестана» распространила Декларацию о восстановлении Исламского Государства Дагестан. Путин в ответ заявил, что им «подготовлен комплекс мер по поддержанию порядка и дисциплины в Дагестане».

На самом деле «шура» и боевики по факту заняли лишь несколько приграничных сел. Даже со всеми имеющимися у них силами (около 2 тыс. чел.) Басаев и Хаттаб никаких шансов захватить Дагестан и одержать военную победу не имели. Но все-таки начали вторжение. Очень кстати. Путин получил возможность показать себя «полководцем» и новым Ермоловым – усмирителем Кавказа.


С момента начала боевых действий в Дагестане Путин не слезал с телевизора, педалируя тему «борьбы с терроризмом».
Никакого реального обсуждения личности кандидата в президенты, кого ж там Ельцин выбрал себе в преемники, его биографии, программы – НЕ было. Только война и кадры боевых действий.
Тут следует понимать, что боевые действия в Дагестане в августе-сентябре 1999 г. еще не были второй чеченской войной. Это была локальная оборонительная операция, которая затянулась на месяц только из-за сложного рельефа. Чтоб отбить три из пяти захваченных сел в Ботлихском р-не (Ансалта, Рахата и Шодрода) надо было сначала взять высоту «Ослиное ухо» между ними — лысую гору высотой 500 м от подножия. Одно это заняло 2 недели.

Однако для избрания Путина «Ослиного уха» было мало. Нужно было что-то покрупнее. Проблема была в том, что в то время, после неудачной первой войны в Чечне, общественное мнение в России вовсе не желало еще раз воевать с чеченцами. Они фактически отделились в 1996 г. и российский обыватель большой ностальгии по ним не испытывал. Отделились – туда и дорога.

Кроме того, по опыту 1994-96 гг. все понимали, что Чечня – это серьезная война, кровь, зверства, а воевать придется призывникам. А значит, молодой парень, которого отец с матерью растили 18 лет, может закончить свою молодую жизнь так:


А то и вот так.

С военной точки зрения никакой необходимости начинать вторую чеченскую войну именно осенью 1999 г. не было. К 15 сентября 1999 г. боевиков вышибли из Дагестана, а дальше Россия вполне могла поступить с Чечней как Израиль с сектором Газа: блокировать, не заходя внутрь.

Но тогда Путина не выбрали бы президентом. Не было бы моста Кадырова. Ротенберг и Тимченко не вошли в списки «Форбс». Сечин не купил бы яхту за 150 млн. долл., а Ролдугин не скопил миллиарды «на инструменты». Уголовно-чекистская ОПГ из Питера не переехала бы в Кремль.

Поэтому для оправдания войны нужен был шок, встряска. Басаев должен был постучать в каждый дом. А Путин — выступить спасителем. Нужно было нагнать страх и ненависть к чеченцам, чтобы народ согласился с войной. И с Путиным как преемником Ельцина.


И тогда неожиданно в России стали взрываться дома. Обычные многоквартирные дома, где жили простые люди. Взрывали по ночам, во сне, с сотнями трупов, жуткими картинами разрушений и страданий. Впервые на всю страну прозвучало слово «гексоген», которое раньше было известно только спецам.

Впрочем, с приходом Путина россияне узнали не только про гексоген. Но и про полоний, мельдоний, кооператив «Озеро» и даже про Гельземиум изящный. Такой цветок, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке. Его попили некоторые свидетели по делу Магнитского, а в 2016 г. – пара чиновников российского антидопингового агентства, которые вместе с ФСБ бодяжили мочу на Олимпиаде в Сочи.

Но вернемся в 1999 г. Взрывы домов начались 4 сентября, менее чем через месяц после назначения Путина преемником. Сначала — на Кавказе.

4 сентября 1999 г. в Буйнакске (Дагестан) поздно вечером грузовик с тремя тоннами самодельной взрывчатки (смесь алюминиевой пудры с селитрой) взорвался у пятиэтажки, где жили семьи военнослужащих. 64 погибших. Пострадали всего 37 домов в радиусе 2 кварталов.


8 сентября 1999 г. в полночь в Москве взлетел на воздух целый подъезд в «пролетарском» районе Печатники, на ул. Гурьянова. 106 убитых, 690 раненых. На месте взрыва были обнаружены следы гексогена и тротила. Дом был панельный, поэтому погибли не все, кого-то просто завалило плитами и их потом смогли извлечь оттуда.
Из статьи «Комсомольской правде» 10.09.1999 г., репортаж с места событий:

«Оставьте меня. Там моя дочь. И я ее раскопаю. Если она умрет, то зачем я здесь, зачем меня вытащили», — отбивается от спасателей простоволосая женщина в ночной рубашке. Срывая ногти в кровь, она пытается сдвинуть обломок железобетонной плиты»


Газета «Коммерсант», номер за тот же день 10.09.1999:

«Женщина, которая согласилась поговорить, приклеивала скотчем бирки на трупы. «Московская городская прокуратура»,— было написано на них. Пять изуродованных и обгоревших тел лежали рядом на носилках и на траве.
— Да помогите же кто-нибудь! — сказала судмедэксперт.— Подержите ногу, чтобы не оторвалась, пока я прикреплю бирку.
— Беременная она была,— говорит другой судмедэксперт, наклонившись над телом.— Думаю, месяцев шесть-семь».

13 сентября 1999 г., новый взрыв. На сей раз дом на Каширском шоссе. Снова тротил с гексогеном. Этот дом 6 корпус 3 по Каширскому шоссе был кирпичный, что не оставило жильцам никаких шансов. Все превратилось в груду щебня.


Газета «Московский комсомолец», номер от 15.09.1999 г. Статья «На войне как на войне»:«Теперь, когда стала ясна схема организации взрывов, на пути террористов выставлены все возможные барьеры и преграды: проверены все подвалы… Граждане круглосуточно дежурят по подъездам, а наиболее нервные уезжают из городских квартир за город — на дачу или к родственникам. Дети и старики пусть пока там и живут, а взрослые могут ездить на работу в Москву. Лишний час-другой в дороге, но зато можно засыпать по вечерам без страха.

Наши источники из правоохранительных органов предполагают, что теперь они будут закладывать бомбы не в помещения, а в автомобили, припаркованные поблизости от строений. В «газель», к примеру, может войти примерно те же двести килограммов гексогена, так что эффект от такого взрыва будет не менее страшным».


«Московский комсомолец» и его «источники из правоохранительных органов» как в воду глядели. Ждать пришлось всего один день…

16 сентября 1999 г. Волгодонск. В 5:57 утра взорвался припаркованный автомобиль у девятиэтажного дома № 35 по Октябрьскому шоссе. Сценарий был аналогичен Буйнакску — грузовик с несколькими тоннами кустарной взрывчатки, сделанной из алюминиевой пудры и селитры. 19 убитых (в том числе двое детей), 89 раненых.


Газета «Коммерсант» от 17 сентября 1999 г. Интервью с Мариной Божьевой, жительницей дома №5 по ул. Гурьянова (была очевидцем взрыва 8.09.1999):

«Теперь я уверена: расстрелять их надо, этих чеченцев. Звери они, понимаете, звери. И, видимо, не зря Сталин хотел их всех уничтожить. Я видела все эти последствия. И не могу представить, что испытали те, у которых погибли там близкие».


14 сентября 1999 российская авиация наносит первый бомбовый удар по Чечне. 24 сентября на пресс-конференции в Астане Путин произносит своё «мочить в сортире». 30 сентября сухопутные войска РФ пересекают границу Чечни. Начинается вторая чеченская война.

Но в промежутке между началом войны и взрывами домов была Рязань, 22 сентября 1999 г. И после неё взрывы домов резко прекратились. Почему-то.

3. Подопытные кролики.

Официальная версия ФСБ об «учениях» в Рязани с целью проверки бдительности не выдерживает критики. На то есть, как минимум, пять причин:

Во-первых, мероприятия такого рода, а это по сути учения по гражданской обороне в жилом секторе, требуют наличия утвержденного плана, который согласуются с местными властями. План своих «учений» ФСБ предоставить отказалась наотрез (в том числе через суд). Местные власти в Рязани явно не были в курсе «учений» и расценивали все происходящее именно как попытку теракта.

ГУВД Рязани сообщило об обнаружении мешков со взрывчаткой, была дана ориентировка по фотороботам. Была обнаружена машина террористов, которая числилась в угоне. Позднее 24.09.1999 губернатор Любимов подтвердил, что ничего не знал про учения, а мэр Рязани Маматов заявил, что «из нас сделали подопытных кроликов». И наконец, 24 сентября сам начальник рязанского УФСБ генерал-майор Сергеев заявил в интервью местной телестудии «Ока», что и он ничего не знал об «учениях».

Утро 23.09.1999 у входа в подъезд дома по ул. Новоселов,14/16. Учения в разгаре.


Во-вторых, после обнаружения мешков в подвале дома в Рязани официальная пропаганда 2 дня трубила о предотвращении теракта. Днем 23 сентября «Вести» на РТР сообщали:

«Взрывотехники муниципальной милиции, провели предварительный анализ и подтвердили наличие гексогена. Сейчас содержимое мешков отправлено в московскую лабораторию ФСБ для получения точного заключения».


Вечером федеральные телеканалы передали заявление Путина:

«Что касается событий в Рязани. Я не думаю, что это какой-то прокол. Если эти мешки, в которых оказалась взрывчатка, были замечены — это значит, что все-таки плюс хотя бы есть в том, что население реагирует правильно на события, которые сегодня происходят в стране. Воспользуюсь вашим вопросом для того, чтобы поблагодарить население страны за это. Мы в неоплаченном долгу перед людьми и за то, что не уберегли, кто погиб, и благодарны им за ту реакцию, которую мы наблюдаем. А эта реакция очень правильная. Никакой паники, никакого снисхождения бандитам. Это настрой на борьбу с ними до конца. До победы».


Странное заявление. Выходит дело, и Путин про учения ФСБ не знал. И он говорит, что в мешках «оказалась взрывчатка». При этом он «не думает, что это прокол». Чей прокол он имеет в виду?

Путин в Астане 24.09.1999. Переводчик тщетно пытается перевести «мочить в сортире» на английский (в субтитрах: «если мы поймаем их в туалете, там они и умрут»):


В-третьих, версия с «учениями» появилась только 24 сентября в середине дня, когда местонахождение подозреваемых в Рязани было установлено и встал вопрос о задержании (по другим данным двоих уже задержали). Врать больше возможности не было.

Еще утром 24 сентября министр МВД Рушайло, выступая на совещании по борьбе с организованной преступностью, похвастался: «Есть положительные сдвиги. Об этом, в частности, свидетельствует вчерашнее предотвращение взрыва жилого дома в Рязани» . И поздравил коллег.

Но буквально через полчаса последовало заявление Патрушева, главы ФСБ: это были учения.


В-четвертых, Жигули-семёрка, на которых учебные террористы подкатили к дому, оказалась в угоне. Это на самом деле — главный прокол ФСБ в Рязани. Если это учения — зачем угонять машину? Или у них были учения по угону автомобилей тоже? Ведь учения правоохранительных органов не могут сопровождаться реальными преступлениями, в т.ч. кражей чужого имущества.

Пикет «Яблока» в Москве в 2014 г. Черный юмор 15 лет спустя…


И в-пятых, еще немного про тот самый гексоген. 24 марта 2000 г. в эфире НТВ вышла программа о рязанских событиях с участием жильцов дома и сотрудников ФСБ. Алексей Картофельников (тот самый жилец, который проявил бдительность и вызвал милицию) описывал содержимое мешков как «желтоватый порошок» в виде порезанной (сеченной) «вермишели». С сахаром вермишель перепутать невозможно, согласитесь.

Вскоре после обнаружения мешков, МВД России сообщило, что экспресс-анализ показал наличие паров гексогена. Анализ проводили взрывотехники инженерно-технологического отдела рязанского УВД Юрий Ткаченко с коллегами. Было возбуждено уголовное дело по ст.205 (терроризм).

Желтоватая «вермишель» — так выглядит чешуированный тротил (он бывает плавленный, а бывает виде порошка).


А гексоген это мелкие прозрачные кристаллы, действительно напоминающие сахар.
Картофельников описывает содержимое мешков как желтоватую «вермишель», экспресс-анализ показал присутствие еще и паров гексогена, что говорит о гексоген-тротиловой смеси в мешках. Как раз такая смесь использовалась при взрывах домов в Москве.

Неудивительно поэтому, что рязанское ФСБ возбудило дело по 205-й статье о попытке теракта. Однако какие же это учения, если реальное уголовное дело? Глава рязанского ФСБ генерал Сергеев позднее в эфире НТВ выкручивался, что он, мол, вынужден был это сделать, так там «якобы гексоген», а надо было перепроверить и т.д.

Генерал Сергеев в эфире НТВ.


Генерал Сергеев, конечно, попал в трудную ситуацию. Возбудил дело по статье «Терроризм», а террористами оказались его коллеги-чекисты. Вот ведь как бывает.

С целью как-то ответить на вопросы по гексогену 22 марта 2000 г. ФСБ провела специальную информационную акцию. Бывшие командиры отрядов «Вымпел» и «Альфа» Герасимов и Зайцев рассказали на пресс-конференции, что в учениях принимала «спецгруппа» с участием бойцов «Вымпела». Как заявил Зайцев:

«…Злополучный сахарный песок, впоследствии названный некоторыми СМИ гексогеном, был куплен спецгруппой на местном базаре. И посему никак не мог быть взрывчаткой. Просто эксперты нарушили элементарные правила и воспользовались грязными приборами, на которых были остатки взрывчатых веществ от предыдущей экспертизы. За подобную халатность эксперты уже получили по заслугам…»


Увы, никаких доказательств, что перед инцидентом 22.09.1999 Юрий Ткаченко и коллеги где-то еще работали с гексогеном, представлено не было. Да и «по заслугам» они не получали. В итоге от версии с неисправным прибором в ФСБ отказались. Через 2 года, в декабре 2001 г. Ткаченко заставили сделать заявление, что он вообще НЕ пользовался газоанализатором при экспресс-анализе. Т.е. пресс-службы МВД и телевидение (в т.ч. «Вести») просто пугали население рязанским гексогеном. Так интересней наблюдать за подопытными.

Юрий Ткаченко (справа).

4.Группа Гочияева

Одно из распространенных мнений по поводу инцидента в Рязани состоит в том, что случай, конечно, подозрительный, есть большие сомнения, что это были «учения», но вот реальные взрывы в Москве и Волгодонске – их же раскрыли? А там одни кавказцы и вахаббиты. И связаны с Чечней.

В 2004 г. действительно судом в Москве были приговорены к пожизненному два террориста — Деккушев и Крымшамхалов, которые были участниками группы, взрывавшей дома в сентябре 1999 г.


Однако Деккушев и Крымшамхалов взорвали дом в Волгодонске, в Москве они не были. Они назвали четырех сообщников, которые поехали взрывать Москву (Гочияев, Батчаев, Сайтаков, Абаев), но ни один из них не предстал перед судом. Гочияев скрылся за границей и его не нашли, остальные трое убиты в Чечне или при задержании.

Со слов Деккушева и Крымшамхалова в начале августа 1999 г. в арендованной «хозпостройке» в пос. Мирный Ставропольского края они изготовили кустарную взрывчатку. Смешали в бетономешалке 14 тонн (!) аммиачной селитры, алюминиевой пудры и сахара, рассовав их в 280 мешков. 10 тонн отправили в Москву на автопоезде «Мерседес», 4 тонны оставили для Волгодонска.

Откуда взялись гексоген и тротил, следы которых нашли в Москве при взрывах домов, и вообще те ли мешки там взрывались, осталось невыясненным.

Много вопросов осталось и по личности главного подозреваемого в московских терактах — Ачимеза Гочияева.


Тут и свидетельства Марка Блюменфельда – предпринимателя, который сдал террористам подвал на Гурьянова под склад. Как утверждал позднее Блюменфельд, опознать Гочияева по фотороботу ему настойчиво рекомендовали на допросе в ФСБ, а на самом деле он сдал помещение другому человеку.

Невыясненными остались и обстоятельства бегства Гочияева из Москвы после второго взрыва на Каширском ш. В Москве Гочияев жил у своей подружки Татьяны Королевой, которая была риэлтером, помогала ему снимать помещения. Её довольно быстро вычислили и в ночь на 13 сентября к ней нагрянули с обыском. Гочияева там уже не было. В ту ночь как раз взорвался дом на Каширке.

Странным образом Гочияев успел скрыться за считанные часы до возможного ареста, заложив напоследок взрывчатку под очередной дом. При этом дали уйти и Королевой. Её задержали, но наутро отпустили, и вскоре она скрылась в Чечне.

Подобных вопросов по группе Гочияева, на которую списали весь террор сентября 1999 г., довольно много. На этот счет уже скопилась целая литература, в том числе известная книга «ФСБ взрывает Россию» Александра Литвиненко, запрещенная к изданию и ввозу в РФ.


Однако кто бы не взрывал дома в сентябре 1999 г. — ФСБ, чеченцы или чеченцы совместно с ФСБ (что наиболее вероятно), свое дело эти взрывы сделали. Напуганный обыватель поддержал войну и выбрал Путина.

Больше того, этот испытанный прием – пиар на войне и терроре Путин использует еще раз, 15 лет спустя. В 2015 г., когда страна в результате его политики погрузится в глубокий экономический кризис, зарплата в России упадет до уровня Румынии, народу будет предложен пропагандистский коктейль в виде «войны с террористами» в Сирии.

Которая на деле выльется в дорогостоящее и никому не нужное вмешательство России в религиозную войну суннитов и шиитов на стороне последних. При том, что русские, как вы догадываетесь, не относятся ни к тем, ни к другим. Не особо нужные войны ради пиара (на крови) — это нормально для Путина.

5. Эпилог. О роли личности в истории.

Нередко в России появление Путина и его воровской диктатуры объясняют… ошибкой Ельцина. Не разгадал Борис Николаевич сущность чекиста Володи. Не знал про его прошлое. Вот просёк бы — ни за чтоб не назначил преемником. На самом деле это, мягко говоря, преувеличение роли личности в истории.


Ну воспользовался бы Владимир Спиридонович Путин в 1952 г. тем, что ему предлагают переслать? — И что Ельцин и его клан не искали бы преемника, который гарантировал бы им безопасность и сохранность капиталов? — Искали бы. И нашли бы, не того, так другого.

Режим Ельцина в 1990-е уже был достаточно авторитарным и коррумпированным, при нем уже были массовые фальсификации выборов (в 1996 г.), при нем в Петербурге (и не только) власть уже срослась с бандитами. Из одной такой региональной ОПГ и вышел Путин, который развил всю эту систему дальше, вывел на новый уровень. Это была логика процесса. Коррумпированный режим не может быть демократичным, он рано или поздно придет к диктатуре. Если его не остановит народ. А народ не остановил.

С другой стороны, Борису Николаевичу все-таки можно попенять. Из всех региональных ОПГ он выбрал одну из самых гнусных — питерскую уголовно-чекистскую клоаку, со дна которой зачерпнул Путина, воспитанника подворотни и советского КГБ. Еще бы Цапка преемником поставил…

Из воспоминаний Юрий Фельтишинского, друга Бориса Березовского:

«Как-то Борис сказал:

— Знаешь, мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом. Ты и не слышал о нем, небось. Путин. Знаешь, мне «наши» — Абрамович, Юмашев, Волошин — поручили с ним подружиться. Я попробовал — и не могу, мне с ним скучно. Не могу себя заставить. Вот Рома в этом смысле абсолютно незаменим…»


Мы, кажется, нашли человека, которого будем делать президентом… Долго искали, Борис Абрамович?
Да, и насчет «скучно». Совсем не скучно. И чем дальше, тем веселее.

blog.bnkomi.ru

Взрывы домов 1999 года. "Новая газета": Гексоген. ФСБ. Рязань. | Взрывы 1999

В деле о взрывах в России появляются новые доказательства причастности спецслужб к трагическим событиям

Оригинал материала – novgaz.ru. Опубликовано – 13 марта 2000.

Осенью 1999 года рядовой воздушно-десантных войск Алексей П. и его сослуживцы были командированы из Подмосковья в Рязань. Место назначения — 137-й Рязанский полк ВДВ. Сам город солдаты практически не видели — занимались боевой учебой на базе для подготовки разведывательно-диверсионных отрядов. Десантников готовили к заброске в Чечню.

Помимо стрельб и прыжков с парашютом Алексей выполнял обычные для рядового обязанности: ходил в наряд, дневалил по роте, стоял в карауле.

Пост Алексею доверили ответственный: «Будешь охранять склад с оружием и боеприпасами», — инструктировали на разводе. Но охранять оружие, так ни разу его и не увидев, было для десантников делом немыслимым.
Зайти на склад довольно просто, особенно если сам его охраняешь. Открыв небольшую железную дверь, Алексей с приятелем проникли в помещение. Но вместо ожидаемого оружия увидели интерьер, живо напоминающий закоулок продовольственного склада. На полу лежало несколько штабелей обычных пятидесятикилограммовых дерюжных мешков, украшенных фабричным ярлычком с надписью «Сахар».

Разочарование было горьким. Но и уходить с пустыми руками не хотелось, поэтому воины-десантники штык-ножом проделали дырку в одном из мешков и отсыпали в пластиковый пакет немного казенного сахара.

Чай с халявным сахаром оказался неожиданно противным и совершенно несладким. А вдруг селитра какая-нибудь? Перепуганные бойцы отнесли злополучный кулек командиру взвода. Тот, вспомнив занятия по подрывному делу и заподозрив неладное, решил проверить добытые подчиненными «сладости» у специалиста-подрывника. Вердикт сапера был категоричным: представленное на проверку вещество является гексогеном.
Начальство на сообщение о солдатской находке отреагировало весьма оперативно. В часть нагрянула бригада чинов ФСБ. Делом о краже кулька гексогена занимались приезжие чекисты из Москвы и Тулы (?). По словам десантников, полковых особистов к расследованию не допустили.

Виновников ЧП освободили от повседневных обязанностей и начали тягать на регулярные допросы. Ругали вовсе не за то, что вскрыли склад, а за «раскрытие государственной тайны»:
— Вы даже не догадываетесь, ребята, в какое серьезное дело влезли…
Сослуживцы советовали ребятам приготовиться провести долгие годы за решеткой. По крайней мере дисбат был гарантирован.

Однако худшие опасения не оправдались. После длительных засекреченных разбирательств дело было замято. Прибывшие из столицы сотрудники ФСБ настоятельно посоветовали виновникам происшествия навсегда забыть о складе «спецсахара». А чтобы совет запомнился, весь караул вместе с командиром отправили восстанавливать российскую законность в ходе антитеррористической операции в Чечне. Там как раз к этому времени наступили довольно жаркие дни.

Рассказ десантника многое объясняет, но вызывает и множество дополнительных вопросов, выходящих за рамки рязанских событий.

Первый вопрос мы уже задали: зачем? Зачем на базе по подготовке разведывательно-диверсионных отрядов хранился гексоген, расфасованный в мешки из-под сахара?
По словам специалистов-саперов, взрывчатку так и в таких количествах не упаковывают ни для перевозки, ни для хранения — слишком опасно. Ведь чтобы разнести небольшое строение, вполне достаточно полкило… Дерюжные мешки тоже не имеют никакого отношения к технике безопасности при хранении взрывчатых веществ.
Зато для террористических актов подобная расфасовка идеальна. Количество взрывчатки вполне соответствует цели, а стандартные мешки не вызовут подозрений у случайных свидетелей перевозки, разгрузки и закладки.

(Напомним, что в цокольном этаже дома в Рязани, где было найдено три очень похожих мешка, располагался продовольственный магазин. Кто заподозрит диверсантов в обычных грузчиках, разгружающих мешки с сахаром?)

Действительно, очень трудно поверить в такое невероятное совпадение: в подвале рязанского жилого дома обнаружены мешки из-под сахара, начиненные гексогеном, и в это же время подобные же мешки лежат на складе базы по подготовке разведывательно-диверсионных отрядов в тридцати километрах от Рязани. А что если найденный «имитационный заряд» до учений хранился именно там?..
Чтобы предположить обратное, должны быть получены веские основания и четкие объяснения, которых мы, собственно говоря, и ждем от наших спецслужб.
Но дело не только в этом совпадении. Интересно и другое: а зачем такое количество мешков из-под сахара, набитых гексогеном, хранилось на военной базе? Еще где-то предполагались учения? Или уже были проведены?

Ведь лежали эти мешки, судя по всему, на складе еще до приезда на учения подмосковных десантников. Больная фантазия тут же рисует версию: выбор места «очередных учений» именно в Рязани объясняется просто. После московских взрывов перевозить что-либо подобное не удастся — бдительность автоинспекторов достигла небывалых прежде высот. Проверяются все грузовики, и утаить несколько мешков с гексогеном практически невозможно. Недавнее задержание на въезде в Петербург машины с грузом взрывчатки — лучшее тому подтверждение. Гораздо удобнее устроить провокацию прямо близ места хранения взрывчатки.

Еще меньше теперь приходится сомневаться и в содержимом «мешков с сахаром», найденных в рязанском подвале. Судя по всему, приборы рязанских саперов действительно не врали: «имитационный заряд» был изготовлен из самого настоящего гексогена с добавлением сахара в качестве флегматизатора, как это и положено. Потому-то и не оглашены результаты экспертизы.
Из-за этого Центр общественных связей ФСБ не комментирует судьбу возбужденного в Рязани по факту обнаружения взрывчатки уголовного дела.

Спрашивать чекистов, куда делись мешки с гексогеном после проведенных «учений», бесполезно. Все равно не скажут. Эти мешки могут быть просто выброшены на свалку, как был кем-то выброшен обнаруженный в лесу под Тамбовом гексоген, расфасованный в мешки, как и содержимое склада на рязанской разведывательно-диверсионной базе.
Официальные же лица ФСБ, чтобы доказать свою версию происшедшего, оперируют только заверениями, не предав гласности ни одного факта, не ответив ни на один из вопросов и аргументированно не опровергнув ни одной версии.
Почему?

P.S.
Недавно в СМИ промелькнула информация, что враждебные России силы готовят новую серию террористических актов в российских городах. Не значит ли это, что именно сейчас где-нибудь в российской глубинке ни о чем не подозревающий солдат охраняет очередной склад с «имитационными» мешками сахара-рафинада?

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

Мой мир

pravdaoputine.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о